Вярнуцца: Войны часоў Напалеона

1812 г. в Гродненской губернии


Дадана: 28-04-2012,
Крыніца: Сборник Императорского Русского исторического общества. Т. 128. Петербург, 1909. С. 433-451.



1. Правительственная часть. Гражданское управление в губернии от 2-го июля по 16 декабря 1812 года. Верховное Литовское Управление. Гродненский "Департамент". Административные Комиссии. Комитеты.

2. Военная часть. Рекрутский набор. Комплектование кавалерии. Народная Гвардия. Литовский полк Конопки. Стрелки. Жандармерия.

3. Продовольственная часть. Склады съестных припасов. Недостаток рогатого скота и лошадей. Дрова. Госпитали ж медикаменты. Постройка мостов. Повинности и пошлины.

4. Злоупотребления французских войск и убытки, понесенные губернией. Насилия над жителями. Грабежи. Общая оценка потерь и убытков губернии.

5. События исторические. Исторические события и достопамятные происшествия в губернии в 1812 году. Пребывание Императора Александра в Лидском уезде, в мае 1812 года. Дневник происшествий с июля по декабрь 1812 г. Кобринское сражение. Список русских помещиков губернии, покинувших свои имения в 1812 году. Пребывание в Гродне Вестфальского. Короля. Празднование 15 июля 1812 г. в Гродне. Поражение Конопки под Слонимом.


Историческая записка о событиях в Гродненской губ., в 1812 г., составленная в 1836-1837 гг. Гродненским Гражданским Губернатором. (В. У. А. Отд. II. 1835 г. XII стр.).

1. Правительственная часть (Организация гражданского управления).

2-го июля вступил в Гродно корпус Вестфальского Короля. Назначенный сим Королем губернатор, генерал Рожнецкий, собрав польских дворян, образовал Конфедерацию. Совет Конфедерации, состоявший из Предводителя Панцержинскаго и 12-ти членов, разделен был на 4 отделения: а) провиантское, б) полицейское, в) финансовое и г) политическое. Управление всей губернии зависело от Совета Конфедерации, которая постоянно сносилась с французским начальством магазинов и госпиталей.

Наполеон уничтожил этот образ правления и приказом, данным в Вильне 1-го июля, учредил там Временное Верховное Литовское Правление, a по губерниям Административные Комиссии. Верховное Правление разделилось на комитеты (Министерства). Каждый Комитет состоял из председателя и нескольких советников. Дела сперва рассматривались в комитетах, a после поступали на рассмотрение в общее собрание председателей (Министров). В Комитете Юстиции председателем был Франц Ельский, внутренних дел-граф Александр Потоцкий, Полиции - Осип Сераковский, в Провиантском-Тизенгауз [1].

Кто председательствовал в Комитете Финансов, Военных дел, Духовных и Народного Просвещения, из бумаг не видно [2].

Князь Антон Гедройц, уполномоченный из Верховного Литовского Правления, прибыв в Гродно 17-го июля, закрыл с приличною церемониею Совет Конфедерации. Поэтому она существовала только 15 дней; организовавшиеся по уездам Гродненской губернии Конфедерации тоже, после издания Наполеонова декрета, уничтожились; чиновники распущены и распоряжения Конфедерации по большей части не приведены в исполнение. Членами Гродненской администрации назначены были, декретом 1-го июля, Панцержинский, Ляхницкий и Немцевич. По образу действий Административная Комиссия сходствовала с нашим Губернским Правлением: она наблюдала за всеми гражданскими ведомствами, сама же зависела от Верховного Литовского Правления. По составу разделялась она на 3 отделения: а) Юстиции, Внутренних Дел и Полиции, б) Провиантское и Военных дел, в) Финансов, Духовных дел и Просвещения. При Административной Комиссии 8-го августа назначен Директор Казенных имений и доходов. От нее также зависела рекомендация и выбор большей части чиновников.

Каждое отделение Комиссии состояло в ведении одного члена. В помощь ему придавались помощники, с которыми он предварительно обсуживал дела. Члены и их помощники не получали жалованья. Заседаний ежедневно было два; месячное содержание Канцелярии стоило около 1500 р. Из бумаг Комиссии видны готовность и необыкновенное усердие составлявших ее чиновников. Кроме Административной Комиссии в Гродно существовало еще Муниципальное Правление (Городское); оно состояло из 4-х отделений: 1-е полицейское, 2-е финансовое и провиантское, 3-е квартирмейстерское и 4-е богоугодных дел. Муниципальное правление было устроено наподобие административного. Члены имели своих помощников. В нем председательствовал мэр города - Мучинский. В полицейском отношении Гродно было разделено на кварталы, из коих каждый имел своего надзирателя, a квартальные надзиратели состояли под ведением Главного Надзирателя. Штат муниципального правления был довольно многочислен. Месячное его содержание стоило 1000 р. Муниципальное правление гораздо хладнокровнее было в своих действиях. Впрочем Административная Комиссия не могла так устроить полицию, чтобы она содействовала к возбуждению духа граждан. По уездам место Комиссии заступали Подпрефектуры. Они состояли из подпрефектов (Предводители Дворянства) и двух Советников. Советник с помощниками рассматривали дела первоначально частным образом, a потом докладывали в присутствии. Подпрефект отвечал за всех членов и даже мог доносить Военному Губернатору о не исполнении Комендантом своих обязанностей.

Одни служители канцелярии получали жалованье. Подпрефекты не уступали в усердии членам Комиссии. Касательно полиции уезд разделялся на округа, которые вверялись, говоря словами Верховного Правления, знатным и надежным помещикам. Уездные города управлялись муниципальным правлением, находившимся в зависимости от Подпрефектов.

Этим ведомствам в помощь назначены были разные Комиссии. Примечательнейшая из них следующая : 1) Комиссия военных госпиталей в Гродно, 2) Комиссия гражданских госпиталей, в ведении коей состояли все богоугодные заведения и их капиталы - это приказ общественного призрения, 3) Интендантство, присмотру которого вверены имения оставленные русскими, 4) Комиссия Провиантская для продовольствия войска, 5) Комиссия для ускорения сбора податей, 6) Комиссия для приема водки, 7) Жандармская Комиссия, 8) Верификационная (проверочная) Комиссия для рассмотрения убытков и потерь в Гродненском Департаменте, 9) Комиссия, рассматривающая. какие предметы должен город доставить для военного госпиталя и какие Департаменты, 10) Казначейство, 11) Лесная Комиссия и 12) Таможенное Правление (граница между Литвою и Польшей 28-го июля была уничтожена. Со стороны Пруссии велено взимать ту же пошлину, какую собирало княжество Варшавское. Таможенные доходы неизвестны).

Уголовные Суды были открыты в целой губернии, дела решались по польским правам, - судьи не получали жалованья. Гражданские Суды (14-го сентября) приостановлены; только с позволения Верховного Правительства, Административная Комиссия и Префекты могли рассматривать и решать Гражданские споры, однако окончательное решение зависело от Верховного Правления. Маловажные дела предоставлялись полиции. Говоря о судах, нельзя умолчать, что тогдашнее Правительство употребило по крайней мере 400 помещиков к разным должностям и поручениям.

Повелением 1-го июля Наполеон назначил членов Верховного Правления, предоставив над ними надзор Военному Генерал-губернатору всей Литвы, графу Гогендорпу (Hogendorp) 27-го августа, для того, как сказано в декрете, чтобы приговоры Верховного Правления имели больше силы; ему помогал Императорский Комиссар. В Административных Комиссиях председательствовали Интенданты. Обязанность Интенданта состояла в наблюдении за ходом дел. Французские начальники очень надменно обошлись со своими сочленами: гродненский Интендант Шассенон (Chassenon) рвал протоколы заседания, ставил экзекуции членам, брал из казны деньги, и споры, происходившие по этому делу, обыкновенно оканчивались в его пользу-он получал жалованье из Гродненского Казначейства. 3-го июля князь Невшательский (Бертье) объявил о назначении Комендантов по городам. 9-го июля назначен губернатор всей Литвы и Губернаторы по Департаментам (губерниям). В Гродно исполнял эту обязанность ген. Лебрен. Ему давались столовые деньги. В распоряжении французских чиновников находились все военные команды и потому постановления Верховного Правления и Административных Комиссий часто оставались без исполнения.

Сам Наполеон или не мог или не хотел оградить Гродненскую губернию от грабежа и бесчинств своей армии.

2. Военная часть.

(Организация военного дела в Гродненской губ.).

В военном отношении Гродненская губерния столько же усердствовала, как и в первом случае, с тою разницею, что здесь ярче обнаруживается мысль о восстановлении, в случае общей независимости, Литвы и Польши. Доказательства тому следующие:

А. 25-го июля Верховное Правительство приказало с Гродненского Департамента выставить 2500 рекрут-волонтеров, местных уроженцев, людей испытанных, без телесных недостатков; кроме того внести за каждого 28 рублей, обмундировать и дать на 15 дней провианту. К концу войны почти все назначенное число волонтеров было доставлено.

(75KB) Ведомость о количестве войска, доставленного Гродненской губернию, и об издержках, понесенных по этой части.

Б. Владельцы всякого звания, светские, духовные, даже арендаторы должны были, с 75-ти домов, поставить одного кавалериста и доставить ему лошадь и амуницию, a особо, с 50 домов, 295 руб. 60 коп. Срок службы для кавалериста назначался 6-летний; таким образом со всей губернии приходилось 1228 человек.

В. Декретом Наполеона предписано по губернским городам образовать народную гвардию и милицию. Учредителем ее был назначен Шостаковский. Гвардия состояла из роты волонтеров и вольтижеров; каждая из 119-ти человек. Рота разделялась на 4 сержантства и 8 капральств. Третья часть гвардейцев обмундирована была на счет города. Учредитель обязан был по праздничным дням учить солдат военным эволюциям. 25-го сентября роздано гвардейцам 238 ружей, взятых y русских.

Г. Особым декретом положено собрать 1000 человек из дворян для Императорской Литовской гвардии; организатором ее был генерал Конопка ; по этому случаю издана прокламация к здешнему дворянству. Гвардейцы обязаны были обмундироваться на свой счет, однако с тем условием, что казна их удовлетворит посл

Д. Особо предписано Верховным Правлением образовать из лесных стражей шесть батальонов стрелков (внутренняя стража), оставив только третью часть - при первой обязанности. Хотя стрелков обязывали одеться на свой счет, однако впоследствии дано 1.316 арш. самодельного сукна на обмундировку. Стрелки получали 20 коп. и провиант в сутки. Доставленное число стрелков простиралось до 240 чел. Начальником этой стражи был назначен майор Курчевский.

Е. Декретом 1-го июля Наполеон приказал в каждом уезде образовать отряд жандармов из 107 человек; следовательно, во всей губернии считалось 856 жандармов. К этой службе назначалась оседлая шляхта; на 56 домов приходилось по одному жандарму. Каждый из них обязан был одеться на свой счет. Впрочем в действительной службе состояло только 57 человек, остальные оставались дома, до первого требования. Жандарм получал в сутки 60 коп. жалованья и фуражу 15 фун. соломы и 10 фун. сена, Содержание жандармов возлагалось на целый уезд. Жандармерия употреблялась для экспедиций. В Гродно была особая комиссия, в ведении коей состояла жандармерия; в ней присутствовал Гродненский Губернатор. Правда, определенное число солдат было не вполне доставлено, однако, если принять в соображение, что кроме вышеуказанных случаев многие из жителей Гродненской губ. добровольно поступали и в значительном количестве в полевые полки, которые образовались посредством вербовки, нёзависимо от гражданского ведомства, a с другой стороны, что Подпрефекты Гродненского, Лидского и Новогрудского уездов делали представление об ощутительном недостатке по их округам в молодых людях, которые, по всей вероятности, вступили в военную службу, - то число вооруженных должно быть показано слишком мало. Наконец, приняв в соображение донесение Новогрудского исправника, что из одного только его уезда поступило 3000 лиц разного звания в польскую службу, хотя это число действительно увеличено, но, положив 800 человек средним пропорциональным числом для каждого уезда, составится с целой губернии 6.400 человек, которые без всякого сомнения поступили в армию.

Выше сказано, что каждый из поступающих в военную службу должен обмундироваться на свой счет, a кавалерист кроме того должен иметь и лошадь.

Без сомнения были такие, которым недоставало денег. В этом случае Правительство прибегало к налогам. Августа 18-го велено было брать самодельное сукно, где бы оно ни находилось. Впоследствии доставляющим его обещано брать в зачет податей по установленной цене - 36 копеек за четверть. Помещики охотно согласились на условие и четыре месяца доставлено 6.000 арш.

Октября 25-го предписано с 8 шляхтичей собрать по одному тулупу, a с целой губернии приходилось 1365. Починка оружия и другие военные требования производились тоже на счет города Гродно или целого департамента.

3. Продовольственная часть

(Организация продовольствия французской армии в пределах Гродненской губ)

Величайших усилий для губернии стоило продовольствовать войска Наполеона. Для примера выписываются здесь важнейшие требования тогдашнего Правительства,

В начале войны Гродно и Гродненский уезд доставляли продовольствие для правого крыла Наполеоновной армии в особенности для корпуса Короля Вестфальского.

А. Июля 22-го, по приказанию Короля, учрежден в Гродно магазин на 500.000 рационов, состоящих из хлеба, говядины, водки и зелени. Для снабжения оного 24-го и 31-го июля велено взять запасные магазины в шести помещичьих имениях (подобные меры очень часто употреблялись) из оставленных нашими войсками в местечках: Столовичах, Любле и других местах. В Новогрудке, по приказанию Бертье, и в Лиде назначены тоже больше склады съестных припасов. Гродненская губерния, по требованию Генерального Интенданта Дюма и других, доставляла значительное количество провианта и фуража в пособие Виленской губернии, в особенности в местечки Меречь и Олиту. Августа 8-го Верховное Правление предписало в заштатных городах Скидле, Брисостовице (Берестовице - Л.Л.), Щучине, Белице, Новогрудке и Турце приготовить магазины, каждый на 10.000 порций; для содержания этих магазинов назначено собрать с каждого дома 40 гарнцев ржи, 40 гарнцев овса, 2 гарнца гороху, 80 ф. сена и 80 ф. соломы.

Этот тягостный налог назван «пожертвованием»; половина сбора назначалась для Гродно, a другая на местные нужды.

13-го августа это распоряжение переменено: приказано возможным образом усилить магазины в Гродне, Лиде и Новогрудке, a в прочих магазинах - в Скидле, Щучине, Жолудке, Белице, Кореличах и Мирисе (Мире), велено иметь в готовности сено; солому водку и скот.

На содержание дорожных магазинов определено собрать (отдельно от раскладки, известной под названием пожертвования) с каждого уезда по 5.000 пуд. сена и столько же соломы, 4.00.0 гарнц. водки и 60 волов.

Военный комиссар Бартомёф, высланный для приготовления дорожных магазинов, полагал, что каждому из них придется продовольствовать 800 или 700 лошадей и 2.000 человек. Поэтому во всяком местечке следует заготовить на 4 лица 3.400 берк. сена и. столько же соломы, 13 бочек водки и на каждый день по 3 вола. Если всякий заштатный город продовольствовал такое число людей и лошадей, то справедливо административная Комиссия требовала 27-го сентября, чтоб из опасения недостатка хлеба запрещено было курение водки.

29-го сентября сообщено повеление Наполеона собрать, в самом скором времени, с Гродненского Департамента, для резервного магазина, 50.000 четвертей ржи, 73.072 овса, 6.500 берковцев сена, 6.500 соломы, a с Новогрудского уезда - 12.500 четв. ржи, 16.814 четв. овса, 625 берк. сена.

Резервный магазин содержался в целости; замечательно, что эту тяжесть несли только три уезда, потому что прочие были заняты русскими. Итак, с каждого дома в 3 уездах приходилось по 1 2/ 3 четв. ржи, по 2 четв. овса, по 2 пуда сена и соломы. В течение месяца доставлена почти половина всей провизии. Особо 22-го и 29-го ноября предписано собрать с каждого дома по одному гарнцу водки, по 2 гарнца пшеницы и по 1 пуду сена.

Б. Французская армия потребляла весьма большое количество мяса; поэтому урон здешней губернии в рогатом скоте немаловажен.

Гродненская Конфедерация определила доставить с 20 волов по одному; особо административная комиссия предписывала взять с 50 волов по одному. В другое время с Гродно доставлено в

Вильно 400 быков. Самое большое требование последовало 19-го ноября: Наполеон велел доставить со всей губернии 8.000 быков, весом каждый в 500 фунтов; по мелкости же породы здешнего скота, Административная комиссия положила собрать 16.000 волов (с 5 домов по 1 волу); не полагаются в это число те, которые ежедневно издерживались.

Если б употребить весь скот Гродненской губернии на продовольствие Французской армии, сказано в отчете Административной комиссии, то и тогда бы она чувствовала недостаток. Это тем справедливее, что в то же самое время из герцогства Варшавского отправлено чрез Гродненскую губернию к действующей армии слишком 10.000 волов. В 5 месяцев Гродненская губерния лишилась 3-й части своего скота. Сверх того, от значительного скопления оного в губернии, скот начал повсеместно падать.

В. То же можно сказать и о лошадях: 700 доставлено в Вильно, около 2.000 лошадей для Народной кавалерии. В Пружанском и Новогрудском уездах Шварценберг и Ренье разновременно брали по 100, по 200 и 300 лошадей; много брали насильно, много требовалось и для нашей армии. Из официальных бумаг видно, что в разные времена в важнейших случаях требовалось до 10.000 подвод; многие из них назначались даже на месяц, 10 дней, неделю и сутки. Если прибавить к этому ускользнувшие от сведения Административной Комиссии (число коих без преувеличивания можно положить в 4 раза больше упомянутого количества), то легко представить, сколько от этой тяжести потерпело земледелие. Были случаи, когда единовременно употреблялось слишком 300 лошадей для провоза амуниции и пушек. 12 сентября употреблено 220 лошадей для своза провианта. В одном Гродно ежедневно требовалось 150 подвод. При переходе 3-го полка Литовской Гвардии (состоявшего только из 444 человек) употреблена 121 подвода; приняв это за среднюю меру для прочих войск, каждый уверится, что сказанное выше не преувеличено. Бывали случаи, когда в целом уезде нельзя было найти 13 подвод. Слишком 30 перевозных судов, забранных y помещиков, употреблено в разные времена для этой же цели. Замечательно, что в Царстве Польском всякий транспорт оплачивался, в Литве же это почитали обязанностью жителей.

Г. Дров в летнее время в одном городе Гродно ежемесячно издерживалось слишков 4.500 возов на печение хлеба (для этого в Гродно нарочно устроено было 100 печей, в коих выпекалось ежедневно 100,000 порций), на отопку госпиталей и пр.

Гродненская администрация предписала доставить дров с Гродненского уезда 3,000, с Лидского - 4,000, Новогрудского - 4,500, Слонимского - 4,000, a с Волковысского - 3,500 кубических саженей, всего 19,000 саженей. Правительство вынуждено было во многих случаях покупать дрова на деньги или насильно брать y помещиков.

26 октября предписано с Гродненского, Волковыского, Лидского, Слонимского и Новогрудского уездов доставить в Гродно, с каждой души по 1 возу; 15 декабря с Бреста потребовано 12,000 возов.

Д. По определению Короля Вестфальского, 2 июля в Гродно велено устроить на 1.200 чел. госпиталь. Число больных иногда увеличивалось до 2.000, но никогда не было менее 700. На этот предмет были назначены 3 огромные здания; размещали даже больных по монастырям и домам частных лиц. Верховное Правление видимо хотело, чтобы город и уезд содержали госпиталь без пособия со стороны казны, и поэтому не отпускало суммы, потребной для содержания больницы, аптеки и штаба. Гораздо позже Французское Правительство взяло в свое ведение госпитали, и тогда поставку белья и мебели приняла на себя Административная Комиссия, a город - прочие предметы. Для прислуги при больницах употребляли наших пленных. Солен, частный поставщик, хотел взять 22 ноября госпиталь на откуп, с тем, чтобы ему платили по 2 1/ 2 франка за каждого больного. Пегасси, начальник госпиталя и интендант Шассенон давали по 1 1/ 2 франка. Основываясь на этом и других известиях, содержание госпиталя, его обзаведение и починку можно положить в 500.000 руб. Июля 22-го Административная Комиссия издала прокламации, в коих приглашала верных сынов отечества помочь страждущим своим защитникам. Декабря 5-го предписано собрать всех лекарей для этой же цели. Кроме главной больницы были еще - в селе Станиславове (отстоящем на одну версту) на 200 человек Саксонцев, в Щучине для австрийских войск, в Новогрудке на 600 челов., для вестфальских и польских войск, a также в Волковыске, Шабелине (Изабелине?), Слониме, Бресте и других местечках.

Е. Значительная часть медикаментов бралась в частных аптеках, много привозили из Пруссии, немало захвачено y наших войск. Кроме того Административная Комиссия велела собирать здешние лекарственные травы и доставлять оные в Гродно.

Ж. К числу важнейших требований надобно отнести и следующие: постройку трех мостов на Немане (по приказанию Наполеона), устройство казарм, починку строений, доставку оружия, снарядов, содержание почт, доставление обуви для войск, печатание объявлений, выжигание угля, ковку лошадей, освещение больниц и присутственных мест, доставку бумаги, соли, стекла, посуды для госпиталей, съестных припасов для различных генералов и проч.

З. Верховное Правительство предписало взять с каждого дома по 60 коп. на военные издержки; с целой губернии приходилось 54.000 рублей. Присоединив к выше сказанным случайным тяжестям обыкновенные повинности, личные подати, акцизные, питейные, таможенные пошлины, гербовую бумагу (которой продано слишком 5.000 листов, ценою от 1 рубля до 50 рублей за лист), продажу календарей и прочее, - нельзя не удивляться терпеливости здешних жителей. Значительные суммы денег отсылались в Вильно. Можно заметить, что русская медная монета в эту войну имела высокий курс. Русские гроши ходили за 3 гроша, a пятаки за 7 грошей.

4. Злоупотребления французских войск и убытки, понесенные губернией.

На притеснения французских войск беспрестанно подавались жалобы Подпрефектам, в Административную Комиссию и Верховное Правление, и почти всегда оставались неудовлетворенными.

Французские власти постоянно извинялись неопределенностью жалоб. Сам Наполеон или не хотел или не мог пресечь злоупотребления своей армии. Причина этого зла заключалась или в составе войска или в цели начальника. В книгах Административной Комиссии насчитывается до сорока таких происшествий. Грабежи часто сопровождались убийствами и величайшими насилиями; часто нужны были целые команды для обуздания беспорядков войска и для преследования мародеров; целые уезды претерпевали всеобщее разорение. Вот важнейшие случаи: 18 июля из Мереча в казенную деревню Бершты прибыл отряд французского войска. Солдаты изранили казенных крестьян, взяли с собою большую часть их имущества и отправились в другие деревни. 26 июля Лидский Подпрефект жаловался на Вестфальского генерала Вандама, который посылал солдат с повелением грабить жителей.

28 июля отряд Вестфальского войска, состоявший из 500 человек, под командою Жюлье, остановился в м. Щучине, и хотя солдатам дано все, что они требовали: сено, говядина, хлеб, водка и пиво - однако они, с согласия своих офицеров, варварски начали грабить дома и с 11 час. вечера до самого почти утра стреляли по жителям, так что по справке оказалось убитых 3, раненых ружейными пулями 2, изувеченных и избитых множество, в доказательство сему в Гродно представлены один убитый, два простреленных и 12 раненых. Кроме этого Вестфальцы взяли с собою около 60 человек.

6 августа Волковысский Подпрефект донес Административной Комиссии, что 7-й корпус великой армии, предводительствуемый генерал-аншефом Ренье, требовал от жителей города и уезда всех съестных припасов, a комиссионер этой армии, Штольцмейер, отправил в разные деревни солдат саксонской пехоты, которые вооруженною рукою брали все что ни попадалось.

8 августа, в 12 часов утра, 25 челов. Саксонцев с обнаженными саблями и штыками напали на село Кобедзиче (в Волковысском уезде), владелец оного Оскерка от испуга умер. Саксонцы же разграбив село и взяв с собою 9 лошадей и 7 быков, удалились в другие поместья.

Подобные же опустошения производились и в уездах: Гродненском, Новогрудском, Лидском и др.

26 сентября Лидский Подпрефект донес Административной Комиссии, что отряд французов, состоящий из 70 челов., проходя по пути в Гродно, чрез м. Каменку, расположился там на два дня и в продолжение этого времени до того простер свое буйство, что повсеместно замки разломал, расхитил возможные вещи, молоко, сыр, масло, сено, овес в снопах, лошадей и проч. Французы били саблями крестьян, стреляли по ним и ранили 20 человек, при выходе взяли с собою 23 лошади. Гродненский губернатор Лебрён обещал отнятое возвратить.

В заседании 14 декабря рассуждали о мерах против саксонских и французских войск, поместившихся в Слониме, которые до того были обременительны для города, что Административная Комиссия назначила Новогрудскому уезду вспомоществовать Слониму.

Подобного рода беспорядки случались в самой Гродно. Солдаты, поставленные в здании, бывшем иезуитским, разломали шкапы, в которых хранились бумаги; в другое время напали на госпиталь, прибили прислужников и растащили дрова, привезенные на продажу и пр.

13 декабря в Гродно отобрано от небольшой австрийской команды 20 лошадей, от французского отряда 30 быков, 15 лошадей; из доставленных 150 подвод для провоза амуниции 16-го октября возвращено только 49.

В облегчение участи жителей запрещено покупать, без позволения полиции, от военных какие-либо похищенные вещи. Правительство содержало при главных городах своих поверенных. По временам они назначали помощь с уездов разоренным деревням. 12 декабря Верховное 'Правление приказало шестую часть похищенного имущества принять в число податей. Бедным крестьянам дозволено платить подати хлебом. Все это однако немного принесло пользы.

Трудно определить, сколько торговля и земледелие пострадали от этой войны. Несомненно, однако, что первая пострадала от ненадежности рынка и дорог; произведения второго во многих местах были сняты войском и отправлены лошадьми. Подпрефекты доносят, что в их уездах есть много таких деревень, жители коих не собрали хлеба с полей, что солдаты по местечкам разбивают погреба, лавки, разные склады, грабят рынки; военные же начальники не вникают в это (Новогрудский исправник пишет, что это делалось в глазах короля Вестфальского). Благосостояние целой губернии сильно пострадало в 5 1/ 2 месяцев. Ценность похищенного движимого имущества и доставленного по требованиям в течение войны 1812 г. простирается, по счислению главного комитета военных нужд, до 28.823,640 руб. ассигнациями; убыток, причиненный падежом скота (случившимся в 1812 г. в конце и в начале 1813 г.), ценят в 3.711,976 рублей; главную причину оного приписывают войне 1812 г. Гродненская губерния немало потеряла в народонаселении. Более прочих пострадал класс землевладельцев и мещан; с точностью нельзя определить, насколько уменьшилось народонаселение. Главную причину этого явления тоже приписывают 1812 году (в самую войну погибло около 4.000 жителей, домов разорено 650). Класс евреев был в особом гонении y тогдашнего правительства. Коварные евреи, - говорит Верховное Правление в своем предписании, - неблагодарные стране, их питающей, преимущественно занимаются шпионством в пользу неприятеля (русских), и посему поручило Подпрефектам обращать на них особое внимание, так, чтобы без паспорта никто из евреев не смел с одного места передвигаться в другое; паспорта же позволено выдавать только такие; за которых поручится и обяжется кагал. О других притеснениях и неприятностях, нераздельных с войною, не нужно упоминать: они каждому известны.

5. События исторические.

(От 2 июля по 16 декабря 1812 г.).

В книгах присутственных мест немало заключается событий чисто исторических. Замечательнейшие из них следующие:

Русская армия, состоявшая из 60.000 человек, до вторжения Французов в наши пределы, квартировала в Лидском уезде в окрестностях местечка Эйшишек. Корпусными командирами в ней были генералы Бахметьевы 1-й и 2-й. Государь Император Александр I, осматривая оную в первых числах мая, пробыл целые сутки в этом местечке. В бытность свою Государь посетил пешком Ищолно, имение Карла Лясковича, кушал y владельца чай, завтракал и слушал игру на арфе, исполняемую дочерью владельца. При отъезде Император изволил пожаловать ей бриллиантовую стрелу.

Государь посетил также имение Вореново, Клары Александровичевой (70-летней помещицы). Хозяйка, по незнанию, назвала Августейшего Гостя поручиком. Государь кушал y ней чай, при чем она с жалобою сообщила, что предводитель насильно взял y ней 6 лошадей под проезд Государя.

Высокий посетитель, не открыв себя, приказал возвратить взятых лошадей хозяйке.

Русские войска быстро двинулись назад. Гродно без бою отдано было французам; перед выходом только четырехтысячный отряд казаков стеснил несколько город. Наши войска, отступая, сожгли 3 моста на реке Немане.

2 июля вступил в Гродно корпус вестфальских войск.

16 июня Гродненскому коменданту Штокмейеру [3] доставлено слишком 300 ружей, отбитых помещиком Павлом Рефиновичем y наших войск, близ Зельвы, в селе Вишневки; в одно время с этим доставлены в Гродно мундиры Сумского гусарского полка и отправлен чиновник в село Мосты с поручением достать из реки Немана амуницию, брошенную туда нашими войсками.

15 июля произошло сражение между русскими и саксонцами при Кобрине. Генерал Клингер [4], командуя четырехтысячным отрядом, был окружен генералом Тормасовым и, хотя Клингер занимал выгодную позицию в замке, однако был вытеснен. При этом деле сгорело 548 домов, осталось 82.

Разоренное имущество, по счислению наряженной для этого комиссии, оценено в 270.000 руб. серебром.

В пособие жителям Верховное Правление изволило брать в казенных лесах дерево, нужное на постройку домов, a для своза оного определено доставить из уезда нужные подводы; граждан освободило от платы податей, одни евреи не могли пользоваться этими льготами. Наше Правительство подарило в пользу жителей наддаточную сумму акцизного сбора с 1815 по 1819 гг. (32,000 р. ассигн.). Кроме того, из разыскания оказалось, что генерал Тормасов и другие генералы пособляли разоренным деньгами.

Главнокомандующий нашими войсками, генерал Тормасов, по сожжении Кобрина, жил в имении Брилево помещика Зельмица, в трех верстах от города.

15-го июля дворяне и жители Слонимского уезда, прежде чем вошли французские войска, по призыву генерала Ренье, составили Акт Конфедерации, в котором, восставая против России, изъявли готовность всеми силами содействовать неприятелю, отправили на Варшавский Сейм делегатов; то же сделали и другие уезды.

В бытность свою в Слонимском уезде князь Багратион квартировал в местечке Молчаде, в доме владельца Булгака.

19-го июля Наполеон возвел Бишпинга и Обуховича в полковники.

20-го скончался в Гродне генер.-м. Николай Ланской, которого, по приказанию генерала Лебрёна, похоронили с почестями.

Тогдашнее правительство иногда оказывало вспоможение россиянам, лишившимся средств к пропитанию; оно назначало квартиры и провиант: духовенству, землемерам, женам русских чиновников, отправившихся с нашею армиею. Многие из наших оставили обширные поместья; ценность недвижимого имущества оставленного русскими в одном Гродненском уезде, простиралась до 1.339,519 руб. Вот имена владельцев, оставивших свои имения:

Ген. Рубанов, ген. де-Ласси, Алексеев, Лашкарев, Муравьев, Овчинников, ген. Дивов, Кутузов, ген. Брискорн, Тернер, Ланской, Дюшен, Павловский, Барщев, советник губернскаго правления Пряженцев, Тихновский, Гресевицкий, Енгельгард, советник Ховен, советник Котович, Вульмер, граф де-Броглио, Янкович, Мандрикин, князь де-Полиньян, Сухтелен, Дельвиг, Потулов, граф Сен-При, Змеев, Дмитриев и другие.

23-го июля приехал в Гродно Вестфальский король, Иероним Бонапарте; под проезд его требовалось 60 лошадей.

Король был встречен за городом городским мэром; дворянство же и прочие чиновники приветствовали его в квартире. Гродненский исправник доносит, будто бы в июле месяце Вестфальский король Иероним пробыл три дня в имении Котре, помещика Данкевича (в 35 вер. от Гродны). В один день Иероним, забавляясь, бросал пустыя бутылки из окна, стоявшие на дворе офицеры ловили их и вбрасывали опять в комнату чрез другое окно; дело кончили тем, что y хозяина перебили множество стекол в окнах.

В другое время, гуляя по саду, Иероним рубил саблею молодые деревья, и, когда сын владельца, Ромуалд Данкевич, просил короля оставить это занятие, Иероним, обретясь к нему, сказал; «пусть все чувствует, что здесь война!»

Король Вестфальский прожил в Гродне 5 дней, в каменном доме бывшего вице-губернатора Максимовича; в то же время жил в Гродне князь Иосиф Понятовский в доме гражданского губернатора. Главный штаб короля Иеронима помещался в доме графа Валицкаго. Корол Вестфальский, главный комендант генерал Аликс [5] и другие генералы содержались на счет города, даже прислуга, освещение и прочие потребности давались от города. Из Гродно король Вестфальский отправился в Новогрудок по пятам корпуса генерала князя Багратиона; при нашей армии находилось значительное число казаков, под командою генерала Платова.

Поступки короля Иеронима были несообразны с его достоинством; войско его грабило по городам и деревням; уверяют даже, что Вестфальский король, занимая дом купца Аревича на площади в Новогрудке, был очевидцем, как его войска, разбивая погреба, брали вино и другие вещи для него, и хладнокровно смотрел, когда служители наносили побои жителям, искавшим y него защиты.

Говорят, что генерал Вандам, служивший в корпусе, короля Вестфальского, провел целое лето в имении Лебеда, помещика Горскаго, в 30 вер. от гор. Лиды. Наполеон велел ему возвратиться в свое государство, за то, что он в Гродно прожил 6 дней, не воспрепятствовал проходу Русской Армии под начальством ген. Багратиона (это обстоятельство противоречит первому).

Рассказывают также, что Вандам, имея при себе несколько адъютантов и полтора десятка солдат, занимался сельским хозяйством и решал крестьянские дела; как самый заботливый помещик.

23-го июля захвачено y русских в окрестностях села Зельвян, 10 возов различных медикаментов, которые сперва намеревались отправить в Варшаву, но впоследствии содержали в Гродно.

27-го июля главнокомандующий нашею армиею князь Багратион был в гор. Волковыске и жил в церковнослужительском доме Римско-католического исповедания.

28-го июля произошло сражение между войсками генерала Платова и бригадою ген. Рожнецкаго, при Мире; на месте битвы осталось 1000 человеческих и 500 скотских трупов.

30-го июля Наполеон велел объявить о подвигах и храбрости французского капитана Vandois. В объявлении сказано, что отличился в сражении с 50 полком русской кавалерии, взял много в плен и проч.

В последних числах июля князь Шварценберг вторгнулся с своею армиею из Белостокской области, чрез местечко Высоко-Литовское, в наши пределы и прожил 11 дней в местечке Каменец-Литовск, принадлежащем графам Виельгорским, в доме доктора Штырка. Потом чрез Пружаны пошел в Луцк. Лишь только русские войска удалились, генерал польских войск Франковский, полковник Грабовский и другие дворяне Пружанскаго уезда составили Акт Конфедерации и напечатали его в газетах.

Между австрийскими, саксонскими и русскими войсками была стычка в первый раз на землях Староства Шерешевскаго. Австрийскими войсками, под предводительством Шварценберга командовали: Фрейлих, Мейер и князь Гессенгомбург [6], саксонцами Ренье; русскими предводительствовал граф де-Ламберт. В другой раз те же войска сразились в окрестностях : Городечноы, Поддубнаго, Ржягицы; Режной и Товелей; битва продолжалась двое суток; в третий раз около Великаго села и Лихосельцов. В этом деле командовали войсками из корпуса Тормасова генералы князь Щербатов к Войнов. После сражения зарыто 1150 человеческих и 450 скотских трупов.

В конце июля месяца князь Багратион из Волковыска двинулся к средним губерниям; место его занял саксонский генерал Ренье, корпус его состоял из 20.000. Спустя несколько времени показался в Волковысском уезде отряд генерала Кологривова, командовавшего арьергардом 2-й западной армии. Князь Багратион поставил его в засаде для пересечения неприятелю сообщения.

В конце этого же месяца австрийский генерал-майор занял Брест.

5-го августа вторично доставлено Гродненскому коменданту Штокмейеру разного рода оружие, собранное в разных местах по приказанию Императорского комиссара, барона Биньона. Оно роздано вновь образовавшимся Литовским полкам (здешние жители не могли сами располагать оружием. Наполеон запретил торговать оным на всем пространстве, занятом его войсками).

8-го августа курьеры, отправленные из Магдебурга к Саксонской армии, пропали без вести.

12 и 18 августа произошло сражение на границах: Пружанскаго и Кобринскаго уездов; в объявлении Гродненского Губернатора бригадного генерала барона Лебрёна, сказано, что в этом деле взято y русских две пушки.

15-го августа в Гродно праздновали самым торжественным образом день тезоименитства Наполеона. Торжество началось пушечною пальбою; в 11 час. утра весь гарнизон поставлен был в две линии, от старого замка вдоль по Доминиканской улице, до губернаторского дома. Чиновники, собравшись в зале заседания Административной Комиссии, слушали речь, в которой изъяснялась благодарность восстановителю отечества. За сим отправились в церковь, где y подножия Престола, нарочно по этому случаю приготовленного, вторично произнесена была речь.

Оттуда чиновники отправились на обед е губернатору. В 4 часу вечера началось народное увеселение; музыка играла на улицах. На вышке поставлен был столб (mât de cocagne) : тому, кто взберется на него, обещана награда; стол и напитки в этот день раздавались даром. Дома освещены были возможным образом. Словом, употреблены все средства для того, чтоб украсить это торжество. В тот же день объявлено о победе французов при Смоленске. В объявлении сказано: что в ту минуту, когда курьер отправлялся из армии, 30.000 русских и до 90 пушек достались победителям.

Августа 23-го город был освещен по случаю вступления Наполеона в Москву.

В сентябре, при Луцке, Саксонская армия соединилась с Австрийскою и обе ретировались чрез местечко Влодавку, Село Руду, город Брест-Литовский, к Высоко-Литовску. При переправе чрез реку Льсну около имения Кленник (помещика Красовского), Таребук и Вистиц (помещика Шемиота), произошло сражение с нашими войсками; при сем погибло 2.000 неприятелей и 1.000 наших.

Деревни же во время сражения сгорели со всем имуществом. Неприятель, избегая преследования, снял мост с реки. Русские войска по понтонным мостам перешли Льсну и прогнали неприятеля в Белостокскую область.

С 26-го по 27-е сентября Адмирал Чичагов, командующий Дунайскою армиею, расположившись лагерем около села Булкова (в Кобринском уезде), жил в доме помещика Райскаго.

С 28-го сентября главная квартира перенесена в имение помещика Пекарскаго, в село Ямно (в Брестском уезде), a 30-го сентября в Брест-Литовский. Адмирал Чичагов с главною квартирою пробыл в этом городе (квартируя y купца Виноградова) 15 дней. При нем было 25.000 человек. Скопление войск в Брестском уезде причинило значительный урон жителям, несмотря на то, что адмирал Чичагов делал всевозможные вспомоществования и на требования свои постоянно давал квитанции. Жители Брестского уезда, оставляя свои жилища, скрывались в лесах ; от этого наши войска встречали затруднения в отыскании продовольствия тем более, что подвижные запасные магазины нашей армии не могли следовать за нею по быстроте движений. Отставной штабс-капитан Казанович, узнав об этом от дежурнаго генерала Ольдекопа, обязался продовольствовать армию, что и исполнял с 29-го сентября по 15-е октября, но за это не получил никакого вознаграждения.

В это время русские с одной стороны примыкали к Слониму и Белостоку, с другой стороны к Варшаве и Люблину.

9-го октября губернатор Лебрён приказал объявить, что город Гродно достаточно защищен, и что опасение жителей неосновательно.

Того же числа русские одержали победу при Слониме. Здесь надобно заметить, что, по выходе наших войск, этот город был занят австрийцами и саксонцами. Сии последние принуждали жителей присягнуть Наполеону. Генерал Конопка, присланный для образования Литовской гвардии, собрав в разных местах 700 человек, частью из окрестных дворян и вольных людей, остановился в первых числах октября в Слониме. Адмирал Чичагов, узнав об этом, отрядил генерала Чаплица, который, рассеяв эту толпу, взял в плен самого Конопку. Со стороны русских убит один казак ; остатки Литовской гвардии, спасаясь, разбросали мост на Немане и содержали стражу по берегам этой реки. Известие о поражении Литовской гвардии навело ужас на жителей города Гродно. Это опасёние еще более увеличилось, когда донесли, что наши войска двинулись в Рожане и аванпосты их касаются самого Волковыска. Административная комиссия отправила 22 октября своих лазутчиков, кои возвратились в Гродно, объявив, что Московская кавалерия требовала перевоза чрез Неман.

Спустя несколько часов, прибывшая в Гродно команда донесла, что русские уже перевезли свою пехоту близ села Мосты. На военном совете, созванном по этому случаю, заключено, что кавалерия вероятно переправилась в брод. Поэтому определено объявить чиновникам, что гарнизон намерен встретить русских, хотя он и не имеет столько сил, чтобы отразить целый корпус, a вместе советовали членам Администрации спасаться, бумаги же и казну предположено отвезти в Вильну. Члены Администрации скрылись в лесу по дороге, лежащей в Августово, ибо Меречский тракт не был для них безопасен. Спустя несколько времени члены Административной Коммиссий, узнав, что опасность миновала, возвратились в Гродно.

21-го октября дюк-де-Беллуно [7] двинулся из Минской губернии в Гродненскую. Навстречу ему отправлен Подпрефект Новогрудского уезда Рдултовский. Чичагов, в бытность свою в Слониме, жил в доме помещика Шукевича, a генерал Чаплиц в доме Пусловского. Победитель Чичагов из Бреста двинулся с главною квартирой к Борисову, a три отряда его, под командой генералов Саккена, Булатова и Эссена отправились в Волковыск. Ренье и Шварценберг от Волковыска двинулись к Свислочи. Навстречу им, по требованию губернатора Лебрена, отправлены помещики Сильвестрович, б. губернатор Михаил Андрейкович, Ксендз Корженевский и Булгарин с тем, чтобы приветствовать их от всего дворянства и просить предохранить жителей от саксонских и австрийских войск. Ренье оставался в Свислочи (в Волковыском уезде) по 12-е ноября. Он беспрестанно посылал разведывать о наших войсках. Отряды саксонской армии часто встречались с отрядами генерала Кологривова, Белокопытова и других. В сражениях при Свислочи, Великовщизне, Гринках и Горностаевичах погибло с обеих сторон до 1.000 человек. Со 2-го ноября в Гродно жил г. м. принц Гессен-Гомбургский ; ему отпускались даром лекарства.

Ренье, узнав, что 18-тысячный корпус Остен-Сакена следует е Волковыску из Кобринскаго уезда, выслал против него небольшой отряд и сам пошел в Волковыск. 14-го числа Ренье встретился с авангардом корпуса Сакена в м. Лопенице, где была небольшая перестрелка. Того же числа, ночью, генерал Белокопытов, командовавший авангардом, напал врасплох на Ренье в Волковыске, так что сам Ренье едва спасся чрез окошко.

Утром 15-го числа корпус Сакена придвинулся к Волковыску, занял позицию на высоте со стороны м. Изабелина, по которой пролегает почтовая дорога в Слоним. Генерал Ренье хотел отступить, но, узнав, что для подкрепления его следует французская дивизия под командою Дюрюта [8], он занял позицию по другую сторону города, по дороге, лежащей в Гродно, на, высотах же около Алыпишева поставил 30 орудий. Генерал Белокопытов открыл сражение пушечной стрельбою; оно продолжалось до глубокой ночи. С обеих сторон было 70 пушек. Неприятель стал ослабевать, однако Сакен не мог воспользоваться этим. Узнав, что из Свислочи прибыл в м. Изабелин корпус Шварценберга и готовится напасть на него с тылу и уже захватил обозы одной дивизии, Сакен отступил чрез Шерево, Каменец-Литовский и Брест в Ковельский уезд. На месте битвы осталось 700 человек, 130 скотских трупов и множество раненых; при этом сгорело 200 домов. Жители города убежали в лес. Разоренное имущество оценено в 269.756 руб. серебром.

После движения генерала Ренье, из Беловежской пущи прямо пошел в Гродно Шварценберг, чрез Струбницу, местечки Пески, Россь и на Белосток.

Князь Багратион, в бытность свою в Пружанах, квартировал две недели в доме Булгарина, с генералами Тормасовым и Чаплицем. Они вступили в Волковысский уезд. При перестрелке Тормасова с Ренье убито 4 человека. 25-го ноября назначен новый тракт для союзного французского войска: из Гродна в Индуру, и Кринки, Свислочь, Пружаны и Брест.

(Пружаны назначены складочным местом для фуража).

29-го ноября в Гродно находилось 2.000 больных.

В декабре было необыкновенное скопление и движение войск. Сообщение с Вильною прекратилось 13-го декабря.

16-го декабря австрийские войска оставили Гродно, и затем никакие неприятельские войска в нем не являлись.

Г. Гродно 31 марта 1837 г.



[1] В Комитете Продовольствия председателем был Станислав Солтан (см. Личный состав Комиссии Временного Литовского Правительства, № 32, С.139).

[2] В Комитете Финансов - граф Иосиф Сераковский, в Военном - князь Александр Сапега, в Комитете Духовных дел и Народнаго Просвещения - ректор Виленского университета Ян Снядэцкий (Ibid., С. 140 и 141), Ред.

[3] Chef de bataillon de Stoclcmayer, состоял при штабе геи. Ваидама (Fabry. Situation de la Grande Armée (VIII corps).

[4] Генерал Кленгель (von Klengel) командир 1-й бригады 22-й (Саксонской) дивизин (полки Саксонские: Гренадерский, Королевский и Низемейшеля) (Ibicl. YII corps. Situation au 30 juin 1812). Ред.

[5] Дивизионный генерал Аликс (Allix) был начальником артиллерии VIII корпуса.

[6] Принц Филипп Гессен - Гомбургский командовал 1-й пех. бригадою дивизии Бианки; генерал Мейер (von Мауег) бригадой в дивизии барона Траутепберга; генерал Фрелих (Prolich) кавалерийской бригадой дивизии графа Фримони. Ред.

[7] Генерал Дюрют (Durntte) начальник 32-й пех. дивизии ХІ-го Kopna маршала Ожеро.

 
Top
[Home] [Library] [Maps] [Collections] [Memoirs] [Genealogy] [Ziemia lidzka] [Наша Cлова] [Лідскі летапісец]
Web-master: Leon
© Pawet 1999-2009
PaWetCMS® by NOX