Вярнуцца: Мартос А. Беларусь в исторической государственной и церковной жизни

Часть первая


Аўтар: Мартос Афанасий,
Дадана: 03-07-2012,
Крыніца: Мартос А. Беларусь в исторической государственной и церковной жизни, Минск, 1990.




ОГЛАВЛЕНИЕ

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ, ГРАЖДАНСКАЯ

ГЛАВА I. НАЗВАНИЕ "БЕЛАРУСЬ"

1. Общие сведения об этой стране.

2. происхождение названия "Беларусь".

3. Слово "Русь".

4. Беларусь - название старинное.

5. Белорусский язык

ГЛАВА II. БЕЛАРУСЬ И ЛИТВА

1. Древнее население Беларуси.

2. Происхождение названия "Литва".

3. Беларусь названа Литвою

ГЛАВА III. БЕЛАРУСЬ И ВЕЛИКОЕ КНЯЖЕСТВО ЛИТОВСКОЕ

1. Покорение Беларуси.

2. Расширение границ Великого Княжества Литовского.

3. Государственная власть в Великом Княжестве Литовском

ГЛАВА IV. ВЕЛИКОЕ КНЯЖЕСТВО ЛИТОВСКОЕ И ПОЛЬША

1. Династическая уния.

2. Попытки разрыва династической унии.

3. Политика поляков в отношении Великого Княжества Литовского.

4. Люблинская уния.

5. Причины успеха Люблинской унии

ГЛАВА V. БЕЛАРУСЬ ПОД ВЛАСТЬЮ ПОЛЬШИ

1. Административное деление.

2. Законодательство.

3. Полонизация края

ГЛАВА VI. БЕЛАРУСЬ И РОССИЯ

1. Раздел Польши.

2. Национальный облик Беларуси.

3. Российское- правление в Беларуси.

4. Возрождение белорусского самосознания.

5. Попытка, создания Белорусской республики.

6. Польско-большевицкий раздел Беларуси

ПРИМЕЧАНИЯ

ЛИТЕРАТУРА

ХРОНОЛОГИЯ ВЕЛИКИХ КНЯЗЕЙ ЛИТОВСКИХ


ЧАСТЬ ПЕРВАЯ ГРАЖДАНСКАЯ

ГЛАВА I. НАЗВАНИЕ "БЕЛАРУСЬ"

1. Общие сведения об этой стране. Точные границы Беларуси никогда никем не были установлены. Этнографические границы ее определил ученый Е. Ф. Карский, написавший капитальный трехтомный труд под заглавием: "Бьлоруссы", изданный в 1903 году. В первом томе названного сочинения он установил, что белоруссы искони жили и на своем языке разговаривали в следующих губерниях бывшей Российской империи: Виленской, Витебской, Гродненской, Минской, Могилевской и в уездах: Городнянском, Мглинском, Новгород-Северском, Новозыбковском, Стародубском и Суражском Черниговской губернии; Дорогобужском, Ельнинском, Красненском, Поречском, Рославльском и Смоленском Смоленской губернии; Зубцовском, Осташковском и Ржевском Тверской губернии; Великолуцком, Опочском и Торопецком Псковской губернии; Августовском и Сейненском Сувалкской губернии; Жиздринском и Масальском Калужской губернии; Брянском и Трубчевском Орловской губернии; Иллукстском Курляндской губернии и Новоалександровском Ковенской губернии 1).

На основании одного немецкого атласа, изданного до войны 1939 года, площадь Беларуси определена в 318.641 кв. километр. Но этнографическая площадь поселения белорусского населения превышает указанную выше в немецком атласе. Однако, если принять во внимание уменьшенную площадь Беларуси, то все же она больше Югославии, Румынии, Италии, Чехословакии, Греции, Болгарии и многих других существующих ныне государств.

Окружающие родственные соседи всегда посягали на белорусские земли и в любое время готовы добиваться своих прав на владение ими с оружием в руках. Во избежание кровопролития спорные области требуют справедливого решения без помощи военной силы.

Население Беларуси исчисляется в миллионах. Основываясь на статистических данных до 1939 года, на землях Беларуси проживало более 14-ти миллионов человек. Но вторая мировая война эти цифры сильно изменила.

Более значительными городами являются: Минск, Вильно, Витебск, Могилев, Гомель, Бобруйск, Полоцк, Гродно и многие другие, Большое число городов Беларуси существуют с самых древнейших времен, напр., с Х-XII веков. Первоначальная столица Беларуси и Великого Княжества Литовского был Новогородок (Наваградак или Новогрудок). Новогрудком он назван поляками. Позднее в историческое время столицею этого государства было Вильно. В наше время столицею Беларуси является г. Минск.

По роду занятия большинства населения Беларусь представляется страною сельскохозяйственною. Ее население, преимущественно сельское, искони хранит свой народный быт, свои национальные традиции, вековой уклад жизни, свой язык, христианскую веру и религиозные обряды. Эти особенности определили национальный облик народа.

В вероисповедном отношении Беларусь - страна православная. Среди ее населения есть римо-католики, евреи израилиты, татары магометане, кальвинисты и сектанты разного названия. По переписи 1909 г. римо-католиков было: в Гродненской губернии 5%, в Виленской губ. 15%, в Витебской губ. 3%, в Минской губ. 4%, в Могилевской губ. 3% 2). Остальные вероисповедания представляют незначительное число, кроме евреев, которых было много в Беларуси.

Почва в основном мало плодородная, требующая удобрения и большого ухода. Белорусские крестьяне всегда отличались трудолюбием, выносливостью и любовью к своим семействам. Эти качества сильно привязывали их к родным очагам и удерживали их от отъезда в другие края для поисков труда и поселения. Жили они в больших деревнях, свои дома строили из дерева почти по одному образцу, а крыши покрывали соломой. Этот строительный материал был самый дешевый. Деревенские дома располагались по обеим сторонам улицы, что придавало специфический вид белорусской деревне, которая обычно была густо заселена. Постройки стояли вплотную одна к другой, вследствие малой площади, занимаемой ими. Сельская беднота и малоземельное были причиною скученности белорусской деревни.

По природе белорусские крестьяне миролюбивы, терпеливы л благожелательны. Благодаря таким качествам, соседи жили в мире, в праздничные дни навещали друг друга, а в беде взаимно помогали. В советское время вековой быт и народный характер белоруссов сильно изменился под влиянием соответствующей пропаганды, а вместе с этим изменились психика и мировоззрение белорусского селянина. Создан новый тип человека, мало чем похожий по своему духовному облику на прежний, традиционный вековой. Белорусская деревня под советской властью изменила свое лицо до неузнаваемости.

Природные богатства Беларуси надлежащим образом не исследованы. В недавнее время в недрах земли обнаружены залежи торфа, особого рода глины для выделки извести, цемента, бетона, канализационных труб, керамики; найдены слои коалины для фаянсовых и фарфоровых изделий, залежи каменной соли, нефти, бурого и каменного угля, железной руды, горючих сланцов, руды цветных металлов, песка для выделки стекла и стеклянных изделий, а также открыты источники минеральных вод хлористо-натриевого типа. Эти природные богатства послужат на пользу развития страны.

Беларусь всегда славилась своими лесами. В древности в них водились туры, зубры, олени, лоси, козы, кабаны, козули, россомахи, рыси, волки, лисицы, соболи, куницы, выдры и другие лесные звери, а также богатство пернатых. Польские короли и российские императоры приезжали в эту страну на охоту. Впоследствии бесконтрольное уничтожение лесов и алчное истребление диких и редких зверей привело к тому, что многие породы их исчезли в белорусских лесах.

Страну орошают большие реки, из которых главными являются: Верхний Днепр с притоками: Сож, Беседь, Березина, Друт и др.; Припять с притоками: Птичь, Случь, Лань, Ясельда; Неман с притоками: Вилия, Щара, Уша; Западный Буг с Наревом, Супраслью, Бобром; Западная Двина с притоками: Межа, Улла, Диена, Полота, а также есть много больших и малых озер. В реках и озерах водилось много рыбы, но рыбный промысел не был развит,

2. Происхождение названия "Беларусь". Это название составляется из двух слов: "Белая" и "Русь". Исторически известно, что в старину существовали названия: Червонная Русь, Галичская Русь, Холмская Русь, Черная Русь, Белая Русь, Beликая Русь, Малая Русь. Какие-то причины вызвали эти разные названия Руси.

Некоторой аналогией в этом отношении служат названия морей. Хотя морская вода везде по цвету и качеству одинакова, а между тем люди называют: Белое море, Черное море, Красное море, Желтое море. Очевидно, что цвет прибрежных скал и нависших грозовых туч способствовали определению этих названий.

Мнения в вопросе о причинах возникновения разных названий Руси бывают разные, но наиболее правдоподобными являются те, которые высказывают следующие положения. "Белая Русь" получила свое название от шерстяной и холщевой самодельной ткани белого цвета, из которой жители этой страны приготовляли для себя одежды с незапамятных времен. "Черная Русь" названа от дремучих и темных лесов и пущ, покрывавших, некогда огромные пространства этой области. От города Червеня, существовавшего с X века, произошло название "Червоная Русь" 3). Город Холм, основанный в XIII веке галичским князем Даниилом Романовичем на высоком холме в лесу, дал название "Холмская Русь". "Галичская Русь" названа от стольного древнего города Галича. Эта область названа австрийцами Галицией. "Малая Русь", как название, стало известно впервые в XIII веке, когда холмско-белжский князь Юрий Андреевич, владевший и Галичской Русью, именовал себя князем "Малой Руси". Отсюда это название распространилось на Волынь и Киевскую Русь. Юго-восточные области Киевской Руси уже с XII века назывались Украиной 4). Название "Великая Русь" появилось с образованием Московского государства. Таким образом, все названия Руси сложились в далекие времена и имеют за собою историческую давность.

Когда Московское государство стало называться Россией, то Беларусь назвали "Белоруссией". Но Белая Русь или Беларусь Россией или Руссией никогда не называлась в исторические времена. "Беларусь" или "Белая Русь" и "Белоруссия" или "Белая Россия" понятия разные и не применимы к одной и той же стране.

Коренные жители Белой и Черной Руси искони называют свою родину "Беларусь". Это название правильно и мы его употребляем в настоящем труде.

Иностранцы ошибочно переводят на свои языки слово "Белая" и таким образом искажают собственное имя Беларуси. Так, например, поляки пишут "Бяларусь", украинцы "Біларусь", немцы "Вайссруслянд", англичане "Уайтраша14, французы "Бляншрюсс". Однако, после второй мировой войны эта ошибка исправляется по почину Объединенных Наций - международной организации. По примеру этой организации в международной политике стали называть Беларусь "Bielorussia". Этим термином пользуются газетные репортеры и журналисты.

Некоторые белорусские националисты польско - католической ориентации пытались переименовать Беларусь в Крывию. Но это искусственное название не привилось в белорусских народных массах. Не нашло оно признания и заграницей среди политиков и ученых разных европейских стран.

Где-то во второй половине XIX в. Беларусь была названа "Северо-Западным краем". Такое название, данное российскими государственными властями, имело чисто национально-политический характер. Такого названия придерживались все российские историки, которые писали о Беларуси. После первой мировой войны оно отпало само собою и совершенно забыто, оставшись только в исторической литературе на русском языке.

Коммунистическая власть, завладевшая Беларусью в 1918 году, назвала ее "Белорусская Советская Социалистическая республика", в сокращении "БССР". Верховная власть этой республики находится в Москве. После 2-й мировой войны советская коммунистическая власть ввела в организацию Объединенных Наций специального делегата от Беларуси, который заседает там наравне с другими делегатами этой международной организации. В такой форме Беларусь выступила на арену мировой политической жизни.

3. Слово "Русь". Происхождение этого слова точно не установлено в исторической науке. Мнения ученых расходятся в этом вопросе. Одни производят его от варяжского племени, из которого вышли первые князья на Руси: Рюрик и Олег. Это мнение находит подтверждение в старинной Ипатьевской летописи XIV века, где говорится: "И изгнаша Варягы за море и не даша имъ дани и почаша сами в себъ володъти и не бъ в них правды и въста родъ на род и быша оусобицъ в нихъ и воевати сами на ся почаша и ркоша: поищемъ сами в собъ князя иже бы володълъ нами и рядилъ по ряду, по праву. Идоша за море к Варягомъ к Руси, сице бо звахуть ты Варягы Русь" 5). Здесь идет речь о псковских и новгородских славянах. Другие историки доказывают славянское происхождение слова "Русь".

Откуда бы это слово ни произошло, но на заре исторической жизни русского народа оно уже было известно. В древнем документе времен кн. киевского Олега, в договоре его с греками в 911 году записано: "Аще оукрадет Русинъ что либо оу крестьянина или пакы хрестьянинъ оу Русина" 6). В договоре кн. Игоря с греками в 944 году говорится: "Аще убьет хрестеянин Русина или Русинъ хрестеянина, да убьют и" 7). Под чхрестеяниномъй или "крестьяниномъ" подразумевается православный грек. Греки в то время были христианами, а русины находились еще в язычестве, В "Омиліях" 51 и 52 Константинопольского патриарха Фотия (878-886) сказано. "Росы - народ скифский и грубый1» 8). Приведенные летописные свидетельства подтверждают, что слова "Русь" и `русин" возникли очень рано в жизни славянских племен, которые прозваны Русью.

Это название появилось сперва в Киеве с приходом сюда на княжение Олега (ум. 912). Летописное сказание приписывает ему изречение о Киеве следующего содержания: "Се буди мати градом руськым». Из Ипатьевской летописи известно, что в дружине Олега служили: "Словъны, и варязи, и прочи прозвашася Русью" 9) . Отсюда видно, что вся разноплеменная дружина кн. Олега называлась "Русь". Это название существовало также при его преемниках. В Лаврентьевской летописи говорится: "Иде Володимер к ляхом и зая грады их Перемышль, Червень и ины грады, иже суть и до сего дне под Русью 10). Эта свидетельство указывает, что слово "Русь" распространилось из Киева на все славянские племена, которые попали под власть киевских князей.

Первоначально Киевское княжество называлось Русской землей. Так, например, великий князь Мстислав Владимирович писал о себе: "Се азъ Мстиславъ Володемерь сынъ дьржа Руську землю" 11) .

Киевское влияние особенно усилилось после крещения Руси в 988 году. Проповедь христианской православной веры была занесена во все концы обширного Великого Киевского княжества. Вместе с Христианством закреплялось название "Русь" среди славянских племен, объединенных церковным и княжеским центром в Киеве.

Название "Рост" появилось среди греков. Грекам было легче произнести слово "рос", чем "рус". От этого "рос" они воспроизвели "Росія" Греческие монахи, исправлявшие церковно-богослужебные книги в Москве в первой половине XVII века, распространили это название по Руси. По примеру греков начали писать слово "Росія" киевские богословы XVII в. в церковных книгах. Они же образовали название "росіяне", по образцу греческого "рос" вместо родного "русин" или "рус", употреблявшиеся с IX века на Руси. При имп. Петре Великом "Росія" стала общеупотребительным официальным названием. С того времени это название утвердилось за Русским государством, долгое время называвшимся Московским.

В названии "Россия" принято писать сдвоенное "с". Известный русский ученый и издатель толкового словаря В. Даль писал в своем сочинении (том X) по этому поводу следующее: "Почему, землячекъ, ты пишешься Русскій, а не просто Рускій? Если тебя и смущаютъ слова: Россія, россійскій екатерининскихъ временъ, то, во-первыхъ, самое слово это высокопарное сочйненіе любителей высокого слова взамънъ Руси и рускаго; во-вторыхъ, сдвоенная буква "с" забрела въ слово Россія изъ нъмцевъ... Встарь писали "рускій" и понынъ на всъхъ славянскихъ наръчіяхь также" 12) .

От слова "Россия" производные слова: "российский", "россияне", россиянин". Если Россия, то и "российский язык", "российское государство", "российский народ", а от слова "Русь" - русский язык, русский народ, русская история и т. д. Если придерживаться названия Россия, то следует производить от него все прочие названия.

4. Беларусь - название старинное. Российский академик В. И. Ламанский указывает на древность названия "Белая Русь". Он ссылается на немецкого поэта конца XIV и начала XV в. Петра Сухенвурт, который в своих поэмах упоминает о Белой Руси, называя ее "Weissen Renzzen" 13).

Польский писатель XIV века Ян Чарнковски, составивший интересные записки о своем времени, рассказывает о том, что литовский князь Ягайло был заключен со своей матерью rin quodam Castro Albae Russiae Polozk dicto" 14), т. е. в замок под арест в Белой Руси. Подобные же указания о названии Беларуси находились в письмах времени Витовта 1413 -1442 годов. "Во всех перечисленных местах - говорит Карский - говоится о Белой Руси, как о чем-то вполне известном, всем понятном. Отсюда естественно следует заключение, что это название было общеизвестным, живым, народным выражением издавна употребительным" 15). Академик Ламанский подтверждает, что "с вероятностью можно полагать, что оно древнее века Ольгердова и даже Гедыминова, что оно существовало уже в конце и даже в половине XIII века" 16).

В начале XVII века это название было распространено в Москве. Там жителей Беларуси называли белорусцами. Патриарх московский Филарет, возвратившийся из польского плена, говорил на Московском соборе в 1620 году: "Когда я был в Польском и Литовском государстве, я видел многие церковные несогласия у самих христиан православных, которые там называются белорусцами» 17), У патриарха Никона, в его монастыре "Новый Иерусалим" недалеко от Москвы, находились мастеровые белорусы. В старинном описании жития этого святителя говорится: "Много пребываху иноземцев: греков, поляков, черкес, белорусцев, крещенных и некрещенных, немцев и жидов, в монашеском чину и в мирянах" 18).

Это название пришло в Москву из Великого Княжества Литовского. В документах XVII века часто встречается слово "белорусцы". В актах 1648 г., изданных в 1954 г. в Москве под названием "Отписки", находятся следующие фразы: "Литва и белорусцы на королевство не ходят", "белорусец Ивашко", "о пріиманье из-за рубежа белорусцев", "ныне де в Путивле белорусцы и черкасы многие люди живут" 19) . Эти данные указывают, что белоруссов в XVII веке называли белорусцами.

Беларусь, как страна, имела важное значение для русских царей. Царь Алексей Михайлович, временно занявший город Вильно в войне с Литвою в 1655 г., присоединил к своему царскому титулу слово "Беларусь". Его титул звучал: "Самодержецъ Великія, Малыя и Бълыя Руси". Такой же титул имели его сыновья Иоанн и Петр Алексеевичи, восседавшие на царском престоле после своего отца. Этим титулом величались все последующие цари, императрицы и императоры России.

Православные епископы могилевские в XVIII - XIX в. в. титуловались епископами белорусскими. Во время господства церковной унии в Беларуси все полоцкие униатские епископы и униатский митрополит именовались белорусскими. В императорской России один из драгунских полков назывался белорусским. Это указывает, что название "Беларусь" существовало давно и имело важное значение в те времена.

5. Белорусский язык. Белоруссы имеют свой собственный разговорный язык. На этом языке они искони говорили в кругу своей семьи и друзей, слагали песни и былины, рассказывали сказки и легенды, писали летописи и сказания, составляли юридические акты и государственные грамоты, сочиняли стихотворения и повести. Этот язык объединял их в один народ белорусский.

В истории отмечается длинный многовековый период, когда белорусский язык был государственным в Великом Княжестве Литовском. На нем писали все акты государственного значения, административные и военные распоряжения, судебные протоколы и приговоры, дарственные грамоты, духовные завещания и торговые договоры. На нем произносили свои речи послы и сенаторы в сеймах, вели беседы и спорили между собою бояре и князья. Он был родным для них. Все слои населения, от князей до простых мещан и крестьян, говорили на своем родном белорусском языке. Великий князь литовский и весь его великокняжеский двор пользовался этим языком, как своим родным. Таково было историческое прошлое белорусского языка.

Исторических памятников того времени, писанных на белорусском языке, сохранилось много. Главнейшие из них: Статут Казимера Ягеллона" 1492 г.; "Литовский статут" 1521-1529-1564-1566 и 1588 г.г., "Трибунал вел. кн. литовского" 1581 г.; "Библия" Ф. Скарины 1517-1519 год, его же "Апостол" 1515 г., его же "Псалтирь" и "Акафисты" изд. 1551 г.; "Хроника" Быховца, изд. Нарбутом в 1846 г.; "Лътописецъ лйтовскій и рускій", изд. Даниловича 1827 года; "Лътописецъ" Феодора Евлашевского 1546 -1604 г. г.; "Устав на волоки" Сигизмунда Августа 1557 г.; "Катехизис" Симона Будного и его "Оправданіе гръшнаго человека" 1562 г.; "Евангеліе" Тяпинского 1580 г.; "Казаніе на осмы артыкул въры и о Антыхристъ" Стефана Зизания; "Апо+кризисъ альбо отповъдь на книжки о Соборъ Берестейскомъ именемъ людей старожитной религеи греческой" 1597 г. и др. Литература на эту тему указана в "Энциклопедическом Словаре" Брокхауза и Ефрона и в "Большой Энцйклопедій".

Старый белорусский язык отличается от современного белорусского разговорного языка. Старый язык находился под влиянием церковно-славянского языка. Как образец старого белорусского языка может служить следующий отрывок из "Литовского статута" 1529 г.: "Писарь земьски маеть по руску литерами и словы рускими вси листы выписы и позвы писати а не иншым языком и словы. А присягнути маеть на вряд свой пйсаній тыми словы: Ям присегаю Пану Богу в Троицы Единому на том иж справедливе водъле Бога и того права писаного и водлуг мовенья и споров сторон ничего не прикладаючы" 20). Этот образец характеризует белорусский язык XIV-XVI веков.

Когда Беларусь была присоединена к Польше после Люблинской унии 1569 г., белорусский язык стали засорять польскими и латинскими словами, особенно в писании государственных актов. Ополяченная шляхта переставала понимать свой белорусский язык в урядах и судах, потому что говорила только по-польски. Эта причина побудила литовско-белорусских послов в сейме в 1696 году внести предложение о замене белорусского языка польским в государственном употреблении в Беларуси. Предложение было принято всеми послами единодушно. Ни один голос не раздался в защиту белорусского языка. Таким образом, в XVIII веке бывший национальный и государственный язык в течение четырех столетий в Беларуси заменен польским языком. Этот язык стал господствующим во всех государственных учреждениях и в высших слоях общества Беларуси.

После раздела Польши в конце XVIII века Беларусь была присоединена к России. На место польского пришел язык российский или русский. Во всех государственных учреждениях введен был русский язык. Скоро он занял почетное место в образованном обществе населения Беларуси. Поляки и ополяченные слои населения пользовались польским языком. Два языка: польский и русский соперничали между собою в Беларуси. Белорусский язык остался достоянием только сельского-простого люда или белорусского крестьянства да еще некоторой части мещанства. Только после коммунистического переворота в России и создания Советской Социалистической Белорусской республики был допущен белорусский язык в школах и государственных учреждениях в Советской Беларуси.

ГЛАВА II. БЕЛАРУСЬ И ЛИТВА

1. Древнее население Беларуси. Летописные свидетельства указывают, что древними обитателями на землях современной Беларуси были родственные славянские племена: кривичи, полочане, дреговичи, велеты-лютичи и киммеры. В процессе многовековой совместной жизни они ассимилировались и создали один белорусский народ.

Кривичи-полочане. Это племя, жившее в области р. Полоты и по р. Двине, очень рано образовало свое княжество со столицею в Полоцке. Первым полоцким князем был Рогволод. Дружина киевского князя Владимира напала на Полоцк, убила Рогволода и двух его сыновей, а дочь Рогнеду увезла в Киев, где князь Владимир взял ее себе в жены. После своего крещения он отпустил Рогнеду на ее родину со своим сыном Изяславом, для которых построил город Изяславль и отдал им Полоцкое княжество во владение. Рогнеда постриглась в монахини с именем Анастасии и построила в Изяславле женский монастырь. Ее потомки Рогволодовичи-Всеславичи княжили в Полоцке и Минске, но впоследствии разделились на уделы и стали родоначальниками князей Витебских, Друцких, Мстиславских, Логойских, Лукомских, Оршанских и др.

Кривичи построили город Смоленск, где вскоре образовалось Смоленское княжество. В Лаврентьевской летописи говорится: "Кривичи иже съдятъ навърхъ Волги и навърхъ Днъпра, ихже градъ есть Смоленскъ: тудъ бо съдятъ кривичи" 21).

Дреговичи. Дреговичское племя жило в бассейне р. Припяти (ныне Полесье) и занимало области до реки Буга на западе и реки Немана на севере. Столицею их княжества был город Туров на р. Припяти. В начале XII века Туровское княжество распалось на малые удельные княжества, которые известны под названием: Пинское, Клецкое, Несвижское, Берестейское, Гродненское и Свислочское. Князья некоторых из этих княжеств упоминаются в летописях в разное время. Так, например, в 1204 году был князь пинский Владимир, в 1127 году - князь клецкий Вячеслав Ярославич, в 1224 году - князь несвижский Юрий, в 1256 году - князь свислочский Изяслав. В первой половине XII века в Гродне княжил Всеволод Давыдович (ум. 1141) и его сыновья Борис и Глеб.

Исторические свидетельства указывают, что в пределах нынешней Беларуси существовали в древности следующие княжества: Борисовское, Витебское, Гродненское, Друцкое, Изяславльское, Клецкое, Логойское, Минское, Мозырское, Мстиславльское, Несвижское, Наваградское, Оршанское, Пинское, Полоцкое, Свислочское, Соломорецкое, Слуцкое и Туровское. Большинство из этих княжеств занимали малые области и не играли значительной роли в исторической жизни Беларуси.

Велеты-лютичи. В пределах нынешних Гродненщины и Виленщины обитало славянское племя велеты-лютичи. По представлению некоторых исторических данных, город Вильна была их крепостью (само это слово образовалось от Вильда - крепость) 22). Когда впервые появились германские племена на Ливонском и Куронском побережьи Балтийского моря в 1185 г., велеты уже жили в Виленской области 23).

Велеты принадлежали к Палабским (река Лаба по-немецки Эльба) славянам, продолжением которых были Привислинские (р. Висла) славяне. Первый древний писатель, упоминавший о велетах, был Птоломей. Обитая на большом отрезке побережья Балтийского моря, которое называлось Славянским, они очень рано столкнулись с германскими племенами, наступавших на них. Имя велетов звучало в течение четырех столетий (798-1157) в области на запад от реки Одры. По своим природным качествам велеты отличались мужеством и воинственностью, что было причиной их упорной сопротивляемости германизации и христианизации. Впоследствии германцы однако одолели их и уничтожили, а оставшиеся германизировались 24). Уцелели от уничтожения те племена велетов, которые жили в области рек Немана и Вилии. Здесь они смешались с полочанами и дреговичами, ставши белоруссами.

Велеты известны в истории народов под двумя названиями: велеты и лютичи. Вопрос о них исследовал чешский ученый Павел Шафарик. По его мнению, название "велеты" старше названия "лютичи". Оба эти названия образовались от старославянских слов: "велекі" (по-белорусски "вялікі") и "люты" или "лют". Слово "велекі" иноземцы исказили в "велеты", не понимая его значения 25). Название "велекі" указывает на многочисленность этого племени и на большую территорию, какую оно заселяло.

П. Шафарик в своем исследовании о славянах приводит свидетельства древних латино-германских летописцев Гермольда и Адама Бремена (ум. около 1076), которые писали о велетах, называя их сильным народом и именуя их "Wilzi" или "Lutici" 26). Слово "Вільці" на польском языке означает волков. Это указывает на то, что древние ляхи или поляки называли велетов "вільці", т. е. волками. Возможно, что от поляков это слово приняли германцы. Слова "вільці" и "люты" дают точную характеристику волков, которые с древнейших времен известны своею лютостью и хищничеством. Отсюда эти два названия стали синонимами по отношению к велетам или лютичам.

Киммеры или цимбры. В старых греческих хрониках упоминается племя киммеры, по-славянски "цимбры". Это племя обитало в области Азовского моря между Азовом и р. Днепром. Оно принадлежало к семье славянских народов. Теснимые врагами, киммеры ушли дальше на запад, а часть из них отправилась в далекие "полуночные страны", по словам летописи. На северо-западе они столкнулись с племенами жмудь, чудь и гофтами (германцами), а также с велетами-лютичами, которые жили в Виленской области. По свидетельству летописи, киммеры смешались с местными племенами и потеряли свое название. Славяно-русские летописи о них не упоминают, может быть потому, что к летописному времени они уже не существовали, как отдельное племя. Некоторые исследователи (Шафарик) предполагает, что от киммеров образовались фамилии Кимбар и Кимбаровичи, а также название деревни Кимбаровка в Минской области 27). В этой области, вероятно, жили киммеры или находились их поселения.

2. Происхождение названия "Литва". Начиная с XII века, на кривичские и дреговичские земли нападали с запада грабительские банды велетов-лютичей. За их жестокость и свирепость кривичи и дреговичи прозвали их лютвой. Слово "лютва" в разговорной практике легко перешло в "литва". Чешские ученые П. Шафарик и Любор Нидерле утверждают, что слово "лютва" преобразовалось в "литва" 28). Это мнение ученых заслуживает полного внимания. Для нас оно является весьма важным свидетельством по своей обоснованности.

В пользу этого мнения говорят исторические факты успешного продвижения литовских или лютовских князей с их дружинами на восток Беларуси в половине ХІІ-ХШ веков и их полная ассимиляция с покоренными ими славянскими белорусскими племенами. Литовские князья, занявши белорусские земли, смешались с белоруссами до такой степени, что усвоили их религию, обычаи и язык, который сделали своим государственным языком. Эти факты свидетельствуют, что литовские завоеватели были чистокровными славянами и принадлежали к племени велетов-лютичей. Разговорный язык их был славянский, понятный белорусским племенам или совсем мало чем отличавшийся от их языка.

Что касается нынешних литовцев, то в давние времена они назывались жмудь. В латинских документах их область поселения известна под названием "Самогитиа". Жмудь была историческим названием современных литовцев, которым летописцы ошибочно присвоили это название, смешав их с лютичами.

Прародиной предков литовцев-жмуди, по определению П. Шафарика, было Закарпатье. Оттуда они переселились на северо-запад в неизвестное ближе время и осели на севере от р. Немана. На новом месте они встретились с племенем чудь, которого не сумели изгнать, а смешались с ним 29). Впоследствии большое влияние на них оказали велеты-лютичи, с которыми они жили по соседству, и тевтонские рыцари, под властью которых они находились продолжительное время. К славянам они не принадлежали. Свою народную особенность, свои обычаи, свою религию и свой язык они сохраняли. Эти их национальные качества не позволили им ассимилироваться с другими соседними племенами.

3. Беларусь названа Литвою. Об этом названии имеется много свидетельств. Вошло оно в практику еще с XV века, когда Беларусь была покорена литовскими князьями, которые создали великое государство - Великое Княжество Литовское. Известный польский ученый прошлого столетия А. Брюкнер говорит: "Всегда мы говорим "литовский", "литовец", но это только вместо "белорусский", "белорусе", потому что в 1510 году даже не снилось о собственной этнографической Литве; еще Рэй в 1562 году называл белорусса литовцем, а в Москве и в XVII веке "литовский" означал то же самое, что и "белорусский" 30).

Название Беларуси Литвою было обычным в XVII-XIX веках. Польский поэт А. Мицкевич восклицает в своей поэме "Пан Тадэуш": "Литва! Отчизна моя!". Но его отчизною была Наваградчина, где в фольварке Заосе он родился и провел свои детские годы. Наваградчина входит в состав западной части Беларуси и Литвою в нынешнем понятии никогда не была. Но в те отдаленные времена Беларусь называли Литвою по государственной терминологии, имея в виду Великое Княжество Литовское.

В Москве тоже называли тогда Беларусь Литвою. Знаменитый А. Пушкин описал в поэтической форме сцену в своем произведении "Борис Годунов" и назвал ее "Корчма на литовской границе". В действительности же действие в этой сцене происходило на границе Беларуси с Московским государством. П. Батюшков в изданной им книге под заглавием "Бълоруссы и Литва" писал, что: "Доктор Ф. Скарина, уроженец города Полоцка, усердно занимался переводом славянских книг на литовский язык" 31). Известно, что Ф. Скарина переводил Священные книги (Библию) на свой родной язык белорусский, а литовского языка он вовсе не знал. Путаница с названиями "Литва" и "Беларусь" продолжалась еще долгое время. Теперь каждый знает, что эти две страны разные по национальности и по языку.

Название "Литва" сильно вкоренилось в житейской практике особенно среди поляков в западной Беларуси. Здесь некоторые города они назвали литовскими, например: Брест-Литовск, Новогрудок-Литовский, Минск-Литовский, Каменец- Литовск, Высоко-Литовск. И такие названия вошли в географические карты России, составленные до первой мировой войны 1914 года. Когда образовалось в 1919 году Польское государство, в состав которого вошла западная Беларусь, сами собою отпали названия "литовский" от городов: Бреста, Минска и Новогрудка или Наваградка, но остались: Высоко-Литовск и Каменец-Литовск.

ГЛАВА III. БЕЛАРУСЬ И ВЕЛИКОЕ КНЯЖЕСТВО ЛИТОВСКОЕ

1. Покорение Беларуси. В начале XII в. на арену исторической жизни выступила Литва, как новая государственная сила, которая сыграла весьма важную роль в судьбе белорусских племен. Дело началось с грабительских набегов, а закончилось полным покорением Литвою всей Беларуси.

От литовских набегов страдали в первую очередь Черная Русь (западная Беларусь) и Полоцкое княжество, но доставалось от них и Туровскому княжеству. Историк Соловьев указывает, что в течение первых 28 лет XII столетия отмечено в летописях восемь литовских набегов на Полоцкое княжество. До нашего времени не сохранились полоцкие или туровские летописи, из которых можно было бы узнать о тех опустошениях, какие причиняли эти набеги. Частично об этом можно узнать только из записей германских хроник и из "Слова о полку Игореве".

О первых литовских князьях сохранились лишь легендарные сказания, не имеющие исторической ценности. В них повествуется о князе Кернусе, который около 1048 года завладел частью кривских земель и основал Завилейское княжество. В летописи, изданной Даниловичем в 1848 году, упоминается под 1246 г. князь Эрдвилл, покоривший опустошенные татарами при нашествии Батыя замки Новогородок (Наваградак), Берестье, Мельник, Дрогичин, Сураж, Гродно и Брянск (западно-белорусский). Литовско -наваградский князь Мингайло завладел в 1190 году Полоцком и посадил там на княжение своего сына Гинвилла, который принял Христианство православное с именем Георгий. Князь литовский Скирмунт победил туровского князя Мстислава и утвердил свою власть в Турове, Пинске и Мозыре. В 1234 году князь Рингольт завладел Полоцким княжеством и Черною Русью. Однако, все эти сведения не могут считаться достоверными, потому что не имеют обоснования в древних летописях.

Более определенная история Литовского государства начинается с Миндовга, владетеля Керновского княжества (1240-1263). Этот князь объединил под своею властью владения своего отца и своего брата Эрдвилла (ум. 1242) и создал могущественное государство, известное в истории под названием "Великое Княжество Литовское". В Новогородке (Наваградке) он установил свою резиденцию и сделал этот город столицею княжества. Отсюда он предпринял походы на восток и закрепил за собою города Полоцк, Витебск, Оршу, Друцк и Смоленскую область.

На западе сильно беспокоили Великое Княжество Литовское германские рыцари, орден которых папа Иннокентий III учредил в 1202 году под названием "Рыцарей меча". Эти рыцари обосновались у устья р. Двины в 1200 году и оттуда нападали на земли Великого Княжества Литовского. В надежде на то, что Римский папа прикажет Ордену прекратить нападения на Литву, Миндовг крестился в римо-католическую веру. Папа был очень доволен этим и прислал Миндовгу королевскую корону, которой хелминский польско-латинский епископ короновал его в Наваградке в 1252 году. Однако, не получивши ожидаемой помощи от папы, Миндовг отказался от католичества, возвратился в язычество, а перед своею смертью, по свидетельству летописи, "пріягь въру хрйстіанскую отъ востокъ со своими многими бояры" 32) . Он величал себя "Великим князем литовским, самодержцем всей земли литовской". Его сватом был галичский князь Даниил Романович, владевший в то время Берестьем и Дрогичином. В 1255 году Даниил Романович короновался в Дрогичине присланною от Римского папы короною.

После Миндовга великим князем был Войшелг Миндовгович. Недовольный своим великокняжеским положением, он отдал престол своему зятю Шварну в 1268 году, а сам удалился в монастырь, сперва в Угровский (Холмщина), а затем основал свой монастырь на р. Неман недалеко Наваградка и в нем принял монашетво с именем Лаврентий. Этот монастырь стал называться Лавришевским 33).

Могущественным великим князем литовским был Гедымин, который прославился военными подвигами. Он утвердил свою власть в княжествах Минском и Туровском и подчинил себе землю Подляшскую, в которой обитали ятвяги, грозные своими дикими набегами. В 1320 году Гедымин покорил Волынь, а в следующем году предпринял поход на Киев и занял его, поставив там своим наместником князя гольшанского Миндовга. Своими завоеваниями он сильно возвеличил свое могущество и умер в 1340 году, оставив после себя семь сыновей: Монтвида, князя керновского и слонимского; Нариманта-Глеба, князя туровского и пинского; Ольгерда, князя кревского и витебского, получившего Витебское княжество по своей жене; Кейстута, князя тройского Любарта-Владимира, князя владимиро-волынского; Кориата-Михаила, князя наваградского, и Евнутия, князя виленского. Династия Гедыминовичей заняла все княжеские престолы в Беларуси, Волыни и Киевской Руси. Даже в Пскове и Новгороде княжили представители этой династии. От них произошли многие княжеские роды, как: Голицыны, Куракины, Хованские, Трубецкие и др.

2. Расширение границ Великого Княжества Литовского. Главная заслуга создания этого государства принадлежала Миндовгу и Гедымину. Они расширили его границы и утвердили свою власть не только в Беларуси, но и на Волыни и во всей Киевской Руси. После них продолжили их дело Ольгерд, присоединивший к своему государству Подолье и обширные степные области по нижнему течению р. Днепра, и Битов г, торжественно въехавший верхом на лошади в воды Черного моря в 1415 году, символизируя этим актом установление здесь своей власти. Витовт закрепил свою власть в Смоленске, который надолго остался в границах Великого Княжества Литовского.

Благодаря завоеваниям великих князей литовских, к концу XIV века Великое Княжество Литовское простиралось на западе почти до берегов Балтийского моря, а на юге - до берегов Черного моря. Оно включало в себя Беларусь, Украину, Подолию, Волынь, Подлясье, Литву, а также части земель калужской, тульской и орловской. Российские историки называют это государство литовско - русским. Столицею его был сперва город Новогородок (Наваградак), а позднее Вильно.

Символом государственной независимости Великого Княжества Литовского был герб, представлявший форму воинского щита, на котором изображен скачущий рыцарь на белом коне, держащий в правой руке копье, а в левой руке поводья лошади. В верхней части копья развевается хоругвь с изображением православного креста греческой формы. Фон и поле герба представлены в светло-красных тонах. Этот герб украшал знамёна воинов, изображался на государственной печати великого князя и печатался на монетах. Этот герб существовал до Люблинской унии 1569 года, после которой Великое Княжество Литовское было присоединено к Польше.

3. Государственная власть в Великом Княжестве Литовском. Во главе Литовского государства стоял великий князь, который обычно назывался "господарь". Его положение в государстве было двоякое: иное в землях, находившихся в не
посредственном его владении, и иное в отношении удельных княжеств. В своих княжеских землях он был неограниченный самодержавный монарх, но в правление удельных князей не мешался. Удельные князья управляли своими княжествами самостоятельно и самодержавно, кроме княжеств Полоцкого и Смоленского, в которых искони существовали вече и княжеские советы, помогавшие князю в его государственных делах. Все удельные князья Великого Княжества Литовского признавали над собою власть великого князя. В случае войны великий князь становился во главе войска и был главнокомандующим всех военных сил. Под его командой находились удельные князья со своими войсками. Монарший титул Гедымина был: "Великий князь литовский и русский" - "Rex Litvinorum ruthenorumque". Его преемники величались: "Великий князь Литвы и Руси" или "Великий князь Литвы, Руси, Самогитии и Киева". Александр титуловался: "Божией милостью великий князь Литовский, Руский, Жомойтьский и иных".

Великий князь считал государство своею собственностью и делил его между своими сыновьями. Гедымин и Ольгерд, покорив русские княжества, удалили из них прежних владетельных князей Рюриковичей и посадили на их места своих сыновей или ближайших родственников. Таким образом князья из династии Гедымина завладели всеми княжествами, вошедшими в состав Великого Княжества Литовского. Роды этих князей с течением времени умножались и уже к концу XV века их насчитывалось более 70. Великий князь Витовт, опасаясь ослабления государственной монолитности, упразднил власть некоторых более влиятельных удельных князей и заменил их своими наместниками, а позднее воеводами. Таким образом было упразднено княжество Смоленское в 1395 году, а вслед за ним и княжество Подольское. Полоцкое княжество обращено сперва в наместничество, а в 1500 г. переименовано в воеводство. Это княжество продержалось дольше прочих удельных княжеств Великого Княжества Литовского. С упразднением удельных княжеств Великое Княжество Литовское превратилось в монолитное государство во главе с монархом - великим князем.

ГЛАВА IV. ВЕЛИКОЕ КНЯЖЕСТВО ЛИТОВСКОЕ И ПОЛЬША

1. Династическая уния. Великое Княжество Литовское заняло передовое место в истории юго-запада Руси. В XIV веке оно было могущественнее Московского государства. Оно имело большие возможности и могло укрепить свое могущество и силу. Однако, ему не суждено было сохранить это достояние, приобретенное великими князьями Миндовгом, Гедымином и Ольгердом. По превратной воле Ягайла Ольгердовича, захватившего великокняжеский престол после своего отца коварным и насильственным образом, государство это утратило свою независимость и свое могущество.

Заняв великокняжеский престол, Ягайло задумал жениться на польской королевне Ядвиге с целью стать польским королем и соединить Великое Княжество Литовское с Польшей. По его желанию начались переговоры сватов Ягайла и польских послов. Переговоры происходили в замке в Крево возле Вильны. В результате этих переговоров был заключен договор в 1385 году, на основании которого Ягайло обязался принять римо-католичество, крестить в католическую веру своих подданных литовцев язычников и навсегда присоединить Великое Княжество Литовское к Польской короне, когда станет мужем Ядвиги и польским королем. Этот акт известен в истории под названием "Кревская династическая уния". Кревское соглашение было весьма выгодным актом для поляков и Польши, но для Великого Княжества Литовского это было предательством. Для личной выгоды и сомнительной государственной пользы Ягайло отдавал свое государство Польше.

В феврале 1386 года Ягайло принял римо-католичество с именем Владислав, повенчался с Ядвигой и 5 марта того же года был провозглашен королем польским. Все эти торжества состоялись в Кракове, куда Ягайло прибыл в сопровождении своих братьев: Скиргайла, Свидригайла и двоюродного брата Витовта. Все они там приняли римо-католичество.

После коронации Ягайло в сопровождении многих поляков и польско-латинского духовенства прибыл в январе 1387 г. в Вильно. По прибытии их сюда развернулась широкая миссионерская акция крещения литовцев язычников в католичество. Ягайло принимал в этом деятельное участие: давал распоряжения и переводил проповеди миссионеров. Литовцы упорствовали, но их склоняли угрозами и подарками, раздачей сукна для одежды. Для крещенных литовцев в виленском и трокском районах открыли храмы и снабдили их землями. В Вильне была учреждена епископская кафедра.

Ягайло пробыл в Вильне около года и возратился в Краков. Своим заместителем здесь он оставил своего брата Скиргайла. Таким положением были недовольны князья и бояры Великого Княжества Литовского. Это недовольство использовал в своих интересах князь трокский Витовт Кейстутович, отца которого Ягайло уморил в тюрьме в Креве. Заручившись поддержкой крестоносцев, Витовт поднял восстание против Скиргайла и Ягайла. Под Гродном произошло сражение войск противников. Дело закончилось миром в Белзе в 1392 году. Ягайло уступил Витовту великокняжеский престол, а Скиргайлу дал Киевское княжество, оставив за собою почетный титул верховного князя (Supremus dux) Великого Княжества Литовского.

Витовт оказался мудрым правителем государства. Он ревностно оберегал Великое Княжество Литовское от посягательства поляков и не позволял им вмешиваться в его государственные дела. Когда королева Ядвига прислала Витовту письмо в 1398 году, в котором писала, что Ягайло, ее муж, отдал ей Великое Княжество Литовское в вено, вследствие чего она имеет право на ежегодную дань от него, Витовт созвал сейм в Вильне и спросил бояр: "Считают ли они себя подданными Польской короны в такой степени, что обязаны платить дань королеве?" Все единогласно ответили: "Мы не подданные Польши и ни под каким видом; мы всегда были вольны, наши предки никогда не платили дани полякам, не будем и мы платить им, остаемся при нашей прежней вольности" 34).

Великое Княжество Литовское имело в это время общего врага с Польшею - орден немецких крестоносцев. Витовт, объединившись с польскими войсками, выступил войною против этих врагов. В 1410 году произошло большое сражение с ними под Грюнвальдом (Восточная Пруссия), во время которого литовско-польские войска разбили противника. Это сражение окончательно уничтожило силы крестоносцев, вследствие чего они перестали быть дальнейшей угрозой для Великого Княжества Литовского и Польши. После этой победы Витовт присоединил к своему государству Жмудь в 1411 году, а в 1422 году, по договору с Ягайло в Мельнике, занял Сувалки и всю эту область.

Обеспечив западные границы Великого Княжества Литовского, Витовт занялся дальнейшими завоеваниями. Он пытался покорить Псков и Новгород, но успеха не имел. На юге беспокоили его татары. Он направил туда свои силы и очистил. от них Подолие, а в 1415 году достиг берега Черного моря у лимана, где утвердил южную границу своего государства.

Под конец своей жизни Витовт задумал сделать Великое Княжество Литовское королевством, чтобы поставить его в полную независимость от поляков « Польши. Этим важным государственным актом он хотел уничтожить династическую Ягеллонскую линию, которая была большой угрозой для самостоятельности Великого Княжества Литовскою. В этом деле поддерживал его германский император Сигизмунд, большой враг Польши. С целью осуществления этой идеи Витовт созвал в 1429 году съезд соседних монархов в г. Луцке. На съезд прибыли: великий князь московский Василий - зять Витовта, германский император Сигизмунд со многими немецкими князьями, польский король Ягайло, датский король, валашский воевода, магистр прусский, литовско-русские князья, ханы татарские и многие знатные лица. На съезде монархов обсуждался вопрос о мерах борьбы с турками. Витовт решил воспользоваться этим съездом для своей коронации. Император Сигизмунд исхлопотал королевскую корону от папы, и немецкие послы должны были привести ее в Луцк Витовту. Днем коронации был назначен праздник Успения Божией Матери 15 августа, потом отложили до праздника Рождества Богородицы 8 сентября. Ягайло и поляки были против коронации. Они закрыли границы и не пропустили германских послов в Польшу, везших корону. По их интригам коронация не состоялась, и гости вынуждены были уехать в свои уделы, не дождавшись торжества коронации. Главным деятелем польской политики был краковский архиепископ Збигнев Олесницки. Оскорбленный поведением поляков, Витовт объявил, что корону возложит на себя в Вильне, куда и пригласил гостей. Олесницки пытался убедить Витовта не делать этого, но безрезультатно. Дело о коронации закончилось смертью Витовта, последовавшей неожиданно в конце сентября 1430 г. Было подозрение, что его смерть ускорили поляки.

2. Попытки разрыва династической унии. Первую такую попытку сделал Витовт, когда хотел, возложить на себя королевскую корону. Но поляки не допустили этого. После его смерти князья и вельможи Великого Княжества Литовского, съехавшись в Вильне, провозгласили великим князем Свидригайла (Льва-Болеслава) Ольгердовича в 1430 году. Свое вступление на отцовский великокняжеский престол он ознаменовал тем, что занял своими людьми все замки в Великом Княжестве Литовском и изгнал из них польских королевских служащих. Кроме того, он потребовал от Польши возвращения ему Подолия, которое поляки забрали самовольно. Поляки сильно обеспокоились такой политикой Свидригайла. Ягайло отправил к нему своего посла Володка, поручив сказать, что Свидригайло еще не действительный великий князь, потому что не утвержден на престоле поляками. Свидригайло возмутился словами Володка и ударил его по лицу, а затем приказал посадить его в крепость. Ягайло выступил войною против Свидригайла. "Хотя горьче смерти была ему эта война против родной земли и родного брата", замечает польский историк Длугош, но она началась. Война велась с большим ожесточением, и пленным пощады не было. Жители Луцка с удивительным мужеством выдержали осаду королевского войска. Ягайло поспешил заключить перемирие, назначив срок и место для переговоров о вечном мире. Польские войска отступили от Луцка. Во время польской осады Луцка православные волыняне разрушили или сожгли все католические храмы в Луцкой области. Ненависть к полякам и католическому духовенству была очень сильна.

Съезд для заключения мира был назначен в Парчеве на Подлясьи, но Свидригайло туда не явился и своих послов не прислал. Поляки, не рассчитывая справиться с ним военною силою, потому что на его стороне было православное население, решили действовать коварным образом, чтобы свергнуть его с великокняжеского престола. Они послали своих агентов в Вильно уговаривать вельмож свергнуть Свидригайла и взять в великие князья Сигизмунда Кейстутовича, князя стародубского. Агенты имели успех: при их содействии был составлен тайный заговор, с помощью которого Сигизмунд стародубский неожиданно напал на Свидригайла и изгнал его из Вильны. Свидригайло отправился в Витебск и с помощью отрядов Смоленска, Луцка и других городов Великого Княжества Литовского продолжал войну с Сигизмундом и поляками. Когда войска его потерпели поражение под Вилькомиром, он решил искать помощи у западных королей, но для этого ему нужна была поддержка Римского папы. В надежде на эту поддержку Свидригайло согласился принять католическую унию и сделать ее государственной религией в своих владениях. На свою сторону он склонил смоленского епископа Герасима, для которого и схлопотал от Константинопольского патриарха сан митрополита. Но вскоре после этого он заподозрил Герасима в тайных сношениях с врагами и в 1435 году велел сжечь его в Витебске. Жестокая расправа с митрополитом отвернула православных от Свидригайла. Они перестали помогать ему в войне, которую он проиграл.

После поражения Свидригайла король Ягайло созвал вельмож и католических прелатов в Вильне для совещания о делах Великого Княжества Литовского. Здесь было решено провозгласить великим князем Сигизмунда Кейстутовича. Заняв великокняжеский престол, Сигизмунд подчинил Великое Княжество Литовское Польше и замышлял ввести католичество во всей стране. Патриоты Великого Княжества Литовского были против политики Сигизмунда. Они составили тайный заговор против него с целью убить его. Главными деятелями в заговоре были князья братья Иван и Александр Чарторыйские, виленский воевода Довгирд и трокский воевода Лелуша. Сигизмунд был убит в 1443 году в его замке в Вильне.

После Сигизмунда великолитовцы избрали на своем съезде в Вильне на великокняжский престол 13-летнего Казимира Ягайловича, младшего брата польского короля Владислава IV, Когда молодой избранник Казимир прибыл в Вильно в сопровождении большой свиты поляков, великолитовцы угостивши их до опьянения, ввели королевича ночью в кафедральный собор, возложили на него шапку Гедымина и великокняжескую мантию, подали в руку меч и провозгласили его великим князем литовским. Сделали они это тайно от поляков потому, что те и слышать не хотели о том, чтобы Казимир был великим князем литовским. У поляков были свои расчеты: они хотели сделать Казимира королевским наместником в Великом Княжестве Литовском и таким образом подчинить это княжество Польше. Но после провозглашения его великим князем поляки были поставлены пред фактом совершившимся. Они удалились в Польшу, а Казимир остался на княжении в Вильне.

С избранием и провозглашением Казимира великим князем великолитовские патриоты надеялись иметь его суверенным государем или господарем в Великом Княжестве Литовском. В помощь ему для управления государственными делами они избрали особых министров, которые составляли "Тайную раду". Эта "рада" немедленно приступила к исполнению своих обязанностей без всякой санкции и вмешательства польского короля и поляков. В это время династическая уния прекратила свое существование, и Великое Княжество Литовское стало независимым от Польши государством.

Однако такое положение продолжалось недолго. Король Владислав IV погиб в сражении с турками под Варной, и поляки избрали в 1447 году на польский престол великого князя литовского Казимира. Это избрание опять восстановило династическую унию. Великолитовские патриоты приняли это с большим огорчением, так как оно разрушило их планы на отделение Великого Княжества Литовского от Польского королевства.

Еще последняя попытка разорвать династическою унию была сделана 80 лет позднее. Тогда польским королем и великим князем литовским был Сигизмунд I. Великокняжеская литовская рада отправила к нему посольство в 1526 году с просьбой прибыть в Вильно для решения неотложных государственных дел и отпустить своего сына Сигизмунда Августа для занятия литовского престола. При этом Великокняжеская рада просила короля приказать полякам "абы они тую корону, которая послана Великому Княжеству Литовскому (при Витовте), вернули к князю великому его милости, сыну вашея милости". Они напоминают королю, что поляки "давно замышляют присоединить княжество к короне Польской", но они не желают быть подданными короны и что "когда то князьство будет иметь корону, тогда не так легко уже будет присоединить его к короне Польской, потому что одна корона не может быть вцелена в состав другой короны" 35). Из этих слов видно, что Великокняжеская рада имела намерение провозгласить Сигизмунда Августа королем Великого Княжества Литовского и этим актом объявить свое государство королевством. По их убеждению, корона могла бы спасти Княжество это от поглощения его Польшею.

Король исполнил просьбу Великокняжеской рады, но сделал это в интересах и для пользы Польши. В 1529 году он привез 9-летнего королевича в Вильно, позволил торжественно провозгласить его великим князем, но на коронование его не согласился. Вскоре после этого он увез его в Польшу, где поляки на сейме в Пётркове избрали его на польский престол. Только на усиленные требования великолитовских послов на Берестейском сейме в 1544 году король согласился отпустить в Вильно своего сына, куда он и отправился прямо с сейма. В Вильне он воссел на великокняжеском престоле и управлял государственными делами при помощи Великокняжеской рады. Когда в феврале 1548 года король Сигизмунд I скончался/ общим государем для Польши и Великого Княжества Литовского стал Сигизмунд Август.

3. Политика поляков в отношении Великого Княжества Литовского. Уже в начале княжения Витовта у поляков зародилось опасение, что он поведет свое государство по пути, который приведет к ослаблению или полному уничтожению династической унии двух государств: Великого Княжества Литовского и Польши. Чтобы не допустить до этого, они добились на Виленском сейме в 1401 году в присутствии короля Ягайла и великого князя Витовта особого постановления, чтобы после смерти Витовта Великое Кияжество Литовское было возвращено под власть польского короля и чтобы великолитовцы не избирали себе великого князя без поляков и поляки не избирали себя короля без великолитовцев. Таким постановлением они хотели закрепить связь этих двух государств, имея в виду полное их соединение в одно государство в дальнейшем.

В своей политике по отношению к Великому Княжеству Литовскому поляки сознавали, что на пути к осуществлению их плана лежат серьезные препятствия, которые надо упразднить. Препятствиями были разности в религии, национальности, языке и во всем укладе государственной, церковной и народной жизни. Господствующей религией в Великом Княжестве Литовском была православная вера, а в Польше - римо-католическая; государственным языком в Великом Княжестве Литовском был белорусский или русский, а в Польше - польский; Великое Княжество Литовское было монархией наследственной, в то время как поляки избирали себе короля. Эти расхождения являлись большой помехой для объединения двух государств в одно.

В те времена важной государственной силой была аристократия и шляхта. В Великом Княжестве Литовском и в Польше эти слои общества играли великую роль в государстве. В своих унийных планах поляки решили обратить внимание на великолитовскую шляхту и аристократию. Первой их задачей было обратить в католичество эту шляхту и аристократию и сполонизировать ее, чтобы таким образом сделать ее послушной в проведении своих планов. На польской стороне была сила: `король и фанатически настроенное польско-латинское духовенство. Эти силы действовали дружно, используя все возможности и средства. Первым этапом задуманного плана было проведение закона о том, чтобы все высшие государственные должности в Великом Княжестве Литовском занимали только лица римо-католического вероисповедания и чтобы великолитовской шляхте принявшей католичество, предоставлены были привилегии, уравнивавшие ее с польской шляхтой. Такое узаконение было проведено в 1413 году на Городельском сейме. Польский король утвердил это узаконение вопреки протестам православных послов, присутствовавших на сейме. На этом же сейме было вынесено постановление, закрепляющее унию между Великим Княжеством Литовским и Польшей, а также введено административное деление Великого Княжества Литовского по примеру Польши на воеводства. Все эти мероприятия поляков на Городельском сейме были направлены против государственных и национальных интересов Великого Княжества Литовского, но зато служили на пользу Польши и поляков.

Поляки не ошиблись в своих планах, вводя городельские привилегии для великолитовской шляхты. В результате этого многие знатные роды княжеские и влиятельной шляхты перешли из православия в католичество в погоне за привилегиями и высшим положением в государстве, а потомки их при помощи католичества сполонизировались.

Свою унийную работу поляки проводили в Великом Княжестве Литовском разными путями. С одной стороны они католичили и полонизировали великолитовскую аристократию и шляхту, а с другой стороны сами устремлялись на земли этого княжества, получая от короля государственные должности, покупая там себе имения, женясь на православных богатых невестах, переводя их в католичество и приобретая их имения в приданое. Великолитовские православные послы жаловались королю на сейме в Бресте в 1542 году, что в "Литве и Руси уряды и тиунства розданы ляхам". Король оправдывался тем, что великолитовцы сами в этом виноваты, обещал не давать полякам урядов, но на деле все осталось по-прежнему.

Государственные деятели Великого Княжества Литовского видели наплыв поляков на их родину, но остановить это не имели силы. При составлении "Литовского статута" в 1522-1529 годах они ввели пункты, которыми запрещалось полякам, как иностранцам, приобретать земельные угодия и занимать государственные должности в Великом Княжестве Литовском. Но это запрещение королем и поляками игнорировалось. Полонизация стран княжества продолжалась.

Великолитовские патриоты относились к полякам с недоверием и энергично отражали их посягательства на суверенные права их государства. Они добивались от короля подтверждения независимости Великого Княжества Литовского выдачей особых королевских грамот. В некоторых случаях им это удавалось. Так, например, на сеймах в Вильне в 1401 году, в Городле в 1413 г., а также актами Казимира в 1447 г., 1452 г. и 1457 г., привилегиями Александра в 1492 и 1499 годах, Сигизмунда в 1506 году такие подтверждения выдавались.

Наиболее влиятельными государственными деятелями в Великом Княжестве Литовском были князья Радзивиллы, Острожские, Збаражские, паны Ходкевичи, Сапеги, Тышкевичи и многие другие. Они решительно были против присоединения своего отечества к Польше и ревностно оберегали суверенные права его: территорию, органы власти административной, законодательной и судебной. В их представлении династическая уния была лишь союзом двух самостоятельных государств, которые обязаны были жить между собою в мире и согласии, оказывать взаимную помощь в войне с врагами, содействовать в деле развития благоустройства и мощи обоих государств. Поляки об этом думали иначе. Они стремились использовать династическую унию для присоединения Великого Княжества Литовского к Польше, полной колонизации его земель и введения католической веры среди православного населения.

При таком расхождении во взглядах нельзя было думать о возможности достижения соглашения между поляками и великолитовцами на соединение двух государств. Поляки это понимали и решили действовать более испытанными и эффективными средствами. Они убедили короля Сигизмунда II Августа ускорить дело присоединения Великого Княжества Литовского к Польше, использовав для этого свою королевскую власть. Хотя он любил это княжество, но видел благополучие его только в соединении с Польшею. В этом отношении он был на стороне поляков и защищал интересы Польского королевства. На сейме в Варшаве в 1563-1564 г. г. он подписал заготовленный поляками акт об отречении от всех своих наследственных прав на великокняжеский престол в Великом Княжестве Литовском и о передаче этих прав польскому королю. Этот акт был внесен в конституцию сейма 1564 года и объявлен в форме особой королевской декларации. Присутствовавшие на этом сейме послы и сенаторы Великого Княжества Литовского подписали этот акт за исключением князя Радзивилла Черного, который решительно отказался его признавать. Он видел, что этим королевским актом предрешалась судьба Великого Княжества Литовского, как самостоятельного государства.

После Варшавского сейма и состоявшегося на нем акта великолитовские государственные деятели увидели всю опасность для своего государства. На сейме в Гродне в 1568 году они подали королю в письменной форме свои пожелания о сохранении самостоятельности Великого Княжества Литовского.

В ответ на это король увещевал их согласиться на присоединение этого княжества к Польше. Великолитовские послы не согласились на увещания короля, но требовали подтверждения их пожеланий. Король обещал им рассмотреть это дело на предстоящем сейме в Вильне. Но не успели послы разъехаться по домам из Гродна после сейма, как стало известно, что король созывает сейм не в Вильне, как обещал, а в Люблине в конце 1569 года.

4. Люблинская уния. Королевские известительные грамоты о созыве в Люблине сейма были разосланы в конце октября 1568 года. Срок открытия его назначался на 23 декабря 1569 г., но открытие состоялось только 10 января 1570 года. На сейм прибыли король и около 160 послов и сенаторов из Польши и Великого Княжества Литовского. Маршалком сейма был избран дрогичинский староста Станислав Сендивой Чарнковский, поляк. По своем избрании он произнес речь, в которой восхвалял короля и польский народ, а затем перешел к делу унии. В заключение своей речи просил короля завершить начатое дело объединения двух государств в одно тело и один народ. Затем в том же духе говорил католический краковский архиепископ, и после него отвечал король.

Заседания сейма продолжались с малыми перерывами до 12 августа. Послы Великого Княжества Литовского отказались принимать участие в прениях по вопросу государственной унии. Король и поляки настаивали. Видя решительное наступление на них поляков, великолитовские послы не явились на заседание вместе с поляками, а устроили свои заседания отдельно в другой зале. Не находя возможным вести прения об унии, они разъехались по домам к началу марта. Перед своим отъездом они подали королю свои условия унии, которые состояли в следующем: Великое Княжество Литовское и Польша будут иметь общего государя, избранного на съезде послов от этих двух государств в равном числе; избранный король коронуется сперва в Кракове, а затем в Вильне, при этом подтвердит там и здесь права каждого государства, возглавляемого им; оба народа будут иметь общие сеймы, созываемые раз в Польше и раз в Великом Княжестве Литовском по очереди; Великое Княжество Литовское и Польша будут иметь свои отдельные сеймы, свои сенаты, свои государственные печати; будет сохраняться территориальная собственность Великого Княжества Литовского, причем поселение поляков в этом государстве будет допускаться, но чины и должности сохранятся только за коренными гражданами Великого Княжества Литовского. Были и другие пункты условия, но те были менее важны в государственном значении.

Эти условия проекта унии вызвали сильное негодование у поляков. Они постановили обсуждать дело унии без участия послов Великого Княжества Литовского. На очередном своем заседании они составили пункты инкорпорации Великого Княжества Литовского. Эти пункты были следующие: упразднить все прежние привилегии, данные Великому Княжеству Литовскому и его шляхте; объявить королевским указом о принадлежности Польше Волыни и Подлясья; привлечь татар на сторону поляков, чтобы Литва не пригласила их себе в помощь; назначить гетмана и обеспечить границы, обдумав меры для безопасности короля, когда он поедет в Литву. При этом -король тут же объявил, что отдает Польше Волынь и Подлясье и что теперь вторично он дарит ей свое Великое Княжество Литовское, в том числе все свои частные имения там, как наследственные, так и приобретенные, сохраняя их только лично за собою пожизненно.

Исполнение пунктов инкорпорации Великого Княжества Литовского началось с присоединения Подлясия. Подляских послов заставили присягнуть на аннексию их родины в состав Польши 5-го марта Сделали они это под угрозой отнятия у них должностей и привилегий, но оформление этого дела затянулось до апреля.

Вслед за Подлясьем принялись за аннексию Волыни. На 15-е мая вызвали волынских послов, но те к сроку не прибыли. Отложили дело до 23 мая. Послали им угрозы отнятия их имений и баниций (изгнание). На этот вызов начали прибывать волынцы: кн. Збаражский, кн. Чарторийский, кн. Острожский и другие волынские послы и сенаторы. Всех их заставляли присягать на аннексию Волыни. Эта процедура проходила в драматической обстановке.

За Волынью последовало оформление присоединения Подолия или Брацлавского воеводства. По очереди присягали: воевода Роман Сангушко, каштелян кн. Капуста и многие паны из этого воеводства

Пришла очередь аннексии Киева и Киевского воеводства. Это дело началось 1 июня. Спор между поляками и киевскими послами был крайне возбужденный. Каждая сторона уверяла другую, что судит и говорит так, как внушает Бог и совесть, хотя мнения их были разные до противоположности. Киевские послы не соглашались на инкорпорацию Руси-Украины. Дело кончилось объявлением королевского декрета от 4-го июня, которым Киев и вся Украина с городами: Черкасы, Канев, Белая Церковь, Остер, Любечь и др. города Киевской Руси присоединялись к Польше. Декрет был принят поляками с радостью и громкими рукоплесканиями. После этого началась присяга украинских послов. Первым присягнул воевода киевский князь К. Острожский. Все присягали под угрозой конфискаций имущества за неподчинение королевской власти и польским законам. Характерно, что волынские послы шли заодно с поляками в требовании аннексии Руси-Украины.

Ободренные успешным оформлением присоединения украино-русских земель, поляки приступили к инкорпорации оставшейся части Великого Княжества Литовского: Беларуси и Литвы. Прения по этому делу возобновились в начале июня. На вызов короля с угрозами прибыли некоторые литовско-белорусские послы и сенаторы. Сильную речь произнес 7-го июня в заседании сейма в присутствии короля и литовско-белорусских послов Иван Ходкевич, староста жмудский, от имени литовско-белорусских послов. Он говорил следующее: "Неприятель во время перемирья не нарушал собственности, а нас, живущих в вечном мире и братстве с вами, господа поляки, лишаете нас этого права. Справедливости мало на земле! Но Бог такой несправедливости с нами не потерпит: рано или поздно, но расчет будет". Отвечал ему краковский архиепископ, увещевая белорусско-литовских послов согласиться на унию. Ходкевич ему ответил: "Не знаю, какая то будет уния, когда мы видим, что уже теперь между вами в сенате сидят литовские сенаторы. Вы уже обрезали нам крылья! Между вами сидят воеводы: волынский, киевский, подляский, подольский, между вами и другие наши сенаторы-каштеляны. Впрочем, дайте нам привилегию на унию, мы ее обсудим" 36). Ему дали текст условий присоединения Великого Княжества Литовского, выработанных поляками. Белорусско -литовские послы, познакомившись с этими условиями, составили свои и предложили королю, но он и поляки их отвергли. Переговоры затянулись на несколько дней и были весьма утомительны, особенно тяжелы 24 и 25 июня. Белорусско-литовские послы заседали в отдельной зале от поляков. Убедившись в безуспешности своих усилий защитить независимость своего государства после аннексии Украины, Волыни и Подлясья, белорусско-литовские патриоты, истомленные физически и духовно, согласились на присоединение их к Польше, положившись на волю короля. Их крепкий фронт стояния за независимость Великого Княжества Литовского был разрушен отпадением от них русско-украинских послов и сенаторов. После этого литовско -белорусским послам не было с кем защищать самостоятельность своего государства. В этом заключалась их великая трагедия, которая была впоследствии трагедией для всего белорусско-литовского и русско-украинского народов.

Акт объявления унии Великого Княжества Литовского с Польшей назначен был на 28 июня. К 10 часам утра в этот день собрались в замке сенаторы и послы. От имени литовское белорусских послов и сенаторов выступил в собрании с пламенной речью перед королем Сигизмундом Августом все тот же Ходкевич. В сильной речи он взывал сохранить привилегии Великого Княжества Литовского и государственную печать его "ради чести бывшего Литовского государства", целость которого защищали своею кровию белоруссы, литовцы и русины-украинцы. "Нам уже не к кому обратиться за помощью", са слезами говорил Иван Ходкевич, "разве только к Богу и к вам, милостивый государь наш, как защитнику наших прав и Божию помазаннику... Приносим вам нижайшую просьбу: так провести к концу это дело, дабы оно не влекло за собою по» рабощения и позора нам и потомкам нашим... Мы теперь доведены до того, что должны с покорною просьбою пасть к ногам вашего величества". При этих словах все литовско-белорусские послы и сенаторы с плачем пали на колени, а Ходкевич продолжал: "именем Бога умоляем тебя, государь, помнить нашу службу, нашу верность тебе и нашу кровь, которую мы проливали для твоей славы. Благоволи так устроить нас, чтобы всем нам была честь, а не посмеяние и унижение, чтобы сохранены были наше доброе имя и твоя государева совесть. Именем Бога умоляем тебя помнить, что ты нам утвердил своею собственною присягою". После речи Ходкевича литовско-белорусские сенаторы и послы встали с плачем. "Из нас, поляков", - замечает автор "Дневника", - "редко кто не плакал, или не был взволнован от жалости, потому что многие сенаторы плакали" 37). Белоруссам отвечал краковский архиепископ, утешая их унией. Краткую речь сказал также король, уверяя их в своей полной благосклонности к ним и заботливости о их благе, как только они исполнят его волю об унии. Поздно закончилось заседание, когда дело унии было утверждено и провозглашено.

На следующий день - праздник свв. апостолов Петра и Павла - в люблинских костёлах уже пели "Тэ Дэум", а польские ксендзы призывали своих прихожан благодарить Бога за счастливое для Польши событие. Литовско-белорусские патриоты тяжело скорбели и плакали о своей родине.

1-го июля литовско-белорусские сенаторы и послы были приведены к присяге на верность унии, т. е. на включение своего государства в состав Польши. Всё совершилось по воле короля и поляков, давно мечтавших об этом событии со времени Ягайлы. Великое Княжество Литовское, в три раза превосходившее по размерам Польшу, опустилось до уровня придатка польской короны. В этом случае Польша оказалась на положении берущей, а Великое Княжество Литовское - дающей стороны. Великое Княжество Литовское перестало существовать после 350-летнего своего государственного бытия. Великолитовские государственные мужи в течение 175 лет энергично защищали самостоятельность своего государства от посягательства поляков, воевали за его независимость с Москвою и крестоносцами, но до конца не выдержали и сдались на милость короля и поляков. Но милость им не была оказана. Поляки имели свои идеи и стремления, совершенно противоположные патриотическим чувствам литовско -белорусских патриотов.

Перед закрытием Люблинского сейма король подписал привилегию на унию, пункты которой сводились к следующему:

1) утверждается вечное слияние государств Вел. Кн. Литовского и Польши в одно тело, один народ, одно государство - Ржечьпосполитую с одним всегда королем; 2) прекращается отдельное избрание и возведение на престол великого князя
литовского, но сохраняется название Великого княжества; 3) у соединенного государства должны быть общий сенат, и общие сеймы под председательством общего короля; 4) отдельные государственные сеймы в Великом Княжестве Литовском упраздняются; 5) общие же сеймы созываются в Польше; 6) король сохраняет в целости все права и привилегии, вольности, почетные и служебные должности, звания, княжеские титулы, шляхетские роды в землях соединенных государств и суды; 7) присяга будет приноситься одному Польскому королевству; представители соединенных народов обязуются помогать один другому и поровну делить счастье и несчастье; 9) сношения и союз с другими народами должны быть ведены советом и согласием представителей обоих народов; 10) монета общая; 11) все таможенные водные и сухопутные пошлины упраздняются, кроме обыкновенных купеческих пошлин; 12) отменяются все постановления, запрещавшие или ограничавшие приобретение земельных владений обывателями одной страны в другой и др. Эти привилегии подписаны всеми присутствовавшими послами и сенаторами литовско-белорусскими, русско-украинскими и польскими с приложением подвесных печатей, как было тогда в обычае. На основании этого акта Беларусь перешла во власть Польши и поляков. Дальнейшая доля ее - католизация и полонизация.

5. Причины успеха Люблинской унии. На фоне драматической борьбы за свободу и независимость Великого Княжества Литовского особенно ярко выделялись литовско -белорусские государственные деятели и патриоты. Среди них в первых рядах находились князья Радзивиллы: Николай Черный (умер в 1565 г.) и Николай Рыжий - воевода виленский, титуловавший себя: "Мы, Николай Радзивилл, Божиею милостию князь Олотский и Несвижский"; Иван Ходкевич - староста жмудский, Евстафий Волович - староста берестейский, Николай Нарушевич - подскарбий литовский и Пац - каштелян витебский, которые вместе с другими великолитовцами смело и энергично защищали интересы своего государства до последней возможности. И если бы не выход из их рядов русско-украинских сенаторов и послов, перешедших на сторону поляков и присягнувших на присоединение их отечества к Польше, как, напр., князья: К. Острожский - воевода киевский, Чарто-рыйский - воевода волынский, Сангушко - воевода брацлавский и винницкий и многие другие, то Люблинская уния 1569 года вызвала бы открытую войну Великого Княжества Литовского с Польшей. Литовско-белорусские патриоты, не желая отдавать Польше свое государство, приготовлялись к такой войне и рассылали грамоты с призывом к ней. Поляки считались с возможностью войны и на Люблинском сейме обсуждали между собою меры ее предотвращения. Эта военная угроза миновала лишь тогда, когда на сторону поляков перешли русины-украинцы, а белоруссы предоставлены были своим собственным силам. Без активной военной помощи Руси-Украины белоруссы не в состоянии были воевать с Польшею. Поэтому Иван Ходкевич воскликнул на Люблинском сейме с отчаянием, обратившись к русско-украинским послам: "Вы уже обрезали нам крылья!"

Ив. Малышевский, написавший свою монографию о Люблинской унии, выражает мнение, что волыняне и подлесяне имели какие-то счеты с белоруссами и тяготились их управлением, а также соблазнялись польскими шляхетскими привилегиями, которыми они хотели пользоваться. Подобные причины, повидимому, существовали в других областях Руси-Украины. Помимо того, волынцев тесно связывала с киевлянами общность национальных интересов. Они считали Киев своей столицей и не мыслили остаться без него, поэтому дружно голосовали вместе с поляками за присоединение его к Польше 38) . Русины-украинцы предпочитали находиться под властью польского короля, чем великого князя литовского.

Роковую услугу в деле присоединения Великого Княжества Литовского к Польше оказала московско-русская война с Великим Княжеством Литовским, начавшаяся из-за Ливонии и Смоленска. В этой войне московские войска заняли г. Полоцк в 1563 году и опустошили северную часть Беларуси до самого г. Вильно. Истомленные войною великолитовцы предложили царю Ивану Грозному мир, уступая ему Полоцк и Смоленск. Но Иван Грозный сказал великолитовским послам в присутствии своих бояр: "За королем наша вотчина извечная: Киев, Волынская земля, Полоцк, Витебск и многие другие города русские, а Гомель отец его взял у нас во время нашего малолетства: так пригоже ли с королем теперь вечный мир заключать?" Война продолжалась. Великолитовские войска и воеводы храбро сражались с московскими войсками, защищая свою родину.

Поляки со злорадством следили за ходом военных действий и радовались, как их союзники истекали кровью в войне и физически слабели. Они рассчитывали, что чем больше воеводы Великого Княжества Литовского потеряют сил в войне, тем менее они будут опасны в деле присоединения их государства к Польше. Когда великолитовцы просили поляков предоставить им военную помощь для продолжения войны с Москвою, к которой они питали враждебные чувства, те бесцеремонно отвечали им предложением присоединиться к Польше. Поляки поджигали к войне короля и великолитовцев, но сами не спешили помогать. Они стали помогать уже тогда, когда заслышали о московских речах касательно притязаний московского государя на Киев, Волынь, Подолию и даже Галицию, но помогали плохо, показывая больше задор, чем усердие и умение. Польская политика в отношении своих союзников великолитовцев в то время была коварной и велась ловко и нагло. Москва же своим военным нажимом толкала великолитовцев прямо в объятия поляков. Впоследствии поляки откровенно говорили, что московско-литовская война пригнала Великое Княжество Литовское к унии с Польшею. Эта несвоевременная война окончательно погубила Великое Княжество Литовское. Москва помогла полякам забрать это княжество себе. Не будь этой войны, государственные великолитовские патриоты еще долго отстаивали бы суверенные права своего государства и не пошли бы на унию с Польшею.

ГЛАВА V. БЕЛАРУСЬ ПОД ВЛАСТЬЮ ПОЛЬШИ

1. Административное деление, В ранний период существовали многие удельные княжества, во главе которых стояли князья, управлявшие при помощи вече или бояр. Витовт сместил некоторых князей и посадил на их места своих наместников. На сейме в Городле в 1413 году постановлено ввести административное деление Великого Княжества Литовского на воеводства. Первые воеводы после Городельского сейма были назначены в Троках и Вильне. Впоследствии назначены воеводы в следующих городах: в 1504 г. в Полоцке, в 1507 г. в Наваградке, в 1508 г. в Смоленске, в 1511 г. в Витебске, в 1514 году в Подлясьи, в 1513 году в Минске, в 1569 году в Берестье и Мстиславле. Кроме этого, были учреждены воеводства: Киевское, Подольское и Волынское. Таким образом, перед Люблинской унией Великое Княжество Литовское было разделено на воеводства, которые управлялись своими воеводами, назначенными великим князем или польским королем. Такую форму государственного деления на воеводства, а воеводства на поветы утвердил сейм в Вельске в 1564 году. Эта форма продержалась до Четырехлетнего сейма в 1788 году, когда Польша доживала последние годы своей государственной жизни.

В Беларуси были следующие воеводства и поветы: Виленское воеводство и пезеты: Виленский, Вилькомирский, Браславский, Лидский и Ошмянский; Трокское воеводство и поветы: Гродненский, Ковенский, Трокский и Упитский; Полоцкое воеводство поветов не имело; Наваградское воеводство и поветы: Волковыский, Наваградский и Слонимский; Витебское воеводство и поветы: Витебский и Оршанский; Берестейское воеводство и поветы: Берестейский и Пинский; Мстиславльское воеводство поветов не имело; Минское воеводство и повиты: Минский, Мозырский и Речицкий; Подляское воеводство и поветы: Вельский и Дрогичинский; Смоленское воеводство поветов не имело. Всех воеводств в Беларуси было 10 и поветов 21.

С установлением воеводств удельные князья потеряли всякую власть и превратились в частных землевладельцев. Они сохранили свои княжеские титулы и некоторые символы своего княжеского звания: печать из красного воска, места по правой стороне от великого князя или короля на заседаниях сейма. С течением времени многие княжеские старинные роды совершенно исчезли, а другие приняли фамилии по местности своих имений или по иным признакам, растворившись в шляхетском сословии и образовав класс высшей аристократии и магнатов. К этому сословию принадлежали шляхетские роды богатых землевладельцев, не имевших княжеских титулов.

Из среды шляхты великий князь назначал высших сановников в государстве, в том числе и воевод. Шляхта занимала все государственные королевские или великокняжеские должности. Первой и важнейшей должностью в Великом Княжестве Литовском была должность канцлера, который по современным понятиям соответствовал министру иностранных дел: он скреплял своею подписью и печатью акты, привилегии и указы великого князя. Очень важною была должность придворного маршалка. Эта должность соответствовала министру королевского двора. Канцлер и маршалок имели своих заместителей и многих помощников. Были особые должности сеймового маршалка, а также сеймикового маршалка в поветах. Государственной казной ведал скарбный и его помощник подскарбный. В ведении скарбного находились все земельные угодия великого князя. В конце XV века была установлена должность великого гетмана, своего рода министра военных дел и главнокомандующего военными силами. Его помощниками были полевые гетманы. Под начальством гетмана находились все военные силы государства. Он носил титул: "Гетман наивысший Великого Князьства Литовского".

Другие должности при особе великого князя имели чисто придворный характер, как, например: подкоморый - заведующий княжескими палатами, подстольный и подчашный - заведующие великокняжеским столом и погребами, конюшный - заведующий конным двором великого князя, ловчий - имевший попечение над лесными угодиями, предназначенными для охоты. В провинциях начальствовали сперва наместники и тиуны великого князя, а позднее воеводы, старосты и каштеляны. Были должности хорунжих, которые носили войсковые знамена и созывали ополчение в случае войны. Городничие наблюдали за охраной городов, находившихся в их поветах, и следили за исправностью дорог и построек. При реформе административной в 1565 году была создана должность поветового маршалка, роль которого была весьма важна во время войны. Его обязанностью было принимать ополчение и представлять его воеводе. Все государственные должности от высших до низших были весьма почетны и авторитетны на местах.

2. Законодательство. Великие князья литовские не нарушали древних порядков и обычаев так называемой старины на занятых ими землях. Эта "старина" была неписанным законом, хранилась в памяти и соблюдалась в жизни населения. Правители княжеств, областей или земель менялись: уходили князья Рюриковичи и Всеславичи, на их места приходили князья Гедыминовичи, которых сменили наместники и воеводы, но местная жизнь протекала без всяких внутренних перемен, по искони заведенному порядку. Этот порядок был законом для всех. Никто не смел его отменять или изменять. Но когда пришли к власти поляки и ополяченные белоруссы, возникла необходимость просить великих князей письменной гарантии на сохранение этих вековых законных порядков. Для успокоения бояр, мещан, крестьян и духовенства великие князья издавали письменные акты, так называемые привилегии, как подтверждение "старины", и этим обеспечивали ее соблюдение. Такие письменные привилегии выдали великие князья Казимир и Александр.

В содержании великокняжеских привилегий повелевалось, чтобы "права хрестьянскаго закона ни в чом не ломити", чтобы "нам хрестьянства греческаго закону не рушити, налоги им на их въpy не чинити, а в церковные земли и в воды не вступатися" (Смоленская грамота). В землях Полоцкой и Витебской великий князь мог назначать воевод и старост только по воле и с согласия местного населения. В привилегии говорилось: "Так же нам господару давати воеводу нашего полочанам по их воле, а который будет воевода наш нелюб им, ино нам воеводу им иного дати по их воли; а приехавши воеводе нашему к Полоцку первого дня крест целовати полочаном на том, чтож без исправы полочанина не карати ни в чом".

До XV в. великие князья литовские не издавали письменных распоряжений или каких-либо законов от своего имени. Воля князя выражалась устно и строго исполнялась подданными. Но с начала XVI века политическое положение в Великом Княжестве Литовском изменилось. Началась сеймовая борьба за присоединение этого княжества к Польше. Понадобились гарантии для сохранения независимости Великого Княжества Литовского. Для этого нужны были узаконения, которых не было. На Виленском сейме в 1522 году был поднят вопрос о собрании в один сборник всех прежних узаконений и привилегий. Это дело одобрил великий князь Сигизмунд. Деятельное участие в этом принял канцлер Великого Княжества Литовского Альберт Гаштольд. Работа проводилась тщательно. Собирали и переписывали все старые бытовые и политические узаконения, существовавшие в каждом княжестве и в каждой области Великого Княжества Литовского. Разрабатывались новые юридические нормы, вызванные обстоятельствами текущей жизни в государстве.

Приготовленный сборник представлен был на утверждение сейма в Вильне в 1529 году. Сейм его одобрил, и великий князь Сигизмунд утвердил. После утверждения он стал государственным законом для всех слоев населения Великого Княжества Литовского. Сборник известен под названием "Литовский статут". Писан он на белорусском государственном языке. В 1530 году он появился на латинском языке, а в 1532 году на польском. Напечатан он не был, а распространялся в списках. Впервые он был напечатан в типографии в измененном виде только в 1588 году в Вильне. В последующие годы он издавался только на польском языке. Но в 1811 году его издали в Санкт-Петербурге на двух языках параллельно: польском и русском. Польский текст Статута обязывал в Беларуси от XVII века, но в 1840 г. был упразднен.

3. Полонизация края. Ягеллонская династическая уния открыла большие возможности для проникновения польского элемента в Беларусь. Полонизация пришла вместе с римо-католичеством. С самого начала открытия латинской епископии в Вильне в 1387 году епископами здесь были поляки. Первым епископом виленским был Андрей, герба Ястшэмбец (ум. 1398). На его место назначен был поляк Якуб Плихта, после него чех Николай (ум. 1414), затем Петр Ястшэмбец и т д. Вместе с епископами подбирались кадры духовенства из поляков. На основании Городельской унии 1413 года предоставлялось право занимать государственные должности в Великом Княжестве Литовском только римо-католикам. Это обстоятельство привлекло некоторые княжеские и знатные роды в объятия римо-католичества. Их дети, воспитанные в польских школах, становились поляками.

Акт Люблинской унии 1569 г. усилил полонизацию знатных родов и шляхты. Литовский статут редакции 1529 года, запрещавший полякам занимать государственные должности в Великом Княжестве Литовском, был изменен в пользу поляков. Беларусь покрылась густою сетью польских колоний и польской шляхты, наехавшей сюда из Польши. Образовались так называемые "околицы" и "засьцянки" польской и сполонизированной шляхты. Эти колонисты принадлежали к военно-служилым людям, участвовавшим в войне с Москвою в 1578-1581 годы. По окончании войны они получили звание шляхты и шляхетские привилегии. Король наградил их земельными угодиями. Эта шляхта являлась большою полонизацийною силою в Беларуси. К ним присоединились многочисленные землевладельцы - помещики поляки, разными способами приобретшие себе имения здесь. Они закрепили крестьян за своими имениями и лишили их права переходить в другое место. Таким образом крестьянская Беларусь стала крепостною у польских панов и магнатов. Такие же порядки существовали в имениях великокняжеских, принадлежавших государству, где хозяйничали королевские урядники-державцы.

Важную роль в полонизации страны играло римо-католическое духовенство, которое составлялось преимущественно из поляков. Для пополнения его подготовлялись кадры в польско-католических школах, открытых во многих городах Беларуси. Такие школы или коллегии были открыты в Вильне, Полоцке, Витебске, Орше, Могилеве, Минске и др. Содержали эти школы иезуиты. В городах поселилось много поляков, занявшихся торговлей или служивших в урядах. Католическое духовенство их обслуживало и миссионерствовало среди православного мещанства. Полонизация городов проводилась в течение XVI - XVIII веков, вследствие чего города Беларуси потеряли свой белорусский облик. Белорусская деревня не поддалась полонизации.

В это время сильно засорялся полонизмами белорусский язык. Засорение было настолько велико, что белорусский язык превращался в диалект польского языка. Постепенно он становился трудным для пользования в судах и урядах Беларуси, так как шляхта и мещане переставали его понимать. Это обстоятельство побудило литовско -белорусских послов на сейме в 1696 году внести предложение о замене белорусского языка польским. Предложение было принято: ни один голос не раздался в защиту белорусского языка, бывшего в течение 400 лет государственным языком в Великом Княжестве Литовском. Таким образом уже в XVII веке употребление белорусского языка в урядах совершенно исчезло.

Когда волна польского засилия заливала Беларусь, великий гетман Великого Княжества Литовского князь несвижский Януш Радзивилл вступил в тайные переговоры со шведским королем Карлом X Густавом, с которым заключил Койданский договор в 1655 году, на основании которого он отдавал под его протекторат Беларусь и Литву. По этому договору Карл вступил со своими войсками в Литву, занял Жмудь и всю западную Беларусь, объявив себя "Покровителем Великого Княжества Литовского". Проф. Ст. Косьцялковский считает, что князь Януш Радзивилл хотел быть вассалом шведского короля и иметь титул: "Великий князь литовский". Этим политическим актом Радзивилл хотел вызволить свою родину от польской зависимости и получить для нее свободу. Но в это время происходила московско-польская война, которая помешала осуществлению этого плана. Поляки считают Радзивилла изменником, но в действительности он любил свою родину Беларусь и хотел восстановить ее политическую и государственную независимость. Война Польши со Швецией закончилась подписанием мира в Кардисе в 1661 году на условиях "статус кво"; шведы оставили Беларусь, Литву и Польшу. Война с Россией закончилась Андрусовским миром в 1667 году, по которому Беларусь осталась под властью Польши.

ГЛАВА VI. БЕЛАРУСЬ И РОССИЯ

1. Раздел Польши. В 1772 году Россия, Австрия и Пруссия, по взаимному договору, разделили Польшу. Россия заняла всю восточную Беларусь (воеводства: Полоцкое, Витебское» Мстиславльское, Минское), Австрия - Галицию (Галичскую Русь) и Пруссия - западную Польшу (воеводства: Познанское, Быдгощское и Гданское). Это был первый раздел Польского королевства.

Польша находилась перед разделом в полном упадке. Партийная борьба, неограниченная свобода польской шляхты с их "либерум вэто" и слабая военная подготовка .решили возможности польского короля и его правительство выступить в защиту своего королевства. Под влиянием французской революции поляки произвели некоторые реформы в своем государстве с целью улучшения социального положения в стране и поднятия польского патриотизма, который сильно упал, но это еще ухудшило положение Партия реформистов провела на Варшавском сейме 3 мая 1791 г. новую государственную конституцию, которую король Станислав Понятовский утвердил. Консервативные круги польской шляхты остались недовольны новой конституцией и государственными реформами. Они съехались в Тарговице на конференцию и заключили между собою союз для защиты старого порядка. Не рассчитывая на свои силы, они обратились за помощью к императрице Екатерине II и к прусскому королю. Эти монархи, опасаясь революции в Польше по примеру французской, ввели свои войска в Польшу. Российские гарнизоны заняли Варшаву, а прусские отряды оккупировали Западную Польшу. По приказу имп. Екатерины II польский сейм, как "революционный", был распущен и отменена конституция 3-го мая. По требованию российских властей был созван польский сейм в Гродне в 1793 г., который молча принял предложение оккупационных властей о втором разделе Польши. Этот сейм вошел в историю Польши под названием "Немой сейм". По этому разделу присоединены были к России западные области Беларуси, именно воеводства: Виленское, Новогрудское, Берестейское, Волынское и Подляское, а также Варшава. Пруссия забрала Данциг и Великопольшу. В Гродне поселился король Станислав Понятовский.

Свой протест против раздела Польши поляки выразили в форме восстания под командою Тадэуша Косьцюшки, уроженца Берестейского воеводства. Генерал Суворов разбил польских повстанцев под Варшавой в 1794 году. После этого состоялся третий раздел остатка Польского королевства, по которому Россия заняла Курляндию, Литву и Белосток; Пруссия - Варшаву и центральную Польшу; Австрия - Люблин и Краков. Король Станислав Понятовский вынужден был отречься от престола 25 ноября 1795 года и переехать на жительство в С.-Петербург, где и умер. Польское королевство перестало существовать. Враждебная политика к Православной Церкви погубила Польшу. Польский поэт со скорбью сказал: "Польша! Твоя гибель в Риме!"

Во время Наполеоновской войны, когда французские войска заняли Польшу, Наполеон создал Варшавское герцогство в 1807 году под номинальной властью саксонского короля и под своим протекторатом. После разгрома Наполеона постановлением Венского конгресса в 1815 году Варшавское герцогство было присоединено к России под названием "Царство Польское". Пруссия забрала себе Познань и Великопольшу с Торунем и Данцигом, а Австрия оставила за собою Галицию со Львовом и Тарнополем. Люблин отошел к России. Этот четвертый раздел Польши, хотя не назван таковым в истории, окончательно решил судьбу Польского королевства на долгие годы.

2. Национальный облик Беларуси. Россия получила Беларусь в окатоличенном и ополяченном виде. Высшее ее общество, шляхта и городское население исповедывали римо-католичество в его латинско-польской форме, а крестьяне были униатами, т. е. католиками восточного обряда. Православных оставалось мало. Польский проф. С. Косьцялковски дает следующую характеристику белорусского населения после разделов Польши: "Все христианское мещанство городов и местечек этих земель (т. е. Беларуси), от работников до ремесленников, купцов, торговцев и чиновников, все духовенство, а также вся интеллигенция, полуинтеллигенция городская и сельская, все помещики от беднейшего до самого богатого и высоко стоявшего в общественной иерархии, как равно вся шляхетская демократия, очень многочисленная в некоторых местностях засценковая и загородная шляхта, некоторая весьма бедная и не отличавшаяся от простых крестьян, - все это было в культурном отношении таким же, как и общество, принадлежавшее к тем же слоям населения прочих земель Ржечи посполитой. Сельское крестьянское население сохраняло сокровища старо-литовского или белорусского прошлого. Оно жило в своей сословной обособленности отдельной культурной жизнью. Оно говорило по-литовски или по-белорусски, часто не понимая польского языка".

Основная масса населения Беларуси состояла из крестьян, которые сохранили свой национальный облик, в то время как все другие слои белорусского общества этот национальный облик утеряли. Между крестьянством и другими слоями общества существовала глубокая рознь, сложившаяся в продолжение прошедших веков. Граница отчужденности между ними проходила широко, разделяя их на две неравные части. Польская и ополяченная часть населения творила особую среду, как бы чужое тело в организме белорусского народа. Она держала себя высокомерно и обособленно от белорусской деревни. Когда началась польская революция против российских властей в 1863 году, белорусское крестьянство в своей массе к этой революции не примкнуло, хотя его вовлекали и призывали революционеры всякими обещаниями и льготами. В этом отношении отличался большой деятельностью один из руководителей польского восстания в Беларуси Кастусь Калиновский, издававший на белорусском языке газету под названием "Мужицкая праўда". Белорусские крестьяне понимали своим простым умом, что революционная затея являлась чисто польским делом и в польских интересах. Белорус остался в стороне от этой затеи.

3. Российское правление в Беларуси. На белорусских землях, присоединенных к России, введены были российские порядки. Прежде всего были упразднены прежние названия воеводств и поветов и установлены названия губерний и уездов. Вся Беларусь была разделена наново. Полоцкое и Витебское воеводства упразднены и присоединены к Псковской губернии. В 1777 г. Витебск переименован в уездный город. В 1796 г. создана Белорусская губерния, к которой присоединен Могилев. Губернским городом сделан Витебск. До 1840 г. Витебская губерния продолжала именоваться Белорусской. В ее состав входили уезды: Витебский, Велижский, Городокский, Полоцкий, Невельский, Себежский, Лепельский, Дрисенский, Динабургский (Двинский) и Режицкий. После 1840 г. название "Белорусский" было упразднено, а губерния переименован в Витебскую.

Минское наместничество учреждено в 1793 г. вместо воеводства того же названия. Но уже в 1796 г. наместничество переименовано в губернию. В состав Минской губернии включены уезды: Бобруйский, Борисовский, Игуменский, Минский, Мозырский, Наваградский, Пинский, Речицкий, Вилейский и Дисненский. В 1843 году от Минской губернии отделены уезды Вилейский и Дисненский и присоединены к Виленской губернии.

Могилев был уездным или поветовым городом Мстиславльского воеводства. С присоединением к России этой области с 1778 г. а Могилеве находился наместник Могилевского наместничества. В 1802 году здесь учреждено губернское правление, а наместничество переименовано в губернию. Значение этого города увеличивало то, что здесь находилась православная епископская кафедра. Город быстро развивался и приобрел большое значение.

В 1796 г. для западной части Беларуси учреждено Слонимское наместничество с пребыванием наместника в Наваградке. Но уже в следующем году Слонимское наместничество присоединено к Виленско-Литовскому наместничеству. В 1802 году Слонимское наместничество снова восстановлено под названием Гродненской губернии с губернским правлением в Гродне. Наваградак оставлен уездным городом Гродненской губернии, но в .1842 году его присоединили к Минской губернии. После всех перетасовок Гродненская губерния имела следующие уезды: Гродненский, Белостокский, Брестский, Влодавский, Вельский, Волковыский, Кобринский, Пружанский, Сокольский и Слонимский. В Гродне была учреждена в 1840 году епископская православная кафедра.

В 1796 году основано Виленское наместничество. В 1802 г. Виленское наместничество переименовано в губернию. С 1-го июля 1843 г. в Виленской губернии были следующие уезды: Виленский, Вилейский, Дисненский, Лидский, Свенцянский, Ошмянский, Трокский и Браславский. В Вильне сосредоточилось главное управление так наз. Северо-Западного края. Здесь имел свое местопребывание генерал - губернатор, как военный начальник округа. Здесь же находились кафедры архиепископов православного и римо-католического. Для Виленской губернии был учрежден герб 9 июня 1845 года, представлявший всадника в латах на белом коне на красном фоне, скачущего в правую сторону; в правой руке всадника поднята вверх сабля, в левой серебряный щит с изображением золотого осьмиконечного креста.

Таким образом Беларусь была разделена на пять губерний: Гродненскую, Виленскую, Витебскую, Минскую и Могилевскую. Часть белорусского населения отошла к Смоленской, Черниговской, Орловской, Калужской и Псковской губерниям, о чем была речь в начале.

Каждая губерния разделялась на уезды. В каждом уезде было по несколько волостей, имевших в своем ведении несколько деревень. Большие города имели свое управление во главе с городским головой. Во всех губернских и уездных городах находились полицейские правления и другие органы власти.

Государственным языком был русский. В канцеляриях и во всех государственных учреждениях писали и говорили только по-русски. Обучение детей в школах велось на русском языке. После польского восстания в 1863 году было запрещено употреблять название "Белоруссия" и "белорусский". Во всей стране были введены гражданские законы Российской империи. Российское начало охватило белорусские города и местечки. Чиновничество, мещане, православное духовенство и торговый класс стали пользоваться в своей практике только русским языком. Католики в городах продолжали держаться польского языка. Главною патриотическою силою поляков было их духовенство. Белорусский язык сохранялся в деревнях.

4. Возрождение белорусского самосознания. Белорусское национальное возрождение вышло из среды ополяченной белорусской шляхты, как реакция против российского начала. Из этой среды вышли первые белорусские поэты и писатели: Барщевский, Дунин - Марцинкевич, Богушевич (Мацей Бурачок), А. Ельский, Неслуховский, А. Луцевич (Янка Купала) и, многие другие. Из этой же среды был Кастусь Калиновский. Большинство из них, хотя и писало по-белорусски свои произведения, принадлежало к польской культуре и польской национальности.

Белорусское политическое движение началось в 1902 году под влиянием революционеров, подготовлявших революцию в России. В Минске образовалась подпольная организация левого направления под названием: "Беларуская Социалистычная грамада". Во время революции 1905 года эта "Грамада." организовала свои ячейки во многих местах Беларуси. После подавления революции государственные органы безопасности ее ликвидировали.

Послереволюционная Государственная Дума в Петербурге признала белорусский язык за диалект общерусского языка. Это признание рассеяло всякие надежды белорусских националистов на введение белорусского языка в школах Беларуси. Зато в то время белорусские деятели получили возможность издавать еженедельную национальную газету "Наша ніва", выходившая с 1906 до 1915 года в Вильне, которая в 1910 году снабжала 330 мест и имела 636 постоянных подписчиков, главным образом в городах. Эта газета привлекла много молодых талантливых политических деятелей, поэтов и писателей и создала белорусское национальное движение, известное под названием "Нашанівское".

Еще не достаточно окрепшее белорусское движение вошло в период первой мировой войны 1914 года. 18 сентября 19151года германские войска вошли в Вильно и заняли западную Беларусь. Отступавшие российские власти передали правление города Вильно так наз. Виленско-Ковенскому комитету, составленному из представителей поляков, литовцев, белоруссов и евреев. Председателем был виленский адвокат Станислав Когновский, а секретарем - виленский адвокат Зыгмунд Юндзилл. Оба были поляками. От белоруссов вошли в комитет Антон Луцкевич и Вацлав Ластоуский. Через несколько месяцев комитет распался по вине поляков. На развалинах этого комитета образовались национальные комитеты: белорусский, польский, еврейский и российский. Такое разделение было па руку немцам, которые использовали его для своих целей.

Поляки в то время проявили большую активность и пытались захватить в свои руки влияние и власть, какую немцы предоставляли местному населению оккупированных ими белорусских областей. Для противодействия полякам немецкие оккупационные власти признали белорусский язык официальным и разрешили открывать белорусские начальные школы и учительские семинарии. Но это разрешение не везде было использовано вследствие недостатка на местах белорусского актива и учительского персонала. В городах образовались белорусские национальные комитеты, но они не в состоянии были изменить существовавшее положение. В Вильне начала выходить белорусская газета "Гоман", которая вела борьбу с польским засилием. Белорусское движение не захватило широких народных масс, которые требовали большой осведомительной работы.

По другой стороне немецко-российского военного фронта, именно в Минске и в других городах восточной части Беларуси, вспыхнувшая февральская революция в России в 1917 году, усилила белорусское движение. В Минске возникли разные белорусские политические организации, из которых более активными оказались: "Беларуская Социалистычная грамада" и "Беларускі нацыянальны камітэт". Во главе последнего стоял Роман Скирмунт, который всецело придерживался ярко выраженной польской ориентации, вследствие чего не имел популярности среди белоруссов. Социалистическая громада была левого направления.

Помимо этих организаций, составилось тогда общенародное белорусское предствительство, которое несколько раз меняло свою программу и название, пытаясь найти авторитет и поддержку среди белорусских народных масс. Делали попытки выделения белорусов из российской армии и создания из них белорусских военных сил, но из этого ничего не вышло, потому что работа в этом направлении не была проведена среди войска в широком масштабе .Дело организации белорусской армии ограничилось созданием незначительных отрядов пехоты, которые были слабы и долго не продержались. Только генерал Булак-Балахович организовал в 1919 году более сильные белорусские военные отряды. Главная причина всех этих неудач состояла в том, что в то время германская армия оккупировала значительную часть Беларуси, а в рядах российской армии упали боевой дух и военная дисциплина. Солдаты фронтовики и тыловые мечтали скорее попасть домой и многие дезертировали.

5. Попытка создания Белорусской республики. Вслед за февральской революцией в октябре того же 1917 года произошел большевицко - коммунистический переворот в России. Во всей стране велась ожесточенная междоусобная война двух сил: (коммунистических и антикоммунистических. Перевес борьбы, клонился в сторону большевиков-коммунистов. В Восточной Беларуси большевицко-коммунистическую революцию провел Фрунзе без всякого сопротивления. В Минске большевики создали "Совет Народных Комиссаров Западного Фронта" но главе с латышом Ландером. В воззвании этого "Совета" слово "Белоруссия" не было употреблено.

По просьбе белорусских деятелей большевицкие власти согласились на созыв "Всебеларуского Конгресса" в Минске, который открылся 14 декабря 1917 года. На Конгрессе присутствовало до 2000 делегатов. Большевики пытались овладеть Конгрессом изнутри и навязать ему свою волю и свои идеи, но этого не сумели достигнуть. Собравшиеся на Конгрессе белорусские делегаты оказались неуступчивыми на большевицкие требования. Большевики тогда разогнали Конгресс силою при помощи войска после драматических ночных сцен. Но вскоре большое число членов Конгресса собралось в железнодорожной ремизе и избрало 31 декабря 1917 года �?сполнительный Комитет Конгресса. Фактически этот Комитет был первым белорусским правительственным органом, представлявшим собою кабинет министров во главе с председателем Иосифом Воронко. Национальные небелорусские местные группы имели в этом правительстве своих представителей. Польскую группу представлял Александр Пристор, впоследствии премьер - министр польского правительства в Варшаве.

Пока в России происходила революционная разруха, германские войска беспрепятственно заняли город Минск 25 февраля 1918 года. Сперва они относились пассивно к Белорусскому Конгрессовому комитету, но не позволили ему совершать самостоятельных актов государственного значения.

Когда начались переговоры о заключении мира между большевиками и немцами на мирной конференции, созванной 4 марта 1918 года в Бресте, белорусские представители не были допущены. Это вызвало большое возмущение среди них. Конгрессовый комитет, переименованный к тому времени в "Раду Беларускай Народнай Республики", своим третьим универсалом от 25 марта 1918 года провозгласил независимость Беларуси, как самостоятельного государства. Этот акт, имевший огромное значение в жизни белорусского народа, в тот же день был омрачен другим актом: "Рада" отправила германскому императору Вильгельму 2-му телеграмму, в которой просила "закрепить независимость Белорусской Республики при помощи унии с Германской империей". Эта телеграмма вызвала раскол в "Раде", из которой вышли левые. Немцы отнеслись безразлично к этому предложению "Рады". Необдуманный поступок "Рады" не принес пользы, а причинил большой вред белорусскому национальному движению.

На западе Беларуси, именно в Вильне, белорусские деятели со своей стороны что-то делали для пользы своего отечества. В декабре 1917 года они подали начальнику немецкой администрации в Литве кн. Фр. Изенбургу декларацию, в которой просили образовать независимое демократическое государство на оккупированных немцами белорусских областях, составленное из двух автономных территорий: белорусской и литовской, при теснейшем союзе с Курляндией. Но немцы заинтересовались устройством Литовского государства без Беларуси, и поданная декларация успеха не имела. Немцы имели свой план присоединения Литвы и Гродненщины к Восточной Пруссии.

С ноября 1918 года немцы начали эвакуацию своих войск из Беларуси, оставляя после себя политическую пустоту, которую национальные деятели не имели сил заполнить. Эту пустоту заняли большевики. Они объявили 1 января 1919 года в Смоленске об учреждении "Белорусской Социалистической Советской Республики" в границах 6-ти уездов Минской губернии, а 27 февраля того же года соединили ее с "Литовской Социалистической Советской Республикой". Через год, именно 16 августа 1920 года, Москва снова объявила независимость Советской Беларуси, но на этот раз уже без Советской Литвы.

6. Польско-большевицкий раздел Беларуси. 11-го ноября 1918 года Иосиф Пилсудский стал во главе новообразовавшегося Польского государства. Немецкие войска в это время отступали с востока на свою родину. Они двигались поездами по линии Ковель - Брест - Белосток - Граево и Минск - Барановичи - - Слоним - Белосток - Восточная Пруссия. Вслед за ними продвигались на запад большевицкие войска. Польское правительство выступило с протестом против занятия советско-большевицкими войсками Беларуси, которую поляки считали своей территорией на основании исторического прошлого. На протест польского правительства советский комиссар Чичерин в своей ноте от 23 декабря 1918 года указал полякам, что земли Беларуси Россия никогда не признавала польскими. Дальнейшие дипломатические переговоры между большевиками и поляками не привели к положительным результатам. Каждая сторона стояла на своей позиции. Отношения между ними обострились.

Начальник Польского государства и главнокомандующий польскими военными силами И. Пилсудский решил военною силою задержать продвигавшиеся большевицкие отряды. Между 9 и 14 февраля 1919 года польские войска Пилсудского перешли немецкий кордон под Гродном и заняли позиции по реке Неман от Скиделя, по р. Зельвянка и р. Ружанка через Пружаны, Кобрын и дальше на Волынь. На этой линии фронта польские войска приготовились встретить большевиков огнем и не пустить их дальше на запад. Вскоре начались между ними бои в этих районах.

Польско-большевицкая война имела три этапа в своем развитии. В первом этапе (февраль 1919 - май 1920 гг.) польские войска оттеснили большевиков на восток и заняли позицию от г. Двинска по линии р. Двина - Полоцк - Лепель - р. Березина р. Птичь до р. Припяти. По союзному договору с украинским атаманом Симоном Петлюрой польские гарнизоны стояли в Киеве. Во втором этапе (май - август 1920 г.) Большевицкие войска отодвинули поляков далеко к западу, дошли до р. Вислы и угрожали Варшаве. В третьем этапе (с половины авг. - окт. 1920 г.) поляки нанесли большое поражение большевицким военным силам по всему фронту и заставили их отступить на восток. Преследуя отступавших большевиков, поляки дошли до Молодечно и укрепили свой фронт по линии Молодечно - Койданово - Слуцк, - р. Птичь. На этой линии они остались до заключения мирного договора в Риге 12 октября 1920 года.

Рижский мирный договор между Польшей и Советским Союзом разделил Беларусь на две неравные части. Западная часть ее с городами: Вильно, Пинск, Брест, Гродно, Новогрудок и др. отошли к Польскому государству, а обширная восточная часть Беларуси осталась под властью большевиков. В Западной Беларуси под властью поляков проводилась полонизация: школы, администрация и вся государственная жизнь были польскими. Учреждены воеводства: Новогрудское, Белостокское, Виленское и Полесское или Брестское. В каждом воеводстве находилось по несколько поветов, а повет разделен на гмины. Все чиновники и начальники в государственных учреждениях были поляки, которые проводили польскую политику. Национальные белорусские интересы не принимались во внимание. Вся государственная жизнь была построена на польский лад и проводилась в польском духе.

Подсоветская Беларусь называлась "Белорусская Советская Социалистическая Республика". Советские власти включили Белорусскую Советскую республику в "Союз Советских Социалистических Республик" в декабре 1922 года. Центральное правительство их находилось в Москве.

Граница между Советским Союзом и Польшей была определена Рижским трактатом 18 марта 1921 года. В конце второй мировой войны 1939-1944 гг. Западная Беларусь была занята советскими войсками и присоединена к Советской Белорусской Республике.

ПРИМЕЧАНИЯ

1) Карскій: "Бълоруссы", т. I, стр. 3 - 9.

2) Станкевич: "Судьбы народовъ Россій", стр. 54.

3) Остатки крепости и города Червеня сохранились на правом берегу
реки Гучвы возле селений Чермно и Турковицы на Холмщине.

4) "Хрестоматия", стр. 148; Соловьев: "История России", т. I, стр. 127»

5) "Хрестоматия'", стр. 191; Поли. Собр. Рус. Летописей, т. I, стр. 5.

6) Там же, стр. 150.

7) Там же.

8) Огіенко. "Византия и Украина", стр. 51.

9) "Хрестоматия", стр. 170-171.

10) Там же, стр. 345.

11) П. Шафарнк: "Славянскіе древности", стр. 63 - 64.

12) В. Даль, "Сочиненія", стр. 588 - 595.

13) В. И. Ламанскій, "Живая Старина", 1891, вып. III, стр. 245 - 250,

14) Bielowski, "Mon. Hist. Pol.", T. II, str. 719. Prochaska, "Codex Epistolaris Vitoldi", Cracoviae, 1882, str. 245.

15) Карскій "Бълоруссы", т. I, стр. 115.

16) Ламанскій, там же, стр. 245.

17) М. Богоявленский: "Петр I. Материалы для биографии", стр. 72.

18) Митрополить Макарій: "Исторія Русской Церкви", т. XI, стр. 30 - 33.

19) "Воссоединение Украины с Россией. Документы и материалы",
т. II, Москва, 1954, стр. 61-62, 101, 103.

20) "Литовский статут", раздел IV, арт. I.

21) "Поли. Собр. Рус. Летописей", т. II Москва, 1962, стр. 5.

22) Шафарик. "Славянскіе древности", т. II, кн. III, стр. 110.

23) там же.

24) Там же, стр. 87 - 88.

25) Там же, стр. 82 - 83, 86.

26) П. Шафарик, стр. 40.

27) Г. Татуръ: "Очеркъ археологическихъ памятниковъ", стр. 75.

28) П. Шафарнк, стр. 40; Lubor Niderle: "Manuel de l'antiqite slave", t. I, "L'Histoire", Paris, 1923, str. 187.

29) Шафарик, там же, стр. 280.

30) Bruckner: "Rusko-Polski rekopis roku 1510", "Slavia", VII, I. str. 10 - 11.

31) П. Батюшковъ: "Бълоруссия и Литва", стр. 159.

32) Полн. Собр. Рус. Летоп., т. II, стр. 341.

33) Филаретъ: "Исторія Русской Церкви", стр. 902.

34) Соловьев; т. III - IV, стр. 384.

35) Чистович, ч. I стр. 62-

36) Батюшков. Памятники Русской Старины, т. VIII, стр. 181.

37) Там же, стр. 185.

38) Там же, стр. 168.

ЛИТЕРАТУРА

- Акты относящееся къ исторіи Западной Руси, т. IV, С-Петербургъ,
1857 г.

- П. Батюшковъ: "Бълоруссія и Литва. Историческія судьбы Съверо-
Западнаго края", С-Петербургъ, 1890.

- П. Батюшковъ: "Памятники русской старины въ западныхъ губерніяхъ. Выпускъ восьмой. Холмская Русь". С-Петербургъ. 1885, статья: "Краткій очеркъ состоянія Холмской Руси въ религіозномъ отношеніи, со времени введенія Христіанства до церковной уніи на Брестскомъ соборъ".

- Там же статья И. И. Малышевскаго: "Люблинскій съъздъ 1569 года".

- М. Богоявленский: "Петр I. Материалы для биографии", ОГИЗ, 1940.

- Большая Энциклопедия, т. т. IV и V, С-Петербургъ.

- Bruckner Alexander: "Rusko-Polski rekopis roku 1510", "Slavia", VII, I. B.

- Wielhorski Wiadysiaw, prof.: "Stosunki narodowosciowe, wyznaniowe i jezyikowe. Szczepy baltyckie. Obszary etniczne: litewski i ruski. Ich przeobrazenia. Stosunki demograficzne" w "Dzieje Ziem W. Ks. Litewskiego", Londyn. 1953.

- Onie: "Okres Unii Personainej (1386-1569)", "Dzieje Ziem Wielkiego Ksiestwa Litewskiego", Londyn, 1953.

- Onze: "Statut Litewski. Zarys historyczny jego powstania i rozwoju. 1529-1566-1588", tamze.

- Onze: "Litwini, Bialorusini i Polacy w dziejach kuUi.^ W. Ks. Litewskiego" w "Alma Mater Vilnensis", Londyn, lyoi.

- Gloger Zygmunt: "Geografia Histoiyczna ziem dawnej Polski", Krakow, 1900.

- Грековъ Б. Д.: "Киевская Русь", Москва, 1940.

- Даль Владиміръ: "Сочнненія", т. X, Москва-СПБ, 1898.

- Дашкевичъ Н.: "Литовско-Русское государство, условія его возникновенія и причины его упадка", статья в "Кіевскіе Университетская извъстія", К» 5, 1884.

- Довнаръ-Запольскій М. В.: "Очеркъ исторіи Кривичской и Дреговичской земель до конца XII въка", Кіевъ, 1891.

- Dunilowicz Ignacy: "Skarbiec dyplomatow papieskich, cesarskich, krolewskich, ksiazecych; uchwal narodowych, postanowien roznych wtadz i urzedow, posiuguja,cych do krytycznego wyjasnienia dziejow", t. I, Wilno, 1860.

- Onze: "Historyczny rzut oka na prawodawstwo narodu Litewskiego", Wilno, 1837.

- Карскій E. Ф.: "Бълоруссы". т.т. I и II, Варшава, 1903.

- Кояловичъ: "Лекціи по исторіи Западной Руси", Москва, 1864.

- Koscialkowski Stanislaw: `'Rzeczpospolita Obojga Narodow (1669-1795)", w "Dzieje Ziem W. Ks. Litewskiego", Londyn, 1953.

- Kamieniecki W.: «Spoleczenstwo litewskie w XV wieku", Warszawa, 1947.

- Kraszewski: "Historia Litwy".

- Kutixeba, prof.: "Unia Polski i Litwy" w "Polska i Litwa w dziejowym stosunku". Krakow, 1914.

- Лаппо И. Н.: "Великое Княжество Литовское во второй половинъ VI столътія. Литовско-Русскій повътъ и ею сеймикъ", Юрьевъ, 1911.

- Лесной Сергей: "История руссов в неизвращенном виде", 1953-I960,
выпуск X.

- Леонардовъ Д.: "Полоцкій князь Всеславъ и его время" въ "Полоцко -Витебской старинъ", выпускъ 11, Витебскъ, 19,12.

- Latopisy Litwy i Kronika Ruska.

- Lowmianski H.: "Studia nad poczatkiem panstwa i spoleczenstwa litewskiego", T.T. I i H, Wilno, 1931-1932.

- Ламанскій В. И.: "Живая старина", 1891, выпускъ III.

- Литовская Метрика.

- Малая Советская Энциклопедия, т. 1, Москва, 1928 под "Белоруссия".

- Niederle Lubor; "Manuel de 1'antiquite slave", t. I - L'Histoire», Paris, 1923.

- Иван Огіенко: "Візантня й Украіна", Берлін.

- Paszkiewicz Henryk: "Litwa przedchrzescijanska. Geneza Unii Polsko-Litewskiej" w "Dzieje Ziem W. Ks. Litewskiego", Londyn, 1953.

- Podolski Bohdan: "Historia ustroju Wielkiego Ksiestwa Litewskiego", tamie.

- Полное Собрание Русских Летописей, т. II, Москва, 1962, "Ипатьевская Летопись".

- Пушкарев С. Г.: "Обзор русской истории", Нью Йорк, 1953.

- Сапуновъ А. П.: "Россія". Полное географическое описаніе нашего
отечества. Настольная и дорожная книга для русскихъ людей. Подъ редакціей В. II. Семенова. Томъ IX. Верхнее Поднепровье и Бълоруссія". С.-Петербургъ, 1905.

- Соловьев С. М.: "История России с древнейших времен", т. I - II, III -IV. Москва 1960.

- Станкевичъ В.: "Судьбы народовъ Россіи", Берлинъ, 1921.

- Статут Великого Княжества Литовскою 1529 года, издано под редакцией К. И. Яблонскиса. Минск, 1960.

- Studnicki Waciaw: "Wilno w rzedzie stolic Rzeczpospolitej", "Wilno i ziemia Wilenska", t. I, Wilno, 1930.

- SzadkowsW Zygmunt: "Geografia ziem W. Ks. Litewskiego" w "Dzieje Ziem W. Ks. Litewskiego", Londyn, 1953.

- Турчиновичъ О.: Обозръніе исторіи Бълоруссіи съ дpeвнeйшиx
временъ, Санктпетербургъ, 1857.

- Хрестоматия по истории СССР с древнейших времен до конца XV
века. Под редакцией М. Н. Тихомирова составили: Л. В. Милов, А. И. Рогов, М. Н. Тихомиров. Москва, 1960.

- Чистовичъ И.: "Очеркъ исторіи Западно-Русской Церкви", часть 1, С.-Петербургъ, 1882.

- Шафарикъ Павелъ: "Славянская древности". Переводъ съ чешскаго
О. Бодянскаго, изданіе 2-ое, часть историческая, Москва, 1848.

- Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона т. V, т. VI, кн. 12 -
"Витебская губ.", СПБ., 1892; т. XIX, кн. 37 - "Минская губ." и "Минскъ",
СПБ., 1896; т. XIX, кн. 38 - "Могилевская губ."; т. IX, кн. 18 - "Гродно",
СПБ., 1893; т. VI, кн. 11 - "Вильно", СПБ., 1892.

- Engelhardt Eugen: "Weissruthenien Volk und Land", Berlin, 1943.

- Jakubowski J.: "Studia nad stosunkami narodowosciowymi na Litwie
przed Unia Lubelska», Warszawa, 1912.

- Якубовский Л. П.: "История древнерусского языка", Москва, 1953.

- Татуръ Г. X.: "Очеркъ археологическихъ памятниковъ на пространствъ Минской губерніи и ея археологическое значеніе", Москва, 1892.

- Филаретъ Гумелевскій, Архіепископъ Черниговскій: "Исторія Русской Церкви", С.-Петербургъ, 1894.

ХРОНОЛОГИЯ BEЛИКИХ КНЯЗЕЙ ЛИТОВСКИХ

Рингольд - 1204 - 1239

Миндовг - 1240 -1263

Войшелг (в иночестве Лаврентий) - 1263 - 1268

Шварно Данилович - 1268 - 1270

Тройден - 1270 - 1283

Литтувер Тройденович - 1283 -1290

Витенес - 1290 -1315

Гедымин - 1315 - 1340

Евнутий - 1340 - 1341

Ольгерд - 1341 - 1377

Кейстут - 1377 - 1378

Ягайло - 1378 - 1392

Витовт - 1392 - 1430

Свидригайло - 1430 - 1432

Сигизмунд Кейстутович - 1432 - 1443

ВЕЛИКИЕ КНЯЗЬЯ И ПОЛЬСКИЕ КОРОЛИ

Казимир - 1443 - 1492

Александр - 1492 -1505

Сигизмунд Старый - 1506 - 1548

Сигизмунд Август - 1548 - 1572

После Люблинской унии Великое Княжество Литовское присоединено к Польше.

 
Top
[Home] [Library] [Maps] [Collections] [Memoirs] [Genealogy] [Ziemia lidzka] [Наша Cлова] [Лідскі летапісец]
Web-master: Leon
© Pawet 1999-2009
PaWetCMS® by NOX