Вярнуцца: Русская историческая библиотека издаваемая Императорской Археографической Комиссией

Литовская метрика. Отдел первый. Часть первая. Т.1.


Дадана: 26-10-2012,
Крыніца: Петербург, 1910.

Спампаваць




Русская историческая библиотека Т.27.
Издаваемая
Императорскою Археографической комиссией

Том двадцать седьмой

С.-Петербург, 1910.

Литовская Метрика
Отдел первый
Часть первая: Книга записей.
Том первый.
С.-Петербург, 1910.

Печатается по распоряжению Императорской Археографической комиссии.

Книга в DJVU


Настоящее издание Литовской Метрики предположено разделить на два больших отдела (Извлечения из Протоколов Императорской Археографической комиссии за 1906 г. Летопись занятий т. XIX, стр. 16, 39-41).

Отдел первый: Литовская Метрика до Бельского привилея и II-го статута.

Отдел второй: Литовская Метрика после них.

Отделы разделяются на следующие части, которые в свою очередь распадаются на тома:

Часть первая: книги Записей.

-«- вторая: книги Судных Дел.

-«- третья: книги Публичных Дел.

-«- четвертая: книги Переписей.

-«- пятая: тома сборные

Выпущенный в 1903 г. XX том Русской Исторической Библиотеки, заключающий в себе книги Судных Дел, составляет первый том второй части перового отдела настоящего издания Метрики.


Настоящий том Русской Исторической Библиотеки-продолжение издания «Литовская Метрика», первый том которого вышел в 1903 году под редакциею П. А. Гильтебрандта [1]. Но, продолжая уже начатое издание, он является первым томом, выпускаемым в свет согласно плану, утвержденному Императорскою Археографической Комиссией 4 мая 1906 года [2]. Вышедший в 1903 году том заключает в себе книги первую, вторую и часть третьей отдела Судных Дел Литовских Метрики, как архива. Выходящий теперь том имеет своим содержанием книги третью, четвертую и часть пятой отдела Литовских Записей. Первая и вторая книги Записей Литовских, как описи актов, не вошли в издаваемый том: он не представляют собою актовых книг в собственном значении этого слова.

По своему содержанию издаваемые книги не являются собраниями документов однородного содержания. В них соединены вместе акты и записи содержания различного. Третья книга Записей начинается довольно давно уже известным, введенным в научное исследование и даже изданным [3] собранием записей господарских данин, не совсем точно приурочиваемых лишь ко времени Казимира Ягеллона. Эта часть книги представляет собою простые краткие записи дач, земель, угодий и людей. Прилагаемый снимок с оригинала дает представление о внешности этих записей. Но в эти краткие записи вкраплены записи более распространенные (нпр., ст. 20, 23, 27 и т, д.) и целые отдельные акты. К этим последним, согласно «Правилам для издания актов Императорской Археографической Комиссии», должны были быть составлены при издании их заголовки. В целях не нарушать единства этой части третьей книги, как её отдела, составленные редактором заголовки к таким актам взяты в издании в прямые скобки и имеют особую нумерацию (римскими цифрами). Таким образом, вся эта часть книги составила один 1-й номер документов третьей книги Записей. Остальные части этой последней: документы, выданные великим князем Александром, описание господарских сел на Роси и описание городов Веницы, Чуднова и Житомира и двора Грежан.

Состав четвертой книги Записей сложнее. Она начинается старинною описью актов книги, составленной для практических надобностей канцелярии Княжества в её текущей деятельности, и состав описи вполне обнаруживает это её назначение. В опись внесены лишь заголовки, составленные к пожалованиям, судным документам и т. п., т. е. к документам, которые в текущей деятельности канцелярии могли потребоваться для справок и выдачи выписей в эпоху, когда книга переписывалась, на рубеже XVI и XVII столетий. То, что такого практического значения для канцелярии Княжества в это время иметь не могло, в опись не вошло, за немногими исключениями. Она начинает перечень документов лишь с оборота 69-го листа книги, опускает без всякой оговорки часть ее с половины 71-го листа до 86-го, дает только общий заголовок «Поселства» актам, находящимся на л.л. 86 - 106, и возобновляет свой перечень документов со 106-го листа, когда вновь начинаются в книге интересные для практической деятельности канцелярии этого времени акты. Лиш посольские документы конца книги внесены обстоятельно в опись. Начало самой книги (до оборота 69-го листа включительно) и листы 71-86 заняты так называемыми скарбовыми книгами, хорошо известными исследованию и отчасти изданными [4]. В состав документов четвертой книги, следующих в ней за старинною описью, кроме скарбовых книг, прерываемых отдельными актами (аренды мыт), вошли посольства и различные акты пожалований, суда и т. п., при чем посольства вновь прерывают эти последние. Заканчивается книга донесением о дани, пошлинах и повинностях, шедших с Ржевской волости на великих князей Литовского и Московского и на Новгород Великий, и о действиях в этой волости Московских властей по присоединении Великого Новгорода к Москве (№ 140), реестром Смоленских князей, бояр и слуг (№ 141) и списком поминков, посланных великому князю Тверскому (№ 142).

Что касается пятой книги Записей, то вся издаваемая часть её заключает в себе акты пожалований, распоряжений, суда и т. п. В издании эта книга прерывается оборотом 124-го листа. 125-м листом начинаются «посольства», и это окончание первого отдела книги было принято как основание для перерыва её издания в настоящем томе, так как напечатание её всей значительно превысило бы те размеры, которые установлены Императорской Археографической Комиссией для отдельных томов «Литовской Метрики».

Каждому документу предшествует заголовок, составленный редактором. Это имеет место и тогда, когда в оригинале находится пред документом заголовок старинный. Погрешности этих последних заголовков (нпр., ст. 534, 591, 597, 598, 601, 637 и др.) не оговаривались в издании, так как они исправляются заголовками, составленными редактором. Сами старинные заголовки были в Метрике составлены позднее и рассматривались канцелярией Княжества как простой придаток к актам книги. На это указывает иногда кустодия. Так, на обороте листов 87 и 90 пятой книги кустодия «сам», хотя 88-й лист начинается словами «привилей» и т. д., a лист 91-й «потвержене» и т. д. заголовков. В обоих случаях кустодия считается с первым словом акта - «сам», которое стоит перед именем великого князя Александра, титулом которого начинается документ, a не его заголовок.

По отношению к начертанию букв оригинала должно быть отмечено то же, что уже указано в предисловии к ХХ-му тому Русской Исторической Библиотеки: передача звука «я» через иотированное «a» и малый юс, наличность омег, отов, уков, хвостатаго «е» и паерчика. Но в передаче текста оригинала в издании эти особенности сохранены не были [5]. «Ф» и «i» встречаются в оригинале лишь в значении числовых знаков. В буквенном значении всегда их заменяют «ѳ» и «и». Первая из этих букв сохранена в издании, a «и», согласно «Правилам для издания актов Императорской Археографической Комиссии», заменялось «i» в тех случаях, когда этого требует наше современное правописание. Паерчик передавался через «й», кроме тех случаев, когда он несомненно обозначал «и» (это обычно оговаривалось в примечании). Но в соединениях «во имя» и «на имя» он всегда передавался через «и», хотя в оригинале написание слова «имя» в этих соединениях через «и» встречается лишь как редкое исключение (нпр. - четвертая книга л. 142 об., 4-я строка снизу, или л. 152 об., 10-я строка снизу), В виду очень частого употребления «во имя» и особенно «на имя» в издаваемых актах оговаривать каждый случай было невозможно.

В издании введены различные шрифты для выделения отдельных мест текста книг. Все они передают текст оригинала, за исключением трех шрифтов: 1) шрифта заголовков к отдельным документам, принятого вообще в томах Русской Исторической Библиотеки, 2) петита и 3) крупного шрифта обозначения книги, текст которой далее следует. («Книга Третья Записей» ст. 1-2, «Книга Четвертая Записей» ст. 178-174, «Книга Пятая Записей» ст. 509-510). Эти три шрифта передают внесенное редактором. Редактором внесены и римские цифры для отделения частей, на которые распадается документ (нпр., ст. 358-360, 862-368 и др.).

При воспроизведении в печати текста издаваемых книг приходилось считаться со следующим: 1) Все три книги переписаны на рубеже XVI и ХVII столетий. При переписке неизбежно должно было производиться некоторое подновление языка в смысле вольного или невольного изменения переписчиком правописания и тем искажения первоначальной фонетики отдельных слов. 2) Самый оригинал книг, списки с которых издаются в настоящем томе, ни в каком случае не мог быть написан с правописанием, выдерживающим единство Фонетики. Литовско-Русское государство соединило в себе русские земли, в которых речь не была единою в своих фонетических особенностях, и в различных частях его существовало различие в говорах. Это вносило различие фонетики и в документы, в которые занесены словесные или письменные заявления лиц, живущих в различных землях Великого Княжества Литовского. С другой стороны, и в канцелярии Княжества работали писари и дьяки, происходившие не из одной какой-либо земли его, a из различных. На их речи притом отзывалось не только их происхождение, но и условия последующей их жизни. По своему землевладению, часто разбросанному в разных краях государства, и в своих встречах, по условиям служебной деятельности или личной жизни, они слышали русскую речь из уст лиц, говоривших ею с особенностями различных говоров и наречий. Они встречались не только с русскими людьми разных земель Литовско-Русского государства, но и с москвичами, литовцами, поляками, татарами и т. д. и, конечно, они не могли сохранять неприкосновенною фонетику своего родного говора. Иногда слово, совершенно необычяое для литовско-русских актов, резко врывается в язык документа, как это имеем, например, в слове «опроча», вместо обычнаго «кром» или «окром», при чём это «опроча» нашло себе место в документе, писанном в Кракове (ст. 417). 3) В числе издаваемых актов имеются документы происхождения не литовско-русского. Это посольские акты Московские, Татарские, Волошские и Псковские. Само собою разумеется, что их фонетика и даже состав слов не могут не быть иными по сравнении с документами литовско-русского происхождения. Особенно это нужно отметить по отношению к документам происхождения татарского. Ломанный язык толмачей, коверкавших слова и менявших их звуки, бьет в глаза в документах, вышедших от татар. 4) Необходимо считаться с желанием писавших и переписывавших книги сократить слово. Это желание осуществлялось не только тем, что часть слова бралась под титло, но и тем, что просто опускалась буква или несколько букв. В некоторых случаях этот пропуск может давать совершенно неверное указание на произношение слова. Как пример этого - вставка или пропуск «ъ» и «ь», которые иногда могут, повидимому, делать серьезные указания на особенности фонетики и, в частности, на влияние польской речи. Между тем, эти пропуски и вставки, при ближайшем изучении языка издаваемых актов, приходится признать главным образом сокращением слов или более тщательным их выписыванием. Вот несколько примеров пропуска и вставки «ь» в одном и том же слове, в одном и том же документе: «селца» и «сельца» (ст. 385, № 73), «дельницу» и «делницу» (ст. 386, № 74), «именье» и «имене» (ст. 523, № 12), «только» и «толко» (ст. 741 и 742, № 202), «людьми» и «людми» (ст. 129, № 7). Но по отношению к употреблению издаваемыми документами буквы «ь» отмечается и другое: неустановленность этого употребления, которое не может быть объясняемо простым пропуском буквы. Одно и то же слово встречается написанным и с «ъ» и с заменяющим его «ь»: «дьяк» и «дъяк» (ст. 441), «Ильясь» и «Илясъ» (ст. 361), «перевесъе» (ст. 399) и «перевесье» (ст. 400) и т. д.

В виду всего этого «Правила для издания актов Императорской Археографической Комиссии» соблюдались при воспроизведении текста в печати следующим образом. Текст оригинала воспроизводился в издании с побуквенной его точностью. Все вставки, которые делались редактором внутри отдельных слов (буквы и слоги) или внутри фраз (целые слова), помещались в издании в прямые скобки. Опущенные оригиналом на конце слов буквы «ъ» и «ь» присоединялись к этим словам в издании применительно к тому, как они даются оригиналом в тех случаях, когда в них выписаны и эти буквы. Если оригинал знает в данном слове употребление обеих букв, то приставляемые к слову «ъ» или «ь» помещались в издании в прямые скобки, нпр., писар[ь]. Б некоторых случаях, в отдельных частях издаваемых книг наблюдается уклонение от обычного общего употребления этих букв. Так, слово «ест» обычно, в громадном большинстве случаев, пишется в оригинале с «ъ» на конце. Но в некоторых отдельных актах оно встречается и в виде «есть», т. е. с «ь» на конце, при чем иногда сам оригинал дает его и в виде «естъ» и в виде «есть» рядом (нпр., № 128 четвертой книги). Чтобы выдти из этого затруднения и в то же время исполнить требование «Правил» о вставке опущенных оригиналом «ъ» и «ь», все эти вставки, когда можно колебаться в выборе одной из этих букв, взяты в прямые скобки.

Титла раскрывались применительно к тем случаям, когда сокращенные ими слова даются оригиналом написанными полностью. Если при раскрытии титла возникало сомнение, то вставляемые буквы заключались в прямые скобки. Число таких прямых скобок должно было увеличиться в той части тома, которая заключает в себе пятую книгу Записей, так как эта последняя начитает употребление буквы «е», которая лишь в виде редких случайностей встречается в предшествующих этой книге документах. В виду этого, при раскрытии титл, в которые взят звук «е», вносимое из-под титла заключалось в прямые скобки: м[е]с[е]ца, п[е]н[е]зи, ч[о]л[о]в[е]ка и т. п. Если сокращение в оригинале не обозначено титлом, то оно раскрывалось с обозначением. вставляемого через прямые скобки. В прямые скобки помещались и «ъ» и «ь», вставляемые внутри слов. Имена (личные и географические) передавались в издании без всяких изменений, т. е. так, как они даны оригиналом, с заменою лишь строчной буквы начала слова буквой прописною. В имена «ъ» и «ь» не вставлялись. Очень редко пришлось вставить в прямых скобках пропущенные оригиналом слог или букву, отсутствие которых меняет несомненное значение имени, нпр., «к[ъ Г]режаном» (ст. 170), «Немо[но]итчанъ» (ст. 631) и т, п. На конце имен «ъ» и «ь» ставились применительно к тому, как дает их оригинал в случаях выписывания их полностью, или на основании изменения окончания имени в падежной форме, дающего право предполагать ту или другую из этих букв. В сокращениях списков лиц, бывших при господаре во время совершения акта («при том были» документов), сокращения всегда восполнялись, при чем дополненное в издании всегда бралось в прямые скобки (ср. 5-й из приложенных снимков и ст. 803).

Позднейшие приписки, a в их числе и составленные на польском языке заголовки, сделанные позднее, когда польский язык был уже языком и канцелярии Княжества, в издании опущены (пример такого заголовка см. на втором из приложенных снимков). Различные знаки опущены также. В числе их опущен и знак, обозначающий etc. Основание для того, чтобы не воспроизводить в издании и этот знак, следующее. Имея в одних случаях свое настоящее значение, в других он является лишь писарским приемом обозначения конца документа, его части или, наконец, просто фразы.

К издаваемому в настоящем томе тексту приложены: 1) два указателя-имен географических и личных. 2) указания на издание некоторых из документов настоящего тома в Актах Западной России и в Актах Южной и Западной России, 3) пять снимков с рукописи (два-из третьей книги, два-из четвертой, один-из пятой).

В указателе географических имен сохраняется правописание имени, которое дается оригиналом, лишь с пропуском буквы «ъ», вставляемой иногда оригиналом внутри слов перед согласными. Сохранено в указателе географических имен правописание оригинала по двум соображениям: 1) подновлять его в отдельных случаях было невозможно, так как не всегда могло быть определено происхождение данного имени; 2) сохранение правописания в сведенных вместе именах, разбросанных на разных страницах тома, наглядно показывает разнообразие передачи их оригиналом. В указателе имен личных правописание оригинала не сохранено. Оно несколько подновлено. Имена крестьян, т. е. людей, данников и т. п. опущены, если они даются оригиналом в виде одного имени, -указатель разросся в своих размерах, и необходимо было его сокращение. Но, если имя крестьянина или крестьян дается оригиналом в виде отчества или общаге имени ряда крестьян, объединяемых общим происхождением или совместностью жизни, оно приводится в указателе, хотя, в случае употребления его во множественном числе, оно не совсем соответствует понятию указателя личных имен. Это делать необходимо было потому, что такие имена давали названия местностям и долго потом сохранялись. С обозначением при имени «люди», «человеки» и т. п. они не могли найти себе места в указателе имен географических, но опустить их совсем было бы нежелательно, в виду указанного их значения. Некоторые имена по смыслу текста могут быть считаемы и личными и географическими; в указателе они приведены со знаком вопроса (в скобках) рядом с именем. Все имена и фамилии, которых не дает оригинал и которые введены в указатель для пояснения иногда слишком кратких обозначений оригинала, помещены в указателе в прямых скобках.

Редакция настоящего тома Русской Исторической библиотеки принадлежит И. И. Лаппо.



[1] Русская Историческая Библиотека, том XX.

[2] Летопись Занятій Императорской Археографической Комиссии, выпуск XIX, стр. 15-18.

[3] Документы Московского Архива Министерства Юстиции. Том I. М. 1897. Срт. 1-62.

[4] Акты Литовско-Русскаго государства, изданные М. Довнар-Запольским. Выпуск I.-Чтения в Императорском Обществе Истории и Древностей Российских при Московском Университете за 1899 г. (книга IV) и отдельно М. 1899.

[5] См. "Правила для издания актов Императорской Археографической Комиссии" и Летопись Занятий XIX, стр. 17.

 
Top
[Home] [Library] [Maps] [Collections] [Memoirs] [Genealogy] [Ziemia lidzka] [Наша Cлова] [Лідскі летапісец]
Web-master: Leon
© Pawet 1999-2009
PaWetCMS® by NOX