Вярнуцца: Археалогія

Голубович В. Голубович Е. Кривой город - Вильно


Аўтар: Голубович В., Голубович Е.,
Дадана: 25-06-2014,
Крыніца: Голубович В., Голубович Е. Кривой город - Вильно // Краткие сообщения Института истории материальной культуры. Вып. 11. М.- Л., 1945. С. 114-125.




Первая достоверная историческая запись о городе Вильно датируется 1323 г. и появляется в послании, отправленном вел. кн. Гедимином в ганзейские города. Вильно выступает тогда как столица великого княжества Литовского. Следующие сведения о Вильно, датируемые XIV в., дают нам некоторые представления об этом городе вообще.

Довольно обширные записи о Вильно появляются прежде всего в летописях крестоносцев, в связи с их нападением в 1390 г. на Вильно, когда ими был взят и сожжен Кривой город[1].

Из сопоставленных данных источников[2] выясняется, что г. Вильно в XIV в. имел следующие оборонительные сооружения: 1) Феодальный замок - местопребывание великих князей литовских. Замок этот состоял из двух частей: верхнего замка, расположенного на горе, которую называют Замковой или горой Гедимина, и нижнего, который прилегал к этой горе и был обнесен оборонительными стенами, подходившими к верхнему замку (рис. 46). 2) Так называемый третий замок или Кривой город, предназначенный для защиты населения Вильно.

Местонахождение и назначение княжеских замков не вызывает никаких сомнений у историков. Эти замки расположены были там, где теперь находятся остатки и развалины замковых сооружений, перестроенных в XV и XVI вв. Вопрос о существовании и местонахождении так называемого третьего замка всегда возбуждал споры, которые не закончены и в настоящее время[3]. До конца XIX в. для ряда ученых "третий замок" не существовал вообще в качестве отдельной укрепленной части города, так как предполагалось, что Вильно XIV в. имел только два замка. Это ошибочное мнение было опровергнуто В. Г. Васильевским в его докладе на IX археологическом съезде в Вильно. Подвергнув тщательному рассмотрению данные письменных источников, относящихся к 1390 г., В. Г. Васильевский доказал, что г. Вильно имел три сооружения, называвшиеся замками[4].

В связи с этим и возникает вопрос - где же в действительности находился Кривой город? По этому поводу выдвигались также различные гипотезы[5]. Не останавливаясь на них, перейдем непосредственно к рассмотрению материалов источников.

Летописец крестоносцев Иоган фон Посильге (Johan von Posilge) называет Кривой город "das obirste hus"[6], другой летописец - Виганд (Wigand), описывая схватку во время новой осады Вильно крестоносцами в 1394 г., происшедшую на месте разрушенного в 1390 г. Кривого города, определяет это место следующим образом: in loco antiqui castri in monte[7]. Таким образом, мы видим, оба эти источника указывают, что Кривой город находится на горе. На какой же горе мог находиться этот город?

В западнорусских летописях (между прочим, в списке Археологического общества)[8] имеется единственная достоверная запись письменной традиции об основании г. Вильно Гедимином[9]. Здесь мы находим указание на то, что кн. Гедимин "заложил город один на свинторозе нижний, а другой на Кривой горе, которою ныне зовут Лысою"[10]. Летопись, из которой извлечена приведенная цитата, датируется XVI в., т. е. временем, когда, согласно ряду других источников, Лысой горой в г. Вильно называлась теперешняя гора Алтария[11]. Эта традиция, приписывающая основание Кривого города кн. Гедимину, возможно, исторически неверна, так как Кривой город, как это показывают вещественные памятники, в действительности мог существовать еще до Гедимина. Однако, согласно этой традиции, представляется ясным, что в XVI в., русский летописец знал из каких-то источников, неизвестно - устных или письменных, что в Вильно на горе, которую в его время называли Лысой, существовал когда-то так называемый замок.

Замок этот или Кривой город, как это мы знаем из летописей, был разрушен в 1390 г. и позднее уже восстановлен не был[12], почему в XVI в. память о нем в Вильно не сохранилось; гора же, на которой находились когда-то замковые постройки, осталась пустой, т. е. лысой.

Археологические исследования полностью подтвердили, что именно на горе, которую теперь называют Алтария и которая в XVI в. была известна под названием Лысой, а еще раньше Кривой, - в феодальную эпоху находилась часть Вильно, и нет сомнения, что это был так называемый Кривой город.

Гора Алтария находится теперь почти в центре города при впадении р. Вилейки в р. Вилию (рис. 46). Гора эта песчаная, почему ее вершина довольно быстро и интенсивно разрушается водой и ветром; на ней нет никаких построек. Ее наибольшая вершина имеет форму плато и достигает высоты 165 м над уровнем моря и около 75 м над уровнем протекающей поблизости р. Вилейки. Гора, на которой стоял княжеский замок, ниже Алтарии на 15-20 м. Этим объясняется, почему летописец крестоносцев называл Кривой город замком наиболее высоким, а именно: "das obirste hus".

На горе Алтарии были обнаружены в 1933 г. культурные слои[13]. Произведенные в 1933 и 1939 гг. раскопки показали, что в некоторых нижних частях горы эти слои залегают на площади до 10 000 кв. м на глубине до 2 м под наносным песком, а в других, наиболее возвышенных местах, они подверглись почти полному уничтожению. В эти годы Археологическим музеем Университета Стефана Батория было раскопано до 500 кв. м. Общая же площадь Кривого города, судя по топографическим данным, была не менее 4 - 5 гектаров (рис. 46).

Такой сравнительно большой площади не противоречат показания и письменных источников; в летописях крестоносцев и в польской летописи[14] , а также в жалобах Ягайлы читаем, что Кривой город был больших размеров, так как мог приютить несколько тысяч жителей. Ягайло, например, пишет: "…осаждали Вильно, которое несомненно расположено на земле литовской; в нем находится три замка, из которых один, называемый Кривым, в котором много тысяч вооруженных и других знатных и простых людей обоего пола собрались для обороны замка и [одновременно] бежали [желая в нем] укрыться. В этом замке Казимир, князь христианский, дражайший родной наш брат, был поставлен вождем. И дальше в этом замке, теснясь, такое было количество вооруженных, что силой взять его было невозможно, - только изменой и обманом…" После вторжения крестоносцев в Кривой город, как пишет дальше Ягайло, "…там такая началась резня, во время пожара в этом замке, что много тысяч людей знатного рода, даже князей затем дворян и черни обоего пола без милосердия было убито"[15].

Кривой город был, по-видимому, деревянный; таким его описывают летописцы[16]. Следовательно, он имел деревянные оборонительные сооружения, от которых не осталось никаких видимых следов на поверхности горы; также не обнаружено следов ни валов, ни рвов; их, правда, могло и не быть, так как Алтария имела со всех сторон крутые склоны, являвшиеся хорошей естественной защитой.

Гора Алтария представляет собой возвышенность, состоящую из нескольких частей; три из них называются теперь "горами" - Бекешей, Крестовой и Столовой. Археологические раскопки захватили часть территории так называемой горы Бекеши, теперь сильно разрушенной. Эта гора на 15 м ниже Столовой горы, на которой, возможно, находилось древнее городище. Предположение, что древнее городище могло находиться именно на Столовой горе, вытекает из анализа топографии Кривого города. Широкое плато Столовой горы было, несомненно, заселено в период средневековья, так как на нем имеются остатки культурного слоя этой эпохи. Конфигурация же Алтарии такова, что только на Столовой горе могло быть древнее городище, которое и дало начало так называемому Кривому городу, а затем захватило также и прилегающие к Столовой горе части горы Алтарии.

На месте раскопок были обнаружены три культурных слоя (рис. 47). В верхнем слое были встречены следы большого пожарища. К этому слою относятся обнаруженные раскопками остатки шести изб и одной землянки, предназначенной, по-видимому, для хранения пищевых запасов. Все они были уничтожены огнем. Это, несомненно, и есть следы разрушения Кривого города в 1390 г.

Одна из изб, остатки которой наилучше сохранились, размером 5×5,5 м, имела деревянный пол, входную дверь в юго-восточной стене и печь в восточном углу справа от входа (рис. 48). Печь была сооружена из глины и камней и, как видно из ее сохранившихся частей, стояла непосредственно на полу. В другой избе печь находилась в северо-западном углу и тоже была сооружена на полу на подстилке из глины (рис. 49).

Землянка длиной 4,5 м (ширина ее не определена, поскольку половина ее еще не раскопана) была углублена в материке на 2,30 м. Пол ее был настлан из толстых досок, стенки обложены такими же досками. Крыша опиралась на столбы, врытые по углам внутри. В землянке обнаружено много обуглившегося зерна ржи и пшеницы, смешанных с ячменем и овсом.

Обуглившиеся зерна пшеницы, овса, ржи и ячменя были встречены также вблизи землянки и в остатках двух других изб. Это свидетельствует о том, что на поселении хранились продовольственные запасы.

Около второй избы было найдено много железных и бронзовых шлаков, что указывает на наличие металлургического производства.

Керамика, найденная в первом слое, вся выделана на гончарном круге и довольно сильно обточена. Собственно точеная керамика отсутствует вовсе. В огромном большинстве случаев в глине имеется примесь довольно крупных зерен песка, по-видимому, из раздробленных валунов, пережженных на огне (дресва). Некоторые сосуды имеют примесь желтого песка такого же происхождения. Формы сосудов довольно развитые, но преобладает тип курганного горшка; в орнаменте наиболее часта волнистая линия, преимущественно на плечиках сосуда. В первом культурном слое был найден только один фрагмент сосуда из глины без примесей, с зеленой глазурью.

В первом слое, кроме того, были найдены (рис. 50 и 51) наконечники стрел арбалета и стрел лука, боевой топор, ножи, шпора с подвижной звездочкой, наконечник ножен меча в готическом стиле, части железных лат, пряжки, части замков, струг, ножницы, скобели, ручки от железных сосудов, части брусков, кольцо от дверного запора, бронзовые гири для взвешивания (по-видимому, серебра) и пр. Все эти предметы датируют верхний слой XIV в. и указывают на то, что жители города, помимо вышеуказанных промыслов, занимались также обработкой дерева и торговлей. Найденные на поселении в большом количестве кости диких животных (тур, лось, зубр, серна, дикая свинья и др.) говорят о занятии охотой; кости домашних животных (лошадь, корова, свинья и прочие) свидетельствуют о существовании скотоводчества, а чешуя и кости рыб - рыболовства.

Второй слой датируется встреченными в нем предметами также XIV в. Его можно отнести ко времени одного из более ранних нападений крестоносцев на Вильно[17], когда ни княжеские замки, ни Кривой город не были взяты, но могла быть сожжена часть деревянных построек на горе Бекеше. Во втором культурном слое были, между прочим, найдены остатки разрушенной избы с глинобитным полом и печью, сложенной так же, как и печь в избе первого слоя. Эта изба была построена на месте какого-то пожарища (рис. 48).

Керамика второго слоя имеет такой же характер, как и первого, в нем нашелся только один глазурованный фрагмент. Были также найдены наконечник стрелы арбалета, наконечники стрел лука, маленький железный замок в форме зверька, сходный с акваманилами XI - XIII вв., части замков и ключи, пряжки, ножи, наконечники копья, жабка для хождения по льду, бронзовый пластичный перстень, и костяная обкладка с орнаментом.

Третий культурный слой, выступивший лишь на небольшой площади, принес более раннюю керамику, и по форме и по орнаменту сходную с курганной керамикой славянских погребений XI - XIII вв., лепленную на гончарном круге. Предметы инвентаря немногочисленны, а именно: пряслица из камня серого цвета грубой выработки, нож и согнутый кусок железа.

В одном месте описываемого слоя обнаружены три перекрывавшие друг друга примитивные очага. Самый нижний был сооружен из деревянных брусьев, на песке. Размеры около 0,80×1,10 м (рис. 52, 1). В его северо-восточном углу находился довольно большой горшок, целиком вкопанный в песок так, что устье его приходилось на уровне очага (рис. 52, 4). Горшок был заполнен золой, песком, углями и жжеными костями птицы, по всей вероятности, петуха. Этот нижний очаг был перекрыт другим очагом, сложенным из небольших камней и глины (рис. 52, 2). Посередине этого очага камни были целиком обмазаны глиной, а по краям выступали наружу, образуя кольцеобразный венчик очага. При сооружении этого очага на горшок нижнего очага налегли камни и глина, почему верхняя часть горшка оказалась разваленной. Второй очаг носит следы чинки. На него, считая снизу, налегал третий (рис. 52, 3), сложенный целиком из глины, в которой ясно сохранилась и часть того места, где разжигался огонь: глина в этом месте сильно выжжена и растрескалась. В каждом из описанных очагов прослеживалась прослойка золы и части разбитых сосудов.

Выше над описанными очагами третьего слоя, почти по вертикали, находились остатки печи избы с глинобитным полом второго слоя и развалины печи избы с деревянным полом первого слоя. Таким образом, в этой части вскрытой площади можно проследить пять последовательных этапов в развитии устройства очага и печи в трех различных культурных слоях. Дата третьего слоя с трудом поддается определению. Он может быть на несколько десятилетий старше второго слоя. Начало его образования можно отнести с достаточной осторожностью к XIII и даже XII в. Такой датировке пока ничто не противоречит.

Эта датировка не распространяется, однако, на другие части города и, прежде всего, на предполагаемое древнее городище на Столовой горе, которое могло возникнуть гораздо раньше.

Для определения времени возникновения городища имеет, несомненно, значение самое название "Кривой город" и вопрос его происхождения. Во всех источниках, на различных языках его названия сходны, а именно - являются переводом славянского "кривой", - "Curvum castrum", "Krziwigrod" и "Кривой город". Однако можно предполагать, что первоначальное его название могло иметь и другое значение. Вопрос о связи названия "Кривой" с топографической кривизной возбуждает сомнение, так как город не стоял на какой-нибудь выдающейся кривизне. Общепринятое в XIV в. обозначение городища термином "Кривой город", возможно, скрывает в себе более древнее название, связанное с предполагаемыми основателями этого города, а именно - с кривичами. Происхождение названия "кривой" от "кривичи" вполне вероятно. Этому не противоречит также и самая история виленских земель. Древнерусское городище Вильно могло существовать как "Кривич-город" уже в XI - XII вв., когда полоцкому княжеству принадлежала и часть литовских земель.

Подведем краткие итоги:

1. Кривой город - Вильно в XIV в. был расположен на теперешней горе Алтарии.
2. На основании археологических данных, которыми мы располагаем, можно отнести его основание ко времени ранее XIV века.
3. Исследованные нами памятники указывают на тесную связь этого города с русскими землями.
4. Относящееся к XIV в. название "Кривой город" можно рассматривать как происходящее от более древнего названия "Кривич-город".

Все это позволяет выдвинуть следующие предположения:

1. Кривой город - Вильно мог быть основан кривичами во время расширения территории кривицкого княжества в раннефеодальную эпоху на запад.
2. Еще до времени княжения Гедимина Кривой город развился и вырос в такое значительное поселение, что Гедимин, если верить письменной традиции, счел нужным перенести сюда столицу Великого княжества Литовского.

Такое развитие исторических событий может уяснить многие моменты, связанные с начальными этапами жизни Вильно. Необходимо, однако, помнить, что все выдвинутые предположения найдут подтверждение или, наоборот, будут опровергнуты лишь в результате дальнейшего археологического изучения остатков древнего о города на горе Алтария.

На этом можно было бы закончить наш краткий отчет о состоянии изучения археологических памятников и проблем, связанных с Кривым городом.

В течение двух месяцев 1940 г., нами было вскрыто на территории этого замка приблизительно 95 кв. м около фундамента северной башни. Зарисовка и анализ пяти главных профилей и нескольких вспомогательных профилей позволили довольно четко распределить вещественные остатки из 20 горизонтов и наметить относительную хронологию каждого из них в пределах общих хронологических рамок от V до XX вв.

Почти на всей вскрытой раскопками площади прослеживалось шесть основных культурных слоев, из которых три слоя, в свою очередь, представлялось возможным разбить на несколько горизонтов, выявляющих некоторые хронологические различия.

Слой VI, лежащий на материке, в нижней своей части дал керамику и другие предметы, подобные вещественным находкам из летто-литовских городищ и могильников, относящихся к так называемому в литовской литературе среднему периоду железа (V - VIII вв.). В верхней части слоя VI и в слое Vd встречена была почти исключительно керамика, характерная для славянских могильников XI - XIII вв., а также стеклянные браслеты, вероятно, киевского происхождения: крученые желтые, черные гладкие и черные с зелеными полосками. Этот инвентарь переносит нас сразу в XII - XIII вв. Вместе с указанными находками спорадически попадались также фрагменты керамики, характерной для нижней части слоя VI, датируемого V - VIII вв. Последние, однако, могли попасть в слой Vd вместе с частью слоя VI, который находился на наиболее возвышенных частях горы и сполз вниз еще в начале существования здесь раннесредневекового поселения. Таким образом, в части слоя VI и Vd перемешались вещественные находки, датируемые различными довольно отдаленными периодами.

Лежащие выше слои содержали в себе предметы и следы событий того времени, которые уже можно определить более точно, именно: слой Vc относится ко времени, предшествующему нападению крестоносцев, т. е. примерно около 1365 - 1390 гг.; слой Vb содержит, между прочим, первые следы нападения крестоносцев (датируется временем около 1390 г.) и первый наиболее ранний кирпич; слой Va представляет первые несомненные следы воздвигнутой на горе в начале XV в. постройке из камня, кирпича и извести.

Слои IV a, b, c, d относятся к периоду довольно спокойной жизни каменного замка - XV в. до середины XVI в.
Слой III d - это результат большой перестройки замка в XVI в. Об этом мы знаем также из письменных источников, которые относят ее ко времени около 1553 г.
Слои III c1, c2 и c3 отражают период жизни замка XVI в. Он содержит следы разрушения замка в 1661 г. во время осады в нем казаков.
Слои III a и b, II a, b и c и I говорят о судьбе развалин замка после его разрушения - в промежуток времени от 1661 до 1940 г.

Остановимся на характеристике наиболее древних слоев. Из анализа слоев VI и Vd и сопоставления вещественных находок из них вытекает, что дофеодальное поселение, относящееся ко времени около VII в., было, по-видимому, разрушено огнем. После этого гора могла оставаться необитаемой в течение нескольких столетий. Следы нового поселения, совсем иного характера, чем первого, появляются большей частью в начале феодальной эпохи и характеризуются инвентарем, типичным для древнерусских городищ. Когда возникло новое поселение, точно сказать еще невозможно. Для ответа на этот вопрос необходимо прежде всего проверить данные, полученные раскопками 1940 г. на довольно незначительной площади и произвести новые, больших размеров раскопки, чтобы располагать более полным материалом.

Пока же, на основании вышеизложенного, можно сделать один вывод, весьма существенный, однако, для проблем истории развития Кривого города, а именно, что история поселения на Замковой горе не противоречит предположению об основании Кривого города кривичами.


[1] Scriptores rerum Prussicarum, т. II. Летопись Виганда из Марбурга (Wigand von Marburg), Leipzig, 1863, стр. 642; т. II - Летопись Борнбаха (Bornbach'a), Leipzig, 1863; т. III - Летопись Иогана фон Посильге (Johan von Posilge), Leipzig, 1866, стр. 165.; Monumenta Medii Aevi Historica, Codex epistolaris Vitoldi, collectus opera Antoni Prochaska, Cracoviae, 1882, стр. 1009 и стр. 196.
[2] К указанным выше источникам следует добавить описание Вильно, датируемое началом XV в., путешественника Gilbert de Lannoy, Script. rer. pruss., т. III, Leipzig, 1866, стр. 443 и 448.
[3] Jan Fijalek. Opisy Wilna až do polowy wieku XVII-go, Ateneum Wilenskie, т. 3 - 4, Wilno, 1923, стр. 318 сл.
[4] В. Г. Васильевский. Где находился виленский Кривой замок, Труды IX археол. съезда, М., 1897б стр. 120-121.
[5] Kronika Macieja Stryikowskiego. Warszawa, 1846, стр. 369 и сл. - Jósef Kraszewski. Wilno, т. 1, стр. 28. - Tadeusz Korzon. Dzieje wojen wojskowiści w Polsce, т. I, Akademija Umiejetności, Kraków, 1912, стр. 112. - Mieczysław Limanowski. Najstarsze Wilno. Wilno I Ziemia Wileńska, т. 1, стр. 127. -Władyslaw Semkowicz. Hanul, namiestnik Wilenska (1382 - 1387), jego réd. Ateneum Wilenskie, т. VII, 1930, тетр. 1 - 2, стр. 3 - 4. - Wacław Gizbert Studnicki. Wilno w rzędzie stolic Rzeczy pospolitej Polskiej, Wilno I Zemia Wilenska, т. 1, стр. 144. - Jan Fijalek. Opisy Wilna…
[6] Script. rer. pruss., т. III, стр. 165.
[7] Script. rer. pruss., т. II, стр. 65 сл.
[8] ПСРЛ, XVII, СПб., 1907, Супрасльский список, стр. 79-80; Академический список, стр. 151-152; список гр. Красинского, стр. 165 и список Археологического общества, стр. 261-261.
[9] Летопись Стрыйковского (Stryjkowskiego) с XVI в. развивает ошибочную, вымышленную Стрыйковским традицию об основании Гедимином замка на теперешней Замковой горе (или горе Гедимина).
[10] ПРСЛ, XVII, Список Археол. общ., стр. 261 - 261.
[11] Jan Fijalek. Opisy Wilna, стр. 392. - W. Kierzkowski. Dzieje placu katedralnego w Wilnie, «Wilno». Nr. 2, 1939.
[12] Script. rer. pruss., т. III, стр. 654.
[13] Włodzimier Hołubowicz. Krzywy Gród z XIV w. na Górze Bekieszowej w Wilnie, «Wilno», Nr. 1, стр. 27 - 33.
[14] Script. rer. pruss., т. III, Annalista Thorunensis, стр.1 69. 1565; т. II, Beilage III, Polnische Berichte, стр. 719.
[15] Monumenta Medii Aevi Historica. Codex epistolaris Vitoldi…, стр. 1009.
[16] Script. rer. pruss., т. II, Летопись Виганда, стр. 642; там же, т. III, Летопись Борнбаха, стр. 653: "zogen sie vor die Wille, die belegten sie und stormeten sie und gowonnen das holtzen hausz…"
[17] Первое нападение крестоносцев на Вильно произошло в 1365 г., последнее - в 1394 г.

 
Top
[Home] [Library] [Maps] [Collections] [Memoirs] [Genealogy] [Ziemia lidzka] [Наша Cлова] [Лідскі летапісец]
Web-master: Leon
© Pawet 1999-2009
PaWetCMS® by NOX