Вярнуцца: XVI - канец XVIII стагоддзя

Униатская система образования


Аўтар: Марозава С.В.,
Дадана: 16-11-2010,
Крыніца: pawet.net.



Униатская система образования - система школ, созданных униатской церковью и базилианским орденом (на территории Беларуси) в ХVII - первой трети ХІХ в. Ее создание было одним из приоритетных направлений деятельности церкви. Эта самобытная система, которая смогла синтезировать византийско-славянские традиции (с восточным богословием, старославянским и греческим языками) с римско-католическими (с западной теологией и латынью).

Незавидное состояние просвещения, невысокий интеллектуальный уровень духовенства Беларуси в конце ХVI в., поиски молодежью образования за границей требовали реформирования существующей системы образования и подталкивали передовых деятелей на ниве культуры к диалогу с христианским Западам. Основоположники унии оговорили за своей церковью право «основывать семинарии и школы греческого и славянского языков» для воспитания преданных ей достойных и образованных людей и подготовки духовных кадров. На протяжении ХVІІ - первой трети ХІХ в. униатская церковь внесла существенный вклад в развитие образования на белорусских землях. По утверждению украинских исследователей И.Кийки и Р.Луканя, «в ХVІІ-ХVІІІ в. почти все украинское и белорусское школьное дело находилось в руках базилианского ордена».

Первое униатское учебное заведение намеревались создать на базе брестской братской белорусской школы, брошенной учителями, которые подались «на сытнейшие пироги до Вильни». Королевской грамотой 1597 г. она передавалась в ведение Ипатия Потея, «чтобы в ней лучший порядок и наука быть могла». Во главе ее был поставлен приглашенный из Рима греческий священник «веры руской», доктор богословия Пётр Аркудий - секретарь и советник Потея. Школа получила фундуш - деревню Торокань (в Пинском повете). Но нехватка средств, учительских сил, переезд Потея в Вильно в связи с избранием митрополитом не дали возможности открыть униатскую школу в Бресте.

Первое униатское учебное заведение - «руская» ду­ховная семинария - было основано в Троицком монастыре в Вильно, где концентрировались, «науками ся ба­вячи», лучшие интеллектуальные силы церкви. Из ее стен вышел ряд крупных борцов за унию, а среди них - несколько митрополитов и епископов.

В 1601 г. передана униатской церкви школа «языка и письма словеньского, руского, греческого, латиньского и польского» при Могилевском братстве. Королевским указом 1619 г. ее отдали в ведение И.Кунцевича.

В 1605 г. И.Рутский, приобревший солидное образование в Пражском и Вюрцбургском университетах и в Греческой коллегии в Риме, в анонимном трактате «Discursus» изложил свой план возвышения церкви путем создания базилианского ордена и воспитания духовенства новой формации через подъем школьного дела. Человек, оценивший достоинство европейского, в том числе иезуитского образования, он поднял вопрос о необходимости создания униатской церквью собственной «руской» системы образования. При этом он был склонен к перенятию опыта римско-ка­толической церкви и привлечения на первых порах, пока чувствовалась нехватка собственных высокообразованных педагогических сил, иезуитов, которые считались тогда в Европе лучшими учителями. Учебно-просветительная программа Рутского предусматривала полную монополию в этой сфере базилиан, способных более самоотданно и опера­тивно, чем белое духовенство или светские учителя, основать и реорганизовать учебные заведения и обеспечить их ректорами и профессорами. Таким образом, просветительское движение в униатской среде приобрело целенаправленность и программный характер.

Первый шаг в реформировании образования был сделан в 1613 г., когда митрополит И.Рутский зару­чился королевским привилеем, позволявшим основывать школы в Новогрудке, Минске и в других местах «и в тых школах учыти всих наук … языком кгрецким, латинским, словенским, польским и руским». В 1615 г. папа Павел V уровнял статус униатских школ с иезуитскими.

Дарованное право было в ближайшие годы реализовано открытием школы для шляхетской и мещанской молодежи в Новогрудке (в 1613 г., расширена в 1624 г.), теологического учреждения в Минске (около 1615 г.), новициата в Бытени (1617 г.), начальных школ для монахов и священников в Полоцке, Жировичах, Борунах и Череи (около 1617 г.), Белой и Могилеве (около 1624 г.). Созданные в наиболее обеспеченных монасты­рях, они вместе с ними развивались или приходили в упадок. Наиболее высокий научный уровень обеспечивала Троицкая семинария в Вильно. Программа обучения в ней включала «свободные искусства», языки (церковнославянский, латинский, греческий) и основы богословия. Но в скором времени среди униатских учебных заведений на первое место выходит минская, в которой училось не только духовенство, но и светская шляхетская молодежь. Она состояла из «руской школы» (класса), где преподавал «светский дьяк»; и «школы латинской», которая делилась на низшую и высшую; преподавали в ней «учителеве з братии». В 1617 г. «бакалярами» в ней были Дионисий Хмельницкий и Николай Новак.

В 1621 г. руководство униатской церкви постановило: каждый член базилианского ордена при первой же возможности долженен пройти курс обучения в новициате.

Несовершенство и слабость униатской школьной системы в период ее становления частично компенсировались подготовкой квалифицированных духовных кадров через основанные иезуитами в 60-80-е г. ХVІ в. папские коллегии. По территориальному принципу они делились на 3 группы: 1) римские коллегии: Греческая и кол­легия конгрегации пропаганды веры; 2) коллегии на территории Речи Посполитой (в Брунсберге, Вильно, Калише, Пултуске, Несвиже, Полоцке); 3) кол­легии Габсбургской империи (в Оломоуце, Граце, Ведни и Праге). Религиозные контакты с Западом через унию открыли талантливой белорусской мо­лодежи более широкие возможности получения образования в европейских учебных заведениях, которые давали глубокие знания, авторитет, шансы на блестящую духовную карьеру на Родине. Для реализации грандиозных планов по ре­формированию церкви Рутскому нужны были кадры с европейским образованием. Особенно престижной была греческая Афанасьевская коллегия, заложенная в 1577 г. в Риме папой Григорием ХІІІ.

Параллельно со стремлением получить образованные кадры через папские коллегии руководством церкви с 1623 г. предпринимаются меры по созданию собственных учебных заведений повышенного типа. Ими явилась семинарии в Минске, Вильно. Особенной популярностью в базилианских кругах пользовался Бытеньский новициат - их первое учебное заведение такого типа на белорусских землях - и основанная там же семинария. Она была 5-классной с 5-летним сроком обучения. В ней работали ректор, его помощник и 5 учителей.

Учебные заведения униатской церкви формировали интеллигенцию Беларуси. С их помощью была создана новая формация духовенства, которая принесла большую пользу своей церкви. С ростом его знаний возрастало религиозное сознание верующих, большинство которых другими источниками просвещения не могли пользоваться.

С ХVІІ в. базилианскую систему образования начинает поддерживать доброжелательная униатской вере знать. Виленских и жировичских базилиан материально поддерживал Лев Сапега. Он заложил и обеспечил фундушами приходские школы в Череи, Толочине, Друе, Иказни, Горках (Оршанский п.). В 1739 г. на средства Радивилла (74 тыс. злотых) построен базилианский монастырь в Свержени и при нем в 1743 г. основана 5-летняя частная семинария на 12 «алюмнов» - сыновей униатских священников из радивилловских владений.

В создании униатской церковью собственной системы образования в ХVII в. видится тенденция противопоставить «руское» просвещение иезуитскому, издержками которого были латинизация и полонизация белорусской молодежи. Разворачивание сети униатских школ шло параллельно с подготовкой кадров в католических учебных заведениях Речи Посполитой и заграничья. Крупнейшими образовательными центрами унии стали Вильно, Минск, Бытень. Но церкви не удалось в ХVII в. создать конкурентную иезуитской систему образования, в чем ее большая неудача. Это во многом объясняет тот факт, что она не смогла привлечь к себе белорусскую шляхту. Более того, базилиане смогли наладить образование на Родине и за границей для членов своего ордена, а специальных школ для подготовки белого духовенства не создали. Низкий образовательный уровень приходского клира, который в большинстве своем представлял сельскую элиту, стал настоящей бедой униатской церкви в следующем столетии.

В первой половине-середине ХVІІІ в. униатская система образования продолжала развиваться, правда, без прежней радикальности и интенсивности. Улучшению духовного образования содействовал Замойский собор, который постановил людей неученых в духовный чин не принимать, на должности не назначать, паству им не доверять и обязал епископов, по возможности, основать в каждой епархии семинарию. Приоритетным по-прежнему было просвещение базилиан. Открываются новые учебные заведения: школа при церкви св. Николая в Бобруйске, школа павышенного типа в Жировичах, в 1743 г. упомянутая семинария для светского духовенства в Свержени и др.

В 1753 г. конгрегация деканов в Новогрудке постановила создать в каждом деканате 3-летние школы для обучения детей священников чтению богослужебных книг, церковному пению и порядку богослужения. Планировалось открыть 18 таких школ: в Скиделе, Росси, Орли, Малой Берестовице, Столбцах, Клецке, Молодечне, Игумени, Ильи, Мядели, Глуске и др. Кто не пожелает отдать сына на учебу, подвергался штрафу.

На волне Просвещения и деятельнсти Адукационной комиссии базилиане покрывают белорусские земли разветвленной сетью разнотипных учебных заведений: от начальных школ до философско-теологических студий, которые готовили кадры для ордена и - в меньшей мере - приходское духовенство и светских чиновников. В 70-90-ые гг. ХVІІІ ст. средние школы работали при монастырях в Березвечье, Бресте, Борунах, Вильне, Вербилове, Жировичах, Лядах, Поддубисье, Толочине, при этом училища в Борунах, Березвечье и Жировичах имели светский характер и готовили молодежь для гражданской службы. Учебные учреждения повышенного типа, где базилиане усовершенствовались в философии, теологии, риторике, действовали в Антополе, Бытени, Вильне, Свержени, Торокани, Несвиже, Лыскове, Любешове, Жировичах, Витебске, Полоцке. Большинство этих учебных заведений работало в соответствии с программами и уставом Адукационной комисии.

Начальные школы для детей из беднейших слоев не были предметом наибольшей заинтересованности базилиан, ибо родители не могли компенсировать расходов на их содержание. Тем не менее, в конце ХVІІІ- первой трети ХІХ в. кобринские, раковские, ладенские, поддубисские, антопольские, сырицкие, серотинские, малашковские, тадулинские и др. базилиане, даже не имея специального фундуша, содержали на «монастырском хлебе и одежде» по 5-15 учеников из бедных семей, которых более «для вознаграждения, ожидаемого в «будущей» жизни», учили «читать и писать по-польски и по-руски, считать и христианской науке».

После кассации ордена иезуитов в 1772 г. базилиане заняли и его место в сфере образования. Им перешли иезуитские школы в Бресте, Минске, Новогрудке, Гродно, Пинске, Антополе, Вильни, Свержени, Черее, Лыскове, Браславе, Дубне, Полоцке, посля чего базилианское школьное дело заняло на территории Беларуси видное место, не наиболее ли репрезентативное для последней четверти ХVІІІ в. В 1804 г. базилиане имели наибольшие учительские кадры в средних школах Виленского учебного округа - 74 педагога из их общего количества 349.

Педагогический опыт базилиан сначала понравился российскому правительству, который намеревался полностью превратить их в «юношевоспитательное сословие». После изгнания в 1820 г. из России иезуитов базилианскому ордену, который тогда еще пользовался благосклонностью петербургского двора и имел хорошую репутацию ордена, способного «к порядочному и совершенному образованию молодежи ... соответственно современному состоянию наук», было предложено заменить их по учебной части.

С конца ХVІІІ в. униатско-базилианская система образования, поддержанная официальными кругами Российской империи, получила значительное развитие. Прежде всего предпринимаются меры по созданию учебных заведений повышенного типа для подготовки светского клира. В 1806 г. в Полоцке открыта Белорусская семинария, которая стала авторитетным учебным заведением. К 1825 г. 13 ее воспитанников получили докторскую степень. В Лавришеве начала работать Брестская семинария. Они поставляли духовные кадры в свои епархии. Преподавали в них высокообразованные и опытные педагоги-профессора, как правило, из белорусской шляхты. В 1828 г. для подготовки нового поколения священников, которое бы поддержало сближение и объединение униатской церкви с православной, создана Литовская семинария в Жировичах. В 1830 г. в Белорусской семинарии занималось 135 человек, Литовской - 180.

В 1803 г. при Виленском университете основана Главная семинария - первое и единственное униатское высшее учебное учреждение, которое готовило из наиболее способной молодежи, которая окончила епархиальные семинарии, кандидатов на высшие должности в церкви. В 20-е годы возник и всеръез прорабатывался проект основания духовной академии в Полоцке, поддержанный правительством, которое хотело изолировать униатов от прокатолического и пропольского Виленского университета. Но авторы и организаторы проекта скоро поняли, что создание церковью собственного центра просвещения такого уровня укрепило бы и консолидировало униатов и еще более дистанцировало от православия, что не соотвествовало взятому курсу на слитие конфессий. Со второй половины 1828 г. подготовка к открытию академии замедляется, а после восстания 1830-1831 гг. от идеи отказались совсем.

Яркое, но еще не осмысленное явление истории просвещения на Беларуси конца ХVІІІ - первой трети ХІХ в. - содержанные базилианским орденом светские школы (училища) в Борунах, Березвечье, Бресте, Витебске, Вербилове, Жировичах, Лядах, Паддубисье и Толочине. Некоторые из них имели достаточно многочисленный состав учеников: в Поддубисской школе в 1783 г. было 300 учеников, в Березвечской и Борунской - по 180, в Брестской в 1802 г. - 170, Жировичской - 250. Реформированные на основе устава Адукационной комиссии, они давали объем знаний, необходимый для поступления в ВУЗ, в чем видится стремление униатской церкви идти в ногу со временем, сохранить собственную общественно-культурную роль и более эффективно продолжать свою миссию в новых реалиях эпохи. Содержание и характер обучения в них мало чем отличались от школ светских, разве тем, что преподавали здесь учителя-монахи, в связи с чем, по словам одного из их воспитанников, «сама наука словно приобретала святость». Программы школ, давая знания по истории Родины, имели патриотическую направленность. Воспитание в монастырских школах по качеству превосходило светские учебные заведения. Именно школы разных орденов в первой трети ХІХ в. поставляли в Виленский университет контингент «самых добросовестных и высоконравственных студентов», которые затем пополняли ряды местной интеллигенции.

Редко какой базилианский монастырь в ХІХ в. не занимался образованием молодежи, но в большинстве своем это были небольшие начальные «школки».

С начала столетия между черным и белым духовенством, обвинившим базилиан в узурпации образовательной сферы, разгорается конфликт. Обязанные платить подати на содержание Главной семинарии, монахи стали ее врагами. В 1819 г. Брестский капитул поставил базилианам в вину угнетение белого духовенства и низкий уровень его образованности.

По сведениям П.Бобровского, базилиане содержали на территории Беларуси и Литвы 14 публичных школ для светской молодежи, 12 монастырских новициатов и 10 женских пансионов. На основе рапортов Адукационной комисии З.Неделя насчитал в 1773 г. на Беларуси 24 униатские приходские, 5 средних 6-классных школ, 3 философские студии и 3 духовные семинарии. По сведениям по греко-униатскому ведомству, поданным в 1835 г. в Петербург, действовали 22 униатские учебные заведения на территории Беларуси, из них 2 семинарии (Литовская и Белорусская), 10 поветовых и 10 приходских училищ, а в них 67 учителей и 1339 учеников.

Эпилогом дзеятельности базилианских и униатских школ на Беларуси стала их реорганизация в конце 20-х - 30-е годы в православном духе и, наконец, закрытие. Надежды, которые возлагал царизм на базилиан как на воспитанников пронизанного верноподданническими настроениями молодого поколения, не оправдались. Ученое монашество, наоборот, парализовывала правительственные усилия по внутреннему слитию края с империей, прививая униатской молодежи литвинский сепаратизм и местный патриотизм.

Императорским указом 1828 г. были приговорены к постепенному уничтожению базилианские училища. В 1828-1836 г. закрываются для молодежи, которая желала посвятить себя светской карьере, Жировичский, Толочинский, Борунский, Вербиловский, Березвечский, Ляденский и др. монастыри, а их учебные заведения перепрофилированы на поставку кадров исключительно для церкви. Изменены цель, содержание и направленность образования - из средства возвышения престижа и культурного уровня униатской церкви она была сделана средством ее ликвидации и перевоспитания верующих «в видах» правительства. В 1832 г. закрыты Виленский университет, через год - Главная семинария. Молодежи запретили ездить по науку за границу и переориентировали на завершение образования в университетских центрах России.

В вытесняемых из сферы образования базилианских кругах, которые до недавнего времени являлись мощным двигателем просвещения на Беларуси, около 1833 г. возник проект открытия в местечках и больших деревнях для детей мещан и крестьян сети приходских школ, которые научили бы их читать, писать, считать и помогли бы им «с наибольшей пользой заниматься обязанностями своего сословия». Но добрым намерениям униатской церкви охватить нижние слои образованием, приспособленным к их нуждам, дать образование народу, не суждено было осуществиться, как и намерениям создания в Полоцке академии. Эти проекты были реализованы позже в православном варианте.


Литература:

1. Асвета і педагагічная думка Беларусі: Са старажытных часоў да 1917 г. / Пад рэд. М.А.Лазарука і інш. - Мн., 1985.

2. Головацькій Р. Митрополіча семінарія Рутського // Analecta Ordinis S. Basilii Magni. Sectio II. - Romae, 1958. - Vol. ІX. - Р. 375-393.

3. Гурецкий А.А. Политика царизма в области образования в Белоруссии в конце ХVІІІ - первой четверти ХІХ в. (1772-1825): Автореф. дис. ... канд. ист. наук.- Мн., 1996.

4. Конан У. Тэалагічныя і асветніцкія погляды Язэпа Руцкага // Брэсцкай царкоўнай уніі - 400: Матэрыялы міжнар. навук. канф - Брэст, 1997. - С.23-27.

5. Куль-Сільверстава С. Руская школа на Беларусі як сродак праваслаўнага выхавання былых уніятаў // Брэсцкай царкоўнай уніі - 400: Матэрыялы міжнар. навук. канф. Брэст, 1997. - С. 27-32.

6. Марозава С.В. Першы адукацыйны захад уніяцкай царквы // Нацыя­нальная адукацыя. Кн. VІІІ: Нацыянальная адукацыя беларуска-польска-літоўскага сумежжа / Навук. рэд. С.А.Яцкевіч. - Брэст, 1997. - С. 3-4.

7. Мицко І. З історіі греко-католицького шкільництва // Берестейська унія (1596-1996): Статті й матеріали / Ред. кол. М.Гайковський та інш. - Львів, 1996. - С. 86-91.

8. Нарысы гісторыі народнай асветы і педагагічнай думкі Беларусі / Гал. рэд. С.А.Умрэйка. - Мн., 1968.

9. Очерки истории школы и педагогической мысли народов СССР (ХVIII - первая половина ХІХ в.) / Отв. Ред. М.Ф.Шабаева.- М., 1973.

10. Очерки истории школы и педагогической мысли народов СССР. С древ­нейших времен до конца ХVІІ в. / Отв. Ред. Э.Д.Днепров. - М., 1989.

11. Палуцкая С.В. Барунская базыльянская школа і яе выхаванцы // Ашмяншчына: Гісторыя і сучаснасць: Матэрыялы навук.-практ. краязн. канф. - Гродна - Ашмяны, 1995. - С. 25-34.

12. Савич А. Западнорусские униатские школы // Труды БГУ. - Минск, 1922. - № 2-3.

13. Самусік А. Ад вуніяцкай акадэміі да акадэміі праваслаўнай. Погляды І.Сямашкі на праблему вышэйшай адукацыі на Беларусі // Брэсцкай царкоўнай уніі - 400: Матэрыялы міжнар. навук. канф. - Брэст, 1997. - С. 38-42.

14. Самусік А. Дзейнасць манаскіх ордэнаў ў галіне асветы на Беларусі ў першай трэці ХІХ ст. // Гісторыя: праблемы выкладання. - 1998. - № 1. - С. 37-46.

15. Самусік А. Праект адкрыцця уніяцкай духoўнай акадэміі ў Полацку // З гісторыі уніяцтва ў Беларусі (да 400-годдзя Брэсцкай уніі) / С.Марозава, Т.Казакова, Ю.Бохан і інш.; Пад рэд. М.В.Біча і П.А.Лойкі. - Мн., 1996. - С. 117-121

16. Сосновский А. О средствах умножения в греко-униатском духовенстве просвещения // Литовские епархиальные ведомости. - 1874. - № 20-21.

17. Beavoius D. Szkolnictwo polskie na ziemiach litewsko-ruskich (1803-1832). - Lublin, 1991. - T. 1: Uniwersytet Wileński.

18. Beavoius D. Szkolnictwo polskie na ziemiach litewsko-ruskich (1803-1832). - Rzym, Lublin, 1991. - T. 2: Szkoły podstawowie i średnie.

19. Łukaszewicz J. Szkoły bayzliańskie // Łukaszewicz J. Historia szkol w Koronie i w Wielkim Księstwie Litewskim od najdawnejszych czasów aż do roku 1794. - Poznań, 1851. - T. 4. - S. 263-276.

20. Niedzielia Z. Szkoly bazylianskie na Białorusi w swietle raportów Komisji Edukacji Narodowej // Unia Brzeska. Geneza, dzieje i konsekwencje w kulturze narodów slowiańskich / Pod red. R.Łużnego, F.Ziejki, A.Kepinskiego. - Kraków, 1994. - S. 358-364.

21. Pidłypczak-Majerowicz M. Bazylianie w Koronie i na Litwie: Szkoly i książki w działalności zakonu. - Warszawa - Wrocław, 1986.

22. Raporty generalnych wizytatorów szkoł Komisji Edukacji Narodowej w Wielkim Księstwie Litewskim. 1782-1792. Opracowały K.Bartnicka i J.Szybiak - Wrocław-Warszawa-Kraków-Gdańsk, 1974.

23. Rechowich M. Sprawa Wielkiego Seminarium Misijnego dla unitów na ziemiach dawnej Polski (1595-1819). - Kraków, 1948.

24. Rzemieniuk F. Unickie szkoły poczatkowe w Krolestwie Polskim i w Galicji 1772-1914. - Lublin, 1991.

25. Stankiewić Ad. Biełaruskaja mowa w skołach Biełarusu XVI i XVII st. - Wilnia, 1928.

26. Worotyński W. Seminarium Glównie w Wilnie. - Cz. 1: Powstanie i pierwszy okres dziejów (1803-1816). - Wilno, 1935.

27. Zasztowt L. Kresy. 1832-1864: Szkolnictwo na ziemiach litewskich i ruskich dawnej Rzeczypospolitej. - Warszawa, 1997.

 
Top
[Home] [Library] [Maps] [Collections] [Memoirs] [Genealogy] [Ziemia lidzka] [Наша Cлова] [Лідскі летапісец]
Web-master: Leon
© Pawet 1999-2009
PaWetCMS® by NOX