Вярнуцца: Артыкулы

Вотейщик А. Роль евреев в экономическом развитии местечек Западной Беларуси в 1921-1939 гг.


Аўтар: Вотейщик Анна,
Дадана: 17-02-2012,
Крыніца: Тирош - труды по иудаике. Вып. 11. М., 2011. C. 149-159.



Штетл (то есть местечко) - это понятие, без которого невозможно представить себе жизнь евреев Восточной Европы. В результате революции и Гражданской войны «еврейский вопрос» бывшей Российской империи преобразовался в «местечковую проблему» нового Советского государства и термины «штетл», «еврейское местечко» стали утрачивать свой традиционный исторический смысл. В начале 1920-х годов, в связи с реформой избирательных округов, местечко как административно-территориальная единица было устранено с советской карты. Однако события 18 марта 1921 г. в Риге несколько изменили судьбу более 300 местечек, которые, согласно условиям мирного договора между РСФСР и Польшей, в составе 6 воеводств отошли к возрожденной Речи Посполитой, получив официальное название «Восточные Кресы». Отошедшая к Польше часть белорусских земель включала в себя территории Брестской, части Минской и Гродненской областей и впоследствии получила неофициальное название «Западная Беларусь». В 1931 г. в Западной Беларуси проживало 4,6 млн. человек, в том числе белорусов - 2 млн. 925 тыс. (65%), поляков - 675 тыс. (15%), евреев - 495 тыс. (11%), литовцев - около 113 тыс. (2,5%), прочих (немцев, татар, латышей, караимов, русских, цыган) - 293 тыс. (6,5%)1. В Западной Беларуси насчитывалось 85 городов и около 200 местечек. Термин «местечко» (штетл) на территории Западной Беларуси официально просуществовал до 1939 г. и представлял собою отдельный тип поселений наряду с городом и деревней, сохранив свой традиционный метонарратив как центра еврейской истории и культуры.
Польские власти в местечках видели своеобразную зону обмена (в первую очередь экономическую) между городом и деревней и не препятствовали их экономическому развитию. Интеграция местечковой экономики в экономику Польши благодаря участию евреев произошла очень быстро, превратив многие местечки в торговые и промышленные центры гмин и поветов. Несмотря на то, что уровень развития «Восточных Крессов» был гораздо ниже, в сравнении с остальными воеводствами Польши, однако крайне тяжелым экономическое положение еврейских местечек (по сравнению с советскими местечками), назвать нельзя.
По данным переписи 1921 г. процентное участие евреев в экономике Польши представляется следующим образом: в сельском хозяйстве - 0,9%; в ремесле и промышленности - 23,5%; в торговле и страховании - 62,6%; на транспорте - 10,2%; в общественной службе и свободных профессиях - 12,4%; в домашнем хозяйстве и частной службе - 16,7%; в других видах деятельности - 15,7%2.
Еврейские ремесленники, торговцы и предприниматели задавали тонус всей местечковой экономике в силу того, что большинство белорусов и поляков были привязаны к своему земельному участку и занимались преимущественно сельским хозяйством. Крупных и средних собственников земли среди евреев не было, но если и был у еврея земельный надел, то он обязательно сдавал его в аренду.
Еврейское население Западной Беларуси традиционно было занято в торговле, ремесле и различных промыслах. Ремесло в местечках в 1921-1939 гг. было ориентировано на рынок и евреи постепенно монополизировали наиболее прибыльные ремесленные специальности, связанные с обработкой дерева, металла, кожи, изготовления одежды и обуви. В местечке Яново Полесского воеводства еврейскими считались следующие ремесленные специальности: слесарь, столяр, пекарь, колбасник, портной, сапожник3. В местечке Дуниловичи Виленского воеводства в 1937 г. было зарегистрировано 37 ремесленных мастерских, которые принадлежали евреям4. В местечке Ивье Новогрудского воеводства в 1929 г. среди еврейских ремеслеников было зарегистрировано 13 мастеров по ремонту обуви, 8 портных, 8 сапожников, 7 мастеров по коже, 6 мастеров по изготовлению резиновых галош, 5 кузнецов, 5 пекарей, 2 резника, 1 жестянник, 1 повар, 1 мастер по изготовлению веревки, 1 колпачник, 1 часовой мастер, которые составляли 85% от общего количества ремесленников в местечке5. В 1930 г. на территории Полесского воеводства промышленностью и ремеслом занимались 12 954 евреев, или 11,7% от всего еврейского населения Полесья6.
В 30-е гг. в местечках особенно возрос спрос на специальности, связанные со сферой социального обслуживания населения: фотомастер, парихмахер, часовой мастер, фурман (извозчик). Доля евреев в этих специальностях была особенно велика. Эти специальности особенно ценились в городах, и местечковые мастера создавали конкуренцию городским ремесленикам. Частным извозом людей и товаров в Полесском и Новогрудском воеводствах занимались исключительно евреи. Извоз считался очень тяжелым трудом, (т. к. в пути извозчик мог быть до 7-9 дней) но, в свою очередь, прибыльным зароботком. Водителей еврейского автобуса «Красовянка», который курсировал по маршруту Городея-Новогрудок, часто нанимали жители Новогрудского повета для празднования свадеб и других семейных праздников7. Профессионализм еврейских мастеров очень ценили жители штетла. Еврейские мастера из местечка Влодово Полеского воеводства занимались изготовлением мебели из высококачественного дерева. Заказы поступали не только от жителей местечка, но и от жителей Бреста. Работа еврейского мастера из Высоко-Литовск по ремонту автомобилей и велосипедов ценилась по всему повету.
Польские власти, используя лесные и земельные богатства в качестве дешевого сырья для собственной экономики и дополнительной прибыли от иностранных инвесторов, не были заинтересованы в развитии промышленности Западной Беларуси. С 1921 по 1939 г. не было построено ни одного крупного государственного завода на территории Западной Беларуси, а около 39% лесных богатств были отданы в эксплуатацию иностранным фирмам и монополиям. Большинство промышленных и ремесленных предприятий были частными и принадлежали в основном евреям или польским и иностранным фирмам. Случалось так, что польские или иностранные фирмы возглавляли на местах лица иудейского вероисповедания. Директором лесопильного завода в Ивацевичах (одного из крупнейших в Полеском воеводстве), принадлежавшего польской фирме «Vic», был Батлай Янкель8.
Для создания как промышленного предприятия, так и ремесленной мастерской необходимо было получить промышленное свидетельство (карту) или концессию. Такие промышленные свидетельства и концессии сохранились в архивах Беларуси, Польши, Литвы. Получение ремесленной карты сопровождалось весьма длительной бумажной процедурой, требующей не только финансовых затрат, но и большого количества времени. В силу указанных причин многие ремесленники и торговцы занимались своим ремеслом нелегально, без ремесленных карт и свидетельств. За деятельность без ремесленных карт, промышленных свидетельств торговцы и ремесленники привлекались к ответственности (на них налогались штрафы, а в отдельных случаях их предприятия закрывали). Так, в 1937 г. жительница местечка Большая Глушь Камень-Каширского повета Геня Факс была аштрафована на 50 злотых (или 3 дня ареста в случае неуплаты) за нелегальное открытие швейного отелье9.
Анализируя промышленные свидетельства можно прийти к следующим выводам. Наибольшее развитие в местечках получили лесная, химическая, текстильная и пищевая отрасли промышленности. Все местечковые промышленные предприятия были мелкими с небольшим количеством наемных рабочих (от 2 до 10 человек), которые относились к 6-8 промышленным категориям (по количеству рабочих). Несмотря на то, что наиболее доходной отраслью была деревообрабатывающая промышленность, евреи предпочитали открывать свои предприятия в пищевой и химической отраслях, так как деревообрабатывающая промышленность была монополизирована иностранными и польскими фирмами, чей капитал надежно охранялся государством, так как экспорт белорусского леса был одним из главных источников доходов, на которых держалась польская казна. Так, 5 марта 1935 г. начала работу скипидарная фабрика М. Рубинштейна в местечке Св. Воля Косовского повета Полесского воеводства, на которой работали 2 рабочих10. В 1934 г. С. Борух получил разрешение на строительство кожевенного завода в местечке Малеч Полесского воеводства11. Завод по производству черепицы в Ивье, который принадлежал еврею Ш. Заку, был единственным заводом по производству данного продукта в Новогрудском воеводстве12. Название улицы «Фабричная» в местечке Зельва Белостокского воеводства происходила от единственной крупной в местечке текстильной фабрики, которая принадлежала еврею Бородитскому13. Единственные фабрики в Западной Беларуси по производству дрожжей находились в местечках Ошмяны и Новой Вилейке и принадлежали евреям14. Сыроварение в Несвижском повете находилось, как свидетельствуют архивные документы, в руках евреейских предпринимателей (всего 44 предприятия, 18 из которых находились в местечках, таких как Городея, Снов, Синявка, Нарушевичы, Белый Двор и др.)15. В 1938 г. еврейскому населению было выдано 46 концессий на строительство и работу скотобоен в 20 местечках Полесского воеводства16.
Промышленные предприятия, принадлежавшие евреям, были больше технически усовершенствованы электричеством, паровыми котлами и другим оборудованием в сравнении с польскими и белорусскими фабриками и заводами. Так, в 1935 г. в местечке Яново Дрогиченского повета на лесном заводе, принадлежавшем Б. Бурштейну был установлен паровой котел фирмы «Gorbur», который в 1938 г. был заменен на электричество17. Лесные заводы А. Лихтенберга в Влодавке, Ш. Милнера в Дрогичине, С. Голдерга в Жабинке, С. Шнайского в Дамбровице были оснащены электрическими пилами и станками для обработки дерева, что повышало производительность предприятий18.
Однако ни промышленность, ни ремесло, а именно торговля стала приоритетным занятием для местечковых евреев. В центре каждого местечка находилась рыночная площадь, которая была просто «усыпана» еврейскими лавочками и магазинами, предлагающими достаточно богатый ассортимент товаров местному населению.
Еврейский маркетинг 20-30 гг. ХХ в. жители местечка Мир Новогрудского воеводства описывали так: «Они вежливые такие, с порога приглашают тебя в магазин. Зайди - пан зайди! Всех панами называли. Пойдешь в лавку к еврею, если нет денег, он тебе в кредит даст. В книжечку свою запишет, а если не отдашь, то все евреи будут знать. Добрые были люди! А сколько там товара было: и сироп, и шпроты, и колбаса, сыр. А белых семечек целые мешки стояли. Самым богатым евреем в местечке был Рабинович, владелец двух магазинов. Его особенно уважали жители местечка за то, что он любую вещь мог достать: из Польши привозил жителям местечка по индивидуальному заказу швейные машины «Зингер», велосипеды «Аист», фотооппараты, даже автомобиль помогал купить»19. Еженедельные торги, ярмарки, базары, стационарная и развозно-разносная торговля давали евреям значительный доход. Периодические формы торговли в 1921-1939 гг. практически были вытеснены стационарными. Ярмарки проходили по католическим и православным праздникам, не чаще 10-12 раз в год и длились от 2 до 5 дней. Еженедельные торги проходили в большинстве местечек только один день. Торговым днем мог быть любой день недели, кроме субботы, что подчеркивает доминирующую роль евреев в развитии этой формы торговли.
Количество мелких лавок, средних и крупных магазинов варьировалось от 25 до 150 в зависимости от экономического и социального развития местечка. Стационарная торговля в местечках Западной Беларуси в 20-30 гг. ХХ в. отличалась видовым разнообразием торговых точек и функциональным их назначением. Доминировали продуктовые магазины, бакалеи, кондитерские, магазины колониальных и галантерейных товаров и мелкие лавки, специализирующиеся на продаже определенного товара: одежды, обуви, ремесленных изделий, чая, кофе, посуды и д.р. Около 80-90% всех торговых точек в местечках принадлежало еврейскому населению. Только в еврейских магазинах и лавках можно было купить товар в кредит.
Значительный доход приносили владельцам торговые заведения, где продавали спиртное: рестораны, таверны, корчмы, бары, кафе, магазины. Абраам Бейн в 30-е гг. был владельцем одного крупного вино-водочного магазина в Кажен-Городке, Ю. Карбутович - в Камень-Коширске, Фрейда Подоровская содержала ресторан в Хомске, Ицек Белогурский - ресторан в Столине20.
В каждом местечке были гостиницы и постоялые дворы, количество которых зависело от торгово-промышленной инфраструктуры местечка. Доля евреев в этой сфере экономической активности была значительной, но не доминирующей. Владельцами гостиниц были в равной степени, как евреи, так и поляки, белорусы. Владельцами постоялых дворов были преимущественно евреи. Исключительно евреи были собственниками постоялых домов в местечках Воложинского повета Новогрудского воеводства. В местечках Ивенец, Воложин, Вишнево имена И. Люска, М. Левина, З. Рабиновича, братьев Брудно были известны всем жителям местечек как самых успешных предпринимателей21. Ш. Борух был владельцем самой большой гостинницы в местечке Свентяны Виленского воеводства, расчитанной на 16 мест (10 комнат).22
Евреи активно занимались разносно-развозной торговлей в деревнях и местечках Западной Беларуси. Их чаще всего называли уличными торговцами, которые закупали товар на ярмарках и базарах, а потом перепродавали этот же товар сельскому или городскому жителю, но уже по более высокой цене. Предметами скупки были: галантерейные товары, льняные изделия, мыло, свечи, спички, ягоды, грибы и д.р. Некоторые уличные торговцы специализировались на продаже одного продукта: мороженого, содовой воды, леденцов. Уличные продавцы обычно разносили свой товар по домам, но могли продавать со столов. Процент уличных торговцев был небольшим, для занятия этой формой непериодической торговли необходимо было получить лицензию. Уличная торговля не составляла конкуренции постоянным торговым точкам, так как цены у уличных торговцев были выше. Важную роль в розничной местечковой торговле занимали мелкие оптовые купцы, которые по сниженным ценам закупали у сельских жителей зерно и сельскохозяйственные продукты и перепродавали этот товар крупным торговым фирмам или оптовикам внешнего рынка. В царской России таких перекупщиков называли комиссионерами. Некоторые источники позволяют выявить некоторых крупных местечковых комиссионеров Гродненского повета Белостокского воеводства. Так, М. Файнзилберг скупал зерно в местечке Лунно, А. Гришпан - в Свислочи, К. Плавский - в Яблонево23. Нередко местечковым оптовикам помогали фактóры, которые за определенное финансовое вознаграждение от заказчика изучали экономическую конъюнктуру, прогнозировали выгодность торговых сделок, давали рекомендации начинающим купцам, занимались юридическими вопросами торговых сделок. Факторы по характеру оказываемых услуг делились на торговые, промышленные и служебные.
Ростовщичество было весьма распространенным занятием еврейского населения, которые давали деньги в залог под 4-5% годовых. В некоторых местечках «деньги в долг» давались под залог ценных вещей или бумаг, а также процентами могла выступать работа плательщика, в зависимости от его ремесленной специальности. Банковская система кредитов только начинала появляться в местечках. Первые местечковые банки (bank ludowy) принадлежали в основном евреям. Так, банк в местечке Любешово Виленского воеводства, который действовал с 1925 г. возглавлял Шимон Кульбос. В администрации банка были заместитель управляющего (Голуб Рейфман), казначей (Вольф Абрамович), секретарь (Вайнер Берк). Банк в Любешово давал кредиты местным ремесленникам, купцам на 1-2 года под 8-10% годовых24.
Еврейское купечество в местечках Западной Беларуси в 1921-1939 гг. было тесно связанно с промышленностью и ремеслом. Очень редко купцы занимались исключительно торговлей, чаще они выступали владельцами или совладельцами промышленных предприятий, ремесленных мастерских, арендаторами лавок и магазинов. Такие купцы, как С. Групп и братья Шелубские из Ошмян, Ш. Гурвич и И. Левисон из Вилейки, И. Грунхаис и М. Мандаль из Влодово, А. Косовский из Лунно, Б. Ицкович из Городеи были владельцами лесных аводов и торговали на внешних рынках только деревоматериалами25.
Согласно параграфу 11 польского торгового Кодекса 1918 г. в каждом населенном пункте, где количество купцов было больше 10 человек должен быть создан Союз купцов26. В 30-е гг. в местечках Полеского воеводства было создано 17 еврейских купеческих союзов, которые насчитывали от 40 до 200 членов27. Объединение купцов в союзы обеспечивало их интересы и охраняло от внешней конкуренции.
Таким образом, еврейские купцы, ремесленники и промышленные предприниматели заняли монопольное положение в экономической деятельности местечек Западной Беларуси в 1921-1939 гг. Сектор «христианского» предпринимательства существенно сокращается, но не исчезает. Возрастающая роль еврейского населения в торгово-ремесленной сфере экономической активности западнобелорусского штетла определялась в первую очередь доминированием этой этнической групы в социальном составе местечек Западной Беларуси в 20-30 гг. ХХ в. и отсутствием правовых ограничений со стороны польского правительства в отношении к еврейскому предпринимательству.


1 Тарас А.Е. Анатомия ненависти (Русско-польские конфликты в XVIIIXX вв.). Минск: Харвест, 2008. С. 505.
2 Sprawy narodowosćiowe. 1929. № 1. S. 184.
3 Государственный архив Брестской области (ГАБО). Ф. 1. Оп. 2. Д. 760. Л. 3.
4 Зямчонак І.П. Данілавічы 1473 - 1998. Паставы, 2004. С. 36.
5 Польский бизнес-справочник. 1929. [Электронный ресурс] / Ивье. Заболоть. - Режим доступа: http://www.shtetlinks.jewishgen.org/Lida-District/ iwje29.htm. - Дата доступа: 02.02.2010.
6 Drugi powszechny spis ludnosći z dn. 9.12.1931 r. Woewódstwo Poleskie. Warszawa, 1938. С. 254.
7 Раманава І. Мір: гісторыя мястэчка, што расказалі яго жыхары / Раманава І. Маркоўская. - Вільня: ЕГУ, 2009. С. 29.
8 ГАБО. Ф. 1. Оп. 2. Д. 3750. Л. 4.
9 ГАБО. Ф. 1. Оп. 2. Д. 3643. Л. 5.
10 ГАБО. Ф. 1. Оп. 2. Д. 3754. Л. 14.
11 ГАБО. Ф. 1. Оп. 2. Д. 3732. Л. 12, 24.
12 Польский бизнес-справочник. 1929. [Электронный ресурс] / Ивье. Заболоть.
13 Данюк А. Зельва: страницы истории // Праца. 2007. 27 июня. С. 3.
14 Литовский центральный государственный архив (ЛЦГА). Ф. 51. Оп. 6. Д. 380. Л. 1.
15 Государственный архив Гродненской области (ГАГО). Ф. 551. Оп. 1. Д. 2353. Л. 1-6.
16 ГАБО. Ф. 1. Оп. 1. Д. 1040. Л. 23.
17 ДАБВ. Ф. 1. Оп. 2. Д. 2838. Л. 9.
18 ГАБО. Ф. 1. Оп.1. Д. 687. Л. 1-30.
19 Раманава І. Мір: гісторыя мястэчка, што расказалі яго жыхары. C. 2123.
20 ГАБО. Ф. 1. Оп.1. Д. 585. Л. 7 об., 46.
21 ГАГО. Ф. 551. Оп. 1. Д. 1915. Л. 2.
22 ЛЦГА. Ф. 51. Оп. 15. Д. 605. Л. 12.
23 Polski przemysł i handeł: księga adresowa i informacyjna przebsiębiorstw przemysłowych, handlowych i finansowych w Rzeczypospolitej Polskiej. Warszawa: Izba przemysłowo-handłowa, 1930. S. 651-654.
24 ЛЦГА. Ф. 51. Оп. 15. Д. 1268. Л. 134.
25 Polski przemysł i handeł: księga adresowa i informacyjna przebsiębiorstw przemysłowych, handlowych i finansowych w Rzeczypospolitej Polskiej. S. 915-916.
26 Kodeks handlowy obowiązujący w królewstwie Polskim / pod red. J. Namitkiewicza. Warszawa, 1918. S. 215.
27 ГАБО. Ф. 1. Оп. 3. Д. 1200. Л. 2-37.
 
Top
[Home] [Library] [Maps] [Collections] [Memoirs] [Genealogy] [Ziemia lidzka] [Наша Cлова] [Лідскі летапісец]
Web-master: Leon
© Pawet 1999-2009
PaWetCMS® by NOX