Pawet: Генеалогия Савицких (от о. Льва Савицкого)
Вярнуцца: Генеалогія

Генеалогия Савицких (от о. Льва Савицкого)


Аўтар: Андреев Иван,
Дадана: 24-07-2018,
Крыніца: pawet.net.



Савицкий Лев Иосифович (18.06.1841-02.02.1926)

Родился Лев Иосифович 18 июня 1841 г. в селе Споров Слонимского уезда Гродненской Губернии. Отцом его был священник Споровской церкви Иосиф Савич Савицкий, матерью - Иустина Романовна, урожденная Ерчисковская. Лев Иосифович получил достойное образование. Сначала он закончил Жировицкое духовное училище, а в 1863 г. стал выпускником Литовской духовной семинарии. 10 ноября 1863 г. был посвящен в сан иерея и назначен настоятелем Маломожейковской церкви. При этой церкви о. Лев Савицкий состоял на протяжении 62 лет. Значимый период своего служения протоирей Савицкий посвятил изучению истории храма.

(38KB) Лев Иосифович Савицкий и его супруга Степуржинская Стефанида Михайловна (06.01.1842-15.08.1914.

Его усилиями была отремонтирована церковь, открыта воскрестная школа (причем дом для нее построен на его личные сбережения), много сил и времени о.Лев Савицкий посвятил изучению истории храма. В 1873 году он печатает ряд статей в Литовских Епархиальных ведомостях.

В миру о.Лев увлекался бортничеством, держал большую пасеку. Имел 12 детей (7 сыновей и 5 дочерей). Все сыновья, кроме одного пошли по стопам отца и стали священниками.

Во время первой мировой войны он был вынужден уехать вместе с отступающей Российской армией. После этого в церкви был размещен сначала госпиталь, а затем лагерь для военнопленных.

Вернувшись в Мурованку в 1920 году о.Лев застал свой приход в удручающем состоянии. Не смотря на преклонный возраст он с новыми силами принялся за восстановление. Но новые власти (Польша) были не столь благосклонны к священнику, как раньше.

17 июля 1925 г. новогрудский воевода обращается к «православному архибискупу Теодосию с просьбой «перевести Леона Савицкого к другому деканату, находящемуся за пределами Новогрудского воеводства». В обращении ии сказано о недопустимом поведении ии Льва Савицкого, не признающего распоряжения польских властей о закрытии ии прихода и проводящего вредную для страны агитацию. Дело было закрыто в связи со смертью Льва Савицкого 3 февраля 1926 г.

(Информация: статья А. А. Коломийцев "ЛЕВ САВИЦКИЙ" (стр.239 сборника))

Умер о.Лев после продолжительной болезни. Не смотря на прошения прихожан его не разрешили хоронить рядом с церковью, поэтому его похоронили в 2 верстах в часовне при кладбище с.Мурованка. В газете "Сялянская Нива" №11от 31.02.1924 напечатан некролог.

Подробнее о жизни о.Льва Савицкого пишет белорусский писатель-краевед Лаўрэш Леанід (Лавреш Леонид) своей статье "Маламажэйкаўскі святар айцец Леў Савіцкі" (фактически это глава из его книги о Маломажайской (Мурованской) церкви).

Ниже некоторые выдержки о Льве Савицком из книги А.Чудакова «Ложится мгла на старые ступени». (возможно, некоторые факты в книге несколько искажены или вымышлены, но в основе все равно лежит история семьи Савицких):

«в Литве, в Шауляе, где когда-то было имение их отца»

«Ты б видел своего прадеда, отца Льва! Богатырь! («Богатыри - не вы!» - подумал Антон). Дед привёз меня в Мураванку, их именье, в сенокос. Отец Лев - на верху стога. Видел, как вершат стога? Один вверху, а снизу подают трое-четверо. Не успел, устал - завалят, навильники у всех приличные. Но отца Льва было не завалить - хоть полдюжины под стог ставь. Ещё и покрикивает: давай-давай!»

«Семья Саввиных (прим.псеводним Савицких в книге) эвакуировалась осенью четырнадцатого. Уехать предложили сами власти, давали вагоны, можно было взять вещи.

- Баба раздумывала: дети! Мы с Лёнтей родились потом, но и без нас уже было пятеро. Твой прадед, отец Лев, говорил: поезжайте. Я останусь. Священника не тронут. И действительно - и он, и имение остались в целости. Только по реквизиции взяли двух лошадей, да на постой определили офицера, который с отцом Львом говорил о Лютере, а попадье, твоей прабабке, давал кофе. Она за это играла ему на рояли и пела «Ach, meinlieberAugustin, Augustin…», ну, ты знаешь эту песенку.»

«Отец Лев умер в тридцатом году, в девяносто пять лет (из их рода, кроме расстрелянных, меньше девяноста никто не жил), имение - земля, сад, пасека, двухэтажный дом в шестнадцать комнат (твой дед говорил: вот попал на старости лет - в отцовском доме даже у кухарки и кучера было по комнате) продали, деньги разделили, и по согласию всех братьев деда большую часть выделили ему как самому детному. В валюте. Впервые в жизни всем купили по новому пальто.»

Источник: https://shkolazhizni.ru/culture/articles/66174/

В 1863 г. настоятелем Мурованки был назначен выпускник Литовской духовной семинарии Лев Савицкий, при котором было составлено описание церкви, напечатанное в «Литовских епархиальных ведомостях» за 1873 г. Благодаря стараниям Савицкого, в 1864 г. при церкви открылась церковно-приходская школа, а после пожара - училищный дом.

Дети Льва Иосифовича Савицкого:

Савицкий Владимир Львович (1866-1934)

«Когда дед умер, его младший брат, священник в Литве, в Шауляе, где когда-то было имение их отца, прислал на погребение крупную сумму. Почтальонку встретил Колька и никому ничего не сказал. Когда от о. Владимира пришло письмо, всё вскрылось, но Колька заявил, что деньги положил на окошко.»

Из книги А.Чудакова «Ложится мгла на старые ступени»

Похоронен на православном кладбище г.Вильно (Вильнюс)

«1934. Савицкий Владимир (отец автора сей брошюры) - в семейной ограде железной на высоком цоколе.»

Источник - книга св. Л. Савицкого "Православное кладбище гор. Вильно. К столетию кладбищенской церкви св. Ефросинии 1838-1938 гг.".

Савицкий Михаил Львович (1869-1937)

Родился в 1869 г., с. Мурованка Лидского уезда Виленской губ.; белорус; образование среднее; священник, Церковь в м.Старобин. Проживал: Минская обл., Старобинский р-н, м. Старобин.

(17KB) Савицкий Михаил Львович.

Арестован 6 августа 1937 г.

Приговорен: "тройка" 10 сентября 1937 г., обв.: 72 УК БССР - А/с агитация.

Приговор: ВМН, конфискация имущества Расстрелян 17 сентября 1937 г. Место захоронения - Слуцк. Реабилитирован 2 марта 1989 г. Прокуратура БССР

Источник: Белорусский "Мемориал"

Из книги Л. Морякова "Репрессированные православные священно- i царковнаслужыцелi Беларуси. 1917-1967 »известно, что сын Льва Савицкого, Михаил Львович, который родился в 1869 году в деревне Мурованка Лидского уезда Виленской губернии, по данным архива НКВД« белорус, из духовного сословия, среднее образование, священник церкви в м. Старобин ». Был арестован 6:08:37 г. и осужден 10:09:37 г. "тройкой" за антисоветскую агитацию по ст. 72 УК БССР к высшей мере. Расстрелян в Слуцкой тюрьме 17:09:37. г. Михаил Львович окончил Литовскую духовную семинарию и был рукоположен в иерея в 1894 году. С 1898 года был настоятелем Рождество-Богородицкой церкви села Полберег Новогрудского уезда. С 1906-го служил в Петро-Павловской церкви деревни Большие Жуховичи Новогрудского уезда. С февраля 1915-го настоятелем Николаевской церкви в городке Старобин Слуцкого уезда

Его сын Вадим Михайлович, так же был расстрелян в 1937 году:

8.09.1937 г. в Рязани был арестован внук Льва Савицкого - учитель Рязанской специальной школы № 15 Савицкий Вадим Михайлович (родился в 1903 году в деревне Полберег). 19.10.1937 г. осужден комиссией НКВД и прокуратуры СССР за «систематическую антисоветскую агитацию и контрреволюционную пропаганду среди населения» к высшей мере наказания. Расстрелян в Москве на полигоне НКВД «Объект Бутово" 21.10.1937 г. .

Информация: Моряков, Л. Репрессированные литераторы, ученые, работники просвещения, общественные i культурные деятели Беларуси. Репрессированные Учителя Т. IV. Кн II.

Савицкий Иосиф Львович (1871-1932)

Иосиф Львович, священник Молчадскай церкви Гродненской губернии

«незадолго до отъезда семьи в харьковской тюрьме умер младший брат деда, Иосиф, тоже священник (его предсмертное письмо, где он прощал своих мучителей, ибо не ведают, что творят, бабка часто перечитывала и всегда плакала)»

Из книги А.Чудакова «Ложится мгла на старые ступени»

«В числе прочего Антон собирался выполнить просьбу бабки, связанную с предсмертным письмом Иосифа Львовича, самого младшего из братьев Саввиных. Он, как и все они, кроме Антонова деда, был священник, посадили его в тридцать первом или втором году, «когда арестовывали всех священников». Вскоре он умер в харьковской тюрьме от дизентерии. Выдавая тело бабке, следователь передал ей и его письмо - «чего я делать бы не должен, но поражён силой духа вашего попа». Письмо баба иногда перечитывала и всегда плакала. Когда арестовали знакомого семьи студента Мирона за связи с бендеровцами, в доме в ожидании обыска вместе с фотографиями отца с Мироном у памятника Яну Собескому и отца с братом Василием, пребывающим на Колыме уже десятый год, сожгли и это письмо. Несмотря на перечитыванья, баба его содержание помнила плохо, о чём горевала. И просила Антона спросить у о. Павла - он должен помнить.

Павел Львович сказал, что письмо читал только два раза. Насколько он помнит, брат писал: просит о нём не печаловаться, ибо умирает за веру. Вера исчезнуть не может: её выгони в дверь, она влетит через окно. Но ему жаль, если истинная вера снова, как при первых христианах, уйдёт в катакомбы, - обратный путь будет долог и тяжёл, и сколько людей так и пройдут данный им Богом путь, так Бога и не познав. Только об этом он и сожалеет. Ещё запомнил Павел Львович: о. Иосиф писал, что у него нет злого чувства к его мучителям, ибо не ведают, что творят, и прощает их.

У бабки с о. Иосифом было связано настолько стойкое ощущенье несчастной судьбы, что когда после смерти деда она повредилась в уме, то говорила: «Потом Иосиф уехал из Вильны, но по дороге братья продали его в Египет».»

Из книги А.Чудакова «Ложится мгла на старые ступени»

Савицкий Александр Львович (06.01.1874-1950)

Родился в семье священника, где большинство членов семьи получили духовное образование. Но Александр Львович получил медицинское образование, 15 (34KB) Александр Львович Савицкий и его супруга Александра Сергеевна. ноября 1901 он окончил Императорский Юрьевский Университет по специальности "лекарь" (ныне Тартуский университет в Эстонии).

Александр Львович служил младшим врачом в 5-й Горждинской пограничной бригаде Отдельного Корпуса Пограничной Стражи в звании Титулярный советник (26.02.1902, звание соответствует современному капитан), коллежский асессор (26.02.1905, современный - майор), надворный советник ( ориентировочно 1912, современное - подполковник). (По данным "Памятная книжка Ковенской губернии". Ковна, 1914 год.)

5-я пограничная Горждинская бригада Отдельного Корпуса Пограничной Стражи располагалась в городке Россиены Ковенской губернии.

Подробнее об Отдельном Корпусе Пограничной Стражи можно почитать на сайте: http://okps.meller.su

С началом первой мировой А.Л.Савицкого перевели в военный госпиталь в Минск, а затем он переехал с семьей в Сергиев Посад, где служил земским врачем

Похоронен на Никольском кладбище в Сергиевом Посаде в 1950 году. (захоронение не сохранилось)

В книге А.П.Чудакова "Ложится мгла на старые ступени" скорее всего Александр Львович упоминается с ошибочными сведениями:

«и ещё один брат, священник в Звенигороде - все они были высокие, крепкие люди»

Из книги А.Чудакова «Ложится мгла на старые ступени»

Многие потомки Александра Львовича стали врачами.

Савицкий Леонид Львович (1878-1968)

«Дед, окончив Виленскую духовную семинарию, ожидал места. Приход можно было получить двумя путями: женитьбой на дочери священника или по его смерти. (14KB) Савицкий Леонид Львович. Первый вариант деда почему-то не устраивал, второго предстояло ожидать неопределённо долго; всё это время консистория, которую дед по-старинному именовал дикастерией, выплачивала кандидату содержание.»

Из книги А.Чудакова «Ложится мгла на старые ступени»

«Дед, когда сделал предложение бабе, был уже рукоположен, но та, напуганная событиями девятьсот пятого года, несмотря на полную политическую необразованность, каким-то древним инстинктом будущей многодетной матери почувствовала, что наступает эпоха революций, в которую священникам будет не слишком уютно, и поставила условием от сана отказаться. Дед досдал какие-то экзамены и был приравнен к окончившим учительскую семинарию.»

Из книги А.Чудакова «Ложится мгла на старые ступени»

«В тридцатые годы дед короткое время был директором совхоза на Украине. В совхозе был большой вИшневый сад - так он назывался в отличие от чеховского, ибо имел хозяйственное значение. Однажды бабка собирала в нём ягоду.

Вдруг перед ней появился человек - неведомо откуда, бабка клялась: по аллее он не подходил, - очень похожий на дедова брата Михаила, расстрелянного в Иркутске.

«Уезжайте отсюда и увозите мужа, - сказал он. - И немедленно. Немедленно!» Пока бабка опоминалась, он исчез так же внезапно и непонятно, как появился, - словно истаял в воздухе. У бабки время между решеньем и действием всегда было исчезающе мало; пришедший через час домой дед застал упаковку вещей уже в самом разгаре. Как позже узнала переехавшая в Екатеринослав дедова семья, в совхоз осенью стал поступать реквизированный у кулаков скот, сначала единичный, потом стадами. Совхозные запасы сена приели мгновенно. От бескормицы начался падёж. (В точности повторилось то, что уже было в тех же местах в девятнадцатом - двадцатом, только тогда экспроприированный скот был помещичий.) Директор, назначенный на дедово место, был арестован как вредитель и сгинул в недрах НКВД. История была с хорошим мистическим заквасом»

Из книги А.Чудакова «Ложится мгла на старые ступени»

"То ли эпоха была такая, то ли дед был таков, но он без малейшей робости брался за всё новые и новые дела. После духовной семинарии учительствовал; окончив экстерном сельхозинститут, стал преподавать в нём же практическую агрономию и пчеловодство; работал заведующим метеостанцией, преподавал литературу на курсах усовершенствования учителей."

Из книги А.Чудакова «Ложится мгла на старые ступени»

Похоронен на кладбище в г.Щукинск (Казахстан)

В книге А.П.Чудакова "Ложится мгла на старые ступени" Дед (Леонид Львович) по сути является главным героем.

Савицкий Павел Львович (12.06.1885-1973)

Родился в селе Маломожейков (Мурованка) Виленской губернии.

(42KB) Савицкий Павел Львович.

В 1902 году окончил 3 класса Виленской духовной семинарии, в 1912-1914 4-й и 5-й классы Холмской духовной семинарии.

В1903 году работает счетоводом службы сборов Забайкальской железной дороги

В 1904 - учитель приходской школы в селе Харим Иркутской губернии

1907-1912 - учитель приходской школы ст.Залесье Ишимляндского уезда Виленской губернии

В 1914 году призван рядовым по мобилизации и назначен в этапно-транспортный отдел штаба 1-й, а потом 5-й действующих армий на Германском фронте.

В марте 1917 окончил Александровское военное училище в Москве (ускоренный выпуск)

Служил в 152-ом пехотном полку в г.Белеба Уфимской губернии. Занимал командные должности: командир 2-й роты, полковой завхоз, председатель полкового суда.

В 1918 году демобилизован.

В 1918 году назначен делопроизводитлем и счетоводом завкома на Троицком снаряжательном заводе в Сергиевом Посаде.

В 1919 году назначен заведующим срциальным обеспечением завода от Александровского цеха.

В 1920 году назначен, по призыву в Красную армию, командиром отдела караульной роты на Троицком снаряжательном заводе. В этом же году отправлен на западный фронт и назначен командиром воинского транспорта. Назначен завхозом 2 отдела запасного транспорта западного фронта.

В 1921 году дмобилизован и назначен техником-конструктором в отдел Троицкого снаряжательного завода.

В 1923 году назначен начальником сторожевой команды завода, в 1925 стал помошником коменданта.

В 1928 году перешел на службу ВОХР при заводе №11 на должность старшины.

В 1930 году уволен по сокращению штатов.

В 1931-1933 работал инкасатором на Московской базе Сельхозснабжения.

В 1937 назначен на должность финансового агента на той же базе.

В 1939 году назначен агентом экспедиции с исполеннеим инкасаторских обязанностей и проработал там до 31.10.1943г, после чего был осфобожден от должности по ст.47. п.Д КЗОТ ("д) вследствие совершения нанявшимся уголовно-наказуемого деяния, непосредственно связанного с его работой и установленного вступившим в силу приговором суда, а также в случае пребывания нанявшегося под стражей более двух месяцев;")

В 1943 году особым совещением НКВД осужден к лишению свободы на 5 лет без поражения в правах по ст.58 п.10 ("Пропаганда или агитация, содержащие призыв к свержению, подрыву или ослаблению Советской власти или к совершению отдельных контрреволюционных преступлений"). По информации из книги А.П.Чудакова "Ложится мгла на старые ступени" причиной стала неосторожная фраза, о том, что если не будет открыт второй фронт, то фашистов мы не победим.

Указом от 27.03.1953 судимость снята.

Осенью 1948 года Павел Львович вернулся из лагеря в г.Горький. Вьезд в Москву был запрежен, и он был вынужден обратиться к своей племяннице Анастасии Александровне и ее мужу Евгению Алексеевичу Маланьиным. Не смотря на тесноту они с радостью приняли дядю. Павел Львоич прожил у них почти год. За это время Евгени Алексеевич устроил его на работу сторожем на Дорожную малярийную станцию, где сам работал начальником отдела.

04.11.1949 Павел Львович в возрасте 64 лет уволился со службы, с этого момента будет продолжаться его духовная миссия, начатая в молодости.

В октябре 1949 года Павел Львович определен Архиепископом Корнилием псаломщиком церкви села Селёма Арзамасского района Горьковской области. Селёма расположена в 30 км от г.Арзамаса. Здесь он устроился на постой в доме семьи Елисеевых, где познакомился с молодой верующей девушкой Екатериной.

В октябре 1950 года отец Павел стал священником в этой же церкви. Он служил в ней 3 года, до апреля 1953г.

В начале 1953 Архиепископ Корнилий переводит отца Павла в церковь села Красный бор Горьковской области, а в июне того же года в церковь г.Кулебаки.

Все прихожане церкви в с.Селёма были против перевода отца Павла в другую церковь. У А.Л.Шамшуры сохарнился оригинал обращения прихожан церкви с.Селёма к Архиепискому Корнилию с просьбой оставить отца Павла в церкви их села, всего 310 подписей, 12.04.1953).

В январе 1954 года отец Павел был определен Архиепископом Корнилием священником Кафедрального собра в г.Горьком (ныне Троицкая высоковская церковь).

Здесь он будет служить до 1972 года, до возраста 87 лет. Здесь же ему присовено звание протоирея.

После переезда в Горький отец Павел сначала снимает комнату в частном доме на улице Высоковский проезд, д.38 в непосредственной близости от церкви.

С 1958 по 1960 Павле Львович вступил и платил взносы за кооперативную квартиру на ул.Ижорская

Последние 13 лет своей жизни он прожил в достатке и покое в обществе преданной и верной Екатерины Михайловны Елисеевой (кому и оставил все свое недвижимое и денежное имущество).

Отец Павел, Павел Львович Савицкий с 1973 года покоится на церковном кладбище Высоковской церкви.

Савицкий Павел Львович. Священник Троицкой Церкви с.Селем Арзамасс.р-на. С 1885 г.р., окончил 3 класса НДС. С 1904-1914 гг. служил псаломщиком. Уроженец Виленской губ. В 1902 г. окончил 3 класса Виленской Духовной семин. С 1912-1914 гг. состоял вольным слушателем Холмской Духов. семинар. С 1914-1949 гг. служил в армии. Далее работал на разных предприятиях. С 1 окт.1949 г. назначен псаломщиком к Церкви с.Селем Чернухинского р-на. В 1946 г. Церковь была открыта для Богослужения. В 1944 г. был судим по ст.58-10 УК на 5 лет. Срок отбывал в лагерях Мордовск.АССР. С 1950 г. священник Троицкой Церкви с.Селем Арзамасс.р-на. В 1950 г.6 ноябр. посвящен в сан священника. Ф.570, оп.559,ед.хр.98 за 1916 г.,Ф.5899,оп.6,ед.хр.4 за 1950 г.,оп.3,ед.хр.7 за 1951 г.

источник: http://lyskovskaya-eparhya.ru/kliriki-s/

Из книги А.Чудакова «Ложится мгла на старые ступени»:

«младший брат, Павел, не дожидаясь неприятностей, бросил, воспользовавшись женитьбой, священство, переселился в Москву и работал фельдъегерем. Положение его, впрочем, было тоже сомнительно: жена была дочерью тверского вице-губернатора, расстрелянного по спискам в дни красного террора после покушения на Ленина.»

«Ещё нужно было навестить Павла Львовича, второго, кроме деда, из оставшихся в живых братьев Саввиных, Первого протоиерея Горьковского кафедрального собора.

Приходилось торопиться: был канун Великого поста, и в случае опоздания Антон рисковал лишиться разносолов, вполне сопоставимых с бабкиными, которые приготовляла экономка о. Павла.

Автобус до Горького - Нижнего, как называл его протоиерей, - шёл шесть часов. В окно Антон старался не смотреть, ибо сильно подозревал, что в голове застучит текст «Эти бедные селенья, эта нищая природа, край родной долготерпенья, край ты русского народа», на который, уступая в ритме, но не в энергии, будет наплывать другой, столь же недалеко лежащий: «Едва отъехали от города, как пошли писать чушь и дичь по обе стороны дороги». Кажется, обошлось, шоссе оказалось на удивленье хорошим, автобус покойным; Антон открыл том из собрания проповедей Бандакова, взятый у деда ещё полгода назад, но так и не прочтённый. В портфеле лежала ещё одна старая богословская книга, которую он, наоборот, прочёл, но собирался просить увезти обратно - по внутренней стороне переплёта размахнулась дедова надпись: «Не читать. Атеистическое мировоззрение». Книги с подобными, сделанными для себя инскриптами перекочёвывали к Антону, их набралось уже с полдюжины, среди них было одно-два известных философских имени.Бандаков оказался замечательным проповедником, прекрасным стилистом и, видимо, оратором; но поражало другое: не было, кажется, ни одного крупного события тех лет, на которое не откликнулся бы этот провинциальный священник.

Из окон дома деда доносились звуки фортепиано и его приятный баритон (у всех Саввиных были хорошие голоса); пел он «Серенаду» Шуберта. Антон остановился послушать одну из своих любимейших вещей; кроме того, он надеялся узнать наконец до конца слова - и Кемпель-младший, и Атист Крышевич помнили их до того места, где речь идёт о трелях соловья. Но место было какое-то роковое: пропев «HorstdieNachtigallenschlagen», дед дальше стал лишь играть сопровождение.

Экономка, полная свежая дама в платочке, проводила в зало. Увидев гостя, дед захлопнул крышку рояля, закрестился: «Ох, грех, светское, грех, грех…» В прошлый приезд Антона он играл Шопена.

На другой день с утра гуляли над Волгой, Павел Львович вспоминал о Нижегородской ярмарке, где он восемьдесят лет назад побывал мальчиком; как отец

водил его по всем церквам, от чего он чуть не падал; но зато из двадцати сортов пряников он попробовал не меньше половины: красные клюквенные и фиолетовые черничные, миндальные и облепиховые, пьяные и тульские, а уж фигурные… Бабка, не так давно у деда гостившая, рассказывала о его популярности - за смелые проповеди, но главным образом за то, что когда в церквах при крещении ребёнка ввели паспортную регистрацию родителей, о. Павел никогда не отказывался крестить на дому и делал это бесплатно.

Бабка не преувеличила - деду многие кланялись, одна дама подошла под благословение.

- Дядя Павел, - говорила мама, - не одобрял, что мы, внуки отца Льва, в церковь ходили только в детстве (взрослой ходила одна Тамара), что его брат не дал своим детям религиозного воспитания. Но отец считал: это повредит нам в советской жизни. Сам он не говорил, что окончил духовную семинарию, а дядя Павел не скрывал и в анкетах писал: служил священником в такие-то годы. Может, при его посадке и это сыграло свою роль.

В числе прочего Антон собирался выполнить просьбу бабки, связанную с предсмертным письмом Иосифа Львовича, самого младшего из братьев Саввиных. Он, как и все они, кроме Антонова деда, был священник, посадили его в тридцать первом или втором году, «когда арестовывали всех священников». Вскоре он умер в харьковской тюрьме от дизентерии. Выдавая тело бабке, следователь передал ей и его письмо - «чего я делать бы не должен, но поражён силой духа вашего попа». Письмо баба иногда перечитывала и всегда плакала. Когда арестовали знакомого семьи студента Мирона за связи с бендеровцами, в доме в ожидании обыска вместе с фотографиями отца с Мироном у памятника Яну Собескому и отца с братом Василием, пребывающим на Колыме уже десятый год, сожгли и это письмо. Несмотря на перечитыванья, баба его содержание помнила плохо, о чём горевала. И просила Антона спросить у о. Павла - он должен помнить.

Павел Львович сказал, что письмо читал только два раза. Насколько он помнит, брат писал: просит о нём не печаловаться, ибо умирает за веру. Вера исчезнуть не может: её выгони в дверь, она влетит через окно. Но ему жаль, если истинная вера снова, как при первых христианах, уйдёт в катакомбы, - обратный путь будет долог и тяжёл, и сколько людей так и пройдут данный им Богом путь, так Бога и не познав. Только об этом он и сожалеет. Ещё запомнил Павел Львович: о. Иосиф писал, что у него нет злого чувства к его мучителям, ибо не ведают, что творят, и прощает их.

У бабки с о. Иосифом было связано настолько стойкое ощущенье несчастной судьбы, что когда после смерти деда она повредилась в уме, то говорила: «Потом Иосиф уехал из Вильны, но по дороге братья продали его в Египет».

Поговорили об Антоновом деде.

- Леонид в молодости был самый взрачный из нас, братьев.

- И самый сильный?

- Нет. Михаил, Иосиф были посильнее.

- Да куда уж?..

- Нет предела мощи человеческой, Господом дарованной…

Когда, дожидаясь обеда, они спорили о Бердяеве (дед почему-то считал, что философ кончил ортодоксальным христианством), раздались звуки клаксона и в зало вошёл архиерейский служка с ведром, обвязанным по жерловине белоснежной тряпицею: владыка посылал отцу Павлу в последний день масленицы, когда уже нельзя есть мяса, карасей из своего пруда. Ведро прислал тот самый архиерей, коему двоюродный дед был обязан восстановлением своей духовной карьеры.

Священство дед оставил давно. Сначала он служил фельдъегерем. Работа хорошо оплачивалась, но была опасной: кроме документов фельдъегери перевозили деньги.

Только за последние три года его работы по стране их погибло более семидесяти. Жена уговаривала бросить, но он только смеялся: «А как же я буду супругу кормить? На гроши, что платят в канцеляриях? Она у меня губернаторская дочь!» Или: «Даже артист Штраух служил фельдъегерем и возил пакеты к Ленину. Вот и я вожу к Бухарину!» Но в тридцать шестом он вдруг уволился, говоря: противно, что эта служба подчиняется НКВД. И перешёл в Минфин на должность инкассатора, жену уверял, что это совсем не опасно: ездит он в общественном транспорте, деньги возит в потрёпанном парусиновом портфейле, никто и предположить не может, какие в нём суммы. И опять смеялся: «Мне даже револьвер не выдали. А уж они знают, что опасно, а что нет».

В начале войны Павел Львович сказал в присутствии двух сослуживцев: если американцы не откроют второй фронт, нам хана. Донесли - с разницей в один день - оба. За пораженческие настроения ему дали десять лет.

- Поразительно! - говорил отец Антона. - В это же самое время его брат в Чебачинске твердил то же самое и в тех же выражениях. Что значит гены!

- А когда открыли второй фронт, - спрашивал Антон Павла Львовича, - вас не собирались - по логике вещей - выпустить?

Дед улыбался и разводил руками. Его не отпустили и после выступления Рузвельта, когда духовные лица были освобождены из лагерей почти подчистую, - поскольку он, хотя и имел сан, сел как лицо светское. Свою десятку он отсидел от звонка до звонка, в Потьме, несколько лет на лесоповале. Когда бабка, несмотря на просьбы молчать, про это рассказывала, никто не верил, что такое можно выдержать; чебачинские слушатели в этом понимали.

После освобождения он получил минус десять; из городов, не входящих в десятку, ближайшим к Москве оказался Горький. Но на работу там нигде не брали, удалось устроиться только в области в деревенскую церковь псаломщиком и по совместительству церковным сторожем. Жена, приехав к нему и прожив в его сторожке четыре дня, переехать из Москвы отказалась.

Года через два в деревню привезли хоронить горьковского архиерея, завещавшего предать его земле на родине. Похороны полагались по архиерейскому чину. Но как раз в это время запил местный дьякон. Новый архиерей, приехавший отслужить заупокойную литургию, был в отчаянии. Павел Львович, обратясь к владыке, сказал, что может дьякона заменить, ибо окончил духовную семинарию.

- Документы, конечно, не сохранились, - устало сказал архиерей.

- Отчего ж, - возразил дед и показал документы, которые в свой единственный визит привезла жена.

- Так вы - выпускник Виленской семинарии! - взволновался архиерей. - Я тоже её окончил - разумеется значительно позже. Но из старых наставников ещё кое-кто не оставался за штатом. Отец Афанасий - он нам читал риторику.

- Мой крестный отец.

- Духовный воскормитель мой, - сказал архиерей.

Прощаясь, архиерей пообещал однокашника не оставить. Через два месяца дед уже служил - сначала дьяконом в какой-то церкви на окраине Горького, и, постепенно передвигаясь к центру, возвысился до Первого протоиерея кафедрального собора.

Мощная фигура, красивая седина, глубокий баритон, необычные проповеди - народ валил в собор валом.

Не всё сходило гладко. Проповедь пришёл послушать какой-то чин по делам религий. Тема была - слова Апостола Павла: «Будьте тверды в вере». На другой день деда вызвали в обком. Кроме вчерашнего чина присутствовал секретарь по пропаганде, до перехода на партийную работу читавший лекции о несообразностях и ошибках в Библии.

Он заявил, что дед подрывает в городе антирелигиозную пропаганду. Дед ответил так:

- Но вы же призываете свою паству быть верными учению марксизма-ленинизма. Вот и я призываю свою. Не вашу.

Партийцы наши не нашлись, что ответить; рассказывал дед, весь лучась от удовольствия от такой своей находчивости.

Кусочек одной из проповедей о. Павла Антон слышал - о душе, приобщившейся Святого Духа. Таковая душа становится вся осиянна светом, и в ней не остаётся ни одного уголка, не исполненного духовных очей, ничего сумеречного, она сама оказывается светом и духом.»

Из книги А.Чудакова «Ложится мгла на старые ступени»

«Да, и о. Павел, протоиерей Горьковского кафедрального собора, и другой брат деда, что священствовал в Вильнюсе, и ещё один брат, священник в Звенигороде - все они были высокие, крепкие люди. О. Павел отсидел десятку в мордовских лагерях, работал там на лесоповале, а и сейчас, в девяносто лет, был здоров и бодр. «Поповская кость!» - говорил отец Антона, садясь покурить, когда дед продолжал не торопясь и как- то даже незвучно разваливать колуном берёзовые колоды.»

Из книги А.Чудакова «Ложится мгла на старые ступени»

В 2017 году в церкви д.Селема Арзамасского района Нижегородской области, где когда-то служил Павел Львович Савицкий был крещен прапрапраправнук Льва Иосифовича Савицкого Глеб. До сих пор жители села помнят и любят о.Павла

Савицкий Георгий Львович

Информация о Георгии Львовиче содержится только в книге А.П. Чудакова и может быть ошибочной или художественным вымыслом т.к. не в полной мере "стыкуется" с информацией, сохранившейся в семье (по нашим данным в семье Льва Иосифовича было 11, а не 12 детей)

«судьба третьего, полкового священника в армии Врангеля, была неизвестна (последние сведения о нём исходили от случайно встреченного дедом в Екатеринославе вольноопределяющегося Норова: о.Георгий осенял крестным знамением роты, входящие в воды Сиваша);»

Из книги А.Чудакова «Ложится мгла на старые ступени»

Морозова (Савицкая) Надежда Львовна (1873-08.02.1954)

(13KB) Морозова (Савицкая) Надежда Львовна.

Надежда Львовна Морозова (Савицкая) вышла замуж за священника Николая Морозова (, священник Дукштанскай церкви Ковенской губернии). Имела трех сыновей (все священники) и дочь. Умерла 8.02.1954, похоронена в ограде Дывинского Причестенного храма, Брестской обл.

Билёва (Савицкая) Зинаида Львовна (1876-01.02.1930)

(22KB) Билёва (Савицкая) Зинаида Львовна.

Вышла замуж за протоирея о. Аристарха Билева, священника Кабыльникавскай церкви Свенцянского уезда. Имела четверых детей

Савицкая Дарья Львовна (1865-?)

Мужем одной из дочерей о.Льва был о. Николай Фалевич, священник Таврогенскай церкви Ковенской губернии. Дарья Львовна или Стефанила Львовна - нет данных

Савицкая Стефанида Львовна (1867-?)

Мужем одной из дочерей о.Льва был о. Николай Фалевич, священник Таврогенскай церкви Ковенской губернии. Дарья Львовна или Стефанила Львовна - нет данных

Внуки Льва Иосифовича Савицкого

Савицкий Лев Владимирович (1902-13.03.1978)

(13KB) Савицкий Лев Владимирович.

Протоиерей Лев Савицкий (Савицкий Лев Владимирович ) (1902 - 1978)

Родился в 1902 г. в г. Вильно (ныне Вильнюс) в семье служащего. В межвоенный период проживал в Польше. В 1923 году окончил Виленскую духовную семинарию со званием студента, был рукоположен во диакона, а затем - во пресвитера. (1923) Служил в Вильно (тогда в составе Польши). В течение 26 лет был сначала вторым священником, а затем - настоятелем Свято-Евфросиниевского кладбищенского храма в Вильнюсе. Составил опись захоронений на местном кладбище, а также описание могильных памятников и крестов. В конце 1930-х гг. упомянут как протоиерей. В 1939 г. совместно с другими представителями виленского духовенства был принят в юрисдикцию Московского Патриархата. Во время Второй мировой войны, рискуя жизнью, составлял списки людей, которых фашисты расстреливали и хоронили у ограды его кладбища, и совершал их отпевание. С 1949 года до выхода за штат в январе 1978 года был настоятелем Виленского кафедрального собора. В 1963 г. окончил составление рукописи «Летопись церковной жизни Литовской епархии». Скончался 12 марта 1978 г. в Вильнюсе. Похоронен на Св.-Евфросиниевском кладбище г. Вильнюса.

Источник: http://zarubezhje.narod.ru/rs/S_858.htm

Протоиерей С а в и ц к и й Лев Владимирович- 11-й настоятель Пречистенского собора. Студент Литовской духовной семинарии. Родился в 1902 г. в Вильне. Рукоположен в 1923 г. и с тех пор без перерыва священствует в родном городе до дня составления настоящей летописи, вот уже 42 года.

(19KB) Савицкий Владимир Владимирович.

25 лет был администратором кладбищенской Свято-Евфросиньевской церкви, в том числе 15 лет в объединённом Новосветском приходе. 12 лет при Польше был заштатным законоучителем городских училищ в Вильне. В соборе настоятельствует с 1949 г.

Имеет награды, включая два наперсных креста с украшениями и орден Святого Благоверного князя Владимира 3-й степени (1968).

(Примечание 1973 года: в день полувекового служения в сане священника награждён Патриаршей Грамотой)

13 марта 1978 года автор сей летописи- настоятель Виленского Пречистенского собора митр. протоиерей Л е в С а в и ц к и й, находившийся на покое всего лишь год с лишним, неожиданно, после операции, скончался на 76-м году жизни.

Отпевание совершил правящий епископ ГЕРМАН со множеством духовенства епархии, а также прибывшего из Белоруссии, друзья и сослуживцы покойного.

Храм Пречистенского собора, где служил последние годы отец Лев, заполнили его виленские почитатели. В это время Вильнюс посетил предшественник владыки ГЕРМАНА, приехавший в отпуск из Дамаска епископ АНАТОЛИЙ. Он также не обошёл вниманием своего бывшего сослуживца и отслужил у гроба панихиду.

В день похорон о. Льва множество верующих отправилось к месту упокоения многолетнего скромного хозяина Евфросиньевского кладбища. Ведь по окончании Виленской духовной семинарии и рукрположения во иерея в 1923 г. о. Лев до 1949 г. служил администратором кладбища и настоятелем храма на кладбище. Здесь он знал каждую могилку, хранил списки погребённых, заботился о них. За то и виленчане воздали ему усердной молитвой.

Похоронен о. Лев вблизи Евфросиньевского храма, рядом со своими родными

Источник: «Летопись церковной жизни Литовской епархии»

(17KB) Морозовы Иосиф Николаевич, Антоний Николаевич,  Валентин Николаевич.

Библиография:

Савицкий Лев, свящ. Православное кладбище гор. Вильно: К столетию кладбищенской церкви св. Евфросинии: 1838-1938 гг. - Вильно, 1938. - 54 с.

Савицкий Лев, Летопись церковной жизни Литовской епархии, (машинопись, 1971 г., 117 л.).

Савицкий Владимир Владимирович (?-1961)

1922 - дьякон. 1923 - свщенник, рукоположен в г. Лиде Архиепископом Елеворарием Литовским и Виленским. Умер в 1961 году

Морозовы Иосиф Николаевич, Антоний Николаевич, Валентин Николаевич

Слева направо: Антоний, Иосиф, Валентин (внуки Льва Иосифовича Савицкого)

Валентин - настоятель Жлобинского молитвенного дома


Состаивил: прапраправнук Льва Иосифовича Савицкого Иван Андреев. ivanko-nn@mail.ru, тел.+79616311488

 
Top
[Home] [Library] [Maps] [Collections] [Memoirs] [Genealogy] [Ziemia lidzka] [Наша Cлова] [Лідскі летапісец]
Web-master: Leon
© Pawet 1999-2009
PaWetCMS® by NOX