Вярнуцца: Археалогія

Седов В.В. Анты


Аўтар: Седов В.В.,
Дадана: 11-09-2014,
Крыніца: Седов В.В. Анты // Этносоциальная и политическая структура раннефеодальных славянских государств и народностей. М.: Наука, 1987. С. 16-22.



Сведения об антах имеются в сочинении Иордана «Гетика», законченном в 551 г. н. э. [1], и в произведениях византийских историков VI-VII вв. Прокопия Кесарийского, Менандра Протиктора, Маврикия, Феофана и Феофилакта Симокатты [2]. Иордан широко использовал не дошедшие до нас произведения Аблабия (середина V в.) и Кассиодора (конец V - начало VI в.) [3], поэтому его информация относится к V - первой половине VI в.

(41KB) Рис 1. Расселение антов в V-VII вв.:   а - памятники антов V-VII вв.; б - области расселения славянской группировки культуры Прага - Корчак (склавены Иордана); в - ареал балтских племен; г - племенные регионы (1 - территория хорватов по данным X-XII вв.; 2 - область расселения тиверцев; 3 - племя с неизвестным этнонимом; 4 - ареал уличей; 5 - основной регион русов).

В «Гетике» сообщается, что славяне-венеды «...ныне известны под тремя именами: венетов, антов, склавенов» [4]. Согласно тому же источнику, «анты же - сильнейшие из них - распространяются от Данастра до Данапра, там, где Понтийское море образует излучину: эти реки удалены одна от другой на расстояние многих переходов» [5]. По-видимому, эти географические координаты относятся к относительно ранней поре расселения антов (по Р. Хахманну, этот текст позаимствован у Кассиодора).

Сведения Прокопия из Кесарии относятся целиком к VI в. Они сообщают о поразительной многочисленности антов и об их более широком расселении. Они жили на просторах Северного Причерноморья между низовьями Дуная и утигурами, заселявшими побережье Меотиды восточнее Танаиса. Прокопий рисует широкий фронт их наступления на земли Византийской империи. Вместе со славянами и гуннами они двигались крупными, иногда многочисленными отрядами, нападая на Фракию, Иллирик и Элладу и опустошая области между Адриатическим и Черным морями. В 546 г. к антам было направлено посольство византийского императора Юстиниана с предложением занять город Туррис и за крупные деньги не пропускать гуннов к Дунаю. Неоднократно воевали анты также с аварами.

Принадлежность антов к славянскому этносу несомненна. Прокопий прямо сообщает, что анты и славяне пользуются общим языком, у них одинаковый быт, общие обычаи и верования, а некогда и имя было одним и тем же. В сочинении «Стратегикон» Маврикия, относящемся к концу VI в., описание жизни и нравов славян и антов дается нерасчлененно.

Однако из сведений византийских историков VI в. видно, что различия между антами и славянами не сводились к чисто территориальным. Анты неоднократно называются в источниках, наравне с такими этносами того времени, как гунны, утигуры, мидяне и др. Византийцы по каким-то признакам различали славян и антов и тогда, когда они служили наемниками войска империи. Очевидно, анты и славяне были отдельными племенными образованиями, различия между ними носили этнографический характер, а в языковом отношении не выходили за рамки диалектной дифференциации.

16

В исторической и лингвистической литературе неоднократно предпринимались попытки ответить на вопрос, какую часть славянства составляли анты и какова их роль в славянском этногенезе. Большая часть исследователей (А. Л. Погодин, А. А. Шахматов, Ю. В. Готье, Вл. Георгиев и др.) видела в антах восточных славян середины I тысячелетия н. э. Так, согласно А. А. Шахматову, анты составляли первый этап в истории «русского» (восточнославянского) племени, и племена «Повести временных лет» возникли в результате распада антского единства. Л. Нидерле, М. С. Грушевский, А. А. Спицын, П. Н. Третьяков и другие полагали, что анты составляли только южную ветвь восточных славян. Согласно третьей точке зрения, членение на славян и антов является отражением дифференциации праславянского языка на западную и восточную ветви. В настоящее время эти предположения имеют историографический интерес, поскольку археологами собран и исследован обширный материал, позволяющий осветить основные вопросы истории антов довольно конкретно.

Славянские древности V-VII в. в большом количестве известны ныне на обширных пространствах Европы - от Эльбы на западе до Днепровского бассейна включительно на востоке и от побережья Балтики на севере до Пелопоннеса на юге. На основе разнотипности керамического материала, приемов домостроительства и особенностей погребальной обрядности эти древности подразделяются на несколько локальных групп, по-видимому, соответствующих диалектно-этнографическому членению славянства того времени [6].

В юго-восточной части раннесредневекового славянского мира, там, где письменные источники локализуют антов, отчетливо выделяется группа памятников типа Прага-Пеньковка. Они характеризуются полуземляночными жилищами, округлобокими и бикопическими глиняными сосудами, отсутствием курганов и биритуальностью и известны (рис. 1) по Днепру и его притокам от устья Роси до Запорожья, в бассейнах Южного Буга, Днестра и Прута и в нижнем течении Дуная. В левобережной части Днепровского бассейна памятники типа Прага-Пеньковка достигают поречья Сейма, а на юго-западе, в междуречье Дуная и Прута, перемежаются памятниками другой славянской группировки, характеризуемой памятниками типа Прага-Корчак. Очевидно, здесь анты территориально перемещались со славянами-склавинами. Византийские авторы VI-VII вв. пишут о тесном взаимодействии славян и антов в области Истра.

Как свидетельствует археология, анты и их потомки вместе со славянами (склавинами) приняли участие в заселении Балканского полуострова, осваивали Адриатику и частично Среднее Подунавье, проникали на Пелопоннес.

Начало формирования антов как отдельной диалектноплеменной группировки славян связано с Черняховской культурой, получившей распространение в лесостепных и степных землях Северного Причерноморья в пространстве от нижнего Дуная до Север-

17

ского Донца. Черняховская культура - сложное полиэтническое формирование, куда входили местное скифо-сарматское население, гето-дакийские племена Дунайско-Днестровского междуречья, гото-гепиды и славяне. В условиях внутрирегионального смешения различных этносов население Черняховской культуры оставалось пестрым по своей племенной структуре. Об этом говорят и поселения с разнотипным домостроительством и могильные памятники с разнохарактерными погребениями. Нужно полагать, что в разных частях обширного Черняховского ареала протекали различные языковые и ассимиляционные процессы. Выделяется подольско-днепровский регион с элементами, ставшими позднее характерными для культуры Прага-Пеньковка [7].

Основу населения этого региона составляли местные ирано-язычные (скифо-сарматские) племена и расселившиеся среди них славяне. Постепенно скифо-сарматские культурные элементы здесь отходят на второй план, а славянские набирают силу, поэтому можно полагать, что ираноязычное население подверглось славянизации. Результатом двух-трехвекового симбиоза части славян с иранцами и было формирование отдельной праславянской диалектно-племенной группировки, известной в письменных источниках под этнонимом анты [8].

18

Какова же была общественно-политическая структура антов? Все данные свидетельствуют о том, что анты в начале эпохи средневековья не образовывали какого-то общего политического объединения, единого племенного союза. Из текста сочинения Иордана можно догадываться, что в VI в. было несколько антских племен, имевших свои наименования.

Племя составляло определенную ступень общественно-политического устройства антов. По-видимому, это были не древние племена, сохранившиеся с эпохи родо-племенного строя, а политические союзы территориальных общин или остатков старых племен. Прокопий писал об антах VI в., что они «...не управляются одним человеком, но издревле живут в народоправстве, и поэтому у них счастье и несчастье в жизни считается общим делом» [9]. Иными словами, анты, по Прокопию, не знали единодержавной власти, подобной византийской, и жили на основе самоуправления, обсуждая все общие вопросы на племенных собраниях.

Бурная эпоха передвижений и военная обстановка того времени создали благоприятную почву для роста имущественного неравенства, в частности богатства предводителей антских племен. Об этом наиболее ярко свидетельствуют клады, обнаруженные на территории расселения антов. Они состоят обычно из золотых, серебряных и бронзовых украшений, нередко инкрустированных самоцветами или цветным стеклом, и драгоценной утвари. В кладах вместе с вещами севернопричерноморского производства имеются предметы византийского и сасанидского художественного ремесла. По сообщению Иоанна Эфесского, анты научились вести войны лучше византийцев, поэтому они постоянно богатели, имея в своих руках золото, серебро, много оружия и коней. Эти данные свидетельствуют в пользу того, что в среде антов начался процесс социального расслоения. Решающая роль принадлежала, несомненно, имущественному положению того или иного лица или семье, главой которой было должностное лицо. Одним из таких вождей одного из племенных союзов антов был, вероятно, Мезамир, отправленный, как сообщает Менандр, к аварскому хану в качестве специального посла. Авары убили его: «Этот человек имеет большую власть у антов и может сильно повредить своим врагам. Нужно убить его, а потом без всякого страха напасть на их землю» [10]. Существенно то, что называется не только имя Мезамира, но и его отца и брата - Мезамир, сын Идаризиев, брат Келагастов. Это говорит о его родовитости, и не исключено, что власть таких племенных князей превращалась мало-помалу в наследственную. Маврикий и Феофилакт Симокатта называют их риксами.

На вопрос о том, какие конкретные племена имелись на антской территории в V-VII вв. письменные источники ответа не дают. Анализ археологической карты этого времени (рис. 1) показывает, что поселения антов рассредоточены в Северном Причерноморье не равномерно по всему ареалу, а располагаются более или менее крупными группами. Интересно, что эти группы

19

антских поселений V-VII вв. территориально соответствуют ареалам восточнославянских племен, известным по «Повести временных лет» и другим летописям. Из них хорваты, тиверцы и уличи, несомненно, вышли из антской среды [11]. В этой связи намечаемые более или менее компактные группы антских поселений можно отождествлять с племенами - племенными союзами раннесредневековых антов.

В Верхнем Поднестровье, там, где по археологическим материалам древнерусского времени локализуются летописные хорваты, выявляется большая компактная группа антских поселений. Ее можно отождествить с хорватами и таким образом углубить их историю до середины I тысячелетия н. э. Хорваты - племя праславянского периода. Этноним имеет иранское начало, поэтому можно полагать, что он восходит к периоду славянизации ираноязычного населения в рамках Черняховской культуры.

Известно, что около 560 г. хорваты подверглись нападению со стороны авар, в результате которого значительные группы этого праславянского племени мигрировали на запад в Далмацию и к верховьям Эльбы. Оставшиеся в Прикарпатье хорваты и составили племенной союз. Некоторые ученые высказывают предположения, что хорватский племенной союз в Прикарпатье существовал до рубежа VIII-IX вв. и охватывал не только верхнеднестровские земли, но и Малопольшу [12].

Вторая компактная группа антских поселений V-VII вв. локализуется в Среднем Поднестровье, там, где в IX-X вв. жили тиверцы. Этот этноним, по всей вероятности, произведен от гидронима «Тирас-Тира» (античное название Днестра). В свою очередь «Тирас» имеет иранское происхождение. Доживает этот гидроним до середины I тысячелетия н. э. В письменных источниках второй половины I тысячелетия н. э. уже господствует гидроним «Днестр-Данастр». Поэтому нужно полагать, что племенное название тиверцев восходит к антскому времени.

В Среднем Побужье размещалась третья группа антских памятников V-VII вв. Название этого племени антов определить не удается.

Четвертая компактная группа поселений антов выделяется близ Днепровской Луки и порогов. Ее надежно можно отождествлять с уличами, жившими здесь до X в. [13] По-видимому, к этому антскому племени относится экскурс Иордана, рассказывавшего о событиях IV в. н. э. Историк сообщает, что во времена Германариха анты подчинялись готам. Позднее, когда готы были покорены гуннами, готский король Винитарий, пытаясь освободиться из-под власти гуннов, предпринял военный поход в землю антов. Первоначально он был побежден антами, но потом осилил их, распяв для устрашения короля Божа с сыновьями и 70 старейшинами [14].

При описании событий, связанных с антами в период гуннского нашествия, упоминается Эрак, отождествляемая с Днепром. Остроготы при Германарихе и до него жили на Нижнем

20

Днепре. Где-то на Днепре, скорее всего - севернее готов, и должно было обитать антское племя, которое возглавлял Бож со старейшинами.

Выше по Днепру отчетливо намечается пятая группировка, которую следует идентифицировать с антским племенным союзом - народом рос, описанным в сирийской хронике середины VI в. псевдо-Захария Митиленского [15]. Изучению этого племени много внимания уделил Б. А. Рыбаков, который на основе географического анализа источников локализовал росов в Среднем Поднепровье и на р. Рось. Этот племенной союз антов положил начало Руси, или Русской земле IX-XI вв., находившейся в Среднем Поднепровье. Антское племя «рос», или «русь», выделяется не только географически, но и по характерным украшениям - зооморфным фибулам и большим односпиральным височным кольцам [16]. Русы, очевидно, участвовали в общеантских походах. В вещевых кладах, зарытых в их земле, имеются золотые и серебряные предметы, изготовленные в константинопольских мастерских, церковная утварь. Это - трофеи, привезенные из далеких походов.

В отличие от других антских племен, на территории которых известны исключительно рядовые, неукрепленные поселения V-VII вв., в земле русов рано возникает ремесленно-торговый пункт. Это - Пастырское городище, расположенное на р. Сухой Ташлык в бассейне Тясмина [17]. Поселение VI-VII вв. было основано на старом скифском городище, причем для нужд обороны были приспособлены древние валы и рвы. Пастырское поселение было крупным для своего времени центром ремесленной деятельности. При его раскопках открыты остатки мастерских по обработке железа, найдены крицы, шлаки, остатки горна, исследована кузница. Среди инвентаря, обнаруженного здесь, имеются орудия труда ремесленников и их многочисленные изделия, в том числе предметы вооружения. Найдено несколько кладов с ювелирными изделиями. Пастырское поселение с его ремесленно-торговым элементом было одним из ранних славянских протогородских центров.

Многочисленность богатых кладов и протогородского центра в земле русов выделяют его из прочих племенных регионов антов. Очевидно, следует согласиться с Б. А. Рыбаковым, утверждающим, что в VI-VII вв. в Среднем Поднепровье сформировался мощный союз антских племен, главенствующее положение в котором занимали росы-русь. Местоположение земли русов (в стороне от постоянных военных столкновений с византийским войском и беспокойными кочевниками) благоприятствовало укреплению этого союза. Что касается Подунавья, то вряд ли можно предполагать здесь наличие устойчивых политических образований антов. По-видимому, здесь союзы племен антов формировались по взаимной договоренности, на межплеменных сходках, для выполнения конкретных задач.

21

[1] Иордан. О происхождении и деяниях гетов: Getica. M., 1960.

[2] Мишулин А. В. Древние славяне в отрывках греко-римских и византийских писателей по VII в. н. э. - ВДИ, 1941, 1, с. 230-284; Прокопий из Кесарии. Война с готами. М., 1950; Феофилакт Симокатта. История. М., 1957.

[3] Hachmann R. Die Goten und Skandinavien. Berlin, 1970.

[4] Иордан. О происхождении..., с. 90.

[5] Там же. с. 72.

[6] Седов В. В. Происхождение и ранняя история славян. М., 1979, с. 101-143; Он же. Археология славян начала эпохи средневековья. - В кн.: Всесоюзная конференция «Советская археология в XI пятилетке» (Тезисы пленарных докладов). М., 1983, с. 18-21.

[7] Седов В. В. Происхождение..., с. 78-100.

[8] Седов В. В. Славяне и иранцы в древности. - В кн.: История, культура, этнография и фольклор славянских народов: VIII Международный съезд славистов. Доклады советской делегации. М., 1978, с. 227-240.

[9] Мишулин А. В. Древние славяне..., с. 237.

[10] Там же. с. 247.

[11] Седов В. В. Восточные славяне в VI-XIII в. - В кн.: Археология СССР. М., 1982, с. 123-132.

[12] Łowmiański H. Początki Polski. Warszawa, 1964, t. II, s. 114-200.

[13] Рыбаков Б. А. Уличи (историко-географические заметки). - КСИИМК, 1950, XXXV, с. 3-17.

[14] Иордан. О происхождении..., с. 115.

[15] Пигулевская Н. В. Сирийские источники по истории народов СССР. М.; Л., 1941, с. 165-166; Она же. Имя «Рус» в сирийском источнике VI в. н. э. - В кн.: Академику Б. Д. Грекову ко дню 70-летия. М., 1952, с. 42-48.

[16] Рыбаков Б. А. Древние русы. - СА, 1953, XVII, с. 23-104; Он же. Киевская Русь и русские княжества. М., 1982, с. 55-90.

[17] Археологія Української РСР. Київ, 1975, т. 3, с. 102-106; Седов В. В. Восточные славяне..., с. 22-24.

 
Top
[Home] [Library] [Maps] [Collections] [Memoirs] [Genealogy] [Ziemia lidzka] [Наша Cлова] [Лідскі летапісец]
Web-master: Leon
© Pawet 1999-2009
PaWetCMS® by NOX