Вярнуцца: Зборнікі, Часопісы

Послания Гедимина


Дадана: 08-05-2012,
Крыніца: Послания Гедимина / Подг. и пер. В.Т. Пашуто. И.В. Шталь. Вильнюс. Минтис. 1966.



Послание 1

Послание 2

Послание 3

Послание 4

Послание 5

Послание 6

Послание 7

Послание 8

Послание 9

Послание 10

Послание 11

Послание 12

Послание 13

Послание 14

Послание 15

Послание 16

Послание 17


Послание 1

[Пояснение: в публикуемых текстах раскрыты аббревиатуры, проставлены абзацы и дана современная пунктуация.]

Современная копия на пергамене, без даты; хранилась в КА, ныне в Геттингене (см. Regesta, р. И, N 520).

Публикуется по изданию - LUB, Bd. II, N 687.

Основание датировки - ссылка Гедимина на это послание в грамоте от 25 января 1323 г. (см. № 3).

1. [1322 г.] Послание Гедимина Папе Иоанну XXII

Высочайшему отцу, господину Иоанну, первосвященнику римского престола, Гедимин, король литовцев и многих русских и проч[ее].

Издавна мы слыхали, что все исповедующие христианскую веру должны подчиняться вашей воле и отцовской власти и что Сама католическая вера направляется попечением римской церкви.

Поэтому настоящим посланием мы сообщаем вашей милости, что наш предшественник король Миндовг со всем своим королевством был обращен в христианскую веру, но из-за возмутительных несправедливостей и бесчисленных предательств магистра братьев Тевтонского ордена все [и король, и подданные его] от веры отпали, так же как - увы - и мы, [вследствие чинимых] обид, до нынешнего дня пребывали в заблуждении наших предков.

Ведь наши предшественники неоднократно направляли для заключения мира к господам рижским архиепископам своих послов, которых они [братья Тевтонского ордена] безжалостно убивали, как это явствует из случая во времена господина Исарна, который от лица господина Бонифация содействовал установлению мира между нами и братьями Тевтонского ордена и отправил нам свое послание; но когда послы от господина Исарна возвращались, то по дороге одних убили, других повесили и[ли] принудили утопиться.

Также предшественник наш, король Витень, направил послание господину легату Франциску и господину архиепископу Фредерику с просьбой прислать ему двух братьев Ордена миноритов, предоставляя им место и уже воздвигнутую церковь. Проведав об этом, братья прусские Тевтонского ордена послали окольными путями отряд и предали эту церковь огню.

Также они захватывают господ архиепископов и епископов и клириков, как явствует из случая с господином Иоанном, которого умертвили в курии во времена господина Бонифация, и с архиепископом господином Фредериком, которого они обманом изгнали из церкви; и [из случая] с одним клириком господином Бертольдом, которого они в городе Риге безжалостно убили в [его] собственном доме.

Также они опустошают земли, как явствует из примера Земгалии и многих других [областей]. Но говорят они, что делают [это] для того, чтобы защитить христиан.

Святой и досточтимый отец, мы с христианами вели борьбу не для того, чтобы уничтожить католическую веру, но чтобы противостоять несправедливостям [т. е. действовали так], как поступают короли и Князья христианские; это очевидно, поскольку у нас [живут] братья Ордена миноритов и Ордена проповедников, которым мы дали полную свободу крещения, проповеди и отправления прочих священных обрядов.

Ведь мы, досточтимый отец, написали вам это затем, чтобы вы знали, почему наши предки впали в грех неверности и неверия. Но теперь, святой и досточтимый отец, мы усердно молим, чтобы вы обратили внимание на наше бедственное положение, поскольку мы готовы, как и другие христианские короли, вам во всем следовать и принять католическую веру, лишь бы только нас ни в чем не притесняли вышеупомянутые мучители, а именно вышеупомянутые магистр и братья.

Послание 2

Писана на пергамене современным почерком, без печати и следов печати; хранится в Рижском Городском государственном архиве (ниже - РГА), фонд 2 Рижского магистрата, ящик № 18, документ № 18.

Публикуется по изданию - РЛА № 54.

Основание датировки - в тексте; была скопирована 18 июля 1323 г. в Любеке (см. PUB, Bd. II (I), №№ 414, 415; Regesta, N 527).

milites et armigcri - cp. № 4 (milites, vasales).

sine exactione et teloneo libere omni inpedimento procul moto - cp. № 4 (sine theoloneo, exactione angariarum et perangariarum... omni turbatione procul mota), N 5 (sine ulla exactione sive theoloneo et omni turbatione procul mota), N 6 (omni exactione, theoloneo, infestatione iniusta angariarum et perangariarum procul motis). (Формы слова «teloneum, theoloneum, theolonium» оставляются такими же, какие даны в источнике, хотя должно было бы быть «teloneum» или «telonium».) Следовательно, содержание документа 1387 г.- не новость (см. В.Т. Пашуто, стр. 314).

2. 25 января 1323 г. Послание Гедимина гражданам Любека, Штральзунда, Бремена, Магдебурга, Кельна

Всем христианам, рассеянным по всему миру, мужчинам и женщинам, в первую очередь, вместе с [гражданами] некоторых городов, обладающих правовыми преимуществами, [гражданам] Любека, Зунда, Бремена, Магдебурга, Кельна, [а] также и остальным, вплоть до [граждан] города Рима, Гедимин, милостью божьей король литовцев и русских, правитель и князь Земгалии, [шлет] привет, неизменную милость и любовь.

Мы равно уведомляем отсутствующих и присутствующих [при данном акте] людей, живущих на земле ныне, а также и будущие поколения, что мы направили нашего посла с грамотой к господину апостольскому наместнику и святейшему отцу нашему, желая принять католическую веру. Ответ его мы знаем, и все время с нетерпением ожидаем прибытия его легатов, так что, если они придут к вам, то, содействуя их продвижению, с почетом к нам пропустите. Мы хотим, чтобы вы услужили нам в подобном или более важном случае; ведь какое бы благодеяние вы не оказали им, знайте, что вы [его] нам оказали.

Ибо все, о чем мы святейшему отцу и господину нашему папе подробна написали, мы во хвалу господа и во славу святой церкви будем стремиться неукоснительно выполнять [и] возводить церкви, как мы [это] уже сделали. Да будет вам известно, что мы два года тому назад в нашем городе Вильно заново построили одну церковь Ордена проповедников; а также церкви Ордена миноритов: в вышеупомянутом нашем городе Вильно одну, в Новогородке - другую, которую сожгли прусские крестоносцы ради уничтожения христианства и искоренения на нашей земле братьев- миноритов, [и] которую в том же году мы приказали отстроить вновь во славу господа всемогущего, родительницы его девы Марии и блаженного Франциска, чтобы постоянно те же братья-минориты воздавали хвалу Христу на благо нам и ради спасения детей и жен наших, а также всех воистину верующих господу Иисусу Христу.

[Мы приглашаем к себе] епископов, священников, верующих любого Ордена, если только жизнь их не порочна, как [жизнь] тех, которые строят монастыри [и] вымогают милостыню у порядочных людей и тогда торгуют и заполняют собой упомянутое государство [Орден] (да что говорить, вы создали разбойничий вертеп) - [так вот], исключая таковых людей, потому что у нас с ними дружбы не будет.

Сверх того, всем благомыслящим мы предоставляем землю, собственность и [наше] королевство.

Рыцарей, оруженосцев, купцов, лекарей, кузнецов, тележннков, сапожников, кожевников, мельников и пекарей, лавочников, [представителей] любого вида ремесла - всех их, перечисленных выше, мы наделим землей, каждого сообразно его положению.

Те земледельцы, которые захотят прийти, пусть без налога в течение десяти лет возделывают нашу землю. Купцы пусть въезжают [в нашу землю] и выезжают [из нее] без дорожных повинностей и торговых пошлин, свободно [и] совершенно беспрепятственно.

Если пожелают остаться рыцари и оруженосцы, то мы, как подобает, обеспечим их доходом и наделим владением.

Пусть же весь [этот] народ пользуется гражданским правом города Риги, если только затем советом благородных не будет найдено лучшее [решение].

Всякий, кто воспрепятствует [исполнению] сказанного выше и даже помешает приходящим узнать вышеизложенное, безмерно огорчит нас, и пусть он знает, что нанес [ущерб] не им, но нашему королевскому величию.

Ведь наше желание теперь - никому не причинять вреда, но всем помогать и скрепить вечным союзом мир, братство и истинную любовь со всеми верными имени Христову.

Чтобы это оставалось нерушимым, мы засвидетельствовали и скрепили послание нашей печатью.

Дано в нашем городе Вильне по зрелому размышлению в лето господне 1323 в [день] обращения святого апостола Павла.

Мы просим всех советников, чтобы это послание было списано и список прикреплен к дверям храма, а само послание из почтения к нам без малейшего промедления было послано в соседний город, дабы слава божия таким путем стала известна всем. Молите бога за нас.

Послание 3

Копия, снятая 18 июля 1323 г. (см. PJ1A, стр. 33, ср. CDL, pp. 27-32); хранилась в КА, ныне - в Геттингене (см. Regesta, р. И, N 526).

Публикуется по изданию - LUB, Bd. II, N 690.

Основание датировки - в тексте.

ab omni opere regio sint exemti - ясное свидетельство существования различных государственных повинностей.

3. 26 мая 1323 г. послание Гедимина гражданам Любека, Ростока, Штральзунда, Гренфсвальда, Штеттина и Готланда.

Гедимин, милостью божьей король литовцев и русских, правитель и князь Земгалии, мужам почтенным, рачительным и уважаемым, судьям, советникам и гражданам Любека, Ростока, Зунда, Грейфсвальда, Штеттина и Готланда, купцам и ремесленникам всех состояний [шлет] привет, королевскую милость и любовь.

Поскольку все королевства, одним из которых владеем мы, также подвластны царю небесному Иисусу Христу, как форма содержанию и раб дому, то, хотя среди всех королей мы являемся наименее значительным, однако божественным промыслом в своих землях, где предписываем и повелеваем, казним и милуем, открываем и закрываем [доступ в наши владения], мы самое могущественное лицо.

И вот сейчас вы без всякого затруднения перешли наши границы [с целью] посетить Новгород и Псков. Все это мы [вам] позволили, уповая на лучшее будущее.

Теперь вы сами изо дня в день видите и слышите [об] убытке, [который] вы все [понесли]. Наши предки послали к вам своих послов и грамоты, предоставили вам землю, [но] никто из ваших не пришел, ни одна собака из владений их не ответила благодарностью на [это] пожалование.

Написанное выше пусть не пугает вас. Если они [предки наши] обещали одно, то мы с благословения господа сделаем вдвойне и, следовательно, больше; ведь нашему отцу святейшему господину папе мы ради единения с церковью божьей направили наше послание и ожидаем с несказанным нетерпением прибытия его легатов, безопасность которых мы обещали неуклонно блюсти.

Поэтому, заботясь о вас самих, приглашая к себе от всех вас истинных полномочных послов, и людей, заслуживающих доверия, мы сверх нашей подписи и настоящего послания, скрепленного нашей королевской печатью, сверх этого клятвенно обещаем вам всем, что мы установим такой мир, подобного которому христиане никогда не знали.

Мы приглашаем к себе епископов, священников, духовных лиц Ордена проповедников и миноритов, жизнь которых честна и достохвальна; [но] мы не желаем доступа [к нам] тех, которые делают из церквей разбойничий притон, торгуют милостыней в ущерб душам [своим] и даже выходят оттуда признанные разбойники и [люди], умерщвляющие клириков. Мы советуем каждому государю остерегаться таких монахов.

Сверх того, [превосходя] всех наших предшественников, мы уже в настоящем послании объявляем, что по королевскому пожалованию наша земля свободна от торговых пошлин и дорожных повинностей для всех купцов, рыцарей, вассалов, которых мы обеспечим доходом, каждого сообразно его положению; для ремесленников любого состояния, именно мастеров, сапожников, тележников, каменотесов, соледобытчиков, пекарей, серебреников, баллистариев, рыбаков, и любого [другого] состояния - пусть приходят; с женами, детьми и домашним скотом, пусть согласно предписанию приходят [в нашу землю] и уходят [из нее] совершенно беспрепятственно, так как мы клятвенно обязуемся, что они останутся в безопасности и будут избавлены от всех несправедливостей со стороны наших подданных.

Земледельцам, желающим прийти в наше королевство и остаться [в нем], мы даем [землю] и разрешаем в течение десяти лет свободно и без налога обрабатывать [ее] и половину этого времени быть свободными от любой королевской повинности. По истечении же вышеупомянутого срока и также, в зависимости от плодородия земли, они будут давать десятину, как заведено в других королевствах и у других народов, с тем, однако, расчетом, чтобы у нас доход их возрастал сильнее, чем обыкновенно бывает в других королевствах.

Пусть весь [этот] народ пользуется гражданским правом города Риги, если только к тому времени мудрым советом благородных не будет найдено лучшее [решение].

А чтобы сделать вас более преданными и надежными, мы построили две церкви миноритов: одну в нашем королевском городе, именуемом Вильно, и другую в Новогородке, и третью - Ордена братьев проповедников, чтобы каждый славил господа согласно своему обычаю.

Итак, чтобы наше пожалование оставалось нерушимым и крепким, мы повелели написать эту грамоту и скрепить ее нашей печатью. Поскольку известно, что [грамоту, скрепленную] такой же печатью, мы послали господину нашему и святейшему отцу и что мы для себя все точно переписали, мы сохраним [наше слово] неизменным.

Поносящих [же] печать мы в этом послании отвергаем, как злобных рушителей веры, лживых и бесчестных еретиков.

Через княжество господина Бонислава, князя Мазовии, к нам каждый при нашем покровительстве может иметь свободный доступ.

Дано в Вильне, в лето господне, 1323, в самый день тела Христова.

Послание, оглашенное в одном городе, мы просим переписать под наблюдением духовных лиц и других достойных доверия людей и без промедления переслать в другой, чтобы наше желание стало известно всем. Прощайте.

Послание 4

Копия, снятая 18 июля 1323 г.; хранилась в КА, ныне - в Геттингене (см. Regesta, р. П, N525).

Публикуется по изданию - LUB, Bd. II, N 688.

Основание датировки - в тексте.

agricultura - ср. N? 4 (terra) - рыцарям и вассалам жаловалась, следовательно, окультуренная, видимо, населенная крестьянами земля.

except is his. qui clauslra sua vendunt - намек на цистерцианцев, продавших Ордену в 1305 г. Дюнамюнде без согласия архиепископа рижского.

4. 26 мая 1323 г. Послание Гедимина монахам Ордена проповедников (доминиканцев).

Геднмин, милостью божьей король литовцев и русских, правитель и князь Земгалии, мужей ученых и благочестивых, магистров и приоров Ордена проповедников всех областей, а, в первую очередь, магистра Саксонии и приоров, повинующихся ему, [а также] всех братым приветствует и [желает им] всяческих благ.

Да знает ваша достойная уважения и похвалы премудрость, что направили наших послов с грамотой к славнейшему отцу нашему Пи господину Иоанну, дабы он облачил нас в первую столу. Его послов с великим трепетом и нетерпением мы ожидаем со дня на день, потому что, лишь будет на то благословение господа нашего Иисуса Христа, мы тотчас же с готовностью примем любое благоизъявление его [папы] воли.

Поэтому мы приглашаем к себе епископов, священников, духовных лиц, кроме тех, которые продают свои обители и замышляют убийство клириков. Мы желаем защищать права церкви, чтить клир и ширить славу господа.

Мы просим, чтобы вы оповестили об этом народ в городах, местах и деревнях, где только кому-либо из вас случилось проповедовать.

И если [среди них] будут рыцари и оруженосцы, то мы дадим им доход и землю, сколько они пожелают; купцам, мастерам, тележникам, баллистариям, сапожникам, [представителям] любого вида ремесла мы предоставляем свободный вход в нашу землю и выход из нее вместе с женами, детьми и домашним скотом совершенно беспрепятственно и без каких бы то ни было дорожных повинностей или торговых пошлин.

Хотя крестоносцы, вследствие вышеизложенного, в обиду нам сожгли нашу печать, с тем, очевидно, чтобы уничтожить начатое господом и отвести людям глаза, однако мы скрепляем ею это послание, подобно тому, как мы приказали скрепить печатью послание к господину отцу высокочтимому апостольскому наместнику в знак не подлежащей сомнению истинности и защиты ради, ибо скорее железо превратится в воск, а вода в сталь, чем мы возьмем назад наше слово.

Злоумышляющие против написанного и печати суть клеветники, поборники дьявола, рушители веры, лживые и бесчестные еретики.

Это послание, прочитанное и переписанное магистром Саксонии и приорами, пусть как можно скорее будет послано дальше, дабы во славу божию завершилось то, что было начато.

Дано в лето господне 1323, в самый день тела Христова.

Прощайте.

Послание 5

Копия, снятая 18 июля 1323 г., хранилась в КА; ныне - в Геттингене (см. Regesta, p. II, N 524).

Публикуется по изданию - LUB, Bd. И, N 689.

Основание датировки - в тексте.

ас ruthenicum - В.Г. Васильевский, стр. 159, считал это чтение верным, ссылаясь на: utraque lingua (A. Theiner, № 296 - в грамоте папы), ср. К. Forstreiteri. S. 244, Anm. 18.

5. 26 мая 1323 г. Послание Гедиминя монахам Ордена миноритов (францисканцев)

Гедимин, промыслом божьим король литовцев и русских, правитель и князь Земгалии, верующим во Христе мужам и отцам досточтимым и благочестивым, священнослужителям, стражам и пастырям и всем остальным братьям миноритам, рассеянным по всему миру, а в первую очередь священнослужителю Саксонии и всем остальным братьям желает здоровья и постоянного преуспеяния.

Мы хотим, чтобы вы знали, что мы направили наше послание высочайшему отцу нашему господину Иоанну, первосвященнику апостольского престола, чтобы он споспешествовал нам, как и остальным своим овцам, достигнуть тучного пастбища. Вследствие этого мы получили ответ, что скоро придут его легаты, промедление которых вызывает у нас бесконечную досаду, чтобы тем скорее привести в исполнение дело господне и побороть заблуждение, вводящее в соблазн.

Мы хотим через вас и ваших братьев во всех городах, местах и деревнях объявить всем наше желание и поощрить народ спасительными наставлениями, чтобы [то], что оросил господь, произросло и было пожато и поместилось на небесах с блаженными. Мы же приглашаем епископов, священников, духовных лиц любого Ордена, в особенности вашего, которому мы уже выстроили две церкви, одну в нашем королевском городе, именуемом Вильно, другую в Новогородке, к которым назначьте в этом году нам четырех братьев, знающих польский, земгальский и русский языки, такие, какие теперь есть и были [прежде]; а также [мы приглашаем священников] Ордена проповедников, которому мы предоставим в скором времени церковь. Мы исключаем, однако, [из числа приглашенных] тех духовных лиц, которые, нещадно губя свои души, торгуют во вред государям обителями и жизнью духовенства.

Также общаясь с народом и братьями, уведомляйте ради нашей любви [к вам] в городах, местах и деревнях, что рыцарей и оруженосцев мы обеспечим доходом, а купцам, мастерам, тележникам, серебреникам, соледобытчикам и, равно, ремесленникам любого состояния [предоставим] возможность свободного входа в нашу землю и выхода [из нее] через земли князя Мазовии господина Бонислава [без] всяких налогов, торговых пошлин, без несправедливых посягательств на дорожные повинности, совершенно беспрепятственно.

Написанное здесь мы сохраним неизменным, потому что наше слово останется твердым как сталь.

В свидетельство этого мы почли нужным прикрепить к настоящему посланию нашу печать [такую же, как та], которую мы [привесили к грамоте и] послали господину апостольскому наместнику и нашему святейшему отцу и которую теперь крестоносцы предали огню, чтобы оскорбить это посольство.

Поносящих эту печать и то, что написано здесь, мы в этом послании считаем последователями ложной веры, злобными и коварными еретиками.

Дано в Вильне, в лето господне 1323, в самый день тела Христова.

Когда послание будет прочитано священнослужителем и стражами, пусть его перешлют в другую область и пусть все братья неустанно молятся за короля, детей его и королев и все королевство, дабы господь завершил то, что начал.

Послание 6

Маленький листок пергамена; поздним почерком на свободном месте приписано: «Exemplum literarum ciuitatis Rigensis ad Regem Lithuaniae Gedemunde de iniuriis fratrum militiae, pacem impedientium: igitur ne cum ijsdem pacem faciat, Rex rogatur».

Хранится в РГА, фонд 2 Рижского магистрата, ящик № 18, документ № 17.

Публикуется по изданию - PJIA, № 53.

Основание датировки - приписка на обороте с просьбой пресечь военные действия князя Давыда - литовского наместника во Пскове. По псковским летописям, это произошло в 1323 г. (см. В.Т. Пашуто, указ. соч., стр. 6); новгородско-немецкий договор, направленный против Литвы и Пскова, датируется 28 января 1323 г. (ГВН и П, N° 37).

6. [до 2 октября] 1323 г. Послание Совета города Риги Гедимину

Славному правителю господину Гедимину, божьей милостью королю литовцев и русских, советники города Риги [желают] здравствовать во господе.

Да будет вам известно, что мы получили ваше послание, направленное нам недавно, из которого мы узнали, что вы готовы заключить с нами мир, подобно тому, как было у нас с вашим братом и предшественником, доброй памяти Витенем, и, кроме того, чтобы мы без опасения направили к вам своих послов.

Посему знайте, что мы в этих целях охотно направили бы к вам наших послов, но мы не можем этого сделать из-за братьев. Ведь сами они направляют к вам своих послов, когда хотят, [чего] мы сделать не можем и находимся в совершенном неведении относительно их замыслов: ведь нам они ничего не открывают.

Поэтому мы настоятельно и неустанно взываем к вашей милости, чтобы отдельно никакого особого мира с этими братьями вы не заключали, кроме как с согласия трех сторон, как исстари повелось, именно: архиепископа с его капитулом, магистра тевтонских братьев и нашего города Риги.

Затем, вы просили письменного ответа относительно положения [дел] нашего архиепископа. Посему знайте, что господин наш архиепископ в римской курии во всем относительно вышеназванных братьев, как нам доподлинно известно, достиг желаемого, и мы надеемся, что сам он, с благословения господа, скоро прибудет с радостной вестью.

Затем, да будет вам, повелитель, известно, что грабители из ваших пределов наносят нам близ нашего города огромный ущерб. Поэтому мы вас умоляем, чтобы вы соблаговолили укротить грабителей так, чтобы они не наносили нам в будущем подобного ущерба.

Прощайте.

Мы благодарим вашу милость за дружественное послание, недавно направленное нам. Посему да будет известно вашей королевской милости, что братья различными путями причиняют нам сильное беспокойство тем, что они, вопреки миру, не боятся нещадно убивать наших сограждан как в самом нашем городе, так и вне [его]. Так, что мы не знаем, не захотят ли они когда-нибудь захватить нас и наш город.

Поэтому мы усердно молим вашу светлость, чтобы вы, если упомянутые братья возымели бы желание напасть на нас, в любом случае пришли бы к нам на помощь, как вы обещали нам в вашем послании; затем мы просим [вас] не заключать никакого мирного договора с упомянутыми выше братьями без нашего участия в нем.

Кроме того, вы писали нам, чтобы мы вам сообщили относительно положения [дел] нашего архиепископа. Посему знайте, что дело его в [римской] курни, как нам доподлинно известно, в хорошем положении, и мы надеемся на скорое возвращение его самого.

Прощайте.

Писано в канун [праздника святого] Андрея.

Затем узнали мы, будто господин Давид стал сейчас князем псковским. А поскольку вы с ним особо близкие друзья, то мы настоятельно просим вашу милость соблаговолить сделать так, чтобы при вашем влиятельном посредничестве он стал бы другом нашего города и покровителем наших сограждан, потому что они многократно проезжают через его земли. А мы [в свою очередь] готовы оказывать услуги.

Послание 7

Пергаменный оригинал на старонемецком языке, с 13 печатями; хранится в РГА ф. 2 Рижского магистрата, ящик М? 18, документ № 20.

Публикуется по изданию - PUB, Bd. И (I), № 418. Кроме того, договор дошел: а) в тексте подтвердительной буллы папы Иоанна XXII (использована в вариантах - Р) от 31 августа 1324 г. на латинском языке (с приписками), цитируется по изданию - LUB, Bd. II, № 693; б) в оригинале противня ливонских представителей (в вариантах - Li), на старонемецком языке (ср. PJIA, № 58), цитируется по изданию - LUB, Bd. II, № 694; в) в латинском переводе того же противня из подтвердительной буллы от 31 августа 1324 г. (в вариантах - L 2), цитируется по изданию - LUB, Bd. И, № 694 (параллельный текст); г) в копии доклада ливонских послов к Гедимину (после 2 октября 1323 г.), издана - LUB, Bd. VI, № 3070.

Основание датировки - в тексте.

7. 2 октября 1323 г. Мирный договор Гедимина с Орденом, Датским наместником Ревельской земли, епископами н Ригой

Всех тех, которые видят и слышат эту грамоту, приветствует Гедимин, король Литвы, и желает им здоровья и мира господня.

Мы извещаем настоящей грамотой, что к нам по нашим письмам пришли послы: от епископа из Риги господин Вольдемар из Розена и господин Арнольд Стойве, что находится в городе епископа; от капитула господин Иоганн Молендинум и господин Томас; от епископа с Эзеля господин Бартоломей из Феллина и господин Лудольф из Виттенгофа, каноник из Гапезелле; от епископа из Дерпта и всех его вассалов и его города господин Герман Ланге; от наместника благородного короля Дании и его вассалов брат Арнольд, приор из Ревеля и господин Генрих из Паренбеке; от магистра и всех братьев из Ливонии брат Иоганн из Левенброке, комтур Митавы, брат Отто Брамгорн; от города Риги господин Генрих из Митавы, господин Иоганн Лангезиде и господин Эрнест от того же города; брат Вессель, приор проповедников; от братьев миноритов брат Альбрехт Склют.

Мы с этими вышеназванными, по совету и с согласия мудрейших, установили прочный мир со всеми христианами, которые отправляют к нам своих послов и хотят поддерживать с нами мир, следующим образом:

[1] Что все пути по суше и по воде должны быть открыты и свободны любому человеку для прохода и проезда [от н]их к нам и [от] нас к ним без каких-либо препятствий.

[2] Вот земля, на которой мы установили мир: с нашей стороны, земля Аукштайтия и Жемайтия, Плессеков и все [земли] русских, которыми мы владеем; со стороны господ земли - епископство рижское и город Рига; со стороны магистра - Мемель и земля Курляндия и все. относящееся к Лифляндии, что подлежит власти магистра и его братьев; со стороны епископа Эзеля - все его епископство и все, чем он владеет; со стороны епископа Дерпта - все его епископство и все, чем он владеет, с городом Дерптом; со стороны короля Дании - Гария, Вирляндия, Аллентакен и все, чем он владеет. Этот мир мы следующим образом установили.

[3] Если будет так, что с каким-либо человеком кто-нибудь поступит несправедливо, то он должен требовать [удовлетворения] от поступившего несправедливо и требовать [решения] своего дела по праву земли.

[4] Если при том будет так, что ему не могло быть дано полное удовлетворение по праву, то должен он это [дело] довести до господ земли, в которой несправедливость совершена, они должны дать ему полное удовлетворение по праву.

[5] Далее. Если какое-либо имущество будет увезено в другую страну, его следует возвратить там, где произойдет.

[6] Далее, если захочет свободный человек поехать из одной страны в другую, он может это свободно сделать.

[7] Если бежит холоп из одной страны в другую, то следует выдать его, когда потребуют.

[8] Если будет так, что один человек потребует в другой стране у другого [свое] недвижимое имущество или какую-либо иную вещь, это следует выдать там, где произойдет.

[9] Этот мир [ный договор] должен быть прочным и крепким, и ни один человек не должен его нарушать. Если будет так, что какой-нибудь человек, который нам подвластен, захотел бы нарушить этот мир, он не может иметь на то права без нашего согласия. Кто захотел бы отказаться от этого мира по праву, тот должен предупредить другого за два месяца.

[10] Чтобы все это дело дружественно и наилучшим образом сохранялось между нами, мы даем в нашей стране каждому человеку, который к нам придет или от нас поедет, рижское право.

[11] И каждый с обеих сторон, желающий купить товар, [пусть] ведет любую торговлю, какую хочет.

А для подтверждения этого вышеуказанного дела и для скрепления прочного мира мы привесили к этой грамоте нашу королевскую печать. Эта грамота составлена в нашем замке в Вильно в тысяча триста двадцать третьем году от рождества господня, в воскресенье, после дня святого Михаила.

Послание 8

Оригинал на пергамене, из 7 печатей сохранились 4; хранился в КА, ныне - в Геттингене (см. Regesta, p. И, N 529).

Публикуется по изданию - LUB, Bd. II, № 696.

Основание датировки - в тексте.

in vigilia ad vinculo bcati Petri- 31 июля.

Vilunniwe - Феллин (?), Вильянди.

in die cxaltationis crucis - 14 сентября.

8. 16 октября 1323 г. Послание Эбергарда, епископа Внрмнйского, и его Капитула к верующим

Эбергард, милостью божьей епископ, пробст Иордан, декан Иоанн и весь капитул Вармийской церкви [шлют] привет во сыне достославной девы верным Христову [имени], желающим узнать о нынешнем положении дел.

Поскольку невыразима благость всевышнего творца, по чьей милости мы обретаем жизнь, живем и двигаемся: ведь он не... [и] не обрекает на страшные муки тех подлежащих наказанию, которые приукрашивают жестокость язычников, врагов креста Христова.., [и] мало того, утаивают пролитие крови верующих.

Вот почему находятся иные, что... отвергая... [любую] привязанность, которая не была бы своекорыстна, изыскивая пропитание болтовней, проповедуют в народе среди верующих и лживо утверждают, будто... язычники, проливающие кровь верующих во Христа, желают обратиться к вере христовой, а братья Тевтонского дома им [в том] совершенно препятствуют, что в тех посланиях... и верующим во господа... явная ложь. Те же неверные и на словах и на деле с очевидностью опровергают это, ибо они стремятся по мере своих сил сокрушить в народе христианском имя господа нашего Иисуса Христа и христианскую католическую веру. Ведь - увы! мы говорим это с горечью в сердце - те же самые язычники литовцы в лето господне 1323, в сорокадневный пост проникли в Ревель, землю короля датского на территории Ливонии, и даже в дерптское епископство. Эти земли они разорили вконец пожарами и грабежами, убив и взяв в плен четыре тысячи человек обоего пола, и тайком сожгли пятьсот две приходских церкви вместе со святыми дарами, бесчеловечно убив братьев Цистерцианского ордена, именно пресвитера в конце мессы и обращенного и многих мирских пресвитеров.

Кроме того, в том же году после праздника святого Григория те же литовцы с оружием в руках как враги ворвались в город Мемель и весь этот город вместе с пригородами, за исключением крепости, обнесенной стеной, где удержались братья того же ордена Тевтонского дома, захватили, сожгли и совершенно разорили, убив там многих, а также захватив в плен девушек, женщин и других людей, кого они только пожелали. Кроме того, они безжалостно убили одного брата пресвитера названного ранее Ордена.

Далее, в том же самом году, в канун праздника оков святого Петра на территории Вилюниве они разграбили и предали огню пять селений с людьми и имуществом и убили одного воина вышеупомянутого Ордена. Также в день воздвижения креста те же неверующие во Христа литовцы с огромным войском проникли в земли знатной госпожи добжиньской княгини, разорили эту землю огнем и грабежом, захватили также город Добжинь, истребив его пожаром дотла. Там же две тысячи, да в самой вышеупомянутой Добжиньской области шесть тысяч человек обоего пола, а также семь священников и сорок неких клириков умертвили, которых... увы - в вечный плен увели. Так же они убилн двух монахов ордена святого Бенедикта и спалили, помимо часовен, ... десять приходских церквей.

Кроме того, те же неверные во владениях братьев Тевтонского дома, именно в Страсбурге, убили шестьдесят человек: девушек, женщин и мужчин... и в указанном округе тем же братьям нанесли пагубный урон в тысячу марок... жестоко в селениях, округах... и повсюду в других местах.

Но, кроме того, мы... слышали и знаем, как они оскверняли на деле... [о чем] идет всенародная и явная молва. Об этом .мы открыто заявляем в настоящем послании и в этом твердо убеждены. Ибо христианская религия внушает... да будут... те, кто безрассудно стремится по превратной опрометчивости наложить клеймо [бесчестия] на других, отрекаясь в том от бога, который есть сама истина, [и утверждая], что сами они ничего не знают.., а также... так сказать, отклонились от господа и путей его.

Вот почему мы усиленно и смиренно просим вас во имя господа, чтобы вы не преклоняли благосклонный слух к исказителям истины и... душителям справедливости, клевещущим на братьев.., но позаботились бы, насколько у вас есть благоволения [к нам], ответить, ... как приличествует, им... равно как и официальным обвинителям, если они придут к вам, что вы носите Христа в сердце своем, столь глубоко... сильно сострадая христианам.

В подтверждение чего и для большей достоверности мы повелели написать вышеизложенное, надежно скрепив его нашей печатью и печатью нашего капитула, в [Браун]сберге, в нашей крепости, в день святого Галла, в вышеупомянутое лето господне.

Послание 9

Известно по изданию О. Raynaldo, Annales ecclesiastici, t. IV (Baronii, Annales ecclesiastici, t. XXIII), ad ann. 1323.

Публикуется по изданию - LUB, Bd. II, N 697.

Основание датировки - в тексте.

9. 7 ноября 1323 г. Послание Папы Иоанна XXII королю Франции.

Иоанн и пр[очее] королю франков и пр[очее].

Гедимин, именующий себя королем литовцев и русских, недавно сообщил нам в своих посланиях, что он вместе со своими подданными настоятельно желает покориться единству священной римской церкви [и] молит нас направить к нему легатов, которые ввели бы его в истинную веру и разумно наставили бы в ней. Более подробно королевская милость узнает об этом от наших послов.

Дано в Авиньоне в седьмые ноябрьские иды, в году восьмом.

Послание 10

Оригинал на пергамене, копия - от 17 января 1324 г.; хранился в КА, ныне - в Геттингене (см. Regesta, p. II, N 531).

Публикуется по изданию - LUB, Bd. II, N 698.

Основание датировки - в тексте.

10. 25 ноября 1323 г. Послание Николая, стража прусских миноритов (францисканцев) к верующим

Всем верующим во Христа, желающим ознакомиться с этим посланием, брат Николай, страж прусской кустодии миноритов вместе с остальными пастырями, вверенными его попечению, [шлет] искреннюю любовь во господе.

Когда учителя истины видят, как клевета препятствует истине, то они должны не только сострадать потерпевшим, но и оказывать им, с пользой для дела, помощь подходящими средствами. Посему, видя, как доброе имя верующих мужей, господ из Тевтонского дома, тяжко и незаслуженно очернено на том основании, что иные из их противников дерзают утверждать, будто они [братья Тевтонского ордена] усиленно стремятся воспрепятствовать литовскому королю в желании принять вместе со своими подданными католическую веру, мы справедливости ради и в оправдание вышеупомянутых господ, в соответствии с тем, что для нас совершенно и вполне выяснилось из недавних событий, сообщаем в настоящем послании всем вам: этот ранее упомянутый король разослал по некоторым областям мира послания, в которых он объявляет, что желает вместе со своими приближенными и всем королевством креститься и соединиться с верующими народами.

Однако многочисленные полномочные послы, прибывшие с той целью к нему, не только узнали, что это обман, но даже, более того, слышали, как он сам порочил [имя] господа.

И этого мало - сторонники короля отовсюду стали вторгаться в пределы христиан, нанося ущерб тем, что огромное количество людей обоего пола, помимо убитых и сожженных в церквах, коим нет числа, они захватили в плен [и] угнали далеко в глубь страны.

Следовательно, каким образом может быть достоверным или вероятным то, что вышеупомянутые мужи, которые, покинув мир и предавшись столь великому благочестию ради защиты христиан, ежедневно подвергают себя опасностям и даже чаще, как мы с очевидностью заметили, идут на смерть, могут воспрепятствовать обращению вышеупомянутого короля и его народа, в то время как король и его приверженцы без конца наносят огромный ущерб христианам и им самим [господам Тевтонского дома]?

Итак, стремясь к тому, чтобы правдивое свидетельство о вышеупомяну­том послужило бы на пользу и во хвалу ранее указанным господам, мы скрепляем настоящее послание, привесив [к нему] наши достодолжные печати.

Дано в Кульме, в лето господне 1323, в день [святой] Катерины.

Послание 11

Рукопись из собрания булл папы Иоанна XXII.

Публикуется по изданию - HRM, t. I. N 108 ( = LUB. Bd. II, N 703).

Основание датировки - на эту дату приходится серия булл, посвященных той же теме (см. LUB, Bd. II, N 704-705).

una est sponsa mea. electa mea. immaculata mea - Библия, Песнь песней, VI, 9.

tu es. inquiens. Petrus. et super hanc pet ram hedificabo ecclesiam meam - Еванг. от Матвея, XVI, 18. Petra (греч.)- камень.

pasce oves meas - Еванг. от Иоанна, XXI, 15-17.

ego pro te etc.- Еванг. от Луки, XXII, 32.

tibi dabo claves regni etc.- Еванг. от Матвея, XVI, 19.

«Мы... желаем, чтобы ты... во всем отстраняясь от заблуждений схизматиков» и т. д.- следовательно, папа не забывал и о соперничестве православной церкви.

11. [1 нюня] 1324 г. Послание Папы Иоанна XXII Гедимину

Мужа высокого и благородного, Гедимина, славного короля литовцев и многих русских, Иоанн, епископ, раб рабов божьих, [призывает] чтить и страшиться господа.

Направленное к нам послание твоей милости, исполненное преданности и немногословное, пришлось, несомненно, по сердцу нам и братьям нашим, кардиналам святой римской церкви. Им ты возрадовал и возвеселил слух наш, когда мы внимали [уверениям в] твоей преданности, одобряли разумный замысел твоего спасения, напряженно думали, размышляя над тем, что ты заверяешь нас. будто питаешь благочестивую преданность господу и нам, а также римской церкви.

В начале своего послания после первых же слов о твоем любезном [нам духовном] спасении ты добавил, что все исповедующие христианскую веру должны подчиняться нашему руководству и что сама вера католическая направляется попечением римской церкви [и] сообщил нам, что некогда твой предшественник Миндовг вместе со всем своим королевством был обращен в христианскую веру, но вследствие жестоких и вредоносных несправедливостей со стороны любезных сынов [наших] магистра и братьев Тевтонских ордена святой Марии Иерусалимской они от веры той отклонились и вновь впали в прежнее заблуждение подобно тому, как и ты по той же, должно быть, причине, возможно против своей воли, пребываешь до сего дня в таковом заблуждении; а также ты последовательно перечислил в том же послании великое множество невероятных притеснений, несправедливостей, бесчинств, обличающих того же магистра и братьев, добавляя, что ты никогда не ведешь борьбы с христианами из желания сокрушить христианскую веру, но защищаешь себя от врагов своих [подобно тому], как поступают другие короли и князья христианские, и что у тебя живут братья Ордена миноритов [и] проповедников, которым ты предоставил и обеспечил полную свободу крещения, проповеди и просвещения христиан, а также неверных, дабы обратить их к всемогущему господу богу.

Наконец, ты смиренно умолял нас удостоить вниманием твое бедственное положение, поскольку ты готов, подобно другим королям- католикам, нам во всем следовать и принять истинную веру, если только тебя не будут ни в чем притеснять вышеупомянутый магистр и братья, и избрал нас и упомянутых братьев наших кардиналов римской церкви в отцы себе и сыновьям своим, тем, которые есть, и тем, которые будут, а также ты еще нижайше просил, чтобы мы соблаговолили послать к тебе в эти владения для установления мира и определения границ любезного брата нашего Фредерика, архиепископа рижского, вместе с легатом нашим и апостольского престола.

Затем по прошествии некоторого времени второе, пронизанное ароматом благочестия, послание, которое предназначила нам твоя милость, до краев преисполнило весельем и даже ликованием нас и упомянутых братьев наших, поскольку ты и все остальные князья и бароны твоего королевства, похвально продолжая оставаться твердыми в принятом решении относительно нас и упомянутой церкви, заявили, что [и] ты и они, замечательные [своей) неподкупной искренностью, согласны с тем, что в тебе есть тот дух почтительной покорности, который снизошел на тебя, как мы верим, не без дара божественного милосердия, в соответствии с чем в начале того же послания указывается, что ты признаешь, сообразно с божественным предначертанием, единого бога отца и сына и духа святого и в это ты крепко веришь и [этого] придерживаешься, почитая нас от самого этого господа бога, истинного и живого, пастырем и руководителем всех нуждающихся во спасении, чтобы то, что мы связали и разрешили на небесах и на земле, оставалось незыблемым по воле высочайшего судьи.

Сверх того, это послание содержит много приятного и любезного нашим намерениям, о чем мы в настоящем послании краткости ради умалчиваем.

Мы же, обсудив с должным вниманием вместе с теми же братьями нашими [кардиналами] как первое, так и второе послание, многократно возблагодарили всемогущего бога отца, от коего проистекает всяческое благо, в чьей руке сердца королей, для коего без всякого затруднения исполняется желаемое, за то. что, как кажется, милость святого духа озарила твои духовные очи лучами своего сияния и указала тебе путь католической веры, чтобы ты с присущей королю рассудительностью разумно восстановил ту католическую веру, которую твой ранее названный предшественник принял вместе со своим королевством, хотя они, отклонившись от нее в дальнейшем, впали предосудительно, как повествовало твое послание, в прежнее заблуждение, [и возблагодарили мы всемогущего бога] в особенности в предвидении того, что исполнится великое и благотворное желание наше и самой церкви быть свидетелями, как она пополнится многочисленным потомством рода человеческого и как различные племена народов будут обитать в доме господнем, объединенные попечением этой же веры в единый любезный Христу народ.

Во всяком случае этот дом, именно, единую соборную церковь, непорочную и незапятнанную, избрал наш господ бог для себя и народов, как читается в «Песне песней»: «Одна есть невеста моя, избранная моя, незапятнанная моя».

Так же, сам господь свидетельствует в «Евангелии», что одна есть овчарня у овец и один пастырь, а в «Речениях апостолов» католическая вера утверждает, что едина католическая и апостольская церковь, а церковь эту господь Иисус Христос на себе же самом, как на краеугольном камне, заложил и пролитием драгоценной крови своей искупил ее [и] руководство ею вверил главе всех апостолов, блаженному Петру, викарию своему, и через него его преемникам предоставил преимущество единственной в своем роде привилегии, сказав: «Ты - Петр, и на камне том воздвигну церковь мою»,- и [также] когда после воскресения своего трижды повторил Петру: «Паси овец моих», и еще передают, господь молился за веру его, говоря ему в «Евангелии»: «Я за тебя молился, Петр, чтобы не оскудела вера твоя, и ты, некогда обратившись, утверди братьев твоих»; а чтобы у этого главы апостолов и его преемников была всеобъемлющая власть и несомненное право допускать [людей] в царство небесное, господь сказал ему: «Тебе дам ключи царства небесного, и что тобой будет связано на земле, будет связано и на небесах, и что тобой будет разрешено на земле, будет разрешено и на небесах». Следовательно, кто к этой овчарне вернется и к покровительству этого пастыря прибегнет вновь, и к тому же совершит жизненный путь, руководствуясь его учением и наставлением, тот заслужит милость спасения. Кто же от них уклонился, погибнет, будучи осужден.

И потому мы с отеческой любовью желаем, чтобы ты, не замедлив в своем спасении, заслужил присоединиться к сотовариществу избранных и воспринял благодать истинного обращения и общения, во что верит, чего придерживается и что хранит матерь римская церковь, во всем отстраняясь от заблуждений схизматиков, наставления которых уводят с дороги света и пролагают путь во мрак.

Вот почему мы по совету наших братьев [кардиналов] сочли нужным назначить к тебе и областям, подчиненным твоей власти, в качестве особых нунциев, как наших, так и указанного [апостольского] престола, досточтимого брата нашего Бартоломея, электензийского епископа, и любезного сына Бернарда, аббата монастыря святого Теофрида анициенского епископства, мужей, известных особенным знанием грамоты, достохвальной жизни и обхождения, не лишенных благодати евангельской проповеди и потому любезных нам и указанным братьям [кардиналам] и направляющих очи разума нашего, с тем, чтобы тебе в королевстве твоем возвестили «Евангелие» и проповедали бога и господа нашего Иисуса Христа, и разумно наставили и воспитали вас в истине подлинной веры, именно [веры] святой, катол1гческой и апостольской римской церкви, дабы воспринявшие, благодаря их спасительным поучениям о крещении самого Иисуса Христа, сына божьего, ты и народ твой, которые, возможно, еще не возродились в крещении, удостоились укрепиться святым таинством и украсили его славное имя соблюдением христианской веры.

Далее, поскольку ты в первом, а также во втором названных ранее посланиях нам и указанным кардиналам, братьям нашим, вновь я вновь обращался к упомянутым противоречиям с указанным магистром и братьями, то мы, внимательно выслушав,- это проистекает от нашего доверия и непорочного благочестия - что ты не отказываешься следовать здесь нашему и римской церкви суду и, покорно повинуясь ему, с доверием молишь о помощи, сообщим, когда ты после принятия этой веры вступишь в лоно церкви, тем же магистру и братьям посланием нашим, [заключенным] в мандатах, и сделаем по воле господа и благодаря тщательно продуманной предусмотрительности апостольского престола так, чтобы они полностью одумались [чинить] тебе такого рода неприятности, убытки и несправедливости и с тобой постарались жить по- братски и в мире, без которого зиждитель мира почитается недостаточно; и кроме того, поскольку после апостола блюсти всеобщую справедливость обязаны мы, то в отношении тех противоречий, тяжб и спорных дел, которые, как ты утверждаешь, у тебя имеются с указанными магистром . и братьями, мы решили, после свершения твоего счастливого обращения [в христианскую веру], явить величайшую справедливость и оказать защиту тебе и твоим родным и королевству; так что ты, избрав, как сообщается, вместе со своими сыновьями нас и указанных кардиналов, братьев наших, в отцы, можешь заслуженно радоваться, что выбрал таких отцов и что ты в нас и указанной римской церкви найдешь то, что надеялся найти в помощи отца и матери.

Впрочем, и упомянутым епископу и аббату мы предписали в мандатах, чтобы они между тобой и упомянутыми магистром и братьями относительно указанного постарались все уладить и примирить, что приведет к славе и хвале господа, возвышению католической веры, чести апостольского престола, возвеличению церквей и ободрению бедных, спасению души и тела.

Итак, мы твою королевскую милость просим, призываем и настоятельно требуем, чтобы ты во имя господне, а также указанного апостольского престола и нашего величия ради, приняв радушно и встретив достойно тех епископа и аббата, вернее говоря, нас в их [лице], разумно согласился бы с их указаниями и был бы для христиан-католиков, которые у тебя проживают, благочестивым и милосердным, благожелательным и благосклонным, и разрешил бы, чтобы эти епископ и аббат и другие достойные лица, имеющие благодать евангельской проповеди, которых они [епископ и аббат] привели бы для ее свершения, свободно проповедовали [учение] Иисуса Христа вышеупомянутым христианам, а равно и другим [людям], неверным, находящимся под твоей властью.

Дано в Авиньоне.

Послание 12

Копия хранилась в КА, ныне - местонахождение неизвестно.

Публикуется по изданию - LUB, Bd. И, N 705.

Основание датировки - в тексте.

12. I июня 1324 г. Послание Папы Иоанна XXII Немецкому ордену

Иоанн XXII и пр[очее] любезным сыновьям магистру и братьям [ордена] Тевтонских госпитальеров святой Марии Иерусалимской [шлет] привет и пр[очее].

Отец светозарный, от которого, как известно, исходит всякое благое даяние и всякий совершенный дар, подготовил, как представляется, ум славного мужа Гедимина, короля литовцев и многих русских, к познанию и приятию света католической веры, что мы узнали из преданнейших посланий его к нам и братьям нашим, кардиналам святой римской церкви, направленных нам лично; поэтому, ввиду настоятельного стремления указанного короля к познанию [символа веры католической].

мы позаботились направить в эти земли в качестве особых нунциев апостольского престола досточтимого брата нашего Бартоломея, епископа электензийского и любезного сына Бернарда, аббата монастыря святого Теофрида анициенского епископства, мужей, особенно известных ученостью, похвально проявивших себя ранее в ведении важных и трудных дел и горячих поборников католической веры, надеясь, что их рукой этот король и другие князья и знать вместе с народом указанных земель, возрожденные благодатью святого крещения, примут истинное и святое учение католической веры и евангельскую истину.

И поскольку этот король в противоречиях, тяжбах и спорных делах, которые, как утверждает, он имеет с вами, не отказывается следовать нашему суду и суду католической церкви, но, более того, с доверием молит о помощи, то, желая его и каждого неверного обратить в католическую веру и стремясь, насколько нам с божьей помощью удастся, достигнуть этого милостями и сохранить благодеяниями, мы вас всех убедительно просим, призываем и требуем, решительно вменяя вам в добродетель благочестивой покорности, чтобы, после того как этот король примет по воле божьей католическую веру, вы совершенно отказались бы чинить неприятности, убытки и несправедливости ему и людям его королевства, и мы желаем даже, чтобы вы с названным королем и другими обратившимися к вере католической людьми этих земель жили по-братски и в мире, без которого зиждитель мира почитается недостаточно.

Мы же, поскольку вслед за апостолом должны блюсти для всех справедливость, намереваемся после обращения этого короля в католическую веру явить относительно вышеуказанных противоречий, тяжб и спорных дел знаки апостольского попечения с целью скорейшего установления наивысшей справедливости.

Дано в Авиньоне, в июньские календы, в год восьмой.

Послание 13

На пергамене, если не подлинник, то подлинный проект отчета; хранится в РГА, ф. 2 («Внешний архив») Рижского магистрата, ящик № 18, докум. № 22.

Публикуется по изданию - PJIA, № 67.

Основание датировки - 22 сентября 1324 г. легаты вместе с архиепископом Фридрихом прибыли в Ригу; 3 ноября - их посланцы были в Вильно - см. в тексте, а 25 ноября - возвратились в Ригу (см. J. Voigt, Ge-schichte Preussens, Bd. IV, S. 392, Anm. I).

et processu. facto contra fratres - имеются в виду переговоры между архиепископом рижским Фридрихом и великим магистром Карлом фон Трир осенью 1323 г. в Авиньоне, при папском дворе.

miserunt те - текст речи рижского посредника Гедимина, ездившего к папе; весь документ состоит из трех частей: отчета посланцев, речи (написанной заранее) одного из них и записей (сделанных на обороте) секретной информации, quod vellet tenere dominum apostolicum pro patre... quia est antiquior me etc - ср. речь Довмонта (H. Серебрянский. Древнерусские княжеские жития. М., 1915); ср. слова Войшелка: «се ми зде близ мене сын мой Шварно, а другый господин отец мой князь Василко» (ПСРЛ, т. II, СПб., 1908, стб. 867). На Руси - еще в Изборнике Святослава (1076 г.) - см. В. Шимановский. К истории древне-русских говоров. Варшава, 1894, стр. 56.

dominorum terre - Landesherren - немецкие участники Виленского договора.

поп coacti расет - имеется в виду Виленский договор.

de ordine maiorum - видимо, речь идет о доминиканце.

13. [1324 г.] Сообщение посланцев папских легатов

Да будет вам известно, что мы.., посланные господами легатами апостольского престола, [а также] господином архиепископом [рижским] и советниками города Риги к королю Литвы.., прибыли в его город Вильну в субботу после праздника всех святых, и под вечер король приказал позвать нас к себе.

Когда мы пришли к королю, восседавшему вместе с советниками в своих палатах, мы вручили ему послания господ легатов, господина архиепископа, епископа эзельского и дерптского и советников Риги, которые он милостиво принял.

После этого мы сказали ему, что хотим обсудить с ним дела от лица господина апостольского наместника и ранее указанных господ. Он ответил, что в такой час [сделать это] неудобно, так как мы прибыли с дороги и после тягот [пути] должны отдохнуть и быть довольными и веселыми.

На следующее утро мы пошли к братьям-миноритам слушать мессу, и до мессы мы говорили с братом Николаем, стараясь узнать, придерживается ли король прежнего намерения, о котором он писал господину апостольскому наместнику и всему миру, [и] настоятельно просили его [брата Николая] дать совет (из которого мы 'поняли, что брат Николай состоит в совете короля), дабы брат Николай ради любви к христианству научил нас, каким образом мы могли бы вести дело господина апостольского наместника, вверенное нам. Он сказал, что намерения короля изменились таким образом, что он вовсе не хочет принимать веру Христову, и ничего другого мы добиться от него не смогли и так пошли в церковь слушать мессу.

Когда кончилась месса, мы говорили с братом Генрихом и Вертольдом, братьями-миноритами, как и прежде прося совета. Они ответили, что у короля были добрые намерения, но - увы - под влиянием других неожиданно возникших обстоятельств он совершенно изменил и отклонил [свой первоначальный замысел]. Они даже в течение целого года не были в его совете, а был [там] только брат Николай, которого они подозревали в том, [что он является причиной] этого несчастья и того, что [король] отклонился от предстоящего благого дела, которое он начал по внушению святого духа.

Между тем, когда мы были у мессы, король послал за братом Николаем, и, когда после мессы мы хотели идти на подворье в сопровождении брата Бертольда, пришел королевский посол и позвал братьев Бертольда и Генриха к королю.

После того, как была совершена трапеза, король послал за нами, но когда мы пришли, мы нашли его в королевских палатах вместе с его советниками, примерно двадцатью, что нам было очень неприятно, так как мы надеялись найти его одного.

После того как мы посовещались между собой, нам стал ясен [замысел короля] и из него мы поняли, что король изменил [свое решение], [и] чтобы снискать его благосклонность начали говорить о прибытии господ [легатов] и об имевшем место процессе против братьев [Ордена] и о возвращении после заключения мира пленных и их добра, за что он очень благодарил и был доволен.

После этого мы напомнили королю, как он направил свое послание господам советникам в Ригу, указывая, что он не может направить в город своих послов с посланием: ведь в предшествующем году он направил в город своего посла, [а] того в пути схватили, морили голодом и пьггали - [и] обращаясь с просьбой к советникам [Риги], чтобы они сами направили к апостольскому наместнику кого-нибудь из своих [доверенных людей] с посланием и делами короля и чтобы они не скупились на плату, потому что подошло время, которое в союзе с малым принесло бы великое; вследствие чего советники с радостью отправили меня... с вашим посланием к господину нашему папе, который через господина архиепископа с несказанной радостью принял ваше послание и на следующий день приказал созвать в консисторию кардиналов, которым он, согласно вашему желанию, сообщил то. что содержалось в вашем послании; при этом присутствовали господин архиепископ и я.

И тотчас господин папа не мог найти подходящих лиц для выполнения дела столь значительного и несущего спасение, но через некоторый промежуток времени он послал, согласно вашему желанию, о котором вы писали господину апостольскому наместнику и архиепископу, достойных уважения во Христе отцов и господ.., [облеченных] полнотой власти, которые с благословения господа вместе с господином архиепископом невредимыми прибыли в Ригу, направив нас пред лицо ваше пожелать вам все больших благ, посланы же они ради вашего обращения [в христианство], которого долго добивались вы и ваши предки, и с великим нетерпением желают видеть вас, так как они направлены [сюда] для вашего спасения и возвышения вашего королевства.

Тогда король спросил, знаем ли мы, что содержалось в послании, которое он предназначил господину апостольскому наместнику и архиепископу, и всему миру.

Мы сказали, каков был смысл послания, что-де король желал принять христианскую веру и креститься.

Тогда в ответ он начал говорить, что не приказывал писать этого, а если брат Бертольд написал, то пусть это падет на его голову. «Но если у меня было когда-нибудь [такое] намерение, то пусть меня крестит дьявол•.

После этого он стал уверять, что он хотел бы, как он и писал, господина апостольского наместника почитать отцом, так как он старше меня, и таковых я буду почитать отцами, и господина архиепископа я также почитаю отцом, так как он старше меня, а моих ровесников я буду почитать братьями, а тех, кто моложе меня - сыновьями, и пусть христиане чтут бога своего по-своему, русские - по-своему, поляки - по- своему, а мы чтим бога по нашему обычаю, и у всех [нас] один бог.

И, короче говоря, король целиком подтверждал содержание послания, исключив только крещение, поскольку он не желал креститься, и в связи с этим прибавил такие слова: «Что вы мне говорите о христианах? Где больше несправедливости, насилия, жестокости, бесчестия и излишества, чем у христиан, особенно у тех, которые кажутся благочестивыми, как, например, крестоносцы, которые совершают всякое зло; они захватывали епископов, бросали их в темницу и содержали в тяжелых условиях до тех пор, пока те не соглашались на все их желания, а других они изгоняли.

Они убивали клириков и священнослужителей, нанесли огромный ущерб городу Риге и не выполнили ничего из того, что в первое время насаждения этой христианской веры клятвенно обещали. Особенно [это относится] к прошлому году, когда здесь находились послы правителей земель и единодушно, без принуждения заключили мир для всего христианства, и скрепили его клятвами и, вдобавок, целовали крест, и тотчас ничего из того, что скрепили клятвами, не выполнили: ведь они убили моих послов, которых я, как мы постановили, направил ради укрепления мира, да и не только их, но многократно и многих других убивали, брали в плен, бросали в темницы и содержали в тяжелых условиях, и вследствие этого всем их клятвам я не верю».

На следующий день мы отправились в церковь миноритов и слушали мессу. По окончании мессы мы вернулись на наше подворье и, когда была завершена трапеза, король прислал к нам послов из [людей] своего совета, чтобы они спросили у нас, будем ли мы сохранять мир, который был установлен, и кто будет и кто не будет сохранять, и есть ли кто- нибудь, кто будет сохранять мир. Сам-де он готов сохранять, сообразно с тем, что он обещал, а тех, кто сохранять не будет, он-де приведет к покорности, и на это они потребовали ответ.

Посовещавшись между собой, мы ответили, что мы не знаем, почему король отказался от предстоящего благого дела, о котором он сообщил господину апостольскому наместнику, господину архиепископу и всему миру, [и] не знаем, что намереваются делать господа легаты, архиепископ и его помощники, но если королю желательно, то пусть он отправит вместе с нами своих послов, которые смогли бы обстоятельнее объяснить ему, будет сохраняться мир или нет.

И ему это было желательно при том [однако] условии, что мы возьмем этих послов под свою ответственность с тем, чтобы они могли прийти и уйти в полной безопасности, что мы и сделали.

После этого на следующий день переводчик короля, христианин, позвал нас на подворье братьев миноритов. Там мы нашли королевского уполномоченного вместе с его советниками в присутствии братьев доминиканцев и миноритов, и этот-то королевский уполномоченный спросил у братьев-миноритов, кто [писал] первое послание, направленное апостольскому наместнику.

Брат Генрих ответил, что то послание, с которым король направил своего собственного посла в город, писал он сам. С послом [же] тем в дороге обошлись плохо, бросили в темницу и морили голодом, а послание господину папе было переслано.

Тогда [уполномоченный] спросил у брата Бертольда, не он ли составлял послание, будто король хочет креститься.

Тот отвечал, что он составлял второе послание, которое было направлено через советников Риги, и в нем ничего не писал, кроме исходившего из уст самого короля, что тот-де желает быть покорным сыном и войти в лоно святой матери-церкви, принять христиан и, короче говоря, прославить веру христову, ибо он осознал свое [духовное] заблуждение.

И уполномоченный сказал в ответ так: «Значит, ты припоминаешь, что король не приказывал тебе писать о крещении?»

Тогда сам Бертольд и брат Николай из Ордена доминиканцев и мы все возразили, что быть покорным сыном и войти в лоно святой матери церкви есть не что иное, как крещение.

На это уполномоченный и брат Николай сказали в ответ, что именно брат Бертольд был тем, кто ввел короля в столь великое заблуждение, и, сказав так, они удалились.

Когда они собирались уходить, мы обратились с настойчивым вопросом к уполномоченному, сможем ли мы поговорить наедине с королем и лично с ним. Он ответил, что сообщит [об этом] королю.

И на следующий день король прислал [к нам] того же самого своего уполномоченного с некоторыми другими из [людей] своего совета, чтобы они поговорили с нами наедине, потому что сам король не мог говорить с нами лично, так как был занят с татарами.

И вот мы начали излагать им дело сообразно с тем, что было нам поручено нашими господами, и, как могли, растолковали им и просили, чтобы они сами при обсуждении [на совете] разъяснили королю, что если он останется верным и постоянным в прежнем благом намерении, то он сам достигнет такого же великого почета, какой имеет на земле каждый христианский король, и [даже] большего, и высоко вознесет свое королевство и весь свой род.

Ведь господин апостольский наместник дал нашим господам легатам всю полноту власти, какую он лично сам имеет, и что бы король ни пожелал, они предоставят ему вдвое больше и, короче говоря, он станет столь великим и могущественным королем и повелителем как никто в мире.

Кроме того, мы просили, чтобы [король] дал ответ в посланиях господам нашим легатам, архиепископу и городу, [а] они сказали, что король сделает [это] и отправит [грамоты] со своими послами, чего он [однако] не сделал.

То, что произошло потом [и] что мы тайно услыхали относительно этого дела.

Позднее мы услыхали от брата Генриха, брата Бертольда и других братьев и даже от лиц недуховного звания, что братья из Пруссии дали много дорогой одежды и добра тем, кто повлиятельнее из Жемайтии, поэтому те поднялись против короля, говоря, что если он примет веру, они захватят его самого, сыновей и всех близких к нему и при содействии братьев Тевтонского дома изгонят из его королевства и полностью истребят.

Такие угрозы они много раз на протяжении этого года бросали в лицо королю; тем же королю угрожали и русские, и будто поэтому-то король отклонился [от принятия] веры, так что он не решается больше говорить о крещении.

Сверх того, мы слыхали от тех же братьев-миноритов, что они слышали от сотоварища брата Николая из Ордена доминиканцев и даже мы сами... из его [сотоварища] уст слыхали, но [держали] промеж себя втайне, что брат Николай сказал ему следующее: «Однажды, когда я беседовал с королем, король заговорил о своем обращении, прося у мен< совета, что делать. Я ответил: «Мне кажется, что вы поступаете не мудгю Вы почитаете отцом рижского архиепископа, [а] он сам себя не мо; защитить, ведь он сам добрый двенадцатый год находится в Риме по cboi. делам, и до сих пор конца этому нет. Следовательно, как вас защитит тот, кто себе самому не может помочь; а господин апостольский наместник так далеко, что вы будете полностью и совершенно уничтожены прежде, чем он придет к вам на помощь. Но если вы хотите идти по этому пути.

то вы должны предпочесть какого-нибудь могущественного короля, как король Венгрии или Богемии. Они смогут вас защищать и оберегать».

И много такого мы слыхали, но в памяти удержать не смогли.

Позже, когда мы должны были возвращаться, мы направились к отцу Геннекину, переводчику короля, и сказали ему следующее: «Геннекин, ты христианин и обязан почитать Христа и христианскую веру, что ты, как мы знаем, [и] делаешь от всего сердца. Так как мы узнали, что ты был переводчиком между королем и братом Бер[тольдом], когда он писал вышеназванное послание, то призываем тебя во имя крещения, которое ты принял, чтобы ты подумал о спасении своей души и о страшном суде, где каждый обязан будет дать отчет о всех своих делах явных и тайных, и сказал бы нам истину, был ли у короля такой замысел, как писал он господину нашему папе о своем обращении и принятии веры Иисуса Христа».

Он ответил на это, прося, чтобы то, что он скажет, мы хранили в строжайшей тайне, так как, если [это] кому-нибудь станет известно, он лишится жизни: «Вы, господа, так усиленно уговаривали меня, что мне следует сказать правду. Я знаю, что король был тверд в своем решении креститься, так как он с величайшей охотой приказал написать послание, а почему он отклонился, я не знаю. Но дьявол посеял семя свое, и я прошу, как и прежде, чтобы вы держали это в тайне».

После этого мы услыхали от некоего брата Ордена миноритов, будто одна женщина из приближенных королевы открыла ему, что, когда мы там были [и] после того как ушли с беседы, король на всю ночь удалился в свою опочивальню, взяв с собой родственника своего Ерудоне, и горько плакал и, перестав, начинал снова, и как будто каждую ночь он делал так трижды, и, насколько эта женщина могла судить, он делал это потому, что он должен отказаться от своего первоначального решения.

Послание 14

Современная копия на пергамене, написана крайне мелким почерком; хранится в РГА, ф. 2 Рижского магистрата, ящик № 18, докум. № 24.

Публикуется по изданию - PJIA,№ 62 (LUB, Bd. VI, № 3072).

Основание датировки - упоминание о том, что прошлым летом рижский совет переслал письма Гедимина совету Любека. Заверенная копия Любека датируется июлем 1323 г. (CDL, pp. 27-32).

scriplis... auctenticis - из достоверных документов (autenticus - греч.).

in foro communi et in publico colloquio - видимо, следует понимать: на вече и на господе. Имеются в виду последствия договора Новгорода с Орденом (ГВН и П, № 37).

vestre honestati contra поз scripserant - имеются в виду письма прусских духовных лиц в защиту Ордена (см. №№ 9, 11).

14. [1324 г.] Послание Совета города Риги Любеку

Мужам избранным и достойным уважения, господам советникам Любека советники города Риги [желают] уважения, почета и всяческого благополучия.

Из донесений неких верных людей, а также из достоверных документов, а именно официальных актов, нам стало известно, что братья Тевтонского ордена, (живущие] у вас, тяжко оскорбили нас в своих посланиях помышлением о посланиях литовского короля, которые от имени того же короля мы в прошлое лето направили вам [и] которые, как утверждают упомянутые братья, мы сами же сочинили и скрепили печатью. Посему мы клянемся, что такого за нами ни бог не знал и не знает, ни люди, потому что мирный договор подлинный.

Ведь правители земель Ливонии и Эстонии, и особенно братья упомянутого Ордена, каждый от своего имени, единодушно и при взаимном согласии, направили своих полномочных послов к вышеупомянутому литовскому королю [Гедимину], чтобы разузнать и расследовать подлинность условий договора, [известного] из посланий самого короля вам и другим крупнейшим городам и правителям остальных в Тевтонии и в нашей рижской области.

Когда эти послы прибыли к названному королю с его посланиями, о которых идет речь, то после того, как послания были оглашены и выверены в присутствии всех послов, король публично признал, что к посланиям привешена его печать и что статьи, записанные в этих посланиях, исходили из его уст. Однако, когда короля спросили, собирается ли он сам руководствоваться этими статьями, он ответил: «Пусть ко мне придут послы господина папы, которых я ожидаю с величайшим нетерпением, [а] что на сердце у меня, то один бог знает и я». Так ответами он сильно укрепил каждую статью, содержащуюся в этих посланиях, о чем, вернувшись от короля, единодушно... свидетельствовали упомянутые послы.

Так что упомянутые послы не под влиянием угрозы или насилия, но из-за непреложной необходимости' и ради пользы христианских народов заключили с самим королем и его подданными прочный мир для всех христиан.

Упомянутые ранее послы, и особенно послы братьев Тевтонского дома, именно брат Иоанн из Левенборга, комтур Митавы, и брат Отто Брамгорн, которые, будучи спрошены одним достойным уважения рыцарем из послов, господином Вольдемаром из Розена, четырежды ответили, что Тевтонским орденом им предоставлена полная свобода завершить [это] дело, прежде всего и преимущественно упомянутые братья от собственного имени и от имени своего Ордена, а также и остальные послы вместе с упомянутыми ранее братьями [Ордена], посланными правителями вышеназванных земель, нерушимо поклялись от собственного имени и от имени своих правителей соблюдать этот мирный договор, а грамоты, составленные относительно вышеназванного мира, братья, о которых идет речь, скрепили своими печатями вместе с печатями всех остальных послов для предоставления королю [Гедимину] в свидетельство упомянутого ранее мира и ради предохранения, как вы найдете в списках указанных грамот, которые гонец из [лиц], присутствующих здесь, доставит для сопоставления вам и остальным [городам и правителям] вместе с ответом короля на выступления вышеупомянутых послов, а также в других статьях тех же грамот, изложенных более полно.

Братья же Тевтонского ордена, хотя их названные выше послы, как было сказано, клятвенно заключили прочный мир от имени упомянутого Ордена и скрепили мирный договор в знак верности своими печатями, отреклись от этого мира противно богу и справедливости и к тяжелому ущербу для всех христиан Ливонии и Эстонии и во вред сторонам, несогласным с теми же братьями в уклонении от заключенного мира, а именно, господину епископу эзельскому и его епископству, и городу Дерпту, и нам.

Мы же с благословения господа отнюдь не собираемся становиться и оказываться виновными в клятвопреступлении, а они явно и тайно противятся [выполнению договора], какими только могут, хитростями, о которых нам, однако, известно больше, чем другим.

Ведь только зимой магистр и братья упомянутого Тевтонского ордена заключили в Новгороде с русскими мир [с] целованием креста на том условии, что все наши сограждане, пришедшие в Новгород, лишились бы жизни и имущества. Действительно, сами русские удержали за собой добро этих наших граждан, а их выдали упомянутым братьям, хотя князь и посадник там же в Новгороде на вече и на совете на глазах у всех присутствующих объявили и сами новгородцы некоторым нашим гражданам говорили, что они совершили все дозволенным путем, поскольку они-де соблюдали полагающееся по праву обеспечение в отношении жизни и добра тех, которые при общей поддержке присутствовавших тогда там купцов из вашего города и других городов были отпущены свободными и вольными, за что вам и им мы приносим величайшую благодарность.

Когда вскоре после этого в Новгородскую землю прибыл упомянутый брат Отто Брамгорн, который, как было сказано, в Литве вместе с остальными послами заключил вышеуказанный мир, скрепив [его] клятвами от собственного имени и от имени своего Ордена, он тогда там же в Новгороде некоторых наших состоятельных граждан, вначале отпущенных, вновь захватил на основании старого договора. Эти граждане были вторично выпущены свободными и вольными из заключения по милости божьей и при поддержке и помощи названных выше купцов.

Эти и другие невыносимые тяготы они причиняют нам без предупреждения, с полной безнаказанностью на том основании, что мы, как сказали выше, не хотим по милости божьей, охраняющей нас, совершать или допускать клятвопреступление, возражая заодно с ранее упомянутыми братьями Тевтонского ордена против указанного мирного договора.

Затем, так как епископ и капитул вармийской церкви осмелились писать вам, возможно, по повелению других, что-де мы ради выгоды некоторых дел, временных и скоро преходящих, злобой, ложью, коварством и дерзостью изыскивая себе средства пропитания, самовольно распорядились всем присланным нам ранее [от короля], то мы отвечаем и хотим попытаться пояснить, что мы решили, насколько это зависело от нас, открыто трудиться во укрепление указанного мира на пользу всех христиан через наших послов, вместе с другими послами правителей вышеупомянутых земель Ливонии и Эстонии, но для нас яснее света, что вышеназванные братья Тевтонского ордена из-за товаров, которые находятся в их крепостях, именно Дюнабурге, Митаве и Розитене и в других укрепленных местах, смежных с литовцами и с их соседями, стараются нарушить упомянутый мирный договор, в то время как в указанных крепостях и укрепленных местах вышеназванные братья тайно ради торговли соблюдают особый мирный договор с теми же литовцами без согласия на то [других сторон].

Затем, еще до того как вышеуказанный общий мир через упомянутых послов с королем [Гедимином] и его [подданными] был установлен, славный правитель католик князь Мазовии [Бонислав], который только что по христианскому обряду сочетался браком с дочерью короля литовского, у этого короля настойчивыми мольбами получил в помощь войско литовцев, чтобы повести [их] против своих врагов, то есть в землю тетки своей со стороны матери, княгини добжиньской. Перед самым установлением названного мира войско это поспешно вернулось в свои пределы.

Сверх того, прежде чем ранее упомянутый король успел выпустить какие-нибудь послания, было совершено опустошение земель, именно [земель] епископства дерптского и короля датского, и они вопреки обещанному вам письменно и устно и, даже более того, вопреки написанному и сказанному вам лично, вознамерились отплатить [за это] любым путем.

Вы должны знать и мы с полной уверенностью утверждаем, что такие [люди], кто бы они ни были, выступают против справедливого мирного договора, [изложенного] в разосланных ранее посланиях; это мы готовы предупредительно доказать грамотами об упомянутом ранее мире, скрепленными печатями той и другой [заинтересованной] стороны, [т. е. печатями] короля литовцев и всех ранее упомянутых послов, каких бы от нас ни потребовали, и вы не должны никоим образом верить тому, что во вред нам писали вашей милости епископ и капитул вармийской церкви, о которых речь была выше, а также некоторые монахи.

Мы же преданно и настоятельно молим вас настоящим посланием, чтобы, если кто-нибудь, как было сказано, вознамерился бы говорить или писать что-либо во вред тому, о чем ныне идет речь, то вы соблаговолили бы не придавать [этому] никакой веры, пока не услышите наш ответ в наших посланиях, но оказывали бы нам во всем поддержку, защиту, уважение, покровительство ради нашего постоянного служения [вам], так как мы стремимся оказывать вам и вашим, кому только можем, услуги.

И мы с великой охотой давно направили бы вам упомянутые послания, но мы не могли [сделать это] вследствие затруднений в проезде и нападений братьев Тевтонского ордена, которые не позволяют вывозить какие бы то ни было послания за пределы [нашей] земли, а также по той причине, что эти братья не выполняют то, заслуживающее признания и имеющее законную силу, что между ними и нами в Пероне обсуждалось и было принято, скреплено клятвами и посланиями нынешних часто упоминаемых правителей земель Ливонии и Эстонии, и не разрешают нам пользоваться вольностями, которыми сообразно с нашими привилегиями и правом мы мирно владеем с древности.

Мы опасаемся, что нам вскоре, как мы поняли, предстоит великая война и распря с этими братьями по их почину [и], если мы предпримем что-нибудь против нее [этой войны] в свою защиту, наверное знайте, и мы призываем в свидетели всемогущего бога-отца и милосердную матерь деву Марию, что мы сделаем это вследствие необходимости для защиты и во имя справедливости, и мы умоляем преданно и усердно всех вас, чтобы вместе с нами [молили] самого бога, блюстителя справедливости, и блаженнейшую деву Марию, покровительницу этой справедливости, да покровительствуют они справедливости и защитят. Аминь.

Послание 15

Современная, слегка дефектная копия на пергамене, без печати; хранится в РГА, ф. 2 («Внешний архив») Рижского магистрата, ящик № 18, докум. № 24.

Публикуется по изданию - РЛА, № 69; ср. LUB, Bd. VI, № 3074.

Основание датировки - упоминание в приписке о возвращении рижского архиепископа Фридриха (22 сентября 1324 г.).

sinogthones- от греч.- живущие на одной земле.

15. [после 22 сентября 1324 г.] Послание Гедимина епископам Дерптскому, Эзельскому, Датскому наместнику Ревельской земли и Совету г. Риги

Гедимин, король литовцев и русских.

Досточтимым во Христе отцам и господам епископам дерптскому, эзельскому и наместнику земли ревельской, а также советникам города Риги и всем остальным, пребывающим с нами в мире, [шлем] свою дружбу и милость.

Мы извещаем вас, всех и каждого, и сетуем с болью в сердце, что мир, который был установлен между нами и скреплен с обеих сторон посланиями и утвержден господином папой, теперь без всякой вины нашей враждебно нарушен крестоносцами, братьями Тевтонского ордена, которые, не соблюдая условий договора и пренебрегая тем, что они должны были уведомить [нас] за два месяца до того, как нарушить мирный договор, и не задумываясь о справедливости, нанесли огромный ущерб подвластным нам землям, словно люди, забывшие о спасении своей души.

И [они нанесли ущерб] прежде всего тем, что захватили в плен шестерых живущих поблизости от них, кого почли нужным, дабы получить за них выкуп, и двоих безжалостно убили.

Также повсюду на дорогах - и на суше, и на воде - они расставили свою стражу, так что никто ни от вас к нам, ни от нас к вам не может пройти, хотя это явно противоречит предусмотренному в посланиях с обеих сторон.

Также убили они одного охотника из Упите, а двоих, захватив в плен, увели.

Также похитили они трех коней у Войната [и] отвели их к брату по имени Унгнаде.

Также они, пожалуй, захватили бы нашу крепость Медело, не будь она так сильно укреплена, однако множество людей они убили и иных увели с собой.

Также землю полоцкую они вражески разорили, людей и коней захватили [и] увели; часть из них они вернули, но, к немалому вреду для душ своих, все еще насильно задерживают двадцать человек.

Также ровно сорок дней спустя они снова, словно хищные волки, жестоко опустошили ту же землю, безжалостно убили восемьдесят человек, [а] некоторых увели с собой [вместе с] пятьюдесятью прекрасными конями, одеждой и другим добром, которого не счесть.

Также они приняли около трехсот холопов, подлежащих наказанию, которые бежали из наших владений, и ни одного из них не возвратили.

Таким образом, все [это] и многое другое, о чем рассказывать было бы долго, причинили нам после установления мира, т. е. во время [действия мирного договора] упомянутые братья-крестоносцы, которые ни бога не боятся, ни людей не страшатся, как люди, полагающиеся на силу своей руки. Но вы все знаете, какая кара постигнет нарушающих этот мир. Мы же, поступал по справедливости и обещав вам справедливость и покорность, им доныне ни в чем никакой обиды не нанесли, тогда как они при видимости мира нанесли нам безграничный урон. Что надлежит после этого делать, или, точнее, с кем поддерживать мир, сообщите нам об этом как можно скорее.

Дано в Вильне в день святой троицы. В знак верности мы почли нужным прикрепить к этому [посланию] нашу печать.

Также они [крестоносцы] нарушили верность [мирный договор], когда, обещав нашим послам безопасный доступ в своп владения, пришедших захватили в плен, исключая Лессе, которого они, изувечив, отпустили. Что сталось с остальными, мы не знаем по сей день. Лошадей [же] и все имущество их удерживают [братья-крестоносцы].

Также мы после того как услыхали, что господин архиепископ [Фредерик] вернулся из курии, направили к нему, справляясь о его здоровье, нашего посла; они упомянутого посла повесили.

Также было условлено, что они должны вернуть две крепости, именно Дюнабург и Межотне, чего они не сделали.

Все эти упомянутые ранее убытки мы понесли после [заключения] указанного мирного договора.

Сверх того, они [после установления мира] везде, где только могут, стараются по мере сил... лишить наших людей этого мира. Так что мир между нами долго сохраняться не сможет, если вы не найдете к этому иного пути.

Послание 16

Оригинал на пергамене; хранится в РГА, ф. 2, ящик № 18, докум. № 25.

Публикуется по изданию - РЛА, № 71.

Основание датировки - в тексте.

16. 2 марта 1326 г. Заявление Лессе, посла Гедимина

Во имя господа аминь. В том же 1326 г. в восьмой индикт, в двадцать второй [и] десятый месяц папства святейшего господина и отца Иоанна, божьим промыслом папы, на второй день марта, без малого, в три часа.

При мне, государственном писце, и нижеподписавшихся свидетелях, некий уполномоченный [на то] посол славного правителя господина Гедимина, короля литовцев и многих русских, по имени Лессе, произнес речь и сказал примерно следующее: «Досточтимые господа и особенно ты, клирик в государственный писец, я заявляю и говорю от имени господина моего Гедимина, короля литовцев, чьим послом, как вы знаете, я открыто являюсь и неоднократно являлся, от чьего сердца я говорю то, что говорю; и я хочу, чтобы вы хорошо знали, что вышеупомянутый король, господин мой, вместе со всеми своими подданными и подчиненными и желающими присоединиться к нему намерен строго соблюдать мир, установленный недавно между христианскими народами и нами, литовцами, скрепленный римской курией, объявленный всенародно господином нашим архиепископом и послами господина папы, аббатом и епископом; относительно этого мира здесь у вас есть наше повсюду разосланное послание и у нас в наших владениях - ваше; от названного же господина папы у вас есть такого же рода послание, подтверждающее мирный договор; [так вот] согласно содержанию этого послания, именно сообразно с мирным договором и приданием законной силы написанному, [король наш и намеревается строго соблюдать мир], если только не будет вынужден необходимостью [отказаться от этого], защищаясь от своих завистников, враждебным выпадам которых мы, как всем известно, непрестанно подвергаемся. Ведь после того, как упомянутый мир был заключен и утвержден, люди нашего короля были захвачены крестоносцами, безжалостно ограблены и убиты, как уже ясно видно [на примере] послов самого господина короля.

Ведь когда указанный мир был заключен и утвержден, [а] я, как [и] теперь, направлен, что вам всем известно, в эти владения послом от господина моего короля, меня в Ашерадене, вместе с моими спутниками и свитой взяли в плен братья Тевтонского ордена, ограбили, перевозили из крепости в крепость, обрекали со временем на жалкую гибель, и держали в тяжком плену до тех пор, пока упомянутые послы господина папы своими протестами, заявлениями и с помощью мандатов не вызволили нас, состоятельных и свободных, из плена и оков вместе с отнятым у нас имуществом. Да воздаст им за нас наш господь бог.

Спутников же моих, русских, отправленных вместе со мною, те же братья снова ограбили в своей крепости Дюнабург, когда те, вернув себе добро, после плена возвращались домой.

А поскольку мы на все [это] жалуемся, то они стараются очернить доброе имя господина нашего, названного выше короля, и всех наших литовцев перед господином апостольским наместником, кардиналами, королями, князьями, городами и всеми другими христианами, перед кем [только] могут, говоря, что мы-де отклоняемся от этого мирного договора, в чем нет нисколько правды, так как об этом ни сам господин наш король, ни кто-нибудь из наших доселе не помышлял, разве только - избави нас бог - это случится, как уже было сказано, в силу какой-либо настоятельной необходимости, ибо мы узнали, что упомянутые братья Тевтонского ордена не выполняют, как требует вышеназванное послание [о мире], мирного договора в той его статье, что все дороги на суше и на воде должны быть во всякое время свободны для каждого.

Это совершенно ясно на примере кораблей с товаром, именуемых «ладьями», державших путь на Русь, которые, как нас известили, были задержаны теми же братьями в их крепости Дюнабург и к тяжкому убытку для дел их [владельцев] не были пропущены далее туда, куда они направлялись; и на примере купеческого каравана, направлявшегося недавно в Литву и прошедшего с огромными трудностями и издержками больше половины пути, который они [братья Тевтонского ордена] недавно захватили, ограбили, [и] даже некоторых [людей] эти же братья увели в оковах с собой в крепость свою Митаву, подвергнув [их] на время тяжелому плену, и принудили после этого вернуться домой не закончив дела.

Поэтому, когда вышеназванному нашему королю стало известно, что указанный мирный договор в соответствии с его содержанием выполняется весьма плохо, он послал меня в Пруссию к братьям Тевтонского ордена разузнать о соблюдении упомянутого ранее мирного договора, почему они всякий раз, когда [им это] было угодно, не выполняли условия, что все послы должны спокойно и беспрепятственно проходить через земли всех христиан и литовцев, [и приказал мне не прекращать дела], пока не откроется истина относительно изложенного ранее.

После этого упомянутый король наш Гедимин направил в земли Ливонии своих послов, из которых один, по имени Курсо, [ими] руководил. В Ашерадене их захватили упомянутые братья и взяли в плен, и не пропустили к тем именно правителям, к которым они были посланы.

Затем подобное же упомянутые послы претерпели от братьев [Ордена] в Митаве.

По этой причине король наш и мы все чрезмерно и несказанно удивляемся и не в состоянии скрыть изумления, что эти братья Тевтонского ордена с господином своим папой, который, как вы говорите, есть наместник господа на земле, глава и повелитель всего мира, как видно, ничуть не считаются, поскольку они вовсе не стремятся соблюдать мирный договор, утвержденный именно самим господином папой.

Кроме того, господин наш король желает и воля его такова, чтобы тотчас к нему были направлены послы, которые бы внесли полную ясность во все, о чем упоминалось ранее».

Писано в Риге, в год господень, в индикт, папство, месяц, день, которые [обозначены] выше, в присутствии избранных и достойных уважения мужей, господ, Иоанна Лангезиде.., Эрнеста из монастыря, Генриха из Кальмера, Германа из монастыря и Генриха Мейе, свидетелей для этого особо приглашенных и призванных.

М[есто] п[ечати] п[исца].

Я же, Арнольд из Вифгузен, властью святой римской империи обычный государственный писец, все вышесказанное слово в слово, как слышал, написал и по принятой форме изложил и призванный подпись свою, как положено, поставил.

Послание 17

Современная копия, на пергамене, без следов печати; хранится в РГА, ф. 2, ящик № 18, докум. № 28.

Публикуется по изданию - HUB, Bd. II, № 628.

Основание датировки - в тексте.

Balnike, Kelrayche, Nemensyane - вероятно, Балнинкай, Гедрайчяй, Неменчине,

scrodere (ст. 1,2)- переводим условно, ибо schroden - разрезать на части, размельчать (К. Schiller - A. Luebben, Bd. IV, S. 140), croeden - bekommeren, intronittere, occupare (ib., Bd. II, S. 574).

Vredelant (ст. 1,2)- зона мира, по-видимому, не оставалась неизменной - ср. pax latrunculorum 1376 г., заключенный между Орденом, с одной стороны, и Ольгердом, Кейстутом, Владимиром (сыном Ольгерда), «герцогом» - боярином (dux) Ступейкой (Стирпейкой) и Вайсевистом - с другой. Мирная зона начиналась у Икскюля, где кончался «мир* (т. е. владения) Ступейки, и шла вверх по Двине. В этой зоне были запрещены грабежи разрозненных отрядов, но большие и малые войска обеих сторон могли проходить через нее в любом направлении (см. LUB, Bd. II, N 1041).

nеnе pandinge don - это выражение соответствует русскому: «рубежа не творити» (см. К. Goetz, S. 45 и 336; ср. Н. Schroeder, S. 69).

17. 1 ноября 1338 г. Торговый договор Гедимина с Орденом

Это мир, который магистр Ливонии и король Литвы установили и высказали в следующих словах:

[1] От устья Эвясты прямо по дороге, которой владеет Гедимин, король Литвы, к Ницевре, йот устья Эвясты, пересекая Двину, к усадьбе, которая называется Успальде, и от нее прямо к деревне, которая называется Стрипайне; выше той деревни - ни через дорогу, ни на дороге - никакое войско - ни литовское, ни людей магистра - не должно ни убивать, ни грабить. Вот мирные земли в Литве: Балнике, Кедрайхе, Неменсиане.

[2] Далее, должна идти мирная земля от Эвясты вверх по направлению к ручью, называемому Педене, и далее от ручья - по старому миру, к

Адзеле. В мирной земле и выше ее не должно ни то, ни другое войско никого убивать или грабить.

[3] Далее, для любого купца, будет ли он христианин или язычник, Двина должна быть свободна - для едущих вверх и вниз - где она течет, и [должны быть свободны] все ручьи, которые впадают [в нее], выше Эвясты.

[4] Далее, немецкий купец может ехать по Руси и по Литве безопасно [для] жизни и имущества столь далеко, сколь простирается власть короля Литвы.

[5] Далее, пусть дорога вниз по обеим сторонам Двины, ниже впадения Эвясты, будет безопасна любому купцу на расстояние, на которое он может метнуть копье.

[6] Если случится, что человек, который не жил в мирной земле, попадет в мир[ную землю], он должен быть в безопасности; если же кто жил в этой мир[ной земле] и вышел из нее и был убит, в этом не следует винить ни одну из сторон: ни магистра, ни короля.

[7] Далее, должен купец иметь свободный путь, который называется «чистый путь»: всегда, когда немецкий купец приходит в Литву или Русь, пусть едет по стране, куда он хочет; равно же русский или литовский купец, всегда, когда он приходит в Ригу, пусть едет, куда он хочет, по стране Лифляндии столь далеко, сколь простирается власть магистра.

[8] Далее, если немецкий купец находится в Литве и умрет как христианин, его имущество должно остаться в безопасности; если же он будет убит [немецким] войском, не должен король иметь в том вины; равно же если будет, что литовское войско двинется в христианскую землю и убьют они своего купца, будет он русский или литовец, не должен магистр в том иметь вины.

[9] Далее, если у немецкого купца в Литве или в Русской земле будет что-либо украдено, это следует судить там, где произойдет; будет также, что немец украдет что-либо у русского или литовца, равно же следует это судить там, где произойдет.

[10] Если будет, что немецкие купцы затеют тяжбу между собой в Литве или в Русской земле, то должны они перенести ее в Ригу и там следует это судить; равно же, если русские или литовцы затеют тяжбу между собой в земле магистра, они должны это представить своим старейшинам.

[11] Далее, если немецкий купец затеет тяжбу против литовца или русского или русский или литовец против немца, это следует судить там, где произойдет.

[12] Если бежит литовец или русский через мирную землю в христианскую и принесет с собой имущество и захочет король поручиться, что это имущество принадлежит другому, имущество следует возвратить; равно же если бежит человек из христианской земли через мирную землю в Литву или в Русскую землю и принесет с собой имущество и захочет магистр или ландмаршалк поручиться, что имущество принадлежит другому, имущество следует возвратить; и если бежит литовец или русский через не защищенную миром землю в христианскую и принесет с собой имущество, это имущество можно не возвращать; и если бежит кто-либо из христианской земли через не защищенную миром - в Литву или Русскую землю и принесет с собой имущество, это имущество можно не возвращать.

[13] Долее, не следует с обеих сторон произвольно устанавливать границы [для купцов].

[14] Еще, если захочет литовец или русский предъявить по стародав­нему делу иск немцу, он должен обратиться к тем, кому тот подвластен; равно же должен поступать немец [в отношении] литовца или русского.

Этот мир заключен от рождества господа в тысяча триста тридцать восьмом году, в день всех святых с согласия магистра и ландмаршалка и многих других достойных и совета Риги, которые на этом целовали крест; и с согласия короля Литвы и его детей и всех его бояр, которые так же свои обряды при этом совершили, и с согласия епископа Полоцка, короля и города Полоцка и короля Витебска и города Витебска, которые все на этом вышеназванном мире целовали крест. Этот мир должен сохраняться нерушимо десять лет.

 
Top
[Home] [Library] [Maps] [Collections] [Memoirs] [Genealogy] [Ziemia lidzka] [Наша Cлова] [Лідскі летапісец]
Web-master: Leon
© Pawet 1999-2009
PaWetCMS® by NOX