Вярнуцца: Ваенная гісторыя

Темушев В. Первая пограничная война ВКЛ с Москвой (1486-1494 гг.)


Аўтар: Темушев Виктор,
Дадана: 13-07-2013,
Крыніца: Темушев Виктор. "Война во время мира". Первая пограничная война ВКЛ с Москвой (1486-1494 гг.) // Деды № 11 - 2012. C. 4-25.



«ВОЙНА ВО ВРЕМЯ МИРА». ПЕРВАЯ ПОГРАНИЧНАЯ ВОЙНА ВКЛ С МОСКВОЙ (1486-1494 гг.)

Из журнала «Беларускі гістарычмы агляд», том 15. сшыткі 1-2. с. 5-47. Перевод и редакция А.Е. Тараса. Текст значительно сокращен: сняты обзор литературы по проблеме исследования, сноски на ис­точники а также перечень 196 источников.

Среди серии пограничных войн конца XV - первой трети XVI вв. между Великим Княжеством Литовским (ВКЛ) и Великим Княжеством Московским (ВКМ) в наименьшей степени изучена первая. Между тем, именно во время ее были впервые предъявлены претензии ВКМ на «русские» земли ВКЛ и определилась дальнейшая стратегия действий Москвы по отношению к соседним государствам.

Нет другой войны, о хронологических рамках которой высказано столько разных мнений. Начало ее либо теряют где-то в 80-х годах XV века, либо твёрдо закрепляют за 1492 годом, хотя последнюю дату легко опровергнуть ссылкой на поход 11 московских воевод на Воротынск в 1489 г. И конец войны не все исследователи связывают с заключением мира 5 февраля 1494 г. Некоторые считают, что она завершилась уже в 1493 г.

Кстати говоря, эта война впервые четко выявила саму границу между ВКЛ и ВКМ. Вероятно, она существовала уже с 1403-1408 г.г., но о ней почти нет свидетельств в источниках. Между тем вдоль границы проходила первая линия обороны ВКЛ от восточного соседа.

К сожалению, большинство предыдущих исследователей не проявляло интереса к географическим обстоятельствам первой пограничной войны. Неизвестны попытки подсчета территориальных потерь, указания проблемных регионов, вокруг которых разгорелся следующий конфликт.

Между тем, представления о конфигурации литовско-московской границы позволяют понять тактические и даже стратегические намерения литовских и московских властей. Например, передача литовскому перебежчику князю Ф.И. Вельскому владений на границе с Торопецким поветом ВКЛ была вызвана сознательным стремлением московского правительства организовать беспрестанное давление на территорию соседа. Такие же задачи решали новый владыка Твери великий князь Иван Молодой, владелец Ржевы - князь Борис Волоцкнй, Можайска - князь Андрей Углицкий. Сразу скажем, что политика создания невыносимых условий жизни на пограничье стала своеобразной формой ведения войны со стороны Москвы.

Чтобы ослабить позиции Литвы. ВКМ наносило точечные удары по центрам наместничеств ВКЛ и местных княжеств - городам Любуцк, Мценск, Серпейск. Воротынск. Вязьма и другим, вокруг которых находились владения князей - вассалов ВКЛ. В результате верность последних в ситуации беспрестанных репрессий с той стороны границы становилась шаткой. Террор и запугивание населения. прекращение торговли, грабительские набеги, переманивание местных князей, прямой захват и колонизация земель ВКЛ были неотъемлемыми компонентами войны. При этом места для прямых военных действий Москвы оставалось не так уж много. Таким образом, если мы будем искать «чистую» войну; то есть походы войск и битвы, вряд ли вообще ее найдем.

Отметим также, что желание использовать как можно меньше сил в борьбе с ВКЛ и позаботиться о «незаметности» войны, было вызвано естественной причиной - стремлением Ивана III достичь успехов в ситуации, когда он был занят другими заботами. Поход на Казань, крымские дела, конфликты с остатками Великой Орды, покорение Вятки, проблемы со своими удельными князьями - все это не позволяло ему вести открытую серьезную войну еще и с ВКЛ.

Часть 1

Обобщая взгляды всех авторов, можно выделить два основных подхода в рассмотрении этой войны: первый отдает премущество крупномасштабным боевым действиям в начале правления Александра Казимировича (1492-1494), второй - с середины 80-х гг. XV века по 1494 г. Оба подхода в принципе совместимы. Никто не отрицает ведение боевых действий и до 1492 г., но одни считают их только подготовкой к открытой войне, а другие - мелкими пограничными стычками или действиями местных князей.

Главные причины отнесения начала войны к 1492 году видят в отсутствии масштабных боевых действий с использованием великокняжеских войск до этого времени, а также в том, что со смертью короля и великого князя Казимира якобы прекратилось действие предыдущего договора, чем воспользовалась Москва.

И действительно, можно ли мелкие пограничные стычки, которые происходили постоянно, возводить в ранг войны? Если нет, то надо связывать начало ее с действиями великокняжеских войск. Так утверждали те историки, которые относили начало войны к 1492 году. Однако напомним им, что уже в 1489 году 11 московских воевод во главе с князем Василием Ивановичем Косым Патрикеевым пришли под Воротынск. город сожгли, а жителей увели в плен. Также и в 1487 г. на пограничье со стороны ВКМ действовали не только местные удельные князья, но и представители великокняжеской администрации. Пример тому - захват вотчин князей Крошинских дьяком Василием Долматовым.

Если время окончания войны не вызывает сомнений - 5 февраля 1494 года, день заключения мирного договора, то определить ее точное начало - трудно. Эта война так и не была объявлена, а в ходе ее не прерывались дипломатические контакты, при этом обе стороны обвиняли друг друга, отрицали свои военные действия и стремились перенести вину на соседа.

Ситуация усложняется тем, что главный источник, который содержит большинство данных о литовско-московских отношениях XV века (посольские книги), сохранился только от 1487 года, хотя известно, например, что в 1484 году в Москве находился посол от короля Казимира пан Ян Заберезенский (ок. 1440-1508).

Согласно первым страницам московско-литовских посольских книг, в 1487 (возможно, уже и в I486) году на границе не было спокойствия. Но, может быть, пограничные стычки начались еще раньше? Так, в инструкции московскому послу в Крым предписывалось на вопрос о целях приезда упомянутого Яна За- березенского в Москву отвечать, что король отправлял посла «о порубежных делех». К тому же московский великий князь намекал, что король польский и великий князь литовский его враг, с которым должен воевать и крымский хан. Таким образом, если войны еще и не было в первой половине 80-х г.г. XV века, то подготовка к ней активно велась, и уже возникали какие-то неизвестные нам конфликты на пограннчье.

Крымские посольские книги велись с 1474 г. Из них можно узнать о намерениях и пожеланиях московской стороны, например: утвердить мирные отношения с западным соседом, или наоборот - подбить крымского хана на войну с ним. Так вот, периоды стремления к миру и желания войны с московской стороны в крымских книгах отразились очень точно. В 1474-80 гг. Иван III называл Казимира своим врагом, с которым должен бороться и крымский хан. В период 1481-82 г.г. отношения между Москвой и Вильней смягчились, Иван III отговаривал хана от желания идти войной на ВКЛ, встречаются свидетельства о попытках установления мирных отношений между Москвой и Вильней. В это

время Иван III не планировал враждебных действий против ВКЛ, так как был занят Казанью. А с мая 1482 г. московский великий князь опять подбивал Менгли-Гирея идти на ВКЛ. несмотря на то, что хан заключил договор с королем Казимиром. Но в это время и позже сам московский государь враждебных действий против ВКЛ не начинал. Новый этап обострения отношений наблюдается именно с начала I486 г. Отныне удостоверены не только заявления о военных действиях и подстрекательство хана к набегам на территорию ВКЛ. но и непосредственное московское наступление.

В марте I486 года московскому послу в Крым боярину Семену Борисовичу впервые предписывалось отвечать на возможные вопросы хана Менгли-Гирея следующим образом: «Послы меж их [Иваном III и Казимиром] ездят о мелких делех о порубежных; а гладости никоторые и миру осподарю нашему великому князю с королем нет». А затем, чтобы подтолкнуть хана к активным действиям против ВКЛ. прямо заявить: «А осподаря нашего великого князя люди безпрестанно емлют королеву землю». Характерно, что московский посол должен был отговаривать хана идти «в Путивлю. или на Северу», а направлять его на Подолье или Киевщину. Видимо, Северщнна уже казалась территорией, которая скоро станет московским владением.

Следовательно, что в начале 1486 г. война между Москвой и ВКЛ уже велась. Сохранились и другие конкретные сведения о начатой войне. Так, в начале июня 1486 г. Казимир Ягайлович передал Ивану III через посла Зеньку жалобу мценского и любуцкого наместника князя Дмитрия Путятича на то, что «съ твоее (московского великого князя. - Авт.) земълі люди нашимъ людем вкраинным мецняномъ и любучаномъ многие вреда починили в татбах и въ розбоехъ, и в рабунакох тыми разы недавно». Также известно, что весной 1486 г. произошло нападение на земли ВКЛ со стороны княжества Рязанского. В начале мая люди Ивана Васильевича пришли под Мценск, «место выжъгли, села повоевали и многие шкоды починили и люди головами в полонъ повели».

Отметим, что это происходило не с вотчинами пограничных князей, а во владениях великого князя Литвы, находившихся под управлением его наместника. Такой уровень конфронтации уже нельзя представить мелкими пограничными стычками или «разборками» местных князей. Однако оба нападения осуществлялись с расчетом именно на реакцию верховских князей - вассалов Казимира, чтобы ослабить позиции литовской власти в этом регионе.

Осенью 1487 г. в Москву прибыло посольство от великого князя Казимира во главе с князем Тимофеем Владимировичем Мосальским. 6 октября Мосальский выступил перед московскими представителями с речью, содержание и даже терминология которой свидетельствуют о трактовке событий на пограничье как начале войны. Среди многочисленных жалоб на действия московских удельных князей, наместников и великокняжеского дьяка (В. Долматова) встречаем перечень событий, которые произошли еще в 1486 г. Выясняется, что «тому год минул», как на пограничные земли ВКЛ обрушился вал нападений.

Обратим внимание на то, что этот «вал» датируется 1486 годом. Именно с него началось беспрестанное давление на пограничье ВКЛ. В то время на северной литовско-московской (ранее - литовско-новгородской) границе было еще тихо, но в районах бывшего Тверского княжества, Можайска, Медыни, на верхнем течении Оки мирная жизнь была уже нарушена. Правда, не вся граница Москвы с ВКЛ стала сплошной линией фронта. Существовали пограничные регионы, вообще не затронутые стычками и грабежом - это большая часть западной ржевской, некоторые отрезки вяземско-можайской границ. Но причиной тому была их природная обособленность. Болота и леса «позаботились» об обороне определенных регионов. Московские владения не соприкасались там напрямую с землями ВКЛ.

Приведенные факты убедительно свидетельствуют о начале московско-литовской войны в 1486 году. С этого времени осуществлялся целый ряд мероприятий силами удельных московских князей, великокняжеских служилых людей и слуг зависимого от Москвы великого князя рязанского.

Анализ событий уже первого года войны показывает продуманную направленность, хорошее планирование и четкую координацию действий московских сил. Удачную характеристику хода всей войны высказали в 1493 г. представители панов-рады в Москве перед князем Иваном Юрьевичем Патрикеевым. По их словам, московский великий князь нарушил старину, «написал себе имя свое высоко». Новизна проявилась в том, что «нашому господару великіе ся шкоды подеяли зъ вашого гасподара земли, войну на миру пустилъ, городы его милости и волости пожжены, а иныи побраны, и люди многій со многими статки ихъ въ полонъ поведены».

Здесь в кратком виде указаны и претензии Ивана III на владение всеми землями Руси, и реализация этих намерений через разорение и опустошение территории ВКЛ, ее захват, вывод пленников.

Часть 2

Военные действия Московского государства во время первой пограничной войны можно структурировать следующим образом.

1. Мероприятия, которые исходили от великокняжеской администрации. Они мало характерны для первых лет войны, хотя в некоторых формах осуществлялись и тогда. Среди них можно выделить следующие действия:

1.1 Походы сильных группировок великокняжеских войск с целью захвата или ослабления центров власти ВКЛ в пограничных регионах (Воротынск. Любуцк, Мценск, Мезецк и т. д.). На них обращали особое внимание исследователи, отчего и связывали начало войны с 1492 г. Однако, повторим, первое такое мероприятие было совершено уже в 1489 г. По целям они условно делятся на походы для «побуждения» (т. е. погром центров власти ВКЛ или тех центров, господа которых не склонялись к подданству Москве) и «захватнические» (т. е. направленные на присоединение территорий).

1.2 Меры представителей великокняжеской власти по занятию и освоению определенных территорий. Обычно их не замечали исследователи, хотя масштаб экспансии ВКМ был достаточно значительным, она направлялась и управлялась из Москвы, и целью ее был не только захват, но и колонизация территорий людьми из внутренних московских областей. Тем самым достигалось устойчивое приращение территории государства, хотя на колонизацию требовался длительный срок. Поэтому более привлекательными были другие средства ведения войны.

Кстати, именно такой путь экспансии находил обоснование в посольских спорах, когда определенные волости пограничья объявлялись принадлежащим к какому-нибудь центру Московского государства. Захваченные и освоенные волости после войны оставались, как правило, в составе тех уездов, которые приняли во время боевых действий. Еще надо добавить, что такие же меры на пограничье предпринимали и московские удельные князья.

1.3 Грабительские нападения великокняжеских служилых людей с целью создания невыносимых условий жизни на пограничье, развала оборонительных способностей региона и с расчетом на дальнейшую реакцию пограничных князей, которые, чтобы избежать давления и, безусловно, с определенной выгодой для себя подталкивались к переходу на московскую службу. За границу выводили людей и скот, вывозили имущество, прерывали торговлю. В результате местность доводилась до такого состояния, что не могла сопротивляться московскому наступлению.

1.4 Концентрация войск недалеко от границы ВКЛ в стратегически важных пунктах (Великие Луки, Новгород, Торжок, Тверь, Можайск, Серпухов, Таруса). Непосредственно в боевых действиях эти войска могли не участвовать, но они прикрывали границы в местах возможного наступления противника и в определенной степени гарантировали удержание захваченных территорий.

2. Действия московских удельных князей и великого князя рязанского, которые имели владения на пограничье и оттуда осуществляли нападения на земли ВКЛ (Иван Иванович Молодой из Твери: Борис Васильевич Волоцкий из Ржевы, Андрей Васильевич Углицкий из Можайска. Иван Васильевич из Переяслава-Рязанского). Масштабы операций этих князей из-за ограниченности ресурсов были невелики. Способы ведения войны соответствовали тем, что осуществляли представители великокняжеской администрации. Условно их можно разделить на:

2.1 Отдельные нападения на пограничные волости, которые иной раз превращались в довольно длительные рейды в глубину территории ВКЛ. Тем самым оказывалось давление, в данном случае, на вяземских землевладельцев с целью ослабления их обороноспособности и побуждения к переходу на московскую службу.

2.2 Действия по занятию и освоению определенных территорий. Осуществлялись в направлении Торопецкого повета ВКЛ и на Вяземщине. Попыток колонизации не отмечено, хотя, возможно, они имели место.

2.3 Помехи торговле, мелкие диверсии другого плана (например, засады на дорогах). Безусловно, и эти мероприятия служили цели ослабления и подготовки присоединения к Москве пограничных земель ВКЛ.

3. Действия князей, которые служили ВКЛ и находились в разной степени зависимости от него, но еще до начала войны или во время ее перешли на московскую службу (Федор Иванович Вельский, верховские князья). В своих поступках верховские князья преследовали и личные цели, хотя в той или другой степени все их действия были спровоцированы Москвой.

Деятельности верховских князей в историографии уделялось особое внимание, но чаще всего ее рассматривали вне военного контекста. События в среде верховских князей представляли и даже сознательно показывали как их внутренние дела. Но на самом деле то, что происходило в регионе Верхней Оки, было инициировано Москвой, являлось частью и особой формой ведения войны. В результате политика Ивана III применительно к Верховским княжествам ВКЛ достигла больших успехов. Тем не менее, проблема принадлежности упомянутого региона в первой пограничной войне была решена лишь частично. Незавершенность дел в верховьях Оки стала одной из причин начала следующей войны.

Запутанные события на верхне-окской литовско-московской границе трудно каким-либо образом стуктурировать, но условно можно выделить следующие направления ведения войны:

3.1 Нападения верховских князей и отдельно князя Ф.И. Вельского на владения родственников и другие пограничные земли ВКЛ с целью принуждения к измене тех князей, что оставались верными великому князю литовскому, и ослабления линии обороны ВКЛ.

3.2 Переходы верховских князей на московскую службу, которые сопровождались погромом территорий, остававшихся в составе ВКЛ и, прежде всего, захватом владений других князей. Реальностью того времени стало то, что доведенные до необходимости перехода на московскую службу верховские князья стремились достичь личной выгоды путем захвата владений соседей. Такой их интерес подогревали посулы московского правительства сохранить все захваты в пользовании того князя, который предал ВКЛ.

❖ ❖ ❖

Вот так в общем виде мы видим формы ведения той войны. Здесь надо еще раз отметить связь, запланированность и целесообразность тех мероприятий, которые осуществляла на разных уровнях московская власть. По мнению К. Базилевнча, в московских нападениях на пограничные земли ВКЛ, несмотря на их внешне хаотичный характер, «отсутствовал элемент случайности или личной инициативы отдельных московских вотчинников». Как отмечал А. Зимин, на юго-западе страны Иван III сам руководил военными действиями.

Что же могло противопоставить ВКЛ столь сильной организации и подготовленности к ведению войны?

Безусловно, на восточной границе была создана своя система обороны. Она начала складываться еще с начала XV века, когда сформировалась литовско-московская граница. Во главе ряда периферийных княжеств и владений был поставлен смоленский наместник, который, помимо прочего, исполнял функции военного руководителя, командира ополчения. По словам М. Любавского, Смоленский уезд с московской стороны был окружен «поясом княжеств и владений, отдававшихся в судебно-административном отношении наместникам, причем все эти княжества и владения имели свое военно-политическое средоточение в Смоленске».

Однако далеко не все пограничные княжества и владения подчинялись наместникам великого князя. Они были только в Мценске. Любуцке, Серпейске, Брянске и Торопце. Другие города оставались центрами удельных владений, находившихся в разной степени зависимости от великокняжеской власти.

Великий князь литовский имел возможность вмешиваться в земельные дела в пограничных княжествах. Известно, что в Вяземском княжестве хлепеньской волостью Рогачев владел пан Иван (Ян) Ходкевич, а в непосредственной близости от московской границы обосновались князья Крошинские и Глинские. Разбавление среды местных князей выходцами из других областей ВКЛ в определенной степени гарантировало интеграцию периферии с центром.

Система обороны Вяземского княжества доказала свою устойчивость. Методическое давление на вяземское пограничье не привело к ожидаемому результату. Преимущественное большинство вяземских землевладельцев осталось верным великому князю литовскому. В конце 1492 г. на сторону Москвы перешел только князь Андрей Юрьевич Вяземский, вотчиной которого было единственное село с деревнями на Днепре, правда, в самой Вязи он владел дворами, собирал пошлины, имел казну и людей. После измены все владения князя Андрея достались князю Михаилу Дмитриевичу Вяземскому.

А вот сходные мероприятия, проведенные среди верховских князей, не имели успеха. Сдерживать своевольные устремления местных землевладельцев должен был ряд государственных наместничеств, и в первую очередь мценское и любуцкое. После многочисленных походов, осад и погромов окрестностей во время первой войны города Мценск и Любуцк остались в составе ВКЛ. Но Любуцк оказался теперь в окружении московских владений и получил, таким образом, статус эксклава. Мценск тоже превратился в форпост, выдвинутый далеко на правый берег Оки, при том что все правобережье реки (кроме Любуцка) было уже московским.

Однако шаткая среда верховских князей не выдержала. Ряд привилегий, которые сохранялись или появлялись у пограничных князей, оставлял им возможность отказаться от службы великому князю литовскому (послать великому князю литовскому «отказ» или «целование королю с себя сложить») и перейти на сторону Москвы вместе со своими вотчинами. Это обстоятельство в сочетании с московским давлением и конфликтом в среде самих верховских князей облегчало присоединение верховий Оки к Москве.

Тем не менее, распространение московской власти на верховья Оки не было простым делом. Даже военный захват не гарантировал присоединения определенной территории к Москве. Так, московские походы 1492-1493 г. затронули города Любуцк, Мценск, Мезецк, Серпейск, Мосальск, Опаков. Большинство их, кроме Мезецка и Серпейска, было сожжено. Однако ни один из мосальских князей не перешел на службу к великому князю московскому, а три сожженных города (Любуцк, Мценск, Опаков) принадлежали не удельным князьям, а управлялись великокняжескими наместниками или частными владельцами. Присоединения их к Москве в 1494 г. не произошло. В Опакове была занята только часть территории его волости, заходившая на левый берег Угры.

Как видим, территории, где московская власть не имела твердой опоры, оставались за ВКЛ. С другой стороны, переход на московскую службу того или другого пограничного князя не гарантировал распространения новой власти на все его владения. Так, Воротынские князья, которые владели огромным массивом земель вдоль Угры, после перехода на московскую сторону практически всё потеряли, несмотря на то, что эти земли были их вотчинами. Вообще же правительство ВКЛ делаю определенную ставку в обороне границ государства на князей Воротынских, которая не оправдалась.

Если окинуть взором всю линию литовско-московской границы, охваченной войной, то можно убедиться, что территории под великокняжеским управлением в полном составе сохранились за ВКЛ. Под московским давлением ВКЛ потеряло часть владений верховских князей, но главное сохранило - мценско-любуцкое наместничество и линию обороны вдоль реки Угры. Вяземские же князья не смогли ничего противопоставить зимнему 1492/93 г. наступлению сильного московского войска (5 полков воеводы Данилы Васильевича Щени). Вяземское княжество было полностью присоединено к Москве и постепенно стаю центром поместного землевладения.

Отметим, что тенденция преобразования Вяземского княжества в сторону поместного землевладения отражала общую политику московской власти. Суть дела в том, что опасность потери пограничного региона, в котором оставались на своих местах тамошние землевладельцы, могла сохраняться довольно долго. Так, Гомейская земля в 1537 г. была возвращена ВКЛ именно потому, что после московского захвата в 1500 г. с нее не вывели местную шляхту. Насаждение поместного землевладения, с одновременной ликвидацией вотчинного ярко свидетельствует о стремлении прочно закрепиться в присоединенном регионе. Политически ненадежные вяземские землевладельцы (многих привели к присяге насильно), безусловно, не могли служить фундаментом для власти московского великого князя.

Часть 3

Системе обороны восточной границы ВКЛ, основу которой составлял ряд периферийных княжеств и наместничеств, противостояла подобная ей система удельных княжеств ВКМ.

Явно умышленным выглядит выделение литовскому перебежчику князю Федору Ивановичу Вельскому вотчины в новгородских землях на границе с Торопецким уездом ВКЛ. Именно отсюда происходили набеги людей князя Вельского на торопецкпе волости в 1489 и 1490 г. Непосредственно против Вяземского княжества были направлены действия великого князя Ивана Ивановича Молодого из Тверского удела, удельного князя Андрея Васильевича Углицкого из Можайска. Рядом страницей размещался также массив земель Волоцкого удела князя Бориса Васильевича (Волок Ламскнй, Ржева, Руза, Вышгород, Шопкова Слобода). Из Ржевского уезда оказывалось давление на Торопецкий уезд.

В 1486 г. в Москве произошло переоформление договоров с теми удельными князьями, что еще сохранились - Андреем Васильевичем Углицким и Борисом Васильевичем Волоцким, а Михаил Андреевич, князь Верейский и Белозерский написал духовную грамоту (т.е. завещание) под московскую диктовку. В отличие от великого князя литовского, который стремился обеспечить верность удельных князей путем подтверждения их прав и льгот, а также раздачи новых владений, в Москве продолжалось наступление на удельные права родственников великого князя московского, регламентировались и контролировались все их действия, закреплялось подчинение великому князю. Удельные князья в Московском государстве были осуждены. Князь Андрей Углицкий умер в заключении в 1493 г. после ареста «за измен)». Василий, старший сын князя Михаила Андреевича, в 1483 г. бежал от гнева Ивана III в ВКЛ. после чего верейско-белозёрскому князю и пришлось в своем завещании оставить все свои владения великому князю.

Система обороны московской границы была ориентирована не на сдерживание вражеских действий, а на развертывание своего наступления. В этой связи возникают вопросы: какие боевые действия со стороны ВКЛ были противопоставлены московскому нашествию и делались ли попытки «прощупать» оборону московской границы?

(148KB) Карта.

Несмотря на ничтожность войск, находившихся на направлениях московских ударов, и почти полное пренебрежение восточным направлением во внешней политике Казимира Ягайловича, реакция со стороны ВКЛ была четкой. Прежде всего, власти ВКЛ пытались задействовать дипломатический путь урегулирования конфликта. Но с определенного момента этот механизм решения пограничных проблем перестал работать. То. что раньше можно было решить на местном уровне, теперь передавалось в верхние инстанции, становилось делом посольств и натыкалось на глухие стены московской политики. В ответ на жалобы о нарушениях границы, захватах и грабежах, из Москвы шли протесты на литовские действия.

Однако в посольских книгах хорошо видна недостоверность, даже какая-то абстрактность московских жалоб в отличие от конкретных, подробных перечней и документальных свидетельств, которые шли из ВКЛ.

Тот момент, когда Москва отказалась от дипломатических методов решения конфликта, иначе говоря, вступила на путь войны, четко отразился в словах боярина Семена Борисовича хану Менгли-Гирею в марте I486 г.: «А осподаря нашего великого князя люди безпрестанно емлют королеву землю». Вот тот рубеж, который отделил время, когда Москва еще могла пойти на контакт, от ее твердого намерения вступить в конфронтацию.

Попытки дипломатического решения конфликта не прерывались в течение всей войны, которой формально как бы и не было. Но ситуация требовала действий другого плана. В борьбе на пограничье литовская сторона использовала способы пассивной и активной обороны. Структура боевых действий ВКЛ не так сложна, как московская, но и ее можно классифицировать по нескольким категориям.

1. Большой поход объединенных войск восточной части ВКЛ (единственный) из Смоленска к верховьям реки Оки с целью освобождения потерянных там городов (1492 г.). Поход был успешным, но в ответ Иван III прислал сильное войско, ликвидировавшее достигнутый результат.

2. Действия мелких формирований мценско-любуцкого, торопецкого и брянского наместников, задачами которых были диверсии на московской границе с Полем и нападения на московские земли в ответ на опустошения московцев. Уничтожение московских сторожей, следивших за опасностью с Поля, делалось с целью ослабления московской границы. Что касается грабительских по характеру нападений на калужские, алексинские и другие земли (если они на самом деле были, так как заявления Москвы о них вызывают сомнения), их можно объяснить местью за соответствующие действия из-за границы.

3. Нападения на московское пограничье вяземских и верховских князей, наместников пограничных земель ВКЛ. других землевладельцев. Свидетельства об этих действиях содержатся исключительно в речах московских послов и бояр, и часто имеют недостоверный характер, без конкретизации времени, места и последствий нападений. Кажется, что пограничные стычки перерастали во взаимную месть, в которой уже невозможно определить, кто виновник.

4. Борьба верховских князей между собой, часть которых служила ВКЛ, а часть - Москве. Сюда же надо отнести те действия, что осуществляли именно те князья, которые были на стороне Литвы.

5. Организация преследования московских войск, возвращавшихся на свою территорию с пленом и добычей. Эти действия сопровождались боями, которых было немного в течение всей войны. Один из таких боев (под Воротынском в 1489 г.) принес победу войску ВКЛ.

Как видим, масштаб военной активности ВКЛ был сравнительно невелик. Инициатива в войне принадлежала Москве. С учетом этого обстоятельства боевые действия на литовско-московской границе можно условно разделить на три основных направления:

1) северно-западный (касался Торопецкага уезда);

2) западный (против Вяземского княжества);

3) юго-западный (в сторону Оки и Угры).

Наиболее активно война велась на втором и третьем направлениях. Первый находился в стороне и был отрезан от основного ТВД слабо освоенными пространствами, разделявшими Вельское княжество ВКЛ и Ржевскую землю (в составе удела московского князя Бориса Васильевича Волоцкого).

Среди пограничных новгородских земель были такие, что еще с XIV века платили дань (черную куну) ВКЛ - так называемое Чернокунство [1]. Выплата черной куны рядом новгородских волостей гарантировала безопасность южной границы Новгорода Великого. Непосредственно к Чернокунству относились Холмский погост и волости Марево, Малвятицы. Стерж, Кунска, Березовец, Лопастицы, Буйцы и Жабна.

От собственно Чернокунства отделялись Великие Луки и Ржева - исконно новгородские владения. Кроме черной куны, они платили в ВКЛ другие налоги (с Ржевской земли «коровщина» или «яловщина» и тивунская пошлина). Статус Великолукской и Ржевской земель походил на совместное новгородско-литовское владение. Известно, что в Ржевской земле собирал черную куну и чинил суд литовский наместник, а новгородским были землевладение и некоторые доходы. После присоединения Новгорода к ВКМ (1478 г.) некоторое время ВКЛ предъявляло претензии на черную куну, от чего не отказывался сначала и великий князь Иван III, который, однако, выплаты остановил.

Передача князю Ф.И. Вельскому волостей из числа чернокунских и размещение в Великих Луках сильного контингента московских войск делалось и ради того, чтобы закрепить эти территории за Москвой. В результате еще одним достижением войны для Москвы стало полное присоединение значительной территории, так как после заключения «вечного» мира 1494 г. власти ВКЛ уже не домогались Чернокунства.

Таким образом, на северо-западном направлении, несмотря на то, что оно было периферийным, тоже решались важные тактические задачи - закрепление за Москвой литовско-новгородских совместных владений и давление на Торопецкий уезд ВКЛ, имевший тесные экономические связи с Чернокунством.

Столь же удачным для Москвы было западное направление. На протяжении нескольких лет Вяземщина страдала от опустошительных нападений из-за границы и постепенного захвата своих волостей, в результате она не смогла в нужный момент дать отпор московскому войску. Именно для западного направления характерно выделение двух периодов войны: 1486-1492 гг. - подготовительный («скрытая война»), 1492-1493 г. - решительные действия по реализации итогов первого периода.

На юго-западном направлении московская политика была хорошо продуманной. Осторожными действиями здесь можно было достичь более значительных успехов, чем открытым военным давлением. И действительно, Москва использовала определенные рычаги в отношениях с местными князьями, точечные удары по пунктам сопротивления и в результате малыми средствами сделала много. Но надо отметить, что после определенных успехов дальнейшее развитие наступления в регионе Верхней Оки было сознательно остановлено. Продолжение войны могло привести к конфликту со всеми странами династии Ягайловичей, чего, безусловно. Иван III опасался. Таким образом, третье направление боевых действий не было до конца реализовано. Вопрос принадлежности остатков Верховских княжеств, а также Северской земли решался в следующей войне 1500-1503 гг.

В общем ходе войны можно выделить два периода - до 1492 г. и после него, весьма различные по содержанию. Период 1486-1492 г. заполнен мелкими нападениями московских служилых людей на пограничные земли ВКЛ, рейдами московских удельных князей в глубь пограничья, захватами ближайших к границе волостей. Военные действия 1492-93 г. со стороны Москвы (за малым исключением) направлялись на главные центры власти ВКЛ в пограничье и в определенном смысле завершали то, что было сделано в предущий период. К тому же времени относятся более активные действия и с литовской стороны.

Именно для первого периода больше подходят определения «хитрая» или «странная» война. Как московские, так и литовские центральные власти в то время считали за лучшее не использовать великокняжеские войска, а удовлетворяться силами наместников, служилых и удельных князей. Результатом и следствием первого периода войны стал подрыв системы обороны восточной границы ВКЛ.

Во второй период на первый план вышли действия крупных московских контингентов, которые осуществляли крупные операции: захватывали города, закрепляли княжеские владения. Эти события, в отличие от первого периода, отразились в разрядных книгах, фиксировавших действия московского правительства по назначению, размещению и отправлению служилых людей.

Кроме разрядных и посольских книг дополнительные свидетельства о рассматриваемой войне (официально-тенденциозного характера) можно найти в московском летописании, а некоторые события отражены и в беларуско-литовских летописях. Данные отдельных актов метрики BKJI заполняют пробелы при изучении историческо-географических обстоятельств войны.

Теперь, опираясь на указанную схему (структура боевых действий, направления их реализации, периодизация), предложим развернутый свод событий первой пограничной войны. Их нумерация соответствует структуре, которая приведена выше, а буквами обозначены направления военной активности.

Первый период войны (1486-1492)

1.3. В. Весна 1486 г. «Татьба» - разбой и грабеж любуцких и мценских людей - то есть сочетание тайного и открытого грабежа территории мценско-любуцкого наместничества. Цель - удар по центру власти ВКЛ в регионе Верхней Оки.

2.1. В. Начало мая 1486 г. Нападение людей великого князя рязанского Ивана Васильевича на Мценск. Город (кроме замка) сожжен, пригородные села опустошены, люди выведены в плен. Цель - та же.

2.1. Б. До осени 1486 г. Опустошение людьми князя Андрея Васильевича хлепеньских волостей (среди них, вероятно, Рогачев. Фоминская. Березуй, Ждат) и сел, кража коней (150), другой скотины (в т.ч. 150 коров) и имущества (на 60 рижских рублей).

2.1. Б. До осени 1486 г. Опустошение служилыми людьми князя Андрея Васильевича волостей вяземского князя Михаила Дмитриевича (Могилен, Негодин, Мицепки), сжигание сел, ограбление церкви, вывод коней (70), другой скотины (в т.ч. 150 коров) и имущества (на 60 рижских рублей).

2.1. Б. До ости 1486 г. Опустошение служилыми людьми князя Андрея Васильевича Ореховны - волости вяземского князя Михаила Дмитриевича, сжигание сел, захват коней (8), коров (40) и имущества (на 12 рижских рублей).

2.1. Б. Осень 1486 г. Опустошение служилыми людьми князя Андрея Васильевича двора Дубровского и волости Дубровской, принадлежавших вяземскому князю Михаилу Дмитриевичу, захват волостного наместника под выкуп, грабеж дома наместника, похищение коней (300) и имущества (на 40 рижских рублей).

1.2.1 Б. 1486-1487 гг. Занятие волостей князей Крошинских - Тешиновичи (Тешиново), Сукромна (Сукрома). Ольховец, Наделав, Лела и Отъезд людьми великого князя, и передача их в управление представителю московской администрации дьяку Василию Долматову. В волостях Ольховец, Лела и Отъезд Василий Долматов посадил свыше 200 семей, в волостях Тешиново и Сукрома - более 300.

2.1.2 Б. До середины осени 1487 г. Появление в хлепеньской волости Ждатдворского тиуна князя Андрея Васильевича (тиун управлял бывшей волостью князей Крошинских - Тишиновичами), опустошение волости, сожжение сел, захват коней, коров и другой скотины, имущества. Возможно, отправление в волость Ждат именно тиуна свидетельствует о подготовке ее территории для организации слобод и присоединения к владениям князя Андрея Васильевича.

2.1. Б. До середины осени 1487г. Опустошение служилыми людьми князя Андрея Васильевича волостей вяземского князя Михаила Дмитриевича (Могилен, Негодин. Миценки).

2.2 Б. До середины осени 1487 г. Занятие волости Ореховна и организация в ней слободы людьми князя Андрея Васильевича. Наверно, тогда же были заняты волости Могилеи и Миценки (Мицонки), в которых, согласно посольской жалобе 1490 г., были посажены наместники названного князя.

2.3.2. Б. До середины осени 1487 г. Ограбление слуг вяземского князя Михаила Дмитриевича, которые везли дань из волости Негодин (12 рижских рублей, 8 коней с возами, имущество на 10 рижских рублей). Осуществили его люди князя Андрея Васильевича.

2.3.2. Б. До середины осени 1487 г. Уничтожение теми же людьми посольской дороги и создание новой, на волость Дуброву (Дубровскую) и двор Дубровский.

2.3.1. Б. До середины осени 1487 г. Увеличение торговых пошлин князем Михаилом Вяземским. Слуги князя Андрея Васильевича полностью контролировали пути внешних сношений Вяземского княжества и чинили преграды торговле. В это же время власти ВКЛ тоже подняли торговые пошлины и, кроме того, чинили злоупотребления в отношении московских купцов, проезжавших через их территорию. По посольским книгам складывается впечатление, что против московских купцов была объявлена настоящая торговая война.

4. В. ВКЛ. Лето 1487 г. Поход людей князей Мезецких на вотчину князей Одоевских, которые служили Москве (видимо, на Одоев и окрестность), грабеж. вывод пленных (женщин и детей). Окольничий великого князя Петра Михайловича Плещеева утверждал, будто первыми напали на вотчины московских служилых князей люди князей Мезецких, служивших ВКЛ. Якобы в ответ, с целью отбить полон, была совершена акция московской стороны.

3.1. В. Август 1487г. Нападение людей князей Ивана. Василия и Петра Семеновичей Одоевских и Ивана Михайловича Перемышльского (Воротынского), которые служили Москве, на Мезецк. взятие плена и захват имущества. Местные Мезецкие князья догнали грабителей и 13 августа 1487 г. произошел бой, в котором Мезецкие потерпели поражение. Это первое серьезное военное столкновение той войны. Несмотря на поражение. Мезецкие тоже взяли плен и пограбили.

1.2.1.и 1.3. Б. До середины осени 1487 г. Приход людей московского великого князя на вотчины князей Глинских (Щательша и Судилов), ограбление церкви (на 10 коп денег), сжигание дворов, вывод плена (4 женщины), похищение скота (коней 100, коров 150, овец 200) и имущества более чем на 100 коп денег.

1.3 В. До середины осени 1487 г. Приход московских людей на Недоходов - вотчину смоленского наместника князя Тимофея Владимировича Мосальского. В этом направлении тогда действовали люди князя И.М. Перемышльского (Воротынского) (25 чел.), которые взяли коней и имущества на 50 рублей.

1.3. В. До середины осени 1487г. Нападение «татей» (70 чел.) со стороны медынского наместника Василия Давыдовича Пёстрого на Недоходов - вотчину князя Т.В. Мосальского, захват коней (13) и имущества на 15 московских рублей.

3. Б. ВКЛ. До конца 1487г. По утверждению московского удельного князя -Андрея Васильевича, его людям и «иным нашим украинным людем» со стороны князей украинных и иных людей чинились разбои, наезды и грабежи, много людей побито и уведено в плен, захвачено имущество, уничтожены, ограблены и уведены в плен много сторожей. Известны такие жалобы не только от князя Андрея, но и от других московских «украинников».

4. В. ВКЛ. До конца 1487 г. По жалобе князя Ивана Васильевича Белевского (служил Москве с конца 1487 г.), князья Дмитрий и Семен Федоровичи Воротынские (служили ВКЛ) чинили грабежи и захваты в плен его людей, с расчетом на последующую продажу последних.

2.1 Б. Осень 1487 г. Поход «войною» служилых людей князя Ивана Ивановича Молодого из Твери на Хлепень (принадлежал князю Михаилу Вяземскому), грабеж города, захват пленников, опустошение волостей Джать (Ждат) и Понизовье - «выбрали и выжгли», опустошение волости Труфанов (вяземского князя Бориса Дмитриевича) - «звоевали и огнем выжгли», опустошение волостей Негомир и Сачовка князя Василия Бывалнцкого («звоевали и выграбили»).

Относительно хлепеньской земли (север Вяземского княжества) существо- вата обоснованная претензия Москвы, опиравшаяся на литовско-московский договор 1449 г. В нем сказанно: «А Федора Блудова, а Атексанъдрова Борысова сына Хлепенъского, и кн(я)зя Романова Фоминског(о), и их братьи и братаничов отчыны, земли и воды все мое, великого князя Васильеве» [Василия Темного. - Авт.]. Центры волостей Негомир и Сачовки находились по разным сторонам реки Вазуза, на юг от Хлепеня. К востоку от них находились волости князей Крошинских, которые к тому времени были уже московскими.

Возможно, здесь обобщены два события - приход детей боярских князя Андрея Васильевича под Хлепень и опустошение хлепеньских волостей людьми князя Ивана Молодого. Они упоминаются в июне 1490 г. в посольских жалобах Литвы. В жалобах 1492 г. отмечается, что люди великого князя волость Негомир «засели». При этом было совершено нападение и на Бывалицу князя Василия Бывалецкого.

2.2 В. ВКЛ. Конец марта - начало апреля 1488 г. Поход людей из Любуцка вдоль Серпуховской дороги до реки Лопасны (левый приток Оки), победа над людьми великого князя Федки Ордынца («неделю в четвертую поста»), кража денег, коней и другого имущества на 25 рублей. Это довольно значительный поход за добычей в глубь московской территории - за Серпухов, до реки Лопасны. Это и последующие действия с территории мценско-любуцкого наместничества свидетельствуют о довольно сильных военных ресурсах великого князя ВКЛ в регионе Верхней Оки.

1.3 В. До конца 1488 г. Поход московских полков (!) из Калуги на города Верхней Оки (Любуцк и Мценск?), убийства людей, пленение, захват имущества. Вероятно, это нападение было направлено против центров великокняжеской власти в регионе и не затронуло владений местных князей.

3.1. А. До конца 1488г. «Наезды», грабежи, насилие и другой вред жителям Торопца от людей князя Федора Ивановича Вельского, который сидел севернее, в Мареве, и методично давил на пограничные земли ВКЛ. Торопчане называются «данниками» Казимира, но Москва имела обоснованные претензии на Торопец, так как он был тесно связан с Чернокунством и Новгородом.

2.1. Б. До конца 1488 г. Рейд людей князя Андрея Васильевича к Дмитрову (на Угре), убийства, захват в плен, захват имущества. Город Дмитров принадлежал Смоленской земле и являлся важным форпостом в системе обороны восточной границы ВКЛ. Возможно, о тех же событиях идет речь в посольских книгах в 1489 г., когда было ограблено 50 деревень, взяты 42 коня и имущество на 70 рижских рублей. Забегая вперед, надо сказать, что город Дмитров после 1494 г. остался в составе ВКЛ и даже не потерял своих заречных земель.

1.3 Б. До конца 1488 г. Поход людей князя Андрея Васильевича на Турье, волость князей Глинских, сжигание деревень, убийства, захват пленных (150 чел.), грабеж имущества (на 500 рублей). После приходили «розбоем» люди из волостей Сосновец и Холм (недалеко от верховий Протвы. напротив волости Турье), которые опустошили 32 деревни и награбили на 100 рублей.

1.3. В. До конца 1488 г. Приход людей из Лазынича, захват Меска, Бышкевичей, Лычина (князей Воротынских) и Недоходова (князя ТВ. Мосальского).

2.2 В. ВКЛ. Конец 1488 г. «Наезд» из Любуцка на калужские волости, убийства, грабежи. «Воеводка любутской» князя И.Ю. Трубецкого попал в плен.

3. В. ВКЛ. Осень 1488 г. Нападение большого войска князей Д.Ф. и С.Ф. Воротынских «с знамями и с трубами войною» на медынские волости, которые были ограблены и сожжены, много людей убили, а других взяли в плен. Вероятно, эта акция была совершена в ответ на предыдущее вторжение московских людей из Лазынича.

2.2. А. ВКЛ. До конца 1488 г. Опустошение новгородских волостей (Велила, Марева и др.) торопецким наместником князя Семена Соколинского, убийство слуг князя Ф.И. Вельского, вывод пленных. И это делалось в ответ на предыдущие действия московцев.

1.1.1. В. Весна 1489 г. Поход московского войска во главе с князем Василием Ивановичем Косым Патрикеевым (всего 11 воевод) на Воротынск, против князей Дмитрия и Семена Федоровичей Воротынских. Осада и сожжение города, захват в плен бояр и боярынь, других людей (всего до 7000). При возвращении московского войска его догнали воеводы ВКЛ «со многою силою», разбили, вернули пленников. Это одно из самых значительных событий первой пограничной войны. Непосредственным результатом похода стал отъезд на московскую службу князя Д.Ф. Воротынского.

3.1. А. Зима - весна 1489 г. Опустошение торопецких волостей людьми князя Ф.И. Вельского: в Казаринской волости сожжено 50 дворов, уведены в плен, ограблены 150 дворов: на Столпне сожжено 50 дворов, уведены в плен 22 чел.; на Воротигорцах и Понизовье сожжено 30 дворов, уведены в плен 10 чел.; в Селке (Сельцах) сожжено 11 дворов, уведены в плен 20 чел., забрано 35 коней, сожжено дворов в Унцове- 10, на Наволте - 10, в Мирилеве - 10, в Тяполове - 20, еще в Полесье, и повешены б человек, повсюду грабилось имущество. Казна ВКЛ не получила доходов с торопецких волостей за 11 лет (в общей сумме - 8562 рубля).

3.1. А. Середина весны («перед семою суботою за неделю») 1489 г. Люди князя Ф.И. Вельского, «наехавши войском, волость звоевали», сожгли 500 дворов, взяли в плен 500 чел., многих убили, ранили и повесили.

3.1. А. 29 июня (?) (На святого Петра Запусты) 1489 г. Бояре князя Ф.И. Вельского воевали торопецкие волости. 30 дворов сожгли, 50 чел. взяли в плен.

2.2.1. А. До лета 1489 г. Наместник волости Вселуки (Ржевской земли) Василий Давыдович захватил часть торопецкой волости Дубны.

1.3. В. Начало 1489г. («в Филиппов пост, перед Рождеством Христовым»). Калужане трижды приходили воевать любуцкне волости. Захват в плен Васки Протасева - наместника князя И.Ю. Трубецкого в Любуцке.

3. В. ВКЛ. Весна 1489г. Приход «не тайно, явно войною» людей князей Д.Ф. и С.Ф. Воротынских на московские волости за Окой, их грабеж, захват в плен женщин и детей.

3.2 В. Декабрь 1489 г. Переход на сторону Москвы князя Д.Ф. Воротынского вместе со своей вотчиной, «дольницей» и казной брата Семена; принуждение бояр и слуг брата Семена к присяге и службе на свое имя. Захват и назначение наместников в городах Серенск и Бышковичи и в волостях Лычина и Недоходов, удержание города Козельск. Относительно Козельска Иван III в ответе литовскому послу пану Станиславу Петрашковичу утверждал, что тот «со всеми местами» по докончальной грамоте Василия II с Казимиром отходил к Москве. Однако в договоре 1449 г. такая запись отсутствует.

1.3 В. До конца апреля 1490 г. Приход московских людей во главе с Хоцетовским под город Опаков (принадлежал детям Сапеги). грабеж города, увод пленников. Нападение на Опаков (на правом берегу Угры), как и на Дмитров, это попытка ослабить оборону восточной границы ВКЛ.

2.1. В. ВКЛ. Весна 1490 г. Грабеж и уничтожение людьми из Мценска московских сторожей на реках Шать и Донец с целью ослабления московской границы с Полем. По словам Ю. Алексеева, нападения мцеиских людей угрожали всей системе сторожевой службы в Поле.

3. В. ВКЛ. 1490г. Остапок Воронцов «мечнянин» с другими ограбил деревню Ермаково Лопатино на Мстиславле на 100 рублей. Имеется в виду «въезд Мстисловль», который от таруских князей в середине XIV века отошел к Москве, потом (около 1381 г.) стал рязанским, а примерно в 1461-62 г. - опять московским. Находился к северу от Тулы.

1.2.1., 1.3. А. До конца октября 1491 г. Наместник Холма Андрей Колычев послал людей на торопецкий погост Бологой, которые взяли плен, одних утопили в озере, других привели к присяге. Потом было еще нападение самого Колычева с людьми, убийство торопецкого наместника и других людей, вывод плена, опустошение волости. В результате значительные части Торопецкой и Казаринской волостей присоединили к Чернокунству. При этом Казаринская волость, в которой упоминаются села витебских бояр, четко отделяется от остальной части Торопецкой волости, что свидетельствует о принадлежности ее Витебску.

1.3. В. До конца октября 1491 г. Приход войной на «державу» Мценску ю людей Васки Голохвастова, вывод плена (100 чел.) и грабеж.

2.1. В. ВКЛ. Лето 1491 г. «Наезд» людей из Мценска. Брянска и других «мест украйных» на московские сторожи в Поле, когда было награблено «на многое рублев».

3. Б. ВКЛ. Осень 1491 г. Люди Алёшки Хоткевича (Ходкевича) напали на тверские земли Лествицина, где ограбили 20 деревень, увели в плен 15 чел., награбив имущества на 150 рублей, и на Гридину слободку Золотилово, в которой ограбили и сожгли 15 деревень, в плен взято 10 чел., совершены убийства, взято имущества на 100 рублей.

2.1. В. ВКЛ. Лето 1491 г. «Мечняне» (жители Мценска) ограбили сторожи «алексинцев» (из города Алексина на Оке) на 50 рублей.

2.1. В. ВКЛ. Лето 1491 г. «Мечняне» ограбили сторожи на реке Шать на 50 рублей.

3.1. В. До начала весны 1492 г. Во время отъезда князя Федора Ивановича Одоевского (служил ВКЛ) его двоюродные братья Иван, Василий и Петр Семеновичи (служили Москве) захватили мать князя Федора, «засели» вотчину и удел последнего (половину Одоева и волости) с его боярами и урядниками, украли казну.

3.1 В. До начала весны 1492 г. Нападение людей князя Д.Ф. Воротынского вместе с калужанами и перемышлянами на брянские земли, грабеж четырех волостей. захват коней (70) и имущества на 200 коп грошей. Князь Воротынский при этом уже исполнял приказы своего нового хозяина - беспокоил пограничные земли ВКЛ в районе Брянска, который после I486 г. был центром наместничества.

3.1 В. Начало 1492 г. В отсутствие князя Андрея Васильевича Белевского (служил ВКЛ) его брат Иван захватил их третьего брата Василия, заставил его присягнуть Ивану III, и занял вотчину князя Андрея, а бояр, слуг и «черных людей» привел к присяге на свое имя.

1.1.1. В. 1491-1492 гг. Поход 5 московских полков во главе с князем Данилой Дмитриевичем Холмским, Яковом Захарьичем, князем Владимиром Андреевичем Микулннским «в Северу ко князьям». О боевых действиях во время этого похода ничего неизвестно. Возможно, ряд указанных выше событий, которые происходили в регионе Верхней Оки, были связаны именно с приходом «в Северу ко князьям» сильного контингента войск московского великого князя.

3.А. ВКЛ. Весна 1492 г. Торопецкий наместник Зенка с людьми пришел войной на Холмский погост, ограбил на 1000 рижских рублей и сжег двор наместника Андрея Колычева, опустошил и волость, сжег 60 деревень, много людей убил, а 30 человек с женами и детьми увел в плен (общий ущерб на 700 рижских рублей). Видимо, это нападение было местью за соответствующее действие холмского наместника.

3. А. ВКЛ. Начало 1492 г. Нападение литовских людей на Хранский стан - Лугскую волость Великих Лук. грабеж деревень (на 200 рижских рублей), захват в плен 16 чел., повешено при этом 8 человек.

2.2. В. ВКЛ. Начало 1492 г. Представитель любуцкого наместника Бориса Семеновича Александрова напал на владения боярского сына Челищева в Алексине, взял в плен 4 чел., причинил ущерб на 15 рублей.

2.1 В. ВКЛ. Лето 1492 г. Грабеж и уничтожение людьми из Мценска и Любуцка московских сторожей.

2.2 В. ВКЛ. Лето 1492 г. Люди из Мценска и Любуцка пожгли и ограбили волости и села московской украйны, забрали имущество и пленных.

Второй период войны (1492-1494 гг.)

1.1.1 В. Август 1492 г. Поход московского войска во главе с князем Федором Васильевичем Телепнём-Оболенским «со многими людми войной) безвестно», захват и сожжение городов Любуцк и Мценск, пленение наместника Бориса Семеновича Александрова, бояр мценских и любуцких с женами и детьми и других людей (1500 чел.), грабеж имущества. Это была одна из последних акций по уничтожению системы обороны ВКЛ в регионе Верхней Оки. Непосредственным результатом похода явился переход на московскую службу ряда князей, которые держались почти до конца: Семена Федоровича Воротынского, Андрея и Василия Васильевичей Белевских. Михаилы Романовича Мезецкого.

3.1 В. (Август) 1492 г. Поход князей И.М. Воротынского и братьев Одоевских на Мосальск (принадлежал великому князю литовскому), в результате город сожжен, князья Мосальские с женами, детьми и многими людьми выведены в плен, причинены большие разрушения, велся грабеж.

3.2 В. Ноябрь - декабрь 1492 г. Князь Семен Федорович Воротынский при переходе на сторону Москвы захватил города Сериейск и Мезецк.

1. В. Начало 1493 г. Поход войска ВКЛ во главе со смоленским наместником Юрием Глебовичем и князем Семеном Ивановичем Можайским при участии князей Друцких из Смоленска в регион Верхней Оки, захват городов Серпейска и Мезецка, опустошение волостей, убийства и пленение людей, захват казны князя Михаила Романовича Мезецкого.

1.1.2 В. Февраль 1493 г. Поход московского войска во главе с князьями Федором Васильевичем Рязанским, Михаилом Ивановичем Колышком, Александром Васильевичем Оболенским, воеводой великого князя рязанского Ивана Васильевича Инкой Измайловым и др., вместе с Воротынскими, Одоевскими и Белевскими князьями и князем М.Р. Мезецким, захват городов Мезецк, Серпейск, Мосальск, Городечно, Опаков, сжигание укреплений, пленение «литвы», смолян и городской знати (530 чел.). Этим походом локальный успех войска ВКЛ был сведен до нуля. Кроме его гарнизонов там уже никто и не противостоял московскому наступлению.

1.4. А-В. Зима 1493 г. Концентрация московского войска «против Литвы»: в Новгороде (Яков Захарьевич), в Пскове (князь Василий Федорович Шуйский), в Великих Луках (кн. Данила Александрович Пенка), в Можайске (кн. Василий Иванович Косой Патрикеев. Семен Иванович Воронцов), в Твери (кн. Данила Васильевич).

1.2.1. Б. Осень 1492 г. Люди Ивана III пришли войной и «засели» город Хлепень и волость Рогачев, взяли в плен наместников и других людей, ограбили имущество. Позже Хлепень был объявлен московским по старым договорам, а Рогачев якобы принадлежал Тверской земле.

Б. ВКЛ. Конец 1492 г. В ответ на переход князя Андрея Юрьевича Вяземского на московскую службу Михаил Вяземский захватил его вотчину (село на Днепре), а также дворы, пошлины и казну перебежчика. Это единственный случай перехода хоть кого-то из многочисленных вяземских князей на сторону Москвы. Владения изменника были очень маленькими, к тому же ему не удалось сохранить даже их.

1.1.2. Б. Зима 1492-1493 гг. Поход московского войска во главе с князем Данилой Васильевичем Щеней на Вязь, захват ее, взятие в плен вяземских князей, приведение к присяге как князей и панов, так и других жителей. Вяземские князья быстро вернулись на свои места, но через несколько лет всех их отправили во внутренние районы Московского государства. Вяземщина стала краем московского поместного землевладения. В беларуско-литовском летописании отсутствуют сведения о возвращении на свои вотчины вяземских князей, зато говорится о гибели в заключении Вяземского князя Михаила Дмитриевича.

1.4. А-В. Лето 1493 г. Концентрация московских войск на Березе (кн. Юрий Иванович, Борис Васильевич), в Серпухове (кн. Василий Иванович, Борис Михайлович Туреня), в Тарусе (кн. Иван Лыко) и в Можайске (кн. Андрей Фёдорович).

❖ ❖ ❖

Вот так проходят перед нами события той малоизвестной войны, войны во время мира. Сообщения посольских книг отражают не все ее события. Что-то дополнено материалами разрядных книг, взято из летописей, но, безусловно, остались и пробелы. Тем не менее, собранной информации хватает, чтобы мы могли сделать выводы о характере войны, ее общем ходе, последствиях и т.д.

Нет смысла останавливаться на условиях «вечного» мира 1494 г. и спорах вокруг их - это тема отдельного исследования. Но надо заметить: несмотря на все те военные успехи, которых добилось ВКМ - почти полное уничтожение системы обороны ВКЛ и предупреждение любых действий со стороны литовских властей - общие результаты войны для Москвы оказались весьма скромными. Возвращались захваченные города, воссоздавалась граница. Главной причиной тому было отсутствие опоры и симпатий к московской власти во многих местах.

Виктор Темушев, кандидат исторических наук



[1] Термин «куна» (в первоначальном значении - шкурка куницы) с X по XVII ив. обозначал на Руси деньги. В период, описываемый автором статьи. 1 куна означала 150 долю серебряной гривны (примерно 4 грамма). Словосочетание «черная куна» означает, что дань платилась преимущественно пушниной (мехами). - Прим. ред.

 
Top
[Home] [Library] [Maps] [Collections] [Memoirs] [Genealogy] [Ziemia lidzka] [Наша Cлова] [Лідскі летапісец]
Web-master: Leon
© Pawet 1999-2009
PaWetCMS® by NOX