Вярнуцца: Артыкулы

Зубко О. Отношение беларускои политической эмиграции к Рижскому миру (1921-1929 гг.)


Аўтар: Зубко Ольга,
Дадана: 03-01-2013,
Крыніца: Зубко Ольга. Отношение беларускои политической эмиграции к Рижскому миру (1921-1929 гг.) // Деды № 10 - 2012. С. 129-135.



Из сборника «Геополитические трансформации в Восточной Европе между двумя мировыми войнами». Брест. 2011. с. 268-273.

Подписание Рижского мирного договора в марте 1921 года явилось рубежным событием в истории беларуского национального движения. С этого момента борьба за пересмотр его положений стала одним из основных направлений деятельности беларуской политической эмиграции.

Беларуская политическая элита, ядро которой составляли социалисты различных «оттенков», на момент подписания Рижского мирного договора сумела не только разъединиться, но и воссоединиться вновь. Так, 13 декабря 1919 года сторонники Беларуской партии социалистов-революционеров и Беларуской партии социалистов-федералистов выразили недоверие А. Луцкевичу, главе правительства БНР. Последний и его соратники покинули заседание Рады и создали Верховную (Найвышэйшую) раду БНР. председателем которой был избран И. Середа. А их политические оппоненты создаш Народную раду БНР во главе с П. Кречевским и новое правительство во главе с В. Ластовским.

Но в 1921 году в Каунасе (Ковно) члены Верховной рады БНР признали верховенство Народной рады БНР и таким образом присоединились к борьбе за независимость и неделимость Отчизны. Работа обеих Рад была хорошо налажена в Латвии. Летуве и Чехословакии, куда ехало значительное число беларусов.

1921 год

Отношение беларуской политической эмиграции к Рижскому мирному договору с самого начала было крайне негативным. Еще 25 марта 1921 года в обращении «Усяму культурнаму свету» эмиграция подчеркнула, что «мир, разрывающий на части живой организм, никогда не будет признан беларуским народом, что народ Беларуси будет бороться до конца за свою независимость и территориальное единство» [1,л. 43].

В июле того же 1921 года Исаак Лурье - представитель БНР в 1920-1922 гг. в странах Балтии (Дании. Летуве и Латвии), шеф Беларуского пресс-бюро - в интервью литовским журналистам отметил:

«...События последних лет - мировая война, революция, смена оккупационных властей, польский террор и, наконец, раздел Белоруссии по Рижскому мирному договору - все это способствовало укреплению в белорусском населении сознания, что вне независимости Белоруссии нет спасения от польского гнета, от помещичьего произвола в Западной Белоруссии и от экономического хаоса в Восточной Белоруссии, занятой большевиками... Рижский мир, в основу которого лег раздел Белоруссии, уже дает трещины. Польша и Россия все еще находятся в крайне враждебных и натянутых отношениях, и последняя нота Чичерина ясно показывает, что на растерзании Белоруссии Польша и Россия не смогли построить прочного мира... Вопрос Белоруссии не есть вопрос одного белорусского народа. Это проблема всех народов Восточной Европы...» [2. л. 130].

В конце сентября 1921 года Беларуская Рада в Праге организовала Первую Всебеларускую конференцию, на которой присутствовали 37 делегатов от беларуских партий, организационных структур БНР. беларуских национальных организаций из Западной Беларуси, Германии. Латвии, Летувы. Польши. Чехословакии. Конференция приняла несколько резолюций: о государственном строительстве Беларуси, о ее экономическом положении, о Слуцком вооруженном выступлении, о деятельности групп С. Булак-Валаховича и Б. Савинкова, по виленскому вопросу и против еврейских погромов, о культурно-образовательной секции и секции помощи беженцам и голодающим.

В ходе работы Первой Всебеларуской конференции была также принята резолюция о Рижском мирном договоре. Делегаты конференции обратили особое внимание на то, что Беларусь должна существовать как независимое государство «трудового беларуского крестьянства, рабочих и трудовой интеллигенции в этнографических границах» [3. л. 9].

О том, что представительство БНР мобилизовалось и с удвоенной энергией продолжило на международной арене борьбу за независимость Беларуси свидетельствует и письмо посла БНР в Украине в 1918-1919 гг. Александра Цвикевича, датированное ноябрем 1921 года, к главе Украинской дипломатической миссии на Кавказе в 1918-1920-х гг. известному украинско-беларускому деятелю Ивану Красновскому:

«Бэрлін - 21.11.1921 г.

Паважны Іван Ігнатавіч!

Тая прапазіцыя, якую Вам рабілі у Вільні (калі добра зразумеў Вашу адкрытку), - ідзе ад нас. Цяперашні міністр па беларускім справам уЛітве п. Семашко ніколькі ня здольны для гэтай працы чалавек, але проста шкадлівы. Тармозіць усе добрае, што толькі мы пачынаем ці думаем пачынаць. У той час. калі працы на Літве беларускай - шмат і працаваць

можна. Былі-б толька адпаведныя людзі і ахвота. Вось таму і прапануецца Вам гэтая служба.

Страшэнна шкода, калі Вы ня можаце як найхутчэй кінуць Вену і ехаць у Коўна для заняцьця гэтай пасады. Самі знаеце - які сённяка час: што дзень, то рожные навінкі. Калі мы прапусьцім цяперашнюю магчымасць паставіць Вас на гэтае месца, дык за заўтрашні дзень ні[чч]а паруччыца ня можна.

Адкажьце мне - як доўга прыдзецца Вам ліквідаваць старые справы? Ці ня можаце Вы адразу выехаць у Коўну для перагавораў з літоўскім урадам?

Я стала жыву у Бэрліне. Мой адрэс, па я кому прашу пісаць:

Berlin, Ioachim Fridrichsirasse. 6

Сённяка - выязджаю на нараду у Коўну. Пасля звароту маю надзею мець ад Вас той чы іншы адказ.

Не думайце доўга - хутчэй пасьпявайце нам на дапамогу. Цісну Вашу руку.

З пашанай А. Цьвікевіч» [4. л. 82].

1922 год

В начале 1922 года руководство БНР попыталось заинтересовать беларуской тематикой участников Вашингтонской конференции, направив меморандум с просьбой о признании правительства БНР в эмиграции [1].

А в апреле В. Ластовский и А. Цвикевич попытались добиться рассмотрения вопроса о Беларуси на Генуэзской конференции [2]. Однако делегация БНР смогла лишь передать руководителю конференции, премьер-министру Италии Л. Факто меморандум, отражавший проблемы беларуского национального движения, но добиться признания независимости и пересмотра Рижского мирного договора ей не удалось.

1923 год

В 1923 году органы БНР оказались в состоянии кризиса, вызванного международным признанием в марте 1923 года территориального раздела Беларуси и провалом попыток организации вооруженного сопротивления на территориях, которые в 1921 году вошли в состав Польши.

Обострились разногласия между деятелями БНР и летувисами, претендовавшими на включение Вильни в состав Летувы без учета позиций беларусов. Позиция значительной части деятелей БНР относительно беларуских территорий была такова: последние должны находиться в составе Летувы лишь временно, до момента их освобождения от «русских» и «польских» «оккупантов», после чего на спорных территориях следует провести под контролем Лиги Наций плебисцит относительно их принадлежности. В такой ситуации В. Ластовский - сторонник сохранения союза БНР с Летувой, подал в отставку.

Новый глава правительства БНР А. Цвикевич выступил против безоговорочной ориентации на Летуву и отказался поддерживать притязания летувисов на Вильню. Поэтому в ноябре 1923 года органы БНР были вынуждены переехать из Ковно в Прагу.

1924 год

В 1924 году на базе Украинского педагогического института имени М. Драгоманова (УПИ) в Праге была создана первая за рубежом кафедра беларусоведения. Глава пражского Украинского общественного комитета (основателя УПИ), лидер украинских социалистов-революционеров Никита Шаповал, поддерживая контакты с идеологом беларуских эсеров В. Ластовским. по просьбе последнего рекомендовал руководству вуза «укрепить кафедру» Т. Грибом и Я. Станкевичем. Янка Станкевич к преподаванию так и не приступил, зато Томаш Гриб проработал на кафедре все десять лет существования УПИ. Тему Рижского мирного договора Т. Гриб затронул в 1925 году в «Тэзісах аб культурна-нацыянальным аб'яднаньні беларускага студэнцтва у Празе»:

«...Беларуская вызвольная рэвалюцыя 1917-1922 г., выставіўшая покліч дзяржаўнай незалежнасьці Беларусі, узброенай сілай чужынцаў была жорстка задушана. Урады велікадзяржаўнай - імпэрыялістычнай Масквы і Варшавы. Рыскай дамовай разарваўшы Беларусь на часьці, зьнявечылі права беларускага народу на вольнае самаазначэньне, разьбілі еднасьць і суцэльнасьць беларускага народу, зьніштожылі беларускія вызвольныя, культурныя, сацыяльна-эканамічпыя ды палітычныя цэнтры у краі. Забраны край стогне ў капцюрах чужацкай няволі...» [5, л. 142].

В 1924 году А. Цвикевич посчитал возможным опереться в борьбе за объединение Беларуси на поддержку СССР, возлагая при этом большие надежды на перерождение диктатуры пролетариата в БССР в ходе проведения политики НЭПа и беларусизации. Представители БССР и СССР охотно пошли на контакт со своей стороны, поставив ему единственное условие: прекращение деятельности органов БНР. Напротив, В. Ластовский, который оставался противником ориентации на Советский Союз, выступая в сентябре 1924 года на V Ассамблее Лиги Наций в Женеве заявил, что Беларусь не будет по-настоящему независимой ни в союзе с Польшей, ни в союзе с Россией (СССР). Реализовать свою государственную независимость она сможет только в союзе с демократическими крестьянскими народами Летувы и Украины.

1925 год

Тема Рижского мирного договора была поднята 27 января 1925 года в работе Международной социалистической конференции в Париже. Украинская делегация во главе с Н. Шаповалом, получившая на руки меморандум Заграничной группы Беларуской партии эсеров от Томаша Гриба. Николая Чарнецкого и Сергея Бусла, ознакомила с ним мировую общественность. Меморандум был написан на французском языке. 11-й его раздел так и назывался: «Рижский мир и раздел Беларуси на части».

Весной того же года в Украинском доме - клубе «адпачынку і ідэйнага гуртаваньня», созданном Украинским общественным комитетом в Праге в 1923 году. Цвикевич прочитал лекцию «Беларуское национальное движение». В частности. лектор отметил:

«...Бальшавіцкі бізун і польская шляхецкая нагайка нагадалі, што толькі незалежнасьць дасьць мажлівасьць вольна жыць і развіваць сваю культуру. Тая незалежнасьць прынесе вызваленьне беларускаму народу...» [6, с. 1-4].

Но уже 14 августа 1925 года ЦК КП(б)Б признал целесообразным проведение группой во главе с А. Цвикевичем Второй Всебеларуской конференции - при выполнении ряда условий. Главным среди них были предварительная, еще до конференции, передача полномочий БНР правительству БССР в форме декларации. признание Минска единственным культурным и политическим центром Беларуси, отказ от ориентации на Лигу Наций. 10 сентября президиум ЦИК БССР решил оказать содействие проведению Второй Всебеларуской конференции.

А пока суть да дело, 2 сентября А. Цвикевич потребовал от председателя Рады БНР П. Кречевского созвать конференцию для обсуждения проблем взаимоотношений с Летувой. Его предложение поддержали беларусы Вильни. Таким образом, почва для проведения Второй Всебеларуской конференции была полностью подготовлена.

Конференция состоялась в октябре того же года в Берлине. На ней были представлены беларуские организации из Латвии, Летувы и Чехословакии. присутствовали член ЦИК БССР Д. Жилунович и заместитель полномочного представителя СССР в Польше А. Ульянов, которые должны были принять мандаты БНР.

Берлинская конференция констатировала: Рижский мир, разделивший Беларусь на части, является несправедливым. Участники конференции призвали все сознательные беларуские силы продолжить борьбу за объединение Беларуси. Они подчеркнули, что вопрос о принадлежности Вильни должен решаться путем организации плебисцита на спорной территории.

Основным вопросом конференции стало обсуждение доклада политической секции «Об общем политическом положении Беларуси». В принятом постановлении отмечалось, что БССР является единственной реальной силой, способной освободить Западную Беларусь из-под польского ига. Исходя из этого, участники конференции считают необходимым признать Минск единственным центром беларуского возрождения, а любые попытки борьбы против него «предательством дела освободительного беларуского движения».

15 октября члены правительства БНР приняли два постановления: о признании Минска центром национально-государственного возрождения и о прекращении деятельности правительства БПР во главе с А. Цвикевичем. 25 ноября постановления Второй Всебеларуской конференции поддержал ЦП К БССР, который выразил готовность использовать все средства для поддержки и усиления борьбы за воссоединение Западной Беларуси с БССР.

1926-1929 годы

Решение о прекращении деятельности правительства Цвикевича не привело к полному прекращению деятельности органов БНР в эмиграции. Руководство БНР (П. Кречевский, В. Захарко) и часть членов Рады (Т. Гриб, П. Бодунова, Н. Вершинин) отказались признать законность принятых решений и вернуться в БССР.

В 1926-1929 гг. они пополнили членство созданной в Праге Социалистической Лиги Нового Востока - организации, альтернативной Лиге Наций и призванной «создать такую морально-политическую атмосферу, которая необходима для решения мирным путем национального вопроса на Востоке Европы» [7, с. 433-434]. Участники Лиги признавали принцип равноправия всех без исключения наций, их право на самоопределение, право на полную политическую независимость. Но вместе с тем они же отмечали и то, что четкого отношения к Рижскому мирному договору среди коллег по Лиге, за исключением украинцев, так и не было выработано.

В 1927 году в БССР вернулся В. Ластовский, который изначально не участвовал в работе Берлинской конференции и поначалу даже не признал ее решения. Возвращение Ластовского, а также Берлинская конференция нанесли существенный удар по престижу БНР, усилив кризисные явления среди беларуской политической эмиграции. Хотя до конца 1920-х гг. в Праге оставалась государственная печать и архив БНР, работа дипломатических органов БНР за рубежом практически сворачивалась.

В 1929 году работа Социалистической Лиги Нового Востока была признана не только неэффективной, но и бесперспективной. Виной тому было не только дальнейшее игнорирование национального вопроса европейским сообществом, но и надвигающийся на Европу экономический кризис 1929-1933 гг.

* * *

До 1919 года в беларуской эмиграционной среде в целом бытовало четкое убеждение о кратковременности «своего» пребывания в изгнании, чему способствовали в первую очередь новая экономическая политика в СССР и процесс беларусизации в БССР. Когда же в Советском Союзе ликвидировали НЭП и свернули процесс беларусизации в БССР, прибегнув при этом к репрессиям против «возвращенцев» (Ластовского, Цвикевнча и др.), то эмиграция, отбросив «концепцию быстрого возвращения», перестроила тактику со стратегией. Было признано, что «эмиграция» - явление продолжительное, требующее рассчитать дальнейшую работ) «на годы».

Таким образом, анализ Рижского мирного договора беларуской политической эмиграцией в 1920-е годы был осуществлен в контексте ее главной задачи - помощи в национальном возрождении своего народа и защиты подлинных народных нужд и прав перед лицом мировой общественности.

Источники

  1. Национальный архив Республики Беларусь (НАРБ). Фонд 325. Oп. 1. Д. 115.
  2. НАРБ. Ф. 325. Oп. 1. Д. 175.
  3. Беларуский государственный архив-музей литературы и искусства. Фонд 3. Oп. 1. Д. 169.
  4. Центральный государственный архив высших органов власти и управления Украины в Киеве. Фонд 3696. Оп. 3. Д. 48.
  5. НАРБ. Фонд 459. Oп. 1. Д. 3.
  6. Лекцыя Аляксандра Цьвікевйча «Беларускі нацыянальны рух» і дыскусія пасьля яе, што адбыліся ва «Украінскай хаце у Празе» вясной 1925 г. / «Спадчына», 2002, № 5.
  7. Зубко В. Сацыялістычная Ліга Новага Усходу // Энцыклапедыя гісторыі Беларусі. Том 6., кн. 2. Мінск, 2003.


[1] Международная конференция в столице США Вашингтоне заседала с 12 ноября 1921 по 6 февраля 1922 года. Считается, что она "зафиксировала новое соотношение между силами империалистических государств, сложившееся после Первой мировой войны". - Прим. ред.

[2] Международная конференция в Генуе заседала с 10 апреля по 19 мая 1922 г. В ней участвовали представители 34 государств. В основном обсуждался вопрос о долгах России странам Европы по займам и компенсации за национализированную большевиками иностранную собственность. - Прим, ред.

 
Top
[Home] [Library] [Maps] [Collections] [Memoirs] [Genealogy] [Ziemia lidzka] [Наша Cлова] [Лідскі летапісец]
Web-master: Leon
© Pawet 1999-2009
PaWetCMS® by NOX