Вярнуцца: Минск. Страницы жизни дореволюционного города

Витрина городской жизни


Аўтар: Шибеко З.В., Шибеко С.Ф.,
Дадана: 17-10-2012,
Крыніца: Минск. Страницы жизни дореволюционного города. Минск, 1990.

Спампаваць




ПАРАД МУЗ

Театр. В 1846 году актер Вержбицкий создал в городе артистическую труппу. Именно она явилась первоосновой постоянного Минского городского театра. На ее нужды городское управление начало ежегодно отпускать по 2 тысячи рублей. Была сформирована особая комиссия, утверждавшаяся губернатором, которая осуществляла постоянный контроль за театральной деятельностью в Минске. Театр стал неотделимой частью городской культуры. Появилась масса антрепренеров и передвижных трупп, выступавших на разных сценах и в залах города.

(19KB) Здание городского театра. Конец XIX - начало XX века. (Рукописный отдел Вильнюсской университетской библиотеки).

Здание городского театра находилось на Соборной площади (там до недавнего времени стоял дом № 28 по улице Интернациональной). Под него в 1826 году перестроил свой дом дворянин Ян Бай- ков. Зрительный зал располагался на втором этаже. Но представления здесь давались очень нерегулярно. В 1847-1851 годах они проходили в ратушном театре, в 1864- 1877-м - в зале Дворянского собрания. А в 1884 году городской театр и вовсе сгорел. Отсутствие своего помещения создавало массу неудобств, не позволяло держать хорошие декорации, костюмы.

Инициатором постройки нового здания театра выступил губернатор князь Трубецкой. Образованный вельможа прекрасно понимал значение этого вида искусства. По его мнению, театр «мог служить такой же школой, таким же орудием нравственного воспитания, как и учебные заведения».

Место для строительства было выбрано в Александровском сквере, в непосредственной близости от часовни и Архиерейского дома. Это вызвало бурный протест главы церкви Варлаама, пекшегося о нравственности своих прихожан. Однако в июне 1888 года после торжественной закладки строительство все-таки началось на намеченном месте. Архитекторами были назначены К. Введенский и К. Козловский.

По мере того как поднимались стены, становилось очевидным, что собранных 25 тысяч не хватит. В 1890 году управа продала купцу Роговому на сруб городской лес в урочище Михолянка за 45 658 рублей, которые и были израсходованы на строительство. Всего же, с дополнительными субсидиями и пожертвованиями, здание театра обошлось городу в 102 тысячи рублей.

(52KB) М. Г. Савина. (Государственный музей ВССР).

Зал, рассчитанный на 550 мест (позже это число увеличилось до 700), был богато украшен лепкой и росписью. Занавес для сцены выполнили молодые художники-деко- раторы Ю. Рейнберг и Г. Вениг.

Арку лепной работы венчал герб Минской губернии. В зале висели портреты А. Пушкина, Н. Гоголя, М. Глинки и А. Островского. Открылся театр 5 июня 1890 года любительским спектаклем «Сфинкс» О. Фелье.

На первые два года театр был сдан известному антрепренеру А. Картавову, который одновременно управлял и театром в Вильно. Он сформировал для обоих театров драматическую и оперную труппы довольно сильного состава.

Первый сезон в новом городском театре начался 9 сентября 1890 года спектаклем «Злоба дня» Н. По- техина. В сезон 1890/1891 годов играли: С. Строева-Сокольская, А. Смирнов, М. Саблина-Дольская, М. Зверева, К. Гарин, П. Орленев. Критика сразу выделила молодого Орленева, хотя он играл второстепенные роли, предрекла ему блестящее артистическое будущее и не ошиблась. Впоследствии минчане часто видели его, уже ставшего знаменитым, на сцене своего театра в составе гастролировавших петербургских трупп.

Отсутствие надежной материальной базы, полная зависимость от кассовых сборов вынуждала антрепренеров в погоне за зрителем часто менять спектакли. Так, в первый сезон труппой Картавова их было поставлено около 80 за 3 месяца и 12 дней. «Можно судить, о качестве этих пьес,- писал в «Минском листке» некто Заноза,- если режиссер едва успевал их прочесть». Тем не менее за два года труппа представила зрителю ряд серьезных и удачных спектаклей: «Гамлет» и «Король Лир» В. Шекспира, «Лес» и «Гроза» А. Островского, «Ревизор» Н. Гоголя. Та же газета в 1890 году писала: «Бессмертная комедия Гоголя «Ревизор» собрала в воскресенье 23 сентября такую массу публики, какой не было даже в первые спектакли на открытие сезона, многим не хватило билетов, и будь театр в полтора раза больше, он был бы в этот вечер переполнен». По произведениям русской классики труппа дала ряд спектаклей по сниженным ценам.

После двухлетней антрепризы Картавова началась подлинная чехарда - почти ежегодная смена антрепренеров, столь характерная для дореволюционной сцены. В различные годы театр снимали В. Волгин (В. С. Благовещенский), А. Черепанов, Верещинский, М. Строев, Скулевич, Л. Карамзин, Е. Ковалевский, П. Струйский, Е. Беляев, Н. Васильева, Я. Славский-Гольдин, Л. Федоров и др. Труппы эти были весьма неравнозначны по уровню мастерства. Докладывая городской думе об организации театрального дела, А. Ф. Хованский, бывший в то время председателем Минского общества любителей изящных искусств, говорил о массе нареканий, которые раздавались в «обществе по поводу антрепризы театра в 1899-1900 гг., когда летом население было совершенно лишено театра, а зимою имело очень плохую труппу г. Карамзина и оперетку г. Эспе». Однако в тот же сезон театралы смогли насладиться высокопрофессиональной режиссурой Н. С. Васильевой, в прошлом одной из ведущих актрис Александринского театра. Под ее руководством были поставлены «Власть тьмы» Л. Толстого и «Чайка» А. Чехова, имевшие широкий резонанс у минского зрителя.

Большим успехом пользовалась виленская труппа русских драматических артистов под управлением П. Струйского, работавшая на минской сцене в 1903 году. По свидетельству критики, «артистические достоинства труппы, а равно и сценическое исполнение пьес - прекрасные». Для этого коллектива было характерно обращение к современным произведениям драматургии на злободневные темы. Постановка пьесы М. Горького «На дне» вызвала наибольший интерес публики. «Имя популярного автора, название нашумевшей пьесы, которая разошлась по всей России в десятках тысяч экземпляров, и, наконец, значительная известность труппы г. Струйского... все это собрало в городской театр очень разнообразную публику, которая с нетерпением ждала поднятия занавеса»,- писала газета «Северо-Западный край».

С 1905 года театр снимает антрепренер Е. А. Беляев. С его приходом начинает складываться постоянная труппа. Долгие годы в театре играли М. Тарханов, М. Велизарий, Р. Невский, В. Гардин, Б. Песецкая, Р. Ардаров, И. Пельтцер, А. Лабунская, А. Самарин-Волжский и др. Репертуар был очень разнообразным и включал драматические произведения, оперы, оперетты. Ставились пьесы Л. Толстого, А. Островского, Н. Гоголя, А. Чехова, А. Толстого, К Чирикова и др. Труппа Беляева сыграла большую роль в формировании местных актерских сил и развитии театрального искусства в городе.

Разительную противоположность прекрасному зданию зимнего театра являл летний театр. Построенный в 1880 году в городском саду, он к концу века настолько обветшал, что, по свидетельству современников, был «по виду своему похож на балаган» и «не только не делал чести губернскому городу, но вряд ли был бы терпим и в самом захолустном уездном городке». Театр почти не приносил дохода. Зрители предпочитали сидеть бесплатно в саду - ветхие стены позволяли слышать все, что происходило на сцене. Во время дождя через дырявую крышу и на артистов, и на зрителей капала вода. В плохую погоду из-за отсутствия дороги к театру невозможно было подъехать. Антрепренеры отказывались брать театр в аренду. А между тем денег на его ремонт или на строительство нового город, как всегда, не имел. Положение спас пожар, поглотивший в 1906 году развалюху. Новое здание на собранные по подписке деньги выстроил в 1913 году А. Девинье. В театр снова зачастили гастролеры.

Минская сцена того времени видела лучшие петербургские и московские труппы, целое созвездие известных артистов. Трижды - в 1891, 1898 и 1908 годах - в город приезжала прославленная русская актриса М. Г. Савина. Свою театральную карьеру она начала шестнадцатилетней девушкой у замечательного режиссера М. Каратыгина, в прошлом режиссера Александринского театра, который работал в Минске в сезон 1869/ 1870 годов. Она дебютировала на сцене Минского дворянского собрания в роли Глашеньки в водевиле «Бедовая бабушка». В том же сезоне начал в качестве суфлера свой путь на подмостки семнадцатилетний В. П. Далматов, впоследствии талантливый актер, режиссер, драматург. Он приезжал на гастроли в Минск в 1895, 1897, 1902 и 1904 годах. В 1895 году во время своих гастролей по Белоруссии в Минске выступала любимица публики, воспитанница М. С. Щепкина Г. Н. Федотова.

Настоящим праздником в театральной жизни города являлись гастроли артистов московского Малого театра. Разные составы труппы приезжали в Минск в 1898- 1901, 1904, 1912, 1914 годах, а в 1913 году театр приезжал всем коллективом. Зрители познакомились с творчеством А. А. Яблочкиной, К. Н. Рыбакова, В. А. Макшеева, О. А. Правдина, Е. М. Садовской и др.

Часто посещала Минск виленская труппа под руководством незаурядного актера и антрепренера К. Н. Незлобина. В сезоны 1894/ 1895 и 1895/1896 годов в ее состав входили выдающаяся актриса В. Ф. Комиссаржевская, П. В. Самойлов, Д. Я. Грузинский, Н. Л. Тираспольская, П. А. Алексеев и др. В. Ф. Комиссаржевская приезжала в Минск и позднее: в 1902 году, будучи актрисой Александринского театра, в 1906 и 1907 годах - со своим театром.

Минчане были свидетелями творческих исканий режиссера-новатора Вс. Мейерхольда, осуществившего в 1908 году на сцене городского театра постановку обновленной редакции пьесы А. Блока «Балаганчик». Вс. Мейерхольд привозил на гастроли полный состав петербургского «Театра драмы», давшего 5 спектаклей.

Любители театра имели возможность познакомиться с творчеством артистов Александринского театра (1898, 1902, 1904, 1906-1908, 1910), Первого передвижного драматического театра под руководством П. Гайдебурова и Н. Скарской (1911, 1912), московского театра Ф. Корша (1913), петербургского театра пародий и художественных миниатюр «Кривое зеркало» под руководством А. Кугеля и 3. Холмской (1910, 1914), петербургского литературно-художественного театра (1900), «Нового» театра во главе с Н. Ходотовым (1902), единственной в России детской балетной труппы под руководством И. А. Чистякова.

Здесь выступали замечательные русские актеры К. Варламов, Н. Арбенин, В. Давыдов, М. Блюменталь-Тамарина, М. Петипа, Ю. Юрьев, Е. Грановская, В. Стрельская, Н. Арбатов, С. Пальма, Б. Глаголин, А. Южин и др.

Частыми гостями на сценах минских театров были украинские актеры. В 1888 году сюда приезжала с гастролями труппа М. Старицкого, в 1891-м - М. Кропивницкого, в 1905-м и 1906-м - О. Суслова, в 1910-1912-м - Ю. Сагайдачного, в 1908-Ю. Саксаганского. Это была подлинная школа мастерства для белорусских актеров. Критика с похвалой отозвалась о выступлениях труппы М. Старицкого, заодно отметив важную особенность украинского театрального искусства: «К числу высоких качеств малорусского театра нужно отнести его несомненную народность». Благодаря творчеству украинских мастеров минчане познакомились с произведениями классиков украинской драматургии Т. Шевченко, М. Кропивницкого, И. Котляревского, Г. Квитки-Основьяненко, И. Карпенко-Карого.

В городе гастролировали также еврейские передвижные труппы: М. Генфера (1906, 1910, 1912), Ю. Сем-Адлера (1906-1908), 3. Гордона (1908), Гиршбейна (1910), польские: А. Болеславского (1906), Пршибалко-Потоцкой (1907), И. Млодзиевской (1906), И. Зейдовского (1905) и др.

Трудно поверить, но при таком обилии и разнообразии драматических сил значительная часть горожан не пользовалась театром. Он был далек от народа. Демократический российский зритель устремился в театр с середины XIX века. В Белоруссии этот процесс шел медленнее. Препятствием, во-первых, являлся запрет до 1905 года театральных представлений на белорусском, польском и еврейском языках. Во-вторых, немаловажную роль играли высокие цены на билеты: в ложах и первых рядах партера - до 3 рублей 20 копеек, а самые дешевые - стоячие на галерке - 50 копеек на оперные спектакли и 40 копеек на драматические, ученические на свободные места - 75 копеек. Правда, устраивались еще общедоступные и утренние спектакли. В этих случаях места на галерке стоили от 20 до 50 копеек, в амфитеатре - от 30 копеек до 1 рубля 20 копеек, партере - от 60 копеек до 1 рубля 70 копеек.

(29KB) Первая белорусская труппа под руководством И. Буйницкого (в центре). 1910 год. (Государственный музей БССР).

Подъем общественно-политического движения во время первой российской революции дал толчок к развитию в Белоруссии национальных культур. Были разрешены спектакли на польском и еврейском языках, предпринимались попытки создать белорусский национальный театр. Весной 1906 года известный белорусский революционер и деятель культуры А. Бурбис в имении Петровщина под Минском (район улицы Семашко и Петровщина) поставил спектакль «По ревизии» М. Кропивницкого, после которого сам читал стихи Я. Купалы «Што ты спіш?», «Не рвіся к багатым», «Пашкадуй мужыка!» и имел большой успех. Присутствовало более 300 зрителей. Для батраков и крестьян вход был свободным.

В начале 1907 года уроженец Минска, артист польской сцены Ф. П. Жданович декламировал на устраивавшихся в городе благотворительных вечерах белорусские стихи. Немного погодя с группой товарищей он подготовил и показал в саду польского спортивного общества «Сокол» (угол улиц Ленина и Кирова) большую программу под названием «Беларускі кірмаш», включавшую белорусские стихи и песни, за что схлопотал выговор от администрации «Сокола» и получил наставление от помощника полицеймейстера. Но это не остановило энтузиаста. В том же году Жданович создает белорусский театральный кружок, репетирует комедию «По ревизии» и показывает ее в Старом Селе под Минском. Работать приходилось полулегально. Драматический коллектив вскоре распался.

На зарождавшийся белорусский театр несомненное влияние оказали украинская и польская драматургия. Современных белорусских пьес в самом начале нового века еще практически не было. Первой ласточкой явилась пьеса К. Каганца «Модный шляхтич» (1910). Переложения же польских и украинских пьес были широко известны. В 1910-1912 годах петербургское издательство «Загляне сонца i у наша аконца» издало «В зимний вечер» и «Хам» по Э. Ожешко, комедии «По ревизии» и «Подались в дурни» М. Кропивницкого и др. Близкие по духу, характеру и быту белорусам, эти пьесы надолго вошли в репертуары повсеместно создававшихся белорусских артистических кружков.

Летом 1911 года в Минске побывала Первая белорусская труппа под руководством Игната Буйницкого. Эта труппа гастролировала по Белоруссии с 1910 года, выступала в Вильно и Петербурге и получила к тому времени широкую известность. 25 и 26 июня в театральном зале «Париж», располагавшемся на углу улиц Ново-Московской и Еврейской, она показала спектакли «По ревизии» М. Кропивницкого и «Модный шляхтич» К. Каганца. Кроме того, актеры читали стихи, выступали танцоры, пел хор.

Коллектив Буйницкого произвел огромное впечатление на театралов, и после его отъезда Ф. Жданович снова взялся за подготовку белорусской театральной труппы. Был сформирован репертуар, в который вошли «Хам» и «В зимний вечер» Э. Ожешко, «Цыганка Аза» М. Старицкого, а позже комедия «Павлинка» Янки Купалы. При поддержке театрального деятеля, музыканта и этнографа А. Смолича и редактора белорусской газеты «Наша н1ва» А. Власова летом 1913 года Жданович организовал в Минске белорусский артистический кружок. Начались репетиции купаловской «Павлинки». Они проходили в саду родителей артистки Т. Русецкой. Не получив разрешения на показ пьесы в Минске, ее поставили 13 августа 1913 года в Радошковичах, где также был сильный любительский коллектив. Спектакль, на котором присутствовал сам Янка Купала, прошел с большим успехом.

После такой удачи актеры решили назвать свой коллектив «Первое белорусское общество драмы и комедии». Но официального разрешения на его существование власти не дали. Более того, они распорядились арестовать Ждановича, а деятельность организации запретить. Ждановичу пришлось на время выехать из Минска.

После Февральской революции 1917 года творческие силы города начали снова проявлять активность. Образовался белорусский хор под руководством В. Фальского и Смолича. Позже из этого хора выделился драматический кружок, который возглавил писатель Ядвигин Ш. После приезда в город Ф. П. Ждановича руководство перешло в его руки. В апреле 1917 года возобновило свою деятельность Первое белорусское общество драмы и комедии. Председателем труппы был избран Фальский, казначеем А. П. Жданович (Криница), секретарем Янка Беларус, художественным руководителем и режиссером Ф. П. Жданович. Осенью в состав общества вошел В. Голубок, который еще до этого писал пьесы на белорусском языке и сам играл в них в домовом театре вместе с семьей и соседями - жителями железнодорожного района города. Обосновалась труппа в помещении городского театра. Первое белорусское общество драмы и комедии поставило в 1917 году «Пинскую шляхту» В. Дунина-Марцинкевича, «Павлинку», «Разоренное гнездо» Я. Купалы, «Антося Лату» Я. Коласа, «Модного шляхтича» К. Каганца, «Цветок счастья» К. Буйло, пьесы А. Чехова, Э. Ожешко, В. Короленко, И. Котляревского, М. Кропивницкого и др. Значительную часть репертуара составили пьесы В. Голубка: «Последнее свидание», «Ганка», «Безродный», «Суд». Труппа пользовалась большой популярностью, гастролировала по городам и местечкам Белоруссии. Позже артисты перебрались в помещение клуба «Беларуская хатка» на Конском рынке, где уже работал театр Ф. Алехновича. Вместе с коллективами Ждановича и Ллехновича выступали созданный в 1914 году белорусский народный хор В. Теревского, танцевальный ансамбль Ч. Родзевича, народный оркестр Д. Захара. В театре кроме уже названных актеров работали А. Андреев, Б. Березка, П. Войткевич, Р. Жаковский, Иванов, Мацевич, А. Мочуло, Мицкевич, К. Меделко, И. Нестюшко, В. Петрович, О. Вашкевичанка, Л. Зорница, Ю. Зорька, П. Меделко, Г. Пролеска, Я. Пчелка, П. Раткевич, В. Тарасик, а позже - А. Ильинский, Л. Ржецкая, С. Станюта и другие. Деятельность клуба была прервана оккупацией Минска в июле 1918 года войсками Германии. После освобождения города на основе труппы Ф. Ждановича был создан Белорусский советский театр, а на основе капеллы Теревского образовался оркестр театра. Впоследствии большая часть артистов вошла в состав Белорусского государственного театра (ныне театр имени Янки Купалы).

Живопись. В 90-е годы прошлого столетия в Минск приезжают жить многие профессиональные художники: В, Маас, Э. Суковский, А. Попов, а позднее Я. Кругер, Л. Альперович, И. Еременко, Б. Адамович. Большинство из них были воспитанниками Академии художеств, остальные получили художественное образование в учебных заведениях Москвы, Петербурга, Вильно, Киева и Одессы. Художественная жизнь в городе активизировалась.

В. Ф. Маас, выпускник Академии художеств, служил архитектором губернского управления. Хорошо понимая, что отсутствие художественных учебных заведений в Минске закрывало путь в искусство основной массе местной талантливой молодежи, он решил организовать в городе рисовальную школу по типу одесской, считавшейся тогда лучшей. Для сбора средств устроили выставку картин с привлечением местных художников. Открылась она 24 мая 1891 года в залах Дворянского собрания. Было представлено около 100 картин, в числе которых находились произведения А. Бартэльса, Я. Матейко, И. Айвазовского, Э. Суковского, Л. Тышинского, Мещерского. Это была первая выставка изобразительного искусства в Минске. Однако она не имела того успеха, на который рассчитывали устроители. После покрытия расходов осталась совсем незначительная сумма.

В конце 1891 года В. Ф. Маас создал художественно-столярную мастерскую, в которой не только бесплатно преподавал, но и выдавал ученикам еженедельно по 50 копеек из своих средств, чтобы дать им возможность ходить на занятия. Для мастерской было выделено помещение при летнем театре в городском саду. С наступлением летнего театрального сезона мастерская лишилась помещения и из-за отсутствия денег на наем другого прекратила существование.

Но В. Ф. Маас не сдается. В 1894 году он обращается в Академию художеств с просьбой помочь в организации художественной школы. При этом сообщает, что минские живописцы - баталист Попов и акварелист Суковский согласны так же, как и он, преподавать бесплатно. Однако и эта попытка закончилась безрезультатно.

Печален итог творческого пути Эраста Суковского. Его уделом стала безвестность, забвение. Не сохранилось ни одного произведения художника, не обнаружено почти никаких биографических данных. Известно только, что он работал акцизным надзирателем. На выставке 1891 года показал работы «Дорога в полесских болотах во вьюгу», «Зимняя дорога по реке на Полесье», «Утром на пароме» и некоторые другие.

Офицер-артиллерист, корпусный адъютант 4-го армейского корпуса, художник-баталист А. Н. Попов был хорошо известен минчанам. Получил образование в Академии художеств. Весной 1894 года его картина «Страдная пора на Шипке» выставлялась на академической выставке в Петербурге, и ее приобрел царь. Может быть, поэтому его ходатайство об открытии художественной школы в 1899 году увенчалось успехом.

Открылись в городе и частные рисовальные школы Я. Каценбогена (о которой почти ничего не известно) и Я. Кругера.

Я. М. Кругер - один из первых белорусских художников-реалистов. Родился и вырос в Минске, учился в ремесленном училище. На талантливого подростка обратил внимание директор гимназии и помог ему поступить в киевскую рисовальную школу. Дальнейшее образование Я. Кругер получил в парижской Академии Жюльена и в петербургской Академии художеств, куда он поступил с помощью И. Е. Репина. Уже дипломная работа - картина «На суд профессора», репродуцированная в журнале «Нива», принесла ему известность. В 1901 году возвратился в Минск.

Сам пройдя нелегкий путь к призванию, Я. М. Кругер сразу же начал хлопотать от открытии курсов рисования. В 1904 году курсы были открыты, а в 1906 году преобразованы в частную рисовальную школу. Находилась школа на Петропавловской улице в доме Венгржецкого (сейчас на его месте стоит здание на углу улицы Ленина и Ленинского проспекта - напротив Дворца профсоюзов).

Я. Кругер не только занимался преподавательской деятельностью. Он написал ряд портретов представителей минской интеллигенции, в том числе скрипача Жуховицкого и художницы-пейзажистки Мрачковской [1]. Интересен его «Портрет брата», картины «Девочка в красном», «Виолончелист», «Письмоносец» и др. Картина «Погром» из-за ее антицаристской направленности была уничтожена жандармами еще в мастерской. Я. Кругер долго и плодотворно работал в советское время. Ему присвоено звание заслуженного художника БССР.

И. Е. Репин, живший некоторое время в имении Здравнево под Витебском, помог получить образование многим художникам, выходцам из Белоруссии. Так, он взял в свою мастерскую Л. Альперовича, который до этого учился в виленской и одесской рисовальных школах. В 1902 году Альперович вернулся в Минск. Здесь он написал картины «Вечер в семье», «Портнихи», «Портрет старухи», «На каменоломне», сделал пейзажные зарисовки окрестностей Минска. Его произведения в основном не были завершены. Художник не располагал временем и средствами, чтобы доводить картины до совершенства. Так же как Э. Суковскому, ему приходилось добывать средства на жизнь трудом, не имевшим ничего общего с его призванием,- он работал табельщиком на железной дороге. Умер в большой нужде в 1913 году в возрасте 39 лет.

В 90-е годы XIX века в Минске действовали художественные мастерские, в которых работали П. Курбатов, Д. Волков, Л. Красовский, М. Кордаш, А. Максименко, М. Дубчик, Г. Виер, М. Лазарчик, Василевич, Заромбовский, Левкович. С Минском конца XIX - начала XX веков связано творчество Г. Вейсенгофа, С. Богуш-Сестроицевича, Б. Адамовича, 3. Ленского, И. Ивашкевича, Д. Двороковского, Л. Пигулевского. Этот список можно продолжить именами художников, скульпторов, графиков, работавших здесь в дооктябрьский период: В. Калашников, Ф. Кулик, К. Ермаков, К. Карсалин, Лисовский, А. Савицкий, В. Струев, М. Слепян, И. Умецкий, К. Чемко, Д. Лесников, братья И. и Ф. Егоровы и другие.

Большое значение для развития художественной жизни города имела деятельность Минского общества любителей изящных искусств. В организации его художественной секции активное участие принимал А. Н. Попов. По инициативе членов общества в декабре 1899 года в Минске была открыта выставка художников-передвижников, направлявшаяся из Чернигова в Варшаву. На ней были представлены произведения В. Маковского, А. Васнецова, И. Репина, Г. Мясоедова, Н. Касаткина.

В 1902 году на выставке местных художников, устроенной в помещении общества любителей изящных искусств, демонстрировалось более 200 произведений живописи, скульптуры и графики. На следующей такой выставке, состоявшейся в марте 1904 года, демонстрировались произведения Г. Вейсенгофа, И. Боклевского, Я. Кругера, Г. Пинуса и др.

После закрытия в 1906 году общества любителей изящных искусств инициативу по устройству художественных выставок взяло на себя литературно-артистическое общество. В 1907-1908 годах им было организовано четыре выставки. Проведенные в период реакции, они не выделялись значительными произведениями: экспонировались рядовые пейзажи, натюрморты, этюды, скульптура, фотография, ювелирные изделия.

В апреле 1910 года в Минске состоялась художественно-промышленная выставка, на которой в основном были представлены картины художников Северо-Западного края.

Значительным событием в культурной жизни города стала выставка, организованная в марте 1911 года в помещении польского общественного собрания «Огниско» (Соборная площадь, 4, дом Ляховского; находился на месте Белорусской государственной консерватории). Инициаторами ее выступили минский скульптор Я. Тышинский и художник Ф. Рущиц.

Детство и юность Ф. Рущица, чье творчество связано с художественной жизнью не только Белоруссии, но и Польши, Литвы, прошли в Минске. Здесь же он получил первоначальное образование у К. Ермакова. Окончил Академию художеств (учился у И. Шишкина и А. Куинджи). Преподавал в школе изящных искусств в Варшаве и в Краковской академии художеств. Его произведения «Земля», «В свет» «Старая мельница» и другие свидетельствуют о высоком мастерстве художника.

В выставке приняли участие 30 художников, представивших более 160 работ в живописи, скульптуре, графике, фотографии. Среди них - произведения польских, литовских, белорусских авторов: Я. Станиславского, В. Прушковского, С. Виткевича, Ф. Рущица (около 20 работ), М. Чюрлёниса, П. Калпокаса, А. Жмуйдзинавичюса, Я. Кругера, Л. Альперовича, Б. Адамовича, Г. Вейсенгофа, О. Краснопольского, Я. Булгака, З. Ленского, И. Яременко, Ю. Ивашкевича и др.

Вторая художественная выставка в «Огниско», состоявшаяся в апреле 1912 года, оказалась менее представительной и, по словам Л. Н. Дробова (Живопись Белоруссии XIX - начала XX века. Мн., 1974), была отмечена сильным влиянием декадентского искусства.

В последующие годы в Минске проводился еще ряд выставок: художественно-этнографическая (апрель 1913 года), выставка картин, посвященная воинам (март 1915 года), выставка картин польских художников (апрель 1916 года), ретроспективная выставка искусства (ноябрь 1916 года). Их устроители преследовали прежде всего коммерческие цели.

Музыка. Музыкальная культура Минска в конце XIX - начале XX века была довольно высока. Благодаря многочисленным гастролям известных музыкальных и оперных коллективов, вошедших в обычай с пореформенных времен, минчане имели возможность познакомиться с лучшими произведениями отечественных и зарубежных композиторов.

(55KB) Граммофон и цитра (струнный музыкальный инструмент). Конец XIX - начало XX века. (Государственный музей ВССР).

В конце 80-х годов в городе гастролировали артисты петербургской оперы во главе с А. Измайловым, ставившим произведения П. Чайковского, А. Даргомыжского, А. Рубинштейна. Они побывали в Минске и в 1899 году. В летний сезон 1890 года на сцене летнего театра выступала опереточная труппа А. П. Смирнова. В ее репертуаре были и оперы. Пели В. Розанов, де Борн, С. Семенов-Самарский, А. Смирнов. Зрители восторженно принимали артистов. «Минский листок» писал: «В летнем театре поют Е. А. де-Борн и Террачиано. Отсюда деление публики на деборовцев и террачианцев». В 1893 и 1894 годах летний театр арендовал Н. А. Борисов, антрепренер Каменец-Подольского городского театра с труппой русских артистов. Исполнялись оперы «Галька» С. Монюшко, «Наталка-Полтавка» Н. Лысенко, оперетты И. Штрауса, К. Целлера и др.

Неоднократно в Минск приезжал виленский частный оперный театр А. Картавова. В труппу входили артисты (в том числе и солисты) петербургской, московской, казанской, киевской, тифлисской опер и даже лондонского Ковенгарденского театра (Виноградов). Оркестром дирижировал известный русский дирижер В. Сук. В постановке А. Картавова минчане увидели оперы «Жизнь за царя» М. Глинки, «Русалка» А. Даргомыжского, «Демон» А. Рубинштейна, «Евгений Онегин» и «Мазепа» П. Чайковского, «Галька» С. Монюшко, «Аскольдова могила» А. Верстовского, «Отелло», «Аида», «Трубадур», «Травиата», «Риголетто» Д. Верди, «Гугеноты» Д. Мейербера, «Кармен» Ж. Визе, «Фауст» Ш. Гуно и др.

В 1892 и 1894 годах в Минске гастролировала русская оперная труппа под управлением И. А. Шумана, в 1900 и 1904 годах - итальянская оперная труппа Ф. Кастеллано, в 1906 и 1909 годах - итальянская труппа братьев Гонсалес.

Начиная с 1908 года в город ежегодно приезжал коллектив оперных артистов под антрепренерством Л. Ф. Федорова. В их исполнении минчане увидели оперы «Жизнь за царя» М. Глинки, «Евгений Онегин», «Пиковая дама» П. Чайковского, «Галька» С. Монюшко, «Травиата», «Аида» Д. Верди, «Паяцы» Р. Леонкавалло, «Фауст» Ш. Гуно, «Кармен» Ж. Визе, «Тоска» Дж. Пуччини, «Самсон и Далила» К. Сен-Санса, «Лакме» Л. Делиба.

Выступали опереточные труппы Полтавцева (1911), Вильнера (1912) Дальского (1913).

На небосклоне музыкальной жизни Минска сверкали ярчайшие имена русских и зарубежных певцов, исполнителей, композиторов. В марте 1896 года минчане слушали пение Ф. Шаляпина. «Минский листок» в те дни писал: «Концерт Ф. И. Шаляпина прошел с громадным успехом. Вызовам и аплодисментам не было конца. По общему требованию публики г. Шаляпину пришлось спеть много номеров сверх программы».

В 1895 году два совместных концерта дали в Минске известная итальянская скрипачка Терезина Туа и С. Рахманинов. Газеты писали о Рахманинове как о молодом, подающем надежды композиторе, прекрасном аккомпаниаторе. Второй раз С. Рахманинов приезжал в Минск в 1913 году, уже будучи знаменитым композитором и виртуозом-исполнителем.

Большое впечатление произвело на минчан и мастерство другого русского композитора и пианиста - А. Скрябина, выступившего в ноябре 1911 года с концертом в зале Купеческого собрания (площадь Свободы, 4). Скрябин сам играл свои фортепьянные миниатюры, прелюдии, сонату-фантазию, этюды, мазурки.

На рубеже двух столетий в Минске пели: знаменитый тенор Л. В. Собинов, исполнительница славянской музыки М. И. Долина, известная певица, ученица А. Рубинштейна М. Ф. Звездич, один из ведущих артистов петербургских театров А. М. Давыдов, солисты петербургской оперы С. Михайлов, Л. Яковлев, А. Вольска, А. Смирнов, солист Мариинского театра Н. Н. Фигнер, певицы Мариинского театра М. Д. Каменская, М. А. Дейша-Сионицкая, примадонны миланской оперы Л. Кастеллано и С. Кроль, знаменитый «шведский соловей» Альма Форстрем. Приезжая в Минск к родственникам, давали концерты солистка венской оперы Мария Гольмар и солистка миланской «Ла Скала», а также лиссабонской оперы Анна Мейчик. Демонстрировали свое исполнительское мастерство первоклассные музыканты: всемирно известные скрипачи Пабло Сарасатэ и Ян Кубелик, пианисты В. И. Сафонов, Иосиф Гофман, Иосиф Славинский, Рауль Поньо, А. И. Зилоти, А. Н. Есипова, О. Габрилович, скрипачи М. А. Вольф-Израэль, Б. Губерман, Л. Ауэр, К. Грегорович, А. Марто, виолончелисты Д. Попер, А. В. Портен, А. Вержбилович.

Важную роль в приобщении широких масс к музыкальной культуре сыграли хоровые коллективы. Успехом у минчан пользовалась хоровая капелла собирателя народных песен Д. А. Агренева-Славянского. Она гастролировала в Минске в 1877, 1878, 1890, 1891 и 1904 годах. В ее репертуаре были русские народные песни «Эй, ухнем», «Калинка», «Комарок». Особой популярности этого коллектива в Белоруссии способствовало включение в концертные программы белорусских песен «Дуда-веселуха», «Муж жену бьет» и др. Благодаря широкой гастрольной деятельности капеллы белорусские песни были услышаны во многих странах Европы и Америки. В 1902 году в Минск с концертом приезжала Н. Д. Славянская, дочь Агренева-Славянского.

Успешно гастролировали в Минске хоровые коллективы под руководством А. П. Карагеоргиевича (1887), Н. Кольцова (1889), В. Г. Завадского (1911, 1913), А. А. Архангельского (1899).

В минских залах звучала и оркестровая музыка. Здесь выступали рижский симфонический оркестр под управлением Г. Шнеефогта, румынский симфонический оркестр под управлением К. Мукилева, оркестр русских народных инструментов В. В. Андреева, популярный в Варшаве крестьянский оркестр под управлением К. Намысловского.

Предметом гордости минчан были их земляки - певцы и музыканты, чье мастерство получило признание за пределами Белоруссии. Когда они приезжали в родной город, их концерты собирали множество любителей, проходили с неизменным успехом. И стоили того. Сильное впечатление производила игра талантливого скрипача Р. Фидельмана. Его еще юношей заметил замечательный русский педагог, профессор Петербургской консерватории Л. С. Ауэр, гастролировавший в Минске в 1887 году, и помог ему закончить Петербургскую консерваторию. Высокой техникой обладала пианистка А. М. Гольденвейзер, ученица известного чешского пианиста И. Тедеско. Не оставляло, слушателей равнодушными пение Пршигодской и Сокола.

Событием в музыкальной жизни города явились циклы вечеров камерной музыки, проводившиеся в 1906-1908 годах местными музыкантами М. Розовым, И. Гянко, Я. Чишевским, Н. Рубинштейном, Я. Бородкиным, М. Пестриковым, И. Ягудкиным.

Сравнительно высокая музыкальная культура горожан объяснялась солидной музыкальной подготовкой, которую получали учащиеся учебных заведений. В программах семинарий, гимназий, пансионов ей отводилось большое место. В концерты учащихся включались довольно сложные произведения. Так, во время выступления объединенного хора учащихся Койдановского сельского и минских городского и женского училищ, проходившего в 1887 году, звучали отрывки из опер «Аскольдова могила» и «Жизнь за царя», романсы А. Даргомыжского, А. Варламова. На музыкальном вечере в женской гимназии в 1890 году гимназистка Ордина исполнила «Ноктюрн» А. Рубинштейна, «Экспромт» и «Баллады» Ф. Шопена.

В 1902 и 1903 годах при реальном училище работали Курсы церковного и светского пения для учителей и учительниц Минской губернии. Полученная на них подготовка давала возможность педагогам руководить хорами в сельской местности.

Существовали и учебные заведения, выпускавшие профессиональных музыкантов. В 1871 году было создано Минское музыкальное училище органистов, единственное музыкальное заведение подобного типа в Белоруссии, готовившее служителей для костелов. Его программа была рассчитана на 5 лет. Преподавали здесь на русском языке: царское правительство рассчитывало на постепенное внедрение его и в католическое богослужение. Такое училище не привлекало воспитанников, и в 1897 году оно закрылось.

Многие из местных музыкантов, получивших образование в Московской, Петербургской, Варшавской консерваториях, а также за границей, вернувшись на родину, вели большую преподавательскую и концертно-просветительскую работу. В 1894 году в Минске открылась музыкальная школа С. Я. Шацкиной, выпускницы Лейпцигской консерватории, ученицы К. Рейнеке и Ф. Листа. Здесь преподавали пианист И. Добржевич, певица А. Карафа, скрипач Г. Путилов. Школа готовила учапщхся для поступления в консерваторию. На музыкальных курсах Е. Климова, Е. Бохан, Г. Цухтмана преподавались игра на фортепиано, теория музыки, сольфеджио, хоровое пение. Частный преподаватель Г. фон Кимель обучал игре на фортепиано, органе и виолончели, Я. Маркузе - игре на фортепиано и теории музыки, Клонберг - игре на фортепиано и медных инструментах. Педагогической работой занимались скрипач Г. Мцалев, пианисты Б. Бимберг, А. Буткевич, Б. Мейер, Л. Стефанович, вокалисты Ю. Лео, В. Сабо, П. Мовшович, Ю. Богуславский, Г. Львов.

Давали уроки и некоторые артисты, подолгу гастролировавшие в Минске. Например, певица труппы Картавова, Муранская, получившая образование в Петербургской консерватории, обучала оперному, концертному и салонному пению.

В 1907 году на Петропавловской улице в доме Кабакова (район Малой сцены театра имени Я. Купалы) открылось музыкальное училище Н. Рубинштейна. Сам талантливый скрипач и дирижер, выпускник Петербургской консерватории, награжденный за особые способности большой серебряной медалью, Н. Рубинштейн поставил обучение на высокий уровень. В училище преподавались игра на фортепиано (А. Бах, Н. Генко), виолончели (Л. Зильберштейн), скрипке, теория музыки, сольфеджио, гармония (Н. Рубинштейн), пение (Я. Марочник), игра на духовых инструментах. Программа была рассчитана на три курса: низший, средний и высший. Сроки обучения - 6-7 лет, по классу пения - 4-5 лет.

В 1909 году Н. Рубинштейн создал симфонический оркестр, в котором участвовали преподаватели и учащиеся училища. В исполнении этого музыкального коллектива, регулярно дававшего камерные и симфонические концерты, звучали произведения Чайковского, Гайдна, Мендельсона, Бетховена и др. Во время первой мировой войны оркестр воспитанников училища под управлением Н. Рубинштейна выступал в госпиталях, лазаретах, детском приюте.

В 1880 году в Минске было создано музыкально-литературное общество. Инициатором его создания явился дирижер А. Соколов. Сведения о работе общества скудны. Известно, что уставом его предусматривалась организация спектаклей и концертов, издание лучших произведений отечественных композиторов, открытие музыкальной школы и библиотеки. В музыкальных классах этого общества велось обучение игре на фортепиано, скрипке, пению, теории музыки. В городе действовало также музыкально-драматическое общество (с 1893 года) и музыкальный кружок (1896). Были созданы музыкальные классы и при музыкальной секции общества любителей изящных искусств, там же давались общедоступные концерты. В 1912 году возникло общество друзей музыки, объединившее местных музыкантов. В него входили В. Шелков, Н. Рубинштейн, А. Бах, А. Шторх, И. Потулов и др. В 1913 году общество организовало исторические концерты для распространения музыкальных знаний среди населения, открыло читальню и библиотеку в помещении музыкального училища Н. Рубинштейна, находившегося к этому времени на Гyбepнaтopскoй улице в доме Этингера (улица Ленина, район ГУМа).

Печать и литература. В 1886 году в Минске начала выходить первая в Белоруссии общественно-литературная газета «Минский листок», сыгравшая определенную роль в становлении белорусской литературы. Газета издавалась на русском языке - легальная периодика на белорусском языке в те годы была еще немыслима. В первом номере читатели познакомились со своеобразным поэтическим манифестом - стихотворением «Не ради славы иль расчета». Его автором был белорусский поэт-демократ Я. Лучина (И. Л. Неслуховский), сын минского адвоката. В последующих номерах также появились его стихотворения: «Вясновай парой», «Заходзщь сонца за горы», «Ямшчык» и др.

(70KB) Титульный лист «Северо-Западного календаря» на 1893 год.

Газета довольно щедро представляла свои полосы белорусским литераторам, историкам, фольклористам. Здесь печаталась поэма «Тарас на Парнасе» (1889, № 37), публиковались произведения местных литераторов - К. Каганца, Д. Бохана, А. Березы, К. Богдановского, Р. Тягло, вышла серия статей этнографа Н. А. Янчука «Из научной поездки в Белоруссию», были помещены материалы крупнейшего белорусского этнографа и фольклориста, собирателя белорусских пословиц и поговорок Е. А. Ляцкого, статьи по истории и этнографии Белоруссии А. Слупского, М. Довнар-Запольского, отзывы на работы Е. Романова,

(28KB) Ядвигин Ш. (А. И. Левицкий).

П. Шейна, Е. Карского. Газета несколько раз получала замечания за публикацию статей и стихов на белорусском языке. Все же местных материалов в ней помещалось мало. Поэтому в 1888 году в качестве литературно-краеведческого приложения к «Минскому листку» вышел первый номер «Северо-Западного календаря» под редакцией А. Слупского. Правда, в этом выпуске еще не было ни произведений на белорусском языке, ни сколько-нибудь значительных историко-этнографических статей. «Календари» на следующие 1889 и 1890 годы были выпущены в Москве под редакцией М. Довнар-Запольского. В них опубликованы поэма В. Дунина-Марцинкевича «Гапон», записи белорусских народных песен, много этнографических материалов. В дальнейшем издание календарей возобновилось в Минске, где вышло еще два номера - на 1892 и 1893 годы под редакцией того же А. Слупского. Особый интерес представлял «Народный календарь», построенный на основе народных примет и поговорок. В календарях была широко представлена поэзия Я. Лучины, его переводы стихов В. Сырокомли на белорусский и русский языки.

В конце 1902 года «Минский листок» стал выходить под названием «Северо-Западный край» (редактор М. П. Мысавской). Газета восстановила литературные традиции, утраченные «Минским листком» в конце 90-х годов. В номере 1905 года на ее страницах появилось стихотворение Я. Купалы «Мужык». Это было первое произведение поэта, опубликованное на белорусском языке. Рекомендовал Мысавскому начинающего стихотворца в. и. Самойло, готовивший в свое время юного Ивана Луцевича для поступления в минское реальное училище. Критик познакомил Купалу не только с Мысавским, но и с деятелями белорусской культуры и национального движения Алесем Бурбисом, Сергеем. Скондраковым, братьями Антоном и Иваном Лухщевичами.

После отъезда в Вильно и Петербург Купала не терял связи с родными местами. Он приезжал на летний отдых в Окопы, где мать арендовала хозяйство, встречался с друзьями, присутствовал на спектакле по его пьесе «Павлинка», поставленном в Радошковичах труппой Флориана Ждановича. В начале 1916 года вместе с молодой женой Я. Купала приехал в Минск. Решался вопрос о его призыве в армию. С помощью брата жены, работавшего в дорожно-строительном отряде Варшавского округа путей сообщения, поэту удалось устроиться в этот отряд. В его паспорте 30 января появляется запись: «Начальник XVI дорожного отряда... Старший рабочий». Купала прожил в Минске почти пять месяцев, встречался с А. Власовым, З. Бядулей.

Среди радошковичских знакомых Купалы был Ядвигин Ш. (А. И. Левицкий). В одном из писем Купала вспоминал: «В период 1904-1906 гг. я познакомился с Ядвигиным Ш. (жили мы по соседству). Это было для меня великое событие, ибо я впервые столкнулся с человеком, который не только писатель, которого печатают, но и пишет по-белорусски. С Ядвигиным Ш. я очень сблизился». Человек яркой биографии (учился в Московском университете на медицинском факультете, участвовал в студенческих волнениях, сидел в «знаменитых» Бутырках, автор пьесы «Злодей», репетировавшейся в Радошковичах) и интересный собеседник, А. Левицкий, несомненно, оказывал большое влияние на Купалу. После первой российской революции один за другим появляются рассказы, подписанные псевдонимом Ядвигин Ш., сборники «врезка» и «Васильки» - плоды его многолетних трудов. Имя оригинального прозаика, талантливого сатирика и юмориста становится известным и за пределами Белоруссии.

Весной 1914 года Ядвигин Ш. переезжает в Минск. Здесь он работает в Минском центральном бюро труда, потом руководителем пошивочных мастерских военного обмундирования, созданных при минском отделе Белорусского общества по оказанию помощи пострадавшим от войны. И ведет активную культурную деятельность: становится одним из создателей и техническим редактором журналов «Саха» и «Лучынка», ставит спектакли, издает за свой счет сборник «Белорусские шутки».

Связана с Минском и судьба народного поэта Белоруссии Якуба Коласа. Во время пребывания в городе в августе 1906 года он присутствовал на нелегальном собрании представителей революционных организаций, где познакомился с А. Власовым. За участие в том же году в съезде учителей Минской губернии - также нелегальном - он был осужден (1908) на три года тюремного заключения. Сидя в минской тюрьме, поэт начал поэму «Новая земля». В 1911 году он послал в газету «Наша Ніва» отрывок из своей поэмы с подписью: «22/VI -3/VII 1911 h Minski astroh». Выйдя из тюрьмы, Я. Колас жил в Белоручьи под Минском, поддерживал связь с художественной интеллигенцией города.

Каганец (светильник) - такой псевдоним взял себе К. Костровицкий, талантливый писатель, всю свою жизнь посвятивший служению белорусскому народу. Впервые произведения Каруся Каганца (статьи, обработки народных легенд) появились в газетах «Минский листок» и «Северо-Западный край» в 1902 году. При жизни писателя (умер в 1918 году) вышли только два его отдельных издания: «Белорусский букварь» (1906) и водевиль «Модный шляхтич» (1910). Водевиль с успехом ставился по всей Белоруссии, был с ним знаком и минский зритель. Некоторые стихи, рассказы, статьи появлялись в газетах и альманахах. Печатался К. Каганец мало. Его отличало чрезвычайно строгое отношение к белорусскому слову, времени же для отделки произведений было мало, приходилось думать о хлебе насущном. К тому же он вел активную общественную и просветительскую деятельность. Составил книгу «Белорусский букварь, или Первая наука чтения», вышедшую в издательстве «Загляне сонца i у наша аконца». Собирал материалы для словаря родного языка, писал белорусскую грамматику. За распространение прокламаций среди крестьян Койдановщины был с декабря 1905 по май 1906 года заключен в минскую тюрьму. В июле 1910 года осужден на год по тому же делу.

Незаурядность художественной натуры проявилась у К. Каганца и в живописи, графике. Он закончил Московское училище живописи, ваяния и зодчества. Оформил обложку книги Я. Коласа «Второе чтение для детей белорусов», вышедшей в 1909 году в Петербурге.

В 1916 году вернулся в родной город закончивший учебу в Ярославском юридическом лицее Максим Богданович. Он работал секретарем губернского продовольственного комитета, принимал активное участие в работе минского отдела Белорусского общества по оказанию помощи пострадавшим от войны. Время было голодное - все работники комитета питались в своей столовой, которая находилась по Захарьевской улице, 18 (район площади Ленина, напротив корпуса БГУ). Столовой заведовала Э. Л. Сивицкая, мать Зоськи Верас (Людвика Сивицкая), белорусской писательницы и общественной деятельницы. Здесь часто бывали литераторы Ядвигин Ш., А. Павлович, Ю. Фарботко, Ф. Шантыр, Р. Земкевич, театральные деятели В. Голубок, В. Фальский, архитектор Л. Дубейковский и др. Столовой дали название «Беларуская хатка». По сути это был клуб белорусской творческой интеллигенции. Сюда прямо с вокзала и пришел осенью 1916 года Максим Богданович. Было решено поселить его у Змитрока Бядули, перебравшегося в Минск из Вильно в 1915 году в связи с началом военных действий. Бядуля жил на Мало-Георгиевской улице в доме Редько.

Отдел содержал в Ратомке детский приют. Тяжело больной Максим Богданович часто бывал там, отдавал детям весь сахар, который получал на паек как служащий отдела питания.

Поэт много работал. Дома или сидя в Пушкинской библиотеке, он писал статьи о белорусском беженском приюте, о работе минского отдела Белорусского общества по оказанию помощи пострадавшим от войны, сочинял стихи, поэму «Страцим-лебедзь». В феврале 1917 года М. Богданович почувствовал себя хуже. Решено было отправить его на лечение в Крым. Оттуда он уже не вернулся.

(18KB) Первая автосанитарная колонна в Минске. 1916 год. (Государственный музей БССР).

С приездом в Минск в конце 1913 года Тётки (Алоиза Пашкевич) связано появление первого журнала для детей и юношества на белорусском языке «Лучынка». Хотя официальное разрешение на издание было получено А. Власовым, фактически всю редакторскую работу взяла на себя Тётка. Журнал просуществовал недолго - с января по октябрь 1914 года, всего вышло 6 номеров. На его страницах опубликованы ряд статей Тётки, обращенных к молодежи, ее стихи, рассказы, печатались (14KB) Зоська Верас (Людвика Войтик-Сивицкая). 1916 год. (Государственный музей БССР). Я. Купала, Я. Колас, 3. Бядуля, Т. Гартный, А. Гурло, К. Буйло, Ядвигин Ш. и др. В том же году редакция выпустила сборник рассказов для детей. На обложке стоял порядковый номер 1. Вероятно, предполагалось создать серию детских книг. Планировалось также издание на белорусском языке журнала для малышей «1скрачка», но осуществить это не удалось.

В 1890 году Я. Лучина предпринял попытку организовать в Минске газету на бело15усском языке. Позже того же добивались К. Каганец (1904), С. В. Скондраков (1906). И все было безрезультатно. Издававшаяся в 1906- 1915 годах в Вильно «Наша н1ва» оставалась единственной газетой в дореволюционной Белоруссии, выходившей на белорусском языке. Свои произведения в нее посылали из Минска А. Павлович, В. Голубок. Активным корреспондентом был Н. Комаровский (Вересаев), писавший о нелегкой жизни тружеников города.

В 1895-1902 годах в Минске жил и работал помощником контролера в контроле Либаво-Роменской железной дороги русский писатель Е. Н. Чириков. Здесь им были написаны произведения, сделавшие его имя широко известным: рассказы «Хлеб везут», «Калигула», «Блудный сын», повести «Инвалиды», «Чужеземцы», «Танино счастье». За это время в Петербурге вышла первая книга писателя (1899), затем вторая и третья, а в 1901 году товарищество «Знание» начало публиковать собрание его сочинений. В Минске Чириков написал пьесу «На дворе во флигеле», которую ставили минские любители, задумал и сделал первые наброски одной из лучших своих пьес «Евреи», запрещенной для постановки в России сразу же после опубликования. Чириков поддерживал тесные связи с местной интеллигенцией, вместе с А. Александровым являлся основателем Минского общества любителей изящных искусств.

Сослуживцем и другом Е. Н. Чирикова был С. К. Мержинский, член минской социал-демократической группы, принимавший участие в подготовке I съезда РСДРП. Теплые отношения связывали революционера с украинской поэтессой Лесей Украинкой (Л. П. Косач). В феврале 1900 года она приезжала к тяжелобольному Мержинскому в Минск и пробыла здесь три дня. Он познакомил ее с Е. Чириковым, и тот дал Лесе рекомендательное письмо в петербургский легальный марксистский журнал «Жизнь», в котором сам активно сотрудничал. В этом журнале печатались работы В. И. Ленина, М. Горького. В 1900 году на его страницах появляются статьи Л. Украинки. Поэтесса была в Минске еще дважды: в сентябре 1900 и в январе - марте 1901 года, когда смертельная болезнь С. Мержинского вступила в последнюю стадию. Леся жила в доме А. Нарейко (здание располагалось на углу улиц Михайловской и Широкой), оставаясь со своим другом до последней минуты его жизни.

Часто приезжал в Минск замечательный еврейский писатель Шолом-Алейхем, пользовавшийся у минчан огромной популярностью. В 1914 году он предпринял поездку по городам России и Польши, во время которой устраивал литературные концерты. По пути из Вильно в Гродно он посетил Минск, воспользовавшись официальным приглашением редактора-издателя «Минской газеты-копейки» С. С. Левинсона и выступал здесь с чтением своих юмористических рассказов.

В 1912 и 1913 годах с лекциями на литературные темы побывал в Минске К. И. Чуковский. Он познакомил жителей города со своей трактовкой творчества Леонида Андреева и Оскара Уайльда.

11 февраля 1914 года в зале Купеческого собрания (площадь Свободы, 4) состоялся «поэзоконцерт» футуристов, собравший многочисленных зрителей. В. Маяковский и Д. Бурлюк рассказали о футуризме, читали свои стихи. Маяковский посетил редакцию «Минской газеты-копейки», побывал в городском театре, обратив на себя внимание, как дружно отмечали газеты, своим оригинальным костюмом. Вообш;е пресса набросилась на футуристов, упрекала их в бессмысленности выступления, снисходительно называя при этом Маяковского «не совсем бездарным человеком». Типичная для провинциального города реакция на новое и необычное. Но были и достаточно высокие, профессиональные оценки.

МАССОВАЯ КУЛЬТУРА, ЗРЕЛИЩА, СПОРТ

Цирк. Театр, концерты, выставки, музеи, различные общества - то, чем жила минская интеллигенция, почти не существовало для неимущих слоев горожан. В психологии пребывавшего в вечной заботе о куске хлеба, малообразованного и вовсе невежественного бедняка все это представлялось господским развлечением, непозволительной роскошью. Другое дело - цирк. В Минск приезжали бродячие артисты, бывали и знаменитые гастролеры.

Цирк начинался с базарных площадей. Здесь устраивались балаганы, где за небольшую плату можно было посмотреть эстрадно-цирковую программу, размещались разные аттракционы, раскладывали свои приспособления фокусники, уличные акробаты, жонглеры, предлагали услуги гадалки, ходили цыгане с дрессированными медведями.

Первое деревянное здание цирка, просуществовавшее с 1884 по 1886 годы, находилось на Соборной площади. Оно было известно как цирк Никитина. В нем показывали не только цирковые, но и театральные представления. Потом, до 1901 года, устраивались временные сооружения, которые после закрытия сезона разбирались.

И вот у цирка появился постоянный дом. Его выстроил предприниматель и антрепренер Девинье на плацу, арендованном у вольнопожарного общества, на углу Коломенской и Петербургской улиц (сквер на пересечении улиц Ленинградской и Свердлова). Первыми в новом здании выступали актеры итальянского цирка братьев Труцци. Они гастролировали в Минске и в 1905 году.

В 1903 и 1905 годах в цирках Девинье и Труцци устраивались популярные тогда чемпионаты французской борьбы. Имена борцов теперь мало о чем говорят: Аберг, Рисбихер, Росса, Бамбулла - борец-негр. Но в то время это были любимцы публики. Победителей ожидали приличные призы: за первое место 600 рублей, за второе - 400, за третье - 200 и за четвертое - 100.

Постоянной труппой минский цирк не располагал. На его арене перебывало великое множество гастролеров: труппа Ф. К. Ферроне, популярный французский дрессировщик Ричард Рибо, венский цирк Гаммершмидта, цирк братьев Ефимовых, акробаты Лазаренко, любимцы публики клоуны Бим и Бом. Несколько раз здесь выступал известный клоун Анатолий Дуров. А его брат - Владимир Дуров, знаменитый соло-клоун и дрессировщик, выходил на минскую арену зимой 1904 года. Правда, здание цирка оказалось плохо приспособленным для зимних выступлений, поэтому артисту предоставили сцену городского театра. Дуров выступал со своими любимцами - собачкой Шпиц, крысами, свиньями, верблюдом. Зрители были в восторге. Только доктору Здановичу как члену театральной дирекции дума вынесла порицание за то, что он пустил зверей на сцену театра.

Кино. С началом века совпало появление в Минске кинематографа. В первом кинематографе Штремера демонстрировались диапозитивы. Позднее появились движущиеся, но немые киноленты. Кинотеатр находился в самом центре города, в доме, принадлежавшем Раковщику, на Захарьевской улице (район кафе-бара напротив ГУМа). Штремер, оборотистый делец, имевший кроме Минска установки в Петербурге, Киеве, Риге, Ростове-наДону, Митаве, Лодзи, одним из первых в Минске поставил собственную динамо-машину, работавшую на мазуте. В центре города распространялись удушливые газы, к которым горожане, жившие в те времена, не были так привычны, как наши современники. И городская управа попыталась обязать Штремера устроить при нефтяном двигателе приспособление для очистки отработавших газов, но безуспешно. В 1909 году Штремер предложил управе за свой счет устроить в городском саду, на месте сгоревшего старого театра, летний театр-кинематограф с тем, чтобы после четырехлетней эксплуатации он был передан городу. Но условия, выдвинутые городским управлением, не устроили предпринимателя, и сделка не состоялась.

Огромная популярность кинематографа вызвала появление новых кинотеатров. В 1907 году на той же Захарьевской улице в доме, принадлежавшем Поляку, открылся кинотеатр «Иллюзион» (Октябрьская площадь, напротив входа в Центральный сквер), а несколько позднее - кинотеатр «Модерн» на Губернаторской улице. В 1909 году на Захарьевской улице оборудуются еще два кинотеатра: «Эден» и «Гигант». Для кинотеатра «Гигант» было приспособлено здание, ранее принадлежавшее евангелическо-лютеранской кирхе (район кафе «Неман»). Даже общество любителей спорта выработало проект кинотеатра на треке, но осуществить его город не разрешил. В 1914 году отворил двери кинотеатр «Люкс» на Петропавловской улице.

В кинотеатрах показывали сюжеты познавательного плана: «В зеленой Африке», «Производство японских ваз», «Первый полет воздухоплавателя»; художественные ленты: «Воскресенье», «Нерон»; хронику: «Пожар в Минске на Полицейской улице», «Польский храмовый праздник в Кальварии в Минске». В «Иллюзионе» демонстрировались картины научного содержания для учащихся.

Кинематограф стал поистине массовым зрелищем. За второе полугодие 1910 года кинотеатры посетило 245 тысяч человек, тогда как в театре побывало 32 536 человек, в цирке - 33 730. Цены были значительно ниже, чем в театре и даже в цирке. Так, в 1914 году в трех крупнейших кинотеатрах: «Гиганте», «Эдене» и «Люксе» - билеты стоили 20, 30, 40, 50 и 75 копеек, в «Модерне» - 15, 25, 35, 50, а в стареньком «Иллюзионе» - 12, 20, 30, 50 копеек. Большая часть билетов продавалась по минимальной цене: в «Гиганте» более половины (120,3 тысячи из 238,1 тысячи), в «Иллюзионе» - до двух третей (83,7 тысячи из 125,6 тысячи).

Батлейка. Это старинный белорусский кукольный театр. Сценой служил двухэтажный, похожий на домик ящик. Куклы передвигались и в нижнем, и в верхнем этажах. Представления приурочивались к празднику коляд (Рождеству).

В Минске всеобщий интерес к батлейке в начале XX века был вызван подъемом национальной театральной деятельности. Между батлеечниками даже существовала довольно жесткая конкуренция. По воспоминаниям актера и театрального деятеля Е. Романовича, одно время его дед возил на санках батлейку, но вынужден был уступить более удачливому сопернику.

Имена батлеечников до нас не дошли. З. Бядуля упоминает двух из них, что были популярны в Минске в 1915 году, - портных Муравицкого и Дамбицкого. При их участии в городе проходили последние показы батлейки под эгидой минского отдела Белорусского общества по оказанию помощи пострадавшим от войны - собранные средства предназначались для беженцев. Представления состоялись в помещении редакций журналов «Лучынка» и «Саха». Спектакль шел 90 раз.

Эстрада. На Юрьевской улице в 1905 году открылся театр-ресторан «Аквариум», в котором ежедневно давал концерты струнный оркестр, состоявший из 15 музыкантов. Программа обновлялась каждые 5 дней. Входной билет стоил 50 копеек. При гостинице «Европа» работал кафе-ресторан Саулевича. В его концертном зале играл венский дамский оркестр под управлением К. Ангера. Подобные представления имели развлекательный характер, но именно с них и начиналось искусство эстрады.

В годы первой мировой войны легкие жанры, и прежде всего эстрада, приобрели особую популярность. Они удовлетворяли вкусы бежавших подальше от фронта и оседавших в Минске богатеев, офицеров из состава тыловых частей и штабов. Полные залы собирали звезды эстрады - исполнительницы романсов, русских народных и цыганских песен А. Вяльцева, Н. Плевицкая, Н. Дулькевич.

Атмосферу того времени достоверно передал в своих воспоминаниях Е. С. Романович.

Открывались кафешантаны с шансонетками и пошлым конферансом, кабаре на парижский манер с обнаженными танцовщицами, отплясывавшими модные тогда танго, канкан, чарльстон и чечетку. Особенно увлекались полькой «Ойра». Повсюду - на ресторанной эстраде, в военных казино, городском театре, клубах, кинематографах перед началом сеансов - исполнялись под гитару романсы и песни.

Широкое хождение имели ариетки А. Вертинского, звучавшие с граммофонных пластинок. Был и модный подражатель, свой «Вертинский»,- Аметист Матео (Митрофан Селивончик). Выступал этот любимец мещанской публики в белом с большими черными пуговицами балахоне «а ля Пьерро». На лице, намазанном белой краской, графически выделялись вычерченные черным черты. В мистическом экстазе по-змеиному выгибались руки, кладбищенский голос выводил речитативом:

Ваши пальцы пахнут ладаном,
А в ресницах спит печаль.

Это приводило в транс инфантильных гимназисток и безусых прапорщиков.

На рабочих окраинах звучали частушки политической направленности, с белорусскими народными песнями выступал хор В. Теревского. Успехом пользовалась исполнительница песен улицы Вера Вярыга. Она выступала в простом ситцевом платье, высоких шнурованных ботинках и черном платочке. Выходила на эстраду, становилась под желтый свет уличного фонаря и, охватив его руками, пела низким, немного глуховатым голосом:

Уже вечер вечереет,
Все на фабрику идут,
А Маруся отравилась -
В госпиталь ее везут [2].

Были в Минске, судя по газетной хронике, зрелища и иного порядка - так называемые панорамы. Одна из них находилась на улице Губернаторской в доме владельца Курлянда. В отделении для взрослых посетителю за доступную плату (20 копеек) предлагался биоскоп, показывавший целый ряд порнографических картинок. Как водится, в этих «отделениях для взрослых» всегда толпилась несовершеннолетняя публика.

Спорт. В конце XIX века спорт в Минске только начинал зарождаться. Появились первые спортивные кружки и (24KB) Велотрек в Губернаторском саду. Начало XX века. (Государственный музей БССР). спортивные общества. В 1892 году учреждается городское общество любителей спорта, председателем которого стал небезызвестный К. Э. Чапский. Постоянных его членов в 1898 году насчитывалось только 134, они платили довольно высокие взносы - 6-7 рублей в год.

Устроителям виделся целый комплекс спортивных сооружений, где можно заниматься гимнастикой, фехтованием, плаванием, верховой ездой, катанием на велосипедах, коньках. Значительная часть этих планов, конечно, осталась на бумаге, но все же появился первый, хоть и небольшой, стадион с треком для езды на велосипеде, площадками для игры в лаун-теннис, кегельбан, крокет, с гимнастическими снарядами, играми для детей. Находился стадион в Городском саду.

(28KB) Вход в Губернаторский сад со стороны Полицейской улицы. Начало XX века. (Из архива В. И. Коляды).

Трек превратился в популярное место отдыха. Особенно людно становилось на нем в праздничные дни, когда играла музыка, в павильоне-клубе устраивались танцы, бойко велась торговля безалкогольными напитками: минеральной водой, кефиром, молоком, чаем, кофе; когда можно было покататься на взятых напрокат велосипедах. За вход в такие дни взималась плата.

Во второй половине 1910 года на треке побывало 9037 человек. Конечно, всех его посетителей нельзя назвать спортсменами. Люди приходили сюда приятно провести время, развлечься. Недаром газета «Минский голос» (номер за 1911 год) причисляла трек к числу увеселительных заведений, упоминая его в одном ряду с театром, цирком, кинотеатрами, ресторанами.

Но были и чисто спортивные мероприятия. Устраивались гонки, в которых принимали участие спортсмены из других городов, проводились велопробеги. В 1905 году состоялся пробег по 140-километровому маршруту: станция Стояново Либаво-Роменской железной дороги - Ковно - Вирштань - станция Кошедары. В 1912 году рекордный по тем временам велопробег из Петербурга в Минск (900 километров) совершил известный минский велосипедист и конькобежец Освецимский. На стадионе организовывались гимнастические занятия для детей под руководством учительницы гимнастики, детские праздники. Горожане обучались здесь под наблюдением членов общества езде на велосипеде.

Действовало в Минске и польское гимнастическое общество «Сокол». Оно включало около 150 членов разных возрастных групп, которые занимались под руководством опытного учителя гимнастики.

В 1903 году организовался шахматный кружок. Уже в следующем году он провел шахматный турнир, и победитель получил золотой жетон с надписью: «Сильнейший шахматист Минска». В 1902 году проходили соревнования по произвольной фигурной езде и скоростному бегу на коньках. Обычными дистанциями были 1 круг, 5 кругов (1 верста), 25 кругов. Чемпион Фомичев пробежал 5 кругов за 1 минуту 35 секунд.

Появились в городе и любители кожаного мяча. В июне 1913 года на Кошарской площади состоялся первый в городе футбольный матч между гимназической командой «Олимп» и командой торгово-промышленных служащих «Макаби». Победили гимназисты с «сухим» счетом 3:0.

В том же году открылось атлетическое общество, отделение Петербургского общества атлетического и физического развития «Sanitas» («Здоровье»). А через год были устроены городские соревнования. Чемпионом по борьбе в среднем весе стал В. С. Соколдинский. В марте 1914 года минские спортсмены выступили в Риге на Второй Всероссийской олимпиаде, и гиревик А. В. Александрович стал чемпионом России в полутяжелом весе, а Оленевич занял второе место. На этих же соревнованиях атлет из Минска В. С. Соколдинский установил всероссийский рекорд выжимания штанги в легком весе.

«Моржей» в то время в Минске не было. Но вот процедуру, которую сейчас назвали бы моржеванием, знали. Один раз в год, на Рождество, священники устраивали водокрещение. Зрелище собирало многочисленных зевак. Одобрительными возгласами награждался тот, кто нагишом окунался в проруби. Смельчаки после этого, как правило, попадали в больницу с воспалением легких, что порой завершалось печально. Впрочем, желающих находилось мало. Один из них - хозяин крупной каретной мастерской Я. Сольский. Во время обряда он подкатывал на своем рысаке к проруби, выскакивал из соболиной шубы и трижды окунался в ледяной воде. При этом, свидетельствовали очевидцы, ревел, «как бык на бойне». Зрители поддерживали его криками. Потом чудака подхватывали слуги, укутывали шубой и, напоив коньяком, везли домой.

Большой интерес вызывали у горожан виды спорта, связанные с новыми достижениями техники. В июне 1912 года минчане встречали военных автомобилистов, участников пробега через Новогрудский и Борисовский уезды. Администрация и общественное управление города устроили в их честь банкет.

Большим событием явились полеты знаменитого авиатора Уточкина, состоявшиеся в мае 1911 года. Они были засняты для кинематографа собственным аппаратом кинотеатра «Гигант». Е. С. Романович вспоминает, что люди бежали на военный полигон, как на пожар. Набилось столько народу, что только благодаря солдатам авиатор и аэроплан не были раздавлены.

И все же о сколько-нибудь массовом распространении спорта в Минске в конце XIX - начале XX века говорить, конечно, нельзя. Спорт в то время, как и повсюду в стране, оставался привилегией богачей, располагавших средствами для приобретения дорогого спортивного инвентаря и временем для постоянных занятий.

Юбилейная сельскохозяйственная и кустарно-промышленная выставка. Была организована Минским обществом сельского хозяйства в честь его 25-летия и проводилась 26 августа - 4 сентября 1901 года. Устройством ее занимался особый распорядительный комитет под председательством И. Э. Чапского, брата бывшего городского головы. Комиссаром выставки стал помещик М. Г. Волович. В оформительских работах принимали участие местные художники. Был учрежден диплом за лучшие достижения в сельском хозяйстве и промышленности, выполненный по эскизу художника Г. Вейсенгофа. «В правом углу листа на фоне дымящейся фабричной трубы он поместил рабочего с молотом и наковальней, в левом - на фоне сельского пейзажа с пахарем - охотника с собакой. В центре композиции полулежат с орудиями своего труда косец и жнея. Их фигуры являются своеобразным завершением арки, обрамляющей сельский пейзаж с коровами, лошадьми и курами. Внизу композиции помепцены живописные белорусские пейзажи - озеро с рыбачьими лодками, лесная глушь с медвежатами», - так описал диплом искусствовед Л. Н. Дробов (Беларускія мастакі XIX стагоддзя. Мн., 1971).

Посмотреть выставку приезжали из разных мест. В переполненных гостиницах цены за номер доходили до 10-15 рублей в сутки. В выставке приняли участие Минская, Виленская, Витебская, Волынская, Гродненская, Киевская, Ковенская, Могилевская, Смоленская и Черниговская губернии. Всего демонстрировалось около 700 экспонатов.

Павильоны располагались в городском саду. В отделах сельского хозяйства экспонировалась продукция, представленная крупными аграриями: хлеб (К. И. Свяцкий, Л. И. Молчадскнй), картофель, огородные овощи, привитые плодовые деревья, цветы (В. А. Рыбский), коллекции лесных саженцев, коллекции досок из дерева разных пород, чистопородный крупный рогатый скот, овцы и свиньи, чистопородные лошади и собаки, птица, ветчина, масло, лечебный кефир (К. Сигалина), вина, коллекция молочных бактерий (Ф. С. Сильвестрович), гербарии лекарственных растений и т. д.

Не менее богатым оказался промышленный отдел: кирпич и изразцы, изразцовые печи, дренаж, трубы, черепица, турбины (А. Е. Кржижановский), изделия из кожи (Л. Б. Сутин), мази, олифы, мыло, клей, экипажи (И. Я. Лейбман и бр. Староневичи) и др. Приковывали внимание изделия, выполненные руками умельцев: кружева, ковры, люстры, мебель, музыкальные инструменты, в том числе скрипки и пианино, золотые и серебряные вещи, водяной велосипед, часы, галантерейные, парфюмерные и косметические товары. Всего в отделе ремесленного производства было выставлено 102 экспоната, из которых почти половину (48) составляли работы минских мастеров.

Многие участники представили группы экспонатов: товарищество «Технолог» - 16 изделий, товарищество «Якобсон, Лифшиц и К°» - 36 собственного производства и 12 из технического склада, помещик К. И. Свяцкий - около 40. Но, пожалуй, самым крупным экспонентом оказался граф К. Э. Чапский, заинтересованный в успехе выставки и как один из ее организаторов и как крупный помещик, имевший прекрасно поставленное хозяйство в имении Станьково под Минском. Он демонстрировал чистопородный крупный рогатый скот, лошадей станьковского племенного завода, овец, чистокровных собак, коллекцию саженцев, кирпич, дренаж, трубы, черепицу.

Некоторые преуспевающие промышленники располагали собственными павильонами. Были, например, кондитерская Ф. Венгржецкого, два павильона братьев Леккерт (паровой пивоваренный завод), павильон «Фотографические принадлежности и работы» Напельбаума. Отдельным павильоном демонстрировались образцовые мужская и женская уборные Анцелиовича.

Хотя рамки выставки в основном ограничивались сельским хозяйством и смежными отраслями, она имела гораздо более представительный характер. В проспекте наряду с экспонентами рекламировали свои товары около тридцати различных фирм, не участвовавших в выставке, причем предлагалось все: от чая, ветчины, швейных машинок и велосипедов до кредитов, банковских операций (банкирская контора Поляка и Вейсбрема), технических работ и инженерных решений (техническое бюро инженеров Кржижановского и Цивинского). После выставки состоялся аукцион.

Выставка явилась событием огромной важности для жизни города и края. Она позволила предпринимателям ознакомиться с развитием и успехами сельскохозяйственной промышленности, сельского хозяйства и его отраслей, а также с состоянием кустарных промыслов, создала прекрасные возможности для развития деловых контактов, стимулировала товарообмен и производство.

ГОРОДСКИЕ ОБЩЕСТВА

Общество любителей изящных искусств. Образовано минской либерально настроенной интеллигенцией в ноябре 1898 года. Инициаторами его создания явились писатель Е. Н. Чириков и старший ревизор акцизной управы А. А. Александров, ставший председателем общества. Александров и его жена Вера Даниловна - дочь известного писателя Д. Мордовцева и сама не чуждая литературе - были людьми увлеченными. Они отдавали этой работе все свое свободное время.

(23KB) Подгорная улица. Здание литературно-артистического общества. Начало XX века. (Государственный музей ВССР).

Фактически общество начало функционировать в конце января 1899 года, когда были пройдены все официальные инстанции - утвержден устав в Министерстве внутренних дел и получено разрешение ^бернатора. Для руководства избрали совет старейшин из 10 человек. Разместились на первых порах в здании Общественного собрания (не сохранилось), а с ноября 1899 года в постоянном помещении на углу Подгорной улицы и Захарьевского переулка (дом № 17 по улице К. Маркса).

Начало работы совпало с подготовкой передовой общественности России к 100-летию со дня рождения А. С. Пушкина. Для выработки программы празднеств в марте 1899 года при обществе была создана особая комиссия. Она совместно с обществом минских врачей предложила открыть в городе общественную библиотеку имени А. С. Пушкина. Оборудование и первоочередную организацию библиотеки взял на себя Александров. Минские любители изящных искусств включились также в общероссийский сбор средств на устройство памятников А. С. Пушкину и А. Н. Островскому.

(57KB) Музыкальная шкатулка. Конец XIX - начало XX века. (Государственный музей БССР).

Пушкинские дни начались 25 мая. В городском театре член управы А. Ф. Хованский читал «Арапа Петра Великого», а в летнем театре в это же время А. А. Александров - «Бориса Годунова». Оба зала были переполнены. Торжественный вечер состоялся 26 мая в здании городского театра. Играл оркестр, хор общества исполнил кантаты в честь поэта. Торжественную речь произнес Хованский. Александров прочел стихотворение Лермонтова «На смерть поэта», вызвав горячие аплодисменты и крики «бис». Были показаны «живые картинки» - «Пушкин в Михайловском» и «Кавказский пленник», поставленные художником А. Поповым. Средства, собранные от проведения вечера, пошли на устройство библиотеки. В тот же день в реальном училище состоялись народные чтения. Торжества завершились любительскими постановками по пушкинским произведениям «Барышня-крестьянка» и «Станционный смотритель». Сбор от спектакля предназначался погорельцам города Игумена (ныне Червень).

Деятельность общества привлекла внимание горожан. Уже через год насчитывалось более 400 его членов.

В составе общества действовали 4 секции: литературная, драматическая, художественная, музыкальная. Особой популярностью пользовалась литературная секция. На ее заседаниях обсуждались произведения прогрессивных русских и зарубежных писателей, делались разборы современных журналов, читались рефераты на литературные темы, отмечались юбилеи известных писателей. С лекциями часто выступали представители местной интеллигенции: писатель Е. Чириков, преподаватели мужской гимназии Зубакин, Созонович, П. Александров, приглашались лекторы из Москвы и Петербурга. На литературные среды приглашались известные критики, историки литературы, публицисты: Ю. Айхенвальд, В. Тан (Богораз), З. Венгерова, С. Венгеров, П. Сакулич. На заседания секции попасть всем желающим было просто невозможно. Газета «Северо-Западный край» писала в 1905 году: «Совет старейшин общества любителей изящных искусств пытается уменьшить приток желающих на литературные среды».

Большой заслугой членов литературной секции была организация чтений для народа. Регулярно они стали проводиться с ноября 1899 года - почти каждое воскресенье. Собирались в помещении общества. На средства городского комитета Попечительства о народной трезвости был приобретен «волшебный фонарь». Часть бесплатных билетов рассылалась в чайные попечительства и в книжные магазины. Чтения приобрели такую популярность, что нашлись дельцы, которые, заполучив бесплатные билеты, продавали их. Позднее установился порядок, когда билеты заранее рассылались на фабрики и заводы, где, как отмечалось в прессе, «разбирались рабочими нарасхват». Нравственное и воспитательное значение чтений было очень велико. Тем не менее перед первой российской революцией городские власти запретили их - сочли, что это не соответствует программе общества любителей изящных искусств.

Кроме Б. Чирикова и А. Александрова активно работали в литературной секции М. Мысавской, редактор-издатель «Северо-Западного края», С. Каминский, возглавлявший комиссию народных чтений Минского общества врачей, старый народник С. Ковалик, поручик С. Скондраков, адвокат и журналист Д. Мейчик, полковник С. Черепанов и др.

Заметной в городе была и деятельность драматической секции, которую возглавлял агроном К. Петров. 14 ноября 1899 года в помещении общества был показан первый народный спектакль «Бедность не порок» А. Островского. Большую материальную помощь в организации народных спектаклей оказывал городской комитет Попечительства о народной трезвости. Так, в 1900 году он предоставил обществу субсидию в 2 тысячи рублей на приобретение костюмов, декораций и реквизита.

Уже начиная с 1900 года представления устраивались почти еженедельно по пятницам и воскресеньям. Зал, вмещавший около 400 человек, был всегда переполнен, публика набивалась в проходы.

В 1901 году, после ремонта, в помещении появилось электричество, а число мест в зале увеличили до 700. Однако и это не намного спасло положение. Привлекал не только репертуар, включавший лучшие классические и современные произведения, но и относительно невысокие цены входных билетов - от 10 до 60 копеек.

За восемь лет существования общества минчане увидели на его сцене следующие спектакли: « Лес », «Пучина», «Доходное место» А. Островского, «Власть тьмы» Л. Толстого, «Чайка», «Лебединая песня» А. Чехова, «Маскарад» М. Лермонтова, «Завтрак у предводителя» И. Тургенева, «Нора» Г. Ибсена, «Ревизор», «Записки сумасшедшего» Н. Гоголя, «Идиот» Ф. Достоевского, «На дворе во флигеле» Б. Чирикова и др.

Выбор репертуара был сопряжен со значительными трудностями. Часто приходилось преодолевать сопротивление цензуры. В 1905 году общество любителей жаловалось минскому губернатору на произвол полицеймейстера, запретившего постановку пьес «Горе от ума» А. Грибоедова, «Власть тьмы» Л. Толстого, «Лес» А. Островского. С большим трудом пробивались на сцену произведения М. Горького. В 1903 году Н. Долгову, главному режиссеру секции, удалось добиться разрешения на постановку пьес «Фома Гордеев» и «На дне». Что касается последней пьесы, то это была первая ее постановка на сцене любительского театра. Спектакль прошел с большим успехом, на протяжении пяти дней его ставили трижды. Пьесу «На дне» играли также в 1904 и 1905 годах.

Критика отмечала довольно высокий исполнительский уровень любительской труппы. И неудивительно - коллективом руководили опытные профессиональные актеры. В 1903 году на платную должность главного режиссера драматической секции был приглашен из Петербурга Н. Долгов, а в 1905-м - К. Дмитриев, поставивший «Дядю Ваню» А. Чехова и «Преступление и наказание» Ф. Достоевского. Некоторые спектакли ставились любителями: М. Гору левым, М. Сахаровым (редактор «Минского листка», бывший актер), В. Любомирским, А. Александровым, имевшим большой опыт постановок любительских спектаклей в Саратове и Петербурге. Кстати говоря, А. Александров являлся первым главным режиссером драматической секции.

На сценической площадке общества выступали известные театральные коллективы: в 1904 году - артисты Петербургского театра литературно-художественного общества, в 1905-м - труппа Варшавского правительственного театра со знаменитым комиком И. Зейдовским, а в 1906 году, перед самым закрытием общества,- труппа театра Комиссаржевской.

Важную роль в культурной жизни города играла и художественная секция, инициатор проведения в Минске многих художественных выставок. Среди ее активных членов были А. Попов (председатель), Я. Кругер, Г. Пинус и др.

Сведений о работе музыкальной секции сохранилось мало. Известно, что она имела свой художественный оркестр, которым вначале руководил корпусный врач Косухин, а после него - адвокат В. Чаусов. Секция организовывала субботние танцевальные вечера с музыкальным и литературным отделениями, а с 1903 года проводила общедоступные концерты.

С самого начала общество любителей изящных искусств являлось объединением передовой, радикально настроенной интеллигенции. Постепенно, под влиянием революционных событий 1905 года его деятельность приобрела откровенно революционный характер. В нем выделялась группа лидеров, стоявших на позициях борьбы с самодержавием: А. Бонч-Осмоловский, С. Каминский, С. Ковалик, М. Мысавской, С. Скондраков и др. Полицеймейстер Норов в январе 1906 года доносил губернатору Курлову: «В обществе любителей изящных искусств многие друзья принадлежат к крайним партиям революционеров». «За ним (обществом.- З. Ш., С. Ш.) стали усиленно следить,- вспоминал А. Бонч-Осмоловский, - на литературные заседания начали присылать полицейского, рефераты начали требовать для предварительного просмотра в губернаторской канцелярии, военным запретили принимать участие в обществе. С увеличением революционного движения революционеры стали использовать общество для революционных целей и под видом бенефисов ставили спектакли для сбора средств на нелегальные цели». На собраниях и диспутах шли бурные дебаты на политические темы, зачастую с антиправительственными речами и раздачей прокламаций.

18 февраля 1906 года в помещении общества состоялась лекция, переросшая затем в грандиозный митинг, посвященный Чехову, на котором присутствовало около 1000 человек. Поднимавшиеся на кафедру ораторы произносили одну за другой революционные речи, прерывавшиеся возгласами: «Долой самодержавие!», «Да здравствует республика!». Разошлись лишь к полуночи. Сообщая министру внутренних дел о временном закрытии общества, Курлов делает вывод, что «первая политическая демонстрация в городе Минске имела место в помещении названного общества». Все же он был вынужден констатировать, что «... установить через свидетелей факт демонстрации против правительства было не только трудно, но и невозможно, ибо собравшиеся имели общую солидарность».

Все это не могло не повлиять на судьбу общества: в июле 1906 года оно закрылось, передав свои полномочия литературно-артистическому обществу.

20 июля 1906 года состоялось первое собрание новорожденного общества, на котором решались организационные вопросы. Были созданы музыкальное, драматическое и художественное отделения. Уже через месяц, 23 августа, открылись литературные среды. Однако с первых же дней общество, чья деятельность совпала с наступлением реакции, оказалось под надзором полиции. На заседания категорически запрещалось приводить посторонних, проводить дискуссии. Тем не менее было прочитано 24 лекции на литературные темы, поставлено 37 спектаклей, устроено 4 художественные выставки. В мае 1908 года, просуществовав менее двух лет, минское литературно-артистическое общество закрылось.

Общество минских врачей. Основано в 1867 году по инициативе инспектора Минской врачебной управы Н. К. Берга. Занималось изучением санитарного состояния губернии, сбором статистических материалов о заболеваемости (22KB) Военный лазарет на Госпитальной улиде. Начало XX века. (Государственный музей ВССР). и смертности, выяснением причин распространения заразных болезней, организацией санитарного надзоpa, научной работой. Правление состояло из президента, вице-президента, секретаря, библиотекаря-казначея. Президентами в разное время были С. Н. Урванцов, Р. К. Яновский, А. И. Смирнов, Н. К. Берг, П. М. Петров.

До 1910 года общество публиковало отчеты о своей деятельности, научные статьи, медицинскую хронику в «Трудах общества минских врачей», высылавшихся в адрес 50 иногородних медицинских обществ. Затем стали выходить «Минские врачебные известия» - специальное периодическое издание, широко освещавшее медицинские проблемы. Журнал пользовался колос сальной популярностью. Он регулярно выходил до 1914 года, а затем, после перерыва, его издание возобновилось в 1915 году.

В библиотеку общества поступали журналы, труды и отчеты медицинских учреждений России, сочинения и диссертации на медицинские темы. При библиотеке содержалась коллекция редких патологических препаратов.

Общество вело большую практическую работу. В 1879 году открыло бесплатную лечебницу для бедных. Просуществовав 2 года, она закрылась, так как новый состав городской думы отказал ей в субсидии. Регистрировались острые заразные заболевания по карточной системе, предложенной А. И. Смирновым. Карточки, несмотря на нерегулярность доставки, позволяли определять всплески эпидемий и локализовать особенно опасные в санитарном отношении места города. В 1899-1903 годах эти функции выполняло созданное обществом медико-санитарное бюро. По инициативе и под упорным давлением организации были открыты первая городская амбулатория, городская инфекционная (« заразная ») больница, учрежден штат думских врачей.

Для пропаганды медицинских знаний общество использовало народные чтения, проводившиеся с 1900 года и проходившие в зале «Пассаж» на Юрьевской улице. Председателем комиссии народных чтений был доктор С. Д. Каминский, наиболее активным членом - доктор М. А. Поляк. Эти лекции пользовались большой популярностью, на некоторые из них собиралось до 400 человек. Регулярные чтения прекратились с началом русско-японской войны, единичные же впоследствии проводились только во время эпидемий.

Члены общества были настоящими врачами-подвижниками, прекрасными специалистами. О. Л. Лунц, П. А. Грацианов, С. К. Свенцицкий, М. А. Поляк, Г. А. Гершуни (будущий глава террористов партии эсеров) вели научную работу. Р. К. Яновский, первый в Минске сделавший полостную операцию, читал лекции по хирургии. Другой блестящий хирург - О. О. Федорович часто для пополнения своих знаний выезжал за границу, встречался там с мировыми медицинскими светилами - Эйдельсбергом, Кохером, Кадером. Специалист по электротерапии, нервным, кожным и венерическим болезням доктор И. 3. Зак изучал редкие болезни и прославился многочисленными демонстрациями таких больных перед аудиторией медиков.

В членах общества состояли и женщины: Г. Б. Зельдович, Г, А. Лифшиц, М. А. Петрускевич, К Г. Баркас. Всего же, например, в 1908 году насчитывалось 64 действительных члена, 3 члена-корреспондента и 13 почетных членов. В разные годы почетными членами общества избирались Н. И. Пирогов, И. М. Сеченов, М. И. Мечников.

Большой вклад в работу общества внес С. Н. Урванцов, человек большой энергии и разнообразных интересов. Благодаря его усилиям в январе 1908 года в честь 40-летня организации был созван первый съезд врачей Минской губернии. На него съехалось 140 человек, на восьми заседаниях прочитано 43 доклада. Следующие съезды состоялись в 1911 и 1914 годах. По инициативе С. Н. Урванцова и М. А. Поляка с 1910 года начал выходить журнал «Минские врачебные известия». С. Н. Урванцов явился автором и другого начинания - «дня белого цветка», впервые состоявшегося в мае 1911 года. Цветы продавались с благотворительной целью: собранные деньги позволили открыть амбулаторию для туберкулезных больных. На основе амбулатории впоследствии был создан туберкулезный диспансер. С. Н. Урванцов вел большую исследовательскую работу. Его медико-санитарный очерк Минска, опубликованный в 1910 году, дает яркую документальную картину труда и быта горожан.

Организация занимала активную гражданскую позицию. Многие ее члены одновременно состояли в обществе любителей изящных искусств. Прогрессивно настроенные врачи не оставались в стороне от политических событий. 24 марта 1905 года в городской думе на публичном заседании общества минских врачей доктор М. А. Поляк прочитал доклад «Врачебносанитарное дело в связи с общими условиями русской жизни». Зажигательная сила выступления медика была столь велика, что заседание, проходившее при большом стечении народа, превратилось в демонстрацию против самодержавия. Во время доклада разбрасывались прокламации.

На экстренном заседании, состоявшемся после курловских событий, врачи вставанием почтили память жертв расстрела. В годы реакции общество вынесло резолюцию против смертных казней, почтило память Л. Н. Толстого. Из-за своей прогрессивной деятельности, часто вступавшей в противоречие с официальной политикой властей, общество минских врачей не раз находилось на грани закрытия.

Минское общество сельского хозяйства. Действовало с 1876 года. Имело собственный дом на улице Захарьевской (район кинотеатра «Центральный»). Это была организация крупных землевладельцев. В нее входили помещики К. Э. Чапский, М. Г. Волович, С. К. Свенцицкий, Э. А. Войнилович и др. Общество имело 4 секции: агрономическую, по скотоводству, по коневодству и лесную. В его распоряжение было предоставлено тугановичское опытное поле. Использовались и хозяйства членов общества. В имениях проводились опыты по исследованию состояния и условий местного полеводства и луговодства, изучался передовой опыт. О результатах работы сообщалось в научных докладах.

В 1897 году при обществе было создано коммерческое отделение, действовавшее как синдикат по сбыту продукции и доставке сельскохозяйственных машин. В том же году отделение открыло склад для продажи сельскохозяйственных машин и орудий и мастерские для их ремонта. Основной капитал отделения в 1901 году составлял 62 тысячи рублей, обороты превышали 1 миллион рублей.

В число крупнейших операций, осуществляемых сельскохозяйственным обществом, входили поставки зерна военному ведомству непосредственно от землевладельцев. В 1893 году интендантству было поставлено 12 501 четвертей (112 509 пудов) зерна по 78 копеек за пуд на сумму 87 757 рублей. Другой важной операцией являлась продажа ячменя пивоваренным заводам Петербурга и Москвы.

В сферу интересов общества входила и торговля лесом. Минские лесовладельцы, недовольные спекулятивными ценами лесопромышленников, старались продавать лес без их посредничества. Для организации планирования лесного хозяйства в 1896 году при обществе было создано лесоустроительное бюро, а для решения проблем сбыта - отдел лесной торговли. Общество поставляло лесные материалы для донецких каменноугольных копий, экспортировало лес.

Большое внимание уделялось животноводству. Многие члены общества имели собственные конезаводы, крупный рогатый скот. В аренде у организации вплоть до 1909 года находилась городская скотобойня. Общество занималось вопросами упорядочения минских конных ярмарок, устройством образцового рынка на Золотой горке для продажи лошадей и другого скота, учреждало случные пункты. Оно завязало торговые отношения с Варшавой по сбыту масла и молочных продуктов, после чего между Минском и польским городом стал постоянно курсировать вагонледник.

Общество простирало свою деятельность на все сферы экономики, связанные с сельским хозяйством. По его инициативе было организовано Минское земледельческое общество взаимного страхования, охватывавшее белорусские губернии, для сбыта спирта создано

Товарищество винокуренных заводчиков, учреждено акционерное общество крахмально-паточного завода «Сокол», лесная биржа.

Большой заслугой общества явилось устройство сельскохозяйственных выставок: юбилейной сельскохозяйственной и кустарно-промышленной в 1901 году, выставкиярмарки животноводства в 1912 году.

История Минского общества сельского хозяйства весьма показательна. Возникнув первоначально как научно-практическое объединение, оно постепенно приобрело характер монополистического союза в сельскохозяйственном производстве, выгодой от которого, по признанию минского губернатора, пользовались прежде всего крупные аграрии.

Общество любителей естествознания, этнографии и археологии. Создано в мае 1912 года. В его программу входило естественнонаучное изучение природы края, историко-археологические исследования, охрана памятников природы, распространение естественно-исторических и географических знаний в пределах Минской губернии. Существовала эта организация за счет членских взносов, доходов от чтения лекций, пожертвований. Управлялась советом из шести человек. Первым председателем общества был А. Ф. Флеров, директор Минской болотной станции. В членах состояли уже упоминавшийся С. Н. Урванцов, В. Ф. Цивинский, инженер-технолог и член городской управы, И. М. Шемигонов, глава Управления земледелия и государственных имуществ Минской губернии, Ф. Н. Ястремский, председатель казенной палаты. А. П. Грацианский, городской врач, и др. Большинство из них по роду своей деятельности были связаны с изучением и преобразованием природы края. Занимались научной работой, читали доклады по медицине, геологии, почвоведению, охране памятников природы, флоре и фауне. В докладах, в частности в сочинениях Н. П. Масловского «О границах распространения ели и граба в пределах Минской губернии» и Б. А. Дайнеко «Охрана памятников природы. Леса по берегам озера Свитязь», предприняты первые попытки комплексно подойти к проблеме сохранности природных богатств.

Общество имело контакты с Петербургской археологической комиссией, петербургским ботаническим садом. Вольно-экономическим обществом, Казанским университетом, московским, уральским, николаевским обществами любителей естествознания, Западно-Сибирским отделением Русского географического общества и др. В 1914 году издало научный сборник «Известия», который предполагалось сделать периодическим. Однако он оказался единственным.

Большой заслугой организации явилось создание городского музея. Вопрос об этом был поставлен на первом же собрании. Вначале многочисленные пожертвования - книги, монеты, образцы ископаемых животных, минералы и многое другое - хранились по частям в земской управе, у казначея общества П. А. Смородского и у секретаря М. Н. Кузнецова, а с 1913 года - уже в помещении музея.

Минский церковный историко-археологический комитет. Создан при Минской епархии в 1908 году.

Действовал вплоть до начала первой мировой войны. Идею его организации подал Д. В. Скрынченко - редактор «Минских епархиальных ведомостей», известный в то время черносотенец. Его поддержали инспектор духовной семинарии А. М. Панов, преподаватель мужской гимназии А. П. Смородский и директор народных училищ М. Н. Былов, ставший председателем. После смерти последнего в 1909 году комитет возглавил А. К. Снитко, известный белорусский историк. Вокруг него группировались деятели либерального направления.

Работа комитета заключалась в историческом обследовании, описании памятников и наблюдении за их сохранностью, описании церковных и монастырских архивов, собирании и изучении фольклора, поисках и хранении предметов старины. Комитетчики совершали поездки в Бобруйск, Слуцк, Борисов, Туров, Пинск. В 1909 году были произведены раскопки в Турове, в результате которых обнаружен саркофаг с остатками скелета и парчи. На многочисленных заседаниях и вечерах читались лекции по истории родного края: «Минск в XVII столетии» (А. К. Снитко), «Памятники старины» (С. А. МасальскаяСурина), «Белорусы, их разговорный и книжный язык при свете истории» (Д. В. Скрынченко) и др. В деятельности комитета принимали участие историк Д. И. Довгялло и известный языковед и фольклорист А. А. Шахматов.

На протяжении 1909-1913 годов комитет издавал сборник «Минская старина», в котором ясно прослеживается русификаторская направленность. Всего было выпущено 4 книги. В 1909 году вышло «Описание рукописного отдела и старопечатных книг Минского церковного историко-археологического комитета». При комитете работали библиотека и церковно-археологический музей.

Надежды организаторов комитета доказать, что Белоруссия всегда была краем исконно русским, не оправдались. Собранные предметы, свидетельства материальной и духовной культуры неоспоримо подтверждали национальную самобытность белорусского народа.

Белорусское общество по оказанию помощи пострадавшим от войны, Создано в апреле 1915 года в Вильно, а через 3 месяца, в июле, открылся Минский отдел. Он объединял около 50 человек. В его комитет входили Ядвигин Ш., В. Голубок, А. Зязюля (А. С. Астрамович), В. С. Фальский, Зоська Верас, ее мать Э. Л. Сивихщая, дочь Ядвигина Ш.- В. А. Левицкая. Председателем комитета был адвокат В. И. Чаусов.

Война, явившаяся тяжким испытанием для народа, особенно драматически отразилась на судьбах беженцев. Известны такие, например, цифры: в сентябре 1915 года санитары минского железнодорожного узла хоронили до 100 умерших беженцев в день. Минский отдел всячески старался помочь обездоленным: организовал для них шесть ночлежных приютов, обычно принимавших около 150- 200 человек, открыл одну платную («Беларуская хатка») и две бесплатные столовые. Правда, бесплатные весной 1916 года из-за недостатка средств закрылись. В течение года беженцам было выдано 16 тысяч бесплатных и 10 тысяч платных обедов, предоставлена денежная помощь в сумме 600 рублей. Наладив с января 1916 года раздачу льна на пряжу примерно 150 женщинам, отдел организовал ткацкую мастерскую, в которой изготовлялось на продажу добротное полотно, рушники, скатерти с узорами на белорусские мотивы, а летом 1916 года занялся пошивом одежды для армии, добившись заказа от Общеземского союза. Этим занятием было охвачено 700 женпщн. Тогда же открылась и ремонтная мастерская военного обмундирования.

В апреле-мае 1916 года работали шестинедельные курсы для беженцев по садоводству, огородничеству и пчеловодству. Записалось 38 человек. Лекции читали на белорусском языке Русецкий, Л. Сивицкая, Кривко. Завершались курсы выпускным экзаменом.

Отдел содержал в Ратомке детский приют. Ванда Левицкая и ее помощница Идя Раткевич учили детей. Преподавание велось на белорусском языке. В начале июля 1916 года 50 сирот и детей беднейших родителей вывезли в Карпиловку - имение Ядвигина Ш. (в 30 верстах от Минска), где они находились до ноября. На Новый год для 150 детей была организована елка, они получили подарки.

В «Беларускай хатцы» для беженцев устраивались нелегальные вечеринки-субботники. Собиралась молодежь, часто перед ней выступал М. Богданович - с лекциями или читал свои стихи.

Общество охраны женщин. Основано в 1901 году К. Э. Чапским. Находилось под влиянием деятелей либерально-оппозиционного движения. В его работе принимали участие жены чиновников и предпринимателей О. Лаврова, П. Н. Матвеева, С. О. Брауде, С. И. Шабад, Л. В. Гапова и др. При обществе функционировал юридический отдел. Присяжные поверенные В. Чаусов, Д. Мейчик, Евдокимов давали бесплатные юридические консультации. Было создано также бюро по организации лекций. Женщина-врач (Микулина-Иванова) вела курс женской гигиены, который пользовался большой популярностью у минчанок из различных сословий. Лекции по астрономии, истории и литературе читали преподаватели гимназии Фальковича П. Смородский, А. Станкевич, А. Никольский. Члены общества организовывали воскресные школы, открыли «Ясли» - дневной приют для детей рабочих.


Будучи центром белорусского национального рынка, Минск не стал в конце XIX - начале XX века центром белорусского национально-культурного возрождения, уступив эту роль Вильно. Позиции русификаторов были в нем особенно сильны. Даже польская и еврейская культуры, имевшие в других городах прочные традиции и сохранявшие преемственность, существовали в виде небольших очагов. Понятно, что в таких условиях господствующее положение занимала русская культура. Однако вопреки расчетам великодержавных шовинистов ведущим в этой культуре оказалось демократическое направление. Оно благотворно влияло на формирование прогрессивного мировоззрения и духовности минчан. С другой стороны, прогрессивная направленность русской культуры в городе обусловливалась развитием местных белорусских демократических сил.

В то же время представители демократической русской культуры не могли глубоко проникнуть в национальную среду, отразить в полной мере интересы белорусского народа, от которого были оторваны. Не все из них понимали необходимость и прогрессивное значение борьбы за национальное самосознание местного населения. Да они попросту считали его русским.

Ситуация изменилась после первой российской революции, давшей огромный импульс национально-освободительному движению и развитию белорусской культуры. Поэтому та часть демократической культуры в Минске, которая существовала в русской форме, после 1905 года фактически становилась явлением местной культуры. Барьер отчужденности русскоязычной культуры и белорусского народа начал преодолеваться.



[1] Нет ничего удивительного в том, что образ Пальмиры Мрачковской привлек внимание художника. Это была не только талантливая пейзажистка, но и личность, во всех отношениях незаурядная. Жена известного в городе доктора Коноцкого, она славилась своей благотворительностью - покровительствовала художникам, содержала бездомных стариков и старушек, подкармливала кошек и собак со всей округи. После революции жила в маленьком летнем домике около Кальварии. Крестьяне любили ее, приносили продукты. Она учила их детей, рисовала. Зимой переезжала в город на Белоцер- ковную улицу.

Трагична судьба этой женщины. Во время Великой Отечественной войны она погибла в своем охваченном пожаром доме, не пожелав оставить картины.

П. Мрачковская была дружна с семьей художника М. П. Станюты, дочь которого, Стефания Михайловна, с восхищением вспоминает о ней.

[2] Воспоминания приведены в пересказе.

 
Top
[Home] [Library] [Maps] [Collections] [Memoirs] [Genealogy] [Ziemia lidzka] [Наша Cлова] [Лідскі летапісец]
Web-master: Leon
© Pawet 1999-2009
PaWetCMS® by NOX