Вярнуцца: Кнігі

Кулаков В. Забытая история Пруссов


Аўтар: Кулаков В. И.,
Дадана: 30-12-2011,
Крыніца: Калининград, 1992.

Спампаваць




Предлагаемая уважаемому читателю книга является первым изданием В Калининграде, посвященным эпизодам истории древнего населения края.

Пруссы, как таковые, заселяли территорию нынешней области с V века н.э. Их предки, называемые античными историками «эстии», т. е. «живущие на Востоке», впервые приходят в Прибалтику во II в. до н. э. Как «эстии», так и пруссы, говорили на языке, принадлежавшем к западно-балтской языковой группе. Кроме того, на близких языках говорили и соседи пруссов - окаловы, ламать:, ятвяги, курши. Древняя культура этих племен была разрушена тевтонской агрессией в XIII веке. Сходная судьба постигла и npiycooe.

Сейчас можно с уверенностью заявить, что жившие на западной окраине балтийского мира пруссы играли здесь значительную, если не ведущую роль. В связи с этим очень важным является проводимое на основе анализа данных археологии восстановление незаслуженно забытой истории пруссов. Этому и посвящена предлагаемая читателю первая часть данной книги.

Она написана кандидатом исторических наук В. И. Кулаковым, руководителем Балтийской экспедиции института археологии АН СССР. Эта экспедиция изучает древности пруссов с 1974 г. В ходе ее работ сделаны не только богатейшие археологические находки. Найдены остатки архива бьшшего музея Пруссмя-Мазеули, а также часть его коллекций. Все это хранится в архивах Санкт-Петербургского истормко-худржественного музея. Результаты своих работ В. И. Кулаков отразил более чем в 50 научных статьях, изданных в СССР, Польше, Германии и Литве, а также в монографии «Древности пруссов», М., 1990 г.

Работы Балтийской экспедиции продолжаются, идет подготовка второй части книги «Забытая история пруссов».


В. И. КУЛАКОВ. Информационный бюллетень «Штрихи».


ДРЕВНЯЯ ИСТОРИЯ ПРУССИИ

«Самая западная» - так называют Калининградскую область. Эта земля широко известна сейчас рыбными промыслами и месторождениями нефти и торфа, прекрасными пляжами и крупнейшими в мире разработками янтаря.

Проходя по шуршащему под ногами морскому песку или окидывая взором просторы лесистой равнины, тут и там пронизанной голубыми лентами рек, и старожил, и гость области невольно задает себе один и тот же вопрос: каково же прошлое этих изумрудных перелесков и золотистых пляжей? Кто прежде жил на этой, наделенной не только природными богатствами, но и сказочной красотой, земле?

Чаще всего вспоминают о том, что бывшая Восточная Пруссия была когда-то провинцией Германской империи. Но очень немногие знают, что появившееся в 1525 г. на развалинах Тевтонского ордена поначалу слабое и зависимое от Польского королевства княжество Пруссия присвоило себе имя народа, задолго до XVI века покоренного в неравной борьбе крестоносцами.

Историкам достаточно подробно известен ход военных действий, развернувшихся на земле пруссов после 1229 г. - времени начала орденской агрессии. Хронисты прославляют подвит тевтонских рыцарей в более чем полувековой борьбе против маленького народа. Описанием походов и сражений, основания и сожжения крепостей ограничиваются сведения хроник XIV в. Данные о жизни, культуре и обычаях пруссов письменные источники не сохранили для нас по вполне объяснимой причине. Язычники-пруссы, по мнению монахов-хронистов, не могли иметь ни культуры, ни традиций, достойных упоминания. С XIII в. и ранее прошлое пруссов для историка сокрыто непроницаемым мраком.

(30KB) Европа в представлении римского географа Помплония Мелы (I в. н. э.). В верхнем правом углу, северо-восточнее устья р. Вислы, в виде «острова Туле» изображена Самбия.

Необходимость разгадки прошлого пруссов не вызывает сомнения. Только лопата археолога, проникнув сквозь наслоения позднейших времен, сможет раскрыть перед нами тайны забытого народа.

Сначала - несколько слов о языке пруссов. Фрагментарные, записанные в позднем средневековье, остатки этого языка позволили лингвистам сделать вывод о его принадлежности к балтской языковой группе 1. В эту группу, относящуюся наряду со славянскими языками к индоевропейской языковой семье, входили также языки предков литовцев и латышей. Кроме того, к ним примыкали языки ныне исчезнувших (как и пруссы) племен - куршей 2 и ятвягов 3. Первые занимали берег Литовского Взморья и территорию нынешнего Лиепайского района Латвийской ССР, вторые центром распространения имели восточную часть Мазурского Поозерья (Ольштынское и Белостоцкое воеводства Польской Народной Республики). Уже сама архаичность прусского языка, его зримая близость к санскриту подозревают глубокие и самобытные корни культуры пруссов.

В давние времена пруссы, как и остальные балтские народы, входили в единую балто-славянскую языковую общность, распавшуюся в середине I тысячелетия до н. э., на территории низовий р. Вислы. Следует отметить, что лингвисты даже в языках современных балтов и славян находят много общего. В данных антропологии отмечается близость их физического облика. Характерным признаком прусской антропологии была явно выраженная грациальность - тонкие черты лица и достаточно хрупкое строение корпуса. Имя народа пруссов (этноним), как доказал известный советский лингвист О. Н. Трубачев, появилось не позднее VIII в. н. э. Народ, живший на западной окраине балтского мира, раскинувшегося от устья р. Вислы до южных берегов Рижского залива, «пруссами» стали называть славяне. В письменных источниках этим именем обозначали и представителей иных западно-балтских племен 4 (скальвов 5, ламатов 6, ятвягов и других). Сами себя пруссы называли другим именем - «сембы». Так же, как и у одного из племен древней Литвы - жемайтов 7 - в этом этнониме присутствует общебалтский корень «-зем» («земля»). Видимо, этноним «сембы» 8 обозначал в прусском языке вполне простое понятие - «жители земли». Двойное название племен и народов вполне объяснимо. Например, в XV-XVII вв. западно-европейские путешественники называли жителей Восточной Европы «московиты», что полностью не совпадало с самоназванием русского народа.

Интерес к изучению прошлого данной части Прибалтики возник сразу после секуляризации Орденского государства и преобразования его в Прусское герцогство в начале XVI в. Данные, основанные на местной устной традиции и отраженные в хрониках Симона Грунау 9 и Лукаса Давида 10, были обобщены и дополнены этнографическими материалами в трудах известных ученых XVII-XVIII вв. Харткноха 11, Гельвига и Пизанского. Впервые опыт воссоздания истории пруссов был предпринят в 1827 г. Иоганном Фойгтом 12.

Значительную роль в изучении древностей земли пруссов-сембов сыграли физико-экономическое общество (основано в 1790 г.) и общество по изучению древностей «Пруссия» (основано в 1844 г.), откуда выросли многие поколения прусских археологов. В их числе необходимо назвать основоположников местного краеведения. Это - создатель хронологии памятников железного века О. Тишлер; уточнившие его схему Г. Кемке и А. Бенценбергер, В. Герте, К. Энгель и В. Ла-Бом. Огромный вклад в науку всех этих исследователей бесспорен. Правда, общим для всех недостатком является создание источниковедческой базы без учета распространения памятников в пределах земли пруссов. Авторы публиковали в отрыве от комплексов изображения престижных, высокохудожественных украшений и предметов вооружения, что не позволило им выстроить логичную и соответствовавшую исторической реальности картину древностей пруссов-сембов.

Кроме указанных выше специалистов широкого профиля, в истории изучения археологии Калининградской области существовало значительное число археологов узкой специализации, изучавших конкретные исторические эпохи. В плане историографии работу этих специалистов можно представить по периодам.

В 1826-1913 гг. происходило первичное накопление фактического материала. Так, в процессе составления для Генерального штаба карты Восточной Пруссии потомок эмигрировавших из революционной Франции аристократов лейтенант Фридрих Гиз отметил около 300 укрепленных городищ. В этот период производилось исследование грунтовых могильников земли пруссов. Раскопки проводились по несовершенной методике, отдельными раскопами зачастую неправильной формы. Упор ставился прежде всего на обнаружение «красивых» вещей, а не на исследование древних памятников во всей их совокупности. Все находки помещались в созданный в замке Кенигсберга музей «Пруссия», фонды хранения которого в начале XX века уже насчитывали многие тысячи экспонатов.

В 1914-1944 гг. внимание археологов бывшей Восточной Пруссии сконцентрировалось на обобщении накопленного материала. В этом временном отрезке в печати появилось множество монографий и популярных брошюр, где делались попытки воссоздать древнее прошлое пруссов. Выдвигавшие различные научные гипотезы авторы сходились в одном. Все моменты прогрессивного развития культуры западных балтов на протяжении последних двух тысячелетий германские историки и археологи связывали с культуртрегерской деятельностью северных и западных соседей пруссов. Сам этноним «пруссы» распространялся на значительное число не имевших к ним отношения балтских племен. Дело в том, что в процессе агрессии крестоносцам было выгодно называть пруссами порабощаемых литовцев, ятвягов, скальвов, куршей. Ведь в 1227 г. папа римский Григорий IX 13 позволил нести знамя креста только в землю собственно пруссов, оказавшуюся в действительности весьма незначительной по размерам. Между тем аппетиты крестоносцев были ненасытны. Так и стали порабощаться под именем пруссов земли других балтских племен. Германские археологи предвоенного времени своими «научными» выкладками оправдали кровавые действия крестоносных завоевателей. Кроме того, из многочисленных исторических монографий предвоенной поры следовало, что германцы несли культуру в Прибалтику не только в XIII в., но и гораздо раньше, в начале I тысячелетия н. э. 14 и даже в эпоху бронзы. Местным племенам практически отказывалось в праве и возможностях самостоятельного развития. Это, разумеется, являлось беззастенчивым искажением исторической действительности. Результаты раскопок, производившихся на территории Калининградской области советскими археологами в послевоенный период, позволяют сделать вывод о самобытности и независимости развития культуры пруссов и о смене в IX-XI вв. в прусском обществе родового строя феодальным.

В 1974 г. по инициативе Калининградского областного управления культуры была создана Балтийская археологическая экспедиция под руководством автора этих строк. За период 1974-1987 гг. силами этой экспедиции, научной базой которой является Институт археологии АН СССР, было обследовано 300 памятников археологии области. Многие археологические объекты были открыты заново.

Анализ материалов, собранных за полуторавековую историю изучения археологии сембов, а также материалы послевоенных раскопок позволяют представить древнее прошлое Калининградской области следующим образом.

Не только в железном веке (т. е. с VI в. до н. э. по V в. н. э.), но и в более раннее время естественным центром региона Калининградской области был Самбийский (Земландскмй) полуостров. С трех сторон окруженный морем и заливами, лишенный болот и густых лесов полуостров, называвшийся в древности именем «Самбия», представлял собой удобную среду обитания для охотников и рыболовов древности. Стоянки эпохи неолита (позднего каменного века - III тысячелетия до н. э.) встречены в основном на северном побережье полуострова и на Куршской косе. Здесь впервые древний человек познакомился с янтарем.

В конце эпохи неолита в юго-восточной Прибалтике появляются племена - носители культуры шнуровой керамики. Характерными признаками их древностей являлись остродонные сосуды с орнаментом в виде оттисков веревочного штампа. Слившись с местными племенами, пришельцы образовали на рубеже III-II тысячелетий до н. э. локальную жуцевскую культуру. Стоянки этой культуры встречались ранее на Куршской косе, ныне они погребены под странствующими дюнами. Носители культуры шнуровой керамики в языковом отношении были общими предками балтов, славян и германцев - первичными индоевропейцами. Памятники жуцевской культуры, таким образом, принадлежат наиболее древним предкам позднейших сембов.

Следствием развития жуцевских древностей в исследуемом регионе является образовавшаяся в начале II тысячелетия до н. э. культура самбийских курганов. Могильники этой культуры, состоявшие из 2-4 крупных по размерам насыпей, располагались в основном на плато северного побережья Самбии, что связано с признанием древними обитателями священным данного микрорегиона уже в это далекое время. Такое отношение древних к этой территории связано с тем, что только здесь, в пределах небольшого отрезка земли сембов (между современными мысом Гвардейский и устьем р. Забавы-Хелле), из берегового обрыва вытекает значительное количество источников с ключевой водой. Это в древности имело первостепенное жизненное значение.

Местные жители считали священными эти места вплоть до XVI в. Курганы эпохи бронзы, расположенные на этой территории (некоторые из них по сей день высятся в окрестностях пос. Заостровье), содержали в основном одиночные погребения. Их инвентарь составляли каменные секиры со «змеевидной» головой, проушные бронзовые топоры, булавки с грибовидными навершиями. Ареал самбийских курганов уже в то отдаленное время был тесно связан сырьевым обменом как с Кавказом, так и северо-западом Европы (прежде всего - с полуостровом Ютланд). В обмен на бронзу жители Самбии поставляли янтарь. Янтарный промысел на многие века занял в хозяйстве древнего населения Калининградской области важное место.

На рубеже VI-V вв. до н. э. в интересующем нас регионе происходит постепенная смена сырьевой базы металлургии - на смену бронзе приходит железо. Памятником переходного типа можно считать фунтовой могильник у пос. Покровское, содержавший черты материальной культуры как местного населения, так и пришельцев с земель Польского Поморья. Эти пришельцы, как показывают раскопки 1975-1976 гг., заняли своим могильником место поселения своих предшественников. Рядом с могилами, частично ими перекрытая, была обнаружена яма от углубленного в грунт жилища. Очевидно, янтарь, основные месторождения которого на Самбии расположены как раз у пос. Покровского, притягивал к себе не только местных уроженцев, но и представителей иных племен. Необходимо отметить, что основавшие этот могильник носители лужицкой и поморской культур, по мнению современных специалистов, являются непосредственными предками славян.

В эпоху раннего железа появляется культура западно-балтийских курганов с центром на Самбии. Восприняв значительно черты влившихся в местное население предков славян (лужицкие и поморские группы), носители этой культуры распространяются за нижнее течение р. Неман и в бассейн р. Бебжа. Эти племена становятся предками западных балтов. 15

К раннему железному веку относится древнейшее городище Самбии - у пос. Дружное, где в конце XIX в. был обнаружен клад бронзовых серпов «фракийского типа». Этим же временем датируется и свайное поселение у пос. Горки (Гвардейский р-н). Оно было укреплено по периметру частоколом. Появление на землях западных балтов укрепленных поселений говорит о стабилизации родовой структуры и, видимо, о формировании в середине I тысячелетия до н. э. племенной организации.

На рубеже I в. до н. э. - I в. н. э. происходит распад культуры западно-балтийских курганов. Основной ее признак - могильные насыпи (зачастую - с каменным заполнением) - сохраняются только на периферии ее ареала. Эта периферия становится прародиной таких позднейших племен, как курши (низовье р. Неман) и ятвяги (восточная часть Мазурского Поозерья). Дробление культуры западно-балтийских курганов современными археологами справедливо связывается с процессом становления западно-балтийских племенных образований. С этого времени можно говорить о возникновении самостоятельной этно-языковой общности, известной в раннем средневековье под именем «пруссы».

Античными историками этот народ упомянут под именем «эстии» 16. Так их называли кельты 17 Западной Европы, ведшие еще во второй половине I тысячелетия до н. э. торговлю янтарем с предками сембов. Сохранилось даже кельтское название Самбии - Озерикта (древнекельтское - «Восточная страна»). Через кельтов с эстиями познакомились и римляне. Вот как о них пишет в I в. н. э. римский историк Корнелий Тацит 18. «...Правым берегом Свевского (Балтийского) моря омывается земля эстиев... Они поклоняются матери богов и носят как символ своих верований изображения кабана. Это у них - заменяющая оружие защита от всего, гарантирующая почитателю богини безопасность даже среди врагов. Они редко пользуются железным оружием, часто же дубинами. Над хлебом и другими плодами земли они трудятся с большим терпением, чем это соответствует обычной лености германцев. Они также обыскивают и море, и одни из всех на его отмелях и даже на самом берегу собирают янтарь, который сами называют «глэзум». Но какова его природа и откуда он берется, они, будучи варварами, не доискиваются и не имеют об этом точных сведений. Он даже долго валялся у них среди других отбросов моря, пока наша страсть к роскоши не создала ему славы. Сами же они его совсем не употребляют. Собирается он в грубом виде, приносится без всякой отделки, и они получают за него плату с удивлением».

Судя по реалиям, приведенным в данном отрывке, наряду с эстиями на Самбии жили и кельты, действительно поклонявшиеся матери богов Ма-Беллене и почитавшие кабана как священное животное. Не исключено, что кельты появились на Самбии именно для контроля янтарной торговли. Однако кельтское влияние на эстиев было незначительно и ограничивалось лишь появлением в местной культуре нескольких типов украшений (фибулы, браслеты, гривны). Смена погребальных традиций в пределах культуры эстиев на рубеже эры не была резкой. К концу I в. н. э. начинают сооружаться грунтовые могильники, на которых встречаются как трупосожжения, так и трупоположения покойников. К этому времени относятся остатки столбовой постройки размерами 5,5 м х 3,3 м, раскопанной на селище у пос. Синявино (западное побережье Самбии). Основное скопление поселений и могильников эстиев начала нашей эры отмечено именно здесь, у главных месторождений янтаря, что указывает на основную черту их хозяйства - янтарный промысел.

(37KB) Земля пруссов и окружающие территории в V-XIII вв.: 1 - грунтовые могильники балтов V-XIII вв.; 2 - курганные могильники ятвягов V-VI и XI-XIII вв.; 3 - грунтовые могильники славян X-XIII вв.; 4 - курганные могильники славян раннего средневековья; 5 - болота и леса.

Эта черта хозяйства эстиев и в дальнейшем определяла их жизнь. Живший в 23-79 гг. н. э. Плиний Старший 19 пишет: «И поныне жив еще римский всадник, посланный туда (на янтарный берег) для приобретения янтаря Юлианом, ведавшим устройством гладиаторских игр при принцепсе Нероне. Он обошел местные торговые пункты и берега и привез такое огромное количество янтаря, что сетки, защищавшие балкон от диких зверей, скреплены были янтарем, а вся арена и носилки для убитых гладиаторов и все прочее снаряжение, необходимое для игр, были сделаны из янтаря, чтобы 'создать разнообразие в самой пышности каждого отдельного дня этих игр».

Из сообщения Плиния Старшего видно, что на Самбии в I в. н. э. существовал не только промысел янтаря, но и торговые пункты, где происходил обмен товарами. Один из этих пунктов располагался в окрестностях современного г. Пионерского. Это удалось установить после того, как в 1985 г. в процессе работ Балтийской экспедиции в обнажении дюны к югу от города был обнаружен клад янтаря (общий вес - около 3 кг), состоявший из кусков сырья, обработанных в виде кусков прямоугольной формы стандартного размера (около Зсм х Зсм). Этот клад - часть склада своеобразных «полуфабрикатов». В самом деле, те янтарные бусины, которые археологи находят в античных древностях Средиземноморья и Центральной Европы, имеют именно такой размер. Кроме того, в состав клада 1985 г. входил обломок небольшой янтарной бусины и подвески, указывающие, возможно, на кельтское происхождение хозяина клада. Действительно, прежде всего, на всем протяжении первой половины I тысячелетия н. э. кельты занимались янтарной торговлей. По всей длине Янтарного пути, проложенного по рекам между Самбией на севере и городом Аквилеей на юге, нам известны шесть подобных кладов, включающих кельтские вещи. Самый северный - под г. Пионерском.

II в. н. э. справедливо считается началом «золотого века» балтов. Это время ознаменовано у них концом традиции сооружения могильных насыпей. Последние курганы Самбии возводятся на могильниках у поселков Хрустальное и Изобильное (Полесский р-н). Как и в предыдущее время, эти насыпи содержат каменные конструкции, однако погребения здесь зачастую производятся по обряду ингумации (т. е. без участия огня). Специфический набор инвентаря погребений (копья, щиты), конские захоронения с роскошно выполненными деталями снаряжения для верховой езды показывают высокое социальное положение погребенных. Они занимали высшую ступень родоплеменной социальной структуры. Представители родовой аристократии хоронились и на грунтовых могильниках, располагавшихся, в основном, у подножия моренных террас северной части самбийского побережья. Характерными компонентами инвентаря для II в. н. э. являются местные фибулы- застежки с орнаментом в виде небольших кружков, пряжки с неподвижно закрепленным язычком (первое появление поясов в Прибалтике - у эстиев Самбии). Показателем далеких торговых связей эстиев являются находимые в погребениях и кладах римские бронзовые монеты. Основное их число чеканено при императоре Траяне 20 (53-117 гг. н. э.), что, возможно, показывает пик янтарной торговли племен Прибалтики с Римской империей.

На территории Калининградской области, в основном на Самбии, как в погребениях, так и вне комплексов, обнаружено большое количество предметов римского импорта - римские керамические и металлические сосуды, оружие, украшения. Высокого уровня у эстиев во II в. н. э. достигает изготовление предметов вооружения и конского снаряжения. Как доказал польский археолог Т. Барановский, на Самбии в это врем? появляются конские оголовья, центром изготовления которых является Ютландия. Дело в том, что этот, расположенный на западной окраине Балтии, полуостров также являлся в древности источником янтарного сырья. Правда, число янтарных залежей здесь было невелико, и вскоре населявшие Ютландию кельтские племена стали испытывать нехватку одного из главных предметов своей торговли. Тогда их взоры обратились на знакомую им с давних времен Самбию. Отдельные кельты, проникшие в поисках янтаря на Самбию, привезли с собой коней, украшенных роскошно выполненными накладками западно-европейского происхождения. Контакты между двумя основными янтароносными территориями Прибалтики не будут прерываться и в позднейшие времена.

200-260 гг. н. э. характеризуются преобладанием на могильниках эстиев грунтовых погребений. Связь с более ранними временами прослеживается в традиции сооружения над могилами мощных каменных вымосток. Этот обычай известен в западной части Калининградской области еще с эпохи бронзы. Набор инвентаря по сравнению с памятниками II в. н. э. номенклатурно не меняется. Датирующими для культуры эстиев III в. н. э. являются арбалетовидные фибулы с кольцевым орнаментом на спинках, застежки-розетки, пластинчатые браслеты с полукруглыми концами, гривны, изготовленные из бронзового дрота. Нередко встречаются в комплексе провинциально-римские перекладчатые фибулы. Вооружение эстиев представлено в погребениях мечами, копьями и щитами. Широко распространяются пластинчатые и дротовые шпоры, всегда одиночные. Появление пластинчатых пряжек и гривен общегерманских типов показывает факт участия воинских контингентов эстиев в готских походах III в. н. э. Это, скорее всего, предметы военной добычи.

Германские историки и археологи предвоенного времени на основании находок одиночных германских украшений в древностях пруссов делали вывод о том, что Самбия была завоевана в III в. н. э. готами 21, приплывшими из Скандинавии и высадившимися в устье р. Вислы. Однако анализ погребального инвентаря и обряда захоронений, сохранявшего в это время на Самбии несомненные черты культуры эстиев, не позволяет считать этот вывод правильным. Более того, значительная часть украшений германского происхождения, обнаруженных на Самбии, являлась частью женского убора и, скорее всего, принадлежала женщинам, захваченным пруссами в процессе военных походов.

На исходе периода древности, в 260-475 гг. н. э., в обряде культуры эстиев ведущее место уверенно завоевывает кремация (сожжение тел умерших). Сожжение традиционно производилось на расположенном поблизости от могильника общем погребальном костре; кости без остатков погребального костра помещались в урну и погребались в индивидуальной могиле. Количество римского импорта в это время практически сходит на нет. Хронологическими определителями для III-IV вв. н. э. служат на Самбии арбалетовидные фибулы с тремя кнопками на пружине, дротовые гривны с петлей, обмотанные проволокой, для конца IV - начала V вв. н. э. - арбалетовидные фибулы с ножкой, сделанной в виде «звездочки», пряжки с овальной рамкой. На протяжении всего периода для керамического материала эстиев характерны урны типа Гребитен, украшавшиеся в верхней части налепным валиком с ногтевым орнаментом. Нижняя часть этих сосудов нарочито загрублялась. Цилиндрическая форма этих урн, их крупные размеры (высота сосудов достигала зачастую 60 см), грубая поверхность и налепной орнамент, имитировавший обмотанную вокруг урны веревку, позволяют сделать следующий вывод. Так как в глубокой древности индоевропейцы - предки эстиев - считали пчел посланниками между мирами живых и мертвых (ведь пчелы обитают в дуплах, о которых даже в русских сказках, говорится как о входах в иной мир), то и, очевидно, относились к ним подобным же образом. В более позднее время источники пишут о том, что пруссы подолгу сохраняли тела умерших, дожидаясь времени их погребения. Это они могли делать прежде всего с помощью меда, обладающего известными консервирующими качествами. Деревянная борть, в которой находились пчелы с сотами, имеет форму, практически полностью сходную с урнами эстиев III-IV вв. н. э. Не исключено, что именно ввиду такого сходства вполне утилитарной и притом священной для эстиев вещи - борти - урны для своих умерших они делали именно такой формы, придавая им поверхность, имитирующую кору дерева.

К концу IV в. н. э. количество погребений родовой знати, сопровождающейся в мир мертвых захоронениями коней, на могильниках эстиев уменьшается. Это указывает, видимо, на ослабление роли родовой знати в прусском обществе.

Подведем итоги развитию культуры эстиев в первой половине I тысячелетия н. э. Процесс интенсивного товарообмена, связанный с усилением добычи янтаря, способствовал консолидации предков сембов на племенной территории - полуострове Самбия. Побережье, служившее гарантированным источником благосостояния, интенсивно заселялось. Однако у янтарного «бума» была и другая сторона медали. Привлечение основной массы населения к янтарному промыслу не способствовало развитию интенсивного сельского хозяйства. Находки земледельческих орудий среди древностей западных балтов известны только у живших в стороне от моря протоятвягов, да и то в, V в. н. э. Те же железные наконечники, в обилии находившиеся в погребениях жителей Самбии и ранее считавшиеся атрибутом земледелия, являются на самом деле долотам и пешнями, применявшимися для изготовления пчелиных бортей и для долбления лунок во льду заливов для зимней рыбной лови. Основной прибавочный продукт, получаемый в результате торговли, скапливался в руках родоплеменной знати. Сходные процессы происходили и у соседствовавших с сембами на северо-востоке куршей,

Вполне объяснимо то, что ученых чрезвычайно привлекает исследование причин распада родовых отношений и становления государственности у народов Европы, т. е. факты истории после распада Западной Римской империи. Эти события заложили основу современной политической карты нашего континента. Грандиозные сдвиги и перемены, происходившие здесь в эпоху Великого переселения народов (так называется в историографии период V-VI вв. н. э.), не оставили в стороне и юго-восточную Прибалтику - ареал сембов.

Вверх по течению р. Вислы нескончаемым потоком шли и шли на юг в поисках добычи и новых земель «варварские» племена севера Европы. Особые потрясения вызвали в данном регионе готские походы III-V вв. н. э. 22 Основываясь на сведениях историка V в. н. э. Кассиодора, 23 историограф готов Йордан 24 пишет о том, как в III в. н. э. «сойдя с кораблей, они (готы) ступили на землю и сразу же дали название тому месту. Говорят, что до сего дня оно так и называется Готискандза». Как установили современные специалисты, место высадки прибывших с о. Готланда переселенцев- территория современного г. Гданьска, сохранившего в своем названии следы древнего имени Готискандза (готе. - «Гавань готов»). Далее историк сообщает: «На побережье океана, там, где через три потока поглощаются воды реки Вистулы, живут видиварии 25, собравшиеся из различных племен; за ними берег океана держат эстии, вполне мирный народ».

Как показывают новейшие археологические исследования, на окраину земли сембов в конце V в. н. э. действительно проникают отдельные группы жителей западного берега Балтики - фризы 26 и саксы 27. Данные люди являлись беглецами, вынужденными покинуть родные земли, расположенные в низовьях р. Рейна. Оттуда их вытеснили франки, расширявшие именно в тот момент пределы своего молодого королевства. Пришельцы передали эстиям-сембам не только талант своих опытных ремесленников (в балтекой среде появилась в заметном количестве их продукция - украшенные звериными масками фибулы). Распад родоплеменных отношений обусловил возможность появления в среде сембов самостоятельных вооруженных объединений - дружин. Для того времени это было прогрссивным явлением. Ведь дружина могла набирать своих членов из разных родов, тем самым отличаясь от собиравшегося только на случай непосредственной опасности родового ополчения. Дружиной главенствовал самостоятельный князь; все то, что дружинники добывали во время походов и при сборе дани, они не вручали родовым старшинам, а преподносили своему князю, содержавшему воинов в перерывах между походами. В социальном отношении в те времена это было шагом вперед. Опытные воины - фризы и саксы - вошли в дружины сембов. Учитывая факт присутствия в дружине западных балтов - фризов, можно предположить вслед за О. Н. Трубачевым, что сам этноним «пруссы» связан с именем фризов. Процессы, происходившие в языке славян того времени, именно так назвавших своих балтских воинственных соседей, подтверждают это предположение.

Пока в обществе сембов проходили эти сложнейшие изменения, готы, вернее их восточная часть (остроготы 28), продолжали свои завоевания. Историк Йордан сообщает, что их король Теодорих 29 (коронован в 471 г., умер в 526 г.) получил от эстиев в дар караван янтаря, на что ответил благодарственным письмом. В науке существует мнение о том, что эстии, как ранее, в IV в., якобы попали под власть готов. Однако выше уже говорилось о малой вероятности власти готов на Самбии в IV в. н. э. Также нереальна власть остроготов над эстиями и на рубеже V-VI вв. Ведь вряд ли могущественнейший властитель Европы будет отвечать благодарственным письмом на посылку дани своим отдаленным подданным. К тому же и данные археологии не дают никаких материалов о владычестве иноземцев над народами Прибалтики в эпоху Великого переселения народов. Наоборот, результаты археологических исследований показывают, что в это время сембы продвигаются на юго-запад от своей родины, захватывая земли по нижнему течению р. Вислы. 30 Этот поход первых прусских дружин показывает их силу в преодолении родовых преград, тенденцию к накоплению добычи. Ведь именно устье р. Вислы, ввиду большого числа караванов с награбленным на юге Европы добром, идущим в Скандинавию, являлось своеобразным «Клондайком» на рубеже эпох античности и раннего средневековья. Именно в это время в земле эстиев появляются клады с золотыми позднеримскими монетами и украшениями, «реквизированными» у возвращавшихся с добычей германцев.

Все эти события вызвали перемены в культуре эстиев, которую по праву с начала VI в. н. э. уже можно назвать культурой пруссов. На Самбии развертывается сооружение укрепленных поселений - городищ. Как на городищах, так и на селищах - открытых поселениях - возводятся наземные столбовые постройки. Следует отметить, что данная традиция домостроительства дожила на исследуемой территории вплоть до XIX в. Немногочисленные находки на поселениях сембов порога средневековья представлены в основном горшкообразными, изготовленными без применения гончарного круга сосудами, орнаментированными вдавливаниями по верхней части - венчику. Данный принцип орнаментации керамики возникает на территории Калининградской области еще в эпоху позднего неолита. На могильниках исчезают урновые трупосожжения. Это происходит под влиянием видивариев (групп фризов и саксов), на родине давно уже хоронивших своих предков без применения урн. В VII в. в нижних ярусах могил сембов появляются конские захоронения, отделенные от остатков кремации слоем переотложенного материкового грунта. Подобные отличные от родовых традиций черты обряда, а также повсеместное распространение погребений с оружием (однолезвийные мечи и копья) связаны с дружинной организацией. Погребения с вышеназванными чертами, снабженные пластинчатыми шпорами, искусно исполненными украшениями из драгоценных металлов, зачастую изготовленными с использованием ютландских декоративных традиций (например, в могильнике у пос. Ветрово), принадлежат дружинным вождям. Для рубежа V-VI вв. - начала VIII в. характерными являются арбалетовидные фибулы, в результате усложнения конструкции которых к концу периода появляются трехчастные перекладчатые застежки. В погребении кости покойных переносятся в сосудах биконической формы, украшенных «лоскутным» орнаментом. Кости высыпались в могилу, сосуды бросали рядом.

В начале VI в. на северо-восточных границах бывшей Восточной Римской империи (Византии) появляется грозный враг - кочевники авары. 31 Это воинственное племя пришло из глубин Азии. Имперские войска терпели одно за другим поражения в битвах с конными ордами авар. Последние к 562 г. захватили земли по среднему течению р. Дуная, ранее населявшиеся также захватчиками - германскими племенами лангобардов и гепидов. 32 Образовался многонациональный по составу Аварский Каганат. Однако, умевшая находить выгоду в любом несчастье, Византия и из этого смогла извлечь для себя пользу. Авары, став федератами, т. е. союзниками Империи, не только охраняли ее границы от новых врагов, в которых недостатка не было, но и приступили к налаживанию прерванной ранее янтарной торговли. Суть заключается в том, что прибывшие на рубеже V-VI вв. в землю сембов видиварии (фризы и саксы), естественно, повернули янтарный поток на запад, к землям, наиболее им известным. Действия Аварского Каганата, направленные на восстановление связей Юга и Севера Европы в рамках функционирования Янтарного пути, в письменных источниках абсолютно не отражены и восстанавливаются исключительно на археологическом материале.

На скрещении водных путей, ведущих с северных отрогов Карпатских гор по направлению к устью р. Преголи, расположенном в западной части Мазурского Поозерья (ныне Ольштынское воеводство ПНР) около 570 г. возникает мазурская культурная группа. 33 Это территориально небольшое объединение, не превышавшее на карте размеров 60 км х 60 км, включавшее в свой состав торговцев, ремесленников и воинов, с новой силой возобновило деятельность южного направления Янтарного пути. Данная группа возникла в результате похода, предпринятого со Среднего По- дунавья аварами. Эти конные воины, включившие в свое войско также подвластных им лангобардов и гепидов, заняли окраину западно-балтских земель на Мазурском Поозерье. Обряд мазурской культурной группы, сохраняя частично черты балтской подосновы, характеризуется особенностями (урны с отверстиями и крышками, обожженный инвентарь), обособляющими Мазуры среди балтских археологических культур того времени. Изделия местных мастеров, находимые в погребениях, совмещают балтские традиции и приемы Среднего Подунавья. С югом Европы непосредственно связаны лангобардские пластинчатые бронзовые шпоры и массивные поясные накладки. В 600- 650 гг. на Мазурах появляются антские 34 (славянские) миниатюрные пальчатые фибулы, аварские поясные накладки с «жемчужным» орнаментом, боевые ножи со скобами, приспособленными для горизонтального подвешивания к поясу.

Прекратившиеся после 622 г. победоносные войны авар с Византией, выплата последней дани аварам 35 ухудшили экономическое положение Каганата. Следствием этого явилось изменение деятельности населения Мазур. Для феодализирующейся аварской знати Подунавья стало необходимым наличие зависимого населения в целях освоения пригодной для распашки степи. Это - прочный залог земельной ренты, не зависящий от переменчивой военной удачи. В связи с этим жители Мазур начинают совершать набеги на территорию современной Литвы.

Свидетельства этих грабительских походов - аварские трехлопастные стрелы второй половины VII в., обнаруженные в костяках убитых и ограбленных аварами местных жителей, погребенных на могильнике Плинкайгалис и в валу взятого штурмом и сожженного городища Аукштадварис (центральная Литва). Походы свои авары совершали скорее всего, зимой по льду замерзших рек. Так же действовали позднее, в XIII в., в северо-восточной Руси татаро-монголы. Господство авар, проявлявшееся в явно неэквивалентном обмене бронзовых украшений на янтарное сырье и открытом грабеже, длилось полтораста лет. Политическая обстановка в конце VII в. в связи с усилением государств франков и болгар осложнилась для Каганата, 36 его связи с мазурской культурной группой прервались. Крушение аварского владычества в Прибалтике ускорили победы сембов над незваными пришельцами.

На рубеже VII-VIII вв. напряжение в отношениях авар и местных племен достигло предела. Хронист Симон Грунау пишет об этом следующее: «Выше я уже говорил по записям Христиана 37 (почерпнутым) из книжек Дивониса, о том, как Мазо, князь, в Ульмиганию, также называемую Пруссией, ежегодно приходил и брал дань детьми, уподобляясь глупцам, не знающим других занятий, нежели как воровать детей. Однако, когда Скандиане пришли из Кимбрии и создали в Ульмигании королевство, владея этой землей, по имени своего вождя назвали ее Брутения, они отказали наследнику Мазо в выдаче дани, убеждая других считать это справедливым. Мазоны (жители Мазурского Поозерья) их ежегодно обирали, по их (пруссов) словам, ибо Брутены, имея вместо денег рыбу, не могли ею выплачивать дань. Вождь, звавшийся Антонес, послал сказать Видевуту, королю Брутении, и его криве-кривайтису: они много раз не уплачивали вышеупомянутую дань и более не желают (этого делать), они поэтому должны знать: он их покарает, как ранее предупреждал, и подобных слов (было сказано) много. И Видевут, король, и его Брутены это приняли и стали на границе, которая была у них обозначена священным столбом, ожидать, думается, когда владыка их богов будет помогать своим слугам. Антонес был неустрашим, располагая мощной поддержкой из Роксолании, 38 называемой иначе Ройсландтом, и сошлись (воины), и бились, и Антонес одержал верх, и ушел с богатой добычей. Однако множество плененных (ранее прусских) юношей, научившихся (с детства) воинскому искусству, бежало (на родину), и научили они своих братьев сражаться. Будучи упрошен этими воинами, король Видевут остановился со своими (приближенными) стал держать совет, тогда приказал Брутен, криве-кривайто, собрать всех благородных на празднике их богов в Рикойто, и они пришли все. Тут случилось так, что произошла могучая буря с громами и молниями, в которой они увидели помощь Перкуна с небес. Брутен посчитал это знамением для них и сказал, что воля богов такова: все они, снарядившись, должны выступить против Антонеса и его народа, и нарек священной кровь служителей их богов, которые будут их сопровождать. И закончились возлияния меда, и выступил (вождь), и взял своих, и разбит был Антонес, и низвергнут с Чинбехом, королем из Роксолании, и с людьми своими убиты, и после сожжения и разграбления (страны врагов) пруссы вернулись домой. Сын Антонеса Чанвиг спасся и прибыл к Брутену и Видевуту, и поклонился их богам, и просил мира, и после своей просьбы пожелал принести богам жертвы, и они ему вняли. Тогда загнал он в чистом поле белую лошадь до смерти и сжег ее. Отсюда пошел обычай: никто в стране (пруссов) не мог ездить на белой лошади, но держали ее только для богов. И настал мир между Брутенами и Мазонами, лучше которого нет и по сей день».

Этот отрывок, ранее считавшийся измышлением хрониста Симона Грунау, на самом деле является ценнейшим документом истории сембов. Реабилитацию этого источника начали советские лингвисты В. В. Иванов и В. Н. Топоров, доказавшие, что все данные «Прусской хроники» относительно религиозных верований сембов (о модели их культа речь пойдет ниже) соответствуют исторической действительности. Привлечение данных археологии показывает, что и реальные факты, приведенные Симоном Грунау, также не являются его вымыслом. Начало разгадки тайны прусской истории было положено в 1798 г. Тогда при пахоте в окрестностях современного пос. Куликово, что на северном побережье Самбии. была обнаружена крупнейшая золотая находка земли пруссов - гривна весом 374 г., украшенная многочисленными литыми изображениями. На протяжении полутора столетий изучений гривны ученые относили ее то к творениям византийских мастеров, то считали ее родиной Скандимавию. Не было единого мнения и относительно ее датировки (от VII до X вв.).

В настоящее время работами известного археолога В. П. Даркевича установлена четкая и обоснованная хронология металлической парадной посуды Ближнего Востока и Восточной Европы эпохи раннего средневековья. Согласно своим признакам (например, оформление суставов животных в виде полукруга с точкой), гривна из пос. Куликово находит четкую дату своего происхождения - начало VIII в. При внимательном осмотре персонажей гривны лучник, изображенный в ее левой стороне, как оказывается, в своей прическе имеет две косицы. Это - этнический признак аварских воинов. Точные аналоги этому изображению имеются в декоративном искусстве Аварского Каганата именно в начале VIII в. Время и национальность мастера гривны из Куликово ясны. Украшение в своей центральной части представляет схватку двух конников, правого из которых сопровождает восседающий на волке старик с сосудом в руке, левого - упоминавшийся выше аварский воин. Если сравнить композицию гривны из Куликово с текстом Симона Грунау, то сражающиеся воины представляются соответствующими Антонесу и Чинбеху (аварскому князю, причем - с характерно тюркским именем) с одной стороны и военачальнику пруссов Видевуту и его старшему брату Брутену, восседающему на волке. Его поза вполне понятна для прусских жрецов. Ведь по позднейшим литовским преданиям мы знаем, что колдуны пруссов и литовцев могли превращаться в волков (волкодлаки-вурдалаки), волк являлся своеобразным символом литовских князей. То, что Брутен держит в руке сакральный сосуд-ритон, вполне объяснимо по тексту «Прусской хроники»: битва началась после жертвенных возлияний меда, освятивших победу пруссов. Совпадение текста и изображений на гривне из Куликово практически полное. Композицию дополняют сверхъестественные существа, помогающие противоборствующим сторонам. Это вполне в духе эпохи раннего средневековья. Даже просвещенные римляне изображали своих вполне реальных императоров в окружении доброжелательно настроенных богов и богинь.

Кто же такие Брутен, Видевут, Антонес и Чинбех? Что обозначают их имена? Могли ли они, эти персонажи гривны из Куликово, существовать на самом деле? На эти вопросы отвечает лингвистика и опять археология. Происхождение этнонима «пруссы» от этнического названия нижнерейнского племени уже приводилось выше. Это, конечно, не означает небалтского происхождения пруссов, названных лишь по внешнему виду, единому для всех профессиональных воинов-дружинников Европы. Конными и хорошо вооруженными были не только фризы, но и франки, саксы, тюринги и другие. Просто тот народ, который граничил с пруссами, впервые столкнулся именно с фризами, входившими в состав прусской дружины. От имени пруссов их народ и назвал в устной традиции одного из своих вождей Брутеном, ставшим верховным жрецом криве-кривайтисом. Имя младшего из братьев - Видевут - известный литовский лингвист Казимир Буга совершенно справедливо вывел из древнегерманского «Вайде-вуте» («Вещий»). Другого объяснения этому имени нет. Судя по «Прусской хронике», Брутен и Видевут с дружиной прибыли в землю пруссов Ульмиганию (название земли пока не интерпретировано) из Кимбрии, находившейся поблизости от полуострова Ютландии. Связи между этими землями запада и востока Прибалтики фиксируются во второй половине VII в. и по данным археологии. Вполне логично выглядит и то, что оттуда вслед за фризами и саксами, на рубеже V-VI вв. 39, в землю пруссов бегут отдельные группы дружинников, спасаясь от нашествия франков, полководец которых Карл Мартелл 40 буквально предал огню всю территорию северо-западной Европы в конце VII в. Тот факт, что эти воины-профессионалы опять, как и более ранние видиварии, нашли приют среди пруссов, вполне объясним: в то опасное время хорошо вооруженный отряд никогда не считался лишним. Врагами для пруссов пришельцы ввиду своей малочисленности являться реально не могли. Напротив, эти воины сцементировали прусскую дружину и дали ей своих военачальников - Брутена и Видевута. Отметим, что в раннесредневековой Европе факт главенства над племенами прибывших со стороны князей с небольшими дружинами был традиционно распространен.

Народы Британии в V в. н. э. объединили братья-саксы Хенгест и Хорса, 41 легендарными основателями древнерусского государства были варяги Рюрик, Синеус и Трувор. В настоящее время большинство советских историков и археологов пришло к выводу, что считавшееся прежде вымышленным известие Нестора о трех варяжских князьях, «основавших» Русь, вполне может базироваться на реальных данных.

Однако пока только у пруссов начала VIII в. мы можем полюбоваться на изображения ранее объявлявшихся мифическими вож- дей - на портреты Брутена и Видевута. Это - единственный в истории декоративного искусства раннесредневековой Европы феномен.

Кто же такие их противники - Антонес, Чинбех? Последний, как уже отмечено выше, и по имени, и по обличью - авар. Происхождение князя Антонеса, в других местах «Прусской хроника» называемого совсем уже невероятным для земли пруссов именем - Андислав - иное. Второй вариант прочтения имени этого князя может происходить от испорченного переписчиками титула «(князь) антов (и) славян» (разумеется, в латинском написании). То, что здесь присутствовали еще до Лукаса Давида многие переписчики данной рукописи, - факт вполне реальный. Ведь в начале цитировавшегося отрывка упоминается реально существовавший в начале XIII в. первый епископ Пруссии - Христиан. Он-то и мог составить, по словам прусских жрецов (к местному населению епископ относился, как сейчас сказали бы, достаточно либерально), летопись этого племени, причем на международном языке раннего средневековья - латыни. Так и появился впоследствии невероятный «Антонес-Андислав». На самом деле это яркий показатель присутствия антов и склавинов (славян), живших в Подунавье в составе Аварского Каганата и в пределах Мазурского Поозерья. Это им принадлежали в массе находимые на могильниках Мазур миниатюрные пальчатые фибулы, давно уже признанные в археологии этническим признаком древних антов. О. Н. Трубачев вполне справедливо считал, что этноним «пруссы» родился в славянской среде. Однако не западные славяне, как считал известный лингвист, стали первыми так называть воинственных сембов. Так их назвали анты и славяне Мазурского Поозерья, волею судеб и своих угнетателей - авар - ставшие противниками пруссов. Правда, впоследствии, в VIII в., справедливость все-таки восторжествовала: под напором славянского сопротивления Аварский Каганат пал. 42 На его обломках возникло первое славянское государство - Великоморавская держава. 43

Сам факт сосуществования на Самбии в VII-VIII вв. местного населения и пришельцев с запада Балтики - воинов Брутена и Видевута, их совместная победная битва с противниками пруссов говорят о многом. Еще раз полуостров Самбия локализуется как основная территория пруссов. Судя по тексту Симона Грунау, битва с жителями Мазурского Поозерья произошла невдалеке от центрального святилища пруссов - Рикойто, у границы прусской земли, которая была у них обозначена священными столбами. Как будет показано ниже, Рикойто находилось действительно вблизи от линии каменных изваяний пруссов, их сакральной границы - в окрестностях современного города Мамоново. На полях к юго-востоку от него, на прямом пути из Самбии на Мазуры, и произошла эта решающая битва.

Родовой строй Самбии подвергается коренной ломке. На пороге средневековья создается новый социальный институт - многонациональная дружина. Возникает новый пласт в материальной и духовной культуре пруссов. Это явление ярко отражено в археологических источниках. Захоронения коней - «престижный» обряд, свойственный прежде только главам рода, становится с начала VIII в. обязательной чертой каждого семба-дружинника. Ленинградский археолог Г. С. Лебедев справедливо отметил на примере Скандинавии ведущий археологический признак начала «движения викингов» (IX в.): ранее характерное только для родовой старшины погребение в ладье становится доступным каждому дружиннику. Рамки родовой структуры, неукоснительно соблюдавшиеся и в погребальном обряде, рушатся. Правда, у скандинавов это происходит на столетие позже, нежели у жителей Самбии.

(50KB) Самбия в X-XVI вв..

Что же происходит после победы пруссов над врагами в ареалах соседствующих с ними племен? Мазурское Поозерье, как показывают данные раскопок, пустеет. Видимо, оставшиеся в живых бывшие противники сембов уведены ими на Самбию или в недавно занятые пруссами земли по нижнему течению р. Вислы. Действительно, в прусских дружинных могильниках начала VIII в. мы находим большое количество предметов (оружие, поясные наборы), местом изготовления которых может быть только район Мазурских озер. Часть из них, несомненно, военные трофеи пруссов, часть - атрибуты именно тех воинов, которые, судя по сообщению Симона Грунау, перешли на сторону пруссов перед решающей битвой. Это решило ее судьбу. Не исключено, что среди них действительно могли быть ранее взятые в полон прусские юноши, воспитывавшиеся аварами наподобие позднейших янычар или мамлюков. Однако более правдоподобным может выглядеть переход ряда аварских наемников на сторону пруссов по чисто материальным причинам.

На побережье куршей в конце VII в. готландцы основали торговый центр Зеборг 44 (у нынешнего поселка Гробин в районе г. Лиепаи). Однако, контакт пришельцев с севера с местным населением там так и не наладился: все время вспыхивали вооруженные столкновения. Готландцы так и не влились в куршскую дружину. На западе от земли пруссов, за р. Вислой, пришедшие с юго-востока Европы славяне осваивали и культивировали земли нынешнего Польского Поморья. Значительную роль в их хозяйстве в отличие от пруссов играло земледелие. На северном побережье Балтики, в Скандинавии, в глубинах родового строя зрели ростки новых социальных отношений, которые через столетие потрясут Европу походами викингов. На самом западе Балтики фризы, саксы и главенствующие над ними франки налаживают на новой, уже феодальной основе, государственные и межэтнические отношения; там появляются редкие еще торговые города. Подобный торговый центр появляется и в земле пруссов. Название этого центра - Трусо - несомненно связано или с племенным названием пруссов, или с именем одного из их дружинных вождей - Брутеноа. Трусо располагался на правобережье р. Ногаты, в правой части дельты р. Вислы, на южном берегу существующего и поныне озера Друзно. Археологи Польской Республики ведут сейчас тщательные поиски этого интереснейшего памятника археологии пруссов. Данные о Трусо можно суммировать по материалам раскопок нескольких соответствующих этому торжищу могильников. Находки на этих могильниках дали возможность сделать неверный вывод предвоенным археологам немецкой националистической школы. Суммируя большое количество найденных там скандинавских украшений, эти исследователи делали вывод об основании этого протогорода выходцами с о. Готланд, находя аналогию в ранней истории упоминавшегося выше Зеборга. На самом деле все эти украшения, являвшиеся женскими атрибутами, свидетельствуют о том, что местные прусские дружинники (их погребения также здесь исследованы) брали себе жен на севере Балтики. Это можно объяснить тем, что окружавшие дружинников родовые поселки не давали девушек им в жены, предпочитая семейные связи между собой. Материалы могильников торгового центра Трусо говорят о том, что он был местным торговым и дружинным центром, возможно, контрагентом Фрисландии (прото-города Дорестад 45). Основной продукт прусской торговли - янтарь - дополнялся в их контактах и медом, шкурами и рабами. Как видим, стабильного земледелия у сембов к этому времени так и не возникает. Этому способствовала не только диспропорция в заселенности их территории (основные поселения располагались у побережья, у мест янтарного промысла или у удобных гаваней). Виною этому не только скудные глинистые почвы, но, что немаловажно, общая для пруссов на протяжении всего I тысячелетия н. э. тенденция к присваивающему принципу хозяйствования. Основными занятиями прусского населения оставались традиционно торговля, рыболовство и военный промысел. Расположение Самбии на скрещении торговых трасс раннего средневековья сыграло решающую роль в развитии общества сембов.

В VIII-IX вв. памятники археологии сембов прослеживаются не только в Самбии, но и на берегах Калининградского (Фряжского залива). Для этого времени на погребальных памятниках прародины сембов присутствуют материалы, свидетельствующие о возвращении сюда основной части дружины, несколько поколений которой провели свою жизнь в походах на земли низовья р. Вис- лы и в Мазурское Поозерье. Погребальный обряд стабилизируется. Теперь каждый прусс, причем не только дружинник, но и рядовой общинник, хоронится с конем. Данный факт свидетельствует явно о сакрализации дружинных отношений в обществе сембов. Как расшифровать это явление? Дело в том, что основной продукт, добываемый дружиной, - дань или результат военных походов. Естественно, что средства к существованию любая дружина Европы в раннем средневековье получала, используя свою военную мощь. На Самбии сложилась редчайшая ситуация. Как мы уже знаем, первые дружинные вожди сембов - Брутен и Видевут - разделили власть. Первый стал верховным жрецом криве-кривайтисом 46, второй - верховным вождем-военачальником. Свое наследование власти оба вождя оставили выбранному пруссами одному руководителю. Основной функцией последнего стала жреческая власть. Вся мощь, проявленная прусской дружиной в битве с аварами, стала, видимо, приписываться покровительству богов, жертвы им заменили дань, которую дружина получала от окружающих побежденных племен по праву силы. Дружинные отношения, таким образом, приобрели сакральные, отнесенные к незыблемому религиозному культу черты.

Вот как пишет о безграничной власти криве-кривайтиса хронист начала XIX в. Петр из Дусбурга 47: «...живет некто криве, которого они (т. е. пруссы) почитали как (римского) папу, ибо как господин папа правил вселенской церковью христиан, так и по его воле или повелению управлялись не только вышеупомянутые язычники, но и литовцы, и прочие народы земли Ливонской. Такова была власть его, что не только он сам или кто-либо из родичей его, но даже гонец с его посохом или с другим отличительным знаком, проходя по пределам вышеупомянутых язычников, был в великом почете у королей, нобилей и простого люда».

Такая ситуация в IX в. сложилась и среди западно-славянского населения острова Рюген (ныне - пределах Германии). В обеих небольших племенных территориях Прибалтики (на Самбии и на Рюгене) власть захватили дружинные вожди. Однако, ввиду небольших размеров подвластной территории, слабого развития земледелия постоянной рентой немногочисленное население эти вожди обложить не могли. Принудить же платить дань гордых пруссов, видимо, так же было нереально. Тогда и пришла на выручку вождям Дружины старая традиция жертвоприношений языческим богам. Правда, раньше ими распоряжались родовые старейшины и жрецы. Ныне эти «важные» функции перешли в руки былых военачальников, обрядившихся в белые жреческие одежды. Реальная дань взималась под видом жертв, причем каждый прусс обязан был жертвовать богам (через криве-кривайтиса, естественно) треть своего достатка или добычи. Вопрос ренты был решен. Однако

при этом не развивались социально такие прослойки дружины, как военачальники среднего порядка или рядовые мечники, ставшие в других землях Прибалтики прообразом будущих придворных и крупных феодалов-землевладельцев первых королевств. Следовательно, развитие земли пруссов было заторможено.

Такая социальная система отразилась и на погребальном обряде. Следует оговориться, что в отличие от поселений, дающих практически абсолютный по объективности срез хозяйственно-экономического состояния определенных обществ в конкретные периоды, погребальные памятники дают скорее идеализированную картину. Ведь, как считали древние, к какому социальному слою относится человек, таким он должен быть и в мире ином, в «идеальном» мире. Поэтому зачастую (и это осталось даже на нашей памяти) человек мог десятилетиями копить предметы, которые были призваны показать его материальный достаток и социальные атрибуты на «том свете». Ведь и несколько десятилетий назад деревенская женщина России одевала пусть немудрящие, но украшения два раза в жизни - на свадьбу и в могилу. Так, несомненно, было и в древности. С учетом этих особенностей находки из погребений сембов все же дают возможность составить более или менее реальное представление об их истории. Как уже было заметно из всего вышесказанного, поселения Самбии пока мало изучены и еще ждут своих исследователей.

Итак, могильники Самбии VIII-IX вв. представляют нам удивительно стандартную картину. Все практически комплексы стандартны. В нижней части могильной ямы - захоронение коня, в верхней, над ним, - остатки кремации и редкие вещи, в основном - остатки сосуда, в которых прах был перенесен с костра. Видимо, сакрализация дружины и стандартная «дань» криве-кривайтису уравняла всех сембов. Вне зависимости от достатка каждый из них отдавал богам и жрецу треть своего добра. Норма налога, таким образом, не была фиксированной и не позволяла развиваться имущественной дифференциации. Однако, судя по данным самбийских могильников в недрах местного общества зрели новые силы, которым в будущем предстояло изменить ситуацию, довольно невыгодно сложившуюся на Самбии после сакрализации дружины Брутена и Видевута.

Иноэтничное присутствие не прекратилось на Самбии после поражения «князя антов и славинов» и Чинбеха (др. тюркск. - «сильный, подлинный вождь»), которое описал Симон Грунау. Сразу после этого события с начала VIII в. в погребальных древностях Самбии отмечаются черты, которые можно объяснить только присутствием здесь определенного населения тюркского происхождения (т. е. выходцев из степей Южной и Восточной Европы). Об этом прежде всего свидетельствует факт того, что в могиле сембов помещали не целого коня, как это было в обычае остальных племен древней Прибалтики, а только его шкуру. Кроме черепа и частей конских ног, в погребениях Самбии VIII-X вв. при раскопках находят и мощные слои органики - остатки шкур и войлока, которым набивалось чучело коня. Такой обычай, чрезвычайно нехарактерный для Прибалтики, прекрасно известен в древностях Поволжья. Так хоронили там своих покойных протоболгары 48 (предки современных татар) с V по XIII вв. Такие же обычаи прослеживаются и у предков современных венгров 49, также живших в середине I тысячелетия н. э. в Среднем Поволжье. Такое совпадение черт погребального обряда сембов и восточноевропейских тюрок в одно и то же время вызывает справедливый, но неожиданный вопрос. Быть может, действительно, как ранее авары, конные всадники с берегов Волги в поисках янтаря проникают в начале VIII в. в пределы земли пруссов? Если бы дело обстояло только в своеобразном погребении коней сембами, то на этот вопрос положительно вряд ли можно было бы ответить. Однако есть и другие данные, подтверждающие эту гипотезу.

Сразу после аварского разгрома в начале VIII в. в комплексах сембов начинают встречаться предметы конского снаряжения (стремена, удила, накладки конского оголовья), своим происхождением непосредственно связанные с Аварским Каганатом. Это, возможно, погребения именно тех «прусских юношей», которые перешли на сторону сембов перед решающим сражением. Однако как объяснить то, что в дальнейшем, на протяжении почти двух столетий, этот обряд сохраняется? Более того, конское снаряжение пруссов, ставших в начале VIII в. применять стремена, прогрессивный по тем временам элемент конского снаряжения, первыми в Европе (I), имеет исключительное кочевое происхождение. Показательно то, что все «новинки» сбруи, появлявшиеся в мире степняков, тут же, после небольшого временного промежутка (20-25 лет) появлялись в земле сембов. Этому есть только одно объяснение - на Самбию постоянно прибывали отдельные, правда, небольшие по численности, конные отряды тюрок Поволжья. Их функцией, возможно, являлась и охрана янтарных караванов, отправлявшихся из Прибалтики по Волжскому пути в страны далекого и сказочного Востока. Продуктами торговли, естественно, кочевые по происхождению предметы снаряжения коней считать нельзя, ибо кто позволит себе купить для своего коня на стороне удила или стремена? Обычно такие предметы заказывались на месте. Естественно, что тюрки-всадники прибывали на Янтарный берег на собственных, полностью снаряженных конях. Часть из них оставалась на вечный покой в земле пруссов-сембов. Путешествие по южному берегу Прибалтики от ее крайней восточной оконечности они предпринимали, видимо, как ранее авары в процессе своих набегов на Литву: зимой по льду замерзших рек. Речная система между устьем Невы и низовьями Немана прекрасно этому способствует.

Судя по результатам комплексных исследований, проведенных Балтийской экспедицией совместно с географическим факультетом МГУ им. М. В. Ломоносова, климат Самбии в VIII-вв. был близок к степному. Судя по всему, уровень моря был ниже современного, а флора включала в свой состав ковыль и полынь. Леса на Самбии этого времени практически отсутствовали. Но не только это привлекало сюда кочевников Поволжья. Заманчива была и перспектива участвовать в составе прусской дружины в выгодных торговых операциях и грабительских набегах. Получилось так, что волны «Последнего моря» задолго до походов Батыя к берегам Адриатики омывали копыта степных коней на Балтийском побережье. Эти кочевники, несомненно, стимулировали торговлю местного населения Самбии с племенами Поволжья по трассе, впоследствии получившей название «из варяг в греки». В это время у народов Прибалтики своеобразной разменной монетой становятся мелкие бусы, распространяющиеся здесь из Передней Азии именно через земли бассейна Волги. Даже такая мелкая деталь, как кожаная походная посуда кочевников, сшитая из отдельных лоскутов, находит отражение в материальной культуре сембов. Их погребальная керамика VIII в. имеет именно такой «лоскутный орнамент», который имитирует походную кожаную посуду тюрок.

Итак, в начале VIII в. с появлением у пруссов первой в бассейне Балтики многонациональной дружины стала складываться единая Балтийская субкультура, связавшая в раннем средневековье в тесный узел отношения самых отдаленных друг от друга уголков Европы. Воины фризов и саксов, кочевники Поволжья уже на пороге средневековья воевали бок о бок с пруссами дружины Самбии. Именно тюрки впоследствии положили начало новому этапу развития дружины Янтарного берега, разорвавшей путы сакрализации дружинных отношений и вышедшей из-под контроля криве-кривайтиса.

Какова же роль пруссов в этом хитросплетении противоречий, загадок и неясностей, что называем мы эпохой создания государств в Европе? Образовалось ли государство у самих сембов? На эти вопросы мы попытаемся найти ответы в археологических материалах и свидетельствах письменных источников, которые будут представлены читателю в следующей части данной книги.


ПРИМЕЧАНИЯ

1 Балтийская языковая группа - этноязыковая общность балтов (этноним условный), возникшая не позднее II тысячелетия до н. э. Вместе с родственными славянами, германцами, кельтами и другими народами балты относятся к индоевропейской языковой семье.

2 Курши - формировавшееся на восточном побережье Балтики во II-VII вв. н. э. западно-балтское племя, участвовавшее в эпоху средневековья в формировании латышского и литовского народов.

3 Ятвяги - известное с X в. (по древнерусским летописям) западно-балтское племя (племенная группировка?). Возможно, его предками были, согласно данным античного историка и географа Птолемея (II в. н. э.), судины (судавы). До XIV в. ятвяги селились в восточной части Мазурского Поозерья.

4 Прусские племена - научное название части западных балтов (пруссов-сембов, бартов, ятвягов и др.), территорию которых захватил в XIII в. Тевтонский Орден. Основной ареал пруссов - земля Самбия. В XI-XII вв. в сферу влияния пруссов-сембов попадают сопределыные племена и перенимают название «пруссы», имея при этом и свое истинное самоназвание.

5 Скальвы - западно-балтское племя, осевшее в V-XIII вв. по обоим берегам р. Неман на пространстве между современными городами Неман и Таураге.

6 Ламаты - небольшое западно-балтское племя, занимавшее земли в низовьях Немана между реками Ми ни я и Шяшувис. Ламаты близкородственны куршам и скальвам.

7 Жемайты - известное с V е. н. э. племя на северо-западе современной Литвы. Земля жемайтов в XIII-XIV вв. была ареной борьбы между Орденом и молодым литовским государством.

8 Сембы - западно-балтокое племя, занимавшее с V в. н. э. полуостров Самбию (Замланд) и прилегающие земли. Сембы составили этнокультурную основу прусской племенной конфедерации XII-XIII вв.

9 Симон Грунау - монах, уроженец Толкемиты (ныне - г. Толькмицко, Польша), прусс по происхождению, в 1517-1526 гг. «вписал «Прусскую хронику». Ее текст наряду с заимствованиями из хрестоматийных источников содержал данные, основанные на сведениях, до нас не дошедших.

10 Лукас Давид - последователь традиции Симона Грунау, издавший свой вариант «Прусской хроники» в 1576 г.

11 Харткнох Кристоф (1644-1687 гг.) - наряду с Малецким, Стрыйковским, Пи- занским один из важнейших представителей прусской историографии XV- XVII вв., издал в 1684 г. исторический труд «Новая и старая Пруссия или прусская история в двух томах».

12 Фойгт Иоганн (1786-1863 гг.) - автор фундаментальной девятитомной «Истории Пруссии с древнейших времен до конца владычества Ордена» (1827- 1839 гг.), вобравшей все известные к тому времени письменные источники.

13 Папа Римский Григорий IX (время правления - 1227-1241 гг.) - формально оставшийся в стороне от конфликта Ордена и пруссов (с 1230 г.) и взявший под свою опеку прусские территории, оккупированные крестоносцами. В обмен на это Орден осуществлял папской курии выплату ежегодных взносов.

14 Германцы в земле пруссов в начале I тысячелетия н. э. - к I е. н. э. античные историки (прежде всего - Корнелий Тацит) отмечали у земли эстиев (предков пруссов) германские (?) племена лугиев, готонов и лемовиев (восточное Поморье и низовья р. Вислы). Их влияние на древности эстиев по археологическим данным требует особого исследования.

15 Западные балты - диалектно-племенная группировка, включавшая к V в. н. э. эстиев (пруссов), судинов (ятвягов), куршей, скальвов и другие племена. Ареал западных балтов простирался от правобережья р. Вислы на юге до севера области Курземе (Курляндии).

15 Эстии - впервые упомянуты в I в. н. э. Корнелием Тацитом: Свейским (Балтийским) морем омывается «земля, на которой живут племена эстиев, обычаи и облик которых такие же, как у свебов, а язык - ближе к британскому...». Ряд исследователей считают, что под именем «эстиев» обозначались в эпоху античности не только предки пруссов, но и вообще все западные балты. Их язык не был известен и понятен информаторам Тацита, потому и был обозначен близким к британскому, Также минимально известному римлянам.

17 Кельты - представители одной из этноязыковых групп индоевропейцев, занимавшие в I тысячелетии до н. э. запад Европы (нынешнюю Англию и Францию). Искусные ремесленники и предприимчивые купцы, кельты оказали мощное влияние на народы Европы, в том числе - и на балтов.

18 Луций Корнелий Тацит (ок. 55 г. - нач. II в. н. э.) - римский историк эпохи ранней Империи. Кроме прославивших его «Анналов», написал небольшое произведение «О происхождении германцев и местоположении Германии», где среди народов, населявших южные берега Балтики, упомянул эстиев.

19 Плиний Старший (23-79 гг. н. э.) - римский ученый, автор известнейшей «Естественной истории», в одном из своих писем описал янтарную торговлю между эстиями и римлянами во времена императора Нерона.

20 Марк Ульпий Траян (18 августа 53 г. - 10 июля 117 г. н. э.) - римский император, во время правления которого, как показывают нумизматические находки а земле пруссов, торговля янтарем достигла наиболее высокого для античного времени уровня.

21 Готы - северогерманское племя, появление которого (из Скандинавии?) фиксируется в Поморье по археологическим данным перед 1 в. до н. э. Готское влияние (прежде всего в украшениях) четко прослеживается в древностях Самбии III-IV м. н. э.

22 Готские походы III-IV вв. н. э. - представляют собой движение сначала воинов, а затем и основной части племени готов из низовий р. Вислы в Северное Причерноморье, а затем - на Балканы. Готские походы повлияли на Римскую Империю, приведя ее к серьезному политическому кризису.

23 Кассиодор - готский историк, написавший в V в. н. э. на основе готских документов и преданий впоследствии утраченный текст готской истории. Сохранился текст письма, подготовленного Кассиодором, секретарем короля Теодориха, адресованного повелителем готов эстиям в благодарность за присланный ими янтарный дар.

24 Йордан - автор исторического труда «О делах гетских (готских)» нач. VI е. н. э., включивший в свой текст материалы более ранней истории Кассиодора.

25 Видиварии - германское племя, упомянуты готскими историками Кассиодором, а вслед за ним и Йорданом при описании событий середины V е. н. э. Имя данного племени - «видиварии» - с древнеготского языка можно перевести как «вещие воины».

26 Фризы - западно-германское племя, известное с I в. до н. э. на южном берегу Северного моря, в северной части современных Нидерландов и в примыкающих к ней прибрежных районах Германии.

27 Саксы - западно-германский племенной союз, существовавший с середины II е. н. э. до начала IX в. н. э. в южной части полуострова Кимбрия (Ютландия) и на прилегающих землях. В 365-449 гг. саксы частично заселяют восточную часть Британии, осуществляют походы по северо-западной оконечности Галлии и а Италию.

28 Остроготы - восточная часть готского племенного союза, обосновавшаяся в III в. в Северном Причерноморье ;и оттуда начавшая натиск на Римскую Империю.

29 Теодорих - король остроготов с 471 по 526 гг., повелитель «варварского» королевства в северной Италии с центром в г. Равенна.

30 Пруссы в низовьях р. Вислы - впервые появляются не позже начала VI в. н. э., привлеченные сюда контактами с видивариями в V в. и перспективой более результативного, чем ранее, контроля над торговыми трассами (Янтарный путь по Висле).

31 Авары и Аварский Каганат - известные по китайским источникам V е. н. э. под именем «Ю-Ян» кочевые жители Внутренней Азии - тюркоязычные авары. В 562 г. появляются в бывшей римской провинции Паннония и основывают свое государство Каганат, просуществовавший в Подунавье до начала IX в.

32 Гепиды и лангобарды - северогерманские племена. Гепиды - участники готских походов III-IV вв. - в конце V в. частично заселяли Подунавье, куда в 489 г. с севера приходят лангобарды. После происшедшего в 567 г. сражения гепиды удаляются в пределы Византии, часть лангобардов уходит в Италию (хотя битва была для них успешной). Однако, не исключаются и иные направления племенной миграции в середине VI в.

33 Мазурская культурная группа - в результате перемещения в середине VI в. отдельных групп гепидов и лангсбардов на юго-западной границе балтского мира в западной части Мазурского Поозерья появляется новое скопление памятников археологии. Оно, обозначенное как мазурская культурная группа, оставлено пришельцами из Подунавья, смешавшимися с редким местным западнобалтоким населением (остатки упомянутых Птолемеем галиндов?).

34 Анты - входили с начала VII в. в состав населения Мазурского Поозерья Первоначальный ареал антов, одного из раннеславянских племенных союзов - Северное Причерноморье и Подунавье.

35 Византийская дань аварам представляла собой денежную компенсацию за охрану северных границ Империи и откуп от набегов. В 573 г. Каганат получал 6000 золотых солидов ежегодно, в 622 г. - уже 200 000 солидов.

36 Положение Каганата в конце VII в. - определилось поражением авар в 626 г. в битве под Константинополем и отпадением в 628 г. от Каганата союзников- лангобардов. Усиление государств франков и болгар в конце VII в. усилило кризис Каганата, для которого в это время закрылся и Янтарный путь.

37 Записи епископа Христиана - до последнего времени считавшиеся фальсификацией тексты осуществлявшегося в начале XIII в. массовую мирную христианизацию пруссов Помезании представителя ордена цистерцианцев Христиана. Современные исследователи приходят к выводу о реальности существования данных записей, достоверно отразивших прусскую историю до орденской войны. Эти записи были, видимо, отысканы Симоном Грунау и использованы им и его последователями в разных вариантах «Прусской хроники».

38 Роксолания - средневековое книжное название Северного Причерноморья, где в античное время был известен кочевой союз индоиранских племен роксоланов. В ряде хроник термином «Роксолания» обозначается как Восточная Европа вообще, так и Россия в частности.

39 Франки, саксы и фризы на рубеже V-VI вв. - 486-487 гг., когда король франков Хлодвиг сверг в низовьях р.Рейна римское владычество, началось укрепление франкской державы. Это вызвало определенные миграционные процессы у соседствовавших с франками фризов и саксов.

40 Карл Мартелл (714-741 гг. правления) - правитель (мажордом) государства франков, усиливший натиск на язычников - франков и фризов.

41 Хенгест и Хорса - «Получив от короля приглашение, племя англов... отправляется на трех кораблях в Британию... для ее завоевания. Говорят, что их предводителями были два брата Хенгест и Хорса, из которых второй впоследствии погиб». Так описывает историк VII в. Беда Достопочтенный события V е. в Британии. Сказания многих народов Евразии приписывают руководство различными завоевательными походами братьям (Ромул и Рем, Брутен и Видевут, Рюрик, Синеус и Трувор). Это основано не только на реальной исторической подоснове устных преданий, но и на широко распространенном в древности культе «небесных близнецов», которые зачастую участвовали в событиях подлунного мира.

42 Конец Каганата - произошел в начале IX в. при одновременном давлении извне франков, баварцев и под напором порабощенных аварами славян-антов. Последний момент гибели авар упомянут в «Повести временных лет»: «...погибоша аки обре» (погибли как авары).

43 Великая Моравия - как первое славянское государство в истории Европы возникла на части територии нынешней Чехословакии в начале IX е., просуществовав около 75 лет. Конец ей пришел под ударами мадьяр.

44 Трусо и Зееборг (Себорг) - торгово-ремесленные пункты протогородскогс характера, возникшие в конце VII е. на скрещении торговых путей в ареалах пруссов и куршей (около современных городов Эльблонг и Лиепая).

45 Дорестад - наиболее ранний «варварский» торговый протогородской центр, созданный в земле фризов в VI в., стимулировал торговлю на всем протяжении Балтийского морского бассейна.

46 Криве-кривайтис - традиционное имя (скорее - культовое наименование) верховных жрецов пруссов, правивших прусской конфедерацией на протяжении VIII-XIII вв. от имени языческих богов.

47 Петр из Дусбурга - орденский священник, написавший в 1326 г. призванную восславить деяния крестоносцев «Хронику земли прусской». Данный текст является основным источником по истории борьбы пруссов с орденской агрессией.

48 Прото-болгарское влияние на Самбии - с VIII в. прослеживается по данным погребального обряда (шкура коня у дна могилы) и по отдельным деталям конского снаряжения. Не исключено, что небольшой контингент тюрок Поволжья (прото-болгар) проник на Самбию для осуществления непосредственного контроля над Янтарным путем. Подобные перемещения небольших конных отрядов, связанные с продолжительной охраной торговых путей, особенно ярко в эпоху средневековья выявились на примере Великого шелкового пути. Однако и ранее скифы и сарматы проникали далеко вглубь Центральной Европы и, видимо, даже в Прибалтику, для охраны особенно важных отрезков тортовых коммуникаций.

49 Прото-мадьяры - вместе с другими народами Поволжья были заинтересованы в янтарной торговле по Восточному (Вожскому) пути, бывшему предшественником известнейшему пути «из варяг в греки». Возможно, с этим фактом следует связать отдельные находки стремян ранне-мадьярского типа в погребениях Самбии IX-X вв., содержавших, возможно, останки пришельцев с востока Европы. Более того, в одной из могил Ирзекапиниса (близ г. Зеленоградска) обнаружен богато украшенный пояс уйгурского происхождения, сделанный в традициях искусства Восточного Туркестана (Синьцзяня).


На обложке: развертка изображения на исторической реликвии пруссов - «гривне из Штробьене» (ныне пос. Куликово), нач. VIII в.

В. И. Кулаков ЗАБЫТАЯ ИСТОРИЯ ПРУССОВ

Ответственный за выпуск И. Д. Гуров Редактор А. И. Захарова

Сдано в набор 10.12.91. Подписано в печать 08,06.92.

Формат 60x84 1/16. Бумага типографская. Печать высокая. Уч.-изд. л. 2,51. Усл. кр.-отт. 2,56. Усл. печ. л. 2,10. Тираж 5000. Заказ. 5219. Заказное. С-7

Калининградское издательско-полиграфическое объединение 23600Q, г. Калининград, обл., пр. Мира, 5

 
Top
[Home] [Library] [Maps] [Collections] [Memoirs] [Genealogy] [Ziemia lidzka] [Наша Cлова] [Лідскі летапісец]
Web-master: Leon
© Pawet 1999-2009
PaWetCMS® by NOX