Вярнуцца: Артыкулы

Вавренюк И. Демографические процессы еврейского населения Полесского воеводства (1921-1939)


Аўтар: Вавренюк Ирина,
Дадана: 17-02-2012,
Крыніца: Тирош - труды по иудаике. Вып. 11. М., 2011. C. 135-149.



История белорусских земель неразрывно связана с историей проживавшего здесь с XII-XIV вв. еврейского населения1, так как, во-первых, оно составляло значительную часть жителей этой территории, во-вторых, потому что, несомненно, оказывало значительное влияние на экономическую, политическую, социальную и культурную жизнь.
Характеристика национально-демографических процессов Полесского воеводства в 1921-1939 гг. показывает, что:
- размещение еврейского населения сохранило традиционные черты расселения евреев в «черте оседлости»;
- концентрация еврейского населения в городах и местечках Полесья создавала необходимые условия для экономического развития Полесского воеводства;
- этническое многообразие региона оказывало определённое влияние на его социально-экономическую структуру, сложившуюся исторически.
Изучение демографических процессов еврейского населения Полесского воеводства требует всестороннего анализа и характеристики данных по численности и размещению евреев на территории городов, воеводства, государства. Основными источниками в освещении этих вопросов являются статистические данные Государственного архива Брестской области. Источниками для данной работы также послужили данные переписей 1921 и 1931 гг., проводимых во II Речи Посполитой.
Среди научных работ, содержащих данные по исследуемой теме, можно отметить труды Томашевского2, Васютинского3, Розенблата Е. и Еленской И.4, Дмитрук Е.5, Шепетюка В.6, Бешановой Ю.7, Суворова А. 8и др.
В целом, специфика историографии по данной теме заключается: во-первых, малой изученности данной темы; вовторых, в попытках рассмотреть вопросы демографии иудейского населения как составной части какой- либо работы, не учитывая уникальности среды, традиций и прочих важных факторов; в-третьих, в противоречивости данных.
Польская конституция официально гарантировала полную свободу всем гражданам государства без различия их национальности и вероисповедания. Однако в реальной жизни отношение к ним со стороны властей было отнюдь не одинаковым. Одни представители национального меньшинства (евреи, немцы, литовцы) ими признавались, другие, к примеру, украинцы назывались русинами, при выдаче же документов белорусам графа «национальность» вообще не заполнялась9. Ещё в 1919 году II Речь Посполитая определила свою политику в отношении «восточных кресов» - политику полонизации, а в последствии и проводила её, ущемляя права и интересы населения, предусмотренные Конституцией 1921 года. Исключение было сделано только для еврейского меньшинства ввиду того, что: - во-первых, Польша не располагалась по соседству с еврейским государством, которого впрочем, и не было в то время, поэтому евреи не могли стать той силой, которая помогла бы в отторжении какой-либо территории польского государства; - во-вторых, еврейское население было разбросано по всей территории Польши; - в-третьих, у еврейских организаций не было амбиций по поводу создания политического организма и, что ещё немаловажно, не все они стремились к автономии органов самоуправления; - в-четвёртых, еврейские организации участвовали в борьбе за независимость Польши, а также декларировали абсолютную лояльность к власти.
Иными словами, правящие круги Польши не видели угрозы государственным интересам в существовании еврейского национального меньшинства на этих территориях. Этим и объясняется, что, нарушая гарантированные Конституцией интересы и права русского, белорусского и украинского населения, исключение было сделано только для еврейского меньшинства: оно получило право на самоуправление10. Польская власть признавала огромное влияние сионистов на жизнь польского общества. Как было записано в отчёте ДОК IX за 1928 год «без воли евреев польское общество не может получить деньги, евреи держат в руках польскую торговлю, но нужно помнить, что эти самые евреи в 1920 году притормозили провоз оружия и амуниции со стран Запада в Польшу»11.
Еврейский народ, проживающий в Западной Беларуси, польские власти делили на две условные группы: в первую входили евреи, проживавшие на белорусских территориях с дедов-прадедов, во вторую - эмигранты из России. Первая группа отличалась лояльным отношением к польской власти, вторая новую власть не признавала вообще12. Соответственно различным было и отношение властей к этим двум группам. Национально-религиозный состав населения города Бреста-над-Бугом, центра Полесского воеводства в 1921-1939 гг., был довольно пёстрым. Но первое место по численности занимали евреи. Если в 1910 г. в Бресте евреи составляли 54% населения13, в 1919 г. - 72,3% 14, в 1921 г. 52,9%15, в 1924 г. около 57,55% 16, в 1931 г. - 44% 17.
По переписи 1921 г. во II Речи Посполитой 10,5% всего населения составляли евреи (2,8 млн. человек)18, в Западной Беларуси всего проживало 3 372 134 человека19, на территории Полесского воеводства - 110 639 человек (12,6% )20. Иудейское население в государстве имело тенденцию к росту. По переписи 1931 года количество еврейского населения в Польше составило уже 3,1 миллионов человек 21, что составляло примерно 11,4% от общего числа населения22. В Полесском воеводстве в этом году проживало 113 988 евреев23, а в Бресте - над- Бугом - 21 44024. В десяти городах и местечках этого региона евреи составляли от 50 до 75% жителей, а в четырёх - более 75%25. В 1936 году в Бресте - над - Бугом насчитывалось уже около 41,3% евреев (21 518 человек)26. Иудеи проживали, в большинстве своём, в городах и местечках. Наибольшее количество евреев в 1924 г. проживало в 4 поветах Полесского воеводства: Брестском (16,9%), Пинском (14%), Кобринском (14%), Столинском (11,3%). Количество евреев в сельской местности Полесского воеводства к 1931г. изменилось незначительно27. То есть, для значительной части городских поселений Полесского воеводства применим термин штетл.
Общий коэффициент прироста населения в Полесском воеводстве за 1923-1926 гг. составил 33,8%, коэффициент прироста еврейского населения - 9,1%, Коэффициент прироста евреев к общему коэффициенту прироста составил 3,4%, а процент еврейского населения в воеводстве -12,6%28. Общие данные за 1927 г. указывают на небольшое повышение по сравнению с 1923-1926 гг. коэффициентов рождаемости (увеличился на 1,4%), смертности (на 1,2%) и естественного прироста (на 0,2%) для еврейского населения Полесского воеводства29. Это объясняется сохранением традиций в иудейских общинах, большим количеством детей в семьях, довольно хорошим уровнем жизни и здравоохранения. Таким образом, еврейское национальное меньшинство не являлось в прямом смысле слова меньшинством Полесском воеводстве. Плюс ко всему необходимо отметить, что переписи 1921, 1931 годов не лишены существенных недостатков и даже фальсификации по отношению к еврейскому национальному меньшинству.
Язык еврейского населения, как и вероисповедание, трудноопределимы в силу неточностей и фальсификации переписей 1921 и 1931 гг. Можно однозначно утверждать, что в 1931г. идиш и иврит являлся родным для 112 945 человек в воеводстве. Совсем мало лиц еврейской национальности (935 человек) в качестве родного языка указали польский30 (возможно под нажимом польских властей). В тоже время иудеями себя назвало 44% населения Полесского воеводства31. Еврейское население Полесского региона по социальному составу представляло собой сложный конгломерат разных сословных групп. Около 2-4% составляли зажиточные евреи, 10-15% евреев относили себя к бедным, остальные считались «золотой серединой»32. Но, под воздействием экономических кризисов в среде евреев наметилась пауперизация.
Экономика восточных воеводств Речи Посполитой в межвоенный период оказалась в тяжёлом положении, что в известной мере явилось следствием их исторического прошлого. Ещё в дооктябрьский период весь уклад жизни западнобелорусских земель носил печать глубокой отсталости. Экономика, особенно сельское хозяйство, была опутана густой сетью пережитков феодализма. Доминирующее положение занимало натуральное хозяйство, затрудняющее капиталистическое развитие края. Царское самодержавие сделало немало, чтобы затормозить экономический и социальный прогресс белорусских губерний. В системе развивавшегося общероссийского капитализма Беларусь была низведена до положения региона сбыта промышленных товаров, поставщика сырья и дешёвой рабочей силы для промышленных центров страны. Подобная политика, притом в её худшем варианте, была продолжена новыми правителями края - правящими кругами буржуазной Польши. Значительное влияние на состояние хозяйства западнобелорусских земель оказали также следующие факторы: военный действия и оккупация; неблагоприятные природные условия; слабое развитие коммуникаций (по сравнению с Западной Европой).
«Крэсы всходние» хоть и занимали значительную территорию, но промышленность там была развита крайне слабо. После сдачи в аренду табачной монополии итальянским, спичечной шведским капиталистам было закрыто большинство табачных и спичечных предприятий, сократилось число кожевенных и льнообрабатывающих предприятий. Имелись немногочисленные фабрики и заводы. Ещё с царских времен существовали железнодорожные депо и мастерские. Экономика в основном базировалась на сельском хозяйстве. Из Польши на «кресы всходние» ввозились промышленные товары по высоким ценам, а по дешёвым скупалось сырьё и сельскохозяйственные продукты. В западнобелорусских землях полностью отсутствовала тяжёлая промышленность.
Машиностроительная, металлургическая, угольная, почти вся строительная, текстильная, сахарная, электротехническая отрасли промышленности находились в Центральной Польше. Здесь было свыше 80% фабрик и заводов, типографий, санитарных и лечебных учреждений. Польское правительство не было заинтересовано в развитии экономики Западной Белоруссии. Поэтому индустриальное производство в Полесском воеводстве занимало последнее место в сравнении с остальными воеводствами Польши.
Правящие круги буржуазной Польши преследовали свои корыстные цели и сделали немало, чтобы не только сохранить, но и ещё более усилить экономическую и культурную отсталость восточных «кресов». Дело дошло до того, что на территории Западной Беларуси было запрещено строительство новых промышленных предприятий. В то же время многие ранее существовавшие предприятия закрывались. Удельный вес Западной Беларуси в индустриальной жизни Польши, и без того крайне низкий, с течением времени всё более уменьшался. Она явилась объектом усиленной эксплуатации рабочей силы и расхищения природных ресурсов.
Еврейское население традиционно было занято преимущественно в торговле, ремесле и различных промыслах. По данным переписи 1921 года процентное участие евреев в экономике Польши представляется следующим образом: в сельском хозяйстве - 0,9%; в ремесле и промышленности - 23,5%; в торговле и страховании - 62,6%; на транспорте - 10,2%; в общественной службе и свободных профессиях - 12,4%; в домашнем хозяйстве и частной службе - 16,7%; в других видах деятельности - 15,7%33.
В 1930 году на территории Полесского воеводства промышленностью и ремеслом занималось 12 954 евреев, или 11,7% от всего еврейского населения Полесья34. По переписи 1931 года в промышленности Полесского воеводства было занято 55 311 иудеев или 62,2%35 , а по всей Польше - 1 313 тысяч евреев, из которых 137 тысяч (10,5%) по своему общественному положению относились к разряду частных, применяющих наёмный труд предпринимателей, 654 тысячи (49,8%) - частники, не использующие частный труд, 49 тысяч (3,7%) - работники умственного труда, 473 тысячи (36%) составляли рабочие и кустари. Характерным явлением была монополизация евреями некоторых профессий. Еврейские рабочие были заняты, прежде всего, в швейной промышленности (36,1% от общего количества рабочих-евреев и 44,3% от всех задействованных в этой отрасли), в меньшей степени в пищевой промышленности (11,7% еврейских рабочих), текстильной (10,9%), а также машиностроительной и металлоперерабатывающей (5,1%). Необходимо отметить, что в опубликованных результатах переписи населения 1931 года жители Полесского воеводства разделяются согласно профессии и социального положения, вероисповедания и пола (а не по национальности). Исходя из этого благоразумнее давать профессиональную характеристику, сравнивая представителей католической, православной и иудейской конфессий в промышленном и ремесленном производствах.
Ремесленники - евреи являлись членами Союза Еврейских ремесленников в Польше, куда сообща избирали представителей на Конгресс36.
Согласно статистическим данным, в Полесском воеводстве 18,8% от всего населения (или 7 814 человек) жило за счёт несельскохозяйственного труда (занимались рыболовством, огородничеством, лесоводством). Иудеев, занятых рыболовством и огородничеством, насчитывалось 742 человека (9,4% от всех работающих в этих отраслях). Из них 549 (73,9%) человек трудились самостоятельно и лишь 29 человек (3,9%) использовали наёмный труд. Доступ иудеев в лесоводство (1,7%) был закрыт католиками (48,8%) и православными (47,7%).
Всего в промышленности Полесского воеводства было занято 88 948 человек, из них иудеев - 55 311 (62,2%), католиков - 13 980 (15,6%), православных - 18 760 (21%), представителей других религий и тех, кто не указал вероисповедания, - 987 (1,06%) человек. Среди 6 018 частных, применявших наемный труд предпринимателей, показательно участие иудеев: они составляли 79,7% (4797 человек). Только 714 католиков (11,8%) и 452 православных (7,5%) использовали в своей деятельности наемную рабочую силу. Однако, капиталистический характер промышленности не столь выразителен на фоне статистических данных о количестве частников, не применявших наемного труда: из всех 46 387 человек к иудейскому вероисповеданию принадлежало 33 447 (72,1%) человек, католическому - 5 220 (11,2%), православному - 7 269 (15,6%) человек. Таким образом, большинство частников предпочитало трудиться самостоятельно и без помощи наемной рабочей силы, что в какой-то степени может говорить о низком уровне развития капиталистических отношений в различных отраслях промышленности Полесского воеводства.
Промышленные рабочие составляли менее 1/3 рабочего класса Полесского воеводства. Следует подчеркнуть, что большинство из них принадлежало к рабочим небольших промышленных предприятий или занятым у ремесленников. Всего в промышленности воеводства трудились 34 421 рабочий, из которых иудеев - 16 065 (46,6%), католиков - 7 332 (21,3%), православных -10 578 (30,7%), других и не указавших вероисповедание - 446 (1,2%). Еврейские рабочие составляли почти половину всех промышленных рабочих. Они были заняты, в основном, на небольших промышленных предприятиях и в ремесленных мастерских, владельцами которых являлись евреи37, что объясняется незнанием зачастую евреями польского языка и соблюдением шабата. Многие евреи работали в мастерских, открытых на первом этаже их собственного дома38.
Важной социальной группой была интеллигенция. Если предположить, что графа «вероисповедание» приблизительно соответствовала графе «национальность», то еврейская техническая интеллигенция по сравнению с аналогичной группой польской, белорусской и украинской интеллигенции имела внушительное большинство: во всех отраслях промышленного производства были заняты 1 002 (47,2%) еврейских инженеров, польских - 624 (29,4%), белорусских и украинских - 461 (21,7%). Всего в промышленности Полесского воеводства трудилось 2 122 интеллигента (2,3% от общего количества, занятых в ней)39.
Миграционный процессы напрямую затронули еврейское население Полесского воеводства. Причём, можно выделить два её направления: внутреннюю миграцию и внешнюю. Миграции достигали весьма внушительных масштабов по всей территории Западной Беларуси в 1920-е годы, что было обусловлено сохранением границ «черты оседлости», событиями советско-польской войны, еврейскими погромами, походами войска С. Булак-Балаховича, экономическими кризисами, да и зачастую антисемитскими настроениями в среде местного населения. В сельской местности, где евреев жило очень мало, они становились лёгкой добычей нападавших. Именно поэтому многие евреи переехали в города и местечки, в которых существовали организации еврейской самообороны40. Не стоит забывать и о значительном числе евреев, приехавших с территории СССР в 1920-е годы41. Причём часть из них прибыла нелегально42. Были и евреи, прибывшие из лагерей репатриированных, интернированных43.
Антисемитизм был негативным фактором для развития еврейского населения. Такие выступления время от времени случались в различных регионах Западной Беларуси. Полесское воеводство, к сожалению, не являлось исключением44. В 1930-е годы внешняя миграция стала преобладать над внутренней, что объясняется, в первую очередь, экономическими причинами, во-вторых, фактами антисемитизма, который приобрёл политический характер в государстве. Странами, в которые направлялись евреи, являлись: Палестина, Уругвай, Аргентина, Бразилия, США, Канада45. Характерными особенностями эмиграции в Полесском воеводстве являлось отсутствие сезонных выездов в близлежащие страны (Германию, Литву и т.д.) и преобладание заокеанской эмиграции над европейской46.
Также необходимо выделить следующую особенность, присущую всей еврейской эмиграции из Западной Беларуси она была организованной. Например, заокеанской эмиграцией занимались представительства Еврейского Центрального Эмиграционного товарищества47, а с 1930г. контроль за всем потоком еврейской эмиграции взял в свои руки «Эмиграционный Синдикат»48. Вмешательство польских властей в про цесс организации и контроля за эмиграцией ограничилось контролем за регистрацией документов выезжающих. Организации обязаны были предоставлять ежемесячные отчёты о деятельности в Бюро иностранных миссий при МВД, а также в эмиграционное управление при Министерстве Труда и Социальной опеки. Польское правительство содействовало еврейской эмиграции и поддерживало деятельность эмиграционных обществ как средства ослабления социальных проблем. Эта тенденция особенно чётко обозначилась с приходом к власти эндеков. Однако в то же время деятельность иностранных организаций, в том числе эмиграционных, тщательно контролировалась.
Мировая еврейская общественность была обеспокоена тяжёлым экономическим положением польских евреев. Крупней шие еврейские организации совместно пытались найти решение проблемы. Наиболее активными в изучении проблем и благотворительности были «Джойнт» и «ORT». В Полесском воеводстве с помощью Еврейского Центрального Эмиграционного товарищества с 1 апреля 1933 года с 4 поветов (Брестского, Кобринского, Пружанского, Пинского) выехало 128 одиноких и 34 семьи, причём, в Аргентину эмигрировало 22 одиноких и 17 семей, а в Палестину - 86 одиноких и 12 семей. Но уже в следующий период - с 1 апреля по 31 декабря 1933 года - поток легальных эмигрантов, особенно в Аргентину, резко снизился и составил 6 одиноких и 7 семей, а в Палестину - 52 одиноких и 22 семьи. В 1935 году через отдел Еврейского Центрального Эмиграционного товарищества в Бресте эмигрировало 573 человека, но уже в 1936 году это число уменьшилось до 448. Всего за период с 1927 по 1937гг. с территории Полесского воеводства выехало в Палестину 4,6 тысячи человек49.
Несмотря на то, что еврейское население не являлось государственной нацией во II Речи Посполитой, оно было весьма политически активным. По данным архива можно высчитать даже количество мандатов по самым влиятельным еврейским партиям и организациям в религиозных гминах воеводства. Партий выделяли всего 7. Из них доминировали «ПоалейЦион» и Бунд50. Причём, в отчётах ДОК IX еврейское движе ние выглядело ещё более колоритным: полицейские выделяли сионистов, ортодоксов, Поалей-Циона - левица, Поалей Циона - правица, коммунистическое еврейское движение и др. - в общей численности 19 организаций и партий51. Весьма активным было еврейское население и в культурном, и образовательном плане. Например, в 20-е годы в Пинске и Бресте-над-Бугом были созданы еврейские культурные центры, где читались лекции на исторические и политические темы, устраивались диспуты и концерты, ставились любительские спектакли. Создавались и еврейские библиотеки. В 1925 году открылась первая публичная библиотека. Фонды библиотеки пополнялись за счёт пожертвования населения и помощи из-за рубежа
Но в целом еврейский досуг носил самодеятельный характер. Молодёжь предпочитала посещать еврейские спортивные клубы и водно-спортивные стадионы. Для молодёжи и подростков действовали еврейские организации и клубы на любой вкус - Мизрахи, Тарбут, Культур - Лига, школьные организации «Tel-Caj" и др. Наиболее крупными еврейскими частными организациями являлись «Еврейское товарищество эмиграции», «Товарищество охраны народного здоровья «ТОЗ»52.
Если взрослые больше занимались политикой, благотворительностью и религией, то молодёжь много времени отдавала и учёбе. Из 26 учебных заведений Бреста-надБугом в 1926 году 6 были еврейскими (1 частная еврейская гимназия»Тарбут» и 5 еврейских школ)53. Высших учебных заведений в Полесском воеводстве не имелось. Состоятельные родители предпочитали отправлять своих чад в университеты Западной Европы. Из 30 врачей, оказавшихся в еврейском гетто г.Бреста в 1941 г., 6 человек получили медицинское образование в Италии (Флоренция, Генуя, Болонья), 2 - во Франции, 7 - в Праге, 4 - в Варшаве и т.д.
В целом, вышеизложенный материал позволяет сделать следующие выводы по вопросам демографического развития еврейского населения Полесского воеводства (19211939 гг.):
- размещение еврейского населения сохранило традиционные черты расселения евреев в «черте оседлости»;
- концентрация еврейского населения наблюдалась в городах и местечках Полесского воеводства и для значительной части городских поселений этого региона применим термин штетл;
- наблюдался прирост еврейского населения в 1921-1939гг., несмотря на значительную эмиграцию и антисемитизм;
- расселение евреев по территории Полесского воеводства было неравномерным;
- политика польской ассимиляции по отношению к еврейскому населению почти не действовала;
- наблюдалась явная пауперизация евреев;
- еврейское население Бреста-над-Бугом традиционно было занято преимущественно в торговле, ремесле и различных промыслах;
- еврейские рабочие составляли почти половину всех промышленных рабочих;
- еврейские рабочие были заняты, в основном, на небольших промышленных предприятиях и в ремесленных мастерских, владельцами которых являлись евреи;
- еврейское население по социальному составу представляло собой сложный конгломерат разных сословных групп;
- еврейское население Полесского региона по социальному составу представляло собой сложный конгломерат разных сословных групп;
- еврейская миграция была весьма активной, причём в 1920-е годы преобладала внутренняя, а в 1930-е годы - внешняя;
- характерными особенностями эмиграции в Полесском воеводстве являлось отсутствие сезонных выездов в близлежащие страны и преобладание заокеанской эмиграции над европейской;
- весьма активным было еврейское население и в культурном, и в политическом, и в образовательном плане.


1 Необходимо отметить, что в данной работе термины «иудей» и «еврей» будут использоваться как синонимы по ряду причин: 1) противоречивости данных статистики; 2) фальсификации и неточности данных переписей; 3) идентичного использования терминов «иудей» и «еврей» в ряде официальных документов.
2 Тоmaszewski J. Z dziejow Polesia 1921-1939. Warszawa, 1963.
3 Wasiutynski J. Ludnosc zydowska w Polsce w wekach XIX i XX. Studium statystycznt. Warszawa, 1930.
4 Розенблат Е., Еленская И. Динамика численности и расселения белорусских евреев в ХХ веке // Диаспора. 2002. №4. C. 30-52
5 Дмитрук Е. Еврейская эмиграция на Полесье (1921-1939гг.) // Моладзь Берасцейшчыны. Брэст: БрДУ, 1997. C. 107-114.
6 Шепетюк В. Еврейское население Полесского воеводства по данным статистики межвоенного периода // Берасцейскі хранограф. Зборнік навуковых прац. Выпуск 2. Брэст: БрДУ, 1999. C. 57-72; Участие еврейского населения в промышленном производстве Полесского воеводства в межвоенный период (1921-1939) // Моладзь Берасцейшыны: Зб. студенцкiх навуковых прац. Брэст, 1998. С. 36-40.
7 Бешанова Ю. Анализ результатов переписи 1931 г. в городе Бресте и Берестейском повете // Моладзь Берасцейшчыны. Брэст:БрДУ, 2002. C. 6570.
8 Суворов А. К истории антисемитских выступлений во 2-й Речи Посполитой // Моладзь Берасцейшчыны. Брест: Изд-во БрГУ, 1995. C. 3-6.
9 Черепица В. Национальные меньшинства и национальный вопрос // Беларуская думка. 1996. №2. C. 125.
10 Кендыш О. Организация и деятельность еврейских религиозных гмин на Полесье в 1920-30-е годы // Мiжнародная студэнцкая навуковапрактычная канферэнцыя «Беларусь i Польша у XXст.: агульнае i адметнае у гiстарычных лёсах». Брэст, 2001. C. 29.
11 Государственный архив Брестской области (далее сокращённо - ГАБО) Ф. 67. Оп.1. Д. 929. Л. 19об.
12 Там же. С. 22.
13 Жучкевич В. Города и сёла БССР. Мн., 1959. С. 82.
14 Spis ludnosci na terenach administracyjnych przez Zarzad Cywilny Ziem Wschodnich (grudzien 1919). Lwow-Warszawa, 1920. S. 43.
15 Wasiutynski J. Ludnosc zydowska w Polsce. S. 84.
16 ГАБО. Ф. 1. оп. 1. Д. 78. Л. 25.
17 Бешанова Ю. Анализ результатов переписи. С. 68.
18 Polskie dzieje od czasow najdawniejszych do wspolczesnosci. С. 237.
19 Rocznik Statystyki RP, rokvyd. V. Warszawa, 1927. S. 7-8.
20 Шепетюк В. Еврейское население Полесского воеводства. C. 57.
21 Ковкель И., Ярмусик Э. История Беларуси. С древнейших времён до нашего времени. Мн.: Аверсэв, 2000. С. 475.
22 Саракавiк I. Беларусазнауства. Мн.: Веды, 1998. С.128.
23 Дмитрук Е. Еврейская эмиграция. С. 105.
24 Бешанова Ю. Анализ результатов переписи. С. 68.
25 Шепетюк В. Еврейское население Полесского воеводства. С. 60.
26 ГАБО Ф. 5. Оп. 1. Д. 1299. Л. 8.
27 Дмитрук Е.Еврейская эмиграция… С. 111
28 Шепетюк В.Еврейское население Полесского воеводства. С. 61
29 Там же. С. 62
30 Шепетюк В. Еврейское население Полесского воеводства. С. 65
31 Бешанова Ю. Анализ результатов переписи. С. 68
32 Вавренюк И. К вопросу об отношении к иудейскому населению во II Речи Посполитой (на примере Бреста-над-Бугом) (1921-1939 гг.) // Праблемы айчыннай і сусветнай гісторыі: Матэрыялы навуеовых чытанняў, Брэст, 28 верасня 2007. Брэст: БрДУ, 2008. С. 34-42
33 Sprawy narodowosciowe. 1929. №1. S. 184.
34 Ibidem. S. 184.
35 ГАБО. Ф. 93. Оп. 1. Д.44. Л.13-71.
36 ГАБО. Ф. 1. Оп. 9. Д.1184. Л.61.
37 Шепетюк В. Участие еврейского населения. С. 37.
38 Вавренюк И. Развитие промышленности Полесского воеводства // IV Межвузовская научно- методическая конференция молодых учёных (1517 мая 2002г.): Сборник материалов: Брест: БрГУ, 2003. С. 53-54.
39 Шепетюк В. Участие еврейского населения. С. 39.
40 Розенблат Е., Еленская И. Динамика численности. С. 30.
41 ГАБО. Ф. 2025. Оп. 1. Д. 22. Л. 2-47
42 ГАБО. Ф. 2025. Оп. 1. Д. 12. Л. 28
43 ГАБО. Ф. 2025. Оп. 1. Д. 26, 97
44 Суворов А. К истории антисемитских выступлений. С. 3-6.
45 ГАБО. Ф. 2025. Оп. 1. Д. 27. Л. 4-23.
46 Дмитрук Е. Еврейская эмиграция. С. 107.
47 ГАБО. Ф. 1. Оп. 4. Д. 1335. Л. 96.
48 Дмитрук Е. Еврейская эмиграция. С. 109.
49 Там же. С. 110.
50 Костючик В. Бунд в политической жизни Польши в межвоенный период (20-30-е годы) // Моладзь Берасцейшчыны.-Брэст: БрДУ, 1995. С. 67. 51 ГАБО. Ф. 67. Оп. 1. Д. 929. Л. 22-29.
52 Вавренюк И. К вопросу об отношении к иудейскому населению. С. 40.
53 Там же. С. 42.
 
Top
[Home] [Library] [Maps] [Collections] [Memoirs] [Genealogy] [Ziemia lidzka] [Наша Cлова] [Лідскі летапісец]
Web-master: Leon
© Pawet 1999-2009
PaWetCMS® by NOX