Вярнуцца: Кнігі

Копысский З.Ю. Социально-политическое развитие городов Белоруссии в XVI - первой половине XVII в.


Аўтар: Копысский З.Ю.,
Дадана: 27-04-2011,
Крыніца: Мн., "Наука и техника", 1975.



Конспект книги


Глава I. Города и горожане (с. 9 - 73)

1.1. Города, общая характеристика (сс. 9-21)

Население растет медленно. Эпидемии, неурожаи. Эпидемия 1600-1603 - в Баркулабовской летописи. Пытались восполнить за счет «новселов», но власть ВКЛ разрешила феодалам ловить беглых и в городах.

30-40-ые года XVII в. привлечены к суду великого князя Могилев (четыре раза), Полоцк (четыре раза), Брест, Орша, Мстиславль, Кобрин, Дисна, Чериков и ряд других.

Феодалы могли влиять на город, и влияли, в своих интересах.

Функции городов: хозяйственная, административная, военная.

Хозяйственная:

центр ремесла и торговли.

Порты. Отдельные города заточены под специальные виды экономической деятельности. Витебск и особенно Полоцк - портовые города. Брест - речной порт центр сухопутных дорог. Могилев тоже речной порт, но попроще - только внутри ВКЛ. Портовые Слуцк, Пинск, Бобруйск, Несвиж. В местечке Любече на Немане был «порт хороший». Леон Сапега в письме Радивиллу от 28.03.1589 называет портовыми Днепр, Припять, Случь, Березину, Свислочь. Минск - в грамоте за 1633 упоминается «порт на Свислочи, издавна служащий» городу. Центр пересечении сухопутных торговых путей.

В Вежицах - 55 складов в начале 27 в., хранили товар, готовя к отправке в Ригу.

Местечки Свержень, Деревна, Бешенковичи - центры речного судостроения, строили большегрузные суда - струги, витины.

Центры ярморочной торговли. Несвиж, Новогрудок, Копыль, Любча, Орша, Давид-городок, Рожана, Шклов и др. В Долгиново и Кобыльники ездили из Могилева.

Место постоя купеческих обозов. Браслав (1554) - 117 домов и 40 корчем. Мстибов (1617) - 37 корчем (10 медовых, 27 пивных) и 221 дом. Чаусы (1621) - 203 дома и 60 корчем (6 медовых, 11 пивных, 43 горелочных). Кобрин (1597) - 34 корчмы, Пружаны - 21, Зельва (1616) - 16 корчем.

Крупные города, очевидно, объединяли несколько функций, да и мелочь, пожалуй, тоже.

Города и местечки становились собственностью феодалов. В конце 16 в. Радивиллы овладели Копысью, Лоевом, Кричевом; Сапеги - Быховом, Шкловом. Брали поборы, привлекали отрабатывать повинности:

Города и местечки частновладельческие

Город

Дата

Повинности

Ошмяны

1551

Толоки 4 раза в год для работы в панском дворе.

Давать подводы гонцам и послам.

Койданов

1588

Барщина 2 дня в неделю с дыма во время жатвы.

На прополку, сколько надо будет.

Чинить невод.

Ремонтировать насыпи, чистить пруды.

Деревна

1591

Во время жатвы по 6 толок с дыма.

Возить листы князя до четырех миль.

Для двора ловить рыбу, когда прикажут.

Участвовать в отпоре соседу в случае нападения на панский двор.

Ишкольдь

1598

На пахоту по 10 толок с дыма, на жниво - по 4 толоки.

Возить зерно в Долятичи и Рубежевичи «для сплава» трижды в год с дыма.

Вывозить лес, возить листы князя до 4-5 миль.

Ловить неводом рыбу для панского двора.

Прясть коноплю для невода.

Ивье

1598

Барщину 3 дня в неделю с тяглых волок.

Летом по семь толок с дыма.

Ходить в подводы, на княжескую охоту.

Зельва

1616 1636

Работа с тягловых волок «с чем скажут» за исключением пахоты и боронования по 4 дня в неделю для сенокоса, сбора урожая, уборки сена.

Гвалты, ремонт насыпи, доставка зерна к берегу Зельвянки.

Ездить «в подводы» за пять миль, доставлять «пеше листы», когда прикажут.

Илья

1622

Жать, сгребать сено, полоть по три дня в неделю до полного сбора урожая.

Выполнять работы по уборке овощей, «пока не будут уложены по кадям».

На гвалты к мельнице, «в ловы» - «сколько будет приказано».

Вывозить зимой к пристани Сосенский поташ из буд «без всяких отговорок».

Доставлять письма пешком до 3 миль, конно - 5 миль.

Старинки

1622

Жать по три дня в неделю.

Полоть на огродах, пока не закончат работу.

В подводы до Радошкович.

В ловы и подводы, когда и сколько будет приказано.

Клецк

1626

На уборку с каждого плаца жать шесть дней.

Гвалты на ремонт насыпи, когда понадобится.

Сморгонь

1622

Толоки, сторожевая, «в подводы», гвалты.

Синевка

1645

Во время жатвы с каждого плаца шесть толок.

Ремонт насыпи.

В подводы, пеше «с листами» до четырех миль.

Давид-Городок

1653

На жатву «со своим хлебом» до полной уборки урожая в терх фольварках замка.

«В ловы», на гвалты, когда прикажут.

Ивашкевичи

1654

Барщину мужчины по два дня, женщины на жатву по два дня в неделю.

В подводы один раз в год за десять миль.

Деречин

1636

Возить зерно два раза в год со двора на мельницу.

На посылки конно и пеше до четырех миль.

Сажать овощи в фольварке на огородах.

Сторожить панский двор.

Пропойск

1680

Тянуть невод, косить сено.

По две куры, 10 яиц.

Ремонт крепости.

Ивье

1685

ср.

1598

По пять дней в неделю на ловлю рыбы.

Для уборки урожая по два дня на жатву.

По две куры.

Ежегодно два раза с подводами в Вильно, Минск или другие города.

Дальковичи (Минское

в-ство)

1622

Сдают одну наседку, одного гуся, две куры, 15 яиц.

В год 12 толок на уборке зерна.

Ловить для двора рыбну на Цне.

Доставлять письма до 12 миль.

Огородники барщину по три дня в неделю.

Дальковичи (Минское

в-ство)

1681

ср.

1622

Сдают одну наседку, 10 яиц.

Сбор урожая «как издавна».

Огородники барщину «как издавна».

Стрешин (на Днепре)

1628

Сдают одного гуся, две куры, платят один грош волочебного с каждого дыма.

Ловить рыбу при приезде владельца города.

Собирать урожай в поместье замка.

Дороги

1647

Доставлять письма за пять миль раз в году, раза в год ходить «по давнему обычаю».

Ходить на облавы в пущу.

Основные виды - уборка урожая, ремонтные работы, вывоз зерна к местам сплава и на рынки. Оброчная повинность обычно заменялась платой.

Отрабатывали только владельцы пахотных участков. Сколько их было? А нате вам еще одну табу:

Город

дата

Число домовладельцев

Число земледелцев

В т.ч. > ½волоки

% к населению

% имевших >½ волоки

Радошковичи

1549

67

27

26

40.3

38.3

Браслав

1554

129

35

34

27,1

26,3

Клецк

1555

151

28

16

18,5

10,6

1626

380

59

14

15,5

3,6

1645

453

80

19

17,6

4,2

Мотоль

1555

82

69

7

79,3

8,5

1566

128

59

21

46,5

16,4

Городец

1563

161

82

21

50,9

13,0

Гресск

1590

61

27

26

44,3

42,9

1654

106

77

8

72,7

7,5

Могильна

1592

56

32

20

57,1

35,7

Смоляны

1594

74

38

35

51,4

47,3

Зельва

1616

100

100

52

100

52

1633

123

79

37

64,1

30,9

Сморгонь

1622

139

63

5

45,3

3,6

1640

155

51

-

32,9

-

Синевка

1645

37

19

3

51,4

8,1

Илья

1650

93

73

9

78,4

9,6

Давид-Городок

1653

362

53

9

14,4

2,4

1665

374

71

13

18,9

3,4

Горы

1670

642

202

81

31,5

12,6

Ивье

1689

79

49

15

62

18,9

Строго говоря, земледельцы - это у кого больше полуволоки, а иначе это так, баловство одно. Да и полуволоками часто владели купцы, ремесленники, они составляли более 1/3 в 5 из 15 городов и местечек. Как правило, малонаселенные - в больших только несколько процентов.

Но повинности отрабатывали вне зависимости от размера участка. По этим 15 - из 3952 горожан имели поля 1373, 34,7%; а земледельцами были 471, 10,4 %. Типа много. Феодалы не старались превратить в кусок поместья - выгоднее экономически развитый город, повинности заменяли на деньги. Например, в Давид-Городке в 1653 поставки рыбы (три дня и три ночи ловить) и охоту заменили деньгами.

Верховная власть проповедовала ту же политику. В 1538 паны-радцы писали великому князю «завжды звыкл не только радом, албо княжатам, панятом, шляхте и всему рыцерству своему, але и местом и мещанам права и вольности их в цалости непорушне ховати рачиш». В великокняжеских городах горожан полностью освободили от натуральных повинностей. Например, Орше в 1593 повинности на замок «на пригон с сохою, на жниво с серпом, на сеножать с косою, на важенье меду, на работы кухни, стайни, погребу, на потребы замковые ходити» заменили денежных налогом.

Административные функции. Самые крупные города - центры воеводств и поветов, средние - центры поветов. Малые города и местечки - центры волостей, войтовств, владений феодала. По правде, «админ.центр» - условно, там сидели органы власти, суд и т.п.

В городах же заседали периодические суды. В Минске и Новогрудке - Главный Литовский трибунал, высшая аппеляционная инстанция для разбора тяжб феодалов. Земские суды, местные сеймики, выбор депутатов на вольные сеймы. Администрации крупных поместий, особенно великокняжеских поместий, сидели по городам и местечкам.

В городах сидела и Церковь.

Военная функция. От экономики зависела слабо, больше от расположения. Порубежные города, особенно на востоке, великий князь старался сделать сильными крепостями - Полоцк, Витебск, Орша, Мстиславль, Могилев, Быхов основные, Пропойск, Лоев, Рогачев, Жлобин, Кричев, Лукомль,Сураж, Улля поменьше, но значимо.

Строительство и ремонт замков - повинность жителей всей волости. От горожан - обеспечение всем необходимым плюс участие в обороне.

Сильные крепости - Гродно, где часто и сидел великий князь, Пинск, Слуцк, Иказнь, Дисне, Несвиж, Мир.

Замок в Мире (1688) - цитадель из камня, 4 башни, пятая прикрывала вход в замок. Замок - три этажа из камня, 50 жилых, более 20 хоз.помещений, где хранили зерно, снаряжение, оружие. Одна из башен - тюрьма. Вокруг - ров, подъемный мост.

Правда, замки часто загребали под себя феодалы.

1.2. Привилегии городам (с. 21-30).

Власть давала жалованные грамоты с правами и гарантиями, обеспечивавшими жизнедеятельнотсь как центров торговли и ремесла, устанавливали место и положение горожан.

С конца 14 века (Брест) до середины 17 в. (Чаусы) - грамоты 25 городам и местечкам. Там - торговые привлиегии, право пользоваться земельными участками, общими угодьями, обычно за плату, регламентация гос.повинностей горожан, освобождение из-под власти и подсудности великокняжеской и частовладельческой администрации, права собсвтенной судебной и административной власти, самоуправления.

Зачем великий князь делал такое? По грамотам - «чтобы «в мере лепшой поставити», способствовать росту числа жителей, установить в нем «справедливые и добрые порядки». В тексте грамоты Бресту (1495) - грамота «по примеру других городов заграничных». Высокому (1503) - желание умножить доходы казны.

Во второй половине 16-первой половине 17 в. вступительная часть грамоты (типа, зачем?) расширяется. Добавляется общегосударственное соображение - Могилеву, Мозырю (1577), Витебску (1597) - поможет «увеличить доход казны ВКЛ… Не подлежит сомнению, что где мещане беднеют, там уменьшаются доходы и прибыль, а глее мещанам обеспечены большие права и более справедливый порядок, в такой город стекаются люди, в нем лучше живется, такой город лучше зщащищен и доходы растут». Заботами о росте благосостояния государства - возвращение магдебургского права Витебску (1644).


[ c. 23-24 отсутствуют]

[начало с. 25]

…феодалам были сохранены возможности проникновения в город, приобретение домов, земельных участков, установление своих юридик. Королева Бона запретила феодалам в грамотах Гродно от 1540 и 1541 покупать в городе дома, но запрет остался на бумаге. Радикальных мер не было.

Подтвердительная грамота Волковыску на магдеургское право (1507) - в первой грамоте великий князь литовский Александр освобождал горожан от ряда натуральных повинностей господарскому двору «от дякол и сена дякольного, от подвод, сторожи в дворе господарском, что в Волковыске», «также и з секерою на дело не велел ходити и сено косити, в Гродно на работу к вапну не ходити». Кое-чего сохранили: «пашню нашу толокою два дни мають арати, а два дни жати. Отправлять став над двором в Волковыске. В поздних грамотах этих повинностей тоже нет.

Грамота Орше (1582) - освобождала от работ на замок: «иж што они повинны были с домов и оселостей своих для пашни замковое на пригоне с сохою, на жниво с серпом, на сеножать с косою, на воженье леду, так теж на работы кухни, стайни, погребу и иные потребы замковые ходити»

Натуральные повинности или совсем отменялись, или заменялись на денежный налог. Как правило - отменялись.

Магнаты предоставляли горожанам личную свободу. Грамота князя Радивилла местечку Любче, от 8 марта 1647. в числе льгот «мещанин, который пожелает перейти из-под магдебургское право, [26] сообщит об этом замку, выкупится на волю и принесет присягу городу». Бедняка, который не сумеет построить себе добротный дом, засунуть в переулок, а если «он наш холоп - вернуть в село».

Камень в М.О. Коляловича - мол, не были горожане холопами! Наоборот, холопы могли стать мещанами. Правда, только богатые.

Грамота Бресту (1390) - предоставляет магдебургское право «гражданам и жителям города». Полоцку (1498) - передеает под м.п. всех, кто живет в городе, на предместье и в селах мещанских. В духе Брестской - грамоты Гродно. Минску, Волковыску. Местечку Пещатке (1569) - подчиняет м.п. всех жителей-евреев, имевших в местечке дома и державших пахотные земли («волоки»). Витебску (1597) - м.п. должны подлежать все живущие в городе, но с оговоркой «Панам, князьям, шляхте мещан [27] своих, как издавна, не иметь».

Но вроде как широко толковать перемену правового положения белорусского горожанина с получением м.п. оснований нет.

Волковыску (1507) - князь распространил м.п. на ремесленную и торговую часть жителей. «Також в том месте, которыи будут реместники Кравцы, Кушнеры, котельники, шевцы, рымары, дуботолки, которыи в месте мешкають и торгом ся обыходят, тым всим казал его милость под тым правом немецким бытии и поспол с местом велел его милость плат нам платити».

Но в грамотах есть признание юрисдикции и власти феодалов над частью жителей. Полоцку (1499), Бресту (1511), Гродно (1540), Мозырю и Могилеву (1577) почти дословно - устанавливалось, что живущие в городе люди князей, панов, земян, бояр, духовенства, если они занимаются ремеслом и торговлей, обязаня платить налог («серебщизну») и другие поборы, выполнять предписанные городу повинности так же, как мещане под м.п. оставались подданными своего господина в правовм отношении. Полоцку - городское самоуправление не полкчает над ними права юрисдикции «войт и мещане не мают их своим правом маг-им судити». М.п. Диснее (1569) - князь предписал сохранить юрисдикцию своего наместника, старосты дисненского, в нее включил «драбы рот пеших, десятники, люди панские, князькие, земянские. Духовные и светские», а также ремесленники, жившие в замке, возле крепости, в паркане и за парканом. Все - подлежали суду «статуом земксим», т.е. статуту 1566 г.

[28] т.е. с феодалами в городах не разобрались - власть не решалась с ними бороться. А в м.п., в артикуле 19 - все жители, особенно ремесленники, под управлением и властью магистрата, и плевать, кому там принадлежит город. Этот принцип даже про ремесленников не в каждой грамоте прописан. Полоцку,1500, - ясно изложен;а в 1580 - поправка, речь только о тех, кто живет на участках. Принадлежащих городу. По грамотам - в 25 городах и местечках признаются горожане - подданные феодалов. Т.о. в великокняжеских городах м.п. получали свободные, в частновладельческих - подданные феодала, но юридически под м.п. Например - Несвиж.

В 16 - первой половине 17 в. города не потеряли перспективы развития от вечевого права к м.п., «реформа» - половинчатая.

В грамоте Витебску 1597, «многими юрыздикциями, зверхностями места нищеют», теряют налогоспособность.

Во всех грамотах на м.п. - единая организация городской власти, единые органы: войт, бурмистры, радцы, лавники. Административные и судебные функции у всех. Юридическая основа деятельности - м.п. Были некоторые местные различия, «затавичвание» под город, но в целом - одно.

Переход к м.п. - положителен для развития городов. [30] Но это - власть хотела выгоды, и привилегии не столько направлены на развитие, сколько вызваны уже требованиями городов.

1.3. Юридики в городах (с. 30-54).

Юридика - собственность феодала в городе, выпадавшая из-под юридического контроля и воздействия правового статуса города. Были вообще города, полностью феодалов. Юридики расширялись, особенно крупных феодалов, которые вроде как больше зарабатывали на экспорте зерна. [31] Но, видимо, феодалам не хватало фольварков. Зачем? Включить местные рынки, мелкотоварное производство в те сферы, откуда получать доход.

Свидельтсва о юридиках - часто и густо, в записях магистратских книг, в уставах цехов, судебных и налоговых распоряжениях великокняжеской администрации. Было такое и в Западной Европе. Но сеньоральный режим там - ранний этап истории, 11-14 вв. Потом - борьба против сеньоров за муниципальные свободы, что привело к сословно-политической автономии. В Беларуси, как и везде в Речи Посполитой, сеньоральный режим не преодолели - он был в причудливом сочетании с процессом развития муниципального строя.

Первые известия о юридике - в грамотах Бресту, 15 в. Позднее - в 1503 великий князь Александр выдал «Привилей або фундуш кастелови витебскому належачий», где обстоятельно переданы черты юридики, редко встречающиеся в друих источниках.

Каноник Виленский м плебн витебский Станислав Матвеевич Кухарский попросили - Александр дал привилей: «Напрод хемцы нинешним привилеем уставляемы, абы вшыстке люде ку церкви прислухаючие в Витебску, так в городе плебаньем за рекою и ручьем и около реки Двины и в селах тых именей Боровно и Лепле, Мощыно сельцо; всих тых людейвызволяем от права и моцы вшыстких и особливых воевод, Каштелянов, старост, маршалков, державец, наместников их, судей, подсудков, бурмистров, радец, войтов, тивунов и иншых честников и урадников нашых и децких их мают вси люди пльебанские выняты бытии; который люди нинешним привилеем выймуемы и вызваляемы, уставляючы абы пред жадным с них неж толко перед нами и перед великими князи литовскими о речи тако великие как малые позваны станут и отповедати мают, або пред них плебаном. Теж тыи люди Ани подвод давати, Ани жаных робот робити нам некому едно тылько плебанови повинни будуть, а ни вин никоторых никому едно толко плебанови хотя подлуг права своего першого». Дальше - церкви разрешено иметь «корчму малую» на Нижнем замке и еще три корчмы: в замке, где она издавна была, за рекой Витьбой и за ручьем. Корчмы освобождены от всех поборов, назначаемых казной и городом. [33]

Юридика - город в городе, своя администрация, налоговая автономия. Только возможно привлекать жителей юридики, как и самого владельца, к суду.

Типичен ли такой документ? А черт его знает! Общее - юридики узаконены грамотой, признаются за юридикой верховные права владельца над территорией и над горожанами, собственная судебно-административная организация.

Нсколько юридики были распространены в городах? Начиналась с приобретения или пожалования участков, домов в городе. Например, князь Богдан Соломорецкий в 1510 г. купил три дома в Минске за значительные суммы (200 - 300 коп) у богатых мещан - бурмистра Филипповича, купцов Федоровича и [34] Маслянки. Дома освобождены от налогов и повинностей грамотой великого князя.

В Полоцке воевода пытался устроить юридику. 10 апреля 1527 рада города жаловалась великому князю: «многие ремесные люди мещане и драголи моцно еси за себе забрал и на себе им кажет робити без жадного права». Далее в жалобе говорится, что горожане сами уходят под юридики воеводы - «не хотячы серебщизны и ордфнщины нашое и иншых платов меских поспол з местом нашим нам платити». Право частной собственности, налоговая автономия.

В Гродно, судя по жалобе рады 1540 г., в частном подданстве были горожане, жившие в домах шляхты и плебана. «уходят к замку, другие к панам своим». Королева Бона велела ремесленникам, не желающим подчиниься городу, переносить дома за Неман, в Замковый город. Видимо, в Гродно было несколько юридик. Одна - замковая, лежала за Неманом, вне городской черты. Юридики шляхты и плебана в пределах города. видимо, имели частную собственность, частную власть с собственным судебно-административным устройством и повинностную автономию от власти и города.

[35] Королева Бона приказывала, чтобы все дома в городе подлежали юрисдикции городской власти, кто не согласен - в сад, продавай дом, уходи из города. Исключение - для шляхты, живущей в своих домах. Распоряжение осталось на бумаге.

Рада в 1544 жаловалась, староста Гродно забрал под замок мещан и ремесленников чуть ли не половину города, хотя они давно под м.п.

Плебану в старом городе по левой стороне Немана в 1561 г. - 64 дома и участка из 543, более 11%. На Плебанской улице - 27 семей, все «люди плебанские». Виленскому воеводе 15 участков (3%). По инвентарю Гродно за 1561 среди частновладельческой собственности дома «княжеские, панские, плебанские, земянские.»

Как организованы - черт знает. Возможно, суд-адм подчинялись замку «Плацов и домов во всем городе Гродно под одной стороне Немана, т.е. княжеских, панских, плебанских, земянских, городских, ервейских, ремесленников замкового присуду, оседлых и пустых - 543».

За Неманом - «плацов меских, здавна оселых и пустых, ремесленников замкового присуду и еврейских - 421». Возможно, только о подзамковых ремесленниках. По грамоте великого князя 1568 собственность подканцлера Воловича в Гродно, состоявшая из пяти купленных их домов, освобождена от всех поборов и магистратской юрисдикции.

На юридике Вознесенского монастыря в Минске жило в 1579 [36] жило 32 семьи, «мещане того монастыря», из них 13 - семьи ремесленников.

Частновладельческие юридики - в инвентарях Бреста, КОбрина, Пинска (середина 16 в) В писцовой книге Пинского и Клецкого княжеств (1552-1555) значатся «мещане владыки пинского» на 17 улицах города. Общее число - 117 семей, на двух улицах 9 семей, названных мещанами игумена церкви святого Варвары в Пинске. При этом мещане владыки освобождены от уплаты чинша, мещане же игумена платили. М.п. не было, но администрация была - упомянуты «войт меский», «войт пинский» и писарь. Судили мещан коллегией с «мещаны головнейшими».

Новогрудок 1563 - юридики замковую, княжеские, панские, митрополичью, попвские. Князь велел их поселить отдельно на разных улицах, как и евреев - отделил от мещан городской юрисдикции.

Юридики как частное подданство - в источниках второй половины 16 в. В Слониме, Молчади, Любче, Диснее, Каменце, Минске, Могилеве. В одном документе за 1592 г. Великий князь называет в Минске юридики княжеские, воеводскую, старостинскую и «разных наших должностных диц», шляхетские, духовные. В Друе 1569 - также люди «князские, панские, земянские, духовные и светские».

Юридика везде - как нечто обычное и повседневное. Основывают покупая в городах дома и участки.

В 1563 великий князь официально утвердил юридики в городах и [37] предписывает «з дворов, або з домов князьких, панских и земянских… жадного податку з местом давати не мають окроме местное часу потребы небеспечности».

Типа - верховная власть поддерживала феодалов, не смотря на то, что ей не выгодно. Крестьяне бежали в город - власть открывала феодалу ворота города. феодалы строили юридики подстраиваясь под город, не делали продолжение поместья - т.е. развивали город. Нужны быои не крепостные, а те, кто платил. [38].

Если крестьянина переселяли в город - он получал свободу деятельности и возможность распоряжаться своим временем.

Юридики были выгодны. Первая половина 17 в. - широко распространились. Евреи везде были юрисдичанами замка.

Брест.

Брест, 1622: «Евреи Бреста должны быть только под юрисдикцией старосты»

Уже в конце 16 в. большинство жителей Бреста - юрисдичане. Бурмистры в 1590 объясняли, почему не сумели вымостить улицы по приказу великого князя: «есть подданных мещан князьких, панских и духвоных частей тринадцать… а наших горадских подданных часть четырнадцатая», те 13 частей «до бруку яко и инших повинностей прычинитисе не хочут». Так было и в первой половине 17 в. Книги рады Бреста этого времени очень часто упоминают горожан, живущих на частных юридиках. Были юридики: костел Св. Варвары, монахи ордена августинов Св. Духа, Фарный костел, князь Радзивилл, шляхтич Ян Гротовский, Воеводина новогрудская, войт Бреста (Казимир Тышкевич), замок города, [39] епископ луцкий и брестский, князь Дорогостайский. Инвентарь экономии Брестской за 1668: 79 городских участков на рынке и двух улицах города, состовлявших юридику экономии. Кроме того, юридики 15 феодалов.

Витебск.

Жалобы рады Витебска, 1616, великому гетману ВКЛ Карлу Ходкевичу - под частными юридиками у шляхты на предместье и в городе больше половины горожан.

Витебск, 1624: мещанин Миколай Илинич Суховатик и его жена добровольно отписали при жизни свой дом в виде дара «на вечные часы» церкви Успения при условии, что в нем будут жить они и их потомки. Владельцы дома обязуются находится «под владзою» архиепископа и его преемников. Архиепископ обязуется «у субботу уписати, абы за наши души… пана бога просити». В награду «с того дома, пляцу, огороду куницу радуничную и иншие повинности яко и другие мещане архиепсикопские Витебские платити и полнити маем сами и потомки наши повинни будут». Свободы не теряли - просто меняли юрисдикцию - ну и кому платить налоги. Инвентарь Витебска 1641: 28 юридик, владели 629 домами из 1011 домов. Инвенатрная опись 1618 архиепископии полоцкой на [40] 5 посадах 85 семей «под присудом» архиепископа.

Гродно.

Подтвердительные грамоты цеху металлистов, каменщиков Гродно 1620, 1633, 1663 отмечают, что в домах шляхты проживают каменщики, гончары, плотники, бондари. Юридика архимнадрита гродненского монастыря (1614). В юридику замка - евреи.

Юридики реформационных общин.

Минск

Юридика евангелической общины, с 1583 на улице Зборовой. Упоминается в документах с 1600 по 1653. сначала были пожертвования горожан (купец Артимович Шишка, ювелир Каспар Шишка) и феодалов (князь Ярош Жижемский, Сологуб). Потом - захватывали пустые участки, строили дома, поселяли жителей. Юрисдичанам запрещали нести городские повинности и платить поборы, быть в меском суде (жалоба рады за 1601). 18 ноября 1664 - грамота короля предписывает ремесленникам «всех юридик» обязательно состоять в цехе.

Могилев.

Вторая половина 16 в. - только одна замковая юридика. В 1610 - 42 дома, столько [41] же в 1614. к 1630 расширилась - горожане убегали от налогов. В первой половине 17 в. - юридика монастыря Св. Спаса. В 1649 - из плательщиков исключили юридики ксендза, костела, замка, Спасского монастыря, шляхты, плебана.

Пинск.

1555 епископ пинский имел 114 семей, в 1629 - 147 семей. 1625 - в цехе рыбаков есть мещане шляхетские и духовные. В 1627 шляхтич Петр Рабка зукпил дома и грунты у рады, «осадил там ремесленников и запрещает нести повинности городу». Юридики шляхтичей Бохана, Реута, Боханского. Добиваются арендной платы плюс всех поборов, что были бы в пользу города, причем «бтьем и мученьем».

Полоцк.

Клир полоцкой Св. Софии включил [42] в юридику 22 дома. Жалоба 1646 - иезуиты пытались овладеть экономической жизнью города, закупили несколько десятков участков, начали строить лавки. На Екимани и Острове «сила новых грунтов» закупили у шляхты, сажают «торговых, шинковых и ремесленников, которые, не состоя в цехе, выносят свои изделия на рынок».

Дисна.

Грамота Владислава 4, 1633 - юридики светских и духовных феодалов.

Кричев.

1684 - 430 домов, под юридикй замка 27 домов, у шляхты - 57 домов, т.е. 20%.

Мозырь.

Бурные события 1615 и 1622 - из-за замковой юридики.

Чего горожан несло в юридики? Налоги не платить. Оффшор, блин. [43} Поскольку доходы казны упали, в первой половине 17 в. произошел какой-то поворот в отношении к ней верховной власти. Какой? Скоро будет!

Пока что - о самой юридике, что такое, с чем едят.

Чем занималось население юридик?

Живут купцы, торговцы, ремесленники. Записи рады Бреста - цеховые мастера, подмастерья, даже цехмистры. Хотя вроде как могли быть только подмагистратные. В Гродно «проживают каменщики, гончары, плотнки, бондари». В Минске у евангелистов - «разные ремесленники». Могилев (1577) - торговое население. Минск, юридика Вознесенского монастыря в 159 - 13 глав семей ремесленники. Пинск, под епископом 57 купцов, до 200 купцов и торговцев. [44] Единственные земледельцы - огородники.

Феодалы концентрировали ремесло и торговлю. Переселяли крестьян - т.е. способствовали урбанизации.

Была ли административная и судебная автономия?

В 1590 в Минске к замку пришли «жители юрилик з войтами своими». В Каменце в 1589 юридика плебана имела войта. В Бресте у аждой юридики по войту: [45] 1638, 6 марта «Мы, депутаты нижепоименованные юридик магистратской городской, а также войты княжеские, панские и духовные, согласно привилегии короля избранные от всей речи посполитой города в прошлом 1636 году на слушание отчета бурмистров прошлых за 1634».

Войты юридик упоминаются в документах Гродно, Пружан и других городов. Нигде нет упоминаний о других должностных лицах в юридиках. Правда, в Бресте юридик монастыря св. Духа в 1637 имела и войта и его наместника. Возможно, если юридика была большой - то была и администрация по типу городской.

Изолированы ли юридики от жизни города?

Да вроде нет. См. документы Бреста за 1638 и Минска за 1590.

Да и своя администрация не всегда означала свой суд. В инвентаре Витебска за 1618 перечислены «мещане в том месте мешкаючие на плацах церковных под присудом его милости архиепископа». В инвентаре за 1641 владения 61 феодала, церквей, монастырей и духовенства обозначены: «Дома и пляцы разных юридик как [46] лиц духовных, так и шляхты, которые согласно прав и привилегий подлежат власти и распоряжению Витебского магистрата». В основном - по несколько домов, но были и десятки, и даже более сотни домов - виленской капитулы (27), пана Самуила Старосельского (112 домов в Русском рпосаде), митрополита Антония Селявы (180 домов в разных посадах), пана Андрея Римши (50 домов в посадах Заручевье и Задуновском).

Т.е. административная автономность еще не означает автономию судебную. И налоги очень часто платили городу.

Вот вопрос - а там, где судебная автономия была, на основе чего судили?

В ВКЛ в то время действовали два кодекса. Если между феодалами - то Статут (сейчас его называют («Литовский Статут»). Мещан - войтовско-лавницкий и бургомистро-радецкий - то магдебургское право. Иски феодалов к мещанам - Статут, иски мещан к феодалам - Магдебургия.

В течение 16 в - первой половины 17 в. юридическая основа городских судов расширилась за счет норм «вилькеров» Кракова и Вильно. Ссылки на них особенно часто в судебных решениях Бреста и Гродно, а в первой половине 17 в. - и Могилева (на Вильно). В ряде решений в первой половине 17 в. можно встретить ссылки на Статут. Так что было в юридиках? [47]

На Вилденском сейме 1551 шляхта предложила «абы мещане князькие и панские под одним правом были окром дворов князьких и панских, шляхетских для них самых будованых». Король ответил согласился и предложил добавить подчинение раде города мещан духовенства по уголовным и гражданским делам. Следовательно, вероятно всех судили по м.п. В Люблине, отмечает Мазуркевич, суды юридик пользовались именно м.п. По белорусским городам документов не сохранилось, можно только предполагать.

Записи замкового суда Гродно за 20-40-е годы 16 в. при разборе ряда дел горожан замковой юридики применяли статьи Статуа 1529, земского права. Однако во всех случаях - это претензии по долгам, о распоряжениях завещателей в пользу церкви, о делах по аренде мыта.

Горожанин замковой юрисдикции мог обращаться не только в замковый суд, мог и в городскую раду. Например, в Гродно, суд над двумя замковыми юрисдчанами. Один их них, Ясско Климович, потребовал возместить ущерб от Олексея стихаря. «Олексей стихарь поволал бы на наймита своего на Андрейца Рожу о шкоды свои… которого ж Андрейцы выдавшы до ратуша на муку до смерти замучил». Решения нет, на чем судили - не ясно. [48] Есть только запись, что для возмещения ущерба, нанесенного работником, матсер прибегает к суду рады, а не замка.

Брест. В 1577 в замковом суде разбирали жалобу мещанки Ганы Овхимовой на Лею Левкову, не вернувшего 3 копы и не выкупившего вещи, отданные под залог. Лей, вероятно, был замковым - как и все евреи Бреста. Решили - срок отодвинуть на 4 недели, с выплатой «лихвы», основываясь на артикуле 18, в разделе 7-ом. Т.е. - Статута 1566.

Частные юридики. 5 марта 1642 - тяжба матери и сына, живших на юридике епископа Луцкого и брестского с братвой из-за участка на ул. Бискупьей, принадлежавшего юрисдикции города. обе стороны - Эмещане брестсике под юрисдикцией бискупа луцкого и брестского живущие». Так же названы муж и жена Череповичи - жители той же юридики, купившие 27 марта 1642 городской участок сенокоса у бурмистра Бреста Яроша Сороки. Продать они его могли только мещанам права магдебургского, а купившие «должны как и сейчас, всегда оставаться под правом и подчинением городским». [49]

25 февраля 1643 суд рады Бреста спор Евдокии Данилович «мещанки Бреста под юрисдикцией вельможной… пани Дорогостайской проживающей» с Ульяной Хомичевой «тоже мещанкой Бреста под юрисдикцией… епископа владимирского и бресткого проживающей». Спорили про дом «лажещий под юрисдикцией пробоща фарского костела», оставшийся после смерти сына первой, женатого на дочери Хомичевой. Постановили: дом и 3 сенокоса отдать матери умершего владельца, ей же присудить товары и инструмент (умерший был скорняк). Основались на статье о наследстве в м.п., статье из Саксонского Зерцала и статьей городского права. Дом умершего - на участке, принадлежавшем городу, как и сенокосы.

В Минске частных юрисдчан, видимо, судил замок. Устав 1615 г ювелиров, ст. 8 - все проживающие в городе должны быть в цехе, не вступившим запрет под угрозой конфискации инструмента. В пределах города следила городская замка, [50] на частных владениях - рада замка.

Не случайно жителей юридик называют «мещанами». Видимо, феодалам просто не так уж надо были административная и судебная автономия. Само понятие «юридика» - нередко просто собственность феодала в городе, горожане вносили налоги и поборы.

В 1614 архимнадрит гродненского монастыря был обвинен в том, что не собрал с гродненских ремесленников - подданных монастыря - побора. Архимандрит отмазался, привел доказательства, что собрал и сдал 190 злотых.

Могилевский магистрат 9 мая 1634 с общего согласия «всех мещан» вынес решение о юридиках двух земян, которые с 1577 по 1610 не платили в ратушу налогов, владея в рынке двумя участками, двумя домами, а также моргами и сенокосами. Т.е. тут юридика - только собственность, облагаемая налогами.

В источниках нет известий о самостоятельных рынках в пределах юридик, собственных ярмарках, как это бывало в Люблине, нет собственной экономической жизни. [51]

Все равно верховная власть напрягалась по поводу юридик. В течение 16 в. покровительствовала юридикам, предоставляя привилегии, с конца 16 в. начала стремиться ввести юридки в рамки, исключающие автономию фискальную, и судебную тоже. О. Гедеманн обратил внимание, с конца 16 в. особенно с начала 17 в. в грамотах великих князей литовских все чаще подчеркивалось предписание частным юрисдчанам платить взимаемые с города налоги, нести городские повинности. Это утверждение утвердило в качестве общегосударственной нормы постановление сейма 1611 г. Было подтверждено в 1651, а в 1659 решением сейма предписывалось, чтобы «все юридики были уничтожены и переданы городской юрисдикции».

По идее, должны были не только на бумаге писать, но и дела делать. Вроде, делали.

Рада Витебска в 1605 пожаловалась в королевский суд на земянина, пытавшегося забрать из городской юрисдикции дом, построенный на городской земле, суд решил: дом принадлежит городу, земянин обязан нести все повинности, как и жители города.

Минск, 1605, рада Минска - иск против феодала Быховского, обвинила [52] - имея около 20 участков на Троицкой горе, между Глебоборисвской и Левковской улицами, он «людей ремесленников разных на тех пляцах осадившы, почил их отделять от Влады города», запретил нести «повинности и поборы как все мещане». Суд, по Статуту 1588, передал все дома под юрисдикцию рады, а жителей домов обязал выполнять повинности и платить налоги.

1622, спор рады Полоцка и феодала Боханского, основавшего на территории Кривцова посада целое местечко Бельчицы, ставшее посадом под названием Кабаки, решен королевской грамотой: Кабаки переданы под юрисдикцию рады. Боханскому в качестве подданных под его юрисдикцией оставлены только «люди простые и огородники, которые купечеством не занимаются, и никаких вольностей и торгов городских не употребляют, одно землю орут и хлеб пашут».

Аналогично в июне 1623 о юридике на этом же посаде Борисоглебского монастыря. За ним сохранено право взимать чинш за пользование его участками и домами, а во всем остальном жители юридики обязывались «войту и уряду месткому Полоцкому полслушни будут».

Грамота великого князя 3 апреля 1623 о юридиках в Орше: «Поскольку в Орше много плацев шляхестких и духовных, на которых осели мещане, то заявляем, как это было и в прошлой грамоте нашей, что такие мещане во всех судебных делах своих не куда-либо, а только а только на ратушу должны вызываться и судиться, а панам своим должны как договорились на чьем участке живут чинш платить и услуги как договорились им выполнять». Все вновь поселвишиеся - под раду, а раде можно добиваться возвращения под власть и контроль рады [53] участков возле Никольского посада и за Островским посадом, отошедшим к частным лицам.

Королевский суд утвердил жалобу Минской рады 1639 на земянина Яна Своленского, который более 10 лет назад закупил на Троицкой горе четыре участка, на которых разные ремесленники и перекупни своими домами живут» и имеют возле домов лавки, но не платят налогов, не несут повинностей, не выплатили 2000 злотых побора. Суд обязал внести долг и впредь быдть под юрисдикцией рады.

Решением сейма под юрисдикцию рады в 1641 возвращены в Новогрудке четыре улицы, которые воевода включил в свою юридику.

Рада Полоцка боролась с феодалами. По ее жалобе в 1639 в асессорский суд вызвали 10 владельцев юридик за то, что они запрещают своим подданным подчиняться магистрату, нести повинности, в частности, ремонтировать крепостные сооружения. Суд согласился с радой, отметил, «каждый живущий в городе должен починяться магистрату, а пану, в доме которого он проживает, только выплачивать ежегодный чинш».

Это все слова. Что на деле было - неизвестно.

Правда, известно, что рада Полоцка в [54] 1618 подчинила себе юридику в Великом посаде, на что жаловался архимандрит полоцкий. Так же поступила рада Каменца, забрав в 1631 под свою юридику 130 волок, принадлежавших замку. Рада отказалась нести поборы на замок, вести работы по его ремонту.

1.4. Горожане (с. 54-73).

Городское население пополнялось за счет крестьянства. Крупные города - за счет выходцев из мелких, особенно частновладельческих. Бобрйуск, 1639: Годрей копылянин, Андрей копылянин, Иван свислочанин, Васко жомофтинович (из Литвы-Жамойти), Матвый Волынец, Гелиаш Волынец, Ивашко москаль, Никон москаль, рымар Яеуш венгр. Белорусы тоже эмигрировали - в Кельмени в Жемайтии жили Рудка, Карась, Янович, Шостак. В Могилеве от иногородиых было не протолкнуться, в 1604 [55] - выходцы с Волыни, России, Латвии, Литвы.

Феодалы переселяли в город крепостных. В Давид-Городке в 1654 после перечисления повинностей указывается, что выполнять должны все жители, как свободные, так и не свободные».

1582 - по завещанию Юрия Зеновича сын получил «имение отчизное Глубокое в повете Ошмянском, двор, збоже, мещан глубоцкх, бояр, людей осадных, тяглых, пушчы, млыны, ловы» и другое имущество. Ян Сапега в 1633 предписал отвести в пределах своих владений в городе Зельва 6 участков «на переселение в 1634 [56] ремесленников, нужных двору». Среди жителей местечка Бобыничи 11 семей - отчичи владельца всего имения.

Горожанин-крепостной был, но он был везде. «Все насление франконских городов в 16 в. можно разделить на три категории: лиц, не находящихся в феодальной зависимости и не несущих никаких феодальных повинностей; лиц, лично свободных, но в феодальной зависимости от города или сеньоров и несущих соответствующие повинности; лиц, находящихся в крепостной зависимости, отличались от предыдущих уплачиванием оброков и барщиной в пользу сеньора». К началу 16 в. в Вюрцбурге жило 1868 крепостных епископа, 286 крепостных духовенства и монастырей; в главном городе графства Гогенлоэ-Эрлингене и в столице княжестваАнсбах-Онольцбахе подавляющую часть горожан составляли крепостные, в Ротенбурге большинстов ремесленников несли бремя феодальной зависимости.

Белорусский горожанин мог заменить феодальные повинности денежным побором. Немец должен был внести сумму, равную ¼ его имущества, как это делалось в ВКЛ кто ж теперь скажет. Состоятельные горожане этим правом пользовались. Скорее - [57] как соглашение сторон, а не государственная норма. Например, горожане Пинска были освобождены от повинностей и юрисдикции епископа, за уплату 40 коп в год. Соглашение состоялось в 1588 по требованию городской рады и мещан магистратской юрисдикции. Сморгонь, 1627, из 139 мещан 26 не несет подводной повинности, платят вместо нее налог. В том числе два кузнеца, два сабельника, два каменщика, четыре корчмаря, Прудник, кухарь; занятия отсальных не указаны. Все вместе вносили в казну Радзивилаа 119 коп грошей ежегодно.

Крепостной горожанин - явление обычное, но он часто избавлялся от повинностей.

Группа горожан - «люзные» или «гультяи» - разорившееся и безземельное крестьянство. [58] Судя по законодательным установлениям (сеймовым конституциям) Д.Л. Похилевич: «основную массу люзных и постоянное их пополнение составляли беглые или чиншевые белые крепостные крестьяне, преимущественно безземельная голытьба, постоянно бежали - фактически свобдные».

Конституция 1620 г прямо называет «люзного» городским жителем - те, кто домов не имеет и не нанялись на год.

Полноправный горожанин - находится под защитой городского сапоуправления, пользуется привилегиями города, состоять в цехе, вести торговлю на городском рынке - надо кой-чего иметь - как минимум, дом, т.е. «оселость свою мети». Для вступления в некоторые цеха надо было быть «добре оселым». Вывод - люзные не полноправны. Те, кто снимали жилье - «каморники». Те, кто перепродовал продукты - «перекупники», работающие по найму - «наймиты», [59] «молодцы», «паробки», перешедшие в услужение - «слуги». Все это - «люзные», что видно из решения Волковысского сейма 1578 г: «перекупники и люзные, то есть гультяи мужчизны и невесты, наемники и слуги» в больших городах платят побор 30 грошей, в малых местечках - 15.

Правительство боролось с люзными и бродягами. С 1496 до середины 16 в. от шляхетских сеймов больше десяти постановлений предписывающих преследовать люзных. Со второй половины 16 в. люзные уже окончательно обосновались в городах. Налоговый универсал 1567 требовал от городской рады, чтобы прибывающие в город «люзные» или «гультяи» как мужчины, так и женщины… которые весь год никому не служат, а только нанимаются на недлелю, либо вовсе не работают», были зарегестрированы. При определении ставок поборов с горожан налоговын универсалы учитывали и их. В универсалах с 1569 по 1628 в качестве объекта обложения фигурируют и в больших городах и в местечках «каморники», «гультяи, которые только на неделю нанимаются или не работают», «люзные». Стал быть, много их было - а то зачем бы учитывать? На них даже давили изменением ставок налогов - побор с люзных и гультяев с 1569 по 1628 возрос вдвое в крупных городах, в 1,5 раза в малых городах и местечках. [60] То ли их больше становилось, то ли прижать хотели.

Минск, 30 июля 1639 обнаружила у 48 домовладельцев 91 человека прислуги, «паробков», поденщиков. А 26 января 1640 в Слониме у 64 домовладельцев - 138 человек. Запись магистратской книги Слуцка за 1655-1656 - при формировании городского ополчения создано пять полков, насчитывающих 20 сотен. Один полк создали «люзные», жившие в Слуцке («в полку люзных людей две сотни») 10% городского войска или взрослого мужского населения в Слуцке - «люзыне».

Чаусы, 1610, кроме 178 глав семей побор-серебщизну внесли 29 человек люзных, наймитов, молодцов, перекупней, аж 13%. Чаусы же, 1621 - взимался налог 2 гроша с 10 люзных. Инвентарь Чаус 1643 указывает 435 жилых участков, с которых взимался побор, 72 участка свободных от побора и 81 каморника. Последние вносили такой же побор, как и люзные в других городах. Получаем 12,7%.

Что они делали чаще - не ясно. Скорее всего в разных городах по разному. В портовых городах (Полоцк, Витебск, Могилев, Слуцк, Пинск) - грузчики для судов, сопровождение судов к месту торга, выполнение ремонтных работ и т.д. Моилев, 1621: [61] «мол, хлеюб пекут, ремесло робят, поденствуют». В документах Полоцка, Витебска, Бреста, Могилева, Орши - «молодцы», «паробки». Нанимали на торговые суда, для охраны купеческих обозов, шедших по «гостинцам» и «шляхам» к месту ярмарок. Они же, наверное, и «люди работные», из Пинска 1636.

Какую социальную группу пополняли в городах люзные? А черт его знает! В смысле, К.Маркс и Ф.Энгельс. [62] Либо вливался в город, либо в плебс. Бродяг вообще в то время было богато. [63]

Состоятельные крестьяне шли жить там. Умельцы - наниматься в ремесленники, в «каморники». В Бресте в 1638 спор между металлистами и другими ремесленниками, выяснилось, что последние «в городе не имеют оседлости», металлисты требовали не давать им создать свой собственный цех. 22 декабря 1640 в Бресте бурмистр города и цехмистр цеха сапожников Ярош Сорока обвинил четырех мастеров - членов цеха, что они «не имея в городе оседлости», исходайствовали у короля грамоту на создание цеха для мастеров-католиков. Такие обвинения есть и в друигих книгах Бреста. Магистрат не принял решений в интересах жалобщиков - наверное, не имение оседлости значило только [64] проживание в юридике, а таких тянули в город за все лапы и уши.

Верховная власть поддерживала города. в одной из подтвердительных грамот короля гродненскому цеху каменщиков, гончаров и бондарей предписывалось, чтоб все ремеселнники, проживающие «в домах шляхты, духовенства, давали взносы, подчинялись обычным порядкам и без ведома цехмистра и старшей цеховой братии не выполняли работы». Так же было и в других городах. Частновладельческий крестьянин вступив в цех обретал бюргерские связи.

Далеко не каждого подмастерья и ученика можно считать плебеем (вопреки Б.Ф.Поршневу). большая, если не основная часть - сыновтя полноправных горожан мастеров. Были и пришлые, те еще так-сяк плебеи.

А вообще плебеи - поденщики, временщики, «молодцы», «каморники», «перекпуники» и сборщики милостыни.

Нищих, похоже, было много. Рады Могилева, Слуцка создали особые цехи нищих. По свидетельству ревизоров Гродно «непорядок также создают низие, которые везде толпятся - не только на рынке, у костелов, но и на улицах». [65] «...так как в городе неизбежны нищие, больные, калеки, то магистрат должен построить для них на особом месте дом или сарай, чтобы содержать их там, как это делают в других благоустроенных городах».

Были и разорившиеся горожане. Витебский повет, 1601, данные «позлотового сбора» - из 1193 домов 295, или 26%, названы «бедными халупами». Из 253 ремесленников, уплативших налог, 81 «бедные», 23 «худшие», первые платили 15 грошей, вторые 12. такой же ставокй облагались люзные в других городах. Могилев в 1649 в каждой из 16 сотен из-за «убогих людей» недобиралось от 1/3 до ½ всего побора от сотни.

То, что их облагали налогом - значит, много их было. По Волковысскому сейму 1578 - по 2 гроша с «бедных халуп» в городах и местечках без м.п., тогда как с домов на рынке - 6 грошей, на улицах - 4 гроша. Этот налог был во всех налоговых универсалах второй половины 16 - первой половины 17 веков. Скольк ж было плебеев? Точно не сказать, но могло быть до 1/3.

Сложилось и отношение к плебям как к бесправным и беззащитным. [66] Мать бурмистра Каменца Анастасия Кашубина в 1644 подала жалобу на сына. Во время спора об имуществе, которое присвоил Миколай Кашуич, бросился на брата «схватив его как какого-то человека люзного и неоседлого… за горло давил. душил», матери «как с люзной женщиной гультяйкой неоседлой…» чуть кости не переломал. Очень, знаете ли, напрягают сравнения.

Наконец, добрались до других слоев.

Верхушка - богатое купечество, ремесленные мастера - стршина цехов. Они держали всю власть в городе. О них всегда пишут «учтивые», «славетные». Актовая запись книги Могилева за 1598 в деле о наследстве цехмистр цеха солодвников, назван «учитвы Стахор Миткович мещанин Могилевский». В актовой записи магистрата Могилева от 26 марта 1646 перечислено 66 фамилий владельцев купеческих лавок («крам»). Все они названы «панами», из них 16 - бурмистры, радцы, лавники либо их родственники. юогач и цехмистр скорняков Минска, в 1661 имел в городе Рожане лавку с большим ассортиментом - 35 наименований - мехов и меховых изделий на 2 119 злотых, у него же в Минске еще оставалось 22 наименования мехов на 1 109 злотых.

Подобные записи есть и в Бресте, Гродно, Слуцке, Диснее и ряде других. Об имуществе можно судить по завещаниям. Мещанин Гродно Матей Янович оставил в 1540 наследство [67] «пашню отчизную», поля «заставные и откупные» и много разного имущества. Другому гродненскому мещанину Богдану Ходкевичу в том же году принадлежали 50 бочек жита, 20 бочек ячменя, 12 пшеницы, 20 гречки, 15 овса, 10 бочек гороху, много скота, птицы. Вел торговлю в Вильно, Кракове, скупал в сельской округе зерно и другие продукты. Одно время был «писарем гродненским» из домашнего скарба имел много разной посуды, оружия, одежды, книг церковных, пять из которых серебром оправленные. Среди мещан Дисны в 1580 были держатели целых сел. Одно село держал Давид Дрыско. В 1618 Нарбуты держали село Горик, а в 1628 Роман и Андрей Корсаки отсудили у двух мещан купленное ими имение Язницы. Суд удовлетворил их жалобы, потому как мещане шляхетского звания не имеют.

Радца Бреста Павел Щепанович в 1624 имел «дом въездный», 2 коровы, 6 огородов. 1 рез и 1 клин пахотного поля, два дома, драгоценности, наличность.

Полоцкий купец Яков Федорович Ходыка завещал крупные суммы денег, большие партии пеньки, рыбы, кож, шкур, соли в Полоцке и Бешенковичах, фольварок, два сенокоса, скот, долговые обязательства 12 должников на 665 коп грошей.

Витебский мещанин Григорий Бонич в 1627 отдал под залог долга в 800 коп грошей «домы, крамы, пляцы, орогоды, пуни и фольварок Видбица, поля Пашковские, Сипковские, Смыоквские, Голубовские, Рожковские и сады два».

Слуцкий купец Василий Тишевич в 1629 завещал несколько лавок, дом, два большегрузных речных судна (витины), фольварок.

[68] Общая структура собственности городских богачей. Основное - дома, лавки, товары, наличность, долговые расписки, пахотные и сенокосные угодья, фольварки. Богатство - на товарном производстве и обмене и феодальном хозяйстве. Второе несколько сужало вложение средств в первое. Но все тянулись к земле. Мало ли - будет неурожай, а на огороде хлебушек вырастет.

Товарное производство и обмен слабо развиты - от внешнего рынка зависело. А что было на внешнем рынке? А войны были, усобицы внутри страны. Как тут торговать? Вот и закупались землицей.

Число горожан пополнялось за счет мелкопоместного военно- служилого слоя, бояр. Бояре воевали, но при этом и торговали или ремесленничали. В Полоцке м Витебске их много. По «Попису войска» [69] ВКЛ 1528 г. в Пооцке 384 семьи мещан-бояр. В инвернатре Полоцка 1552 они составили 1/3 всех. О боярах-мещанах сообщают документы Пинска, Орши, Могилева, Минска, Новогрудка. Жили и в местечках. В Дельковичах под Минском жил боярин-пекарь. В Мозыре, Кобрине, Несвиже, Чаусах и т.д. тоже были.

Была и шляхта. Письмо Криштофу Радивиллу от Льва Спаеги 20 июля 1599 - мол, громили шляхетские дома в Полоцке, причем уже 3-4-ый раз. В Полоцке же в 1486 боряе спорили с мещанами за право получения доли от торговых пошлин, весового сбора, взимавшегося с приезжих купцов.

В 1596 витебский воевода Николай Сапгега выполняя просьбу Витебска об уравнении в правах с Вильно, Троки, Полоцком, Новогрудком, освободил город от своего суда, подарил на расходы рады дворец Лукишкы с селами, до него належычими, в селе Туровшно дымов 12, в селе Пригонников - 7 дымов, в селе Новики - 4 дыма, в сее Барышники - 2 дыма, в селе Трубачи - 8 дымов». Города-феодалы - так же Брест и Гродно.

[70] У верхушки были и духовные интересы.

У полоцкого купца Ходыки - 16 картин.

У радцы Бреста Гурина Федоровича в 1624 в завещании несколько десятков книг, в т.ч. Скорины.

Дети учились в университетах.

Количественно верхушка.

Местечко Любча (на Немане) - из 130 владельцев богачей (недвижимость дороже 100 коп)- 8, или 6%.

Часть богачей - из крестьян под городом. [71] 1639-1643 «шляхетные паны» родственники крестьянских окрестных семей. Из села Адамовичи - лентвойт, радцы Станислав и Адам Цвикли, золотых дел мастер Мртин Адамович.

Бургомистр Могилева в 1640 Тимофей Гапанович - из села Ничково Головчинской волости.

Иноземцев среди боачей мало. Поляки были в Бресте и Гродно, русины в Полоцке, Могилеве, Витебске, Орше.


Средний слой.

Ремесленные мастера, торговая часть жителей, владевшая лавками, ларьками на рынках. Подмастерья, ученики из полноправных горожан - сыновья. Духовенство, чиновники. Вроде бы, 40-50% всех жителей.

В Бресте целые цехи в первой половине 17 в. - мастера жили на юридиках феодалов. В Витебске и Гродно, там больше половины жителей жили вне городской юридики.

Глава II. Городское самоуправление

(с. 73 - 141)

2.1. Вечевая организация городского самоуправления (сс. 73-78)

Что было исторически - известно только по Полоцку. О других - только очень кратко. В хронике Быховца, вторая половина 12 в., - «Полоцк и мужи полоцкие управлялись вечем, как Великий Новгород и Псков». Князь Борис [74] построил Софию а так же»правя в Полоцке дал им вольность и право собирать вече и звонить в колокол и обсуждать дела, как в Великом Новгороде и Пскове». Собор построили в 11 в., вече тогда же?

В Летописце. Кратком собрании хроник литовских и польских. Автор среди событий второй половины 13 в. помещает вставку «О Полоцкой Венеции, або свободности». В ней говорится - когда-то сами правили, никого сверху не было, только 30 мужей старцев из среды горожан на текущие дела, суд и сенат, ну и вече - по звону центрального колокола собирались и решали дела. Мол, вольно жили - как Новгород Великий, как Псков.

Владимир в 987 прежде чем принимать религию советовался с боярами и старцами городскими. «Мужи» представляли Полоцк на переговорах со Святополком в 1097.

Судя по тексту Летописца - избирался исполнительный орган на 30 человек - «старцы». Текущие дела, суд. [75] Вели и внешние дела - грамоты о регулировании отношений между Полоцком и Ригой в 1264 и 1265 от имени Полоцка и Витебска торговые договоры с Ригой устанавливали литовский князь Гердень, затем полоцкий Изяслав. Грамота конца 14 в. - с Ригой Полоцком с повеления великого князя литовского, наместником и «ото всех муж Полочан». Позже все, что касалось торговли, формулировали сами горожане. Грамота за 1405 начинается «Мы, полочане, даем вам ведомо…» Условия собуждались собранием горожан. Далее - нормы оптовой торговли, запрещают рижанам, новогордчанам и москвичам вести торговлю друг с другом - только с полочанами, за городом право склада. За нарушения - отсылают в город, сами не судят-не казнят.

[76]

На вече были «мужи» и просто «люди». Мужи - «большие», верхушка, купцы, «старейшины». [77] Следующими были десятники. Когда вошли в ВКЛ - пришел наместник контролировать, судить, к нему в середине 15 в. перешла часть компетенции веча и «мужей».

В других городах «мужи» тоже были: в 1396 «мужам» в Борисове разрешено контролировать торговую деятельность горожан. Казимир 11 марта 1447 писал «наместником могилевским и старцам, хто коли будет, и всим мужам Могилевцам». Александр Казимирович грамоты о передаче в аренду мыта с Мозыря, Речицы, Кричева адресует не только наместнику, но и «старцу и всим мужом» этих городов. Местечком Глубокое в 1514 правили старцы.

Должностные лица самоуправления в 16-первой половине 17 вв в Полоцке, Витебске, Орше, Могилеве, Слуцке - сотники и десятники, оставшиеся от вече, сохранялись и после перехода к м.п.

Мстиславль, получивший м.п. в 1636, за 200 лет знал свою администрацию. В грамоте за 1443 названы десятники, [78] известные по летописям, им запрещено, равно как и «владычным десятникам», судить людей, отданных под юридику монастыря Св. Онуфрия.

Грамота на м.п. Гродно в 1496 упомнала «мещан старших грожненских», ведали торговлей приезжих купцов в городе. В Слуцке в 1622 в судебном разбирательстве дела о краже принимали участие представители от сотен и десятков, на которые был разделен город. Сотенное деление сохраняли все восточные города Беларуси.

2.2. Городское самоуправление на магдебургском праве (сс. 78-116)

Ряд льгот и привилегий был, экономически развивались, [79] но злобные феодалы подчеркивали сословную неполноценность мещан.

Чем больше роль в экономике - тем настойчивее горожане требовали политических гарантий в виде сословных привилегий. В первую очередь добивались самоуправления. Образец - нормы права Магдебурга, провозглашали три принципа:

1) отмена действовавших прежде обычаев, литовского и русского права.

2) отмена власти и суда над горожанами державцев, наместников, воевод и вообще администрации.

3) учреждение самоуправления - рады, избираемой горожанами.

Верховная власть сохраняет право апелляционной инстанции, и то - в расках магдебургского права.

Раз противопоставляют литовскому, русскому праву - значит, раньше им пользовались. По идее, города имели свой суд и свое право и до м.п. (вече Полоцка, грамота Витебску за 1503, - была своя администрация и суд; король отказывался от вторжения в земельные сделки горожан, в церковные дела, в завещания, [80] обязывался «сябров городских в пригон не гнати», витеблянина «судили и казнили по их праву», витеблянин мог уйти из города, «ударивши челом в св. Блаовещение воеводе и своей братии мужом Витебским»).

В чем разница между литовским, русским правом и обычаем - не известно.

Бресту в 1390 говорили о замене магдебургским правом «польского и русского права и всяких обычаев», в грамоте за 1408 - уже «прежнее русское, литовское и польское право и прежние обычаи».

Могилеву и Мозырю за 1577 - замена «литовского, которому он подчинялся, и какое-либо иное».

В Дисне и Улле под «литовским правом» понималя Стату литовский 1566.

Улле за 1577 - разбор судебных дел предоставлялся державцу или наместнику, который вместе с войтом «и колко особ старших мещан» будут судить «водлуг статуту тепершнего нового», т.е. Статута 1566.

Диснее за 1569 - замена м.п. судебного разбирательства «статута земского».

Но Брест, Полоцк, Минск, Гродно, Волковыск, Новогрудок получили м.п. до Статута 1529, там аналогия не проходит.

Вероятно - местное право, не учитывавшее специфики города. [81] Раз меняли - значит, уровень городской жизни уже вступил в конфликт с традиционными правовыми нормами. Раньше - в больших городах, которые хапнули м.п. первыми - Брест, Гродно, Слуцк, Полоцк, Минск. С другой стороны, Витебск - крут в 15 в., Могилев - в первой половине 16, а м.п. получили только в 1577 и 1597.

Введение м.п. - и другие причины.

В частности, в Полоцке - правила верхушка, землевладельцы и бояре, торговали с Ригой, [82] торговые договоры 1475, 1476, 1478 Полоцк вел «от имени бояр, мещан и всего поспольства». В 1478 в Ригу отправили посла от бояр и двух от мещан. Полоачн делили на бояр, дворян, мещан, поспольство.

Чтоб менять вече на «Саксонское зерцало» - нужны были очень веские причины. Может, чтобы убрать дворянство-боярство от управления городом. Еще - контакты с Ригой и другими городами на немецком праве, но это давно было. А вот смена социальной структуры и уровне экономической деятельности - это могло.

[83] Горожане хотели избавиться от суда и контроля администрации. [84] Борьба за самоуправление - точнее, правление верхушки.

В каждой грамоте на м.п. названы как власть - войт, бурмистры, радцы, лавники. В первую голову - суд, защита от феодала. [85] Как они формировались?

Войт

М.п. в первую очередь устанавливало власть в городе войта. Первый переводчик м.п. (1559) на польский, писарь высшего суда в Кракове Бартоломей Гроицкий сообщает, что лавники называют войта advocatus, защитник. На самом деле он глава суда. Присяга войта при вступлении на должность - судить справедливо, решение принимает лишь получив мнение лавников (пресяжников) - по «Саксонскому зерцалу», ст.20 и «Вейхбильд», глосса к ст.41. Судебный характер войта подчеркнут в ст.54 «Вейхбильда» и ст. 41 «Саксонского зерцала»: доход войта только в виде доли судебных штрафов. Т.е. войт - председатель, президент шеффенского (лавничского), т.е. уголовного суда. В «Вейхбильде» эта роль у буркграфа, а войт (точнее фогт) - председатель в церковных владениях. Фогт часто замещал и буркграфа.

Но!

Грамоты и записи магистратских книг поясняют обязанности войта иначе. Кроме суда у него высшая власть в городе. Он - апелляционная инстанция [86] на суд магистрата. По Могилевским книгам 1579-1580 войт - «зверхний урядник меский», к нему апеллируют горожане, он выносит решения о праве продажи городских участков. Функции буркграфа отданы войту, полномочия расширены, кроме судебных штрафовполучает земельные участки, долю дохода от лавок, корчем, рыночных сборов.

В Германии фогта избирали, в ВКЛ войта назначали (в Германии буркграфа мог назначить епископ). Ряд городов добился возможности выкупать должность буркграфа и фогта.

Назначался войт чаще всего из крупных феодалов, но не всегда.

В 1559 мещане Орши сами избрали из своей среды войта. В 1569 в грамоте местечку Пещатка сказано, что войты, бурмистры, радцы и лавники избираются. В ответ на просьбу мещан Суржа уравнять их в правах с Витебском, великий князь в 1570 предоставил право «по примеру Витебска» избрать из своей среды [87] войта, великий князь только утверждал. Такое же право избирать войта - местечку Улла в 1577, по примеру этих двух городов, в 1589 - Кобрин.

В 1581 Пинску дали м.п. и разрешали войта выбирать. В 1634 великокняжеский суд прямо предписал Пинску избирать войта и лентвойта. На самом деле с 1551 мещан судил староста и войт, и два-три присяжника, избираемых мещанами из своей среды. Войт с пятью «присяглыми» мещанами вместе с лицом, назначееным старостой, собирал налоги. Если один из «присяглых» умрет, мещане выбирают четыре кандидата, одного из них войт утверждает.

Подтверждая Орше грамоты, великий князь в 1592 особо отечал право «выбирать меж ними войта», с 1594 утвердил Орше войта из мещан.

[88] Велижу уставная грамота, 1585, «А того войта месту Велижскому мы господарь с посродку их самых мещан велижских, альбо водлуг воли нашое господарской давать будем». Суражу и Улле такие привилегии - потому как на границе. Право избирать войта - городу Рожана (1637).

Грамота на м.п. Мозырю в 1577 - войт назначен великим князем, подкормий Виленский Николай Ясинский. В 1578 войтом стал Яцута Головачевич, горожанин Мозыря. В 1630, подтверждая м.п., великий князь, учитывая, что прежние войты наносили ушерб мещанам, разрешил им самим избирать из шляхесткого сословия двух кандидатов, из которых одного утвердит великий князь.

Радивилл в 1586 исходатайствовал м.п. для Несвижа, назначил войта, и сказал, что как этот умрет, будут избирать двух кандидатов, и жребием определять - кто. Если жребий не поможет, князь назначит сам. В 1603 говорится, что мещане выбирают, князь утверждает.

[89] Витебск в 1597 получил м.п., но потерял право выбирать войта - стал назначать король.

Вернемся к тому, кто есть войт. Высшая инстанция в городских органах власти. Полоцку в 1498 говорили - войт может судить один, а бурмистры, радцы без войта или лентвойта не могут. Правда, в других городах такого беспредела не было. Да и в Полоцке позже отказались от такой формулы. В 1510 решение войта уже можно обжаловать перед бурмистрами и радцами, а их решение может оспорить только суд великого князя.

В грамоте за 1580 близко к Могилеву - бурмистры «з лавниками и присяжниками местскими справы местские водлуг звычаю, права и бегу м. под владностью и зверхностью войта тамошнего отправовати мають». Исключительных прав для войта нет. В 1582 [90] Стефан Баторий велел «все дела города, подведомственные войту, «вряд войтовский на себе носити, водле п.м. отправовати мает».

Везде и всегда - войт властвует и судит по нормам м.п. Едва ли он был отдельно от самоуправления. Без м.п., но с правом собственного суда получили войта Сураж, Улла, Велиж, Могилев (1561). В Могилеве войт обязан устанавливать очередность работ для замка, собирать поборы с лавок в городе, расходовать собранные суммы, решать другие городские дела. Расход - за ведомостью сотника и мещан головнейших, [91] сотники вместо лавников помогают войту и подчиняются. Т.е. грамота подстраивалась под самоуправление города. Войт даже не может решать дела без совещания с сотниками и городоскими головнейшими.

Витебск. В 1539 и 1540 войтом был Ивашко Крупенич. Записи книг - например, разбор 14 октября 1539 о краже мещанином двух лошадей у боярина, 5 сентября 1540 о фальшивом долговом обязательстве. Войт ведет суд в первом случае с участием четырех мещан, во втором - восьми, из которых трое были и в октябре 1539, похоже на лавников - постоянных членов войтовского суда. М.п. не было, решения на основае Статута.

Судя по Витебску и Могилеву [92] войт сосуществует с традиционными органами власти. Бресту в 1390 - только один войт упоминается, но, вероятно, имеется в виду весь магистрат. Власть войта без м.п. - там, где уже было самоуправление (восток), власть войта + м.п. = все органы власти (запад).

С течением времени войт становится высшей административной властью, сохраняя роль главы суда лавников. Войт утверждает кандидатов в члены магистрата (как в Бресте).

Судя по части текстов решений лавничьего суда в Гродно (1638-1644), войт разбирал не только уголовные дела, но и имущественные - споры о признании прав на земельные участки, о разделе имущества, признание законным представленного завещания, утверждение актов купли-продажи, дарений. Это - большая часть записей, [93] уголовные же встречаются редко. В Пинске, судя по книгам войтовским и радецким за 1599 г. войт вместе с радцами принимает решения о записи в книге долгового иска феодала к мещанину и имущественном споре между евреем и мещанином, т.е. типа расширяет компетенцию радецкого суда.

В суде принимает решения, опираясь на закон в соответствии с мнением членов суда - лавников. Блюдет интересы города и горожан, нормы городского и общегосударственного закона. Так что не самодур-с.

Феодал в роли войта с трудом выполнял требования, он не хотел стеснять себя законом. А тут - лавники мешали. [94] Войт, вступая в должность, приносил присягу по м.п.

Т.е. войт - часть городского самоуправления, не над и не вне.

А если пытался стать над - рада давала по шее. В Бресте в 1634 войт самовольно назначил лентвойтом Павла Яголковского. Под давлением рады Яголковский вынужден был дать присягу по м.п.

Когда войт Минска князь Теодор Друкций-Горский попытался самолично запретить сапожникам в 1647 строить лавки на рынке, за неподчинение униатской церкви, радца золотых дел мастер Матьяш Балцерович и другие члены магистрата, «диссиденты религии лютерской и дизунтской», при поддержке толпы мещан дали войту резкую отповедь в ратуше. Балцерович заявил, что этот вопрос не в компетенции войта. Горожане кричали, что пущай он своими крепостными правит, как хочет, а тут - город и суд есть свой.

Т.е. войт не мог самовольно пренебрегать мнением самоуправления. [95] На него жаловались часто. Но жаловались и на бурмистров, это уж эпоха такая.

Войты часто перекладывали обязанности на лентвойта, зама. Сначала он приносил присягу верности войту, а не городу, но в течение 16- первой половины 17 вв. назначение и присяга изменились. В 1390 и 1511 в Бресте назначение и присяга целиком в компетенции войта, в первой половине 17 в. магистрат настоял, чтобы лентвойт принес присягу городу.

Во второй половине 16 в. нарушается принцип произвольного назначения лентвойта. В 1569 в грамоте Дисне на м.п. установлен порядок: мещане избирали четырех кандидатов, войт из них назначал лентвойта, [96] на год, после чего избирался новый. Грамота Орше в 1620 - лентвойта избирают сами мещане, и то лишь «когда это понадобится». Витебску в 1597 и 1644 - войт обязан назначать лентвойта только из мещан, имеющих «оседлость» в городе.

Насколько широко это все было - неизвестно, но, вероятно, не узко. Минимум в крупных городах. На востоке было легче и проще - пограничье, как-никак. [97]

Лавники

Войт судил при помощи лавников. Обязанности лавников, по Гроицкому: «заседающие в суде, тщательно разобравшись в деле обеих сторон, предлагают судье свое решение». В Магдебурге их было 11, но хватает и 6-7, а если лавников всего 6, то хватает и трех.

Т.е. число может быть различным, заседание суда - минимум при половине лавников. Как избираются - черт его знает. Функции - только суд. Выбирали и в Беларуси. Магистратская книга Полоцка за 1650: в присутствии лентвойта (эконома) и собравшихся мещан, перед всем магистратом пан Захарий кожевник принял присягу согласно Саксона на лавничество, и от сего времени стал лавником». Магистратская книга Бреста, 1626: «18 марта. Элекция панов бурмистров: нынешний год заседающими (избраны) пан Мартин Качински - бурмистр польский (т.е. католик), пан Яков Накрейкович - русский (православный). А в раду пан Иван Никонович, Ярмоген Майкович - новые радцы; в лавицу же пан Андрей Ченстховский, Лукаш Помажанский, Ярош Сорочич, Ярош Зараш. Оба пана бурмистра на [98] свой уряд и пан Ярмоген Майкович на радецтво в ратуше присягнули. Также и Панове лавнки вышеназванные на лавництво принесли присягу согласно права майдебургского. Что и записано».

Главная роль, видимо, у магистрата. Критерии - срок проживания в городе и общественная польза кандидата. По м.п. или по своим традициям - не понятно. В одной из записей магистратской книги Бреста за 1637-1641 одна из записей о выборах бурмистров 10 марта 1638 сообщает о созыве собрания «согласно звычаев и прав» города. либо м.п. сало традицией, либо по местному.

Теперь о том, что лавники делали.

В Бресте и Гродно магистратские книги разделяют два суда: бурмистровско-радецкий и войтовско-лавничий. Каждый заседает отдельно, кроме ряда случаев - когда вместе. В 1580 два бурмистра, 7 радцев, два лавника и три цехмистра рассматривали жалобу евреев города на нарушение выданной им привилегии. 2 мая 1642 такая же «вспольная сессия» ( бурмистры - 2, лентвойт, радцы - 6, лавники - 3), разбирала спор об имуществе и долгах двух мещан Гродно. Но это бывало крайне редко.

Правило - раздельные заседания. Самостоятельные решения. Совместно - или о городе в целом, или когда компетенции одного суда не хватало, чтобы решение было обязательно для обеих сторон. [99] «Спольный жонд» избирал должностных лиц, ведавших текущими делами: сборщиков налогов (шафаров), депутатов для проверки финансовой деятельности рады старого состава, писаря и др; новых членов рады.

Разделение суда - не полное, но давало повод для злоупотреблений. Лица шли в суд из расчета, а не из компетенции суда. Поэтому бывало, аналогичные дела - но в разных судах (Гродно). Магистрат Могилева добивался ликвидации двух судов и в 1636 получил от короля грамоту, объединившую оба в один суд, при этом город платил войту по 2000 злотых в год. В Полоцке в 1650 лавники заседают вместе с бурмистрами и радцами - вероятно, тоже объединили.

Раздельное функционирование не реализовывалось в принципе в малых городах и местечках. В Диснее все судовые записи начинаются «перед нами, бурмистрами, радцами и лавниками места Дисненского». Та же формула в городе Рожане.[100]

Раздельный принцип - не абсолютен. В крупных городах - да, войт разбирал уголовщину и крупные имущественные дела; когда с мещанином спорил горожанин не м.п., феодал или его подданный. В меньших и частновладельческих городах заседали вместе.


Выборы буримстров и ратманов «Вейхбильд» Магдебурга уподобляет избранию римлянами сената из 24 лиц. В Магдебурге избирали 24 ратмана. Ратманы - коллегия выборщиков, избирали бурмистров; действовали один год, подчинялись бурмистру. Не ясно, все ратманы - орган городского самоуправления, или из их среды на каждый год избирались должностные лица в качестве ратманов. Не сказано, кто и как избирает их и бурмистров. [101] Есть только ответ, кого надо избирать в совет - богачей, они стремятся угнетать, и бедняков, не могут быть полезны обществу. Лучше всего - миддлы 25-90 лет. Нельзя избирать глухих, слепых, глупых. Только законнорожденных, постоянно проживающих своем доме. Уважаемый, благочестивый, справедливый, нетерпимый ко лжи и злобе. Должен уметь хранить тайны города, быть твердым в словах и поступках. Умеренный, неподкупный, трезвый, не ростовщик, не саврлив, не лицемер, не паразит, не навязчив, не легкомысленный, не прелюбдоей. Не чужеземец, и под м.п. живет.

Понятное дело, что это - идеал.

[102]

Формирование рады.

Грамота Полоцку 1498: войт назначает 20 радцев (по 10 католиков и православных), все вместе они выбирают 2 бурмистров. В 1511 в подтвердительной грамоте число радцев увеличили до 24. В 1580 меняется порядок выбора бурмистров - теперь выбирают 4 кандидатов, двух войт утверждает.

Минску, 1499, - разрешает «иметь 12 радцев». Вместе с войтом избирают 2 бурмистров.

Новогрудку, 1511 - избирали 6 радцев, вместе с войтом 2 бурмистров.

Мозырь, 1577, - избирали 4 бурмистров, войт назначал 5-го - лентвойта, это и была рада.

Орша, 1577, к войту избирали 6 человек. 1620 - город выбират 2 бурмистров, 2 радцев, 6 лавников из среды выбранных на каждый год 24 человек. Если в течение трех лет выполняли обязанности без вопросов - работают дальше.

Рожаны, 1637 - то же, что Орша-1620, порядок выборов не указан.

Дивин, 1642, - раду создавал эконом брестской экономии. Назначал войта «стану шляхетского», 2 ьурмистров, 2 радцев, 6 лавников. Назначает 10 - из 18, окторых выбирают горожане.

[103] Мальча, 1645, разрешено избрание бурмситров и радцев «всеми мещанами и обывателями местечка».выбирают 4 кандидатов, староста назначает бурмистра.

Высокое, 1494 - близко, горожане с войтом избирают радцев. 1503, 1510 - оговаривают, м.п. - как в Берестье, Дрогичине. Если так - то избирали на сходке. Избирают кандидатов, войт назначает бурмистров.

Брест, так же. 8 марта 1589 войту представили акт решения собраня мещан. Он велел занести в книги. Потом в присутсвии всех цехов и поспольства выбирал особ на власть бурмистров. Мещане и цехи попросили - войт назначил тех, за кого просили. За что его и «подяковали». 16 марта 1637 - «На обычном месте в ратуше в присутсвии всей речи посполитой города Бреста состоялась генеральная ежегодная сходка в присутсвии войта и подкормия пана Казимира Тышкевича. В соответствии с даним обычаем, заняв в положенном порядке свои места, паны бурмистры, радцы, лавники, цехмистры, должностные лица города и все поспольство к юридике м.п. относящееся, [104] действуя согласно декрета его королевской милости, принятым в Гродно, голосованием старших все единодушно избрали на бурмистрство пана Станислава Бобровского и пана Яроша Сороку, которых войт утвердил. В качестве бурмистров избранные принесли присягу согласно м.п.»

Не ясно голосуют все, или только представители самоуправления. Дальше:

«На той же сходкев ратуше в присутсвии вельможного пана Казимира Тышкевича - подкормия и войта, - паны бурмистры и радцы, посоветовавшись с поспольством, единодушно избрали радцем пана Фолтина Рызлера, которого утвердил войт. Указанный пан Фолтин Рызлер принес присягу га должность радцы согласно м.п.».

10 марта 1638 на такой же сходке избрали 4 кандидатов, из них войт выбрал и утвердил как бурмистров 2. причем от католиков - снова Бобровского, от православных - Яна Ендриевского.

Так же было в 1639, 6 марта 1641, 6 марта 1643, 3 марта 1644. везде - сходка руководсвуется королевским декретом, принятым в Гродно. Присягу приносят по м.п.

В ряде городов - выборы в соотвествии с м.п.

По М.п. - да молчат там. Судя по всему, рада избирала.

[105] Из грамот белорусским городам такого выбора сделать нельзя. Роль мещан избирателей не только в крупных городах, но в мелких и местечках. В Диснее избирали бурмистров, радцев, кандидатов на лентвойта. То же в Пинске, 1581, с пометкой «как это обычно происходит в друих городах ВКЛ».

Собрание граждан не только избирает, они еще наезжают. 3 марта 1644 при принесении присяги бурмистрами потребовали, чтобы новый состав рады выдавал свидетельства об освобождении от уплаты старого мыта беспалтно - при старой раде купили такой привилей. Бурмистры обязались выдавать.

В июне 1606 старая рада пренебрегла правами собрания граждан и началась революция.

[106] Таким образом, самоуправление было и до м.п. старые обычаи отменялись - но не все. По обычаю - разные фишки в грамотах, особенно на востоке. Институт сотников сохранялся (Могилев, 1561, Орша, 1594). То же в Полоцке, Слуцке, Кричеве, Витебске, Мстиславле.

Традиция разнообразит порядок выборов. В Полоцке, Минске, Бресте, Новогрудке, Орше - выбирают сначала электорат, те уже выбирали раду, по м.п.. В Мозыре, Высоком, Мальче, Диснее - выбирают сразу состав.

[107] В общем, типа и м.п. было, и традиции. К тому же оно по ходу менялось - рассматривали эволюцию войта. Стремились сделать войта феодалом, наместником, старостой, воеводой и т.п. Сеймовые конституции 1607 и 1620 превратили это в законодательную норму.

Подтвердительные грамоты на м.п. конца XVI - первой половины XVII, [108] с одной стороны полностью повторяют про организацию самоуправления по м.п., с другой - игнорят пункты прошлых лет, где севтилась традиция. Затачивали под м.п.

Войт становится круче, утверждает кандидатов. С другой стороны собрание контролировало магистрат.

Не ясно, насколько придерживались критериев, указанных в м.п. Правила богатая верхушка. В 1605 бурмистр Минска - купец-меховщик Роман Бабурка. Члены магистрата Минска - радцы Матьяш Балцерович «и некоторые радные его коллеги» - владели большим числом лавок, складов, ларьков на рынке. [109] Крупными купцами в Могилеве были в 1643 бурмистры Иван Иванович и Иван Парфенович, лавник Григорий Богданович Хомутовский, лавник Яцко Федорович Выголко; в 1581 бурмистр Кузьма Есьманович, в 1628 радца Михаил Григорович, в 1588 бурмистр Овсей Максимович. В Бресте в числе крупных купцов 1624-1625 - бурмистр Вацлав Барчевский, лавник Мартин Сорока, в 1640 бурмситр - цехмистр сапожников и кожевенников Ярош Мартинович Сорока.

Самоуправление целиком в руках купеческих династий и цеховой верхушки, как и в Италии или Франции.

Были ростовщики. До десятка должников с общим долгом в 500 коп - бурмистр Могилева Кузьма Есьманович. Бурмситры Федор Свиридович и лавник Макар Филиппович Козлов в 1616-ом, [110] в 1640-ые: бурмистры: Тимофей Гапонович Козел, Захар Сидорович, Богдан Кузьминич Ребрович, Андрей Иванович, Макар Филиппович, Карп Казанович. Радцы: Роман Кузьминич Ребрович, Улас Дашкович, лавник Яцко Федорорвич Выгодка.

Суживали до сотен и даже тысяч коп и злотых. Карп Казанович ссудил 15 августа 1643 подкормию Стародубскому Петру Солтану под залог жемчуга 3,5 тысячи злотых с «нагородой» 615 злотых, около 15%. Улас Дашкович - лвум купцам 220 коп под «интерес» в 56 коп, около 25%. Часто под залог имущества - не редко отбирали. Радца Ребрович отобрал у Федора Тарасенко все недвижимое имущество, а у Захара Столпина дом.

[111] Могилев:

год

операций

Маг-т

%

Сумма

Маг-т

%

1580-1581

100

15

15

2418 коп

270 коп

11,2

1587-1588

184

8

5,6

2501 коп

370 коп

14,7

1597-1598

209

31

14,8

3618 коп 900 тплер

1036 коп

36,1*

1599-1600

181

37

20,4

3092 копы

380 талер

1231 копа

39,7*

1615

228

41

17,9

3528 коп

550 талер

2600 злот

1472 копы

41,7*

1624

309

63

20,4

15218 коп

6385 коп

41,9

1628

481

71

14,8

22795 коп

1048 злот

888 талер

6740 коп

388 талер

12 злот

29,7*

1643

291

44

15,1

11082 копы

326 злот

5 тал

3639 коп

32,8*

* - только от суммы в копах, учетом талеров - меньше

[110] Итого - операций магистрата до 20%, суммы 30-35%. В основном мелкие и сравнительно небольшие суммы.

Крупные - под вексельные обязательства, «цирограф», «обликг». Они редко заносились в книги в момент заключения сделки. Судя по разборам в суде, верхушка предпочитала именно их. [112] Отцов города звали «живодерами», точнее «лупежцами».

Бывало, из городской кассы воровали, присваивали городские земли. На годовом отчете в Полоцке 17 марта 1650 лавник Згурский обвинил бурмистра Ивана Скабича, радцев Федора Размысловича и Сергея Каменку в присвонии 600 коп из городской кассы.

Бывали и незаконные поборы.Полочане обвиняли бурмистра в 1615, в 1643 12 посполитых и шафары Могилева уличили бурмистра Захара Сидоровича в самовольном присвоении урочища, а до этого он присвоил имущество умершего мещанина Андрея Парфиновича.

Такого, типа, много. А примеры где? Ну ладно, много так много.

В 1615 минчане подали список, что присвоил себе магистрат - земли и пляцы, бывшие в общественном пользовании, стали под фольварками и мельницами бурмистров и радцев. Магистрат произвольно облагает город налогами и поборами, денььи присваивает, отказывается отчитываться. Члены рады не платят поборов со своих земель, с незаконно захваченных участков. [113] В 1646 в королевский суд - снова жалоба, повторили обвинения, добавили нарушение привилегий, выданных городу. Разными поборами «мещан отягощают… с людей убогих взыскивают, крамы, дома, склады, грунты, фольварки, мельницы, весы, принадлежащие всему городу, себе присвоили, люд убогий как от духовных, так и от светских панов не защищают, не несут повинности»

В 1644 жители Дисны «с плачем великим» к королю «от самого старшего до младшего в невыносимых и тяжких кривдах на панов бурмистров, радцев, лавников. Они ни во что обратили все привилегии данные городу, утратили печать, налагают незаконные поборы, присвоили городские пляцы, своим вымогательством они отталкивают приезжих от поселения в городе, пахотные земли присвоили себе волчьим правом, не выполняют своих обязанностей, незаконно взыскали с ремесленников донативу, которую должны платить только богатые купцы, не отчитываются в произведенных расходах, самовольно без согласия посполсьтва утверждают поборы».

Такие же жалобы от Могилева, Гродно, Витебска, других городов. На примере Минска - королевский суд не фига не значил. Богачи имели кредиторов много, сконцентрировали у себя власть денег и чисто феодальную власть через земли, через нее диктовали свою волю зависимым мещанам. В решении асессорского суда по делу о сопротивлении в 1647 власти войта в Минске указывается, что в магистрат и в комиссию «присяглых» избраны представители «наибогатейших, которые весь город могут подчинить себе».

[114] Такое же и в других, особенно крупных, городах. Власть - у верхушки, реальная власть собрания граждан почти не хиляет, чисто формальная. Типа избирали - а потом разве что жалобы подавали. Там, скорее всего, за взятку можно было все решить - впрочем, как и всегда :) Магистрат бывал вообще из родственников. В Могилеве рада избиралась из одних и тех же лиц и их клиентелы. Члены рада города Каменец, в ответ на жалобу трех мещан на самоуправство, заявила: «в раде нас и наших сродников, братьев и сватов много, сложимся по копе или по две и тогда этих бездельников с их женами и детьми вовсе уничтожим».

С народоправством тяжко было. Ясно, что не совсем уж феодальное поместье. Сохранялась выборность, [115] отчетность, влияние общинного собрания. В повседневной жизни - власть у богачей.


Ряд звеньев исполнительной власти: писарь, шафары, ведавшие сбором налогов, «слуги меские», составлявшие полицейскую службу, инстикгаторы, контролировали деятельность рады. В распоряжении рады - тюрьма, гостиные дворы, рынки, городские весы, которыми ведали назначенные служебные лица. Как их выбирали / назначали - черт знает.

Резюме:

Самоправление: войт, лентвойт, лавники, бурмистры, радцы. Ряд должностных лиц, действовавших в соответствии с решениями рады, подчинявшихся распоряжениям войта и бурмистров.

В момент выборов и отчетов играло общее собрание граждан.

М.п. - основа, но в ряде случаев дополнены традицией. Звенья - все есть в м.п., но в организации есть как полное совпадение, так и ряд отличий. М.п. приспосабливалось под местные условия.

2.3. Деятельсноть самоуправления

(сс. 116-140)

Согласно м.п. рада во главе с бурмистрами должна была собираться в ратуше «не менее одного раза в неделю, либо столько, сколько потребуется». Обсуждали общие интересы города, «умножение общего блага», предупреждение ущерба, решение возникших тяжб, принятие мер против подорожания продуктов. А так же - принимать меры для предупреждения раздоров, «защищать вдов и сирот», искоренять азартные игры. Рады должны быть послушны все ремесленники города. за нарушение устава - наказание по решению рады.

[117] Главное - исполнительная и судебная власть. Войт и лавник по м.п. - только суд.

По м.п. 3 суда с участием лавников:

Высший бурграфский,

«выложны» (назначаемый на определенный срок)

«поточный» (текущий).

Высший суд - три раза в год. Решения окончательны и исполняются сразу после принятия. Бургграф начинает и передает войту и лавнику. Судя по тому, за что штрафовали - уголовные преступления.

«Выложны» - председатель войт. Заседал в одно время, по две недели 3 раза в год.

«Поточный» созывался по мере надобности.

Оба суда - Дале о движимом, недвижимом имуществе, споры по продажам, обязательствам, соглашениям «и другим контрактам».

В Беларуси было несколько иначе, удя по магистратским книгам (15 книг Могилева, 4 Бреста 1623-26, 1637-41, 1642-44, Гродно 1638-1644, Полоцк 1650).

Упоминаний о высшем бурграфском суде нет нигде. [118] Рада в судебной деятельности опиралась на м.п., решения на его статьях. В Могилеве 1578-1580 не редко суды подведомственные раде рассматривал войт и лавники и наоборот. Бывало, что соглашение о возвращении долга фиксировал войтовский, а о выполении - рада.

Есть прямые отклонения от компетенции рады по м.п. Ремесленники города должны подчиняться раде во всем - но жалобу кушнеров Могилева на мастера, который уходил «до инших мест и сел, там ремесло кушнерское робил нал постановеве и уфалу межи ими установленную» рассматривал войт. Войт же рассматривал о неверной оценке стоимости товара, споре двух мещан из-за обязательства совместной уплаты за два мешка соли, жалоб на невозвращение товара, неуплату за взятый скот, запись акта продажи лавки и т.д.

Это почему? Потому, что рада была в подчинении войта. Не случайно Бресту в 1440 давали грамоту, определяющую юрисдикцию войта, грамоту 1505, утверждающую юрисдикцию горожан, независимую от суда старосты, грамоту 1511, более подробно про м.п.

Книги Могилева 1578, 1579-1580 как бы поясняют про подобные грамоты.

[119] За 6 месяцев 1578 198 случаев разбирал войт, 113 - рада. За 1579-1580:

Вторая половина июля 1578 26 войт, рады нет.

Август 45 войт - 12 рада.

Январь 1579 - 29 войт - 22 рада.

Февраль - 1 войт.

Вторая половина июля 1579 35 рада, войт нет.

Август - 75 рада, 3 войт.

При этов войт - высшая инстанция, куда апеллируют и жалуются на раду вообще, это в ряде записей за 1578.

Роль рады усиливается, рада влияет на жизнь города. Рада включает в адм. И суд. Деятельность все больше дел, оттесняя войта в «правильные» рамки. Рада утверждалась как распорядительная, исполнительная и судебная власть. Завершился, по идее, через два года после получения м.п.

Горожане могли апеллировать в великокняжсекий суд, не по м.п., там выше бургграфа никого нет. Право апелляции к королю сделало высший суд по сути избыточным. [120] Изменилась компетенция и деятельность «выложного» суда.

«Выложной» суд в Гродно, 1638-1644. председатель лентвойт, члены - 11 лавников. Принимали участие не все. 9 июня 1638 их быор 8, 11 июня - 9.

Расходятся сроки заседаний. В 1638 заседали 9 раз:

9 июня

11 июня

9 июля

23 августа

10 сентября

23 сентября

10 октября

13 октября

5 ноября

В 1639 12 заседаний:

28 января

18 февраля

22 марта

29 марта

4 апреля

6 мая

20 мая

17 июня

1 июля

24 августа

23 сентября

7 октября

Суд - в зависимости от количества и важности накопившихся дел, или когда лавники были в городе.

Рассматривал не только имущественные споры и претензии, но и регистрировал акты купли-продажи, завещания, принимал решения по уголовным делам.

На девяти заседаниях 1638 разбирались тяжбы по поводу наследования дома, спор из-за огорода, земельного участка, невозвращение долга, дело о краже овец, жалоба на оскорбление, избиение и ограбление, дело о продаже городской волоки земли, занесенк в книгу акт купли-продажи городского участка и огорода, [121] снова о долге, об избиении «гнилым колом с плота вырванным», регистрация завещаний, имущества, оставшегося после смерти владельца без завещательнго распоряжения. Истцами и ответчиками выступают мещане, в одном случае шляхтич, в трех - жители сел, живущих «на добрах меских».

В 1639 суд регил акты продажи недвижимости, завещания, дарственные. В 1640-1644 - то же. Преобладают фиксации имущественных распоряжений. Решений суда зафиксировано за все годы несколько. В основном по наследству. По трем уголовным: штраф и публичное извинение; дело об убийстве жены шляхтича «от хлопов и парубков» передали в королевский суд; укравший у маляра блюдо был посажен «в ланцуг» на три дня, принес присягу, что не виновен и был освобожден.

Т.е. по сути - суд и суд, разве что чуть выше, тут радцы часто оформляются. Плюс - рассмотрение дел, где одна из сторон вне юрисдикции рады (шляхта, крестьяне, частные юридики).

Административных прав не имел, высылал представителей для освидетельствования на месте.

Если сопоставить с Могилевом 1578, 1579-1580, компетенция войтовской власти будет такой: [122] войт лавниками судебный орган по уголовным делам, делам с не-мещанами, право первой апелляции на радецкий суд.

Войт мог распоряжаться всеми делами города, но с санкции м.п. и общегосударственного закона, рада могла их оспаривать перед верховной властью.


Магистраты старались сохранить и расширить права и привилегии граждан. Просили великого князя подтвердить старые грамоты, о льготах по налогам и поборам, жаловались на незаконные действия воевод, старост, замковой администрации, войта. Обычно князь соглашался.

К середине XVII века накопилось богато грамот. В Гродно - было 40, и еще больше. В споре Бреста с администрацией экономии по поводу чопового налога св 1766 упоминается 14 грамот с 1390 по 1603. Одни (1390, 1408, 1440, 1495) - привилегии на м.п., с уточнениями по организации суда и администрации. В 1390 право суда над мещанами - войту, городу 60 волок земли; в 1408 добавили, что «дела литвина, русина, или неофита, с мещанином» войт судит вместе со старостой, добавили село Козловичи. В 1440 разделили функции как главы самоуправления и как владельца юридики. В 1495 - городу дали суд-адм управление под началом войта. [123]

1511 - расширили и подробно расписали м.п., функции гор-го самоупр-ия. Отдали городу поборы: померное, ятковое, лазебное, налоги от воскобойни, торговли медом, пивом, вином. 1551 и 1576 - подтверждена. Рада добивалась права рубить лес в пуще на постройку домов, мостов, паромов, право проводить 3 ярмарки в год. 1525, 1526, 1529, 1576, 1603 - город освобождался от части налогов.

Теперь переходим к Гродно. В 1540 великий князь запретил замку подчинять своей юрисдикции городских ремесленников. Всех жителей, имеющих дома и ведущих торговлю, обязал платить поборы наравне с мещанами, независимо от юридики. Ремесленников шляхты тоже уровняли. Несколько грамот по защите от произвола старост - 1516, 1526, 1541, 1582, 1611. льготы по налогам и побороам, расширение земельных владений города.

То же в Могилеве, Минске, Полоцке. Рада Могилева вступала в открытый конфликт с замком. В 1623 в грамоте Сигизмунда III по жалобе инстигатора ВКЛ: рада Могилева сумела хавпнуть привилегию, по которой могла выкупать дома и участки, шляхты, [124] бояр, пушкарей (раньше это было только замка).

В 1639 жаловалась рада. Отправили референдария и писаря ВКЛ Мартина Тризну. Замок забирал у города сенокосы, леса, боры и другие земли, застраивал рынок лавками и складами, подчиняет себе дома, выкупленные у шляхты, заставляет рыбаков поставлять рыбу, сажает в замковую тюрьму горожан, судит их не по праву, запрещает апеллировать на его суд.

По ходу выяснили, что войта обошли, Криштофа Радивилла. Замок, очевидно, пошел в отказ. Тризна признал все жалобы рады.

Жаловался и Полоцк. Граотма от 10 апреля 1527 Сигизмунда I воеводе: «абы ты им жадных кривд и втисков не чинил и во всем дал им покой, и заховал их водле права маитборского и привилея нашего».

К середине XVI рада Полоцка добилась распространения юрисдикции [125] на всех ремесленников и торговцев независимо от юридики. Каждый войт обязывался присягать городу, это вообще единично на Беларуси.

В 1527 королю жаловались «войт и бурмистры и радцы и все мещане места Волковыйского», требовали, чтоб все ремелеснники платили налог. Король согласился.

По настоянию рады Орши в 1620, грамота на подтверждение м.п., предписано всем живущим в Орше и предместье, имеющим свои дома, участки, находится под юрисдикцией города, а купцы, ремесленники и торговцы обязывались платить налоги наравне с мещанами. Все должны подчиняться м.п, подлежать суду войта, бурмистра, радцев.

В 1626 могилевчане добились права самим собирать налог и отдавать в казну.

За нарушение торговых привилегий кричали много.

Рада Минска 1600, Могилева 1605 протестовали против незаконных поборов старосты минского с минских и могилевских купцов, следовавших с товарами в Вильно и Польшу. [126] За пять лет могилевчане внесли 400 коп, по 4 гроша с воза. Значит, за 5 лет проехало 6 000 возов. Великий кнзяь поборы категорически запретил.

Городской рынок от частновледельческих юридик рада защищала и репрессиями против ремесленников-торговцев под феодалами. В Минске им запретили торговать и изгнали с рынка. В Могилеве разрушали лавки.

Старались закрепить сословные позиции горожан.

Жители Орши в 1621 приняли «вилькер», городской статут. Король 3 марта 1623 подтвердил статут. Горожане просили подвтердить м.п., данное в 1620 сеймом в Варшвае, плюс из-за разорения и пр., происили уточнить и расширить права самоуправления. [127] Король согласился. Рада могла судить и угловные преступления. Войту - судить только в ратуше и совсместно со всей радой, решение без ее участия недействительно. Штрафы и доходы можно собирать пользу города «не согласно м.п., а по своему городскому уставу. Устав утверждаем». Под власть рады переходят все вновь поселившееся и те, кто принадлежит шляхте и духовенству. Т.е. владеть можно, судить - нет. Рада могла возвращать земли «в посаде Никольском и за посадом Островским». [128]

Упоминаемый второй статут написан на белорусском языке, заголовок «Вилькер меский згодне от враду меского с произволением всех мещан оршанских в року 1621 уфалены, постановены и приняты». 36 статей. В шести местах пинают м.п. во вступительной части - за нечеткость и неприменимость некоторых статей. В возмещении за убийство противопоставляют Статут 1588 и городские уложения Кракова и Вильно. В разделе про наследство - за то, что м.п. не дает нужного решения о наследственных правах жены, установили по вилькерам Кракова-Вильно. Не согласились с праздничными днями, в которые рада не заседает - потому как там же по катлоичеству. В вопросе о «возмещении шинкарю за напой» - по «давнему звычаю». За клевету и лжесвидетельство - по Статуту 1588, потому что в м.п. такого вовсе нет. Суд и порядок созыва суда по уголовным преступлениям [129] - по уставу Вильно, в м.п. ясности нет.

Вилькер расширяет и дополняет м.п. под себя.

За покушение на жизнь, оскорбление члена рады - тяжко. Оскорбление словом одним горожанином другого во время суда - 5 грошей и может в тюрьму, насколько решит рада. За оскорбление члена рады вне суда 3 дня в тюрьме, штраф 5 грошей, публичное извинение. Во время суда - 3 дня тюрьмы, штраф 48 грошей.

Покушение на жизнь - 40 коп головщины и 8 коп навязки. За убийство бурмистра, радца, лавника - только «каране на горле».

За клевету и лжесвидетельство - в первый раз, «лишен чести и впредь «до жадного враду допущен бытии не может», за второй - изгоняют на фиг. За ложь - извинение и штраф, второй раз - штраф и позорный столб «в куницы сидети». Клевета (»прымовка») [130] - публично отказаться.


По источникам можно судить о суде рады. Рассматривала дела ремесленников и цехов, тяжбы купцов, кредитные сделки и споры по ним, споры и претензии по недвижимому имуществу, о нарушении семейно-брачных отношений и нравственности.

Особоая зобота - полоитическим делам: выступления против рады, волнения городских низов, столкновения на религиозной почве. Как правило - на спец.заседаниях и всем составом, с лентвойтом, бурмистрами, лавниками и радцами. Чрезвычайные собрания - были и из предшествующей рады.

Конфликты внутри цехов, если замешан цехмистр / верхушка, решение в их пользу. Типа закрывали глаза на нарушения. Зато подмастерьев, учеников, рядовых мастеров штрафовали, сажали в тюрьму, наказывали телесно - за бегство особенно.

По торговым делам и кредитам - принцип соблюдения взятых обязательств. Если не у истца не было бумаги, [131] с свидетелей особо не было, решали присягой. Если бумага была - должнику ставили предельный срок. При кредитах - отбирали имущество на сумму кредита, даже если полностью разоряли.

Особенно часто спорили по наследству, а также регестрировали куплю-продажу недвижимости: дом, участки, огороды. Тут главное - интересы и собственность горожанина. На основе м.п. привлекали статьи - в случае споров, в сложных делах. Тогда спорили, привлекая разные статьи и привилегии. Когда тягались богачи - судили всем составом рады. Каждая из сторон пользовалась адвокатами.

[132] Например - в 1624 между двумя богачами Бреста, лавником и писарем рады Войцехом Ростоком и лавником Миколаем Адамовичем. Росток, будучи опекуном имущества умершего брата Адамовича, лишил истца части наследства. Адамович нанес оскорбление Ростоку, свидетли слышали - «с курвы сыном, калекой, грозился избить, вызывал на поединок». Росток привлекает 7 статей «Саксонского зерцала» и глоссы к ним. По ст.14 раздела XI Литовского Статута 1588, запрещающего поединок - обвинил в беззаконии. Адамович привлекает ст. 38 и 45 «Саксонского зерцала», ст. 90 «Вейхбильда» отвергает претензии как несостоятельные, защищается 9 статьями «С.з.» и «Вейх.» Росток начинает кричать, что это «мыло в вочы»… На этом запись обрывается.

7 мая 1643 рада Могилева ограничлась записью жалобы бурмистра Захара Сидоровича на бурмистра Петра Ивановича Гирку, который обозвал коллегу «светокрадцою» и грозил при радцах и лавниках «знемши со пса лонцуг, окую тебе за шыю». Делили имущество умершего горожанина Андрея Парфеновича, не вернувшего Сидоровичу 300 коп грошей долга.

Дело между земянином Здитовецким и радцей Бреста Беньяшем Стражевским о проданном доме и земельном участке [133] за 20 бочек зерна несколько раз откладывали, потому что ответчик не являлся. Несколько раз в июне, сентябре, октябре 1624. 8 февраля 1625 Здитовецкий обещал прибыть десятого,не явился - и решили 25 судить без него. Но не судили. Чем закончилось - неизвестно.

18 апреля 1625 рада решила лишить шляхтича Гротовского права владения земельными участками, принадлежащими городу, за неуплату поборов в течение трех лет и вернуть их раде.

Рассмотрение нарушений семейно-бачных отношений, общественной нравственности зафиксированы в небольшой группе записей. Первая группа - по супружеской неверности. Чаще всего заканчивали мировой. Но каждую жалобу тщательно разбирали, привлекая свидетелей, заставляли присягать.

За пьянство, игру в карты и кости карали жестко. Могилевский мещанин резник Григорий Гаврилович Яичура и еще двое мещан были уличены в игре в карты - оштрафованы за нарушение м.п. В Бресте сына мещанина Максима Олисиевича 12 июня 1624 посадили за пьянство, еще и отцу сообщили. В Друте один ученик ремесленника был бит 15 ударами плетью - «чтоб не предавался пьянству». Другого за пьянку и скандал - предупредили, что если еще раз - будет штраф и 12 недель в тюрьме. Во избежание наказания горожане обещали [134] вести себя достойно. Один из таких «грешников» явился в 1587 в ратушу Могилева, заявил что «не мает питии и в карты играти, по корчамх не ходити. Не лотровать, а где бы на него переведено, то тогды мает урад его карати, мают мене до столба привезати, без жадного милосердия мене карати». Некоторые брали обязательства на некоторый срок, как, навпример, Сенко Савинич, давая в 1616 обещания не пить три года. В Полоцке - такие же записи есть.

Рассматривали дела про чародейство.

9 июня 1588 три могилевских мещанина попросили записать их жалобу на мещанку Марию Юдину как на чародейку. Иван Иевлевич - «…брата моего чарами очаровала иж бавечися при ней, жадное робити не может». Омельяну Ходоровичу угрожала «иж есми ралзлучила тебя с первою женою и с тоею жоною не наживешся», в у Давида Тарасовича сын Михайло «нет ведати, для которое причины ходит у день и у ночи, которого тым способом очаровала чарами своими». Чем закончилось - неизвестно. Самое легкое наказание - изгнание из города, но могли и казнить. Полочанин Василий Брыкун в 1642, якобы наговором разбросал бревна Ивана Быка, Василий Харакович облапил его жену, услышал «облапь ты лучше печь!» и полез обниматься с печью. [135] Исаак Кондратович обвинил в разорении его.

Адвокат докзывал абсурдность: дрова посыпались потому что плохо сложены, нелепые поступки - с пьяну. Брыкуна казнили.

Осуждали и бунты.

В 1637 могилевчане пригрозили раде за злоупотребления при сборе побора, смертный приговор получили портной Иван Олексеевич, сапожники Марк Харитонович и Андрей Хацкович, как зачинщики.

Административный и распорядительный орган.

Наблюдала за ведением торговли, изготовлением и продажей изделий пекарями, мясниками, рыбаками, солодовниками. Устанваливала цены на хлеб, единые меры продажи зерна на рынке. Сбор налогов и поборов, организовывала выборы и отчеты городского самоуправления, ведала городскими доходами и земельными участками, устанавливала нормы и правила внутригородской жизни, назначала и освобождала горожан от выполнения тех или иных обязанностей в качестве должностных лиц.

Строго следила, чтобы торговали только на рынке, нельзя на улицах и в домах. 7 сентября 1643 рада Полоцка приняла решение, предписывала «абы так Заполочане, заречане и Кабачане не куповали и не важылисе жадное речи, збожа всякого и будованья жадного в домах, а только на рынку» [136] во избежание дороговизны. Такое есть в Могилеве, Бресте, Гродно, Минске, Слуцке.

О начале торговли возвещала вывешенная над воротами рынка «торговая хоруговка». Первое право покупки продуктов и сырья предоставлялось ремесленным мастерам. Пока они не закупятся - нельзя, под угрозой конфискации. Так, в Могилеве, Бресте, Полоцке солодовники закупали зерно, кузнецы - уголь, скорняки - мех и т.д. Но ремесленникам нельзя покупать больше, чем надо на производство.

Сопротивлялись попыткам феодалов заполучить землю. Распределение участков, передача во владение, наследство, купля-продажа - только с разрешения рады. Каждый акт заносился в книгу, с указанием, что за участок горожанин обязан нести все повинности и поборы.

Налоги собирали специально назначенные лица.

В Бресте, Гродно - шафары, в Полоцке, Могилеве - бирчие. Кроме ежегодных - постой войска в города, на посылку ходатеев в Варшаву «по разным делам города» рада Могилева объявила 8 ставок поборов с лавок и земельных участков.

Для вызова в суд было достаточно «слуге мескому» написать на стене дома адресата мелом извещение о дне явки (Полоцк). [137]

Сборщику налогов было хуже. В раду должен был явиться, собрав определенную сумму денег, заранее подсчитывали. В Могилеве, например, на каждую сотню раскидывали. 22 июня 1649 оказалось, что вместо 1228 коп с восьми сотен собрали только 500, бирчие сообщали, что пустые дома и бедняки исключают 228 коп грошей. Рада ругалась, бирчие оправдывались бедностью людей.

По истечении полномочий (обычно год), рада давала отчет. Для выслушивания («слухания личбы») собирался весь состав рады, в Бресте избирали спец.представителей от каждой улицы, входившей в юридику магистрата. Если войт утверждал отчет, рада спокойно уходила.

Заботы о благоустройстве города, безопасности горожан. Последнее - судами. Сурово карались воровство и поджоги. Васко Станиславович из Слонима украл копу грошей у могилевского мещанина Кости Семенвича, в 1598 был избит канатом. Василию Кривушу за кражу в Полоцке, по решению 17 июля 1644 отрезали ухо и изгнали из города.

Кража у купца - разбирал суд гайный, специально созванный. В 1598 купец из Черкасс пожаловался, что его в гостином дворе обокрал мещанин Гришка, того в присутствии двух лавников пытал городской палач. [138] Гришка сознался и был казнен. Служанка полоцкого мещанина Василия Паука из мести за избиения 23 июня 1643 подожгла дом. Сгорела большая часть города, верхний и нижний замки. Ходору Моргунову сожгли на костре.

В Несвиже 27 сентября 1589 - «вся рада и поспольство» приняли постановление: запрет пасти скот у городской крепости, поборы с каждого жилого участка для ремонта дорог и городских укреплений, в каждом доме построить дымоход, иметь дома запас воды, чистить дымоходы; запрет на продажу водки по утрам перед молитвой в воскресенье и праздничные дни; охрана города от внешнего врага - каждому дома ружье, порох, пули, по «удару бубна» мужчины и домовладельцы, комороники - к месту сбора. Обязаны гостеприимничать - те, кто принимал «шляхту, рыцарство, купцов, пилигримов, обходились с ними учтиво», за обиду-оскорбление-ущерб - наказание. [138] Ну и «не принимать в город гультаяев, люзных, а если таковой явится, то дать знать о нем» городским властям.


На раду жаловались всегда и везде. Обычно за поборы. В 1636 цехмистры Могилева подали великому князю жалобу, за незаконный поборы купеческого налога с ремесленников, измышлении поборов, не сеймовых, ни грамотами.

Войт Минска в 1615 жаловался на стяжательство рады в великокняжеский суд. Бурмистры, радцы и лавники Андрей Маслянка, Роман и Иван Бобруки, Санко, Михаил и Юзеф Филипповичи, Лукаш Богушевич, Павел Пашкевич и писарь рады Василь Маслянка - крупные купцы. Войт обвинял в присвоении городских земель, на которых они создали фольварки, построили мельницы, в уклонении от уплаты с этих участков налогов, произвольно налагают поборы, суммы присваивают себе, никому не отчитываются, ни гражданам, ни войту. [140]

Обвинение о произвольном расходе ородских сумм радой Минска войт повторил в 1642. через 4 года все мещане обвинили в асессорском суде членов рады в присвоении городских земель, лавок, домов, складов, уклонении от налогов и наложении незаконных поборов. В 1616 мещане Полоцка протестовали против произвола и беззакония, в 1650 изоблачили в присвоении 600 коп грошей. [141]

Глава III. Сословные объединения горожан (сс. 141 - 167)

3.1. Цеховая организация (сс. 141-155)

Цехи объединяли горожан в социально очерченный, сословно организованный коллектив. Чтобы заниматься ремеслом - мало было быть ремесленником, надо было получить право на работу, вступив в цех.

Каждый цех имел устав, с кучей статей. В частсноти - с запретом ремесленничать «мимо цеха».

Самоуправление обычно не распространялось на тех, кто жил на участках частных владельцев, [142] но в цех обязаны были входить все.

Грамоты великого князя от 20 ноября 1598, подтверждал уставы цехов портных и ювелиров, выданных радой Минска. Сказано, что правилам должны подчиняться все, не только «живущие под правом магдебургским и замковым, но и также княжеские, воеводские, старостинские и разных администраторов наших, и шляхетских, духовных и светских, которые будут жить в городе Минске и пользоваться данным ремеслом.

Типично полоцкие гончары, печники, каменщики и кирпичники - не допускать на рынок и отбирать товары у мастеров, которые занимаются ремеслом и торговали, не подчиняясь цеху.

Раньше думали, [143] что цехи в ВКЛ - искусственные, из Германии приволокли. Но в городах Украины возникли всоледствие внутренних социально-экономических причин.

В Беларуси - тоже на основе традиции.

Так 13 сентября 1580 в раду Могилева явились колчаники, хлебники, крупеники, орешники (перечислено 77 фамилий). От себя и «братии, оставшейся дома» занесли в книгу рады города решение об избрании старосты, которому поручили «радити водлуг стародавного звычаю». Про м.п. вообще упоминаний нет.

Слуцкий цех меховщиков, устав 14 января 1619, - предусматривали наказывать тех, кто будет чинить другому препятствия в ремесле «согласно древнему обычаю, существовавшему между мастерами». Такие отсылки есть и в других цставах, часто в Могилеве, Полоцке.

В уставах сплелись местная традиция и регламентация Германии, которую хапнули в ВКЛ всед за Польшей. Мирное соседство в уставах логично - дело то одно, эпоха одна. [144]

Сословную сплоченность весьма активно формировали собрания всех членов цеха - сходка. Сходок было несколько. Раз в год собирались, чтобы избрать администрацию цеха.

Общее правило для всех 31 цеха Бреста, Дисны, Минска, Могилева, Орши, Полоцка, гродно, от которых уставы дошли, - избирали на год. Слушали отчет за прошлый год. Посещение для всех мастеров строго обязательно. У оршанцев, скорянков, например, такую сходку называли главной и длилась она две недели.

Купцы Могилева - главных четыре сходки, 2 января, 1 апреля, 1 июля, 1 октября. Избирали, вероятно, в январе.

Число лиц, которых избирали для упрваления цехом, было разным. Если несколько профессий - то принцип представительства. Металлисты Минска, восемь специальностей - от каждой по одному старшему. В цехе гончаров, каменщиков и плотников Минска - по 2 старших, всего шесть. Цех гончаров, печников, каменщиков и кирпичников Полоцка - по одному.

В ряде цехов - принцип вероисповедного представительства (сапожники Минска, скорняки Полоцка, сапожники и кожевенники Бреста и т.д.)

Мясники Бреста [145] - представительство по юрисдикции. Избирались цехмистр, к нему как коллегия еще четверо, трое под магистратом, один под замком. Но это исключение. В основном - тольео магистратские. Почти во всех цехах - провозглашается прямо как важнейшее условие. Цехмистр как-никак хранил кассу и документы. А если он перед радой не отвечает по суду, то на фиг, на фиг.

Цех был далек от принципов равенства. Во-0первых, «подфеодальные» - обязаны входить, но быть избранными не могут. По правде - городские тоже не все могут быть избраны. В некоторых цехах - только из «старших ремесленников» (цех скорняков, шапочников, болтушников Минска). Бывало - только из узкой группы. В Могилеве, кожевенники, - 12 мастеров, основавших цех. Они - «старшие братья», каждый год только один из них мог стать цехмистром. В случае смерти одного из 12 - выбирали нового. [146] Солодовники, 1646 - приблизительно то же самое. Избрали сначала «нескольких достойных из нас мужей», а затем каждого из них избирали цехмистром. На Западе такое тоже было -в цехах Венеции XIII-XIV вв. избирали коллегию выборщиков 5-12 человек, которая затем избирала цехмистра. Насколько широко такое было по Беларуси? А черт знает! Большинство подробностей не пишет - толкьо сколько человек и сколько им править.

К цехмистру формально предъявлялись требования личных качеств. Металлисты Минска, 1591, ст.8: «Для того, чтобы избрание старших осуществлялось надлежащим образом, таковые должны избираться единодушно на общей сходке цеха… с учетом личности, возраста. Достоинства, солвершенства в мастерстве и солидности…». По документам - цехмистры состоятельные люди, обладающий значительной недвижимостью, несколькими земельными участками, солидными денежными суммами, нередко - ростовщики. Главный признак достоинства [147] - богатство.

Второй критерий - «знатность» - происхождение из давнего рода мастеров.

Цехмистр должен был хранить кассу цеха - из регулярных взносов с каждого мастера или даже и с подмастерья. В цеховом ларце так же хранились устав и привилегии, выданные радой города, великим князем или королем. Цехмистры следили за их сохранностью. Следили, чтобы работали по уставу.

Кроме Цехмистров избрали еще:

- ключников (цехи сапожников и кожевников, резников Бреста)

- столовых (сапожники Минска)

- шафаров (цех портных, скорняков и ворсовщиков Орши).

Обычно столько же, сколько Цехмистров.

Для исполнения поручений Цехмистров (созвать сходку, вызвать мастера, наблюдать за порядком на сходке) избирались один-два младших. Мастер мог откупиться от такой «чести» взносом - на эти деньги нанимали другого.

Были книги цеха, которые вел писарь.

Обязанности цеховой администрации четко описаны в уставе цеха купцов Могилева. Согласно статье избирали три цехмистра или старшины. «Из них двое осуществляют управление и руководство с согласия братства, третий же, младший, избирается для заведования кассой». Кроме того «из младшей братии избираются два казначея для заведования приходами и расходами.

В администрацию также входили писарь, избиравшийся пожизненно, инстикгатор [148] - прокурор и адвокат в одном лице, четыре солядатая, наблюдавшие за ведением торговых сделок на рынке города приезжими и местными купцами.

Главная роль, понятно, у Цехмистров - налагали штрафы и т.п. на виновных в нарушении устава, разбирали споры между купцами, вносили на собраниях предложения, сообщали магистрату о принятых на собраниях решениях.

Основа их деятельности - устав. Там же система наказаний. Нарушение устава, претензии в пределах устава разбирали в цехе. Цехмистры должны были ознакомить всех членов с правами и обязанностями, предусмотренными в уставах - периодически созывали сходки, зачитывали устав и привилегии. В Могилеве собирались каждый месяц. В Минске и Полоцке - каждый квартал. Могилевские металлисты собирались с часу до четырех часов дня. Явка - строго обязательна, за неявку - штраф. С пришедших собирали взнос. Брестские сапожники и кожевники по одному грошу, могилевские ювелиры - по четыре, полоцкие скорняки, собиравшиеся раз в квартал - аж по 12 грошей.

Порядок сходки - по ст 25 минских металлистов: [149] «Как только будет открыт ларец и из него вынуты привилегии е.к.вел. нашего милостивого государя, и положены на стол, начинается сходка. С этого момента, как и всегда, а в то время особенно, надлежит соблюдать скромность и молчание. Никто не должен произносить ни слова. А если член цеха пожелает выступить, должен попросить позволения у старших. Если кто начнет говорить, или, стал замахиваться рукой или еще чем-то проявил неуважение - к цеху или к члену цеха, должен быть наказан соответственно со степенью нарушения им привилегии.

Если же кто получит позволение уйти, а другой вскочил бы за ним, вроде как разгласить, о чем совещались, тот должен уплатить четверть камня воска. Кто совсем уйдет из цеха, прежде чем окночится сходка, тот должен уплатить столько же».

В других уставах было еще требование занимать положенные места. Основатели цеха - старшие - сидели ближе к цехмистру, за ними - младшие мастера, принятые после основания цеха, затем подмастерья. Категорически запрещалось приходить пьяным или с оружием.

Могилевским металлистам запрещалось вне рабочего места мастерам общаться с поджмастерьями, а тем - с учениками. Этот принцип был и в других цехах. [150]

Для разбора случаев нарушения устава, тяжб и претензий между мастерами, созывались специальные сходки. В большинстве цехов - через две недели или по мере надобности. Ряд цехов Могилева сочетал сходку для чтения устава с разбором тяжб. Явка - обязательна, за неявку - взнос, за неявку без уважительной причины - двойной взнос.

Право судебного разбирательства и определения меры наказания - цехмистрам. В некоторых цехах вместе со старшими мастерами, которых было от 5 до 12 человек. Устав обязывал старшин собираться два раза в неделю - по вторникам и пятницам «для обсуждения купеческих дел». Такое было и в других цехах.

Уставы требовали, чтобы по всем делам, связанным с нарушением норм и предписаний, мастера обращались только к суду цеха. Минские гончары, каменщики и плотники, 1636, ст.22 - мастер и подмастерья не смеют обращаться в суд рады - только в суд цеха.

Могилевские портные 1634 - оговорили право избрания Цехмистров, запрещая сотникам и десятникам вмешиваться в выборы. [151] Цех не игнорировал городское самоуправление, наоброт старался сблизиться с радой. Те же портные требовали от рады обязать всех портных вступить в цех. Была статья, по которой один два мастера участвовали в слушании отчета бурмистров о расходах городских сумм. Цехмистры и вновь принятые мастера приносили присягу раде, только после этого мастер был принят, а цехмистр назначен.

Рада была арбитром споров, апелляцией.

Были, понятное дело, и столкновения и конфликты.

Рада всегда поддерживала Цехмистров и давила любое выступление против них. Даже если цехмистр был неправ - решали в его пользу. Цех сапожников Бреста обвинил цехмистра в произвольном распоряжении средствами цеха, отнял у него ключи от кассы. Рада 13 ноября 1637 решила - ключи вернуть, но и цехмистр должен извиниться на сходке. [152] А чтоб впредь было проще - цех избирает двоих, рада одного утверждает. В 1626 юевлир обозвал цехмистра «кривоприсяжником, судящим за водку, а не по закону» за что и получил по шапке.

30 апреля 1639 два члена рады Гродно занесли в книгу рады отчет о сходке цеха портных, куда ходили разбирать нарушение устава шестью мастерами. Обвиненные не пришли, один даже сказал - «не ходил и не пойду, а что там господа радцы, то пусть им дадут побольше выпить». Цехмистров оскорбляли в присутствии радцев.

Полоцкая книга 1650 - мастера жаловались, что их цехмистр кравцов заключил в тюрьму не справделиво. Рада согласилась, что по уставу настолько сажать прав не было. И дали эти права, утвердив приговор.

В Могилеве, типа, было еще острее. [153]

Цех олейников, 1636, есть статья, обязывающая цех «ничего не замышлять тайно от магистрата, быть ему во всем послушным». Такой статьи не было в 1583, вероятно, навязан радой. К уставу портных в 1634 добавили статью о присутствии на ежегодных отчетах бурмистров о расходовании сумм одного или двух мастеров от портных. Такой статьи не было в 1609 и 1620. устав цеха шорников, седельников и еще 5 профессий 1634 начинается изъявлением верности королю и раде. Цех красильщиков 1647 - с самого начала устава обязуется быть верным королю, подчиняться раде. Цех мастеров замши 1635 - то же, чего не было в 1599. цех солодовников 1646 - то же, не было в 1591, 1597, 1619.

Текст устава скорняков Полоцка 1652 - полное послушание бурмистрам и радцам. Устав цеха металлистов Минска 1591 начинался «быть верноподданными короля, оказывать почтение во всем как ему самому, так и его минскому магистрату», не допускать ослушания, «слушаться их во всем и подчиняться как своим старшим, поставленным богов». Цех ювелиров 1615 - в том же духе.

В Могилеве и Полоцке - скорее всего не просто казенная формула. Типа, отражает борьбу цехов и рады. [154]

В 1636 великокняжеский суд разбирал проблемы Могилева. Цехи обвиняли раду в произвольных поборах, рада обвиняла цехи в неподчинении, невыполнении требования принимать новых мастеров с ведома и одобрения рады.

В других городах боролись, но попроще. цехмистры входили в состав рады - но это же не совсем то.

В первой половине 17 века появились союза подмастерьев. В отдельных уставах Могилева, Бреста, Полоцка, Минска вскользь упоминается о самостоятельных сходках подмастерьев, сохранлись два устава подмастерьев - кузнецов и котельщиков Гродно, 1674.

Чего им пробило? По уставу у них были только обязанности, полное послушание. Стать мастером становилось все сложнее. С другой стороны, если их организовать - их и контролировать легче. [155]

Уставы подмастерьев составлены в интересах мастеров и цехов в целом. Определены элементы самоуправления: старший подмастерье, проведение сходок - с обязательным присутствием мастера и представителя рады. Судя по уставу - собз мог определять прибывшего подмастерье к мастеру, участие в процедуре перевода из ученика в подмастерья. Была своя касса - из взносов подмастерьев. [156]

3.1. Братства (сс. 156-167)

Исследования были, но источников уж очень мало. Религиозные сословные объединения, которые за что-то боролись. [157]

Говорят, что возникли как реакция на усиление католиков и насаждение униатов. Вроде как за «истинную веру». А вроде как и не совсем чтобы так.

Епископ туровский в 165 жаловался на жителей Турова - «повинности своей христианской досыць не читнят, в неделю до молитвы и до службы божьей и на казане в дни великосветне не ходят. И старшие мещане прикладом того есть». Воеводва виленский в ответ предписал «мещане туровские, как старшие, так и младшие, в день недельный и в праздники великие религии их русской, на службу божью ходили к пану богу и молились. А кто не пойдет, тот за каждый пропущенный день внесет штраф три гроша литовских».

Что из этого следует? Не знаю :)

Разве что еще один повод организации братства - обмирщание православного духовенства. В 1576 князь Константин Острожский обратился с гневным письмом к клиру Турова. «Доходити до нас ведомость неоднократно, о справах ваших, жы вы не заховываючисе водлуг пристойности стану своего священнического у великих нерадностях мешкаете, то ест, ходечи по корчмах, питя збытечного уживаете, а к тому бою, шарпаня и иного вшетничества чинити допущаете. А над то не только на розных беседах, Але и в церкви в дому божим один на другого словами неучтивым и руками некоторые з вас смеют трогатися». Туров - не исключение. В Могилеве тоже пьянствовали в корчмах, играли в кости, [158] стяжеателсьтвовали, невежественно отправляли богослужения.

Вот горожане в знак протеста и создавали братства.

Братства Могилева в 1615 и 1616, заключая с Ильинской и Крестовоздвиженской церквями соглашение, требовали от духовенства «не торговати и ничого муссом, окром добровольного, что кому бог на сердцу положит, датку не вытегати».

В 1589 из Каменца выгнали священника, подали жалобу владыке владимирскому и брестскому - «не статэчне справовать мел».

Еще одна причина - нужно было школьное образование. Мещанин (ремесленник и торговец) должен был быть грамотным. Церковь оказалась не гибкой - учила «под цервковные нужды». После победы униатства создавались униатские брастства, тоже заботившиеся об образовании. [159]

В городах Беларуси братства возникли в конце XVI века. Первое (по документам) - создали скорняки Могилева, устав утвержден королевской грамотой 26 апреля 1589. Самый крупный цех в городе (устав 1581, только основателей 86 мастеров). Постоянная связь с московитами - закупали меха, которые и обрабатывали. Вот и хотели против католичества-унии, но не только против них.

Устав братства.

1 ст - построить специальный дом для сходок, 2 ст - предмет обсуждения: дела церковные, содержание шпиталя. Ст 3 - устанавливала встречи для совместного медопития по три дня. Ст 16 - такие сборы по праздникам трижды в год - на троицу, св. Миколу и Рождество, в каждый следует «сытить» по 15 пудов меда. К участию в беседах в качестве гостей ст 10, 11, 14 допускали духовенство, шляхту, приезжее купечество «и инший обчий человек». [160]

Может быть, обсуждали не только религия - а все. Нельзя было заключать сделки, говорить о делах на сходках. Шляхтич, если захочет поучаствовать - сядет, как все, без всяких привилегий.

Ст 15 требует, чтобы магистрат не вмешивался в дела братства и не чинил ему препятствий. Для решения дел на сходках избирали старших - на год, которые наблюдали за порядком. Нарушителся старосты должны в первый раз «вразумити», а если повторит - «карать, чем братья обложать». Братчик мог подать жалобу на обидчика - на следующий день был разбор и наказание виновного.

Ни духовные, ни светские суды не должны были вмешиваться в решения суда братства. Обиды, нанесенные старосте, кличнику, провинности старосты, ключника разбирал и решал суд братства (ст 6,7,8,9). [161] Если порядок нарушало духовное лицо - подлежало суду епископа (католик) или митрополита (православный) (ст 10) т.е., во-первых не закрыты от внешних, во-вторых - суд иначе, чем в цехе. Там - цехмистр, здесь - суд братства.

Братство Кушнеров отличалось от других. Нет отчетливой направленности в область церковно-религиозных отношений. Главный предмет забот - кроме патроната над шпиталем - организация встреч братства с целью бесед. Состав определеялся не только верой, но и профессией. Во многом повторяет устав братства в Вильно 1561.

Иначе выглядели братства при церквах. Грамота короля от 26 января 1591, судя по ней, в составе братства при церкви Св. Николая в Бресте были бурмистры, радцы, лавники и «некоторые мещане… закону греческого», а также «цехмистры разных ремесел народу русского». Устав неизвестен. [162]

Сама грамота - удовлетворение ходатайства неа открытие школы. Школа предназначалась для обучения «детей мещанских, так теж и иных посполитых людей». Разрешая школу, король заодно разрешает основать «братство духовное прикладом места нашого Львовоского».

Такое же братство в Минске в 1592 - организация мещан-единоверцев. Предметы постоянных забот - шпиталь, совместное медопитие в праздники четыре раза в год, обсуждение церковных дел и устройство школы. Организация не описана - «прикладом инших мест наших».

Из грамоты православным Могилева от 21 марта 1597 видно, что могилевцы сами сохдали братство при церкви и монастыре св. Спаса и разрабоали его устав. Инициаторы - 15 мещан. Устав предусматривал сбор взносов, совместное медопитие раз в год в праздник рождества, [163] отправление богослужения «через попа и дьякона нашего братского четыре дня в неделю», разадача милостыни в шпиталях, тюрьмах и «нищим по улицам» дважды в год, оказание помощи обедневшим членам братства, создание школы для «детей бретии уписной и убогих сирот языка и письма словенского, русского, греческого, латинского и польского накладом братским лармо учити повиннни». Для этого братство будет содержать «людей в писме учоных особ духовных и светских».

Еженедельные сходки - обсуждать дела братства. Во всех спорах и претензиях братство подчиняется по делам церковным - владыке, по светским - городской раде. Внутри братства дела решают «старшие и справцы рочные брастства».

Аналогичен устав другого братства в Могилеве - при церкви «въеханя господня» в 1602; в 1605 известно братство при Преображенской церкви, в 1633 - при Богоявленской, в 1634 - при Крестовоздвиженской.

Могилевские братства были тесно связаны со Львовым. Устав Львовского братства - образец для братств белорусских городов. Львов следил и направлял деятельсноть. Письмо из Львова - Преображенскому братству, в 1605, - предлагали отправить своего представителя к патриарху Константинополя, опасались, что в братство могут проникнуть чуждые и враждебные люди, призывают бдить.

Итак, в центре внимания православных - благотворительсность, развитие школы, контроль над церковью.

Униатские, в сущности, делали то же самое.

Например - в Витебске. Создано «мещанами тамошними витебскими кормниками (кормчими судов). [164] Отстроили церковь «за рекою Витьбою на посаде Узгорском у пирожном ряду», избрали старосту, вели доходы и расходы церкви. Вроде как мирные, умеренные. Туда даже верхушка городская входила. В Богоявленское братство Могилева входили бурмистры, лавники, богатые купцы.

Униаты пытались ослабить влияние правосланых - «дублируя» их деятельсноть. Стали создавать школы. Троицокму униатскому монастрыю в Вильно было разрешено в 1605 открыть школы в Новогрудке, Минске «и инших месцах наших», ссылаясь на то, что монахи братства сведущи в науках вызволенных.

Октоличивание наколяло обстановку. В 1590 магнат Леон Сапега писал Криштофу Радзивиллу: «Я католик, но не желаю отчизне, чтобы здесь произошло то, что во Франции (война с гугенотами)… это было бы гибельно для нашей отчизны. Не имеет французская страна таких врагов рядом, как Польша с Литвой, поэтому они бьются между собой, и никто их не разнимает, но нас бы быстро постарались разнять с одной стороны турок, с другой татарин, с третьей Москвитин, да и немцы не спали бы».

Мало ли чего он писал. Преследование по религии усиливались, в первой половине XVII века дошли до откровенной грубости. Правду сказать, и православные, которые дворяне (шляхта) не стали упираться, как гугентоы какие-нибудь. [165] Им пообещали уравнять в правах с польской шляхтой, они добились ряда экономических и политических привилегий.

В итоге города боролись в одиночку, опираясь на братства. Но братства были умеренными как правило. Только иногда.

В Витебске 1623, когда горожане убили униатского архиепископа Иосафата Кунцевича. По следствию - убийство готовили братства Могилева, Полоцка и Витебска. В 1601 король писал бурмистрам Могилева, что созданное в городе братство «скрывает лезных людей, бунтовщиков», не подчиняется униатам, злоумышляет против короля. В 1625 книатский архиепископ Антоний Селява писал виленскому воеводе, что могилевцев не испугала жестокая расправа над участниками убийства Кунцевича, грозят утопить духовенство, перешедшее в унию.

Жалобы королю, отдельне акты протеста и возмущения, бойкот католического и униатского богослужения, [166] изгнание из рады католиков или униатов - все борьба. Рада Орши в 1640 запретила в день католического рождества украшать улицы, а цехам участвовать в параде. Бочкаря-ктолещика за насмешки над католической процессией был в 1646 приговорен столичным комиссаром «быить в рынку постромками». В 1646 дали взятку в 1000 коп грошей войту, чтобы лентвойтом стал православный. Комиссарский суд вынес решение: «Поскольку каждый волен свободно распоряжаться своей собственностью, никакой вины в этом не усматривать».

Асессорский суд неоднократно разбирал жалобы католического плебана Орши на бойкот горожанами костела при попустительстве рады. Такое же и в Могилеве водилось. В 1615 рада отказала плебану в передаче костелу имущества, которое завещали Алексей сабельник, Степан Кушнер, Кузьма свечник, Федор маляр и еще трое мещан.

В 1636 и 1638 король предписывал, чтобы половина рады Могилева была католической - выбирали только лавников. [167]

В течение первой половины XVII века быстро росло число униатских братств, рефморации.

В 1631 мещанин Пинска Ждан Борискович улечил Евлаша Щепу в фальсификации долговой расписки об уплате долга в 100 коп грошей, которых он не вернул. Щепа доказывает, что Борискович «есть холоп с продков своих простый», отрицает обвинение тем, что «тот Борискович ведле натуры свое холопское, которая, завше ест крве шляхетской непрятелем», и потому не может быть прав. Вина Щепы тем не менее была доказана. [168]

Глава 4. Социально-политическая борьба горожан (с. 168 - 186)

Города развивались. Позиции горожан усиливались, феодалы хотели их подчинить и нагреться - переселяли крепостных в города. [169]

В крупных городах - Бресте, Гродно, Витебске, Минске, Полоцке - юридики возникли уже в конце 15 и начале 16 века. Там, где обосновались издавна, феодалы даже претендовали на долю доходов, которые город имел от таможенных сборов с купечества.

Горожане, естественно, с феодалами и их юридиками боролись.

Великий князь в 1456 обратился к горожанам Полоцка: «А далей приказуем, абы бояре и мещане и дворяне городские и все поспольство в згоде межи собою были, а дела бы наши городские вси згодою посполу справляли по давному», «а без бояр, мещаном и двораном городским и черни сеймов ненадобе чинити». [170]

Полочане боролись - жалобами и протестами в основном. Король то выдавал горожанам грамоты, запрещая феодалам делать юридики, то наоборот - дарила юридики феодалам. Заканчивалось восстаниями.

Лев Сапега 20 июля 1599 писал Криштофу Радзивиллу, что полочане «собравшись толпами… нападали и громили дома шляхетские, что уже три или четыре раза совершалось».

1592-93 в Витебске мещане посполитые выступили против мещан конных. Конные в 1593 добились грамоты, подтверждающей грамоту великого князя от 1582, дававшей им право судиться «яко шляхте». Мещане согласились, но отказались отдавать часть доходов города от торговли, закрыли им доступ к участию во всех делах. Ну и всякими другими способами не брезговали. По грамоте 12 ноября 1592 «грабежи им немалые чинят… до вензеня их дают».

Наместник витебского воеводы 23 июня 1593 явился на гостиный двор для переговоров с мещанами посполитыми. Те собрались «с великим бунтом» и заявили, что конных - как шляхту - «до справовання важницы и до всих инших справ меских мещан конных не прпустим и боронити будем до горл своих». А потом и войта избрали без участия конных мещан. Наместник арестовал группу, явившуюся на переговоры… [171]

Что было дальше - источники молчат. Но в грамоте на м.п. в 1597 обе категории мещан уравниваются в сословно-правовом статусе. («раньше были конные и посполитые, а теперь будут одни - мещане!»). в той же грамоте запретили частные юридики, предписав «князем, паном, шляхте мещан своих мест в Витебском не волно мети», так как «многими юрисдикциями и зверхностями места нищеют».

В Мозыре было круче. Староста мозырский подчинил своей власти мещан, объявил их своими подданными и лишил магдебургского права. 3 октября 1615 началось восстание. Мещане составили отряд из нескольких сот человек, вооружились мушкетами, напали на замок, где сидел староста и администрация. В ходе штурма несколько чинов были убиты. Восставшие отказались платить налоги и поборы в казну, арестовали тех, кто не принял участия в восстании - похоже, городскую верхушку. Околичной шляхте запретили въезд в город под страхом смерти. Блокировали замок, захватили власть, поставили войта. [172] Все налоги пошли в доход города.

Чем закончилось - снова непонятно. Разбирали в великокняжеском асессорском суде - похоже, бунтовали несколько месяцев (суд не мог заседать несколько месяцев). Суд пошел на уступки мещанам. В 1622 принял решение, по которому мещане, находившееся под властью замка, получали м.п. и передавались под юрисдикуцию самоуправления, в доход города отдали ряд поборов с торговли и ремесла.

Боролись против юридик все города.

Мещане Минска на общем собрании в 1590 решили конфисковать имущество и судить того, кто покинет юрисдикцию города.

Магистраты иногда сами распространяли свою власть на «частников» - запрещали им вести торговлю в городе, приобретать сырье…

Власть в 1611 провела на сейме постановление, обязывающее всех жителей частновладельческих юридик платить налоги и поборы с города в казну. [173] Через несколько лет власть разрешила широко понимать это требование. В грамоте 1616 по поводу жалобы рады Полоцка предписывает «частникам» подчиняться во всем м.п., а феодалам только чинш платить. То же в грамоте Орше 1623.

По закону отстояли.


Вторая проблема. Бедняки против богачей.

Собрания граждан Могилева 13 октября 1588 и горожан Минска 8 февраля 1590. Могилевцы сказали, [174] что рада вела себя неправильно, и решил избирать коллегию из 12 человек (по 4 на год) с правом устанавливать поборы, взимать и расходовать их. Выбранные присягали, что будут честными, они же принимали участие в выборах рады. Рада согласилась - летом 1588 горожане отказались вносить уставновленный побор. Мещане потребовали отчета о расходах того, что уже собрали. Арестовали протестующих, но запахло бунтом, и рада пошла на соглашение - собственно, этих самых 12 «присяглых, посполитых».

Решение общего собрания мещан Минска 8 февраля 1590 тоже хотели пресечь произвол рады. Потребовали, чтобы она вела себя хорошо - сами обязались присгяать быть послушными. [175]

Восстание в Могилеве летом 1606.

19-22 июня группа мещан-ремесленников во лавхе со Стахором Митковичем (1591, 1596 - цехмистр солодовников) в ратуше и на площади ругали раду. 22 июня явились в раду на заседание, угрожали и дрались.

13 июля собрание без согласия рады избрало комиссию «присялых» из 12 человек, а 15 июля избрали новый состав рады. У старой отобрали мечать и все дела [176] - достали до самого «не могу».

Новая рада - на суде говорили, мол, по закону все. [177]

22 августа 1608 старая и новая рады примирились. В состав рады 1610 вошли представители обоих составов.

Летом 1610 началось новое восстание. Войт Ярош Волович, подскарбий земской и писарь ВКЛ 19 июня писал лентвойту Суходольскому «бунты и распри в Могилеве разрослись и до сего времени их не смогли укротить», принять меры и покарать «бунтовщиков и людей, сеющих своеволие…, дабы это было примером на будущее». 28 июня Волович говорил, что 4 июля выдет из Вильно в Могилев, 23 июля разбирает в суде обвинения рады против семерых мещан, которые «отговаривали простой народ от повиновения властям, запрещали сдавать магистрату установленные налоги и поборы, угрожали магистрату… простых людей призывали не полдчиняться властям, нападали на ртушу и взломали ворота, ударили в набат, призывали к восстанию». [178]

Пятерых казнили, двоих после тюрьмы изгнали. Допрашивала рада, без права апелляции - казнили на следующий день.

В 1606 - восстали все, в 1610 - только плебеи. Вот и закончилось так, как закончилось. [179]

Цехи развлекались в Могилеве. Цехмистр рымарей Васко Богданович, два цехмистра портных, два сапожников, учинили 7 мая 1636 бунт. Судебный исполнитель Филон Громаковский вынужден был пройти по рынку и громко заявить, чтобы не платили подачек и сменили состав рады. Мятеж не мог закончиться удачей. Правда, чем именно закончился - неизвестно. [180]

В Орше в 1621 приняли судебник, по которому попытки восстаний карались беспощадно.

Летом 1633 в Полоцке, под шумок наступления русских, лентвойта, бурмистров и еще ряд людей убили.


Проблема номер три. Православные против католиков и униатов.

Свое слово сказала Реформация. Реформация на Беларуси получила заметное распространение. В Витебске в 1562 создали общину кальвинистов «бурмистры, радцы и мещане тамошние», в Полоцке лютеранство приняли «не токмо мирстии люди, но и иегумены и чернци и попы и дияконы». Во второй половине 16 в. бщины были в Несвиже, клецке, Мире. К началу века 17 общины были в Новогрудке, Копыси, Ошмянах, Полоцке, Минске и ряде других городов. В 1647 в Минске лютеран представлял цехмистр ювелиров Матьяш Балцерович, купцы и члены рады Супрон Супонович, Григорий Яковлевич, Лукаш Шышка, Василь Павловича. Были и анабаптисты - звавшие этих «снами дьявола» и «невольниками антихристовыми».

Сильного распространения не получила - Реформация, это, скорее, для богатых. Народ, скорее, наоборот. Глава общины евнгелистов Витебска 28 июня 1649 жаловался королю, что «безбожное гультяйство» угрожает общине, оскорбляет, «забрасывает грязными пасквилями, которые не только прибивает к воротам костелов, церквей, замка, ратуши, но также избивает» бедолаг. [182]

Когда пошла борьба католики против православных, реформация пошла на убыль. В 1646 отмечали, что число евангелистов сократилось.

Шла католизация всей страны. Захарий Копыстенский писал: «Мещан… одних от лавицы ратушной рубавали, инших от цехов, других вязнем и окрутными темницами без вшелякой милости и литости трапили, напрод в Берестю, в Пинску и Красном ставе и Инде, а потом пришло до Вилня, до Полоцка, до Витебска, до Орши, до Могилева и до инших мест белорусских».

12 ноября 1623 - восстание в Витебске. [183]

В 7 часов 12 ноября огромная толпа горожан ворвалась в дом Иосафата Кунцевича, разгромила усадьбу и убила архиепископа. Городская верхушка выступила против, пыталась подавить восстание. Рада арестовала бунтовщиков, но 21 ноября опасались за свою жизнь - могло начаться восстание.

Расправа (суд 17-22 января 1624) жестокая: 100 человек казнили, у города отняли м.п. Колокола переплавили в один, с надписью о расправе над восставшими.

Суд установил, что мещане были «в заговоре и соглашении с мещанами могилевскими и виленскими», возможно, и с полочанами. [184]

В Пинске, вообще говоря, антиуниатское движение началось в 1597, и шло полвека. В Логишине (местечко под Пинском) 12 мая 1644 мещане с оружием в руках выступили в защиту «бакаляра», выполнявшего роль православного священника.

В 1624 преемник Кунцеива Антоний Селява писал, что в Полоцке, Витебске, Вильно, Могилеве восстание может вспыхнуть снова, причем «следующее дело будет хуже первого». [185]


Была и четвертая проблема. Мещане против обмирщения клира.

Горожане заключали договора с клиром. В Могилеве два таких договора, 20 марта 1612 и 8 мая 1614, оба внесены в магистратские книги, 22 февраля 1616 и 6 апреля 1615.

Встпуиталеьная часть первого договора говорит, что такие договора везде заключаются «взявшы визерунок з инших месц зацных». Сам документ - «добровольны запис» пресвитера Никольской церкви Нестера Ивановича, который обязуется аккуратно совершать богослужение «по чину, вечерни, утрени часы и литургии, а в повшедные дни, як церковный устав укажет… усердно молити и прсити маю». Обещает «ничего окром доброволного, не вытегати, постерегаючи на себе проклятства симнийского». Обещал не присваивать и не продавать церковную утварь, не превращать церковь в наследственное владение. В заключение дает обещание не пить по кабакам и не играть в кости. [186]

Во втором документе два священника Ильинской церкви в Могилеве обещают прихожанам «в богодухном писании се упражняти и книги святее читать», вести себя достойно, не шляться по кабакам.

 
Top
[Home] [Library] [Maps] [Collections] [Memoirs] [Genealogy] [Ziemia lidzka] [Наша Cлова] [Лідскі летапісец]
Web-master: Leon
© Pawet 1999-2009
PaWetCMS® by NOX