Вярнуцца: Ваенная гісторыя

Саганович Г. От Кревы до "Великой войны"


Аўтар: Саганович Геннадий,
Дадана: 13-04-2014,
Крыніца: Саганович Геннадий. От Кревы до «Великой войны». Великое Княжество Литовское и Немецкий орден в 1385-1409 гг. // Деды. Дайджест публикаций о Беларуской истории. №12-2013. С. 4-15.



Из журнала "Спадчына", 2000. № 1, С. 102-115. Перевод и редакция А.Е. Тараса.

После смерти Ольгерда (в мае 1377 г.) для Великого Княжества Литовского наступило едва ли не самое напряженное время его борьбы с Немецким орденом. Ситуацию осложняли внутренние проблемы, связанные с борьбой за престол.

Стремясь избежать войны с Орденом, Ягайло в 1382 г. подписал с тевтонцами в Дубисе мирный договор. По нему он отдал им половину Жамойтии и обязался впредь согласовывать свою внешнюю политику с орденским руководством.

Справка: Ягайло, занявший престол великого князя Литвы после смерти отца, сразу вступил в конфликт со своим дядей Кейстутом, князем Трокским.

Крестоносцы, используя в своих интересах этот конфликт, в 1379 г. заключили перемирие с Кейстутом, а в 1380 г. и с Ягайло. В 1381 г. Кейстут захватил власть в Вильно, но в июне 1382 г. Ягайло вернул себе столицу. Во время переговоров с Кейстутом и его сыном Витовтом он вероломно захватил обоих и отвез в Кревский замок, где Кейстут вскоре был тайно убит. Витовт разделил бы судьбу отца, однако осенью ему удалось бежать к крестоносцам. - Ред.

Чтобы не исполнять этих трудных обязательств, Ягайло пытался найти сильного союзника. Сначала таковым виделся великий князь московский Дмитрий Иванович (Донской; правил в 1359-1389 гг.). Но он сам находился в сильной зависимости от Золотой Орды. Тогда Ягайло стал сближаться с Польшей. Переговоры, начатые еще осенью 1384 г., закончились известной Кревской унией - подписанием 14 августа 1385 г. союзного договора между Ягайло и польскими панами, согласно с которым литовский монарх должен был жениться на королеве Ядвиге, занять польский королевский престол, крестить всю Литву (т.е. Беларусь и Жамойтию. - Ред.) и «прибавить» (applicare) свои земли к Короне Польской.

Что означало это загадочное «applicare»? Менялось ли государственно-политическое положение ВКЛ после кревского акта?

Тезис о полной инкорпорации монархии Гедиминовичей польской Короной, введенный в литературу 100 лет тому назад, а потом справедливо подвергнутый критике многими историками, надо сразу отвергнуть, так как он не согласовывается с известными событиями. В пользу инкорпорации говорят разве что вассальные акты удельных князей, которые с 1386 г. присягали на верность королю Ягайло и королеве Ядвиге. Однако, если бы ВКЛ превратилось тогда в провинцию Короны и исчезло как субъект международного права, то Немецкий орден прекратил бы войну с ним, поскольку Польшу и Орден связывал Калишский трактат 1343 года. Источники свидетельствуют, что Ягайло пытался распространить правомочность этого акта и на ВКЛ, но Орден не соглашался и сам вел переговоры с Витовтом о перемирии.

В этой связи совершенно неубедительно выглядит распространенное в историографии (особенно польской и литовской) толкование целей унии как сознательного стремления Ягайло «создать оборонительный союз с Польшей против Ордена и, опираясь на Польшу, упрочить свое положение в Великом Княжестве Литовском, а также укрепить господство в беларуских и других восточных землях». Дальнейшие события показали, что политические цели Короны и ВКЛ совпадали редко. Акт, подписанный в Креве, не стал тем порогом, после которого принципиально изменился характер отношений между ВКЛ и Орденом. Военные действия и дипломатические переговоры между ними продолжались, а это свидетельствовало о сохранении Великим Княжеством государственной индивидуальности. В Мариенбурге /орденской столице, ныне Мальборк в Польше. - Ред./ и впредь рассматривали ВКЛ как своего потенциального союзника против поляков.

Можно согласиться с мнением некоторых немецких историков, считающих, что тезис о Кревской унии как сознательном создании военного союза против недоказанная гипотеза. Видимо, прав был Курт Форштройтер, который отметил, что для ВКЛ личная уния с Польшей стала значимой не столько в политическом, сколько в культурном плане, ибо немецкие влияния она заменила на польское.

Кревский акт и связанное с ним крещение Литвы радикально ухудшили международное положение Немецкого ордена. Объединив Великое Княжество и Польшу под верховенством одного монарха, уния изменила расстановку сил в Центрально-Восточной Европе в невыгодную для рыцарского государства сторону (территориально и в плане людских ресурсов Корона и ВКЛ весьма значительно превосходили орденское государство). Фактически Кревская уния поставила под вопрос дальнейшее существование Ордена в этом регионе: исчезала последняя языческая страна в Европе, с которой боролось рыцарство Христово... В этом смысле небольшое беларуское местечко стало тем местом, где было положено начало упадку Тевтонского ордена.

Осуществление подписанных в Креве соглашений - брак Ягайло с Ядвигой (18 февраля 1386 г.), его коронация в качестве короля Польского (4 марта) и крещение Литвы - означало тяжелое политическое поражение Ордена. Он фактически терял идеологические основания для своего дальнейшего существования.

Немецкие рыцари могли избрать несколько возможных путей: признать, что поставленная перед ними задача выполнена, и ликвидировать Орден как государство; изменить задачи Ордена в соответствии с новыми обстоятельствами; не признавать унию и христианизацию Литвы и продолжать «Heidenkampf» (войну с неверными). Орденское руководство избрало последний вариант: оно не признало крещения Литвы как реального факта, стремилось всячески противодействовать реализации унии и продолжало организовывать «рейзы» /рейды. - Ред./ на Литву и Русь. Уже осенью 1385 г. оно начало широкую дипломатическую кампанию, задачей которой было доказать недействительность крещения Литвы и справедливость своей борьбы. И еще целых 50 лет Орден не оставлял своих попыток добиться этой цели!

Союзники поначалу не проявляли агрессивных намерений в отношении Ордена. Ягайло, став после крещения королем Владиславом II, пригласил на коронацию в Краков и великого магистра, однако тот не только отклонил приглашение, но именно в дни торжества начал военные действия.

Когда в феврале 1386 г. против Ягайло восстал его старший брат - Андрей Ольгердович (1325-1399), князь Полоцкий, поддержанный союзным ему смоленским князем Святославом Ивановичем, то в войну вмешался ливонский ланд-магистр Конрад Цёльнер. Из Ливонии на Вильню и Ошмяны двинулись два рыцарских контингента. Хронист отметил, что рыцари захватили много людей и домашнего скота, а тех, кого не могли взять с собой - убили. Немцы помогли князю Андрею овладеть Лукомлем и вернулись в свои пределы. Тем временем войско других братьев Ягайло (Скиргайло, Корибуга, Лугвена, Константина и Витовта) разгромило смолян 29 апреля 1386 г. на реке Вихре, под Мстиславлем. Святослав Иванович погиб в этом сражении. (Андрея Ольгердовича весной следующего года Скиргайло захватил в плен в Полоцке. Около трех лет он находился в заключении в одной из польских крепостей, а после освобождения перешел на сторону Витовта. - Ред.)

Через некоторое время крестоносцы удачно использовали для раскола союзников личный конфликт между Витовтом и Ягайло. (Суть конфликта заключалась в том, что в 1382 г. Ягайло отдал своему брату Скиргайло (1354-1394) во владение Трокскос княжество - домен убитого Кейстута. В конце апреля 1387 г. Ягайло даровал Скиргайло еще и Полоцкое княжество, а также города Бобруйск, Игумен, Логойск, Любеч, Любешаны, Минск, Пропойск, Речицу, Свислочь. С этого момента Скиргайло фактически стал наместником Ягайло в ВКЛ. Обиженный и оскорбленный Витовт с 1388 г. развернул вооруженную борьбу против Скиргайло. Гражданская война в 1392 г. увенчалась Островским соглашением, закрепившим победу Витовта. - Ред.)

Витовт Кейстутович возглавил литвинско-русинскую оппозицию, выступавшую против Ягайло. В конце 1389 г. он начал переговоры с Орденом, послав к великому магистру своего брата Жигимонта (1365-1440) и князя Андрея Полоцкого. Потом попытался занять Вильню, но операция не удалась, и бунтовщику пришлось спасаться бегством. Так в начале 1390 г. Витовт во второй раз (после 1382 г.) перешел на сторону Немецкого ордена, теперь уже с родичами, со своими панами и боярами. 19 января 1390 г. возле Гродно он подписал соглашение с руководством Ордена. Став по нему ленником тевтонцев, Витовт формально отдал им Гродно, а также Другие города в своих владениях (к сожалению, хронист не указал, какие конкретно).

В Пруссии Витовта охотно поддержали. В борьбе за верховную власть в ВКЛ Кейстутович ждал помощи и от московского князя Василия I, за которого выдал дочь Софью (сватовство произошло в 1390 г., свадьба состоялась в Москве 1 сентября 1391 г.). Но реально ставку на него сделал только Орден, который в течение двух следующих лет вместе с Витовтом устраивал общие походы против ВКЛ, доходя до самой Вильни. Уже в феврале 1390 г. большое орденское войско в сопровождения Витовта пошло на Гродно, оттуда - на Кернов. Ягайло спешно послал для обороны Вильни коронного подканцлера Клеменса Москвожевского с польским войском. Зимой хоругви польского посполитого рушения (ополчения) вторглись на Подляшье, где захватили города Брест и Каменец, принадлежавшие Витовту, а в середине апреля, после 50-дневной осады, заняли и Гродно, где сидел немецкий гарнизон во главе с Марквардом фон Зальцбахом. К городу приблизился было Витовт с отрядом немецких рыцарей, однако для помощи защитникам Городно им не хватило сил.

Вскоре сторону Витовта заняла Жамойтия. В Мариенбурге появились 30 жамойтских посланцев, которые 20 мая 1390 г. подписали союзное соглашение с Витовтом и орденскими властями. Третий пункт этого договора предусматривал разрыв ВКЛ унии с Польшей и подчинение княжества Немецкому ордену. Так эта война приобрела еще одно основание и вступила в новую фазу.

Уже в конце лета 1390 г. Витовт совместно с маршалом Конрадом фон Валленродом и ливонским магистром осуществил большой поход на столицу великого княжества. «Собрав Литвы и Руси немало», Скиргайло пытался перекрыть им путь к Вильне, но был разбит. В битве с рыцарством погибло много князей, в частности смоленский князь Глеб, заславский Симон, Глеб Чарторыйский и другие. Но в Вильне объединенные силы жамойтов и тевтонцев смогли занять только Нижний замок. Хотя они имели артиллерию и метательные машины, в их составе были английские лучники, виленский гарнизон во главе с Клеменсом Москвожевским успешно оборонял Верхний замок. Во время пятидневной осады погиб Тавтивил (в крещении Конрад), брат Витовта, да и рыцари понесли значительные потери. В отместку Витовт расправился с пленными защитниками замков, в том числе с князьями Коригайло Ольгердовичем (1369-1390) и Наримонтом 1едиминовичем. Их отрубленные головы насадили на жерди - для устрашения защитников Верхнего замка. Тем не менее, грандиозная экспедиция 1390 г. не принесла ожидаемых результатов.

Тогда великий магистр разослал гонцов по Германии собирать рыцарей для нового большого похода. В августе 1391 г. в Кёнигсберг прибыло много знаменитых «гостей», в том числе граф Генрих Дерби (в 1399-1413 гг. он был королем Англии Генрихом IV), а с ним 300 конных рыцарей. Войско пошло на Старое Ковно, откуда Конрад фон Валленрод повел европейских гостей к Трокам, а Витовт с жамойтами и орденским маршалом остался опустошать окрестности. Из хроник известно, что в том же году поляки помогали оборонять не только Вильню, но и Гродно, Меречь и Вилькомир. Крестоносцы вернулись в Пруссию только 20 сентября, когда узнали, что Ягайло вторгся в их владения.

Сражаясь за свое наследство, Витовт не знал покоя. В декабре ему удалось вернуть Гродно. Этой победой он был обязан позиции защитников: литвины во время осады выказали верность своему князю и принудили польский гарнизон сдать город. Стремясь наращивать успех, в январе следующего 1392 г. Витовт инициировал поход в Понемонье. Совместно с комтуром Рагнита и «гостями», он прошел по восточной Гродненщине, приблизился к Лиде и разгромил новогрудского князя Корибута Ольгердовича, который только чудом избежал плена. В мае Витовт вместе с маркграфом Зальцбахом появился под Медниками и находился там 8 дней, угрожая Вильне, после чего с большой добычей вернулся в Пруссию. В начале лета они вместе провели еще один удачный поход в Понемонье. Севернее Гродно, на Нёмане, появились опорные базы Ордена - замки Нойгартен и Метенбург, а еще раньше - Ритерсверден, где стояли немецкие гарнизоны.

Тогда Ягайло пошел на уступки. Его тайное письмо сильно повлияло на позиции Витовта. Уже в конце июня он перешел на сторону Ягайло. Покидая Орден, Витовт сжег Ритерсверден, а потом разрушил и новые замки Нойгартен и Метенбург, пленив застигнутых там немецких рыцарей и купцов. 5 августа 1392 г. в имении Остров, что под Лидой, произошла историческая встреча и примирение братьев, закрепленное договором о передаче Витовту власти над Великим Княжеством.

Согласившись признать Витовта своим наместником в ВКЛ и вернув ему вотчинные владения, Ягайло лишил немцев стратегического союзника. Между двоюродными братьями на три года установилось согласие, что сразу увеличило их военный потенциал. Орден же столкнулся с проблемами организации дальнейшей борьбы. Начались конфликты между «гостями», приехавшими из разных стран Европы. Например, в результате стычки английских рыцарей с шотландскими в 1391 г. был убит племянник шотландского короля, а в следующем году англичане замучили одного прусского аристократа и его слуг.

Национальные конфликты между участниками походов подрывали саму идею крестового похода против «неверных». Поэтому с 1394 г. англичан исключили из участия в походах на Литву. Между тем числом участников «рейзов» рыцари Британского королевства уступали только французским, так что приток новых сил существенно сократился.

С другой стороны, чешский король Вацлав IV в 1395 г. призвал Орден прекратить военные акции против ВКЛ, и Папа римский обратился к великому магистру с просьбой не воевать более «земли литвинов и русинов». Это же требование апостольская столица через 8 лет (т.е. в 1403 г.) повторила как ультиматум. Правда, реально политика рыцарского государства еще имела неофициальную поддержку со стороны династии Люксембургов - и упомянутого короля чешского Вацлава, и его брата, короля венгерского Сигизмунда. Потому, несмотря ни на крещение Литвы, ни на требования Папы, Орден находил возможности продолжать «войну с язычниками».

Очередная измена Витовта активизировала рыцарей. Уже в начале .1393 г. орденский маршал осуществил два успешных похода на литовско-польское пограничье, достиг Гродно, сжег Витовтов Сураж и вывел множество пленников. Потом на эту же крепость, укрепления которой не успели восстановить после предыдущего нападения, провели рейд соединенные силы Конрада Кибурга, комтура Балги, и орденского маршала. Понеся потери при переправе через Неман, они все же взяли штурмом гродненский замок и разрушили его.

Особенно активно Орден начал действовать с декабря 1393 г., когда великим магистром стал Конрад фон Юнгинген /он оставался магистром до своей смерти, наступившей 30 марта 1407 г. - Ред./. Уже в январе 1394 г. была организована большая экспедиция на ВКЛ с участием «гостей» из Европы. Через Гродно войско достигло устья Вялии, где разделилось на три группы, и пошло, как пишет хронист, «на Русь»: на Новогрудок, Лиду, Меречь и Дорогичин. Нигде не встречая отпора, рыцари «повоевали много окружающих земель», сожгли поселения, награбили и с огромной добычей вернулись в Пруссию.

Зимой следующего года в Пруссии опять собралось европейское рыцарство, которое требовало нового похода «на Литву». Экспедиция началась ближе к весне. Орденский контингент и «гости» обошли Гродно и направились к Новогрудку, жители которого успели поджечь строения и спрятаться в лесу. Оттуда войско крестоносцев двинулось на Лиду, но и там было уже все сожжено. Зато, спустившись ниже, рыцари заняли Дорогичин и несколько недель безнаказанно хозяйничали в Берестейской земле, пока весеннее наводнение не принудило их возвращаться. Они увели с собой 2200 пленных, 1400 лошадей и много скота.

Только летом 1394 г., когда рыцари осуществляли новый большой поход, Витовт сумел организовать оборону. На этот раз великий магистр во главе контингента прусских и ливонских рыцарей подошел к сожженному Витовтом Мариенвердеру, чтобы отстроить замок. Витовт со своим войском появился рядом еще до того, как собрались все силы Конрада фон Юнгингена, и начал переговоры. Вскоре дело дошло до сечи, но с подходом остальных орденских формирований Витовту пришлось отступить. Победив, рыцари двинулись прямо на столицу и 29 августа окружили ее. Однако 23 дня осады и артиллерийского обстрела ничего не дали, и магистр решил возвращаться. Эта безрезультатная экспедиция стала последним походом немцев на Вильню.

Кроме военных экспедиций в 1390-е гг. чрезвычайно активно работала орденская канцелярия, задачей которой была пропаганда против Ягайло и Витовта. К примеру, в 1393 г. орденские посланцы на рейхстаге во Франкфурте утверждали, что польский король постоянно укрепляет неверных-литвинов и русинов, поставляя им оружие, доспехи, лошадей, мастеров-оружейников и т.п., поэтому сражаться с врагами Христа становится все труднее и труднее. Орден по-прежнему не желал признавать право Польши на роль посредницы в христианской миссии, монополизировав ее исключительно для себя.

С целью сбора информации великий магистр засылал в ВКЛ своих разведчиков (zeitungsboten), наемных платных агентов. Как свидетельствуют орденские документы, информаторами и проводниками обычно были местные жители из жамойтов и литвинов. Составленное в конце XIV - начале XV века «Описание литовских путей» содержит подробную информацию более чем о 100 маршрутах из Пруссии в Жамойтию, Виленский край и беларуское Понемонье.

В идеологическом противостоянии с Орденом Ягайло и Витовт пользовались теми же методами, что и противник. Польский король провозглашал, например, что Немецкий орден - не защитник, а враг христианства, и утверждал, что на землях ВКЛ немецкие рыцари уничтожают приходские костёлы, сооруженные за счет Польши. Великий магистр опровергал это обвинение в письме к императору, называя его злостным вымыслом. Пропагандистская активность обеих враждующих сторон на территории европейских государств особенно возросла в 1390-е годы, когда стало уменьшаться количество рыцарей, желающих воевать за идею. Поэтому обеим сторонам пришлось делать ставку на наемников, особенно в Силезии и Богемии, откуда и Орден, и Польша вербовали больше всего своих сторонников.

После нападения крестоносцев на владения Витовта, организованного в феврале 1396 г., великий князь литовский пошел на сближение с Дерптом. 26 марта 1396 г. он, епископ Дерптский, герцог Альбрехт Мекленбургский и епископ Виленский заключили «вечный мир ради взаимной пользы и блага». Постепенно складывалась опасная для Ливонского ордена коалиция, в которую входили Померания, Польша, ВКЛ, ливонские епископства и даже пираты. Случайно раскрытый план участников этого союза предусматривал их общие действия против Ливонского ордена и поход на Ригу. Так что орденским властям было чего беспокоиться. Вдобавок ко всему, в 1396 г. тевтонцы потерпели поражение под Никополисом.

В таких условиях Мариенбург стал склоняться к передышке. После временного перемирия с Витовтом, подписанного 28 июля 1396 г., на Дубисе ожидалась встреча орденских послов с уполномоченными ВКЛ, однако великий князь не прислал туда своих представителей. Тогда Конрад фон Юнгинген взялся готовить очередную военную экспедицию. Рагнитский комтур вторгся в Жамойтию, а рейнский - в Литву. Контрдействия со стороны Витовта почему-то не последовали.

16 января 1397 г. началась серия переговоров, затянувшихся на год. Орден все еще не оставлял надежды разорвать союз Польши и ВКЛ. Хорошие возможности для этого открывала теперь поддержка сепаратистских планов Витовта. Интересам последнего больше отвечала экспансия на восток и юг, что противоречило интересам Польши. Вступив в конфликт с королевой Ядвигой из-за дани (которую он отказался платить), великий князь литовский сам стал сближаться с немцами. В 1398 г. Витовт принял предложение великого магистра Конрада фон Юнгингена провести переговоры о примирении.

Согласно с договоренностью, 21 апреля послы Немецкого ордена приехали к великому князю в Гродно, где через два дня стороны согласовали проект договора. В сентябре документ о мире был заверен печатями монархов и высшего государственного чиновничества обеих сторон на неманском острове Салин (или Залинверден), находящемся вблизи впадения Невежиса. Договор заключался без согласия Ягайло, хотя и не являлся для него тайной. Собранные на острове паны и бояре жамойтских и беларуско-украинских земель объявили Витовта «королем литвинов и русинов» и поддержали его антипольскую настроенность.

Ратифицированный на Салине акт договора подтвердил, что Жамойтия принадлежит Ордену. Витовт обязался помочь рыцарям завоевать Псков, а также построить им два-три пограничных замка - в качестве компенсации за причиненные ранее разрушения. Тевтоны же взялись поддержать Витовта в осуществлении его восточных планов, в частности по захвату Великого Новгорода, отпустили на свободу его брата Жигимонта и других пленников.

С одной стороны, Салинский договор поставил Орден в неприглядное международное положение. Получилось, что государство, призванием которого являлась война против врагов христианства, само заключило союз с нехристями: ведь в лагере Витовта были не только язычники-жамойты и православные русины, которых Папа римский считал схизматиками, едва ли не худшими чем язычники, но и татары! Выходит, что политические выгоды этого союза привлекали прусские власти больше, чем международный имидж. Но, с другой стороны, Витовт отказался от Жамойтии, что стало важным дипломатическим успехом орденского государства. Вместе с аннексией шведского острова Готланд, Салинский договор обозначил кульминацию территориальной экспансии Немецкого ордена в Центрально-Восточной Европе.

Недолгий союз Пруссии с ВКЛ быстро воплотился в практические действия. Рыцари воевали под хоругвями Витовта, видимо, уже сразу после подписания Салинского догойора. А летом 1398 г. орденские формирования помогли Витовту разгромить татар в южных степях. На Днепре в честь этой победы великий князь возвел замок по образцу орденских твердынь, назвав его Иоганнесбургом.

Готовился большой поход против Орды. Сам Папа римский Бонифаций IX благословил войну христиан против татар и выдал привилей на крестовый поход Витовта. Для участия в экспедиции против Золотой Орды кроме Короны (400 человек) свой контингент (100 рыцарей) прислал великий магистр Конрад фон Юнгинген. Однако битва на реке Ворскле 12 августа 1399 г. закончилась катастрофой, которая разрушила далеко идущие планы Витовта. После поражения он появился у Ягайло в Кракове, а в начале 1400 г. польский король сам приехал к нему в Вильню. Предполагается, что именно тогда Ягайло уступил Витовту «suprerum principatum» в ВКЛ /т.е. пригнал его великим князем, а не своим намеси ником. - Ред./, и отношения между двоюродными братьями стали превращаться в действительно братские. Формально от битвы на Ворскле и до момента подписания виленской унии 1401 г. еще сохранялись дружественные отношения между Витовтом и Немецким орденом, тогда как между Короной и рыцарским государством нарастала напряженность. Незадолго до Ворсклы умерла королева Ядвига (17 июля 1399 г.), которая при жизни старалась не допускать обострения противоречий с тевтонами. Витовт тоже старался не конфликтовать с Орденом, которому был обязан помощью. Летом 1401 г. в Пруссию ездила его жена великая княгиня Анна, а он сам, вероятно, вынашивал планы каких-то общих с немцами антитатарских акций. Витовт даже способствовал сближению польского короля с великим магистром Ордена. Но после поражения на Ворскле ему пришлось фактически отказаться от программы завоеваний восточных земель.

На отношения между ВКЛ и Орденом существенно повлиял акт унии, заключенной 11 марта 1401 г. в Вильне. На съезде в столице были подписаны три документа - от литовского боярства, от Витовта и акт польских магнатов. Ягайло по этому договору официально передал Витовту «supremum principatum» над землями Литвы и Руси, оставив за собой почетный титул «supremus dux», не имевший реальной силы (хотя было оговорено, что после смерти великого князя верховная власть над ВКЛ должна вернуться к польскому королю). Наделение Витовта пожизненным титулом великого князя стало юридическим признанием равенства ВКЛ с Короной.

Орден с тревогой отнесся к новой унии, восприняв ее как скрытый антинемецкий союз. Из Мариенбурга в европейские государства, в том числе в апостольскую столицу, поехали посланцы, которые говорили, что польский король объединился с русинами и даже с московским князем. Они также утверждали, что война против Витовта и Ягайло полностью легитимна, ибо, дескать, Польша поддерживает язычников в Литве и помогает схизматикам-русинам. Виленская уния вообще характеризовалась как опасная для христианства, так как к ней принадлежат еретики (имелись в виду опять же православные), а Ягайло и Витовт провозглашались «князьями язычников».

Сразу после унии Витовт радикально изменил свои отношения с немцами. Когда в том же 1401 году начались волнения в орденских владениях Жамойтии, великий князь, который год назад помогал немцам усмирять жамойтов, на этот раз поддержал бунтовщиков и резко порвал с рыцарями. Именно жамойтское восстание стало причиной возобновления войны с Орденом и новой серии его опустошительных рейдов в ВКЛ. Уже в том году экспедиции против ВКЛ организовали как ливонские рыцари, так и прусские.

Тевтоны действовали по старому сценарию, руководствуясь принципом «vide et impera» /разделяй и властвуй/. На этот раз они попытались использовать Витовтового соперника Свидригайло (1370-1452). Свидригайло, за которым стояла «вся Русь», буквально связал руки Витовту. Благодаря ему, уже осенью 1401 г. взбунтовались Подолия и Смоленск, так что Витовту пришлось срочно организовывать поход на смолян. А орденский маршал в начале 1402 г. несколько дней опустошал окрестности Гродно.

Идя по следам Витовта, Свидригайло в марте 1402 г. появился в Мариенбурге и подписал соглашение о своей вассальной зависимости от Ордена - по образцу Салинского договора. Немцы помогали ему деньгами, направляли послов во взбунтовавшийся Смоленск и на Подолию, организовывали военные акции. Так, комтур Балги напал на Гродно. Летом того же года с севера по Неману их контингент поплыл на Вильню, но люди Витовта в нескольких местах загородили реку, и поход сорвался. Контрдействия войско ВКЛ проводило редко. Только перед Рождеством 1402 г. литвины осуществили нападение на Рагнит.

По инициативе Свидригайло в январе 1403 г. прусский маршал Вернер фон Тетинг совместно с ливонским магистром Конрадом фон Витингофеном провел двухнедельный поход в ВКЛ, во время которого они захватили 4 тысячи пленных. В отместку, Витовт в апреле вторгся в Ливонию, сжег Динабург /ныне Даугавпилс в Латвии/ и Юргенсбург /ныне Юрбаркас/. Поддерживая восставших против Витовта, Свидригайло несколько раз приезжал из Ливонии в Смоленск. Но уже 2 июля между Витовтом и маршалом Ордена была подписан договор о прекращении военных действий (до личной встречи с великим магистром) и об обмене пленными.

Встреча Конрада фон Юнгингена и Витовта произошла 8 сентября 1403 г. на Дубисе, правда, завершилась она безрезультатно. В качестве причины срыва переговоров фигурировали поддержка немцами бунтовщика Свидригайло и ситуация в Смоленске. В следующем году Витовту пришлось вместе с польским отрядом силой подчинять этот город.

Вскоре Орден смягчил свое отношение к ВКЛ. Всего на день позже дубисской встречи была подписана булла Папы римского Бонифация IX, который признал факт христианизации Литвы и запретил рыцарям военные экспедиции против ВКЛ. Послание из апостольской столицы, полное упреков в адрес крестового рыцарства, произвело сильное впечатление в Ордене, власти которого обратились к папе с апелляцией. Правда, в Мариенбурге уже не противились примирению с Витовтом, так как именно тогда Орден вел борьбу с Данией за Готланд. Опасаясь экспансии участников Кальмарской унии, рыцарское государство стремилось расширить свой территориальный плацдарм в Балтийском регионе. Еще в 1398 г. оно организовало большой поход своих сухопутных и морских сил на остров Готланд. В 1403 и 1404 гг. походы повторились. Эти походы стали самыми масштабными акциями Ордена до Грюнвальда. В результате весь Готланд - самый важный опорный пункт балтийской торговли - был занят немцами. Попытка Дании отобрать остров в 1404 г. закончилась безрезультатно.

Для решения затяжного противоборства, которое утомило всех, 18 мая 1404 г. в замок Рациёнж (находился недалеко от орденского города Торн, нынешнего польского Торуня) съехались первые лица ВКЛ, Короны и Ордена. Ягайло и Витовт успели договориться со Свидригайло, и тот участвовал в переговорах на их стороне. Рациёнжский договор, подписанный 22-23 мая 1404 г., подтвердил предыдущие условия мира с Орденом и те же границы: Витовт «навечно» уступал немцам Жамойтию до Невежи, а также часть Судовии. Корона же путем выкупа вернула себе Добжиньскую землю, однако подтвердила остальные пункты условий Калишского трактата 1343 г., подписанного еще Казимиром III. Союз Свидригайло с Орденом был ликвидирован.

Сначала этот мир казался прочным. Когда летом 1404 г. жамойты снова подняли восстание, подавлять его маршалу Ордена помогало литовское войско во главе с Витовтом. В 1406 г., принимая участие в походе Витовта против великого князя московского, комтур Рагнита привел под Брянск отряд немецких рыцарей. В сентябре 1408 г. двухтысячный орденский контингент снова помогал великому князю в акции против Москвы. А еще раньше, в феврале того же года, хоругви ВКЛ участвовали в походе ливонского ландмагистра на Псковщину.

Но вскоре после избрания новым великим магистром Ульриха фон Юнгингена (1407-1410), брата умершего Конрада, противоречия между свежеиспеченными союзниками снова стали обостряться. В июне 1409 г. в анексированной Орденом Жамойтии началось очередное восстание, которое Витовт на этот раз поддержал, правда, неофициально. А после того, как Ягайло заявил, что он на стороне Витовта в его борьбе за Жамойтию, великий магистр Ульрих фон Юнгинген объявил войну польскому королю, получившую название «Великой» (16.08.1409-1.02.1411 гг.). В ней столкнулись давние антагонисты Центрально- Восточной Европы - немцы и славяно-балтский блок.

 
Top
[Home] [Library] [Maps] [Collections] [Memoirs] [Genealogy] [Ziemia lidzka] [Наша Cлова] [Лідскі летапісец]
Web-master: Leon
© Pawet 1999-2009
PaWetCMS® by NOX