Вярнуцца: Улащик Н.Н. Очерки по археографии и источниковедению истории Белоруссии феодального периода

ЗАКЛЮЧЕНИЕ


Аўтар: Улащик Н.Н.,
Дадана: 27-11-2014,
Крыніца: Улащик Н.Н. Очерки по археографии и источниковедению истории Белоруссии феодального периода. Москва, 1973.

Спампаваць




В течение 1824-1862 гг. публикацией источников по истории Белоруссии занимались главным образом частные лица, а такое крупное учреждение, как Археографическая комиссия в Петербурге, дала меньше половины изданий. Ряд публикаций, притом самых качественных, за этот период связан с именем И. И. Григоровича. Кроме Петербурга, всего больше источников было напечатано в Вильно, но в виленских изданиях удельный вес документов, имеющих прямое отношение к Белоруссии, невелик.

По богатству собранного материала среди изданий того времени выделяются «Акты Западной России». Вообще содержательные документы имеются во всех изданиях, однако случайность отбора, предпочтение при отборе материала тем актам, в которых упоминалось бы о наличии православных церквей или монастырей, и низкая квалификация составителей сборников привели к: тому, что ценных документов в них оказалось немного. Беднее всех по содержанию представляется сборник, изданный в 1848 г. в Минске.

Среди источников, опубликованных в 1824-1862 гг., первое место принадлежит документам политического характера, а среди них - различного рода актам, отражающим дипломатические отношения между Великим княжеством Литовским, с одной стороны, Россией, Польшей, Крымом, Молдавией, Турцией - с другой. Поэтому, несмотря на свой весьма солидный возраст, «Акты Западной России» пользуются у исследователей значительной популярностью до сего времени.

Вопросы социально-экономического развития интересовали публикаторов того времени несравнимо меньше, чем политические. Документов, касающихся экономики, было издано мало, те же, которые имеются, в очень большой мере издавались потому, что они представляют собой фундуши, т. е. разного рода дарения церквам и монастырям.

Перечисляя, что передается новому владельцу и какие повинности должны будут нести его крестьяне, дарственные документы содержали массу очень существенных сведений о социально-экономической и культурной сторонах жизни.

Документы, отражающие борьбу народных масс (в «Актах Западной России»), помещены потому, что редакторы рассматривалн восстание иа Украине, а затем и в Белоруссии в 1648 г. как борьбу русского элемента с польским, борьбу православия с католицизмом.

Издатели того периода не выработали твердых правил публикации. Правила эти имела лишь Археографическая комиссия, но ее авторитет не был таким, чтобы заставить остальных издателей следовать этим правилам. Впрочем, и в самой Комиссии не все редакторы придерживались одинаковых правил даже при издании летописей, не говоря об актах.

При всем том немногочисленные публикации, вышедшие до 1863 г., дали много не только исследователям, но и публикаторам. Возможно, наиболее важным было то, что издания первой половины XIX в. раскрыли огромное значение Литовской метрики.

Переход к капитализму в Белоруссии, Литве и на Правобережной Украине совпал с восстанием 1863-1864 гг. Это очень сильно отразилось, в частности, как на организации археографического дела, так и на отборе издаваемого материала. Этот период характеризуется прежде всего огромным ростом публикаций. С 1864 по 1915 г. было издано свыше сотни томов, в которых помещены десятки тысяч разного рода документов по истории Белоруссии, Литвы и Украины, но огромное большинство их относится непосредственно к Белоруссии. Основным центром, где в этот период публиковались источники, стало Вильно (Вильнюс), но серия документов, которые относятся почти целиком только к Белоруссии, издавалась в Витебске. Петербургская Археографическая комиссия, хотя и издала во второй половине XIX в. «Акты Южной и Западной России», но энергично начала публиковать источники по истории Великого княжества Литовского (акты Литовской метрики) только с XX в. Серию томов, содержащих источники дипломатического характера, а также материалы о событиях 1812 г., в Белоруссии издало Русское историческое общество. При интенсивной издательской деятельности учреждений публикации, подготовленные частными лицами, кажутся немногочисленными, но на самом деле ими в течение 30 лет было издано 12 томов.

Главной задачей археографических учреждений, занимавшихся публикацией источников после подавления восстания 1863-1864 гг., было издание документов, утверждающих наличие в Белоруссии и Литве православных церквей и монастырей, что в конечном итоге должно было указывать на «искони русский» характер этого края. С наибольшим рвением деятельность в этом направлении развернула Виленская археографическая комиссия, однако публиковать много лет подряд исключительно документы, в которых только упоминалось бы о существовании православной церкви или монастыря, оказалось невозможным и для этой Комиссии. Поэтому борьбу против «латинства» сотрудники Комиссии стали проводить не столько путем подборки документов, сколько через посредство предисловий к Актам или другим изданиям, или же выступая со статьями в периодической печати и тематических сборниках.

Отступая постепенно от принятых обязательств, Виленская комиссия, как и Витебский центр, стали публиковать в первую очередь документы, отражающие ход социально-экономического развития. Среди публикаций такого рода виднейшее место занимают огромные инвентари (в оригинале они называются обычно «реестры»), которые Виленская комиссия издала под названием «Писцовые книги» или «Ревизии». Подобного же рода источник М. В. Довнар-Запольский назвал «Описание Берестейского староства». Составленные в середине XVI в. по одинаковой форме, они содержат данные о реальных размерах [1] примерно 10 тыс. крестьянских участков-волок в государственных имениях Западной Белоруссии, о качестве этих участков и следуемых с них повинностях, о количестве и качестве волок, нарезанных под государственные фольварки, и о тысячах самых разнообразных по размерам участков в государственных городах и на землях, принадлежащих этим городам.

Материалы «Писцовых книг», «Ревизий» и т. д. содержат очень точные данные и являются основными источниками при изучении размеров крестьянских участков и следуемых с них повинностей во время проведения водочной померы, состояния государственных городов, а вместе с тем представляют исходный материал при исследовании тех изменений, которые происходили в деревне в последующие столетия.

Того же типа источниками являются и собственно инвентари, т. е. онисания имений. Среди опубликованных всего больше инвентарей помещичьих имений, но есть также государственных и духовенства. Кроме тех инвентарей, которыми полностью укомплектованы четыре тома «Актов Виленской комиссии», большое количество их находится в серии «Историко-юридические материалы» и других изданиях, Инвентари (имеющиеся с конца XV в.) эволюционировали с течением времени в сторону детализации, уточнения учета как размеров участка, так и членов крестьянского семейства, также и недвижимого крестьянского имущества, но в первую очередь они содержат описание построек, жилых и хозяйственных, и имущества самого феодала.

Недочетом публикаций этого вида источников является случайность в их подборе. Для исследователей очень важно получить инвентари за ряд лет по одному и тому же имению, чтобы изучить изменения, происходившие в конкретном хозяйстве. Таких инвентарей имеется немало, но редакторы «Актов», «Материалов») и т. д. печатали их из разных мест, и поэтому выводы исследователя относительно эволюции хозяйства при пользовании такого рода источниками становятся шаткими. Кроме писцовых книг и инвентарей, важнейшими видами источников по социально-экономической истории являются завещания, акты о разделе имущества, фундуши. Огромное количество подобного рода документов помещено в «Актах». Кроме названных, имеется ряд томов, укомплектованных актами о татарах, боярах, евреях, из дел Главного литовского трибунала и т. п.

Приходо-расходная книга Могилева и многочисленные акты из архивов других городов, а также материалы о цехах отражают самые разнообразные стороны жизни белорусского города в XVI- XVIII вв., в первую очередь сторону социально-экономическую.

Очень большое количество документов освещает политическую обстановку в Восточной Европе. Наибольшее количество их касается отношений Великого княжества Литовского с Россией, Польшей, Крымом, Турцией, Молдавией. Почти все источники дипломатического и политического характера заимствованы из Литовской метрики, и почти все они напечатаны в изданиях Петербургской археографической комиссии и Русского исторического общества. Публикации, основанные на материалах губернских архивов, даже таких богатых, как Виленский, актов о политической истории содержат очень мало.

По сравнению с названными материалов о культурной жизни в стране издано немного. К ним относятся хроники, дневники, мемуары, данные о распространении книг, данные об архивах и библиотеках. Инвентари часто, кроме чисто хозяйственных сведений, содержат богатые данные о гражданских и культовых постройках, внутреннем убранстве и планировке домов, о мебели, экипажах, одежде, украшениях, книгах.

Очень велико количество данных, содержащихся в изданных источниках, по исторической географии и топонимике. Так как только в писцовых книгах и инвентарях находятся десятки тысяч разного рода названий селений, рек, озер, урочищ, уяснить себе географию страны за сколько-нибудь отдаленное время без данных инвентарей и подобных им источников невозможно. В опубликованных источниках встречаются десятки тысяч имен и фамилий, начиная от крупнейших феодалов и кончая сторожами, кухарями, дьячками и пр. Это делает издания неисчерпаемым источником материалов по антрононимии. Здесь, однако, придется еще раз сказать, что очень большое количество (возможно, большинство) географических названий дано в польской транскрипции и что в таком виде они, как и имена и фамилии, перешли в научную литературу.

Важнейшим вопросом, возникающим у исследователя, когда он начинает знакомиться с опубликованными источниками, является вопрос - насколько точно передан текст оригинала, а затем - в какой мере изданные документы отражают наличие подобных материалов, имеющихся в рукописи, т. е. опубликованы ли по данному вопросу документы полностью или лишь частично, а если частично, то в какой мере.

Относительно преднамеренных изменений, в частности о замене одних букв другими, говорилось много раз. В этом смысле имеется очень мало публикаций, где не проводилась бы «правка», и так как, например, буква «Ъ» в белорусских текстах, хотя и редко, но встречается, то при систематической замене ею буквы «е» уяснить, как было в оригинале, сейчас невозможно. Но, кроме замены букв, встречаются преднамеренные или случайные искажения при передаче слов и целых выражений. Ришард Меницкий, сверявший в ряде случаев оригиналы с напечатанным текстом, приводит ряд примеров подобных расхождений [2]. Судя по ним (а он проверял, надо полагать, придирчиво), это были ошибки непреднамеренные, явившиеся в результате небрежности при переписке или вследствие плохой работы корректоров. Ошибки эти легко просматриваются, и лишь в отдельных случаях изменяется смысл: вместо «с данью известной» (z danią wiadomą) напечатано «с данью медовой» (z danią miedomą). Поскольку сверка всех изданных документов с оригиналом представляется делом совершенно нереальным, то исследователям необходимо читать источники очень внимательно.

Что касается определения, какая часть имеющихся источников издана, а какая - нет, то этот вопрос возникает относительно почти всех публикаций (кроме содержащих наиболее древние тексты) и может быть решен только в результате специальных изысканий. Еще более существенным является вопрос о достоверности изданных источников, т. е. не являются ли они фальшивками. За исключением эпизода, когда члены Виленской комиссии поставили под сомнение достоверность представленных Бессоновым актов, больше этот вопрос, кажется, нигде не поднимался, и поэтому определять - действительные или фальшивые источники находятся в сборниках, предоставляется самим исследователям.

К недочетам изданий следует отнести и то, что масса одних и тех же документов (привилеи городам на магдебургское право, разные уставы и пр.) издавались по многу раз, тогда как огромное количество других, не менее ценных, не напечатаны ни разу. Бессодержательные, водянистые, растянутые до невозможных размеров предисловия, не давая читателю ничего, занимают то место, которое предназначалось для документов.

В общем количество претензий к издателям велико, и тем не менее они проделали работу огромной важности. Изданный самым примитивным способом источник остается жить, тогда как неизданные рукописи часто погибают без следа. Необходимость публикации источников в самых широких размерах совершенно очевидна.



[1] При проведении волочной померы участки-волоки часто были разного размера, но так как обычно указывалось, какое количество в них содержалось моргов, а морг был мерой постоянной, то всегда можно определить реальный размер каждой волоки. Официально числится, что в. волоке было 21, 36 га.

[2] R. Міеnіскі. Wileńska komisja archeograficzna, str. 142, 169.

 
Top
[Home] [Library] [Maps] [Collections] [Memoirs] [Genealogy] [Ziemia lidzka] [Наша Cлова] [Лідскі летапісец]
Web-master: Leon
© Pawet 1999-2009
PaWetCMS® by NOX