Вярнуцца: Беларуская Народная Рэспубліка

Герасимова И. Идея еврейской автономии и БНР


Аўтар: Герасимова Инна,
Дадана: 14-07-2014,
Крыніца: Герасимова Инна. Идея еврейской автономии и БНР // Деды : дайджест публикаций о беларуской истории. Выпуск 13. Минск, 2014. С. 70-80.



Из журнала «Спадчына», 2000, № 5-6, с. 28-45. Перевод и редакция А.Е. Тараса.
Среди вопросов истории беларуского национально-освободительного движения одним из важнейших является изучение отношений беларусов-незалежников и представителей национальных движений других народов, которые живут в Беларуси. В этой связи представляет интерес исследование темы «Евреи и беларуская национальная идея», центральное место в которой занимает малоисследованная страница в истории Беларуской Народной Республики - идея провозглашения Правительством БНР в 1921 г. еврейской национально-культурной автономии.
Историография беларуско-еврейских отношений в начале XX века только начинает складываться. Но надо отметить, что интерес к этому вопросу проявляли как евреи, так и беларусы. Еще в 1913 г. в еврейском литературном журнале «Еврейский мир» («Дас идише вельт»), который выходил в Вильне, была напечатана большая статья (в двух номерах) одного из основоположников беларуского возрождения Антона Луцкевича (А. Навины) «Наши соседи» («Унзере шхеним»). В нем изложены цели и задачи беларуского возрожденческого движения и его отношение к так называемому «еврейскому вопросу» и к делу еврейского национального освобождения.
Позже, в 1917 г. в Одессе вышла книга И. Шехтмана «Евреи и национальные движения в свободной России», в которой автор изложил историю национальных движений 11 народов, проживающих на просторах бывшей Российской империи, и попытался определить место, которое занимают среди них евреи. Характеризуя беларуское освободительное движение, одно из самых молодых среди других бывших угнетенных народов России, Шехтман отмечал, что оно еще до февральской революции «сделало значительные успехи... и непосредственно после революции с удивительной скоростью началось группирование национальных сил». На вопрос: какое же место займут евреи в беларуском движении? - автор книги отвечал, что это будет зависеть от политики беларусов в национальном вопросе:
«При наличии единой и целенаправленной национальной политики еврейство Беларуси может обеспечить себе активное участие в строительстве края, стать одним из «краевых элементов».
В 1921 г. в ковенской русскоязычной газете «Свободная Литва» (выпуск от 10 июля) появилась небольшая статья «Белорусы и евреи», подписанная инициалами «А.В.». В ней автор охарактеризовал историю беларуско-еврейских отношений с февраля 1917 по июнь 1921 гг.
Важную роль в разработке нового для того времени понятия «национальной автономии» сыграл «Совет национальных социалистических партий России», который действовал в Петрограде до октябрьского переворота, и где вместе с беларусами, украинцами, поляками, латышами, эстонцами, грузинами, татарами, литовцами и другими работали евреи (Гутман, Рафалькес, Марголин, Давидович).
На Всероссийском демократическом совещании делегатов народов России, которое состоялось в «северной» столице 12-14 сентября, представитель еврейской национальной группы Ефройкин заявил: «Условием расцвета России является решение национального вопроса на почве территориальной и национально-персональной автономии»*. Представители других национальностей, в том числе беларусы, поддержали это положение.
Некоторые евреи, делегаты названного совещания (прежде всего М. Гутман), позже участвовали во Всебеларуском съезде в Минске в декабре 1917 г. и были избраны членами Совета и Исполнительного Комитета этого съезда, которые в ночь на 21 февраля 1918 г. были преобразованы, соответственно, в Раду и Народный Секретариат Беларуской Народной Республики.
Идея предоставления национально-культурной автономии меньшинствам, постоянно проживающим в Беларуси, официально нашла отражение в январе 1918 г. в Декларации беларуской делегации участникам советско-немецких мирных переговоров в Бресте, составленной от имени Исполнительного Комитета Рады Всебеларуского съезда. Второй пункт документа провозглашал: «Национальные меньшинства имеют в Беларуси национально-персональную автономию».
К тому времени в Исполнительный Комитет Рады уже вошли представители национальных меньшинств, среди которых были члены Объединенной еврейской социалистической рабочей партии (социал-сионисты), еврейские сионисты и активисты Еврейской социал-демократической партии «Поалей-Цион». В Первой Уставной Грамоте БНР от 21 февраля 1918 г. отмечалось, что национальные меньшинства, проживающие в Беларуси, должны использовать свое право на национальную автономию. Во Второй Уставной Грамоте БНР от 9 марта добавлялся пункт о равноправии местных языков. Необходимо подчеркнуть, что тексты этих фактически конституционных актов Беларуси печатались не только на беларуском и польском языках, но и на идиш.
Исполком Рады Всебеларуского съезда, а позже Народный Секретариат Беларуси обратили внимание региональных структур на привлечение в свои ряды представителей национальных меньшинств. В апреле 1918 г. во «Временном наказе местным Беларуским Радам» приказывалось «дополнить свой состав представителями других народностей края, согласно с их численностью в округе», для чего планировалось провести перепись жителей.
Известные члены еврейских политических партий и организаций в Беларуси в этот период активно участвовали в работе Рады БНР и беларуского правительства. В первый состав Народного Секретариата Беларуси вошли Г. Белкин (народный секретарь финансов) и М. Гутман (товарищ, т.е. заместитель руководителя правительства). Оба - еврейские социалисты. В состав Рады БНР входили члены других еврейских партий: «Поалей-Цион», Бунда и др. (Айзенштат, Литвак, Розенгауз, Мац, Каплан, председатель Минской городской думы Вайнштейн, Марьясин, Бергер, Хургин). Это известные в еврейских политических кругах люди.
До сих пор, например, не оценен вклад в законотворчество БНР М. Гутмана. Известно, что именно в его доме и под его редакцией составлена Первая Уставная Грамота Республики. Как бывший член Центральной Украинской Рады в 1917 г., М. 1утман, несомненно, использовал свой опыт участия в структурах украинского правительства и в своей работе на должности заместителя председателя Народного Секретариата Беларуси. Отсюда становится понятным, почему первые конституционные акты БНР и универсалы УНР имеют много общего в своих положениях. Декларирование обоими правительствами соседних стран национальной автономии для евреев, наличие министерств национальных меньшинств, другие элементы в правительственной политике Украины и Беларуси свидетельствуют о непосредственной причастности к этому Гутмана.
Сотрудничество еврейской местной политической элиты с правительством БНР было недолгим. В апреле 1918 п после провозглашения независимости Беларуси и государственного разрыва с Россией евреи-социалисты оставили Совет и Правительство Республики. И только в 1920 г., когда Совет Министров БНР оказался в изгнании и вынужденно осел сначала в Берлине, а затем в Ковно, евреи возобновили свою деятельность в составе БНР.
Появление евреев в Правительстве БНР в это время не было случайным. Для Беларуси наступили тяжелые годы после Первой мировой войны и оккупации иноземцами, которые господствовали в крае. Оказавшись в эмиграции, Правительство БНР стремилось получить международное признание как единственный законный представитель Беларуси, денонсировать с помощью международного сообщества незаконные правовые акты, закрепившие раздел беларуских этнических территорий между соседями, компенсировать Беларуси материальные и гуманитарные потери во время войн и интервенций.
Для реализации этих сложных задач нужны были постоянные официальные и неофициальные отношения с различными международными общественными организациями и влиятельными частными лицами. Таких контактов члены беларуского правительства Вацлава Ластовского не имели. Для установления таких отношений деятели БНР обратились за поддержкой к бывшим выходцам из Беларуси, проживавшим за границей. Среди последних было немало евреев-эмигрантов, лидеров еврейского и сионистского движения в Европе и Северной Америке. Еврейские общественные и политические международные организации отличались сплоченностью и влиянием в мире, их поддержка беларускому освободительному движения стала бы важным политическим фактором в деле признания и легализации деятельности Правительства БНР в эмиграции.
Но была еще одна важная причина, которая могла помочь беларуским правительственным деятелям получить реальную помощь от международного еврейства. Это горестная жизнь еврейского населения в Беларуси, страдавшего от массовых этнических погромов во время польско-советской войны 1919-1921 гг. Только в1921г. в177 населенных пунктах произошли погромы, жертвами которых стали 1748 еврейских семей, убитыми считались около 1700 человек, ранеными - 150, 1259 женщин были изнасилованы*. Еврейские международные организации (Агро-Джойнт, ОРТ и другие) оказывали значительную материальную и гуманитарную помощь. Некоторые надеялись, что именно Правительство БНР, став законною властью в крае, сможет остановить этнические погромы и противостоять большевистской диктатуре. Такие люди начали предлагать беларускому правительству в эмиграции свои услуги.
Одним из тех, кто имел тесные связи с сионистским международным движением и вошел в состав Правительства БНР - дипломатический представитель БНР в Копенгагене, а позже в Берлине доктор Исаак (Саша) Лурье. Уроженец Пинска, сын известного местного фабриканта, сионистского лидера, делегата нескольких сионистских конгрессов Григория Лурье, Исаак имел контакты с известными в мире сионистами, выходцами из бывшей Российской империи, Хаимом Вейцманом, Наумом Соколовым и Лео Моцкиным.
В начале 1920-х гг. в берлинском Беларуском пресс-бюро работал бывший минчанин, студент Давид Анекштайн, в компетенцию которого входило установление контактов между международными еврейскими организациями и БНР. В феврале 1921 г. он направил известным в мире пианистам Н. Соколову и Л. Моцкину письмо, в котором объяснял некоторые моменты программы Правительства БНР относительно еврейской проблемы в Беларуси:
«Наше правительство [БНР] стоит на той почве, что евреи в Беларуси должны получить не только широкую национальную автономию, но равноправность еврейского языка и справедливое пропорциональное представительство евреев в Правительстве, властях центральных и местных и т.д.»
Это письмо было отправлено из Берлина 16 февраля 1921 г., а 25 марта на торжественном заседании в Ковно, посвященном 3-й годовщине провозглашения независимости Беларуси, председатель Рады БНР Пётр Кречевский приветствовал нового члена беларуского правительства министра национальных меньшинств Самуила Житловского:
«Новый член кабинета С. Житловский дорог нам не только как общественный деятель, а еще как представитель еврейского народа, с которым мы, беларусы, желаем и будем работать вместе для счастья нашей родины».
В ответ в своей речи Житловский поблагодарил за честь войти в состав Правительства ВНР и в частности отметил:
«Я знаю ту титаническую работу, которую проводят беларусы за свое освобождение, и я желаю принять участие в этой работе как уроженец [края] и как еврей. Евреи всегда хорошо относились к беларусам, и братское единство обоих народов в борьбе за свободу и независимость Беларуси будет содействовать скорейшему освобождению [страны]. Мы, евреи, знаем, что сила не во временном подавлении чужой свободы, а в стремлении самого народа к свободе. Нас, евреев, угнетали в старину и египтяне, и ассиро-вавилоняне, и римляне, но эти народы исчезли бесследно, а мы живем, будем жить и стремимся к свободе нашей нации и к братскому сожительству со всеми народами, вместе с которыми живем».
То, что Правительство БНР после трех лет деятельности в этот сложный период пошло на создание Министерства по национальным меньшинствам, можно объяснить несколькими причинами:
Во-первых, большинство еврейских влиятельных политиков в 1918 г. не поддержали Акт 25 Марта, который провозглашал независимость Беларуской Республики, вышли в то время из всех структур БНР. Возвращение евреев в беларуское правительство произошло в конце 1920 - начале 1921 г., когда и беларусы, и беларуские евреи, исповедовавшие демократические ценности, оказались на чужбине в эмиграции после прихода в Беларусь большевиков.
Во-вторых, именно в Литве, на территории которой в Ковно в 1921 - 1923 гг. продолжало свою деятельность Правительство БНР (Ластовского), в правительстве Литовской Республики существовали министерства беларуских и еврейских дел. Это, безусловно, повлияло на организацию Министерство национальных меньшинств при беларуском правительстве. Такая структура требовалась хотя бы потому, что евреи в Беларуси в то время составляли 14 процентов жителей. И, в-третьих, поддержка мировой еврейской общественностью международного признания БНР была для беларуских незалежников очень важной. А залогом этой поддержки могла стать идея национальной автономии для евреев Беларуси.
В связи с назначением министра по делам национальных меньшинств в Правительстве БНР было составлено обращение к гражданам Беларуси, опубликованное в газетах под заголовком «Беларусь и Евреи», и посвященное проблеме суверенности обеих наций, беларуской и еврейской, и объединения их в единый «государственный народ». Однако в документе уже не встречается тезис об автономии, имеется только пункт о равноправии всех наций страны (см. Приложение 1).
Именно это обращение Правительства БНР стало главным ориентиром в дальнейшей деятельности министра национальных меньшинств Самуила Житловского, на которого руководство правительства возлагало значительные надежды. Это было не только потому, что он еврей и активный общественный деятель. Было важно и то, что он родной брат знаменитого ученого, писателя, публициста, издателя Хаима Житловского, который жил в Соединенных Штатах Америки еще с конца 1880-х гг. и пользовался большим авторитетом в еврейском мире. Хотя и сам Самуил был человеком неординарным.
Родился Самуил Житловский в Витебске в 1870 г. в семье влиятельного и зажиточного купца. После окончания Смоленского реального училища поступил в Московскую консерваторию, где учился сразу на двух отделениях: скрипичном и дирижерском. Одновременно посещал в качестве вольнослушателя юридический факультет МГУ. После получения высшего музыкального образования вернулся в Витебск, где преподавал музыку в учебных заведениях города. Организовал симфонический оркестр, которым сам дирижировал, давал сольные концерты как скрипач. Работая на ниве музыкального искусства, одновременно много времени отдавал коммерции, продолжая дело отца - являлся членом разных товариществ акционеров и предпринимателей, в которых занимал важные должности.
Где-то в 1905-1906 гг. с семьей переехал из Витебска сначала в Ригу, потом в Москву и Петербург. После октябрьского переворота 1917 г. какое-то время еще жил в Москве, добиваясь выезда за границу. Сначала перебрался в Вильню, а потом в Ковно. Кандидатура С. Житловского на пост министра национальных меньшинств, как человека всесторонне образованного и имеющего серьезные связи с влиятельными еврейскими кругами, подходила наилучшим образом. В подтверждение этого процитируем выдержку из письма Д. Анекштайна известному сионисту Л. Хазановичу:
«Нам очень важно завоевать симпатии еврейского общества Америки. Мы имеем надежду, что когда положение это позволит послать делегацию в Америку, которая будет иметь своей целью ведение там пропаганды, то не останемся без Вашей ценной помощи».
Вступив на должность министра ВНР, С. Житловский дал интервью ряду изданий, которое опубликовали все беларуские и еврейские газеты Летувы под заголовком «Беларусы и Евреи», ибо главная тема выступления - отношение евреев к беларуской национальной идее, перспективы беларуско-еврейских отношений. Основанием для такого сотрудничества стала совместная Декларация Рады и Правительства БНР от 21 марта 1921 г. С. Житловский отметил:
«Это безоговорочное признание суверенности еврейской нации в Беларуси имеет не только большое политическое значение для беларуских еврев, но является историческим прецедентом для всего еврейского народа... Я имею основания утверждать, что евреи, которые живут в Беларуси с древности, прошли с беларуским крестьянством мученический путь притеснения и унижения от польской шляхты и царского самодержавия, придут на клич своей второй родины и приложат всю свою энергию, знания и сплоченность, чтобы вместе с беларусами строить общее свободное государственное здание».
Из этого интервью также понятно, почему в Декларации БНР от 21 марта 1921 г. не упоминается о национальной автономии для этнических меньшинств. Это связано с политическим положением Беларуси на тот период и невозможностью Правительства БНР, находившегося в изгнании, реализовать идею национальной автономии на практике. Вот как это объяснял С. Житловский:
«Что касается интересов национальных меньшинств, то, пока родина наша, разорванная Рижским договором на две части, находится под оккупацией, не может быть речи о какой-нибудь работе в этом направлении».
Через несколько дней министр С. Житловский поехал в Берлин, Лондон и Париж для встреч с руководителями еврейских общественных организаций и партий. Он объяснял им суть политики БНР, просил помощи в борьбе за независимость Беларуси, в поддержке беларуского правительства, которое борется против оккупантов и выступает против еврейских погромов, собирал деньги в пользу своего правительства. Ему приходилось трудно, так как большинство лидеров еврейской политической элиты, главным образом сионисты, не видели необходимости в поддержке беларуского освободительного движения.
С. Житловский написал большую статью для еврейских изданий о причинах его вхождения в состав Правительства БНР, подчеркнул схожесть целей беларуского и еврейского народов в возрождении независимой свободной Беларуси:
«Это нисколько не означает, что евреи должны ослабить свою борьбу за создание еврейского государства в Палестине. Однако еврейское государство не сможет полностью решить "еврейский вопрос"... Возможность не только равноправного, но и полноправного существования еврейского народа в Беларуси является одной из гарантий успешной реализации сионизма. В этой работе по созданию независимой Беларуси должны принять участие все евреи, которым дороги интересы еврейского народа. Участие в этой работе каждого еврея, активное или пассивное, обязательно. Если Палестина наш военный фронт, то Беларусь, Польша и Галиция - наш тыл. А фронт без тыла ничего не значит».
К своим обязанностям министра национальностей в Правительстве БНР С. Житловский относился ответственно и с искренним желанием помочь в осуществлении идеи освобождения Беларуси. В этом смысле интересно письмо Самуила своему брату Хаиму Житловскому в Америку, написанное по-русски (обычно братья переписывались на идиш), и полностью посвященное еврейскобел аруским отношениям. Самуил писал о том, что евреи получат государственный аппарат благодаря деятельности беларуской демократической интеллигенции, которая стремится строить новое государство вместе с евреями. Обязанность каждого еврея, считает С. Житловский, помогать им. Именно поэтому он ездит по миру, чтобы объяснить евреям необходимость помощи беларускому правительству. И далее:
«Из Лондона через какое-то время я еду в Америку для создания общественной мысли, с которой в Европе теперь очень считаются, и для сбора необходимых средств. В Америке я очень сильно рассчитываю на помощь».
В этом письме автор несколько раз упоминает договор между беларусами и евреями, не объясняя подробностей. В Национальном архиве Республики Беларусь обнаружен проект беларуско-еврейского договора (см. Приложение 2). О нем имеются и косвенные подтверждения. В парижской русскоязычной газете «Еврейская трибуна» от 10 июня 1921 г. в статье «Права евреев в Беларуси» приведена беседа журналиста с министром БНР С. Житловским, который поведал про официальный договор, подписанный в конце марта 1921 г. Правительством БНР и министром С. Житловским. Документ состоит из семи пунктов-тезисов:
1) Две нации, которые будут доминировать в возрожденном беларуском государстве - беларусы и евреи, которые объединятся для работы в Беларуской Республике;
2) Евреи имеют равные права в культурных и религиозных отношениях;
3) Пропорционально количеству еврейского населения в стране эта нация должна быть представлена в правительстве;
4) Евреям разрешено иметь собственный суд (согласно национально-религиозной традиции);
5) Евреи имеют право, как и беларусы, на владение землей;
6) Денежные знаки и почтовые марки должны выходить на четырех языках беларуском, польском, еврейском (идиш) и русском;
7) Отношения между национальностями строятся на взаимном доверии.
Значение беларуско-еврейского договора С. Житловский охарактеризовал как один из немногих в тогдашней мировой практике официальных актов, признававших равенство евреев с другими национальностями и дающих им все права свободной нации. Положения беларускоеврейского договора он активно презентовал через частную переписку с известными еврейскими политиками и общественными деятелями, в статьях и интервью в еврейской европейской и американской прессе.
Его активность пришлась на время 12-го мирового сионистского конгресса в Карлсбаде (сентябрь 1921 г.), где С. Житловский собирался выступить с Меморандумом о положении евреев в Беларуси и очень надеялся, как и руководство БНР, на помощь беларускому делу от сионистских и других еврейских организаций. Но участие министра национальностей БНР С. Житловского в Карлсбадском сионистском конгрессе требует отдельного исследования и не касается рассматриваемого нами вопроса - идеи еврейской национальной автономии в Правительстве БНР.
В заключение надо отметить:
Во-первых, идея еврейской национально-культурной автономии, как автономии национального меньшинства, впервые была заявлена в 1917 г. во время Демократического совещания представителей народов России, но практического воплощения она тогда не получила.
Во-вторых, уже в первых правовых актах БНР эта идея рассматривалась применительно к еврейству Беларуси.
В-третьих, с марта 1921 г. Правительство БНР предпринимало конкретные меры для реализации этой идеи на практике.
Тогдашние политические условия, когда Беларусь стала объектом империалистического захвата со стороны советской России и Польши, а Правительство БНР оказалось в изгнании, не позволили воплотить принципы беларуско-еврейского договора в жизнь. Идея национальной автономии трансформировалась в идею объединения двух народов в государственную нацию на равноправной основе.
 
Top
[Home] [Library] [Maps] [Collections] [Memoirs] [Genealogy] [Ziemia lidzka] [Наша Cлова] [Лідскі летапісец]
Web-master: Leon
© Pawet 1999-2009
PaWetCMS® by NOX