Вярнуцца: Артыкулы

Великий А. КПБ-Региональный отряд нового класса


Аўтар: Великий Анатоль,
Дадана: 21-07-2013,
Крыніца: Великий Анатоль. КПБ - Региональный отряд нового класса // Деды № 11 - 2012. C. 232-250.



Из книги «Таталітарызм» (Мінск. 2007, с. 67-87). Перевод и редакция А.Е. Тараса.

Что такое новый класс

Сначала надо объяснить, что такое «новый класс» в СССР. С этой целью я кратко охарактеризую концепции М. Джил аса и М. Восленского.

Милован Джилас (1911-1995) долгое время был одним из руководителей компартии в Югославии. С. 1940 по 1954 год являлся членом Политбюро ЦК КПЮ, занимал руководящие должности в правительстве и парламенте, имел чин генерал-лейтенанта, звание Народного героя. Но в 1954 году за антипартийные взгляды прежние «товарищи по партии» сняли его со всех постов. С 1956 по 1966 год он трижды отбывал заключение в югославских тюрьмах. Автор знаменитой книги «Новый класс», изданной в 1957 году на Западе и переведенной на все основные языки мира.

По Джиласу, «новый класс» в социалистическом обществе - это партийнобюрократический аппарат. Другие названия - «номенклатура», «правящий слой компартии», «партийная каста».

Формально провозглашая построение бесклассового общества как свою конечную цель, коммунисты после захвата политической власти всегда и везде создают собственное классовое общество. В этом обществе привилегированным является только один класс - «номенклатура». Этот «новый класс» обладает следующими характеристиками:

По Джиласу. как идеология, так и экономика являются для коммунистов только средствами осуществления монопольной власти. Они всячески противятся тому, чтобы эти сферы были свободными организмами, развивающимися по своим законам. Но по мере разложения коммунистической идеологии «новый класс» и созданная им политическая система закономерно приходят к краху.

Михаил Восленский (1920-1997) являлся сотрудником аппарата ЦК КПСС. Бежал на Запад. Ряд лет возглавлял в Бонне (ФРГ) Институт по изучению советской действительности. Автор книги «Номенклатура», изданной в 1980 год) и переведенной на 14 языков.

По мнению Восленского, в результате ноябрьской 1917 года революции и трехлетней гражданской воины в бывшей Российской империи была полностью разрушена прежняя система организации общества. Но взамен ее новая власть создала новый господствующий класс - номенклатуру.

Именно номенклатура (а не пролетариат) была подлинно господствующим классом социалистического общества и в качестве такового являлась коллективным собственником всех средств и орудий производства, всех естественных богатств страны. Социалистическая собственность, по Восленскому, это в действительности безраздельная собственность класса номенклатуры.

За исключением минимальной личной собственности граждан, всю иную собственность ранее существовавших классов, социальных групп и частных лиц присвоила себе номенклатура. При этом для маскировки реального положения вещей она всемерно распространяла мифы о государственной, общенародной, колхозно-кооперативной и прочих формах собственности, якобы существовавших при социализме.

Но, присвоив себе все виды собственности, номенклатура запустила в действие «экономически бессмысленную» машину для получения прибавочной стоимости сразу всеми известными в истории видами эксплуатации. Вследствие этого экономический крах СССР стал неизбежен и являлся исключительно вопросом времени.

(A. Tapac)

Высшие партийные органы: Бюро, Секретариат, аппарат ЦК КПБ

В ответе на вопрос о характере власти в советской России - и, разумеется, в Беларуси, ныне едины уже все историки: власть в бывшем СССР принадлежала РКП(б) ВКП(б) КПСС, а в БССР КП(б)Б КПБ. Партия подменила собой все органы государственного управления. Опираясь на репрессивный аппарат, на общественно-политические организации, созданные ею, она стояла над государством и обществом.

Принципиальным здесь является вопрос о формах и методах партийного руководства.

Партийные структуры охватывали и пронизывали все общество. Верховный Совет лишь нарицательно был высшим органом управления, а всю реальную государственную власть сосредоточил в себе Центральный комитет (ЦК) КПБ. высшими органами которого являлись Бюро и Секретариат. Последние подчинялись только первому секретарю ЦК. а тот. в свою очередь, только Политбюро и Генеральному секретарю ЦК КПСС.

Как постоянно действующий партийный орган Центральное бюро (с 1924 года просто - Бюро) было создано уже на первом съезде КПБ (30-31 декабря 1918 года). Поскольку Беларусь в 1918-20 годах оказалась в сложной ситуации, обусловленной российско-польской войной, а также непродолжительным существованием Лит-Бел ССР, до формирования постоянных партийных органов дело не дошло. К этому вопросу беларуские большевики вернулись только после вторичного провозглашения ССРБ (июль 1920 г.).

На 3-м съезде КПБ (22-26 ноября 1920 г.) было принято решение об избрании ЦБ в составе 9 членов и 4 кандидатов в члены. Для организации руководства и ведения текущей работы ЦБ организовал также Секретариат в составе трех ответственных секретарей - членов ЦБ. В ЦБ создали 5 отделов: агитационно-пропагандистский; организационно-инструкторский: учетно-информационно-статистический; общий: отдел по работе в деревне и среди женщин, плюс к ним еврейские секции.

А еще 3-й съезд определил, что «КП(б)Б - это областная организация РКП», которая проводит в жизнь принципы и тактику РКП и управляется директивами ЦК РКП (большевиков). Таким образом, с самого начала своего существования компартия Беларуси самостоятельного значения не имела и фактически являлась территориальной единицей Российской компартии.

До середины 20-х годов высший орган КПБ неоднократно менял свои названия:

  1. Центральное Бюро (31 декабря 1918 - 6 марта 1919 г.);
  2. ЦК КП(б) Литвы и Белоруссии (6 марта - 13 апреля 1919 г.);
  3. Политическое и организационное Бюро (13 апреля - 16 июня 1919 г.);
  4. Бюро (16 июня - 13 ноября 1919 г.);
  5. Президиум (13 ноября 1919 - сентябрь 1920 г.);
  6. ЦБ КПБ:
  7. Президиум (сентябрь 1920 - февраль 1924 г.);
  8. Временное Беларуское Бюро ЦК РКП (февраль 1924 - май 1924 г.)

На 8-м съезде КПБ (12 - 14 мая 1924 г.) был избран ЦК партии, который на своем первом Пленуме (15 мая) избрал Бюро ЦК. Этот партийный орган существовал до 1962 года.

18 декабря 1962 года ЦК КПБ взамен Бюро создал Президиум ЦК и два отраслевых Бюро - для руководства сельским хозяйство, а также промышленностью и строительством.

Наконец, Пленум ЦК КПБ от 24-25 июня 1966 года переименовал Президиум в Бюро ЦК КПБ, которое существовало до кончины КПБ в 1991 году.

В системе распределения властных функций в БССР существовали некоторые отличия от союзных. Так, Секретариат ЦК КПБ играл значительно меньшую роль по сравнению с Секретариатом ЦК КПСС. Высшим органом являлось Бюро, в которое входила вся партийная и государственная верхушка республики.

В начале 20-х годов определился регламент работы Бюро и Секретариата, который далее не менялся до конца существования КПБ. Установился также порядок подготовки документов к заседаниям этих органов, который с незначительными изменениями тоже существовал до 1991 года. Все это свидетельствует о том, что с самого начала КПБ формировалась как бюрократическая машина со строго регламентированными отношениями и четко обозначенной иерархией.

Весьма существенно и то, что с самого начала деятельность Бюро и Секретариата была секретной, неизвестной не только рядовым гражданам, но и абсолютному большинству членов партии. Практически все заседания Бюро и Секретариата, протоколы и материалы к ним рассматривались и хранились под грифами «Секретно», «Совершенно секретно», «Особая папка».

В середине 20-х годов Секретариат ЦК утвердил инструкцию «Порядок хранения, ознакомления и обращения протоколов заседаний ЦК КП(б)Б», определившую круг лиц, которым разрешалось посылать секретные документы. Инструкция категорически запрещала «копировать, делать выписки, а также устно или письменно ссылаться на протоколы ЦК в открытой печати, а также в советском делопроизводстве». Документы с указанными выше грифами отправлялись отдельно от других документов - по реестрам установленной формы и только через сотрудников фельдъегерской службы, либо специальной связью Наркомата (Министерства) связи БССР.

Вопросы, которые рассматривались на Бюро и получали гриф «Особая папка», были самые разные, они затрагивали практически все сферы жизни общества и партии. Например, одна из «Особых папок» содержит Постановление Бюро ЦК от 20 мая 1937 года «О доме отдыха Слепянка», в котором рассматриваются вопросы работы названного Дома отдыха для ответственных партийных и государственных работников. «Особым папкам» иногда придавалась такая секретность, что в протоколах Бюро - особенно в послевоенное время - не указан даже обсуждавшийся вопрос. Отмечен только его порядковый номер.

Говоря о «секретности», надо отметить, что она превратилась в принцип жизни и деятельности высшего партийного руководства. Обособляясь от общества, партия и ее структуры превращались в объединение кастового типа - со своими внутренними законами, своими тайнами, секретными постановлениями, информационными сводками. Навязчивая секретность, которая иногда принимала формы паранойи, - это не «перегиб». По своей сути она связана со стремлением к установлению всеохватной, или тоталитарной власти.

Следует согласиться со словами выдающейся американской исследовательницы Ханны Арендт: «Реальная власть начинается там. где начинается секретность». И эту реальную власть партия (конкретно в БССР - Бюро ЦК) не только имела, но и стремилась распространить на все, даже самые незначительные, сегменты жизни. Всеохватность партийной власти впечатляет.

Всеохватная власть

Формально, согласно партийному Уставу. Бюро ЦК КПБ было исполнительной структурой ЦК. избранной для ведения политической работы и подотчетной ЦК.

Но на деле Бюро являлось высшим органом власти в БССР. Именно оно определяло все направления развития республики (а также рассматривало множество мелких и второстепенных вопросов), выступало как главный арбитр при решении возникающих межведомственных противоречий, непосредственно организовывало исполнение своих поручений и постановлений, держало под контролем всю систему власти.

Значительное число важных решений и предложений, формально исходивших от разных государственных органов (Верховный Совет, Совнарком или Совмин БССР), на самом деле были результатом деятельности Бюро ЦК. Обязательному утверждению Бюро подлежали все более-менее значительные инициативы партийных, государственных, комсомольских, профсоюзных и других общественных организаций.

Необыкновенная многочисленность и разноплановость вопросов, которые подлежали рассмотрению или просто утверждению Бюро и Секретариата, обусловливают определенные трудности при их классификации. Тем не менее, можно указать восемь крупных блоков вопросов, которые постоянно контролировали высшие органы партии.

1. В компетенции Бюро и Секретариата находилось практически все, что касалось партийной жизни и партийной работы. Основу этой работы составляло рассмотрение и утверждение кандидатов на все руководящие должности: от секретаря райкома партии до секретаря ЦК КПБ. К заседанию Бюро готовились справка-объективка, краткая партхарактеристика, анкета, автобиография, копии документов об образовании, которые предварительно рассматривались в соответствующих отделах ЦК. в отделе оргпартработы и секретарями ЦК. Накануне утверждения с кандидатом обязательно проводилась беседа в профильных отделах (например, в отделе агитации и пропаганды, сельскохозяйственном. промышленности и т.д.) и с кем-либо из секретарей ЦК.

2. На Бюро рассматривали персональные дела коммунистов - об участии в антипартийных группировках; об аморальном поведении; аппеляции и т.д.

3. Бюро утверждало списки слушателей Высшей партийной школы, кандидатуры на учебу в Академию общественных наук при ЦК КПСС. Через утверждение Бюро проходила вся организационная работа партии - открытие парткомов; укрупнение парторганизаций; разрешение на проведение городских, районных, областных партконференций. По решениям Бюро назначались проверки партийных органов и организаций, принимались решения о возведении зданий для партийных структур, о прохождении курсов повышения квалификации партработников и т.д.

4. В поле зрения Бюро и Секретариата постоянно находилась пресса. Утверждались тиражи газет и журналов, принимались решения об издании сочинений Ленина, Сталина а также республиканских «вождей» на беларуском языке, об изменении названий газет, переводе их на беларуский либо русский языки, о выступлениях ведущих работников в прессе и другие.

При этом надо обратить внимание на одно весьма существенное обстоятельство. Несмотря на то, что Бюро рассматривало все упомянутые вопросы, окончательное решение принималось в абсолютном большинстве случаев только после разрешения из ЦК КПСС. Так, Бюро не могло самостоятельно принять решение об открытии партийного комитета, о реорганизации партийной структуры, даже об изменении тиража районных газет. На меры такого формата требовалось разрешение Политбюро либо Секретариата ЦК КПСС!

5. Под бдительным надзором Бюро находились все вопросы так называемой «советской работы». Это проведение сессий Верховного Совета; вопросы строительства на территории Беларуси предприятий; постановления о переводе городов по обеспечению продуктами и товарами из одной группы в другую; переименование городов и деревень: изменения административно-территориального деления республики; предложения о награждении орденами и медалями граждан БССР...

6. В поле внимания Бюро всегда находились вопросы науки и культуры (литература. искусство, музыка и т.д.). Решения Бюро по этим вопросам практически всегда содержали прямые указания по поводу тех или других художественных произведений, статей, фильмов, картин...

Одним из первых красноречивых фактов работы в этом направлении явилось Постановление ЦБ от 7 сентября 1922 года, когда на его заседании был рассмотрен вопрос «О выселении профессоров и обществоведов за пределы Беларуси» (на основании подготовленного ГПУ БССР «Списка антисоветской профессуры»). В результате обсуждения Бюро приняло Постановление:

«а) признать необходимым выслать из Минска гр. Я. Гурвнч: б) назначить к выселению: Ярошевнча, Скандракова. Мицкевича. Живина, Савича, Федюшина, Маслаковец, Каравайчика и Рабиновича; в) поручить ГПУ (Беларуси) установить наблюдение за гр. Сироткиным. Вознесенским и Якуниным; г) Поручить т. Игнатовскому и Каценбогену подыскать, кем заменить Якунина, после чего Якунина выслать».

В конце 20-х годов Бюро активно вмешалось в ход театральной дискуссии, предпринятой группой беларуских литераторов и общественнных деятелей (А. Адамович, А. Александрович, А. Вольный, А. Дударь, М. Зарецкий, В. Ластовский, И. Цвикевич), выступивших против «разносных» рецензий официальных печатных органов ЦК КПБ - «Звязды» и «Чырвонай Змены» - на постановки Второго Беларуского государственного театра. 17 сентября 1928 года Бюро приняло специальное Постановление о дискуссии по театральным вопросам, в котором сказано, что в дискуссии ярко проявились национал-демократические тенденции. Это, дескать, сигнализирует о наличии правого уклона в культурном строительстве и мерах по «отграничению беларуской культуры от культур других национальностей СССР, в первую очередь, от российской культуры...».

Не изменилась ситуация и после Великой Отечественной войны. Так, в июле 1947 года Бюро ЦК заслушало вопрос «О работе Союза советских писателей и редколлегий литературно-художественных журналов БССР по выполнению постановления ЦК ВКП(б) «О журналах «Звезда» и «Ленинград». В принятом Постановлении жестко критиковалось состояние беларуской литературы, указывалось на то, что за послевоенный период не было создано крупного произведения о наиболее важных событиях современной жизни.

В многочисленных статьях в печати, отражавших официальные взгляды, позорились беларуские литераторы. В частности, такая судьба постигла поэтессу Эдди Огнецвет, которую обвинили в том, что ее стихотворения во многом «перекликаются с мещанско-салонной лирикой Ахматовой», что они рассчитаны «на подогревание мещанско-обывательских вкусов и враждебных устремлений нашей молодежи».

Новая волна вмешательства в литературное творчество началась с проведением кампании борьбы против «национализма» в начале 50-х годов. В республике объектом критики стал сборник стихотворений «Рассвет» старой поэтессы (печаталась с 1909 г.), активной участницы национально-возрожденческого движения Констанции Буйло. Ее обвинили в национализме, ибо в одном из стихов она посмела назвать Беларусь «самой красивой» и «самой дорогой» частицей земли. Сборники стихотворений Максима Лужаннна «Широкое поле войны» и «Поступь» критиковали за то, что в них «мало или совсем нет самых характерных черт нашей советской действительности».

7. С выходом БССР после Второй мировой войны на международную арену под пристальный контроль Бюро попали международная деятельность и международные связи республики. Бюро утверждало списки делегаций, которые направлялись за границу для участия в заседаниях ООН и других международных организаций, в научных конференциях, конгрессах, симпозиумах. Культурный, спортивный обмен тоже находился в поле зрения Бюро. Даже туристический обмен контролировался через созданную и действовавшую на постоянной основе Комиссией по выездам за границу при Бюро ЦК КПБ. Что касается выезда в капиталистические страны, на это требовалось разрешение Секретариата ЦК КПСС - его международного отдела.

Характерным примером полной подчиненности КПБ внешнеполитической доктрине Москвы является ситуация, связанная с передачей Польше в 1944 году Белостокской области.

На Тегеранской конференции 1943 года руководители СССР, США, Великобритании признали линию Керзона (1919 г.) в качестве советско-польской границы. В своем заявлении от 11 января 1944 года Совнарком СССР высказал готовность внести изменения в границы 1939 года в пользу Полыни в районах с перевесом польского населения. Это значило, что значительная территория Беларуси должна была отойти к Польше.

А что же БССР? В марте 1944 года на 6-й сессии Верховного Совета БССР Председатель Президиума ВС Ничипор Нагалевич в докладе, посвященном созданию наркоматов обороны и иностранных дел БССР коснулся этого вопроса. Он отметил, что в соответствии с заявлением от 11 января о признании линии Керзона, к Польше должно отойти большинство районов Белостокской области.

В этой связи Наталевич обратился к Верховному Совету БССР с предложением рассмотреть вопрос о границах. Он также попросил Совнарком СССР при определении новой линии границы учесть законное и справедливое желание беларуского народа объединить все исконные беларуские земли в едином Беларуском государстве. Но это обращение не было учтено ни руководством СССР, ни Верховным Советом БССР, который даже не рассматривал вопрос об определении границ.

То же самое произошло с предложением США об установлении прямых дипломатических отношений с БССР. Начало 50-х годов - время напряженных отношений между СССР и США, известное как «холодная война». Однако именно тогда Палата представителей Конгресса США сделала попытку установить дипломатические отношения с двумя советскими республиками - Беларусью и Украиной. В феврале 1953 года Палата представителей внесла на рассмотрение Конгресса и Госдепартамента США резолюцию № 58, предлагавшую установить дипломатические отношения с БССР.

Несмотря на тот факт, что материалы относительно этого предложения фигурируют в протоколах Бюро ЦК КПБ. Бюро не обсуждало его. Предложение не только не опубликовали, но и засекретили.

8. Бюро контролировало деятельность общес твенных организаций. Как правило, через конкретные указания ЦС профсоюзов, ЦК комсомола, пионерской организации, добровольным обществам по проведению массовой работы среди своих членов. Бюро утверждало даты проведения съездов, пленумов; направляло делегации; осуществляло оргнаборы молодежи на комсомольские стройки и т.д.

Очевидно, что контролировать столь большой круг вопросов было трудно, поэтому Бюро имело многочисленные рабочие органы - комиссии. Большинство их создавалось для разработки отдельных проектов решений на основании обсуждения той или другой проблемы на заседании Бюро. Комиссии работали от нескольких дней до нескольких месяцев.

Постоянные комиссии появлялись достаточно редко, тогда как образование временных комиссий для разработки и решения отдельных вопросов практиковалось очень часто. Создавались, например, комиссии по военным вопросам, по работе в деревне, по вопросам кооперации, для развития промышленности, транспорта, строительства, торговли и т.д. Решения, которые вырабатывали комиссии, утверждало Бюро. В отдельных случаях комиссиям давалось право принятия окончательного решения от имени Бюро.

❖ ❖ ❖

Очень важную роль в структуре партийных органов играли отделы ЦК, осуществлявшие контроль за кадровой политикой и работой партийных комитетов, советских органов, республиканских министерств, ведомств, общественных организаций. Важнейшими среди них являлись отделы организационно-партийной и кадровой работы и идеологический. Отдел оргпартработы (партийный «отдел кадров») был самым крупным в аппарате ЦК. Так, в 1990 году в нем числились 37 сотрудников. Знаменитые «подбор, воспитание и расстановка кадров» осуществлялись именно через этот отдел. Ни одно назначение на ответственные руководящие должности в республике не могло произойти без участия оргпартотдела. Он курировал работу обкомов, горкомов и райкомов КПБ; аппарат Президиума Верховного Совета; аппарат Совета Министров; облисполкомы, райи горисполкомы, Белсовпроф; ЦК ЛКС.МБ; Комитет народного контроля; Минскую партшколу; Совет женщин; Белорусскую организацию ветеранов войны и труда.

Вторым по важности и значению являлся идеологический отдел (ранее - отдел пропаганды и агитации), в котором работал 21 человек. Он непосредственно контролировал работу 41 учреждения: министерств, ведомств, общественных объединений! В частности, курировал три министерства (иностранных дел, культуры, образования); государственные комитеты по делам издательства, полиграфии и книжной торговли, физкультуры и спорта: Академию наук; телеграфное агентство (БелТА); Главлит (орган цензуры в печати); редакции ВСЕХ журналов и газет; союзы писателей, композиторов, кинематографистов, журналистов, художников, и т.д.

Как и предыдущий отдел, его создали еще в 1920 году для координации деятельности по оболваниванию населения республики коммунистической идеологией. Эту пропаганду он вел планово, целенаправленно, с учетом изменяющихся обстоятельств.

Надо признать, что партийной пропагандистской машине удалось в значительной мере достичь идеологической мотивации поведения людей. Достаточно напомнить о массовых кампаниях в СССР против всевозможных врагов: сначала классовых - кулаков: потом - идеологических (троцкистов, национал-демократов, левых и правых уклонистов...). После войны идеологический отдел (тогда он назывался отдел пропаганды и агитации, сокращенно - агитпроп), являлся организатором и вдохновителем борьбы с «безродными космополитами» и «сионистами», позже - с «американским империализмом, главным врагом всего прогрессивного человечества».

Значительная часть беларуского общества поддавалась влиянию этой идеологической обработки и участвовала в массовых акциях - то протеста, то поддержки решений партии и правительства. Вот почему деятельности агитпропа придавалось очень большое значение, и всегда те секретари, которые курировали отделы агитпропа и оргработы, входили в состав Бюро ЦК. Остальные могли меняться, эти - никогда.

Бюро и Секретариат ассоциировались в то время с высшей властью. Однако на самом деле связанные партийной дисциплиной, партийными постановлениями, директивами, инструкциями. Бюро и Секретариат ЦК КПБ всегда были послушными исполнителями тех решений, которые принимались в Москве.

Партийная номенклатура в БССР

Следующий вопрос касается механизма формирования и осуществления власти. Самое существенное здесь - система партийной номенклатуры.

Известный российский ученый, правозащитник Андрей Сахаров отмечал:

«Хотя соответствующие социологические исследования в стране либо не проводились, либо были засекречены, однако можно утверждать, что уже в 20-е - 30-е годы и окончательно в послевоенные годы в нашей стране сформировалась и выделилась отдельная партийно-бюрократическая прослойка - «номенклатура» - как они себя называли, «новый класс» - как называл их Джилас».

По существу номенклатура возникла из системы кадровой работы, которая уже в 20-е годы являлась важнейшей в системе деятельности высшего партийного руководства, в первую очередь - Политбюро (ПБ) и Секретариата ЦК ВКП(б). В партийной лексике эта работа называлась «подбором, воспитанием и расстановкой кадров».

Формально номенклатура складывалась из ряда «наиболее важных должностей, кандидатуры на которые предварительно рассматриваются, рекомендуются, утверждаются данным партийным комитетом (райкомом, горкомом, обкомом партии и т.д.)».

Однако если вначале номенклатурный принцип подбора и расстановки кадров распространялся только на партработников, то уже на 12-м съезде ВКП(б) (апрель 1923 г.) в резолюции «По организационному вопросу» подчеркивалось, что вместе с подбором партийных кадров съезд признает очередной задачей партии подбор - руководителей советских, в частности, хозяйственных и других органов...».

На этом же съезде Сталин определил качества, которыми должны обладать номенклатурные работники. Ими должны быть люди, «способные понимать директивы, способные принять эти директивы как свои собственные и способные проводить их в жизнь. В ином случае политика теряет смысл и превращается в махание руками».

В 1925 году Оргбюро ЦК ВКП(б) приняло положение «О порядке подбора и назначения работников», на основании которого началось составление списков. содержавших перечень определенного количества номенклатурных должностей. С 1932 года эти списки стали сверхсекретными. Практика составления их и утверждения существовала до 90-х годов.

Начало 1920-х годов - время, когда в ЦК РКП(б), губернских комитетах и ЦК компартий национальных республик создаются учетно-распределительные отделы, специально занимавшиеся подбором, подготовкой и перемещением ответственных партийных работников. Отметим, что чрезвычайно важную роль работе этих органов придавал Сталин, о чем свидетельствует его высказывание на том же 12-м съезде РКП(б):

«До настоящего времени дело велось таким образом, что работа учетно-распределительного отдела ограничивалась только учетом и распределением товарищей по укомам и губкомам. Сейчас учетраспредотдел не может замыкаться в границах укомов и губкомов партии. Необходимо охватить все без исключения отрасли руководства».

С этого времени партийное руководство, декларируя на словах приверженность принципу выборности партийного аппарата, в действительности начало придерживаться совсем другого принципа, который обеспечивает ему возможность осуществлять власть совершенно бесконтрольно.

Факт разделения партии на «низы» и «верхи» и то, что партией начал управлять аппарат, заметили и рядовые партийцы. Например, рабочий Вайман, выступая на общегородской конференции Борисовской парторганизации (1920 г.), отметил:

«В наших условиях назначенчество процветало. На предыдущей конференции т. Нодель /Вульф Нодель - член Центрального бюро ЦК, редактор «Звязды»/ приехал с тов. Гутниным и предложил избрать его первым секретарем укома. также и т. Бенек предложен ЦБ. Но это же не выборы!»

В том же году рядовой коммунист Талапыла, выступая на собрании Ляховичской парторганизации, заявил:

«Партия разделилась на верхи и низы. Верхи в результате объективных причин отошли от массы. Советский и партийный аппарат бюрократизирован. На ячейках обсуждаются предварительно предложенные райкомом партии вопросы».

Отметим, что в начале 1920-х годов внутрипартийная демократия, если вообще термин «демократия» здесь уместен, все же еще позволяла выступать на собраниях с подобными заявлениями и даже принимать соответствующие резолюции. Однако попытки ограничить господство партийного аппарата, которое все усиливалось, не давали никакого результата. Рядовых партийцев в скором времени просто «отлучили» от процедуры избрания партийных секретарей на всех уровнях.

Определяющим в формировании номенклатурной системы в республике стал 1926 год. В августе этого года ЦК КПБ, рассмотрев работу учетраспредотдела, принял Постановление «О организации учетно-распределительной работы». Оно предписывало

«...детальное изучение и подбор людей на номенклатурные должности; подготовку резервов по отдельным отраслям; систематическое изучение процесса выделения... партийной прослойки..., регулярное руководство учетраспредработой ведомств и местных парткомов».

По существу. Постановление свидетельствовало о том, что в стране произошла «бюрократическая революция».

❖ ❖ ❖

Как же выглядела партийная номенклатура?

С момента создания партийная номенклатура - своеобразная коммунистическая «табель о рангах» - подразделялась на распределительную (или № 1) и учетно-резервную (или № 2). Немного позже к ним добавилась еще и ведомственная (или № 3).

Распределительная представляла собой перечень ответственных должностей, назначение работников на которые проводилось исключительно по Постановлению Бюро, либо Секретариата ЦК КПБ и ЦК ВКП(б).

Учетно-резервная имела целью выявление кадров и создание резерва для распределительной номенклатуры.

Ведомственная номенклатура определяла круг кандидатов на руководящие должности ведомств, министерств, учреждений, организаций.

Номенклатура № 1 разбивалась на 14 групп. Например, в группу -Партийные кадры» входили должности всех наиболее ответственных партийных чиновников: секретарей ЦК, заведующих отделами, секторами и т.д. В группу «Советские кадры» включались 13 ответственных должностей чиновников государственного аппарата: Председатели ЦИК, Председатели СНК и его заместители, нарком внутренних дел и его заместители, председатели окружных исполкомов, представитель БССР при правительстве СССР, управляющий делами СНК и т.д.

К номенклатуре № 2 относились должности, назначение на которые происходило только после предыдущего согласования с учетраспредотделом ЦК КПБ. Всего номенклатура № 2 включала 42 должности.

Аналогичные номенклатуры вводились в окружкомах. райкомах и горкомах партии. Структура номенклатуры райкома, горкома строилась по образцу предыдущих номенклатур, но число групп, на которые она разделялась, а также должностей, была меньше.

В целом система номенклатуры строилась как иерархическая вертикаль с жестким подчинением «сверху-вниз». Всех секретарей райкомов, например, утверждали не только в райкоме, но также в обкоме и ЦК КП(б)Б. По тому же принципу происходило утверждение кандидатов и на более высокие должности в партийной иерархии.

Таким образом, в конце 1920-х - начале 1930-х годов партия превратилась в закрытую бюрократическую систему военного типа со всеми присущими такой системе элементами (жесткой иерархией властных функций, субординацией деятельности, подачей команд «сверху-вниз» и т.д.).

Через систему номенклатуры партийные органы контролировали фактически все сферы государственной и общественной жизни. Они подчинили себе правительство, профсоюзы, молодёжные организации, образовательные и культурные учреждения. В результате все государственные учреждения стали исполнительными органами партии.

На вершине пирамиды этой власти находилось Бюро ЦК. Именно оно назначало секретарей и заведующих отделами ЦК, секретарей и заведующих отделами окружкомов, наркомов и т.д. На долю же Секретариата приходилось утверждение заместителей заведующих отделов, инструкторов, лекторов, а также прочей партийной «челяди».

В свою очередь, республиканская партийная структура находилась под пристальным контролем Москвы. Назначая на должности «своих людей». Москва пристально следила за их «неприкосновенностью» и жестко контролировала, чтобы без ее ведома никакой республиканский орган не мог переместить партработника. ею утвержденного. Об этом свидетельствует, например. Постановление Политбюро ЦК ВКП(б) «О посылке выписок из постановлений крайкомов, обкомов ВКП(б) и ЦК нацкомпартий» от 5 мая 1935 г. Оно обязывало информировать Москву о всех перестановках номенклатурных работников в национальных республиках.

С целью усиления контроля за деятельностью республиканских парторганизаций на 17-м съезде ВКП(б) (1934 г.) был создан институт уполномоченных ЦК ВКП(б). Они работали в обкомах, крайкомах и при ЦК компартий союзных республик. Главной задачей уполномоченных являлся контроль за исполнением директив Москвы.

Чем более партия узурпировала власть, тем больше должностей включалось в номенклатуру. Так. если в 1923 году в номенклатуру ЦК КПБ входили 963 ответственные должности, то в конце 1925 года на учете в распредотделе ЦК находились уже 1447 ответственных работников, в 1931 году - 5527. К 1941 году эта цифра возросла до 17 тысяч человек! Напомним, что накануне войны число членов КП(б)Б составило свыше 72 тысяч человек. Таким образом, почти каждого пятого члена партии утверждал на должность тот или другой высший партийный органы, а значит, этот «член» находился под его непосредственным и пристальным контролем.

Как следует из приведенных цифр, общая тенденция развития партийной номенклатуры в период с 1920 до 1941 года - ее стремительный рост. Совсем не случайно стремительный рост номенклатуры совпал с массовыми репрессиями, созданием ГУЛАГа. принудительной коллективизацией и индустриализацией. в ходе осуществления которых погибли миллионы людей.

Подбор и расстановка партийных кадров производились согласно точно определенным критериям и целям. Что это за критерии, если для установления своей власти и приближения «светлого будущего» номенклатуры пришлось принести в жертву миллионы человеческих жизней, - догадаться не трудно.

Первые послевоенные годы не принесли кардинальных изменений в номенклатурную систему. Вместе с тем, в послевоенный период внутри номенклатуры происходили заметные процессы. Среди существенных событий, повлиявшие на них, - война и победа в войне, смерть Сталина, осуждение «культа личности», хрущевская «оттепель» и брежневская «стабилизация».

Два периода эволюции партийной номенклатуры

Характерными чертами первого периода (1945 - конец 50-х гг.) являлись резкое сокращение номенклатурных должностей; частые перемещения номенклатурных работников; существенные изменения национального состава в среднем и высшем республиканском партийном и государственном руководстве.

Сокращение номенклатурных должностей в первое послевоенное десятилетие частично объясняется тем, что разросшийся до огромных размеров партийный бюрократический аппарат просто не справлялся с рассмотрением и утверждением большого количества номенклатурных работников. Так, отдел кадров ПК КПВ сразу же после войны в справке «О номенклату ре ЦК КПБ» отмечал:

«Отдел кадров имеет в виду установить определенное количество должностей, работники которых будут утверждаться с вызовом на Бюро ЦК, а все остальные без вызова. однако с предыдущей беседой в отделе кадров ЦК. Это обусловлено тем, что 7780 номенклатурных работников физически не могут быть утверждены с вызовом на Бюро ЦК даже в течение года».

Москва, тоже понимая невозможность тотального контроля всех сторон жизни республики, резко сократила число второстепенных должностей, которые она держала под своим контролем, и передача их в компетенцию ЦК КПБ. Среди других причин частичного ослабления номенклатурного пресса можно отметить также некоторые изменения, произошедшие в послевоенный период во внутриполитической и внешнеполитической ситуации. Партия чувствовала себя победителем в войне. А это создавало иллюзию непоколебимости коммунистической власти.

Постепенно место борьбы против «внутреннего врага» начата занимать идеологическая борьба с «врагом внешним». Послевоенные годы - время коммунистической экспансии и одновременно «холодной войны». Идеологические ресурсы партии и номенклатуры частично перераспределялись и направлялись на создание коммунистического блока в Восточной Европе, на противостояние «империалистической угрозе», обеспечение военной мощи СССР.

Изменение национального состава номенклатуры

Этому процессу в наибольшей мере способствовали война и победа в войне. Интернациональное по своему составу высшее кремлевское руководство, мобилизуя «советский народ» на победу в войне, реанимировало ряд традиционных великодержавных стереотипов, например, о непобедимости «русского солдата», его исключительной стойкости и прежней воинской славе Российской империи.

После Второй мировой войны эти стереотипы способствовали определенной трансформации понятия «советский народ». Основу его теперь составлял «великий русский народ - первый среди равных народов» СССР. Дальнейшая эволюция этой концепции происходила в направлении негласного разделения остальных народов СССР на благонадежные и не вполне надежные. Говоря условно, в послевоенные годы сложилась своего рода «номенклатурная иерархия» советских народов.

Сразу же после войны Беларусь испытала довольно существенный процесс российской миграции - номенклатурного чиновничества, представителей технической и гуманитарной интеллигенции, а также квалифицированных рабочих. В учебниках истории КПСС этот процесс получил название «братской по мощи великого русского народа разрушенному войной беларускому народному хозяйству».

О сильном притоке русских на высшие партийные должности свидетельствуют следующие данные. Первыми секретарями ЦК КПБ являлись русские: с 1944 до 1947 гг. - Петр Пономаренко (1902-1984): с марта 1947 до мая 1950 г. - Николай Гусаров (1905-1985); с июля 1950 до июля 1956 г. - Николай Патоличев (1908-1989).

В 1946 году в аппарате ЦК КПБ среди заведующих отделами беларусов было 44,4 %, и ровно столько же русских. Кстати, с 1944 по 1988 год число русских среди заведующих отделами не «опускалось» ниже 35,7 %, за исключением 1971 года, когда их численность упала до 25,0%.

Среди заместителей заведующих отделами русские составили 35 %, беларусы - 45 %. Не меньшим было представительство русских и среди секретарей областных комитетов КПБ. Так, по состоянию на 1.01.1946 года 40 % работников этого уровня были русские, 53,3 % - беларусы. Впечатляет и состав высшего государственного аппарата: в 1951 году в правительстве БССР из 33 человек были 22 русских (66,7 %), 9 беларусов (27,3 %), 1 евреи, 1 фузии (министр госбезопасности).

Подлежали замене представители неблагонадежных народов, в первую очередь - евреи и частично беларусы. (Неблагонадежность беларусов объяснялась фактом их пребывания во время войны на оккупированной территории.) Отметим, что до войны евреи занимали заметное место в партийных структурах. Национальный состав секретарей райкомов и горкомов партии в 1939 году был таков: 196 беларусов (70,3 %), 47 евреев (16.8 %), 36 русских (12.9 %). Как видим, евреи занимали тогда второе место среди секретарей райкомов и горкомов партии.

Ситуация коренным образом изменилась после войны. Так, после выборов партийных органов в 1946-47 гг. среди первых секретарей РК и ГК осталось всего 2 еврея (1,1%), вторых секретарей - 8 (4,2%). Далее замена евреев продолжилась. По результатам выборов в районные и городские партийные организации 1955 года среди секретарей не оказалось ни одного еврея. Эта практика распространилась и на последующие годы. Например, в графе «национальность» справочника для служебного пользования «Данные о составе партийных кадров» вплоть до момента запрета деятельности структур КПБ-КПСС на территории Беларуси среди секретарей горкомов и райкомов партии нет ни одного еврея.

Каковы же были причины вытеснения евреев-партийцев? Помимо того, что сказано выше об изменениях в концепции «советского народа», имелись и более конкретные причины.

Во-первых, вскоре после войны по инициативе Сталина началась кампания борьбы с «безродными космополитами». Острие ее было направлено не только против представителей творческой интеллигенции, но и против партийных работников-евреев.

Во-вторых, к власти в республиканские партийные структуры разных уровней пришла значительная группа россиян, о чем уже сказано выше. Многим из них были присущи стереотипы традиционного великодержавного шовинизма - с соответствующим отношением к «инородцам».

В-третьих, во время войны выделилась группа влиятельных, амбициозных работников-беларусов, действовавших на оккупированной территории: командиры и комиссары партизанских отрядов, соединений, партизанских бригад. Они считали, что проведя всю войну на оккупированной территории, получив высокие правительственные награды, имеют право и впредь определять судьбу республики.

«Партизаны» - так условно можно назвать эту группировку - заняли должности практически во всех партийных структурах - от горкомов и райкомов партии до ЦК КПБ. Достаточно вспомнить несколько фамилий, чтобы понять, кто пришел к власти: Василий Козлов (1903-1967), Иван Климов (1903-1991), Владимир Лобанок (1907-1984), Роман Мочульский (1903-1990).

Правда, наиболее сильными их позиции были в Минске. «Партизаны» не претендовали на партийную независмость от Москвы. Однако «партизанская» корпоративность срабатывала. Например, на июньском (1953 г.) Пленуме ЦК КПБ минская группировка «партизан» не согласилась с позицией Москвы, попытавшейся заменить Н. Патоличева на свою креатуру - Михаила Зимяннна (1914-1995).

О том, насколько сильно звучали корпоративные «голоса» секретарей обкомов партии, среди которых было много «партизан», свидетельствует тот факт, что они фактически определили судьбу П.М. Машерова. Приехав в Минск в марте 1965 года проводить организационный пленум ЦК. Кирилл Мазуров имел «рекомендацию» на избрание первым секретарем ЦК КПБ Тихона Киселева (1917-1983). Однако накануне пленума он встретился с первыми секретарями обкомов партии, чтобы «посоветоваться и обсудить» этот вопрос. В ходе «обсуждения» секретари всех обкомов партии единогласно высказались за кандидатуру Машерова, который и стал первым секретарем ЦК КПБ.

Надо отметить, что Машеров как номенклатурщик № 1 республики полностью подчинялся той системе, какой ои преданно служил, являясь многолетним кандидатом в члены Политбюро ЦК КПСС. Об его приверженности этой системе свидетельствует и тот факт, что коммунистические идеи и интересы он ставил выше национальных.

Поэтому, когда в исторической литературе или в мемуарах идет речь о Машерове как «славном сыне беларуского народа», более верно говорить об этом человеке как «славном сыне коммунистической партии», а не народа, ибо «партия» это не только не народ, но и злейший враг народа. Пример деятельности Машерова как номенклатурщика № 1 в БССР по практической реализации бредовой идеи о создании нового сообщества людей («советского народа») и по проведению тотальной русификации наглядно показывает противоположность понятий «интересы партии» и «интересы народа».

Национальность первых секретарей ЦК КПБ

Александр Мясников (1917-19), армянин

Викентий Мицкевич-Капсукас (1919-20), летувис

Вильгельм Кнорин (1920-22), латыш

Вацлав Богуцкий (1922-24), поляк

Александр Асаткин-Владимирский (1924), русский

Александр Криницкий (1924-27), русский

Ян Гамарник (1928-29), еврей

Константин Гей (1930-32), эстонец

Николай Гикало (1932-1937), беларус

Василий Шаранговнч (1937), беларус

.Алексей Волков (1937-38), русский

Пантелеймон Пономаренко (1938-47). русский

Николай Гусаров (1947-50), русский

Николай Патоличсв (1950-56), русский

Кирилл Мазуров (1956-65), беларус

Петр Машеров (1965-80), беларус

Тихон Киселев (1980-83), беларус

Николай Слюньков (1983-87), беларус

Ефрем Соколов (1987-90), беларус

Аматолий Малофеев (1990-93), беларус

Второй период, середина 60-х - конец 80-х годов (до 1982 г.) - можно характеризовать как брежневский. Он определялся стабильностью, значительно меньшими изменениями и численно меньшим перераспределением номенклатурных должностей в пределах номенклатурных групп. Например, если с 1943 по 1964 год первыми секретарями Минского обкома КПБ работали 9 человек и более 3-4 лет не задерживались на этой должности, то с 1964 года срок «сидения» на должностях первых секретарей обкомов партии резко возрос.

Например, возглавив в декабре 1964 года Минский обком, Иван Поляков работа-! в качестве первого секретаря до января 1977 года. Заменивший его Ми кулич «руководил» с марта 1977 до января 1985 года, а с марта 1985 идо избрания первым секретарем республиканского ЦК (1990 г.) столичную парторганизацию возглавлял Анатолий Малофеев. Такая же стабильность характерна и для других областей БССР.

Анализируя историю БССР советского периода, отношения Центра и национальной республики, надо, прежде всего, учитывать тот факт, что наиболее важным элементом этих взаимоотношений являлась система номенклатуры - закрытой. корпоративной системы власти с жесткой иерархической подчиненностью, исключавшей какое-либо проявление самостоятельности и инициативы.

Принципы построения партийной номенклатуры республики и Центра мало различались. Национальные особенности беларуской номенклатуры незаметны. Ее «национальные интересы» проявились разве что в довольно успешном процессе советской модернизации беларуской экономики. Но эти «интересы» никак не противоречили интересам Москвы. Согласно советской доктрине, БССР - форпост советской системы, соответственно. Беларусь должна была демонстрировать «преимущества» социалистического образа жизни и социалистической экономики.

На протяжении всего периода существования партийной номенклатуры Москва, декларируя принцип «свободного развития» Беларуси, тем не менее, никогда ей не доверяла. Это видно хотя бы по тому, что все без исключения назначения на высшие республиканские партийные, государственные, профсоюзные, комсомольские и другие должности осуществлялись исключительно по указаниям Москвы. Через эти назначения она фактически контролировала все стороны жизни беларуского общества, что означало отсутствие реального суверенитета республики и во внутренних, и в международных делах.

Характерной особенностью номенклатуры - как общесоюзной, так и республиканской - являлась ее изначальная нелегитимность. Ни в одном законодательном документе или нормативном акте СССР и БССР не было даже намека па тот реальный факт, что работник, который входит в номенклатуру, назначается на должность только с санкции партийного органа. Из этого следует, что принцип корпоративного назначения на государственные должности (равно на профсоюзные, комсомольские и другие) противоречил конституционным нормам СССР и БССР о выборности власти.

Распад номенклатуры происходил в несколько этапов: в 1989 году Комиссия ЦК КПСС по вопросам партийного строительства и кадровой политики приняла решение о ликвидации «учетно-контрольной номенклатуры», а в августе 1990 года Секретариат ЦК КПСС решил «ликвидировать номенклатуру должностей ЦК КПСС».

Еще через год высшая партократия навсегда утратила власть.

 
Top
[Home] [Library] [Maps] [Collections] [Memoirs] [Genealogy] [Ziemia lidzka] [Наша Cлова] [Лідскі летапісец]
Web-master: Leon
© Pawet 1999-2009
PaWetCMS® by NOX