Вярнуцца: XVI - канец XVIII стагоддзя

Полемическая литература конца XVI - первой половины XVII в.


Аўтар: Марозава С.В.,
Дадана: 16-11-2010,
Крыніца: pawet.net.



Полемическая литература конца XVI - первой половины XVII в. (от греческого polemikos - враждебный) - пласт публицистической ли­те­ра­туры Беларуси и Украины, явившийся ответом на обострение с конца ХVI в. религиозной борьбы и ставший феноменом интеллектуальной жизни Восточной Европы; одно из полей православно-униатской конфронтации. Протестантскую полемику, которая так и не вышла за пределы верхушки общества, можно назвать войной генералов без армий. Дебаты вокруг Брестской церковной унии, напротив, охватили значительную часть общества. Именно Брестская уния 1596 г. и ее многоаспектные последствия на несколько десятилетий определили характер белорусско-украинской публицистики, стали мощным импульсом развития всей письменности.

Полемическо-публицистическая литература поднимала острые проблемы социально-политической жизни, догматики, историко-культурных процессов в государстве, вопросы патриотизма и национальной гордости. Полемисты со всех лагерей спорили об одном и том же: по вопросам доктрины и церковного права, папского примата, происхождения святого духа, употребления пресного хлеба для причастия, чистилища, целибата священников.

Полемическая литература представлена рукописными и печатными памятниками древнебелорусской книжности на церковнославянском, древнебелорусском, украинском, польском и латинском языках. Среди православных полемистов, в зависимости от литературной формы их произведенией и взглядов на развитие просвещения, И.Шевченко выделяет традиционалистов (Василий Суражский с произведением "О единой вере" (Острог, 1588) и Иван Вишенский), крайнее "передовое" крыло (Мартин Броневский, автор "Апокрисиса") и центристов (анонимный автор "Перестороги", которая вышла в 1605 или 1606 г.). При этом все они негативно относились к католической догматике. Первые писали слегка полонизированным, белорусизированным или украинизированным церковнославянским языком, используя византийские традиции. Третьи - полонизированным разговорным языком, вторые - польским языком на латинский манер.

Православные чаще, чем униаты, писали полонизированным разговорным языком, а произведения первого периода - и православные, и униатские, и католические - были в большинстве польскоязычными.

Характеризовалась жанровым разнообразием: имела форму открытых посланий, воззваний, трактатов, сатирических памфлетов, проповедей. Преимущественное большинство писателей-полемистов - церковные деятели. Писатели-полемисты - защитники унии и их оппоненты - использовали широкий набор аргументов (юридических, исторических, религиозно-теологических), литературных приемов, специфических языковых и разнообразных изобразительно-образных средств. Полемическая литература пересыпана разного рода каламбурами, рифмованной прозой, трагическими плачами.

Для подкрепления своих позиций полемисты ссылались на Священное писание. Их исторические аргументы охватывали, главным образом, четыре события: крещение Руси, церковный раскол 1054 г., Флорентийский собор и его наследие и недавно состоявшийся Брестский собор 1596 г., при обсуждении которого дискуссионные страсти достигали апогея. Униатские и католические полемисты обратили внимание на традиционность униатской идеи от Флорентийского собора до Брестского. Православная сторона опиралась на исторические документы, доказываюцие каноническое единство Киевской митрополии с Царгородским патриархатом и наличие издавна давления латинского Запада на "руский" народ.

Полемисты конца XVI - первой половины XVII в., независимо от того, по какую сторону баррикад они находились, не искали истины - они знали ее наперед. Их аргументы предназначались не для того, чтобы переубедить оппонентов, но для того, чтобы укрепить убеждения и решимость собственных сторонников. Значение полемики было не в ее конкретном интеллектуальном содержании, но в том, что она стала стимулом интеллектуального оживления в Белоруссии и на Украине.

Какая бы сторона не вела полемические дебаты, они имели, как правило, лишь поверхностную видимость учености. Тексты писались пристрастно. Ипользование греческого языка было лишь показным - его использовали все более в названиях полемических произведений и псевдонимах авторов. "Антиграфи" М.Смотрицкого (Вильно, 1608) означает "ответ". Потей отозвался на него произведением под названием "Антиррисис", что по-гречески обозначает "опровержение", но также и "ответ". Опровержение М.Броневским памфлета Скарги имело название "Апокрисис", что вновь-таки означает "ответ". Ошибкам православных был посвящен труд Касьяна Саковича "Епанортосис" (от греческого "исправление", Киев, 1642). Петр Могила ответил на него "Литосом" (Киев, 1644), что означает "камень". М.Смотрицкий выступает как Теофил Ортолог ("правдослов"), М.Броневский прячется под маской Христофора Филалета ("правдолюб") и т.д.

За время своего существования церковно-полемическая публицистика прошла сложный и противоречивый путь развития. В ней наблюдались подъемы и упадки, идейно-художественный рост и топтание на одном месте вокруг набивших оскомину одних и тех же богословско-догматических вопросов. Но она сыграла положительную роль в истории, вписав яркую страницу в общественно-политическую мысль и литературу белорусского и украинского народов. На протяжении более чем полстолетия она пользовалась большой популярностью в широких кругах общества того времени, для которых она выполняла функцию оружия острой идеологической борьбы.

Историю полемики украинский исследователь И.Шевченко разделяет на два периода: 1) от 1580-х г. примерно до 1630 г., когда она сосредотачивалась в Вильно и на Западной Украине; 2) от 1630 г. до конца XVII в., когда центром полемики был Киев. Полемические произведения первого периода более оперативные и ближе к событиям той эпохи, чем второго периода, когда они приобрели догматически-абстрактный характер.

Большинство текстов - и православных, и униатских, - которые появились в 1595-1617 г., печатались в Вильно; второе место по частотности публикаций занимает Острог, который в 1600 г. приходит в упадок как центр книгопечатания. Зато в 1619 г. им становится Киев, а в 1629 г. - еще и Львов, где печатались только униатские произведения.

В первый период наступление все более вели католики и униаты, православные только отбивались, обращаясь иногда к аргументам протестантов, а однажды даже перетянули на свою сторону протестантского автора. Сначала в литературное единоборство вступили П.Скарга с Христофором Филалетом, затем Клирик Острожский с Ипатием Потеем. В первые десятилетия XVII в. борьба на литературном фронте выдвинула новые литературные силы.

Впервые широкое историческое обоснование идеи церковной унии было дано ректором Львовской коллегии иезуитом Бенедиктом Гербестом в трактате «Выводы веры римской церкви и история греческой неволи» (Львов, 1586). Он выступал в защиту примата папы и календарной реформы, введенной папой Григорием ХІІІ в 1582 г. Через год ему ответил Герасим Смотрицкий, ректор Острожской академии и отец Мелетия Смотрицкого. В произведении "Ключ царства небесного" он призывал отказаться от принятия нового календаря.

Первым громким выстрелом в полемической «битве» стало сочинение иезуита Петра Скарги «О единстве Божьей церкви под одним пастырем и о греческом от этого единства отступлении с предостережением и напоминанием русским народам, стоящим при греках» (Вильно, 1577: 2-е издание 1590), достойного ответа на которое православные не могли дать в течение 20 лет. Категорическое несогласие со Скаргой сразу высказали ортодоксальные православные писатели. В произведениях «Послание до латин из их же книг», «На богомерзкую, на поганую латину» (около 1581, 1582) и др. они вообще отбрасывали идею церковного объединения. Оспаривая основные положения книги Скарги, высмеивали самого автора, показывали недастатки католической церкви. Но идеи унии эти первые антиунитаские произведения не уничтожили.

С началом подготовки в 1590 г. к заключению унии полемическая борьба выходит на новый уровень, становится более острой. Почти каждый с участников тех событий считал нужным высказать, как правило в печати, свое видение унии. Подобно, что нет ни одного литературного произведения 1590-х г., в котором так или иначе не говорилось бы про унию.

В «Письме к Михаилу Рагозе» (1593) влиятельный магнат Константин Острожский предложил свою концепцию объединения. Позже это письмо было напечатано в «Антиризисе». Выход из глубокого кризиса, в котором оказалась православная церковь Киевской митрополии, князь Острожский видел в созыве собора и примирении конфессий путем подписания всехристианской или, хотя бы региональной, унии, особенно заботясь о присоединении к ней Московского государства, что было в тех условиях нереально и вынудило православных иерархов держать князя в стороне от подготовки унии.

В 1595 г. в трактате «Уния греков с римской церковью» И.Потей предложил свои пути преодоления противоречий между восточной и западной церквами. Доктрина унии Потея нашла понимание среди части духовных и светских феодалов, получила поддержку короля Сигизмунда Вазы.

С обличением унии, ее идеологов и деятелей в Вильно, Львове, Остроге, в Афонском монастыре выступили защитники православия. К значительным произведениям православной полемики принадлежит трактат Стефана Зизания «Казанье святого Кирилла Иерусалимского об антихристе» (1596). Наиболее аргументированной (по свидетельству современников) была изданная в 1597 г. в Вильно книга Христофора Филалета (под этим псевдонимом, вероятно, выступил волынский протестант Мартин Броневский) "Апокрисис, албо отповедь на книжкы о съборе Берестейском", которая стала одним из лучших произведений сатирической литературы того времени. "Апокрисис" принес много неприятностей апологетам унии и католицизма. Его автор не оставил без внимания ни одного утверждения Скарги. Все то, что иезуит выдавал за положительное, Филалет показал в резко отрицательном плане, и в своей эру­диции, логике, умении убедить читателя, как утверждает ряд исследователей, значительно превзошел Скаргу. Поэтому, чтобы нейтрализовать воздействие "Апокрисиса" на общество, сторонники унии взялись за скупку и уничтожение этой книги. В результате такого взаимного уничтожения книг значительная часть полемической публицистики конца XVI - первой половины XVII в. нам известна только по названиях.

К значительным антиуниатским произведениям принадлежат также два полемических письма к И.Потею и «История о Листрикийском, то есть разбойничьем Феррарском, или Флорентийском соборе» Клирика Острожского (1598).

Оппозиция решениям Брестского униатского собора, обличение унии вынуждали ее защитников отбивать удары своих противников. В защиту Брестского собора и унии были написаны и изданы в Вильно ряд выдающихся произведений П.Скарги "Описание и оборона собора руского Берестейского" (1597) и И.Потея "Справедливое описанье поступку и справы сынодовое, и оборона згоды и едности свершенное, которая ся стала на сыноде Берестейском в року 1596" (1597), "Отпис на лист неякога Клирика Острожского безъименного" (1598). Они обвиняли противников унии в неподчинении государственной власти, чем придали религиозной по­лемике политический характер и еще более разожгли спор. В ответ Х.Филалету И.Потей в 1600 г. издал сатирическое произведение "Антиризис", в котором дискредитировал Христофора и все антиуниатское движение.

Первая четверть XVII в. характеризуется дальнейшим развитием по­лемики. На литературно-публицистической ниве от имени православного лагеря выступали неизвестный автор «Перестороги» (около 1605-1606), Мелетий Смотрицкий, Леонтий Карпович, Иов Бо­рецкий, Андрей Мужиловский, Захарий Копыстенский, от униатов - Ипатий Потей, Иосиф Рутский, Иосафат Кунцевич, Лев Крэвза, Анастасий Селява, Илья Мороховский и др. Ведущая роль в этот период в полемике принадлежала с православной стороны Мелетию Смотрицкому, с униатской - Ипатию Потею, а затем Иосифу Рутскому. В это время было написано и частично издано много интресных и разнообразных по содержанию и идейно-политической направленности произведений. Жестокие условия борьбы обусловили то, что многие из них вы­ходили анонимно.

Особенную активность в полемике с православными публицистами проявил униатский митрополит И. Потей. Он упорно стремился отстоять и укрепить церковную унию и на протяжении последних десяти лет жизни написал ряд произведений в ее защиту: "Оборона Флорентийского собора" (1603), "Гармония, албо согласие веры..." (1608) и др.

Одно из ведущих мест в литературном процессе Беларуси и Украины конца XVI - первой половины XVII в. принадлежит М.Смотрицкому. Большой резонанс в Восточной и Центральной Европе получили его произведения «Антиграфи» (1608) и "Фринос". "Фринос" ("Плач") Теофила Ортолога (псевдоним М.Смотрицкого) - один из выдающихся памятников полемической ли­тературы. Написанный в 1610 г., он имел большую популярность среди православного населения Речи Посполитой и считается лучшим произведением писателя. В нем Смотрицкий дал яркую картину современного ему состояния православной церкви. Он раскрыл маразм и внутренний разлад в самой церкви, бездеятельность духовенства. Пропитанный "смертельным ядом" для католицизма, «Фринос» был выкуплен его приверженцами и сожжен. Против Смотрицкого выступили иезуит П.Скарга с книгой "На трены и плач Теофила Ортолога" (Краков, 1610) и униаты Илья Мороховский с «Парегорией» (1612). Они обвинили автора в пропаганде одинаково опасных как для православной, так и для ка­толической церквей протестантских идей Лютера и Кальвина. Король Сигизмунд III своим универсалом запретил продажу и покупку книги Смотрицкого под угрозой большого штрафа, а автор и издатель подлежали аресту. Активная общественно-политическая деятельность в рядах православной оппозиции и авторитет выдающегося полемиста обеспечили Смотрицкому при жизни большую славу среди соотечественников, а с 1620 г. и высокий духовный сан архиепископа полоцкого, епископа витебского и мстиславского.

Православную полемику представлял также «Ответ на письмо виленских униатов» (1616) Андрея Мужиловского. В 1617 г. появилась «Оборона церковного единства» Льва Кревзы. Около 1620 г. на нее появился ответ - «Палинодия» Захария Копыстенского.

Количество полемических произведений на тему унии достигло своего апогея в конце XVI в. После 1610 г. их число значительно сократилось, хотя их роль не уменшилась.

Новая волна публицистики и горячих литературных споров была вызвана восстановлением в 1620 г. иерусалимским патриархом Феофаном Киевской православной митрополии. Полемику начал М.Смотрицкий "Верификацией невинности" (1621), в ответ на которую униатский митрополит Иосиф Рутский выступил с трактатом "Двойная вина (1621)". Мелетий неотложно напечатал "Защиту Верификации" (1621), на которую Рутский в том же году отозвался "Экзаменом обороны". М.Смотрицкий ответил ему "Апендиксом на Экзамен обороны Верификации". Споры между М.Смотрицким и И.Рутским приобрели необычайную заостренность. Взаимная неприязнь, порожденная расхождениями концептуального характера, не знала границ. Главное, что их разъединяло, - разные подходы к вопросу о том, кто имеет право назначать на церковные должности в государстве - монарх или константинопольский патриарх.

К полемике присоединились известные государственные деятели ВКЛ: Ян Скумин-Тышкевич, Николай Тризна, Адам Хрептович, Юрий Мелешко. В 1621 г. под их авторством появилось "Письмо к монахам монастыря Святого Духа", направленное против полемических трактатов М.Смотрицкого.

В 1622 г. произошла литературная дуэль между М.Смотрицким и унитаским деятелем Антонием Селявой. В продолжение предшествующей дискуссии Мелетий опубликовал "Эленхус" с обвинением униатов в разжигании социальной вражды. Против высказываний Смотрицкого в "Апендиксе" и "Эленхусе", его оценок униатства выступил А.Селява с произведением "Антиэленхус".

Последнее слово в дискуссиях, которые длились около трех лет и во время которых были поставлены многия злободневные проблемы общественно-церковной жизни, сказал М.Смотрицкий. В 1622 он опубликовал "Юстификацию невинности", адресованную непосредственно королю Сигизмунду Вазе, а в 1623 г. "Суппликацию" - письмо к сенаторам и депутатам вального сейма. Эти обращения к высшим государственным деятелям могут считаться апогеем публицистического творчества М.Смотрицкого, направленного на защиту православия.

Разлад в высшем руководящем органе православной церкви - Константинопольском патриархате, который Смотрицкий увидел во время посещения в 1623-1624 г., обусловил крах его прежних религиозно-политических иллюзий. Мелетий пришел к выводу, что дальнейшая борьба за религозную доктрину православия уже не имете смысла. Он поддержал идею заключения новой унии и вскоре стал одним из ее главных защитников. Ее теоретические аспекты он рассмотрел в фундаментальных философско-богословских трактатах: "Апология" (1628), "О шести отличиях в учении Восточной и Западной церквей" (1628) и "Катехизисе" (около 1628). Пути и средства практического объединения православных и униатов нашли отражение в полемических произведениях "Протестация" (1628) и "Паранезис" (1629).

После публикаций 1627-1629 г. М.Смотрицкого на него, как и следовало ожидать, обрушился шквал обвинений и неслыханных поклепов. С критикой его "измены" выступил бывший соратник Андрей Мужиловский в произведении "Антидотум" (1629), на которое Мелетий сразу же ответил "Экзетезисом" (1629).

Сколько людей читало, покупало полемическую литературу, насколько подвержены были ее влиянию? Идейная борьба 20-х г XVII в. привлекла внимание многих жителей ВКЛ, верующих разных конфессий. Влияние на публику оказывали даже ненапечатанные произведения. Следы "Палинодии" Захария Копыстенского (1619-1620), напечатанной только в 1876 г., прослеживаются во многих других произведениях, напечатанных в XVII в. в то же время многие напечатанные произведения утрачены бесследно и известны лишь по названиям, цитируемым полемистами-противниками: «Православнй катехизис» С.Зизания (1595), «Разговор берестянина с братчиком» (Вильно, 1603), «Воскресший Наливайко» (1608) и др. «О единстве церкви» П.Скарги (Вильно, 1577) и «Апология» М.Смотрицкого (1628) сожжены православными. «Тренос» М.Смотрицкого конфискован властями. Первенство в количестве утраченных, редких, уничтоженных принадлежит униатским изданиям.

Интерес к дискуссиям не исчез и позже, в 30-е г., когда в обществе выразительно очертилась тенденция к примирению. Широкий резонанс в славянском мире получил «Синопсис» (Вильно, 1632) - программное произведение православных, подготовленное для депутатов конвокационного сейма 1632 г. в Варшаве. Деятельность сеймовой комиссии по урегулированию межцерковных отношений в Княжестве и Короне подробно отражена в произведении «Суплементум Синопсис» (Вильно, 1632).

В 40-е г. ХVII в. в литературных дискуссиях, которые имели большое общественное звучание, наиболее плодотворно участвовали Ян Дубович («Защита святой соборной апостольской церкви», 1638; «Правдивый календарь Христовой церкви», 1644; «Иерархия, или о первенстве в Божьей церкви», 1644; «Образ Восточной православной церкви», 1645), Касьян Сакович («Старый календарь», 1640; «Киевский собор схизматиков», 1642; «Диалог», 1642; «Очки старому календарю», 1644) и др. авторы.

Приметным явлением общественной жизни стала дискуссия между К.Саковичем и П.Могилой. В своем «Литосе» (Киев, 1644) П.Могила раскритиковал «Перспективу» (Краков, 1642) К.Саковича, дал резкую характеристику ее автору. Сакович ответил произведением «Кайло, или молот на крушение камней схизмы» (Краков, 1646).

Горячим борцом против Брестской унии был Афанасий Филиппович («Диариуш»).

Во второй половине XVII-XVIII в. дело униатских писателей-полемистов продолжали Теофил Рутка, Павел Бойм, Киприан Жоховский, Иван Кулеша. Среди православных авторов эпохи Просвещения выделялись Иоаникий Галятовский, Лазарь Баранович, Иннокентий Гизель, Варлаам Ясинский. Литературные дискуссии между униатами и православными фактически не прекращались до конца XVIII в., до ликвидации ВКЛ как самостоятельного государства.

Отдельные произведения полемической литературы были переизданы в ХIX-XX в. Большинство из них малоисследованны, являются библиографической редкостью. До недавнего времени в Беларуси и на Украине авторы научных и учебных книг освещали, главным образом, произведения православных полемистов, видя только в них достойные внимания памятники белорусской и украинской литературы.


Литература:

1. Гісторыя беларускай літаратуры. Старажытны перыяд: Вучэбны дапаможнік для філалагічных факультэтаў педагагічных ВНУ / М.М.Грынчык, У.А.Калеснік, У.Г.Кароткі і і нш.; Пад рэд. М.А.Лазарука, А.А.Семяновіча. 4-е выд. - Мн., 1998.

2. Загайко П.К. Украінські письменники-полемісти ХVI - початку ХVII ст. в боротьбі проти Ватікану та уніі. - Киів, 1957.

3. Іванова Л. Гісторыка - канфесійныя традыцыі ў асвятленні палемічнай публіцыстыкі канца ХVІ - пачатку ХVІІ стст. // Наш Радавод: Матэрыялы міжнар. навук. канф. «Гістарычная памяць народаў Вялікага княства Літоўскага і Беларусі. ХІІІ - ХХ ст., Гродна, 3-5 ліпеня 1996 г. / Заходне-беларускі гуманітарны цэнтр даследаванняў Усходняй Еўропы / Пад рэд. Д.У.Карава. - Гродна, 1996. - Кн. 7. - С. 212-213.

4. Кароткі У. Палемічная літаратура // Энцыклапедыя гісторыі Беларусі. -У 6 т. Т. 5. - Мн., 1999. - С. 383-384.

5. Кутузова Н.А. Нация, религия и государственность в полемической литературе Беларуси конца ХVI - первой половины ХVII вв.: Учебное пособие / Научн. ред. Е.С.Прокошина. - Мн., 1998.

6. Кутузова Н.А. Проблемы национальной идеи и религии в полемической литературе Беларуси первой половины ХVІІ в. // Гуманітарна - эканамічны веснік. - 1996. - № 2. - С. 82-88.

7. Кутузова Н.А. Социально - философская и этическая мысль Беларуси первой половины ХVІІ в.: Автореф. дис. … канд. филос. наук. - Мн., 1996.

8. Релігійна полемічна література в украінсько-білоруських землях у XVI-XVII ст. // Шевченко І. Украіна між Сходом і Заходом: Нариси з історіі культури до початку XVIII століття. Пер. з англ. - Львів, 2001. - С. 159-174.

9. Саверчанка І.Aurea mediocritas. Кніжна-пісьмовая культура Беларусі: Адраджэнне і ранняе барока. - Мн., 1998.

10. Старасценка В. Самаідэнтыфікацыя беларусаў у помніках палемічнай літаратуры канца ХVІ - першай чвэрці ХVІІ ст. // Брэсцкая унія 1596 г.: Гісторыя і культура (Тэматычны зб. навук. прац) / Навуковы рэдактар С.А.Яцкевіч. - Брэст, 1996. - С. 29-31.

11. Старасценка В.В. Палемічная літаратура як крыніца вывучэння працэса станаўлення нацыянальнай самасвядомасці беларусаў // Наш Радавод: Матэрыялы міжнар. навук. канф. «Гістарычная памяць народаў Вялікага княства Літоўскага і Беларусі. ХІІІ-ХХ ст.», Гродна, 3-5 ліпеня 1996 г. / Заходне-беларускі гуманітарны цэнтр даследаванняў Усходняй Еўропы / Пад рэд. Д.У.Карава. - Гродна, 1996. - Кн. 7. - С. 220-223.

12. Старостенко В.В. Белорусская мысль ХVІ-ХVІІ вв. и становление национального самосознания: Дис. … канд. филос. наук. Мн., 1996.

13. Старостенко В.В. Национальная самоидентификация и проблемы национальной жизни белорусов в творчестве И.Потея // Этнасацыяльныя і культурныя працэсы ў Заходнім рэгіёне Беларусі: Гісторыя і сучаснасць: Матэрыялы рэспубл. навук. канф., Гродна, 5-6 снежня 1997 г. / ГрДУ ім. Я.Купалы / Пад рэд. І.П.Крэня. - Гродна, 1998. - С. 222-224.

14. Старостенко В.В. Общественно-философская мысль и национальное самосознание белорусов ХVІ-ХVІІ вв.: Очерки истории. Учебное пособие. - Могилев, 1999.

15. Старостенко В.В. Религиозно-конфессиональное сознание в полемической литературе конца ХVІ - начала ХVІІ вв. и национальное самосознание белорусов // Современные подходы к изучению национальной и зарубежной литературы в школе и вузе: Материалы научно-методич. конференции 15-18. 10. 1996 г.- Могилев, 1996. - С. 107-110.

 
Top
[Home] [Library] [Maps] [Collections] [Memoirs] [Genealogy] [Ziemia lidzka] [Наша Cлова] [Лідскі летапісец]
Web-master: Leon
© Pawet 1999-2009
PaWetCMS® by NOX