Вярнуцца: Артыкулы

Киштымов Андрей. Развитие экономики Беларуси в XIX - начале XX вв.


Аўтар: Киштымов Андрей,
Дадана: 14-07-2014,
Крыніца: Киштымов Андрей. Развитие экономики Беларуси (Северо-Западного края) в XIX - начале XX вв. // Деды : дайджест публикаций о беларуской истории. Выпуск 13. Минск, 2014. С. 58-69.



До реформ 1860-70-х гг. Беларусь была аграрным обществом с элементами торгового капитализма. Именно сельское хозяйство являлось экономической основой всего феодального периода; во-вторых, именно в нем были сосредоточены основные экономические усилия самих беларусов.
Владение землей являлось основой военной, юридической, административной и политической системы феодализма. Место человека в феодальной иерархии и обществе определял характер его отношений к земельной собственности. Иное дело - рыночная экономика. Она включает в себя все элементы производства, в том числе землю, деньги и труд. Отмена крепостного права принципиально изменила отношение к земле. Потенциальным участником земельного рынка мог теперь стать любой, а не только помещик или арендатор. Но экономическая ценность земли при этом не уменьшилась, а многократно возросла.
Цену земле наши предки знали. Причем не только крестьяне, о вековечной тяге которых к земле написано очень много. Но и те, кто владел земельными угодьями (помещичьими имениями). В отличие от великорусских губерний, здесь сохранялись и устойчиво развивались крупные и средние помещичьи хозяйства.
Беларуские имения второй половины XIX - начала XX века не замыкались сами в себе по принципу «натурального хозяйства», а множеством нитей были связаны с рынком. Понятно, что владельцы стремились не только сохранить полученную продукцию, но и переработать ее, ориентируясь на потребительский спрос. Поэтому органичной частью хозяйственного усадебного комплекса стало то, что в терминологии тех лет называлось «сельской промышленностью». С одной стороны это означало все более выраженную ориентацию на рынок, с другой - расширение производства и его специализацию. Экстенсивные методы ведения хозяйства постепенно сменялись интенсивными.
Помещики Беларуси лучше своих соседей сумели приспособиться к рыночным условиям. Именно в сфере сельскохозяйственного производства дворяне- католики взяли своеобразный экономический реванш за свое поражение в трех восстаниях против царизма.
Убедительными примерами успешного ведения предпринимательской деятельности в аграрном секторе являются хозяйство графов Хрептовичей, костяк которого составляли три имения - Бешенковичи, Вишнево и Щорсы; Высоко-
Литовское имение графини Марии Ксаверьевны Потоцкой; ряд имений в Оршанском уезде помещиков Менжинских...
Своеобразный групповой портрет образцовых сельскохозяйственных производств Беларуси начала XX века содержится в Справочнике Департамента земледелия Министерства земледелия и государственных имуществ. Хозяйства в справочнике сгруппированы по губерниям, справки по каждому имению составлены по единой схеме: владелец, количество земли, состояние полеводства, скотоводства, птицеводства, наличие сада, хмельника, пасеки, лесное хозяйство, технические производства. Наименьший размер беларуского имения, упомянутого в справочнике - 150 десятин (имение Судовщина Мстиславского уезда, владелец Н.М. Черневский), наибольший - 74720 десятин (имение при местечках Чечерск и Жлобин, Гомельского и Рогачевского уездов, владелец граф И.И. Чернышов-Кругликов). Всего в этом справочнике приведены данные о 144 поместьях из Беларуси.
Подавляющее большинство имений, названных в этом справочнике, являлись участниками сельскохозяйственных и универсальных выставок, как российских, так и зарубежных, причем неоднократными, и удостаивались наград. Кроме того, владельцы этих хозяйств зарекомендовали себя в качестве активных деятелей сельскохозяйственных обществ разного профиля.
После реформы 1861 г. выжили те помещики, которые сумели в полной мере воспользоваться новыми экономическими условиями. Огромные земельные владения сами по себе теперь не могли гарантировать ни устойчивого роста, ни даже стабильности доходов владельца. Только там, где на первый план выходили предпринимательские способности владельца, умноженные на умелое использование новых экономических реалий и технологических новаций, стало возможно достижение экономического успеха.
Такие имения становились образцом для других землевладельцев и содействовали общему подъему сельскохозяйственного производства: не только наращивая собственное производство, но и продавая элитные семена, породистый скот, готовя умелых работников и администрацию. Они знакомили с новой сельхозтехникой, выполняли ее ремонт, а иногда занимались и производством таковой.
Когда в 1912 году Центральное Общество сельского хозяйства в Царстве Польском обратилось в Минское Общество сельского хозяйства с просьбой указать адреса тех имений, «в которых ведется хозяйство на основах новейших достижений науки и практики, в направлении извлечения наибольшего дохода из земледельческой культуры», то, по мнению Общего собрания, этим условиям отвечали хозяйства графа Г.Э. Чапского, Л.Ф. Наркевича-Иодко, К.И. Святицкого, О.Ю. Свиды, Л.И. Регульского, Р.А. Скирмунта, Я.В. Трусколяской, Б.К. Залесского, М.В. Ястржембского, С.А., П.С. и П.Л. Ваньковичей. Часть беларуских помещичьих имений, например Высоко-Литовское имение княгини Марии Потоцкой, соответствовали лучшему мировому опыту ведения сельского хозяйства.
Все, кто работал в образцовых сельскохозяйственных производствах, от управляющего до батраков и поденщиков, по сути проходили школу овладения новыми методами хозяйствования на земле. Это было зримое проявление черт новой культуры производства, соответствующей индустриальному обществу.
А как адаптировался к новым экономическим условиям крестьянский мир Беларуси? Неужели все, что происходило после отмены крепостного права, можно свести лишь к «ограблению» крестьян, «крепостническим пережиткам», гнету и бедствиям? В беларуской историографии за общими статистическими цифрами, за рассуждениями о растущем обезземеливании крестьян давно потерялся хотя и замедленный, но несомненный прогресс крестьянского хозяйства. Между тем М.В. Довнар-Запольский отмечал:
«Жизнь деревни перераба!ывается под влиянием двух условий: общего роста культуры и экономических условий».
К началу XX века такая «переработка» принесла плоды. Точную оценку состояния сельского хозяйства и общего экономического положения Беларуси дал Антон Луцкевич:
«Впрочем, несмотря на неблагоприятные условия, в крестьянском хозяйстве Северо-Западного края можно отметить некоторый прогресс, или, по крайней мере, тенденцию к прогрессу. Господствующая трехпольная система местами сменяется четырехпольной; примитивные орудия труда понемногу вытесняются более усовершенствованными; нередко встречается и искусственное удобрение. Стремление к переходу к хуторскому хозяйству в Белоруссии и соседних с ней губерниях проявляется сильнее, чем в остальной России.
(...) хорошо организованная внутренняя торговля (...) сосредоточивается не только в немногочисленных больших городах, но производится, что особенно важно, в массе мелких местечек (...) таким образом, сельское население имеет возможность на местных рынках сбывать все, что только дает сельское хозяйство, равно как и получать нужные ему продукты, что, понятно, имеет огромное значение для крестьянского хозяйства».
* * *
Под влиянием технического переворота изменилось лицо беларуской промышленности: XIX век начался как век пара, а закончился как век электричества. Появлению первых паровых двигателей и первой электростанции, Беларусь обязана инициативе отечественных предпринимателей. Первые фабрики с паровыми двигателями в местечках Хомске и Косово принадлежали Слонимскому помещику и промышленнику Войцеху Пусловскому (1762-1833). В 1824 году прошли успешные испытания на Соже первого беларуского парохода, построенного англичанином-механиком Адамом Смитом по распоряжению владельца Гомельского имения графа Николая Румянцева (1754-1826).
А в 1889 году дала ток электростанция в Добруше - первенец беларуской электрификации.
В отличие от частных предпринимателей, самодержавие на Беларуси в своих экономических действиях руководствовалось соображениями военно-стратегического характера (водные пути, шоссе, железные дороги, почта, телеграф). 1о- сударственные предприятия занимались обслуживанием непосредственно возникавших нужд (Брестский крепостной кирпичный завод, железнодорожные депо и мастерские, несколько шпалопропитных заводов, хлебопекарные и сухарные заводы военного ведомства), утилизацией принадлежавших казне лесов (немногочисленные казенные лесопильные и лесохимические предприятия) и крайне редко - стремлением наладить образцовое производство (1оры-1Ърецкий механический завод).
Наибольший размах на наших землях приобрели государственные усилия по строительству и эксплуатации путей сообщения: в первой половине XIX века - водных, начиная с 60-х годов - железных дорог. Довольно интенсивно велась прокладка шоссированных дорог, хотя сеть шоссе намного уступала железным дорогам. К началу мировой войны пять беларуских губерний имели железнодости железными дорогами они занимали одно из первых мест в империи. В то время из Беларуси на Запад вели 7 железнодорожных «коридоров». Сейчас в строю всего два.
И в прямом, и в переносном смысле железные дороги стали тем локомотивом, который потянул за собой беларус- кую экономику. Они дали ей мощный импульс развития, во многом определили ход процессов экономического развития и ее урбанизации. Среди экономических показателей деятельности железных дорог наиболее красноречив баланс грузооборота железнодорожных станций. По подсчетам автора, в 1913 году на них прибыло 191.054 пудов (3 млн 57 тыс. т) груза и отправлено 206.295 пудов (3 млн 300 тыс. т). Убедительное свидетель- Фабрика в Северо-Западном крае ство самодостаточности экономики Беларуси тех лет!
С 1900 по 1913 год число предприятий промышленности выросло более чем вдвое. Рядом с фабриками и заводами продолжали свою деятельность многочисленные мануфактуры, мелкие предприятия, мастерские.
При сохранении той отраслевой структуры производства, которая сложилась на Беларуси в XIX веке, почти в каждой отрасли произошли качественные перемены. Во-первых, резко обозначилась роль относительно крупных предприятий - лидеров в своей отрасли, как старых, но значительно модернизованных, так и вновь построенных. Во-вторых, во всех отраслях шли техническая и технологическая перестройка и рост энерговооружения через внедрение паровых двигателей, двигателей внутреннего сгорания и электромоторов.
При этом темпы технического перевооружения в сельском хозяйстве превышали фабрично-заводские показатели. Так, в 1901 году в пяти беларуских губерниях насчитывался 1321 фабрично-заводской паровой котел и 165 сельскохозяйственных паровых котлов - в 8 раз меньше. К 1914 году количество фабрично- заводских котлов выросло в 1,7 раз (2267 штук), а сельскохозяйственных - в 3,3 раза (543 штуки), причем соотношение первых и вторых теперь составило четыре к одному.
Качественные изменения в экономике убедительно показывает положение в лесном деле. Так, параллельно с вывозом сырого леса возникла многоотраслевая промышленная переработка лесных ресурсов.
Потребности железных дорог обслуживали шпалопропитные заводы, крупнейшие из которых действовали на станции Лунинец (открыт в 1902 году, в 1910 году 135 рабочих, произведено продукции на 115 тыс. руб.) и в Мозыре (в 1910 году 334 рабочих, стоимость продукции 216 тыс. руб.).
Лидером бумажной промышленности оставалась Добрушская писчебумажная фабрика (в 1913 году - 10 тыс. тонн бумаги на сумму 3 млн. руб. при 1400 рабочих). Значительными размерами производства отличались бумажные фабрики в Шклове и «Скина» в Лепельском уезде. Производство обоев было сосредо точено в Минске - четыре обойные фабрики.
Одним из крупнейших в империи предприятий лесохимической промышленности был Выдрицкий завод сухой перегонки древесины в Оршанском уезде (в 1913 году произведено продукции на 500 тыс. руб. при 450 рабо чих).
Высокотехнологичным производством было производство спичек. Спичечные фабрики работали в Пинске, Мозыре, Борисове, Ново-Борисове, Новобелице, Койданово, Вишневе, Речице, Слониме, Бобруйске. Несколько довольно крупных предприятий выпускали спичечную соломку, которая находила сбыт за пределами беларуских губерний, шла и за рубеж (продукция фабрики спичечной соломки в Крупках, Сенненского уезда, Могилевской губернии).
Изобретение фанеры привело к возникновению на рубеже XX века ряда специализированных фабрик и цехов на лесоперерабатывающих заводах Беларуси. Практически монопольное положение в империи занимала Пинская фабрика деревянных сапожных гвоздей, которая принадлежала семейству Лурье.
Кроме леса, другой традиционный беларуский товар - лен, тоже стал выступать на рынке не только в качестве сырья. С 1900 года выработку суровой и беленой льняной пряжи начала льнопрядильная фабрика «Двина» в Витебске (в 1910 году 1110 рабочих, 3 двигателя в 1750 лошадиных сил, производство 120 тыс. пудов пряжи на 1,5 млн. руб.). Другая крупная льнопрядильная фабрика была основана в 1902 году в селе Высочаны, Оршанского уезда (в 1901 г. 477 рабочих, 4 двигателя в 440 л.с., сумма производства 455 тыс. руб.)
Открытие в 1901 году ткацкой фабрики в местечке Дубровно Горецкого уезда по выработке хлопчатобумажных, шелковых и джутовых тканей (в 1910 году 488 рабочих, производство на сумму 622,6 тыс. руб.) привело к структурным изме нениям в текстильной промышленности: сократилась доля фабрик по производству шерстяных тканей.
К структурной перестройке в стекольной промышленности относится развертывание производства хрустального стекла и стекол для керосиновых ламп, стеклянных электроизоляторов. На заводе в Альбертине (Слонимский уезд) в 1913 году начался выпуск электролампочек.
В пищевкусовой промышленности крупнейшим предприятием являлась Гродненская табачная фабрика Шерешевского (в 1913 году 1400 рабочих, продукция на 3,5 млн. руб.).
Количество винокуренных заводов уменьшилось, но объем производства возрос за счет укрупнения предприятий и улучшения технологии. К 1914 году Минская губерния вышла на первое место в империи по производству спирта.
В целом, экономика Беларуси, и в первую очередь ее промышленность и транспорт, переживали начальный период своей индустриализации.
Экономика нуждалась в капиталах и их обороте. Банковское дело, как вершина организации денежного обращения, вводит необходимую вертикальную интеграцию в плоский мир экономических инициатив. В нем появляется четкая иерархия, ранее выраженная слабо. Положение в сфере финансов и кредита - не столько количественный, сколько качественный показатель состояния дел в экономике.
На территории беларуских губерний банковское дело представляло собой комбинацию государственных и частных, как акционерных, так и индивидуальных (в основном дисконтеры и банкирские конторы), кредитно-финансовых учреждений.
Создание кредитно-банковской системы в Российской империи началось с учреждения в 1860 году Государственного банка. Отделения Госбанка были открыты во всех губернских городах - Гродно, Вильне, Минске, Могилёве и Витебске.
Затем появились частные коммерческие банки, ипотечные банки, городские банки и другие кредитные организации. Первым, в 1864 году, был открыт Петербургский Частный банк, спустя год появился Московский Купеческий банк. За 5 лет (1864-68 гг.) было организовано 6 акционерных банков, в последующее пятилетие - еще 33 банка.
Регионы остро ощущали необходимость открытия местных банков. Так, Могилёвский губернатор, на рассмотрение которого в 1871 году был представлен проект Могилёвского коммерческого банка, подчеркнул:
«При неимении в г. Могилёве кредитного учреждения, производящего ссуды, заем денег, преимущественно у местных капиталистов-евреев, чрезвычайно затруднителен и обходится весьма дорого, (...) устройство в Могилёве коммерческого банка может поэтому благоприятно повлиять на развитие в губернии торговли и сельской промышленности ».
В 1870-1914 гг. в Беларуси действовали 9 банков и 48 банковских отделений, многочисленные банкирские конторы, кредитные общества, ссудо-сберегательные товарищества. Самое активное участие в создании и развитии этой сети кредитно-финансовых учреждений приняли предприниматели еврейского происхождения. В силу ряда историко-экономических особенностей, в беларуских губерниях в этом деле они играли исключительную роль.
Отметим, что попытка «русификации» частного кредита не имела успеха. Развитие кредитно-финансовых учреждений в беларуских губерниях шло как при активном участии еврейских капиталов, так и с использованием богатейшего опыта ведения денежных операций евреями-финансистами.
Первый в Беларуси акционерный коммерческий банк был открыт в Минске. Это связано со строительством железных дорог. В Могилёве железнодорожного движения не было до 1902 года, а Минск еще в 1873 году стал местом пересечения двух магистралей - Московско-Брестской и Либаво-Роменской. Именно в этом году, 10 сентября, начал работать Минский Коммерческий банк (МКБ). Он расширял свою деятельность, открывая отделения в других городах. Первоначально такие отделения существовали в Либаве, Ромнах, Конотопе и Гомеле. Самым крупным являлось Либавское отделение. Так, в 1891 году оно принесло 46 тыс. руб. чистой прибыли, в то время как все остальные в совокупности - 33,5 тыс. руб. Затем отделения МКБ открылись в Житомире, Могилёве, Белой Церкви, Черкассах, Пинске, Ворожбе, Сумах, Ровно, Прилуках, четко определив экономико-географическую сферу его деятельности - беларуско-украинские пределы «черты оседлости».
В тени финансовых магнатов действовали финансовые предприниматели рангом ниже: владельцы банкирских контор, меняльных лавок и отдельные дисконтеры - частные лица, занимавшиеся учетом векселей. К январю 1910 года по данным Министерства финансов в империи насчитывалось 287 банкирских контор и 88 меняльных лавок. По числу банкирских контор первое место занимали литовско-беларуские губернии (99 контор), затем шли привислинские (42) и южные (33) губернии. Абсолютное большинство банкирских контор принадлежало евреям.
Важную роль в экономике беларуских губерний играли небольшие кредитные учреждения, основанные на принципе коллективной ответственности своих членов - общества или товарищества взаимного кредита. В Беларуси первые такие общества появились в 1874 году - в Минске, Могилёве и Витебске. Особенно бурный рост числа кредитных товариществ в беларуских губерниях наблюдался в годы экономического подъема перед мировой войной. Этот процесс охватил не только губернские и уездные города, но также местечки и даже села.
Если банки имели дело, в основном, с крупной клиентурой, то средние и мелкие предприниматели шире пользовались услугами обществ взаимного кредита. Часто такие общества носили специализированный характер, обслуживая опре деленные отрасли экономики. Например, в Минске, кроме Минского кредитного общества, действовали: Купеческое общество взаимного кредита (с 1905 г.), Торгово-промышленное общество взаимного кредита (с 1911 г.), Лесопромышленное общество взаимного кредита (с 1914 г.), Городское кредитное общество (с 1896 г.), Ремесленное кредитное товарищество (с 1901 г.). Названия этих обществ ясно указывают на то, кто входил в их состав.
Нередко кредитные общества добивались высоких показателей эффективности своей работы. Так, Полоцкое общество взаимного кредита на протяжении более десяти лет (1894-1905 гг.) ежегодно выплачивало дивиденд по 15 %. А максимальный дивиденд Пинского общества взаимного кредита достиг 17 %.
* * *
Помимо денежных потоков и финансовых структур, роль интегратора экономических усилий стала играть торговля.
В первой половине XIX века наиболее значительными и заметными фигурами в мире товаров были купцы, занятые организацией и ведением ярмарочной торговли. Урбанизация Беларуси, заметная начиная с 1860-х гг., привела к значительному росту розничной торговли, и, соответственно, к расширению предпринимательства в этой области. Свидетельством трансформации беларуской торговли стало наличие в ней в начале XX века полного спектра известных в то время форм ее организации: бирж, ярмарок, оптовых складов, розничной торговли.
Решающее значение для развития торговли имело интенсивное строительство водных систем и каналов в конце XVIII - первой половине XIX веков и железных дорог во второй половине XIX - начале XX века. Свой вклад внесло совершенствование инфраструктуры рынка, появление телеграфа и телефона, становление коммерческой кредитно-банковской системы. Изменилось лицо потребительского рынка, что, в свою очередь, вело к изменению форм и методов торговли, как оптовой, так и розничной.
Торговля развивалась вширь, шла за потребителем, осваивала новые территории, вовлекала в профессиональное занятие коммерцией все новых людей. Губернские отчеты фиксируют неуклонное увеличение числа документов, выдаваемых на право ведения торговой деятельности. Наиболее динамично выглядят показатели документов на право ведения мелочного и разносного торга и свидетельства приказчиков. Количественно это находило проявление в росте базарной, лавочной и магазинной торговли - того, что составляет «нижний этаж» рыночной экономики (выражение Ф. Броделя). Однако это не сопровождалось упадком и застоем в «верхнем этаже», в сфере оптовой торговли.
Новым явлением стало открытие, начиная с последней четверти XIX века, оптовых складов и представительств торговых фирм. Только в Минске в 1899 году имелось 26 складов оптовой торговли. Тогда же новой фигурой в торговом мире стал коммивояжер - разъездной агент торговой фирмы, предлагающий покупателям товары по образцам и каталогам.
Продолжала существовать и традиционная форма оптовой торговли - ярмарки. Крупные ярмарки уступали не столько конъюнктуре рынка, сколько веяниям технического прогресса: почта, телеграф и газеты с их оперативностью и доступностью значительно нарушили монополию ярмарок как места по обмену информации между участниками рынка, а такое транспортное средство, как железная дорога, в значительной мере приняло на себя объем товаров, ранее концентрировавшихся на ярмарках. Однако новые виды оптовой торговли - биржи, торговые представительства, оптовые склады - не подменяли ярмарки, а просто надстраивали «верхний этаж» рыночной экономики.
В этом отношении лучшей иллюстрацией является анализ положения в лесном деле. Так, именно купцы основали все спичечные и мебельные фабрики в Беларуси, фанерное и паркетное производства. Более скромным было участие беларуского купечества в развитии бумажной промышленности. Оно ограничилось строительством картонно-бумажной фабрики в Шклове (1890 г.). Зато именно купцам принадлежали все обойные фабрики, производство конвертов, альбомов, конторских книг, других писчебумажных принадлежностей, большинство типографий, гильзовое производство, использовавшее бумагу. В Гродно сын харьковского купца 1-й гильдии М. Эльяшев основал карандашную фабрику. Таким образом, из состава купечества формировалась новая группа предпринимателей - промышленники.
Изменения происходили и в среде купечества, торгующего лесом. В особую группу выделились крупные лесоторговцы, ориентированные на торговые операции в больших масштабах, в том числе на экспорт. Они предпочитали иметь дело с готовым лесным товаром, осуществляли его браковку и оценку, транспортировку потребителю, организовывали рынки. Одновременно появлялись новые формы лесной торговли - лесные рынки и биржи.
В начале XX века главными местами оптовой лесной торговли стали ярмарки в Гомеле и Минске. Обороты ежегодной ярмарки в Гомеле, проводившейся 1-10 января, к 1900 году достигли 3 млн. руб. В последующие годы они снизились (1906 г. - 2,5 млн. руб., 1910 г. - около 2 млн. руб.), хотя по-прежнему оставались достаточно высокими.
Одной из причин стал «упадок лесной торговли в южном горно-промышленном районе». Другой причиной стало учреждение недельной Рождественской лесной ярмарки в Минске (27 декабря - 4 января). Ее ежегодные обороты достигали более 20 млн. руб. Среди лесных ярмарок Российской империи Минская ярмарка стояла на первом месте, среди всех ярмарок - на третьем, уступая по обороту лишь Нижнегородской (167 млн. руб.) и Ирбитской (около 25 млн. руб.).
* * *
биржи, торговые представительства, оптовые склады - не подменяли ярмарки, а просто надстраивали «верхний этаж» рыночной экономики. В этом отношении лучшей иллюстрацией является анализ положения в лесном деле. Так, именно купцы основали все спичечные и мебельные фабрики в Беларуси, фанерное и паркетное производства. Более скромным было участие беларуского купечества в развитии бумажной промышленности. Оно ограничилось строительством картонно-бумажной фабрики в Шклове (1890 г.). Зато именно купцам принадлежали все обойные фабрики, производство конвертов, альбомов, конторских книг, других писчебумажных принадлежностей, большинство типографий, гильзовое производство, использовавшее бумагу. В Гродно сын харьковского купца 1-й гильдии М. Эльяшев основал карандашную фабрику. Таким образом, из состава купечества формировалась новая группа предпринимателей - промышленники. Изменения происходили и в среде купечества, торгующего лесом. В особую группу выделились крупные лесоторговцы, ориентированные на торговые операции в больших масштабах, в том числе на экспорт. Они предпочитали иметь дело с готовым лесным товаром, осуществляли его браковку и оценку, транспортировку потребителю, организовывали рынки. Одновременно появлялись новые формы лесной торговли - лесные рынки и биржи. В начале XX века главными местами оптовой лесной торговли стали ярмарки в Гомеле и Минске. Обороты ежегодной ярмарки в Гомеле, проводившейся 1-10 января, к 1900 году достигли 3 млн. руб. В последующие годы они снизились (1906 г. - 2,5 млн. руб., 1910 г. - около 2 млн. руб.), хотя по-прежнему оставались достаточно высокими.
Одной из причин стал «упадок лесной торговли в южном горно-промышленном районе». Другой причиной стало учреждение недельной Рождественской лесной ярмарки в Минске (27 декабря - 4 января). Ее ежегодные обороты достигали более 20 млн. руб. Среди лесных ярмарок Российской империи Минская ярмарка стояла на первом месте, среди всех ярмарок - на третьем, уступая по обороту лишь Нижнегородской (167 млн. руб.) и Ирбитской (около 25 млн. руб.). схемы самодержавия на пути к политической свободе. Это отражало общемировую тенденцию: повсюду политической демократии предшествует демократия рынка. Основными источниками формирования буржуазии Беларуси были представители дворянского и купеческого сословий, в меньшей степени - выходцы из мещан и крестьянства.
Нередко фигура предпринимателя объединяла черты представителей разных слоев буржуазии. Например, дворянин Игуменского уезда Адам Ельский с 1887 года на протяжении почти 20 лет был членом учетного комитета Минского отделения Госбанка и одновременно - агентом частного Виленского земельного банка, вместе с братом он владел имением 1ольна в Гродненской губернии (600 десятин земли), ему же принадлежала четвертая частьмеханического и чугунолитейного завода в Варшаве, земельный участок и дом в Минске. В одном лице банкир, помещик, фабрикант и домовладелец.
Значительная часть местных предпринимателей выросла из среды проживавших на беларуских землях евреев - купцов и мещан. По переписи 1897 года в купеческом сословии пяти беларуских губерний евреи составляли 84,5 %, русские - 10,7 % и только 1,7 % беларусы. В то же время еврейская буржуазия являлась собственником более половины (51 %) фабрик и заводов.
Иностранцев среди предпринимателей было немного. Преобладали среди капиталистов-иностранцев выходцы из Германии.
Беларуская национальная буржуазия к началу XX века находилась еще в стадии становления и представляла собой наиболее слабую прослойку местной многонациональной буржуазии. Среди беларусов практически не было крупной и средней промышленной буржуазии. Беларусы встречались среди владельцев мелких предприятий, размещенных в сельской местности - мельниц, гончарных мастерских, кирпичных заводов.
При этом традиционное деление буржуазии на крупную, среднюю и мелкую носит весьма условный характер. Тот, кто по сельским или местечковым меркам считался зажиточным, в городе или на всероссийском уровне таким не был.
Элиту беларуской буржуазии представляли менеджеры - наемные управляющие капиталистическими предприятиями. Хотя термина «менеджер» в то время еще не существовало, можно уверенно говорить о значительной роли, которую играли в беларуской экономике директора фабрик и заводов, администрация казенных железных дорог, банкиры, управляющие крупными имениями. Менеджеры действовали как в государственных, так и в частных областях экономики в промышленности, на транспорте, в аграрном секторе. Они выделялись организаторскими способностями, образованием, экономическим способом мышления.
Если в сельхозпроизводстве наемный управляющий в имении (иногда иностранец) был для Беларуси традиционной фигурой, то в области промышленности подобное стало отчетливо проявляться лишь после 1861 года. От наемного управляющего оставался один шаг до менеджера, сочетающего выполнение управленческих функций с личным участием в формировании и распределении капитала - либо в качестве акционера, либо в форме прямого получения части прибыли. В этом смысле первым классическим образцом менеджемента на беларуской земле является многолетняя деятельность директора-распорадителя Добрушской писчебумажной фабрики Антона Игнатьевича Стульгинского (1851-1915).
Предприниматели являлись ключевой фигурой в успехах беларуской экономики. Со второй половины XX века они оказывали воздействие на государственную экономическую политику не только путем собственных экономических усилий, но и через свои предпринимательские представительские организации. Наибольшим влиянием в Беларуси пользовались общества сельских хозяев (существовали во всех губерниях и ряде уездов), съезды предпринимателей (фабрикантов, судопромышленников, лесоторговцев, банкиров, коммивояжеров) и их отраслевые организации (например, Общество винокуренных заводчиков Северо-Западного края).
В развитии беларуской экономики была и обратная сторона. Однако теневые стороны капитализма на самом деле объясняются не тем, что его было «много», а тем, что «мало». Лидеры рыночной экономики как раз и демонстрировали возможно достижимый высший уровень ее развития, их роль заключалась в создании экономического прецедента и стимуляции остальных субъектов народного хозяйства.
В начале XX века Беларусь, располагаясь между крупнейшими промышленными центрами Российской империи - Петербургом, Москвой, Украиной, Царством Польским, Ригой - успешно развивала различные отрасли промышленности, сельское хозяйство, вела разработку лесных богатств, принимала участие в международных экономических отношениях.
Первая мировая война и последующие исторические события подвели черту предыдущему циклу экономического развития. Циклу, который можно назвать «первой индустриализацией» Беларуси.

Коротко об авторе

Андрей Леонидович Киштымов (1954 г.р.) - кандидат исторических наук, доцент. С 1979 по сентябрь 2005 г. работал в Институте истории АН БССР (с 1991 - НАН Беларуси), прошёл все ступени служебной лестницы от младшего лаборанта до старшего научного сотрудника. Автор более 200 публикаций в научных изданиях Беларуси, Германии, США, Польши, России, Украины, Литвы, Эстонии. Один из авторов «Handbuch der Geschichte Weissrusslands» (Gottingen, 2001) и 4-готома в шеститомной «Псторьп Беларуск
Принимал участие в Международных экспедициях «Богун - 2002», «Шелковый путь 2003», «Янтарный путь 2004-2005», «Большой Неман - 2006».
В настоящее А.Л. Киштымов - доцент кафедры политологии и гуманитарных дисциплин Института парламентаризма и предпринимательства в Минске.
 
Top
[Home] [Library] [Maps] [Collections] [Memoirs] [Genealogy] [Ziemia lidzka] [Наша Cлова] [Лідскі летапісец]
Web-master: Leon
© Pawet 1999-2009
PaWetCMS® by NOX