Вярнуцца: Артыкулы

Петров Максим. Большой террор в БССР


Аўтар: Петров Максим,
Дадана: 21-07-2013,
Крыніца: ТПетров Максим. Большой террор в БССР // Деды № 11 - 2012. C. 221-231.



Многие наши граждане до сих пор не понимают смысла коммунистического террора в СССР. «Верх» такого непонимания - наивный лепет об «извращениях» ленинского курса. А ведь смысл был откровенно заявлен еще в 1871 году в ритуальной песне коммунистов «Интернационал», сочиненный французом Эженом Потье - уничтожить до основания старый мир и вместо него построить новый - свой, и тогда тог, кто был никем - станет всем.

Старый мир - это люди, носители прежней идеологии, прежних традиций, обладавшие прежней ментальносгью. Поэтому их безжалостно уничтожали или, как минимум, «перековывали» - ломали их совесть, ценностные ориентации, идейные воззрения, используя для этого все виды морального п физического насилия.

Массовый террор-выражал саму суть советской власти, был одним из трех главных ее «столпов» наряду с возможностью успешной личной карьеры для отбросов общества («кто был никем - тот станет всем») и лживой демагогической пропагандой. Но за те 70 лет с лишним лет, в течение которых власть на территории бывшей Российской империи находилась в руках организованной преступной группировки, именуемой РКП(б) - ВКП(б) - КПСС, стратегия и тактика ее террористической политики неоднократно менялись. Апогеем массового террора стали 1937-38 годы, вошедшие в историю под названием «Большой террор».

Долгое время его масштаб, структура и механизмы оставались скрытыми не только для современников (за исключением «авторов» и главных исполнителей террора), но и для историков. Сейчас совокупность рассекреченных источников позволяет ясно видеть общую схему этой бойни [1]. Общий ход репрессий в период «Большого террора» можно разделить на три периода:

Первый период: октябрь 1936 февраль 1937 гг. Содержание периода: перестройка карательных органов, установка на чистку партийной, военной и административной элиты от потенциально оппозиционных элементов в условиях угрозы «империалистической агрессии». Увеличение числа арестов по политическим обвинениям.

Второй период: март 1937-июнь 1937гг. Содержание периода: декретирование тотальной борьбы с «двурушниками» и «агентами иностранных разведок»; продолжение чистки элиты: планирование и разработка массовых репрессивных операций против «социальной базы» потенциальных агрессоров - кулаков, «бывших людей», представителей национальных диаспор и т.п.

В январе 1937 года к Москве состоялся процесс по делу «параллельного антисоветского троцкистского центра». А с 23 февраля по 5 марта 1937 года в Москве заседал пленум ЦК ВКП(б), целиком посвященный политическом)обоснованию разворачивающихся массовых репрессий.

Пленум обсуждал следующие вопросы: 1) дело Бухарина и Рыкова: 2) «уроки» вредительства, диверсий и шпионажа японо-немецко-троцкистских агентов по народным комиссариатам тяжелой промышленности и путей сообщений; 3) то же самое по НКВД; 4) о политическом воспитании партийных кадров и мерах борьбы с троцкистскими и иными двурушниками в парторганизациях.

Сталин в своем докладе на пленуме 3 марта «О недостатках партийной работы и мерах ликвидации троцкистских и иных двурушников» вьщвинул принципиальный тезис: беспощадная борьба с «врагами народа» - важнейший приоритет партийной работы. Он заявил, что поскольку троцкисты и иные политические противники превратились «в оголтелую и беспринципную банду вредителей, диверсантов, шпионов и убийц, действующую по заданиям разведывательных органов иностранных государств», в борьбе с ними нужны «не методы дискуссий, а новые методы, методы выкорчевывания и разгрома».

На Пленуме выступили 73 человека. Отметим попутно, что 56 из них в 1937-1940 гг. были расстреляны (в т.ч. Ежов), а двое кончили жизнь самоубийством.

Постановления этого пленума положили начало кампании «Большого террора». Уже 27 февраля Н.И. Ежов представил на утверждение членам Политбюро первый «список лиц, подлежащих суду Военной коллегии Верховного суда СССР». Он включал фамилии 479 человек, которых заранее решили казнить. В следующие полтора года такие списки регулярно подавались из НКВД на утверждение Сталину' и его ближайшим сподвижникам - только после их визы дела поступали на рассмотрение в Военную коллегию. Всего в этих 383 списках более 40 тыс. чел. Подавляющее большинство из них были осуждены на смерть.

Третий период: июль 1937 ноябрь 1938 гг. Содержание периода: декретирование и реализация массовых репрессивных операций - «кулацкой», «национальных», против ЧСИР (членов семей изменников родины); усиление борьбы с «военно-фашистским заговором» в РККЛ, с «вредительством» в сельском хозяйстве и других отраслях экономики.

В эти два года буквально вся партийно-государственная машина СССР работала в одном направлении - в сторону тюрьмы и кладбища. Почитайте газеты и журналы того времени, любому нормальному человеку станет жутко от одних только людоедских заголовков тогдашних публикаций. Всю огромную страну охватил какой-то массовый психоз!

Завершающий период: ноябрь 1938 март 1939 гг. С 25 ноября 1938 года, когда Л.П. Берия сменил Н.Н. Ежова на посту наркома внутренних дел СССР, началось сворачивание «Большого террора». Были прекращены массовые операции; отменен «списочный» («альбомный») принцип арестов; упразднены чрезвычайные органы внесудебной расправы («тройки» и «двойки»), освобождена часть арестованных; началось уничтожение «ежовских» кадров в НКВД.

❖ ❖ ❖

Статистические итоги «Большого террора» в СССР за период с октября 1936 по ноябрь 1938 гг., выглядят следующим образом.

По тем делам, которые вели органы госбезопасности (органы ГУГБ НКВД) было арестовано не менее 1 млн 710 тыс. чел., в том числе 818 тыс. чел. (47,83 % общего числа арестованных) в рамках «кулацкой» операции.

Из всех арестованных было осуждено не менее 1 млн 440 тыс. чел. (84,2 % от общего числа арестованных). В том числе приговорены к смертной казни не менее 725 тыс. чел. (50,3 % от числа осужденных).

Из 725 тыс. чел., приговоренных к смертной казни были осуждены:

  1. «тройками» по «кулацкой операции» - не менее 436 тыс. чел. (53,3 % всех арестованных «кулаков»):
  2. «тройками» и «двойками» НКВД по «национальным операциям» - не менее 247 тысяч человек [2];
  3. Военной коллегией Верховного суда СССР, спецколлегиями областных судов, военными трибуналами (по делам о «повстанцах», «террористах», «шпионах», «диверсантах») не менее 41 тысячи человек».

Кроме того за июль 1937 - ноябрь 1938 гг. были отправлены в ссылку или депортированы по политическим мотивам но в административном порядке - не менее 200 тысяч человек [3].

Таким образом, общее число людей, репрессированных в СССР за 26 месяцев (с октября 1936 по ноябрь 1938 по обвинениям политического характера арестованных, осужденных и высланных) составило свыше 1 млн 910 тыс. чел. Это на 370 тысяч больше, чем всё население современной Эстонии (1,54 млн) и почти столько же, сколько живет в Словении (1,97 млн). Целая страна!

При этом «пик» массовых убийств, совершавшихся сталинскими палачами

по всей стране, пришелся на 16 месяцев - с июля 1937 по ноябрь 1938 года.

❖ ❖ ❖

Попутно надо сказать несколько слов о пытках. Некоторые публицисты пишут о «следователях-садистах». Такие статьи создают ложное впечатление, будто бы зверские избиения и другие методы физического воздействия являлись своего рода «самодеятельностью» отдельных представителей органов внутренних дел. Это абсолютно не соответствует реальности.

Впервые применение пыток к лицам, обвиняемым в совершении политических преступлений, было официально санкционировано в СССР в декабре 1934 года - вскоре после убийства С.М. Кирова, совершенного (как доказано к настоящему времени) по приказу Сталина. Тогда из Москвы во все республиканские наркоматы и региональные управления НКВД была послана телеграмма соответствующего содержания, разумеется, с грифом «совершенно секретно». Правда, в ней было отмечено, что это якобы «временная мера» и она должна применяться «в исключительных случаях». В начале лета 1937 года телеграмма примерно такого же содержания была разослана еще раз.

А 10 января 1939 г. секретариат Сталина разослал всем региональным руководителям ВКП(б) и НКВД телеграмму за подписью вождя. В ней было сказано:

«ЦК ВКП стало известно, что секретари обкомов - крайкомов, проверяя работников УНКВД, ставят им в вину применение физического воздействия к арестованным, как нечто преступное. ЦК ВКП разъясняет, что применение физического воздействия в практике НКВД было допущено с 1937 года с разрешения ЦК ВКП. (...) ЦК ВКП считает, что метод физического воздействия должен обязательно применяться и впредь (...) в отношении явных и неразоружающихся врагов народа, как совершенно правильный и целесообразный метод».

Кампания «Большого теророра» в БССР

Сталин и его приверженцы сначала (в 1929-33 гг.) уничтожили традиционный уклад жизни беларусов (единоличные крестьянские хозяйства) путем ликвидации рыночных отношений и коллективизации с одновременным разгромом хозяйств, дававших основную массу товарной сельхозпродукции (именно их называли «кулацкими»).

После этого (в 1933-36 гг.) они устранили из активной жизни (арестовали, бросили в лагеря, отправили в ссылку, частью казнили) беларускую национально-демократическую интеллигенцию - «мозг нации». Жертвами репрессий в этот период стали более 90 % национальных деятелей первой четверти XX века.

Затем наступила короткая передышка перед «решающим штурмом» - «Большим террором».

В 1937-38 гг. в огромных масштабах производились аресты «правотроцкистов», «национал-фашистов», «иностранных шпионов» и прочих «врагов народа». Их обвиняли в участии в контрреволюционных, антисоветских, диверсионных, шпионско-террористических и повстанческих организациях.

Например, число так называемых «врагов народа» и «вредителей», исключенных из компартии БССР составило в 1934 - 1936 годах 10.831 человек. А в 1937 - 38 гг. число исключенных из компартии превысило 40 тысяч человек!

Коммунисты-патриоты национальных регионов больше не требовались Москве. Их объявляли «врагами», «национал-фашистами» и безжалостно уничтожали. «Местное руководство» в союзных и автономных республиках Москва теперь формировала частью из «пришлых», частью из местных денационализированных люмпенов. На высокие должности взлетали малограмотные люди. К XVIII съезду ВКП (б), состоявшемуся в марте 1939 года, три четверти всех партийно-советских руководителей БССР имели только начальное образование!

Понятно, что такие «пролетарские» кадры являлись преданными рабами своих хозяев и жестокими палачами собственного народа. Они до конца жизни были благодарны «сталинской партии», открывшей им путь к господству и привилегиям.

❖ ❖ ❖

Упомянем теперь о делах «Объединенного антисоветского подполья» в БССР. Это общее название целого ряда дел по разгрому «антисоветских диверсионно-вредительских, шпионских, террористических и повстанческих организаций», придуманных в 1937-38 гг. сотрудниками управления госбезопасности НКВД БССР. Объединенное антисоветское подполье (ОАП) якобы включало в себя 13 автономных организаций:

Антисоветская националистическая организация «Белорусская национальная самопомощь»

Антисоветская террористическая организация «Союз борьбы за освобождение Белоруссии»

Белорусская автокефальная церковь Бундовско-сионистская организация

Контрреволюционная организация «Культурная помощь деревне» Контрреволюционная антисоветская организация «Белорусское отделение крестьянского бюро меньшевиков» Организация правых Национал-фашистская организация

Сионистская контрреволюционная организация «Левый Гехалуц» Сионистская молодежная организация Троцкистско-террористическая организация Шпионско-повстанческая организация Эсеровская организация

Начальник 4-го отдела УГБ НКВД БССР в справке от 1 июня 1938 г., представленной в ЦК КПБ, подвел итоги «разгрома антисоветского подполья в БССР»:

«Всего по БССР арестовано и разоблачено в 1937-1938 гг. 2580 участников OAП, из них: троцкистов и зиповьсвцев - 376 человек, правых - 177. национал-фашистов - 138, эсеров - 585, бундовцев - 198, меньшевиков - 7. сионистов - 27, церковников и сектантов - 1015, клерикалов - 57».

«Руководителей» и «активистов» этих мифических организаций органы внесудебной расправы приговаривали к смертной казни, остальных - к заключению в трудовые лагеря. В числе осужденных были 23 члена ЦК КПБ и ЦК комсомола, 40 народных комиссаров и их заместителей, 24 секретаря окружных, городских и районных комитетов КПБ. 20 председателей окружных, городских и районных исполнительных комитетов советов. 25 академиков и научных сотрудников АН БССР, 20 писателей.

❖ ❖ ❖

Другим «направлением деятельности» органов НКВД в период «большого террора», кроме «подпольных организаций», являлось выявление «иностранной агентуры». Об этом свидетельствует справка «Об итогах операции по польской, немецкой и латвийской агенту ре в БССР, в период с августа 1937 по сентябрь 1938 г.» Вот сведения из нее, касающиеся рассмотрения дел одних только польских «шпионов» и «диверсантов» в НКВД СССР и Особой тройкой НКВД БССР:

«Из общего числа 15.747 арестованных осуждены решением НКВД СССР и Прокуратуры СССР на смертную казнь - 14.037 человек. Плюс к тому Особой тройкой НКВД БССР осуждены 6770 человек, в том числе к ВМН - 4650. Т.е. из 22.517 человек приговорили к смерти и казнили 18.687 (83 %)!»

Еще большее число людей попало в жернова террора вне этих двух «направлений».

В качестве конкретного примера того, как «вращались» эти «жернова», рассмотрим судьбу высшего партийного руководства БССР в указанное время.

С 10 по 19 июня 1937 года в Минске проходил XVI съезд КПБ(б)Б. Его лозунгами были «мобилизация большевиков Белоруссии на очистку своих радов от всякого рода двурушников, троцкистско-зиновьевских и бухаринско-рыковских бандитов, национал-фашистов и агентов германо-японо-польского фашизма» и «сплочение КП(б)Б вокруг ЦК ВКП(б). вокруг товарища Сталина».

Делегаты съезда единогласно (!) одобрили арест командующего Белорусским военным округом командарма 1-го ранга Иеронима Уборевича. Между прочим, П.П. Уборевич был награжден за революционные заслуги тремя орденами Красного Знамени (в то время - высшая награда) и Почетным революционным оружием! Еще 9 делегатов, в том числе Николай Голодед, были лишены мандатов и арестованы уже в ходе съезда [4]. Член Бюро ЦК КПБ. Председатель ЦИК Советов БССР Александр Червяков 16 июня во время перерыва между заседаниями съезда застрелился прямо в служебном кабинете.

Из избранных съездом 64 членов ЦК КП(б)Б вскоре были арестованы 34 (53 %), а из 21 кандидата в члены ЦК чекисты арестовали 8 (38 %).

Было избрано бюро ЦК в составе 11 человек. В ближайшие полтора года их всех арестовали. Пофамильно, это Б. Берман, И. Белов, Д. Валкович, А. Воронченко, М. Денискевич, И. Журавлёв, А. Мезис, М. Низовцев, В. Потапейко. М. Стакун, В. Шарангович.

Кандидатами в члены бюро избрали 8 человек. Это А. Августайтис. Ф. Войнович, Л. Готфрид, И.Жабров, Н. Литвин, Р. Рубинштейн. И. Сурта, Д. Юрков. И этих тоже вскоре арестовали.

июля 1937 года ЦК ВКП(б) принял постановление о руководстве ЦК КП(б)Б. От занимаемых должностей освободили первого и второго секретарей ЦК КП(б)Б Василия Шаранговича и Николая Денискевнча. а их дела как «врагов народа» передали в органы НКВД [5].

июля состоялось заседание бюро ЦК КП(б)Б с участием заведующего отделом руководящих партийных органов ЦК ВКП(б) Георгия Маленкова (19021988) и заместителя председателя Комиссии партийного контроля при ЦК ВКП(б), заведующего сельхозотделом ЦК Якова Яковлева (Эпштейна). Ранее Я. Яковлев возглавлял комиссию, которая проверяла беларускую партийную организацию и готовила погромное постановление ЦК ВКП(б) от 27 июля о руководстве ЦК КП(б)Б.

29 июля прошел пленум ЦК КП(б)Б с приглашением на него всех секретарей городских и районных комитетов партии БССР. В работе пленума участвовали Г. Маленков и Я. Яковлев. Основным докладчиком был Яковлев. «Гости» из Москвы поименно приглашали участников пленума выступить, учиняли им формальный допрос и тут же отбирали партийные билеты. Из 24 выступавших 20 были арестованы и вскоре расстреляны. В связи с тем, что КП(б)Б оказалось без руководства, до 11 августа «республиканским отрядом» единолично командовал Я. Яковлев [6].

Следущий XVIII съезд КП(б)Б состоялся через год- с 10 по 18 июня 1938 года. Из доклада исполняющего обязанности первого секретаря ЦК Алексея Волкова следовало, что 1938 год должен стать годом «нового выкорчевывания врагов». Однако приехавший на съезд из Москвы секретарь ЦК ВКП(б)Б Андрей Андреев (1895-1971) заявил, что Волков с обязанностями не справляется и «рекомендовал» избрать первым секретарем 36-летнего Пантелеймона Пономаренко, заместителя Георгия Маленкова в отделе руководящих органов ЦК ВКП(б) [7].

Членами бюро ЦК КП(б) на этот раз стали 9 человек: А. Ананьев. П. Голиков, А. Кузнецов, М. Кузнецов, А. Левицкий, А. Наседкин, Н. Наталевич, П. Пономаренко. М. Рапинский. Троих из них позже тоже арестовали - А. Ананьева (в 1940 г.), А. Кузнецова (в 1939 г.) и А. Наседкина (в 1939 г.)

Точные сведения о том, насколько сократился за прошедшие 12 месяцев «белорусский отряд большевиков», отсутствуют. По сведениям справочника «Коммунистическая партия Белоруссии в цифрах, 1918-1988». (2-е изд., Минск. 1988), на 2225 человек (с 33.828до 31.603). Поданным «Энцыклапедыя гісторыі Беларусі (том 6, книга II. с. 200; том 6, книга I, с. 285) - на 15,5 тысяч человек (с 47 тысяч до 31.526).

Большего доверия заслуживают сведения Ростислава Платонова в «3ГБ», так как они более поздние и не подвергались цензуре. К тому же цифры на 1938 год в обоих источниках почти совпадают (у Платонова меньше всего на 77 человек) [8].

Очередной съезд (XIX) был созван почти через два года - в мае 1940. Поскольку масштабы террора к тому времени резко сократились, партия значительно увеличила свой численный состав, но вопрос о том, был ли это качественный рост, является чисто риторическим.

Некоторые итоги «Большого террора» в БССР

Академия наук БССР оказалась практически разгромленной. С января 1937 года по декабрь 1938 она потеряла более 100 ученых. Осталось всего-навсего б (4,32 %) аспирантов из 139, которые имелись в 1934 году. Институты философии и экономики в 1938 г. вообще закрыли. Для замены репрессированных ученых и преподавателей ВУЗов пришлось срочно присылать выходцев из России.

Еще в 1934 году вместо свободных литературных объединений («Маладняк», «Узвышша», «Полымя») был создан единый Союз советских писателей Беларуси. С той же целью позже учредили союзы композиторов, художников, архитекторов. С самого начала в них воцарилась тяжелая атмосфера взаимных обвинений и доносов. Историческую и фольклорную тематику объявили националистической. Требовали хвалить «счастливую социалистическую действительность» и «славное революционное прошлое». До 1940 года были репрессированы свыше 60 % членов Союза писателей БССР состава 1935 года - 238 человек! Из них выжили лишь 20 (8.4 %).

Большевики закрыли Гомельский драматический театр, его руководителя, артиста, режиссера и драматурга Владислава Голубка, первого народного артиста БССР, расстреляли. Та же судьба постигла создателя Первого беларуского драмтеатра (БДТ-1) Флориана Ждановича и художественного руководителя еврейского театра Михаила Рафальского. Погибли композитор и дирижер Владислав Теравский. собиратель народных песен Антон Гриневич.

❖ ❖ ❖

По официальным данным, за период 1929 - 1935 гг. в БССР было репрессировано около 46 тысяч человек, из них свыше 13 тысяч (около 28,3 %) приняли смерть. А в 1936-38 гг. репрессиям подверглись 86.168 граждан БССР, причем 25.425 человек (29,5 %) из них были казнены. Как видим, интенсивность террора возросла в 4,37 раза. Если в предыдущие 7 лет среднегодовой показатель жертв репрессий составлял 6572 человека, то в следующие три года - 28.722 человека.

Но это - официальные данные. По подсчетам же независимых историков, жертвами репрессий в БССР в 1936-38 гг. стали свыше 300 тысяч человек, из которых было казнено не менее 40 тысяч. В период с июля 1937 по ноябрь 1938 года только в Минске сталинские палачи убили свыше 10 тысяч человек. Это время писатель Леонид Моряков назвал «кровавым туннелем смерти». Были ночи, когда расстреливали по 200-250 человек.

Чекисты убили в БССР за 1937-38 гг. около 4 тысяч учителей, более тысячи врачей, свыше 400 православных и католических священников, а также пятерых архиепископов и митрополита Ф. Раменского. От 1445 действующих православных церквей дореволюционного Северо-Западного края к сентябрю 1938 года в БССР остались только две - в Орше и Мозыре.

Семьи арестованных тоже становились жертвами репрессий. Политбюро ЦК ВКП(б) приняло 5 июля 1937 года специальное постановление (разумеется, секретное) «О женах осужденных изменников родины», согласно которому «все жены изобличенных изменников родины подлежат заключению в лагеря не менее, как на 5-8 лет», а дети - помещению в детские дома и закрытые интернаты.

На основе этого постановления женщины получали 8 лет лагерей (их отправляли в АЛЖИР - Акмолинский лагерь жен измеников родины); дети старше 18 лет - 5 лет лагерей (с той же формулировкой, либо «за антисоветскую деятельность»); детей в возрасте до 5-6 лет отправляли в детские приюты (меняя им фамилии), остальных - в специальные детские дома для ЧСИР («членов семей изменников родины»). Большевикам мало было оклеветать и убить ни в чем не повинного человека, они стремились уничтожить и его семью!

Оперативным приказом наркома внутренних дел СССР № 00447 «Об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и других антисоветских элементов», изданным 31 июля 1937 г. и утвержденным в Политбюро ЦК ВКП(б), были установлены количественные «лимиты» по первой (расстрел) и второй (заключение в лагерь) категориям для каждого региона СССР. Приговоры выносились заочно, т.е. без вызова обвиняемого, а также без участия защиты и обвинения, обжалованию приговоры не подлежали.

Специально указывалось, что расстрелы должны производиться «с обязательным полным сохранением в тайне времени и места». Коммунисты и без этого приказа всегда скрывали места массовых казней, убийства они производили тайно, по ночам. Установлено, что до войны людей, осужденных на смерть в Минске, убивали в пригородах - в Лошице, Тростенце, Степянке и. особенно, в урочище Броды (Куропаты). Только в Куропатах в 1937-39 гг. расстреляли не менее 30 тысяч жителей Беларуси и перебежчиков из Западной Беларуси. Но такие Куропаты были возле каждого города БССР, где имелась тюрьма ГПУ или НКВД.

❖ ❖ ❖

Всего же за период с 1921 по 1953 год репрессиям большевиков (коммунистов) в БССР подверглись от 650 тысяч человек (по официальным данным) до более чем 1 млн (по подсчетам независимых исследователей).

Во-первых, это свыше 300 тысяч крестьян, объявленных «кулаками» либо «вредителями», лишенных всего имущества и частью казненных, частью сосланных на Север, в Сибирь. Казахстан.

Во-вторых, это 250.449 лиц, осужденных «тройками» и «двойками», особыми совещаниями, коллегиями ГПУ, НКВД, МГБ, а частично и судами по политическим обвинениям - как троцкисты, национал-фашисты, контрреволюционеры, повстанцы, либо как агенты иностранных разведок - шпионы и диверсанты.

В-третьих, более 100 тысяч жителей западных областей республики, репрессированных в административном порядке (без рассмотрения персональных дел) в 1939-41 и 1944-53 гг.

Всеобъемлющий свирепый террор коммунистов прервал духовную связь между поколениями и в огромной степени помешал формированию национального самосознания нашего народа. Он отбросил советское общество далеко назад во всех сферах жизни - вопреки официальным заявлениям властей о «небывалом расцвете» науки, культуры, промышленности, сельского хозяйства, о «неуклонном росте» благосостояния трудящихся.

В 90-е годы XX века всем советским гражданам вдруг открылось истинное место общества «развитого социализма». Название ему - тупик мировой цивилизации. А одна из главных причин убогой жизни в этом тупике - коммунистический террор.



[1] Среди доступных источников наибольшее значение имеют рассекреченные документы ЦК ВКП(б) и НКВД СССР, в первую очередь директивы, регламентировавшие динамику репрессий, их идеологические. количественные и процессуальные параметры.

[2] В «двойку» входил представитель органов НКВД и прокурор; в «тройку», кроме них. еще и представитель партийных органов.

[3] Эти и другие данные приведены в статистическом исследовании Н.Г. Охотина и А.Б. Рогинского, имеющемся в Интернете.

[4] Н.М. Голодеда арестовали 14 июня 1937 г. в Москве и отправили в Минск. Здесь он 21 июня во время очередного допроса выбросился через окно с пятого этажа здания НКВД и разбился насмерть.

[5] Денискевнча расстреляли 29 октября 1937 г. Шаранговича - 15 марта 1938 г. Шаранговича чекисты изобразили руководителем "банды польских шпионов, вредителей, диверсантов», а также главой «белорусской подпольной организации заговорщиков».

[6] Яковлев-Эпштейн тоже разделил участь своих жертв, надо признать - вполне заслуженно. Его расстреляли 29 июля 1938 г. Однако у этого сталинского палача нашлись заступники, изображающие его «белым и пушистым». Например, некий Эдуард Корниловнч посвятил ему хвалебный очерк в сборнике «Люди Революционного подвига», изданном в Минске в 1985 г.

[7] А.А. Волков (1890-1941) исполнял обязанности первого секретаря ЦК КПБ с 11 августа 1937 по 17 июня 1938 г. С июля 1938 он занимал посты первого секретаря Чувашского обкома партии и. одновременно, председателя Совнаркома Чуваше ком АССР. В мае 1940 был освобожден и от этих должностей, в конце года арестован, в 1941 расстрелян.

[8] Такое расхождение в официальных данных наглядно показывает, что официальной статистике доверять нельзя. Разница в числе членов республиканской парторганизации почти на 14 тысяч человек далеко не мелочь!

 
Top
[Home] [Library] [Maps] [Collections] [Memoirs] [Genealogy] [Ziemia lidzka] [Наша Cлова] [Лідскі летапісец]
Web-master: Leon
© Pawet 1999-2009
PaWetCMS® by NOX