Вярнуцца: Пашкевіч Алесь

Сотрудничество евреев и славянских национальных меньшинств в ходе парламентских выборов в межвоенной Польше


Аўтар: Пашкевич Александр ,
Дадана: 02-02-2014,
Крыніца: Пашкевич А. В. Сотрудничество евреев и славянских национальных меньшинств в ходе парламентских выборов в межвоенной Польше // Берасцейскі хранограф. - 2004. - Вып. 4. - С. 187-198.



Польша, восстановившая свою независимость в 1918 году, была многонациональным государством. Около 1/3 ее населения составляли представители национальных меньшинств: украинцы (13,9%), евреи (ок. 8,6%), белорусы (3,1%), немцы - 2,3%, русские - 0,4%, другие - 2,8% [1].

Соблюдение прав национальных меньшинств гарантировалось польскими властями в ряде внутренних и международных документов. Однако на практике дела обстояли совсем иначе, что вынуждало представителей меньшинств постоянно бороться за свои права, применяя различные методы, среди которых не последнее место занимали участие в выборах и последующая работа национальных депутатов в польском парламенте.

Представительство национальных меньшинств в первом польском парламенте, т. н. Законодательном Сейме 1919-1922 гг., было невелико: 11 евреев и 6 немцев. Славянские меньшинства своего представительства в то время не имели, потому что во время проведения выборов земли, населенные ими, еще не входили в состав польского государства. Не допустить значительного увеличения представительства национальных меньшинств был призван избирательный закон, принятый Законодательным Сеймом 28 июля 1922 г., дающий преимущества большим партиям, действующим на всей территории страны. Согласно ему, был введен т. н. государственный список. Из 444 депутатов Сейма 372 выбирались в округах непосредственно населением, 72 же входили с государственного списка (из 111 сенаторов - соответственно 93 и 18) [2]. Правом получения мандатов из государственного списка пользовались только те партии, которые добыли мандаты как минимум в 6-ти разных округах. Эта норма была очень невыгодна национальным меньшинствам, ни одно из которых не могло самостоятельно провести депутатов и сенаторов в стольких округах [3].

В целях преодоления недостатков данного закона в ходе выборов 1922 г. была реализована идея создания единого Блока национальных меньшинств (БНМ) Польской Республики. Объединение национальных меньшинств позволяло им получить как большой партии определенное количество мандатов из государственного списка, а также совместными силами провести большее количество депутатов в округах [4].

Предпосылки для создания избирательного союза национальных меньшинств складывались еще в период деятельности Законодательного Сейма. Между еврейскими и немецкими депутатами было заключено соглашение о взаимной поддержке подписями запросов и предложений друг друга. Евреи, кроме того, неоднократно выступали в парламенте по просьбе украинских деятелей и подавали интерпелляции, касающиеся украинских дел [5]. Непосредственно же озвучена идея избирательного блока меньшинств впервые была во время выступления одного из немецких депутатов на митинге в Познани еще в марте 1922 года [6]. Автором идеи создания общего блока меньшинств считается немецкий сенатор Эрвин Хасбах, главная же заслуга проведения этой идеи в жизнь принадлежит Ицхаку Гринбауму, одному из тогдашних лидеров польских сионистов и будущему министру независимого Израиля [7].

Первое совещание с участием представителей еврейских и немецких организаций, посвященное созданию Блока национальных меньшинств, состоялось 4 июля 1922 г. На нем был представлен конкретный проект блока и исключалась его антигосударственная направленность [8]. Параллельно с переговорами евреев и немцев шел процесс предвыборного объединения славянских меньшинств. 25 июля 1922 г. был заключен белорусско-украинский блок, к которому 7 августа 1922 г. присоединились российские организации всей Польши [9]. Предложение славянским меньшинствам объединить силы со стороны евреев и немцев поступило еще в июле, но белорусы, украинцы и русские долгое время колебались, не давая окончательного ответа. Сомнения представителей славянских народов вызывали неуверенность в позитивной оценке союза с евреями со стороны собственных народов, трудный вопрос раздела мандатов и, возможно, параллельные предложения о заключении избирательного союза со стороны некоторых польских партий [10]. В свою очередь, евреи, ведя переговоры о заключении блока, абсолютно не представляли силу белорусов и украинцев в качестве партнера по блоку, что вызывало некоторые трудности, не давая им возможности определиться с размером необходимых уступок в пользу данных меньшинств. Тем не менее, учитывая безусловное численное превосходство белорусов и украинцев в сравнении с евреями среди населения восточных воеводств, еврейские политики вынуждены были согласиться на размещение на первых местах списков блока в этих округах представителей данных народов, тем самым практически гарантируя им будущие места в парламенте [11].

Окончательное сближение позиций произошло только во время встречи представителей всех национальных меньшинств 14 августа 1922 г., в результате чего 17 августа на конференции в Варшаве возник Блок национальных меньшинств Польской Республики, в который вступили представители белорусского, украинского, русского, немецкого и еврейского народов [12]. Блок был организацией исключительно технической и официально не имел целью неразрывного союза всех национальных меньшинств после выборов. Однако некоторые деятели, как Гринбаум, имели надежду на удержание единства фронта меньшинств в процессе дальнейшей парламентской деятельности, считая, что это могло бы дать меньшинствам реальное влияние на управление государством, учитывая отсутствие единства среди польских партий [13].

В конечном итоге в Блок вошли представители практически всех крупнейших немецких и белорусских организаций, украинские организации с Волыни, Холмщины, Подляшья и Полесья. Приняли решение о полном бойкоте выборов украинцы из Восточной Галиции. Евреи тоже вошли в Блок в достаточно ограниченном составе: в него отказались вступить социалисты и фолькисты (представители партии, выступавшей за автономию евреев в Польше, но исключавшей эмиграцию в Палестину), а также сионисты из Галиции [14]. Белорусы и украинцы первоначально стремились быть посредниками в деле примирения разных еврейских организаций, но, в конце концов, вынуждены были отказаться от этой роли после того, как лидер фолькистов Ноах Прилуцкий стал использовать в своей антиблоковой агитации возможность выставления белорусами и украинцами на своих списках бывших участников военных формирований Симона Петлюры и Станислава Булак-Балаховича, замешанных в еврейских погромах 1919-1920 годов [15]. Стоит, однако, отметить, что действительной причиной выхода фолькистов из блока было неудовлетворение ими количеством обещанных им депутатских мандатов. Ни петлюровцы, ни балаховцы не принимали участия в акции Блока национальных меньшинств, поддерживая в ходе избирательной кампании проправительственное Государственное объединение на кресах, а украинцы и белорусы резко отмежевались от них, остро критикуя в своей прессе, среди прочего и за проведение еврейских погромов [16].

Список Блока, в котором на первых позициях находились представители евреев и немцев, получил избирательный номер 16. БНМ шел на выборы с постулатами среди прочего свободы организаций, партий, печати и вероисповедан ий, ликвидации осадничества, передачи земли на территории восточных воеводств белорусским и украинским крестьянам и т. п. [17] Целью программы, рассчитанной на привлечение наиболее возможного числа избирателей, было создание возможности соглашения не только между разными национальностями, но также между разными классами и слоями общества в рамках каждой из меньшинств.

Учитывая тяжелое материальное положение славянских меньшинств, евреи вместе с немцами взяли на себя финансовое обеспечение избирательной кампании, в обмен на уступку им нескольких депутатских мандатов. Средства на предвыборную кампанию в восточных воеводствах проходили через Центральный Комитет БНМ в Варшаве, но часть денег казначей Славянского Блока Серебрянников получал в комитете Немецкого Союза [18]. Немцы вообще приняли наиболее активное участие в финансовом обеспечении кампании, но большие суммы, согласно сведениям польского Министерства иностранных дел, вложили в выборы и евреи. При этом финансирование кампании и техническая сторона ее проведения оказались на высоте. Так, агенты Блока имели в своем распоряжении даже достаточно редкие по тем временам велосипеды, на которых систематически объезжали деревни, раздавая агитационную литературу [19].

Создание подобного блока меньшинств было расценено властями и польским обществом как антипольская демонстрация, хоть тактический союз всех меньшинств был скорее попыткой защиты своих основных прав в очень невыгодно складывающейся для них ситуации. Евреи подверглись наиболее острым атакам со стороны польской прессы, так как общественное мнение связывало создание блока прежде всего с еврейскими интригами. Отмечалось, что то, что евреи "организовали в своей избирательной кампании немцев и русских, явных врагов Польши, что благодаря им попроходили в Сейм люди, бывшие в предвоенное время убежденными врагами польского народа - […] со стороны евреев это была ужасная ошибка [20]. На подобные обвинения еврейские политики отвечали, что "факт группирования других меньшинств вокруг евреев является гарантией, что блок, несмотря на определенную оппозицию к тому или иному министру, не будет иметь антигосударственного характера" [21].

Тем не менее, поляки развернули активную кампанию под антисемитскими и антинемецкими лозунгами с целью оттолкнуть от евреев и немцев славянские меньшинства, которая, однако, не увенчалась успехом. Будущий белорусский депутат Василий Рагуля вспоминал: "Наша боязнь, что крестьянство будет против блока с евреями, оказалась беспочвенной. Крестьяне смотрели на этот союз трезво, как на крайнюю необходимость" [22].

В результате объединения сил национальным меньшинствам Польши удалось достичь безусловного успеха. БНМ занял 2-е место в целом по стране и за него голосовали 16% избирателей при выборах в Сейм и 15,8% - при выборах в Сенат. В конечном итоге по его списку прошли в парламент 66 депутатов (послов) Сейма (20 украинцев, 17 евреев, 17 немцев, 11 белорусов и 1 русский) и 23 сенаторa (8 евреев, 6 украинцев, 5 немцев, 3 белоруса и 1 русский) [23]. Итоги выборов показали правильность расчетов организаторов блока на эффективность объединения голосов всех национальных меньшинств в ходе выборов.

В парламенте единого фронта национальных меньшинств удержать не удалось по причине прежде всего огромной разницы интересов практически стопроцентно городского еврейского населения и преимущественно крестьянского белорусского и украинского. Поэтому все меньшинства выступали вместе в парламенте только в случае каких-либо мероприятий правительства, направленных против национальных меньшинств вообще. Как пример можно привести солидарное выступление всех национальных меньшинств против правительственного проекта т. н. языковых законов в июле 1924 г., что окончилось совместным покиданием ими зала заседаний [24].

Однако при приближении новых выборов снова стали раздаваться голоса о необходимости заключения избирательного блока меньшинств. Правда, на этот раз даже Гринбаум не имел иллюзий относительно дальнейших перспектив блока, который рассматривался только как союз исключительно на время выборов с целью получения как можно большего количества мандатов [25]. Организаторам Блока перед его созданием пришлось провести куда больший объем работы по сравнению с первыми выборами, чтобы сгладить противоречия между отдельными народами, прежде всего евреями и украинцами. Украинцы из Восточной Галиции не хотели заключать союза с евреями по причине произошедшего незадолго перед этим в Париже убийства Симона Петлюры евреем Шломо Шварцбардом, а также стремясь в первую очередь к созданию единого украинского национального фронта [26]. К тому же после отказа вступить в блок еврейских организаций из Восточной Галиции и украинских левых организаций Украинское национально-демократическое объединение (УНДО) оказалось бы единственной партией Блока на этой территории, рассчитывая во время выборов только на собственные силы и собственный электорат. Тем не менее лидеры УНДО решились на вхождение в Блок из соображений, что "помогая им (евреям и немцам - А. П.) добыть свое представительство, мы тем самым уменьшаем польское представительство […] Потому что на парламентской арене немцы и евреи […] если не будут с нами, то наверняка не будут против нас…" [27]. К тому же галицийские украинцы рассчитывали на проведение с помощью блока украинских депутатов из других регионов Западной Украины.

Состав Блока меньшинств в окончательном варианте был значительно уже, чем в 1922 году. Только немцы были представлены практически всеми крупнейшими организациями, за исключением социалистов. Из украинцев, кроме УНДО, в блок решилось вступить только не очень влиятельное Украинское Социалистическое Объединение "Селянский Союз" ("Сельсоюз"). Белорусов представляли центристские организации с ограниченным влиянием Белорусский крестьянский союз (БКС), Белорусская христианская демократия (БХД) и Белорусское православное объединение (БПА). Представители русской общины вообще в полном составе отказались присоединиться к блоку, также как и литовцы. Что касается евреев, то они были представлены в блоке только сионистами с территории центральных и восточных воеводств, а также частью фолькистов (Демократическо-народная партия) и Центральным союзом еврейских ремесленников [28].

Во время предвыборной кампании велись также переговоры о заключении социалистического блока национальных меньшинств, но данный проект не принес позитивного результата по причине значительных разногласий между леворадикальными, умеренно-коммунистическими и собственно социалистическими группами. Поэтому сотрудничество различных левых организаций меньшинств проявлялось только в выставлении совместных списков в отдельных регионах, как это было, например, в нескольких округах Люблинского воеводства, где был заключен локальный союз украинской партии "Сельроб"-правица и еврейской "Поалей-Сион"-левица [29].

Надо отметить, что предвыборная расстановка сил 1928 года кардинально отличалась в сравнении с 1922 г. На этот раз непосредственно перед выборами было создана сильная проправительственная партия - Беспартийный Блок Сотрудничества с Правительством (ББСП). В этот блок вошли самые разнообразные элементы, которые не имели какой-нибудь определенной программы и рассчитывали на достижение успеха за счет личного авторитета Пилсудского. Правительственный план действий предусматривал среди всего прочего втягивание в ББСП представителей меньшинств, однако в отношении белорусов и украинцев подобные попытки окончились безрезультатно, и за вхождение в блок высказались только маргинальные группы [30]. Что касается евреев, то проправительственному блоку удалось заручиться поддержкой ортодоксов, лидеры которых получили места в его списке. [31].

Местная администрация проявила большое вмешательство в избирательные дела, поддерживая список ББСП. К этому руководителей региональной администрации призвал лично министр внутренних дел Фелициан Славой-Складковский на общепольской конференции воевод, которая состоялась в январе 1928 г. Воеводы в свою очередь издавали специальные циркуляры старостам, которыми последние обязывались активно участвовать в выборах на стороне правительства [32]. В результате этого повсеместно стремились к аннулированию по формальным причинам потенциально конкурентных списков. В нескольких округах были аннулированы и списки БНМ. Многие кандидаты в депутаты из национальных меньшинств во время избирательной кампании были арестованы и посажены в тюрьмы. В сумме Верховный суд Польши получил 183 избирательных протеста, большинство которых поступило с территории т. н. восточных окраин [33].

Несмотря на все вышеперечисленное, БНМ достиг достаточно неплохих количественных результатов: 12,6% голосов на выборах в Сейм и 16,6% на выборах в Сенат. Однако с точки зрения завоеванных мандатов Блок потерпел поражение, получив их меньше, чем в 1922 году: 55 депутатских (25 украинских, 19 немецких, 7 еврейских, 4 белорусских) и 21 сенаторский (10 украинских, 5 еврейских, 4 немецких и 2 белорусских) [34]. Практически половина мандатов была получена в Восточной Галиции, то есть усилиями исключительно одних украинцев. Поэтому последние были очень разочарованы результатами блокирования. В украинской прессе отмечалось: "Блок непольских народов в той форме, в которой он существовал, был насквозь мертвым. […] Без блока мы вышли бы из выборов если не лучше, то во всяком случае не хуже. Это была без сомнения тактическая ошибка, хотя и сделанная из лучших побуждений" [35]. Гринбаум в послевыборном интервью также признал ошибкой создание блока, подчеркнув, что там, где списки блока были национально-смешанными (белорусско-еврейскими или украинско-еврейскими) Блок потерпел полное поражение, "как будто бы меньшинствам хотели продемонстрировать, что объединение в один блок никакой пользы им не приносит". Как позитивный результат блокирования со славянскими меньшинствами он отметил только получение еврейского мандата в Белостокском округе с помощью голосов белорусского населения, подчеркнув, однако, при этом, что в целом "на Кресах и Холмщине украинские и белорусские партии, которые вступили в блок, не имели достаточных сил, чтобы с одной стороны сопротивляться террору, с другой - конкуренции своих крайних партий" [36].

Учитывая неудачу БМН в выборах 1928 г., в 1930 г., при досрочных выборах в парламент, переговоры о новом союзе национальных меньшинств даже не велись. Только часть украинских и белорусских организаций заключили вполне прогнозируемый избирательный союз между собой.

Таким образом, Блок национальных меньшинств, впервые созданный в ходе парламентских выборов в межвоенной Польше в 1922 году, являлся уникальным примером плодотворного сотрудничества представителей совершенно различных народов перед лицом грозящей им всем опасности ассимиляции. Этот союз не выдержал испытания временем, однако сам факт его заключения свидетельствовал о крупных ошибках в проводимой до этого национальной политике польских властей. Сотрудничество в рамках предвыборного блока содействовало сближению разных народов, помогая их лидерам находить компромиссы в конфликтных ситуациях, возникающих между ними в повседневной жизни. Пример польских меньшинств был впоследствии перенят в других странах: Германии, Литве, Румынии и т. д., где также в ходе выборов создавались совместные избирательные блоки национальных меньшинств.



[1] Tomaszewski J. Rzeczpospolita wielu narodów. - Warszawa, 1985. - C. 35.

[2] Rzepeccy T. i W. Sejm i Senat 1922-1927. - Poznań, 1923. - S. 31.

[3] Рагуля В. Успаміны. - Mн., 1993. - С. 12.

[4] Беларускі дзяржаўны архіў-музей літаратуры і мастацтва (БДАМЛіМ). Ф. 3. Воп. 1. Адз. зах. 213. А. З0.

[5] Rudnicki Sz. Politycy żydowscy wobec idei Bloku Mniejszości Narodowych w 1922 roku // Problemy narodowościwe Europy Środkowo-Wschodnej w XIX i XX wieku. Księga pamiątkowa dla Profesora P. Hausera / Praca zbiorowa pod red. A. Czubińskiego, P. Okulewicza, T. Schrama. - Poznań, 2002. - S. 322.

[6] Ibidem. - S. 326.

[7] Rudnicki Sz. Żydzi w parlamencie II Rzeczypospolitej. - Warszawa, 2004. - S. 129.

[8] Rudnicki Sz. Politycy żydowscy wobec idei Bloku Mniejszości Narodowych w 1922 roku. - S. 326.

[9] Як утварыўся Блёк Нацыян. Меншасьцяў // Беларускі Звон. - 1922. - 28 верасьня. -- № 22. - С. 3.

[10] Антон Луцкевич: материалы следственного дела НКВД БССР. - Мн.,1997. - С. 68.

[11] Кандыдаты ў Сойм і Сэнат ад Блёку (хаўрусу) Нацыянальных Меншасьцей // Беларускі Звон. - 1922. - 14 кастрычніка. - № 26. - С. 2-3.

[12] Rudnicki Sz. Żydzi w parlamencie II Rzeczypospolitej. - S. 129.

[13] Zaporowski Z. Sejm Rzeczypospolitej Polskiej 1919-1939. Działalność posłów, parlamentarne koncepcje Józefa Piłsudskiego, mniejszości narodowe. - Lublin, 1992. - S. 166.

[14] Haffka A. Życie parlamentarne Żydów w Polsce Odrodzonej // Żydzi w Polsce Odrodzonej. Działalność społeczna, gospodarcza, oświatowa i kulturalna / Pod red. I. Schipera, A. Tartakowera, A. Hafftki. T. II. - Warszawa, 1933. - S. 292.

[15] Rudnicki Sz. Żydzi w parlamencie II Rzeczypospolitej. - S. 130.

[16] БДАМЛіМ. Ф. 3. Вoп.1. Адз. зах. 208. А. З; "Бацька" Балаховіч рабуе наш Край // Беларускі Звон. - 1922. - 7 кастрычніка. - № 24. - С. 3.

[17] БДАМЛіМ. Ф. 3. Вoп.1. Адз. зах. 213. А. З0.

[18] Centralne Archiwum Wojskowe (CAW), Oddział II Sztabu Generalnego, sygn. I.303.4.2669, teczka nie paginowana.

[19] AAN. MSZ 1918-1939. Sygn. 9343. S. 242.

[20] K. S. Rektor Parczewski o "numerus clausus" // Słowo. - 1922. - 10 grudnia. - Nr. 110. - S. 3.

[21] AAN. MSZ 1918-1939. Sygn. 9343. S. 203.

[22] Рагуля В. Цыт. выд. - С. 18.

[23] Rzepeccy T. i W. Sejm i Senat 1922-1927. - Poznań, 1923. - S. 516-517.

[24] B. Synger. Od Witosa do Sławka. - Paryż, 1962. - S. 35.

[25] Rudnicki Sz. Żydzi w parlamencie II Rzeczypospolitej. - S. 250.

[26] Ibidem. - S. 250-251.

[27] 18 // Діло. - 1928. - 8 лютого. - Ч. 29. - С. 1.

[28] Mniejszości narodowe w wyborach do Sejmu i Senatu w r. 1928. - Warszawa, 1928. - S. 64-65.

[29] Ibidem. - S. 50.

[30] Chojnowski A. Piłsudczycy u władzy. Dzieje Bezpartyjnego Bloku Współpracy z Rządem. - Wrocław-Warszawa-Kraków-Gdańsk-Łódź, 1986. S. 54-55.

[31] Rudnicki Sz. Żydzi w parlamencie II Rzeczypospolitej. - S. 258.

[32] Czubiński A. Centrolew. Kształtowanie się i rozwój demokratycznej opozycji antysanacyjnej w Polsce w latach 1926-1930. - Poznań,1963. - S. 93.

[33] Ajnenkiel A. Parlamentaryzm w II Rzeczypospolitej. - Warszawa,1975. - S. 267.

[34] Rzepeccy T. i K. Sejm i Senat 1928-1933. - Poznań, 1928. - S. 222, 229, 238, 242.

[35] Після виборчого бою. Підсумки і висновки. VIII. Бльок непольських народів - мертвим твором // Діло. - 1928. - 29 березня. - Ч. 71. - С. 2.

[36] Żydzi. Żydowski Blok Narodowy przy Bloku Mniejszości Narodowych. Wywiad specjalny "Wszystkich Stronnictw" z posłem Izaakiem Grünbaumem, prezesem Rady Naczelnej Organizacji Sjonistycznej w Polsce // Warszawska Informacja Prasowa. Wszystkie Stronnictwa. - 1928. - Nr. 9. - S. 134-135.

 
Top
[Home] [Library] [Maps] [Collections] [Memoirs] [Genealogy] [Ziemia lidzka] [Наша Cлова] [Лідскі летапісец]
Web-master: Leon
© Pawet 1999-2009
PaWetCMS® by NOX