Вярнуцца: Артыкулы

Кохановский А. Отмена крепостного права на территории Беларуси


Аўтар: Кохановский Александр,
Дадана: 14-07-2014,
Крыніца: Кохановский Александр. Отмена крепостного права на территории Беларуси: ход реформы, ее последствия и значение // Деды : дайджест публикаций о беларуской истории. Выпуск 13. Минск, 2014. С. 48-57.



Из журнала «Беларускі гістарычны часопіс», 2011, № 11, с. 10-16. Перевод и редакция А.Е. Тараса. Все ссылки на источники сняты при редактировании.
В 2011 году исполнилось 150 лет со времени отмены крепостного права в Российской империи. Юбилейная дата стала поводом для обсуждения ис­ торического значения этого события. На историческом факультете БГУ был проведен посвященный ей «круглый стол» ученых, а в Беларуском государст­ венном педагогическом университете имени М. Танка состоялась республикан­ ская научно-практическая конференция «Политические, социально-экономиче­ ские и этнокультурные процессы на территории Беларуси в Х1Х-начале XX вв.»
Это очень важно, поскольку в последние десятилетия беларуские историки уделяли сравнительно мало внимания научному осмыслению подготовки и ре­ зультатов проведения крестьянской реформы. Специальные исследования М.Б. Фридман и Н.Н. Улащика, посвященные отмене крепостного права, были опуб­ ликованы еще в 1950-1960-е годы. В последующие десятилетия крестьянская ре­ форма становилась предметом рассмотрения лишь в небольших разделах обоб­ щающих научных изданий и учебных пособий.
За много лет в отечественной историографии сформировалось и стало тра­ диционным мнение о том, что аграрная реформа на территории Беларуси была непоследовательной и грабительской по отношению к крестьянам. На самом деле это далеко не так.

Подготовка отмены крепостного права

К середине XIX века в Российской империи обозначились признаки разло­ жения крепостнической системы. Они проявлялись в разных сферах обществен­ ных отношений. Помещики, чтобы увеличить доходность своих имений, не­ редко уменьшали крестьянские наделы или вообще обезземеливали крепостных. Крестьяне во многих случаях не имели нормальных условий для жизни, испол­ нения повинностей в пользу государства и своих владельцев. В результате к концу 1850-х гг. в Российской империи активизировалось крестьянское движе­ ние. В 1858-1860 гг. на территории Беларуси произошло около 90 крестьянских выступлений. Возросло число поданных жалоб и прошений.
Специфической формой протеста крепостных накануне отмены крепостного права стало «трезвенное движение». Оно развернулось на территории Беларуси, Литвы и некоторых других губерний Российской империи. Крестьяне отказы­ вались от исполнения дополнительной и достаточно тяжелой повинности - приобретения у своих помещиков водки. Ежегодно крестьянин обязан был вы­ купить определенное количество вёдер водки, даже если вообще не потреблял ее. На территории Беларуси в этой форме движения приняло участие около 500 тысяч человек.
В условиях обострения общественных отношений в январе 1857 г. император Александр II (1855-1881 гг.) учредил Секретный комитет для обсуждения меро­ приятий, связанных с подготовкой и проведением крестьянской реформы. Но впервые о своем желании отменить крепостное право Александр II заявил в марте 1856 г., во время встречи с представителями московского дворянства:
«Тот порядок владения душами, который существует, не может оставаться не­ изменным. Лучше отменить крепостное право сверху, чем дождаться того времени, когда оно само собой начнет отменяться снизу».
Однако эта инициатива императора вызвала весьма сдержанную реакцию со стороны российского дворянства. Тогда Александр II решил обратиться к поме­ щикам беларуских и литовских губерний, которые не раз выступали с проектами освобождения крестьян от крепостничества. В правительственных органах их считали более подготовленными к этому делу. В качестве повода для обсуждения будущей реформы была использована необходимость введения обязательных инвентарей и урегулирования отношений между землевладельцами и кресть­ янами по реформе 1844 г. что могло ограничить самоволие владельцев в отно­ шении крепостных. В мае 1856 г. Александр II в разговоре с виленским генерал- губернатором В.И. Назимовым высказал мнение, что дворянству надо внушить ответственность за освобождение крестьянства. Тогда Назимов предложил им­ ператору организовать выступление виленского, ковенского, гродненского дво­ рянства с инициативой отмены крепостного права.
В ходе обсуждения, инициированного генерал-губернатором, помещики бе­ ларуских и литовских губерний высказали разные мнения о послереформенном обустройстве своих хозяйств, но были почти единодушны в том, чтобы откло­ нить идею правительства об обязательной продаже крестьянам той или иной части обрабатываемой ими земли по фиксированным государством ценам. Они связывали это предложение с российским порядком уравнительного землеполь­ зования и считали, что он (этот порядок) не соответствует экономической си­ туации в беларуских и литовских губерниях, где господствовало подворное зем­ лепользование. Местные помещики предлагали такие способы организации зе­ мельных отношений в поместьях, которые бы упрощали аренду земли и привлечение батраков в качестве вольнонаемной рабочей силы.
В ответ на адреса, направленные в сентябре 1857 г. помещиками Виленской, Гродненской, Ковенской губерний императору Александру II, где высказывалось согласие на освобождение крестьян (но без земли), 20 ноября 1857 г. был огла­ шен рескрипт императора на имя виленского генерал-губернатора Назимова, которым дворянам указанных губерний позволялось разрабатывать проекты от­ мены крепостничества. Это фактически стало началом подготовки крестьян­ ской реформы. Для этой цели были созданы губернские дворянские комитеты. В феврале 1858 г. Секретный комитет был переименован в Главный комитет по крестьянскому делу, который продолжил подготовку к реформе. Одновременно царское правительство беспокоилось из-за возможного распространения среди крестьян слухов о предполагаемой отмене крепостничества и уклонения их от исполнения повинностей. Местным полицейским учреждениям даже были на­ правлены распоряжения о предупредительных мероприятиях для обеспечения общественного спокойствия.
Однако затягивание подготовки отмены крепостного права действительно вызвало волнения среди крестьян. В ноябре 186.0 г. Могилевский губернатор А. Беклемишев обратился с письмом в Министерство внутренних дел, где отмечал:
«Я твердо уверен, что свобода крестьян не будет опасна, что, наоборот, опасность заключается в продолжении сегодняшнего состояния, но, с другой стороны, можно, кажется, безошибочно сказать, что не все ожидания крестьян будут осуществлены, но чем дольше действительность будет отсрочена от созданного ими идеала, тем больше понадобится со стороны местного начальства рассудительности и мер пред­ осторожности ».
Обращение императора Александра II именно к беларуским и литовским по­ мещикам в процессе подготовки к реформе было обусловлено рядом факторов: большей втянутостью западных губерний в рыночные отношения; опасений пра­ вительства в связи с возможным объединением крестьянского движения с поль­ ским национально-освободительным движением; заинтересованностью мест­ ных помещиков в более льготных для себя условиях проведения реформы, а также их готовностью к реализации идеи отмены крепостного права. Свою роль сыграло также соседство беларуских и литовских губерний с Царством Поль­ ским и ливонскими губерниями, где крепостное право уже было отменено. В сен­ тябре 1858 г. в Вильне местное дворянство устроило торжественный прием по поводу приезда Александра II, во время которого император высказал ему бла­ годарность за поддержку в реализации идеи крестьянской реформы.
Зная о подготовке к отмене крепостного права, помещики Западного края, как и вообще всей Российской империи, начали обезземеливать крестьян, заби­ рать у них лучшие пахотные земли, сенокосы. Часть крепостных они перево­ дили в дворовых или отпускали на волю без земли. Это усилило протестные на­ строения крестьянства. Возрастание социальной напряженности вызвало обес­ покоенность правительственных органов, заставляло их принимать меры против обезземеливания крепостных, ускорить подготовку реформы.

Реализация крестьянской реформы

19 февраля 1861 г. Александр II подписал «Манифест» и «Положения о кресть­ янах, которые вышли из крепостной зависимости». На беларуские губернии рас­ пространялось действие «Общего положения» и двух «Местных положений».
В «Общем положении» определялись личные и имущественные права крестьян, порядок создания сельского правления, исполнения крестьянами ка­ зенных, земских и общественных повинностей. Помещик оставался собствен­ ником всей земли, однако часть ее выделялась крестьянам для надела, который давался им в пользование. До заключения выкупной сделки крестьянин нахо­ дился во временно-обязанном состоянии и должен был исполнять в пользу по­ мещика определенные повинности. Поземельные отношения между помещи­ ками и временно-обязанными крестьянами регулировались уставными грамотами. На территории Беларуси (в нынешних границах) реформа затронула 1,8 млн частнособственнических крестьян обоего пола.
Местные положения определяли конкретный порядок землеупорядочения и исполнения крестьянами повинностей. На Витебскую и Могилёвскую губернии распространялось действие «Положения для губерний великороссийских, но­ вороссийских и белорусских». В Виленской, Гродненской и Минской губерниях реформа осуществлялась согласно местному положению для этих губерний. Вы­ деление их вместе с Ковенской губернией в отдельную группу было обусловлено господством здесь подворного землепользования, действием инвентарей и по­ литическими соображениями из-за близости к Царству Польскому.
Во время подготовки законодательных документов об отмене крепостного права редакционные комиссии создали специальный проект для Виленской, Гродненской, Ковенской и Минской губерний. Согласно ему, планировалось оставить за каждым крестьянским двором тот земельный надел, который был в его пользовании на момент реформы, а также определить максимум повинно­ стей. Точное определение размеров надела и повинностей надо было сделать во время составления уставных грамот.
В беларуских уездах Витеб­ ской губернии и во всех уездах Могилёвской губернии, где су­ ществовало общинное кресть­ янское землепользование, раз­ меры земельных наделов уста­ навливались в зависимости от качества почвы, при этом ве­ личина высшего составляла от 4 до 5,5 десятин. Крестьяне должны были получить то ко­ личество земли, которым пользовались до реформы, од­ нако если размер надела пре­ вышал высший предел, то по­ мещик имел право отрезать излишек земли в свою пользу. За пользование землей крестьяне должны были платить оброк или отбывать бар­ щину (8-12 рублей в год, либо 40 мужских и 30 женских дней в год за высший надел). Если надел был меньше высшего, то повинности сокращались, но не про­ порционально. В общинах сохранялась круговая порука для исправного выпол­ нения крестьянами своих повинностей.
В Виленской, Гродненской и Минской губерниях крестьянам передавалась та земля, которой они пользовались до реформы в соответствии с инвентарями. Если у крестьянина было больше земли, чем показано в инвентаре, или если у помещика оставалось меньше пригодных земель, то последний имел право от­ резать в свою пользу часть крестьянского надела. Максимальный размер повин­ ностей был таков: оброк - 3 рубля с десятины, барщина - 23 дня в год. За испол­ нение повинностей крестьяне несли личную ответственность перед помещиком.
Кроме того, в этих губерниях предусматривалось создание в каждом уезде проверочных комиссий, которые бы в течение шести лет после утверждения уставных грамот разбирали споры и разногласия между крестьянами и помещи­ ками. Аналог такого органа в великорусских губерниях не предусматривался. Од­ нако против создания проверочных комиссий решительно выступили местные помещики.
Земля переходила в собственность крестьянина через выкупную операцию, правила которой были одинаковыми для всех губерний. Выкупная сумма опре­ делялась таким образом, что в случае помещения ее в банк при условии дохода в 6 % годовых, помещик должен был получать доход, равный по размерам годо­ вому оброку. Все леса оставались в собственности помещиков. Крестьяне могли заготавливать дрова только с их разрешения, как правило, в определенное время и за определенную плату. Кроме выкупных платежей крестьяне должны были платить государственные налоги и сборы: подушный налог, земский подушный сбор, а с 1872 г. - еще и земский поземельный налог на местные нужды. Сум­ марно налоги и сборы в расчете на одну десятину превышали выкупные пла­ тежи.
Для осуществления выкупной операции государство давало крестьянам дол­ госрочную денежную ссуду на 49 лет. В результате крестьяне становились долж­ никами государства и должны были платить ему долг с учетом высоких процен­ тов - так называемые выкупные платежи.
Практическое осуществление реформы возлагалось правительством на ми­ ровых посредников, уездные мировые съезды и губернские по крестьянским делам заведения (присутствия). Мировым посредникам, которые назначались губернаторами из числа местных помещиков, подчинялось крестьянское прав­ ление нескольких волостей. Они, как показало время, большей частью честно исполняли свои обязанности, хотя в исторической литературе приводится не­ мало примеров игнорирования ими крестьянских интересов в пользу землевла­ дельцев.
Ознакомление крестьян с условиями отмены крепостного права производи­ лось в церквах и костёлах, в присутствии полиции. В беларуских городах это произошло с 8 по 12 марта, в сельской местности позже. Большой радости
условия выхода из крепостничества у крестьян не вызвали, поскольку им обе­ щали только личную свободу (и то не сразу), а свою землю они должны были вы­ купить у помещика. Особое неудовольствие вызывал двухгодичный переходный период, в течение которого мировым посредникам необходимо было составить в каждом поместье уставные грамоты. По этим грамотам определялись размеры крестьянских наделов и порядок их постепенного перехода в собственность крестьян.

Влияние восстания 1863-1864 гг. на реализацию реформы

После отмены крепостного права на территории беларуских и литовских гу­ берний начался новый подъем крестьянского движения. Только в марте - апреле 1861 г. произошло 77 выступлений бывших крепостных «за настоящую волю». В 1862 г. отмечены 152 выступления, из них 78 - против введения уставных грамот. Недовольство» крестьян пытались использовать те местные помещики, которые поддерживали польское патриотическое движение. Они подстрекали сельских жителей к неподчинению властям.
Начало восстания 1863 г. вынудило правительство пойти на существенную корректировку условий отмены крепостного права на территории беларуских и литовских губерний, чтобы не допустить присоединения крестьян к повстан­ цам. По указу от 1 марта 1863 г. временнообязанные отношения крестьян в Ви: ленской, Гродненской, Ковенской, Минской губерниях и ливонских уездах Ви­ тебской губернии прекращались с 1 мая 1863 г. Через восемь месяцев, 2 ноября 1863 г., вышел указ, который распространил эти нормы на Могилёвскую губер­ нию и беларуские уезды Витебской губернии с 1 января 1864 г. В соответствии с новыми документами вводился обязательный выкуп крестьянских наделов, а вы­ купные платежи за надел уменьшались на 20 %. Крестьяне переходили в разряд крестьян-собственников, были увеличены их земельные наделы, за ними также закреплялись сервитутные угодья, которыми они пользовались до реформы 1861 года.
В результате крестьяне Гродненской губернии получили земли на 12 % больше, чем пользовались до реформы; Виленской губернии - на 16 % больше, беларуских уездов Витебской губернии - на 17 %, Минской - на 45 %, Могилёв­ ской - на 6,3 % больше. В отличие от внутренних губерний Российской империи в Беларуси полукрепостные отношения были ликвидированы уже в 1863 году через прекращение временнообязанного состояния крестьян. Кроме того, в со­ ответствии с указом от 17 августа 1863 г. выделялся обязательный трехдесятин­ ный надел крестьянам, обезземеленным в период с 1846 по 1857 гг., а указом от 18 октября 1863 г. гарантировалось полное возвращение наделов тем, кто был их лишен после 1857 г.
Принятые в 1863 г. указы об изменениях в условиях отмены крепостного права закрепили за правительственными органами инициативу в решении крестьянского дела по сравнению с руководством восстания, которое тоже об­ суждало разные проекты земельного обустройства крестьян, однако не имело единства в этом вопросе. В то же время аграрные преобразования в беларуских и литовских губерниях с точки зрения размеров и условий получения кресть­ янами земли были менее выгодными, чем на территории Царства Польского со­ гласно указу «Об обустройстве крестьян», изданному в феврале 1864 г. Надель­ ные земли не позволялось продавать до времени выплаты выкупной ссуды. Тот же, кто покупал эту землю, становился членом сельской общины, а для этого тре­ бовалось согласие сельского схода.
В послереформенное время земельный вопрос оставался очень острым. От- рицательно отражались на состоянии крестьянских хозяйств семейные пере­ делы, которые приводили к их дроблению. Однако были случаи, когда крестьяне покупали помещичью землю, но поскольку она продавалась большими кусками, то нужна была сплоченность односельчан для купли в складчину. Нередкими ста­ новились случаи, когда крестьяне самовольно захватывали отдельные куски по­ мещичьей земли, и далеко не всегда землевладельцам удавалось доказать в суде свою правоту. Особенно частой была такая ситуация, когда односельчане кол­ лективно защищали свои приобретения.

Поземельное обустройство других категорий сельского населения

Отмена крепостной зависимости помещичьих крестьян и перевод их на обя­ зательный выкуп определили необходимость поземельного обустройства других категорий сельского населения.
Второй по количеству категорией крестьянства после помещичьих были го­ сударственные (казенные) крестьяне. По данным ревизии 1858 г., они состав­ ляли 19,5 % крестьянства беларуских губерний. Казенные крестьяне платили го­ сударству денежный оброк, были лично свободными, по собственному желанию распоряжались своей рабочей силой. Они признавались субъектами граждан­ ского и публичного права, но в то же время имели непрочное правовое положе­ ние, зависили от государства, потенциально могли быть подарены дворянам вме­ сте с землями, на которых находились.
В мае 1867 г. был издан закон о реформе государственной деревни Беларуси, Литвы и Правобережной Украины. Согласно ему, землеустройство казенных крестьян производилось на той же основе, что и бывших помещичьих. Их пере­ водили на обязательный выкуп и причисляли к крестьянам-собственникам. Этим они отличались от казенных крестьян великорусских губерний, Левобережной и Южной Украины, где надельная земля находилась только в их постоянном пользовании.
За государственными крестьянами Беларуси сохранялась земля, которая находилась в их пользовании до реформы 1867 г. Величину зе­ мельных участков и сумму выкупных платежей определяли специально созданные люстрацион­ ные комиссии. Для составления и утверждения люстрационных актов в Виленской и Гроднен­ ской губерниях устанавливался срок 3 года, в Минской - 4, в Витебской и Могилёвской - 6 лет.
Ежегодные выкупные платежи определялись исходя из размеров увеличенного на 10 % об­ рочного налога государственных крестьян, вы­ численного люстрационными комиссиями. При определении его величины исходили из суммы уменьшенных на 10 % выкупных плате­ жей бывших частнособственнических крестьян из соседних поместий. Срок погашения выкуп­ ного долга составил 46 лет. Никакой ссуды от казны государственные крестьяне не получали. Выкупные платежи соответство­ вали местным рыночным ценам на землю и были заметно ниже, чем у бывших помещичьих крестьян. На западе и в центре Беларуси определение величины и границ наделов, размера выкупа государственных крестьян было завершено в начале 1870-х гг., в Витебской и Могилёвской губерниях - в середине 1870-х гг.
Отдельной категорией крепостных являлись удельные крестьяне. В конце 1850-х гг. они составляли в восточной части Беларуси 0,7 % деревенских жителей. В связи с восстанием царское правительство вынуждено было в июне 1863 г. перевести удельных крестьян на обязательный выкуп. Выкупная сумма у них определялась аналогично как у бывших помещичьих людей, однако поскольку удельные крестьяне получили несколько большие по размерам наделы, земля стоила им дешевле.
В июле 1864 г. был опубликован указ о поземельном обустройстве свободных людей, которые были лично свободны, но были обязаны платить подушный оброк или отрабатывать за пользование землей. Они жили в Виленской, Грод­ ненской, Витебской и Минской губерниях и составляли около 0,6 % сельского населения. Накануне отмены крепостного права многие из свободных людей были обезземелены. В эту категорию было переведено много крепостных крестьян (без земли). По указу 1864 г., свободные люди, обезземеленные поме­ щиками после ноября 1857 г., наделялись землей с правом выкупа на тех же усло­ виях, что и помещичьи крестьяне; те же, кто был лишен земли до 1857 г., остав­ лялись на 12 лет в качестве арендаторов. В 1882 г. они получили право выкупить землю или заключить новые арендные договоры.
9 июня 1886 г. был принят закон, в соответствии с которым на территории Беларуси, Правобережной Украины и Литвы была проведена оброчная ре­ форма. Чиншевиков (оброчников) - людей, которые пользовались помещичьей землей на условиях бессрочно-наследственной аренды с фиксированной денеж­ ной платой, - переводили на обязательный выкуп. Реализация этой реформы затянулась, в начале XX века рассмотрение оброчных дел было еще далеко от завершения.

Влияние реформы на социальную трансформацию беларуской деревни

Освобождение крестьян от крепостничества и проведение аграрных пре­ образований, несмотря на свою ограниченность, открыли путь для капитали­ стической модернизации деревни. Ощутимым фактором, который повлиял на это, стало национально-освободительное движение начала 1860-х гг. Оно поспо­ собствовало переводу помещичьих, а затем и государственных крестьян Бела­ руси на выкуп (в отличие от внутренних и некоторых других регионов Европей­ ской России), что в конечном итоге создало более благоприятные условия для социально-экономической трансформации беларуской деревни. Бывшие вре­ меннообязанные крестьяне переходили в единый разряд крестьян-собственни- ков. После реформ 1861 г. землеустройство разных категорий сельских жителей ставило целью постепенную унификацию их правового положения, ликвидацию дореформенных категорий крестьянства.
Это было очень важно, ибо пока существовало крепостное право, не про­ изошла дефеодализацйя труда крестьянства, не сформировались предпосылки перехода к индустриальному труду, не могли сложиться классы буржуазного об­ щества. После реформ этот процесс ускорился, и одним из его результатов стала пролетаризация значительных слоев населения, чей социальный статус в тече­ ние предыдущих десятилетий часто был выше, чем городских поденщиков, ра­ бочих и всех тех, кто полностью зависел от заработной платы.

Однако социальные изменения в деревне наталкивались на тогдашние нормы поведения, мировосприятие и этику деревенских жителей. Архаические эле­ менты народной культуры создавали прочный барьер переменам, связанным с распространением рыночных отношений. В ряде беларуских народных посло­ виц и поговорок подчеркивалось как великое достоинство безусловное преиму­ щество бедности над успехом. Не очень поощрялось создание излишков в хозяй­ стве, не приветствовались ссуды и кредитные операции: «Лучше голодному пе­ респать, чем с долгом проснуться», «Пазычай - Л1Х1 абычай» (Одалживать - плохой обычай) и др.
Оптимальной линией поведения крестьянам казалась имущественная само­ достаточность: «У хорошего хозяина всё есть», «Сижу на своем участке, никому ничего не плачу» и др. Существовала уверенность в том, что честное и старатель­ ное исполнение своих обязанностей приведет к благополучию: «Работай от зари до зари - будешь жить не с доли, а за мозоли», «Кто работает, с голода не умрет» и т.п.
От отношения беларуского крестьянства к предпринимательству и зарожде­ нию капиталистических отношений в большой степени зависел выбор пути мо­ дернизации, выработка способов перехода к индустриальному обществу. Скеп­ тическое отношение крестьянства Беларуси к уравнительному принципу рас­ пределения земли нередко сочеталось с негативным отношением к зажиточным односельчанам. Среди ценностей беларуской деревни большое место занимал труд земледельца, который воспринимался как источник благополучия крестьян. В связи с этим уважением пользовались те деревенские жители, кото­ рые умело и разумно вели свое хозяйство.
Главным фактором в определении социального статуса крестьянина внутри общины выступало владение им недвижимым имуществом, земельным наделом, что давало голос в деревенской «громаде» (общине). Тот крестьянин, который имел пусть даже небольшие хозяйство, достаток и уровень потребления, был более уважаемым в глазах односельчан, чем безземельный сельский житель, ко­ торый мог иметь значительно больший доход и благополучие от работы по найму или на отходных промыслах. При этом крестьянин, который работал бат­ раком, занимался отходными промыслами, нанимался на фабрику или эмигри­ ровал в поисках заработка за границы Российской империи, часто был грамот­ ным, имел больше шансов дать образование своим детям, что в свою очередь от­ крывало лучшие возможности для социального успеха.
Но в середине XIX века у крестьян не было представления о возможной аль­ тернативе своему существованию, поэтому они воспринимали свое положение как неизменное. А когда в конце XIX века расширились возможности образова­ ния и просвещения крестьян, их требования и запросы стали более разнообраз­ ными. Одним из способов изменить свое положение явилось стремление к миг­ рации в другие регионы империи.
В последние десятилетия XIX и особенно в начале XX века крестьянство охва­ тили процессы социальной мобильности. Это была, прежде всего, горизонталь­ ная мобильность, однако на грани столетий участились случаи вертикальной мо­ бильности, повышения социального статуса. Для начального этапа было харак­ терно стремление крестьянства поднять свое положение через расширение собственного хозяйства, увеличение земельных угодий и, соответственно, ма­ териального благополучия.
В начале же XX века процесс разложения традиционных ценностей и куль­ туры в беларуской деревне набрал силу. Его проявлениями были:
- появление элементов городской бытовой культуры;
- заметное снижение эффективности контроля деревенского сообщества за нормами поведения односельчан, особенно молодежи;
- распространение грамотности и определенный рост качества образования среди крестьян;
- формирование социального и этнического сознания и самоидентификации крестьян;
- постепенная индивидуализация деревенской жизни одновременно с при­ данием ценности личным достижениям человека и его творческой инициативе.
В это же время четко проявилось осознанное стремление крестьян давать своим детям профессиональное образование, особенно по наиболее популяр­ ным и перспективным специальностям - деревенского учителя и телеграфиста. Прежнее представление крестьян о том, что «наука» - напрасное дело, которое только отвлекает работника от хозяйства и к тому же требует денег в качестве платы за обучение, уходило в небытие.

Отмена крепостного права стала очень важной вехой в развитии деревни и всего беларуского общества. Освобождение крестьян от крепостничества, про­ ведение дальнейших аграрных преобразований, несмотря на определенную ограниченность, открыло путь для капиталистической модернизации деревни. Перевод на выкуп помещичьих, а затем и государственных крестьян Беларуси, в отличие от внутренних и некоторых других регионов Европейской России, создал более благоприятные условия для социально-экономической трансфор­ мации беларуской деревни.
Дефеодализация труда привела к появлению рынка труда, расширению миг­ рационных процессов и экономических связей. Бывший крепостной кресть­ янин получил возможность постепенно включиться в общественно-культурные процессы, пойти путем самоосознания, что наложило большой отпечаток на ста­ новление современной беларуской нации. Сельский житель Беларуси во время подготовки и после отмены крепостного права стал объектом сильной борьбы между польскими национально-политическими кругами и российскими прави­ тельственными органами за влияние на его сознание и склонность к тому или другому государственно-политическому пути.

Коротко об авторе

Кохановский Александр Геннадьевич (1963 г.р.) - кандидат исторических наук, доцент. Тема кандидатской диссертации (1989 г.): «Социально-классовая структура населения Беларуси во второй половине XIX века». Заведует в БГУ кафедрой истории Беларуси нового и новейшего времени. С 1991 г. заместитель декана исторического факультета БГУ по научной работе. Исследует вопросы социальной и этнокультурной истории Беларуси XIX - начала XX вв.
 
Top
[Home] [Library] [Maps] [Collections] [Memoirs] [Genealogy] [Ziemia lidzka] [Наша Cлова] [Лідскі летапісец]
Web-master: Leon
© Pawet 1999-2009
PaWetCMS® by NOX