Вярнуцца: Горны Аляксандр

Слово о Федоре Верниковском


Аўтар: Горный Александр,
Дадана: 16-03-2012,
Крыніца: Горный Александр. Слово о Федоре Верниковском // Гродненские епархиальные ведомости. 2011. № 9. С. 13 - 15.



Из истории взаимодействия белорусского национального движения и Православной церкви в Западной Беларуси

В конце ХІХ - начале ХХ веке в Российской империи наблюдается рост национального самоопределения многочисленных народов, которые проживали в границах этого государства. Украинцы, грузины, армяне, прибалтийские народы все чаще начинают бороться за право национально-культурной автономии, при этом нередко облекая эту борьбу в политические формы. Не были исключением из этого и белорусы. Наши предки в то время находились в довольно удручающем положении. На территории пяти белорусских губерний не было ни единого высшего учебного заведения, не существовало школ на родном языке. Язык шестимиллионного народа, на котором в XVI веке велась государственная документация Великого княжества Литовского, в ХІХ веке превратился в материал для этнографического изучения. Белорусская буржуазия, которая должна была стать авангардом национального движения, формировалась крайне медленно, что было обусловлено доминированием в белорусских городах небелорусского населения. К тому же история оставила на белорусах еще один отпечаток - конфессиональный раздел на православных и католиков. Католицизм почти сразу же стал прерогативой польского духовенства, а в православие, особенно после вхождения белорусских земель в состав России, стали проникать элементы российской имперской идеологии. Священники этих конфессий довольно часто в угоду своим политическим и идеологическим интересам отождествляли понятие религии и национальности, прямо указывая на то, что католик - это «поляк», а православный - «русский». Как видим, белорусы должны были выбирать, придерживаясь принципа «tertium non datur». Поэтому белорусское национальное движение, формирующиеся в тяжелейших условиях, поставило перед собой важнейшую цель - укрепить белорусскую национальную идентификацию путём расширения использования родного языка практически во всех сферах жизнедеятельности. Эта программная установка касалась не только школы, образования или культуры. Для белоруса, крестьянина и традиционалиста в своей душе, очень важным элементом мировоззрения была религия и религиозный опыт. Именно сюда и было направлено особое внимание деятелей национального Возрождения, которые стремились не только преподнести истину христианства народу на материнском языке, но и расширить с помощью амвона национальное самосознание.

Стоит отметить, что первыми белорусский язык в своих проповедях начали использовать белорусские католические священники. В православии этот процесс шел куда медленнее - возможно мешала этому опека государства и царских властей. Однако после революционных событий 1917 г. положение в некотором роде изменилось. Появляются священники и богословы, которые всецело присоединяются к белорусскому движению. Они призывают православное духовенство отказаться от старых «обрусительных» функций и быстрее включиться в дело духовного возрождения своего народа. Их чаяния и надежды подкрепляются специальным письмом патриарха Тихона, в котором первоиерарх разрешил использовать белорусский язык в проповедях, катехизации и дополнительных богослужениях.

Но ход истории вновь сыграл с белорусами злую шутку. Белорусская земля, настрадавшаяся за целые столетия, опять была раздроблена и расхватана по кускам. Согласно Рижскому мирному договору 1921 г. западная часть Беларуси отошла к возродившейся Польше, а восточная - стала БССР, марионеткой в руках Советской России. Здесь коммунисты почти сразу же начали проводить безбожную политику атеизма и раскола православия. Поэтому движение по белорусизации церкви в основном продолжило свое развитие лишь в границах Западной Беларуси. Здесь преград для него не убыло, а наоборот - увеличилось. Потеряв свое привилегированное положение, православное духовенство всё чаще с ностальгией вспоминало времена империи, продолжая пользоваться русским языком в церковном делопроизводстве, преподавании Закона Божьего и т.д. Некоторые, убедившись, что былых времен уже не вернуть, стали открыто поддерживать польскую власть и все её начинания. Была даже провозглашена автокефалия Польской православной церкви и за энную сумму куплено на это согласие константинопольского патриарха. В православие постепенно начали проникать польский язык и культура. С начала 1930-х годов Закон Божий в школах для православных должен был преподаваться исключительно по-польски. В таких условиях белорусские священники и интеллигенция снова встали на защиту своего родного языка.

Не будем в данном очерке заострять внимание на освещении всей истории взаимодействия белорусского движения и православной церкви - это тема для отдельной статьи или даже труда. Остановимся лишь на характеристике фактически одной из последних попыток вернуть белорусское слово в храм, связанной с личностью известного в свое время, но забытого в наши дни политического и церковного деятеля Федора Михайловича Верниковского.

Федор Верниковский родился 11 ноября 1861 г. в местечке Дудичи Минской губернии. Его родители были выходцами из православного духовного сословия, что в будущем он неоднократно подчеркивал. После окончания духовного училища в Минске, Верниковский в 1878 г. уезжает в столицу империи, где становится вольнослушателем тамошнего Технологического института. Сдав успешно экзамены на звание гидротехника по осушению болот, он устраивается на работу в Крестьянский банк. Поиск работы по специальности приводит молодого специалиста в Западную экспедицию по осушению болот Полесья и орошению Юга, в которой он проработает 27 лет. Далее будет работа в министерстве земледелия и государственного имущества империи, командировки в комиссию по земельному улучшению 1-ой Государственной Думы и т.д. За это время Верниковский посетил огромное количество разнообразных уголков империи и зарубежных стран (Сибирь, Кавказ, Германия, Бельгия, Австрия, Италия, Египет, Персия и США), где всецело усовершенствовал свои практические познания. Отслужив положенный срок, Федор Михайлович подает в отставку и возвращается в Минск, где к этому времени уже произошли некоторые изменения. В значительную политическую силу оформляется национальное движение белорусов, к которому и присоединяется наш герой. Он знакомится с видными представителями этого движения - Александром Бурбисом, Брониславом Эпимах-Шипиллой и др. Для белорусского Возрождения безусловно был важен огромный опыт Верниковского в экономической и хозяйственной сферах.

Кульминационной точкой национальной борьбы было провозглашение в Минске весной 1918 г. независимости Белорусской Народной Республики. В правительстве БНР Верниковский руководит делами беженцев, потом становится государственным казначеем, и наконец - министром торговли и промышленности в кабинете И.Середы. Благодаря стараниям Верниковского, правительству БНР удалось наладить прочные торговые отношения с Украиной, что во многом спасло Беларусь от голода. В это время политическую деятельность он совмещает с работой в различных общественных и культурных учреждениях, организовывая столовые для бедных, детские приюты и народные театры. В Минске Верниковский впервые со времен своей молодости обращается к духовным проблемам. Под его непосредственным руководством здесь было основано Белорусское Церковное Братство, но, к сожалению, каких-либо других сведений относительно этой организации в источниках не найдено.

В конце 1918 г. созидательной работе приходит конец. Большевики захватывают Минск и правительство БНР было вынуждено перебраться в Гродно. К тому же возрожденная Польша заявляет о своих амбициях на белорусские земли. Начинается польско-советская война, которая многокилометровыми линиями фронтов прошла по территории Беларуси, разрушая всё вокруг. Верниковский, разрываясь в этом водовороте жизни между Вильно, Гродно и Минском, старается продолжить свою работу в белорусских организациях. Он работает казначеем в минском Национальном комитете, руководит хозяйственной частью Белорусской Войсковой Комиссии, отвечает за контакты белорусских организаций с церковным советом Минской епархии. После подписания Рижского мира Верниковский переезжает в местечко Радошковичи (на территории Западной Беларуси), где принимает участие в организации белорусской гимназии и кружка Товарищества белорусской школы. В условиях Западной Беларуси начинается новый период жизни этого человека, который будет непосредственно связан с работой на благо православия и своего народа.

Обустраивая свою жизнь на новом месте, Федор Михайлович первоначально отходит от политических и общественных дел. Уже сказываются усталость и возраст. Немного позже он всё-таки включается в работу ряда мелких белорусских полонофильских организаций и становится одним из основателей культурно-просветительского общества «Прасьвета». Кроме этого, Верниковский принимает активное участие в выборах местного самоуправления, редактирует газеты «Беларускі радны» и «Грамадзянін» Однако более всего в это время его беспокоит положение православия в Польше и на землях Западной Беларуси в частности. Проникновение польского языка в богослужения и падение морального авторитета духовенства заставили Верниковского прибегнуть к решительным действиям. 12 февраля 1930 г. главе польской автокефалии митрополиту Дионисию был направлен специальный мемориал общества «Прасьвета» за подписью Верниковского, в котором он высказывал ряд предложений по реформированию церковной жизни. Во-первых, предлагалось ввести изучения белорусского языка в Виленскую духовную семинарию и расширить сферу его использования при богослужениях. Проповеди в храмах для белорусов должны также произноситься исключительно по-белорусски (при этом основным языком богослужения должен был остаться церковнославянский). Во-вторых, Верниковский требовал преподавать Закон Божий в школах на родном языке. В мемориале по этому поводу подчеркивалось: «Белорусский народ итак уже обездолен, что не имеет своей родной школы… А тут ещё Закон Божий, первые начала веры православной белорусские дети должны учить на малопонятном языке… Как дитя может усвоить великие идеалы веры Христовой, если оно не понимает своего учителя?». Также в мемориале указывалось на необходимость созыва Всепольского православного собора для конкретной выработки внутреннего устройства православной церкви в Польше. Но все эти предложения были проигнорированы митрополитом.

Безразличие духовных властей подтолкнуло Верниковского и его единомышленников к решительным действиям. 14 марта 1930 г. они организовывают в Вильно съезд представителей белорусских православных организаций, духовенства и православного населения Виленской и Гродненской епархий. Несмотря на громкое название, в работе съезда участвовало небольшое количество людей. Виленский архиепископ Феодосий не дал благословления духовенству на участие в этом форуме, поэтому многие священники, в том числе и известный белорусский патриот и в прошлом деятель легендарной «стотысячной» Белорусской Крестьянско-Рабочей Громады Александр Ковш, ограничились лишь отправкой приветственных писем на адрес съезда, в которых осуждали резкий шаг архиепископа. Кроме этого, некоторые белорусские православные деятели проигнорировали съезд из-за умеренной позиции его организаторов в отношении автокефалии православной церкви в Польше.

Большинство участников съезда в своих докладах и выступлениях сошлись в едином мнении - православная церковь в Западной Беларуси требует кардинального реформирования. Многие докладчики подчеркивали, что православие здесь находится в глубоком духовном кризисе, который был вызван, прежде всего, военными и революционными потрясениями. К тому же в границах Польского государства православные верующие и священники стали людьми «второго сорта», их часто подозревали в антигосударственной деятельности, преследовали и унижали. Православное духовенство, как указывали выступающие, постепенно теряло моральный авторитет среди населения, а вместе с этим падал и духовный авторитет церкви. И эти реплики не были голословными. Документы содержат множество свидетельств местных чиновников, в которых описывается массовое игнорирование крестьянами богослужений и религиозных праздников. Эти люди сразу же становились объектом изощренной пропаганды активистов коммунистической партии, и во многом эта пропаганда добивалась своего. Поэтому участники съезда высказали мнение о том, что духовенству необходимо сблизиться с народом, откликнуться на все беды народные и переживать их вместе с ним. А для того чтобы реализовать это, нужно разговаривать и даже мыслить с народом на одном, родном ему языке. Поэтому особенно подчеркивалась стремление к усилению между православными белорусами христианской морали на национальной почве, что в данных условиях, как видно, было жизненно важным.

Для реализации всех этих целей на съезде был создан Центральный Белорусский Православный Комитет по белорусизации Церкви (далее ЦБПК) во главе с Федором Михайловичем. В уставе комитета определялись основные задачи его деятельности: расширение сферы использования белорусского языка в церковной жизни, введение его в качестве отдельного предмета в духовной семинарии, использование при преподавании Закона Божьего и в проповедях для солдат-белорусов и многое другое. ЦБПК обязался всячески защищать права православных белорусов перед высшими духовными и государственными властями, помогать при решении вопросов в налоговой сфере. Комитет имел и свой печатный орган - журнал «Сьветач Беларусі» - который выходил с 1931 по 1933 года. На страницах журнала функционеры организации высказывали свою точку зрения по самым разным вопросам национально-религиозного характера. Например, довольно интересными являются мысли авторов «Сьветача» относительно причин распространения «сектантсва» (здесь под этим словом подразумевается распространение в Западной Беларуси различных протестантских учений). «Православие в той форме, в которой оно теперь существует на наших землях - указывалось в одной из редакционных статей журнала, - не удовлетворяет более религиозных потребностей нашего народа, и сектантские учителя легко ловят его в свои сети…». В связи с этим ЦБПК призывал всех священников подойти ближе к народу, не стыдиться его «мовы» и защитить, таким образом, веру от врагов православия. «Почему там, где священник сознательный белорус, церковь всегда полная?» - ставила риторический вопрос редакция журнала.

Но духовенство, близкое к Варшавской митрополии, начало активно компрометировать деятельность комитета. Этому в некоторой степени «помогли» и коллеги по борьбе. В 1931 г. группа белорусских деятелей во главе с Радославом Островским начала издавать ежемесячник «Голас праваслаўнага беларуса», где также подвергла критике работу ЦБПК. Все эти дрязги и разбирательства только затрудняли деятельность команды Верниковского. Фактически она ограничивалась только составлением различных меморандумов и обращений к государственным и церковным структурам, работой с молодёжью и изданием своего журнала. В источниках встречаются также факты, когда ЦБПК активно защищал рядовых священников от произвола духовных властей.

Но, к сожелению, более активной деятельности комитет развернуть не смог. В 1933 г. из-за финансовых проблем перестаёт выходить «Сьветач Беларусі». В этом же году Синод епископов по предложению виленского архиепископа Феодосия постановил остановить выступление белорусов. Около 1935 года умирает основной вдохновитель движения Федор Верниковский. С исчезновением ЦБПК и его лидера в рутине дней растворяется и сама идея белорусизации православной церкви. Через несколько лет, в сентябре 1939 года Западная Беларусь войдет в состав СССР и об этой идее придется забыть на полстолетия.

Возможно, кому-то покажется, что работа Федора Верниковского и ЦБПК была довольно незначительна и мизерна в сравнении с другими событиями истории Западной Беларуси межвоенного периода. Не будем отрицать - в каких-то аспектах такое положение верно. Но те благородные идеи, которые Верниковский и его сторонники несли в своих сердцах, нельзя преуменьшать ни на грамм. Они оставили их своим потомкам, и мы с гордостью должны встать на уже начатый путь.

 
Top
[Home] [Library] [Maps] [Collections] [Memoirs] [Genealogy] [Ziemia lidzka] [Наша Cлова] [Лідскі летапісец]
Web-master: Leon
© Pawet 1999-2009
PaWetCMS® by NOX