Вярнуцца: Трусаў А.А.

Архитектурно-археологические исследования Мирского замка и городского поселка Мир Гродненской области


Аўтар: Трусов О. А., Чернявский И. М., Кравцевич А. К.,
Дадана: 28-11-2010,
Крыніца: О. А. Трусов, И. М. Чернявский, А. К. Кравцевич. Архитектурно-археологические исследования Мирского замка и городского поселка Мир Гродненской области // Советская археология, 1986. № 4, C. 216-235.



В 110 км на юго-запад от Минска находится древнее белорусское местечко Мир. В письменных источниках оно впервые упомянуто под 1395 г. в связи с набегом крестоносцев [1, с. 40]. Более поздние документы характеризуют Мир как быстро развивающийся ремесленно-торговый центр, имеющий статус города. В 1579 г. его владелец Николай Христофор Радзивилл своим привилеем даровал городу неполное Магдебургское право [2, с. 61]. Инвентари XVII в. называют среди жителей города ремесленников 27 профессий, объединенных в пять цехов. В первой половине XVIII в. упоминается уже 57 различных профессий ремесленников [3, с. 79, 92].

Наряду с существующим ныне костелом и Троицкой церковью средневековые письменные источники называют такие каменные сооружения, как ратушу, госпиталь, базилианский монастырь, четверо въездных ворот - брам. Территория города XVII в. с востока, севера и запада обозначается заметными еще и сейчас остатками оборонительного вала. Речка Мирянка ограничивает город с юга.

Но известен городской поселок прежде всего замком - выдающимся памятником архитектуры Белоруссии, строительство которого относится к началу XVI в. [4, с. 63]. Мирский замок в начале XVI в. отвечал новейшим требованиям фортификации, которые сильно изменились в связи с развитием артиллерии. Кроме того, его основатель Юрий Ильинич, выходец из древнего белорусского рода герба Корчаков [5, с. 525], особое внимание обратил на репрезентабельность своей резиденции. Декор башен и оборопительных стен составляют поребрики, полуколонки, ниши, пояски, углубления которых оштукатурены и побелены.

В плане замок имеет почти правильную четырехугольную форму, приближенную к квадрату. По углам размещены четыре башни, а пятая (въездная) находится посредине западного фасада. Во дворе намечали возвести двухэтажный жилой корпус, пристроенный к южной и восточной замковым стенам, а к северной стене должен был примыкать арсенал, стоящий отдельно, чтобы жилая часть не пострадала от случайного взрыва [6].

Возведен Мирский замок в период расцвета на белорусских землях готики. В это время возводится ряд сооружений (например, церкви оборонительного типа в д. Сынковичи и Мурованка - Маломожейковская Гродненской обл.), характеризующихся едиными чертами декора, строительного материала. Способ оформления фасадов этих и других подобных построек выделяется в самобытное архитектурное направление - белорусскую готику [7, с. 21].

За неполные пять столетий замок неоднократно перестраивался. В середине XVI - начале XVII в. в белорусской архитектуре появляются сначала ренессансные, а затем и барочные черты. Согласно традициям ренессанса начали работы по перестройке замка его новые владельцы Радзивиллы, к которым он отошел в 1568 г. [2, с. 59].

Снаружи, с востока, севера и запада, замок обводится земляными укреплениями бастионного типа, к въездной башне пристраивается дополнительное подковообразное укрепление (предбрамье), во дворе воз-

216

водится (59KB) Рис. 1. I - ситуационный план городского поселка Мир: 1 - Нико-Лаевский костел: 2 - Троицкая церковь; 3 - замок; а - укрепленный посад XVI - XVII вв. II - план раскопок Мирского замка: 1 - раскопки и шурфы на территории городского поселка Мир и Мирского замка. трехэтажный дворец, на трех примыкающих к нему башнях растесываются готические окна и оформляются известняковыми обрамлениями, закладываются бойницы северной и восточной галерей. Неизменными с периода готики сохранились лишь въездная и юго-западная башни.

В XVII-XVIII вв. на замковом дворе около южной стены замка строится кухня, снаружи к этой стене в XVII в. пристроили конюшню, а к западной стене между башнями - одноэтажные хозяйственные постройки.

В период перестроек памятника изменилась и окружающая его планировка. К югу от замка была создана система живописных прудов, а с севера за валами разбили итальянский сад. В XIX в. замком владеют Витгенштейны, Гогенлоэ, в 1895 г. его покупают князья Святополк-Мирские. В 20-30-е годы XX в. последний владелец замка отремонтировал отдельные замковые постройки, что наложило свой отпечаток на внешний и внутренний облик замка [2, с. LIX, LXI].

217

Но строительные (80KB) Рис. 2. I - замок, восточный профиль раскопа во дворе (раскоп 5); II - замок, южный профиль раскопа возле северной стены (раскоп 14); III - замок, восточный профиль раскопа возле западной стены (раскоп 39); IV - поселок, южный профиль раскопа 1. 1 - уровень дневной поверхности; 2 - гумус; 3 - светло-серый слой; 4 - темно-серый слой; 5 - черный слой; 6 - цементный раствор; 7 - глина; 8 - обожженная глина; 9 - суглинок; 10 - песок; 11 - камни; 12 - угли; 13 - битый кирпич; 14 - известь; 15 - слой угля; 16 - уровень материка.работы связаны не только с изменением стилей в архитектуре. Начиная с 1655 г. сооружение неоднократно разрушалось во время многочисленных войн, проходивших на территории Белоруссии. Наиболее значительные повреждения ему были нанесены в конце XVIII - начале XIX в. [8, с. 9], когда были уничтожены внутренние конструкции северо-восточной башни и северного корпуса дворца. В последующее время эти постройки не восстанавливались.

Впервые небольшие раскопки в Мирском замке провел в 1912 г. И. Иодковский [2, с. LXX]. В 1972 г. замок изучал М.А.Ткачев, который раскопал остатки полукруглого оборонительного сооружения возле центральной замковой башни [9, с. 42].

218

В 1969 г. в (82KB) Рис. 3. Поселок: I - остатки гончарного горна (?) XVIII в.; II - остатки постройки XVII в. с изразцовой печью (1 - известковый раствор; 2 - глина; 3 - уголь; 4 - песок; 5 - битый кирпич; 6 - уровень материка). Замок: III - бойница начала XVI в.; IV - арочный проход с галереи на западной стене в северо-восточную башню, заложенный при строительстве дворца (1 - белая известковая штукатурка; 2 - деревянные детали XVI в.). Специальных научно-реставрационных производственных мастерских Министерства культуры БССР (СНРПМ) начата работа по созданию проекта консервации и дальнейшей реставрации Мирского замка. С 1982 г. в замке ведутся восстановительные работы. Им предшествовали археологические раскопки, которые проводились в 1980-1984 гг. архтитектурно-археологической экспедицией СНРПМ. За эти годы вскрыто более 4400 м 2 культурного слоя. Одновременно в 1982-1984 гг. совместно с экспедицией Института археологии АН СССР (руководитель А. К. Кравцевич) изучался культурный слой в историческом центре городского поселка Мир (рис. 1, 2).

В городском поселке было заложено 23 шурфа и 3 раскопа общей площадью 158 м 2 (рис. 1, I). Культурный слой поселка, толщина которого колеблется от 1 до 3,5 м, состоит из трех основных напластований

219

(рис. 2, IV). Самые древние наслоения, (71KB) Рис. 4. Изразцы XVI-XVIII вв. из городского поселка Мир и Мирского замка.черного цвета, имеют толщину от 40 до 90 см. Они выявлены в западной части поселка и залегают на материковом плотном желтом песке. Основной датирующий материал - керамика позволяет отнести их к концу XIV-XVI в. Над черным слоем залегает темно-серый слой мощностью от 0,15 до 1 м. В нем встречаются прослойки песка и глины. Основная масса находок из этого слоя относится к XVI-XVII вв. Это большое количество бытовой керамики, изразцы, стеклянные и металлические изделия, черепица, бороздчатый кирпич.

220

Самый верхний, (100KB) Рис. 4 (продолжение). светло-серый пласт простирается на глубину от 0,6 до 1,45 м. В нем очень часто встречаются прослойки глины, песка, битого кирпича. На уровне границы между светлым и темным слоями обычное явление - остатки булыжных мостовых. Сразу под дерном во многих местах обнаружен слой булыжной мостовой конца XIX - начала XX в. Материал из верхнего пласта датируется второй половиной XVII -

221

XX в. Это поливная и (96KB) Рис. 5. Изразцы и изразцовые медальоны XVI-XVII вв. из городского поселка Мир и Мирского замка.неполивная бытовая керамика, изразцы, металлические изделия, стеклянная посуда. Уточнить датировку помогли два монетных клада конца XVII в., найденных на границе первого и второго слоя. В районе бывшей городской площади обнаружены подвалы большого кирпичного здания XVII в., предположительно ратуши. В юго-

222

Вещевой материал из (102KB) Рис. 5 (продолжение) p>западной части поселка на глубине 2,5 м найдены остатки гончарного горна (?) XVIII в. и изразцовой печи XVII в. (рис. 3, I, II).раскопок свидетельствует о высоком уровне материальной культуры позднесредневекового белорусского города. Коротко охарактеризуем основные категории находок. Керамика поселка

223

делится на три большие группы: неполивную, поливную и мореную. Мы ограничимся перечислением ассортимента посуды, поскольку керамика является объектом специального исследования [10]. Это горшки, макотры, тарелки, миски, крышки, рынки, кувшины, кружки, стопки. Время их бытования конец XIV - XX в. Собрано небольшое количество фрагментов рейнской керамики конца XVII - XVIII в. Изразцовый материал (рис. 4, 16, 17, 20, 25; рис. 5, 1, 5, 6, 9-11, 16, 17, 21, 27, 28, 30, 32) находит аналогии прежде всего в Мирском замке, а также в Новогрудке, Лиде, Гродно. По месту в лицевой поверхности печи терракотовые и зеленые поливные (полихромных найдено лишь несколько небольших фрагментов) изразцы делятся на стенные, угловые, карнизные, поясовые, коронки. Выделено пять видов орнамента: растительный, геометрический, зооморфный, геральдический, религиозный. Подавляющая масса изразцов датируется XVII в. Небольшое количество фрагментов горшковых изразцов с круглым и фигурным устьем относится к XVI в.

Ассортимент стеклянной посуды позднесредневекового города включает бутылки, штофы, стопки, склянницы, рюмки и аптечную посуду. Найдено несколько фрагментов оконного стекла.

Металлические изделия представлены подковами, обувными подковками (рис. 6, 1), ножами, коваными гвоздями. Два монетных клада из западной части поселка датируются концом XVII в. Первый состоит из медных солидов Речи Посполитой эмиссии 1660-1666 гг., второй - из двух талеров 1633 и 1647 гг. антверпенской чеканки, шестигрошовика Речи Посполитой 1665 г. и шестигрошовика прусского 1683 г.

Начиная исследования Мирского замка в 1980 г., архитектурно-археологическая экспедиция СНРПМ стремилась к разрешению нескольких задач: максимальному изучению культурного слоя, так как при реставрационных работах он, как правило, уничтожается; изучению всех утраченных в ходе перестроек и разрушений архитектурных частей Мирского замка; классификации и исследованию всех строительных материалов и других находок - исходных данных для реконструкции древних интерьеров дворца и конструкций кровли замковых башен и стен.

Культурный слой Мирского замка состоит из наслоений преимущественно светло-серого цвета, перемешанных с битым кирпичом, черепицей, известью, глиной, песком, камнями (рис. 2, II, III). Различные прослойки отличаются одна от другой степенью насыщенности строительными остатками. Довольно редко встречаются относительно чистые линзы земли светло-серого и темно-серого цвета. Толщина слоя колеблется от 20-30 см возле валов до 2 м у стен замка и в юго-западной части двора. В стратиграфическом отношении наиболее перспективны раскопы и шурфы, расположенные вдоль северной замковой стены и въездной башни. Нижние пласты у восточной стены уничтожены во время ремонта в первой половине XX в. и использованы для досыпки восточной куртины. Культурный слой у южной и западной стен сильно перемешан во время возведения и разрушения более поздних пристроек к замку. Замковый двор постоянно убирался, поэтому слой здесь имеет, как правило, незначительную толщину. Здесь на материке залегает прослойка темно-серого цвета толщиной 20-60 см, оставленная поселением второй половины XV в. Эта прослойка лучше всего прослежена в раскопе на замковом дворе (рис. 2, I), а также в раскопах возле въездной башни (рис. 2, III). Поселение погибло во время пожара, о чем свидетельствует наличие в прослойке большого количества угля. На замковом дворе найден развал глинобитной печи с горшковыми изразцами конца XV - начала XVI в. [11, с. 33], а возле въездной башни - фрагмент шпоры этого же времени (рис. 6, 16).

В начале XVI в. на месте поселения строители насыпали возвышение из песка и глины толщиной от 20 см до 1 м и на нем возвели каменный замок. Слой строительства толщиной 10-25 см залегает непосредственно на подсыпке. Он состоит из окаменевшего раствора, камней, глины. Датировка его обеспечивается находками раннего больше-

224

мерного кирпича (93KB) Рис. 6. Изделия из металла. 1-6 - трехшипные обувные подковки; 7 - фрагмент шпоры с колесиком; 8 - бубенчик; 9 - шпора; 10 - фрагмент скобянки; 11 - двузубая вилка; 12 - фрагмент скобянки; 13 - фрагмент ножа с костяной ручкой; 14 - ядро; 15, 16 - фрагменты шпор.(основной формат 28-28,5*14,5*9-9,5 (до 10) см), толстой плоской черепицы начала XVI в. [12, с. 31]. Выше залегает светло-серый слой, смешанный с битыми строительными материалами. Возле северной стены этот слой достигает наибольшей толщины (более 1 м). Внешне он выглядит однородным. Однако удалось вычленить прослойку разрушения готической галереи и возведения дворца в конце XVI - начале XVII в., а также прослойку ремонта дворца после военных действий во второй половине XVII в. Основным датирующим материалом явились многочисленные фрагменты кирпичей меньшего формата (27-27,5*13-13,5*7,5 см), чем в начале XVI в., тонкой плоской и

225

волнистой (72KB) Рис. 7. Фрагмент оловянного блюда с гербом Радзивиллов, фото и прорись. черепицы конца XVII - начала XVIII в., изразцы, бытовая посуда, курительные трубки, стеклянные и металлические изделия. На двух полихромных изразцах-коронках стоит дата: 1583 г. (рис. 4, 15). К этому же времени относятся двузубая вилка (рис. 6, 11) и, возможно, фрагмент оловянного блюда (рис. 7) [13, с. 371].

Верхнюю часть культурного слоя составляют наслоения XVIII-XX вв. В некоторых местах прослеживается слой ремонта замка в начале XX в. Возле юго-западной башни этот слой достигает толщины около 40 см.

Строительство Мирского замка начали на глиняной подсыпке, которая перекрывает прежнее поселение. Создание таких подсыпок из глины, песка или гравия - явление, характерное в средневековом замковом зодчестве Белоруссии. Это позволяло создать повышенную площадку в заболоченных труднодоступных местах. Исследование фундаментов замка проводилось около северной грани северо-восточной башни и восточной стены замка. Глубина залегания фундамента башни 4,5 м, стен - 3,5 м. В обоих случаях фундаменты сложены из бороздчатого кирпича (29-30*14,5*8,5-9,5 см) и камней на известковом растворе. В технике смешанной кладки сложены и замковые стены на высоту до 10 м (рис. 8, 1). Выше начинается чисто готическая кладка (тычок - ложок) из кирпича красного цвета. Кроме того, в кладку включен клинкерный кирпич, который в готических сооружениях применялся для декорировки фасадов (рис. 8, 2). Но в Мирском замке клинкерный декор обнаружен лишь на внутренней поверхности западной стены между надвратной и северо-западной башнями. Из кирпича здесь выложены ромбовидные композиции. В настоящее время этот участок стены скрыт пристроенным северным корпусом дворца. Наличие здесь декора не случайно. Это лишний раз доказывает, что первоначально в этом месте возведение жилых построек не планировалось.

По верху стен между башнями проходила боевая галерея. Часть ее при строительстве трехэтажного жилого дворца была утрачена. Стены несколько повысили и пробили в них оконные проемы. Отверстия бойниц были заложены кирпичом.

На западной стене около северо-западной башни произведена расчистка небольшого участка галереи до уровня ее пола. Со стороны помещения до уровня основания оконной ниши стена надложена в один кирпич. Между этой закладкой и внешней стеной сделана забутовка из извести и битого кирпича, в которой обнаружен разбитый горшок второй половины XVI в. После расчистки забутовки в кирпичном полу галереи прослежен прямоугольный паз (0,34*0,45 м), в котором сохранился сосновый брус на длину 2,03 м (толщина его 0,27, ширина 0,20 м). Брус запущен во внешнюю часть стены на глубину 0,83 м. Пол галереи кирпич-

226

ный. Имелся ли здесь другой настил, (95KB) Рис. 8. 1 - смешанная кладка XVI в.; 2 - готическая декоративная кладка XVI в.; 3 - ренессансная кладка конца XVI - начала XVII в.; 4 - фундамент предбрамья; 5 - фундамент дворца; 6 - клейма на кирпиче XVI в.; 7 - фрагмент известнякового обрамления; 8 - фрагмент мраморного обрамления; 9 - известняковая балясина. сейчас говорить трудно. Возможно, что на кирпич могли настилаться доски. Несколько их фрагментов обнаружено в забутовке.

Кроме того, выявлен арочный проход с галереи в северо-восточную башню, который поворачивает влево. При строительстве дворца часть его разобрана, а большая часть заложена кирпичом (рис. 3, IV). При разборке заполнения конца XVI в. бойницы на северной стене в ее нише с внешней стороны обнаружена хорошо сохранившаяся побеленная известковая штукатурка (рис. 3, III). В результате изучения предбрамья установлено, что от него сохранился фундамент, сложенный в технике бутовой кладки (из камней на известковом растворе), над которым возведен цоколь высотой до 0,3 м, выступающий на длину кирпича, и несколько рядов тычковой кладки стены (рис. 8, 4). Подошва фундамента находится на глубине 1,7-1,8 м от цоколя, а ширина стены 1,8 м. Характер кладки и формат кирпича позволяют отнести возведение предбрамья к концу XVI - началу XVII в. [11, с. 34; 14, с. 88-89; 15, с. 31].

Эти работы совпадают с временем возведения в замке дворца. Трехэтажные корпуса выстроены из бороздчатого кирпича красного цвета размером 27-27,5*12-12,5*6-6,5 см.

Исследования фундаментов восточного корпуса показали, что сложены они в системе смешанной техники, но по сравнению с фундаментами оборонительных стен и башен в кирпичной кладке применено значительно меньше камней и они меньшего диаметра (рис. 8, 5). В кладке стен дворца камни отсутствуют вообще (рис. 8, 3).

227

Обрамления оконных и дверных проемов, крестовины окон ренессансного дворца были выполнены из известняковых блоков и имеют сложную внешнюю профилировку (рис. 8, 7). При этом отметим, что многие из них при перестройке дворца в период барокко были выбиты из проемов и применены для сооружения нижних частей стен и порогов в дверях хозяйственных построек. Рамы, судя по записям в инвентарях, изготовлялись из дерева и крепились с помощью железной скобянки. Найдено оконное стекло прямоугольной и круглой форм, преимущественно осветленное. Оно имеет толщину 0,1 см. Утолщенный валик по краю достигает 0,2 см. Стекло монтировалось в двутавровые свинцовые полосы переплетов. От выпадания из рам предохранялось специальными ветровницами, изготовленными из железных полосок шириной до 1 см и толщиной около 0,2 см. На загибах по краям ветровницы имели отверстия для крепления к раме окна. Кроме оконных и дверных обрамлений из аналогичной породы камня выполнены консоли балкона, который находился на втором этаже (со двора) на стыке двух корпусов, а также балясины балконного ограждения (рис. 8, 9).

Во время исследований замкового двора найден один фрагмент мраморного обрамления (рис. 8, 8). Сооружая репрезентабельную резиденцию, Радзивиллы позаботились об изящном оформлении не только дворца, но и окружающей территории. К северу от замка был разбит итальянский сад, спуск в который устроили с уровня второго этажа дворца в виде мостика с уклоном в сторону сада, опирающегося на кирпичные столбы, которые стояли попарно.

При раскопках выявлены фрагменты двух пар столбов (рис. 9). В плане они четырехугольные - 0,8*0,9 м. Основания столбов сложены из полевых камней (в диаметре 20-30 см), внешние грани выложены из кирпича, аналогичного примененному при строительстве ренессансного дворца. Внутри они забутовывались битым кирпичом и небольшими камнями на известковом растворе. Расстояние между столбами одной пары около 1,7 м, между парами - около 8 м. Переходный мостик опирался на подсыпку из битого кирпича, которым заполнена выемка в куртине бастиона.

В XVII в. в замке производились новые строительные работы. Во дворе около южной стены была возведена кухня, с внешней стороны - конюшня. К западной стене снаружи пристроили между башнями одноэтажные хозяйственные постройки (рис. 9). Возводились они примерно в одно время из бороздчатого кирпича размером 27,5*12,5*6,5 см. При этом находки фрагментов каменных дверных и оконных обрамлений ренессансного дворца в кладке кухни свидетельствуют, что новый этап строительства проходил в период перестройки замка в стиле барокко.

Все хозяйственные постройки, возведенные в это время, были одноэтажными с односкатными крышами, которые одной стороной опирались на замковые стены. Фундаменты сложены из камней на известковом растворе с незначительным добавлением битого кирпича. При этом отметим, что фундамент кухни сложен из больших камней, а глубина его залегания несколько превышает 2 м. В наружных хозяйственных постройках фундамент сложен лишь из двух-трех рядов средних по размерам камней, что не превышает 0,5 м. Разница в применении материала, очевидно, не случайна. Вполне возможно, что замковая кухня сооружена на месте запланированного первоначального дворца.

С юга к замку примыкала конюшня, в которой кроме помещений для скота, судя по записям в инвентаре от 15 октября 1688 г., имелись и служебные помещения с изразцовыми печами. В центре находилась кирпичная башенка, «снизу сводчатая для ссыпки овса, а вверху для складывания сена» [16, с. 7]. Выявленное основание ее сложено из камней и кирпича на известковом растворе, как и фундамент кухни. Над каменным фундаментом от внешней стены конюттши сохранилось несколько рядов кирпича. Толщина ее 1,2 м.

В раскопах и шурфах на замковом дворе прослежено булыжное мощение. В центре его, очевидно, неоднократно производили перекладку

228

камней. Но около (66KB) Рис. 9. Ситуационный план Мирского замка после проведения архитектурно-археологических исследований. 1 - развал изразцовой печи рубежа XV-XVI вв. из первоначального поселения; 2 - древний мусоросборник, конец XVI - первая половина XVII в.; 3 - поздний водосток, 20-30 гг. XX в.; 4 - остатки водостоков XVI-XVII вв.; 5 - фрагменты стен и фундаментов предбрамья конца XVI - начала XVII в.; 6 - остатки кухни XVII в.; 7 - остатки конюшни XVII в.; 8 - фрагменты фундаментов кирпичной башенки для хранения фуража XVII в.; 9 - остатки одноэтажных хозяйственных построек XVII в.; 10 - предполагаемые места нахождения кирпичных столбов для мостика в итальянский сад; 10а - выявленные фундаменты кирпичных столбов XVII в.; 11 - подсыпка из битого кирпича для опоры мостика у основания куртины бастиона; 12 - выемка для опоры мостика на гребне куртины бастиона; 13 - остатки крылец дворца начала XVII в.; 14 - фрагменты первоначального булыжного мощения; 15 - остатки плиточного мощения; 16 - фрагмент булыжной подъездной дороги; 17 - колодец, а - стены начала XVI в.; б - стены конца XVI - первой половины XVII в.; в - пристройки 20-30 гг. XX в.. построек в некоторых местах сохранился первоначальный булыжник. В юго-западном углу двора прослежено мощение, перекрытое следами пожаров второй половины XVII в. На этом же уровне выявлена булыжная вымостка около западной стены по обе стороны от въезда. Надо думать, что мощение здесь сохранилось первоначальное. Отдельные камни его находятся под кирпичной кладкой начала XVI в. Около кухни уровень мощения несколько выше. Но характер примененного материала позволяет датировать участки мощения около построек одним временем. Вскрытые его участки в центре двора выложены из больших камней. Разница в уровнях булыжника не случайна. Вдоль северной стены кухни и западной стены замка прослежен желоб, выложенный из камней, по таким желобам дождевая вода отводилась через водо-

229

проводные ниши за пределы замка. Остатки водостока прослежены и с внешней стороны южнее надвратной башни.

В 1984 г. был обнаружен фрагмент булыжной мостовой конца XVI - начала XVII в., которая вела в замок с запада (рис. 9). Сразу под мостовой найдены горшковые изразцы начала XVI в. с круглым устьем и развал печи для обжига кирпича этого же времени.

Во всех замковых помещениях были разнохарактерные по материалу и форме полы. Первоначальных полов во дворце не обнаружено. Лишь на первом этаже восточного корпуса и на первом и втором этажах юго-восточной башни сохранились полы из квадратных и шестигранных керамических плиток. Считать их в полной мере первоначальными вряд ли можно, так как известно, что при ремонтных работах в 20-30-х годах XX в. изготавливался строительный материал, аналогичный примененному при возведении замка в различные периоды. Но при раскопках были обнаружены фрагменты и целые керамические плитки, отличающиеся от выявленных в помещениях характером глиняного теста и внешней обработкой, но схожие размерами. Похожие плитки сохранились в основании оконных ниш на втором этаже восточного корпуса.

Аналогичные плитки обнаружены в раскопах с северной и западной стороны замка в комплексе с изразцами конца XVI - первой половины XVII в. Учитывая схожесть разновременных плиток, можно предположить, что первоначально пол в помещениях выкладывался из квадратных (разного формата) и шестигранных плиток (рис. 10, 13-15). Из квадратных плиток выкладывались узоры шахматного характера либо они применялись для заполнения промежутков в узорах из шестигранных плиток, которые прикладывались к ним короткими гранями (длина их 10 см). В хозяйственных постройках полы мостились либо кирпичом, аналогичным примененному при строительстве стен построек, как это было в кухонных помещениях, либо булыжником - полы в одноэтажных постройках между надвратной и северо-западной башнями.

Замковые постройки в XVI-XVII вв. покрывались плоской черепицей с округлым носком и прямоугольной пяткой, на которой размещался крепежный шип.

В первой половине XVI в. применялась черепица красного цвета с округлым или треугольным крепежным выступом (рис. 10, 4, 5). Ее длина 42-43, ширина 16-17, толщина 1,8-3,5 см (рис. 10, 6) [12, с. 31]. Башни, которые имели островерхую форму кровли, крылись особой черепицей (рис. 10, 7). В это время применялась и специальная коньковая черепица. Она имела длинный (до 9 см) рогообразный декоративный шип, который оканчивается раздвоенным или цельным концом [12, с. 31-32, рис. 10, 9, 10]. На внутреннюю сторону коньковой черепицы иногда наносили перекрещивающиеся борозды для лучшего крепления черепицы на известковом растворе (рис. 10, 11). В 1983-1984 гг. обнаружено несколько фрагментов декоративной коньковой черепицы, покрытой зеленой поливой.

К XVII в. относится тонкая плоская черепица с прямоугольным, иногда трапециевидным крепежным выступом (рис. 10, 12). Она собрана в основном при раскопках кухни. В XVIII в. замковые постройки были покрыты волнистой черепицей, которая получила название голландской (рис. 10, 8). При раскопках было собрано большое количество большемерного кирпича XVI в. Кирпич начала XVI в. - красного цвета, имеет на одной поверхности слабые следы пальцев, глиняное тесто содержит различные примеси. Просушка сырца производилась под открытым небом. На некоторых экземплярах заметны следы дождя, отпечатки лап животных, один фрагмент сохранил отпечаток ноги ребенка. На тычках трех кирпичей (два из них находятся в кладке въездной башни, один обнаружен в раскопе) зафиксированы клейма (рис. 8, 6). Во время раскопок собрано большое количество бракованного кирпича и черепицы XVI в.; это позволяет сделать вывод, что по крайней мере часть строительного материала при строительстве замка изготавливалась на месте.

230

При раскопках Мирского замка (42KB) Рис. 10. Архитектурно-декоративная керамика из Мирского замка. 1, 2 - горшковые изразцы конца XV - начала XVI в. с круглым устьем; 3 - фрагмент квадрифолического горшкового изразца конца XV - начала XVI в.; 4, 5 - фрагменты черепицы начала XVI в.; 6, 7 - готическая черепица XVI в.; 8 - волнистая (голландская) черепица конца XVII - XVIII в.; 9-11 - фрагменты коньковой черепицы XVI в.; 12 - фрагмент плоской черепицы XVII в.; 13-15 - плитки пола конца XVI - XVII в.. собрана большая коллекция печных изразцов. Самый ранний тип мирских изразцов относится ко второй половине XV в. и найден в яме при раскопках замкового двора в слое-первоначального поселения. Это невысокий горшковый изразец с круглым устьем. Его высота 11,5, диаметр днища 7, диаметр устья 12,5 см. В слое пожара, который на рубеже XV и XVI вв. уничтожил поселение, обнаружен развал глинобитной печи, в своде которой применялись горшковые изразцы одной высоты, но с разными по форме устьями. [11, с. 33]. В основном это изразцы с круглым устьем, (рис. 10, 1, 2) найдены также фрагменты изразцов с квадратным и четырехлепестковым устьем (рис. 10, 3). Днища и стенки горшковых изразцов обнаружены в раскопах возле северной и западной замковых стен. Это говорит о том, что в первой половине XVI в. в замке были печи из горшковых изразцов.

Самые первые коробчатые изразцы, найденные в Мирском замке, судя по данным стратиграфии и аналогам, относятся к середине - второй половине XVI в. Это два зеленополивных изразца с массивной румпой. Один изразец имеет углубленную лицевую, украшенную геометрическим

231

орнаментом пластину (рис. 5, 14). Неполивные изразцы с аналогичным геометрическим орнаментом найдены нами в слоях второй половины XVI в. при раскопках Лидского замка. Лицевая пластина другого изразца имеет крупнорельефную розетку (рис. 5, 13).

Основная часть всей изразцовой коллекции относится к концу XVI - первой половине XVII в. - времени наибольшего расцвета Мирского замка. Причем время бытования некоторых экземпляров можно определить довольно точно. На одной изразцовой коронке отчетливо читается дата: 1583 г. (рис. 4, 15). Найдена коронка возле северного замкового корпуса вместе с двузубой вилкой, белоглиняной голландской курительной трубкой раннего тина и рядом других предметов, бытовавших в конце XVI - начале XVII в. Этот материал свидетельствует о том, что к этому времени северный корпус дворца, построенный Радзивиллами, уже функционировал.

Весь изразцовый материал можно разделить на три большие группы: неполивные изразцы, изразцы, покрытые зеленой поливой различных оттенков, и полихромные изразцы (часть полихромных изразцов уже опубликована) [17, 18].

Лицевые пластины изразцов украшены геометрическим, растительным, геральдическим и сюжетным орнаментом. По своему месту в печной облицовке изразцы Мирского замка можно разделить на: стенные разных форматов, стенные половинные (их лицевая пластина чуть меньше половины обычного стенного изразца), угловые, карнизные двух вариантов (сложного профиля и простого), поясные, коронки или городки (рис. 4, 1-5) и изразцы-черепицы для покрытия куполов печей (рис. 5, 3).

В Мирском замке в 1982-1983 гг. обнаружено несколько изразцов-медальонов, которые не имеют румпы. Следы закопченности на их тыльной части отсутствуют. Все они найдены в раскопах возле северного корпуса дворца. Два медальона имеют сзади небольшие крепежные шипы. Один из них полихромный [17, с. 39], другой покрыт зеленой поливой (рис. 5, 4). На обоих изображен орел с гербом Радзивиллов на груди. На двух фрагментах полихромного медальона прямоугольной или квадратной формы имеется рисунок лошади (рис. 5, 22). Вероятно, на лошади сидел всадник. Не исключено, что это остатки государственного герба Великого княжества Литовского. Эти медальоны могли украшать интерьеры помещений. Подобные геральдические медальоны, но больших размеров обнаружены при раскопках Нижнего замка в Вильнюсе [19, с. 44].

Следует отметить, что неполивные, зеленополивные и полихромные изразцы часто изготовлялись в одной деревянной форме и отличались только ценой изделия. К изразцам, которые бытовали в конце XVI в., кроме хорошо датированной коронки, следует отнести ряд квадратных стенных, а также карнизные изразцы и коронки, на которых присутствует различного рода орнаментика, выполненная в технике высокого рельефа и имеющая аналогии на территории Белоруссии и соседних с ней областей. Так, изображение букета в вазе характерно для белорусской орнаментики начиная с середины XVI в. Наиболее ранние экземпляры обнаружены Г. В. Штыховым в Логойске и относятся к середине XVI в. [20, с. 32]. К концу XVI в. орнамент становится все более реалистичным, однако ренессансная традиция исполнения еще сохраняется (рис. 4, 24). В Мирском замке обнаружены терракотовые и зеленополивные экземпляры с таким рисунком. Подобные изразцы найдены в слое конца XVI в., в Лидском замке [21, с. 346], а также в Вильнюсе [19, с. 68].

В XVII в. этот мотив получает большее распространение и наблюдается буквально в каждом центре белорусского изразцового производства. Однако низкорельефный рисунок полностью соответствует традициям барочного искусства. Изразец с прямоугольной лицевой пластиной относится к первой половине XVII в. (рис. 4, 22).

К концу XVI в. можно отнести крупнорельефные изразцы, украшенные геральдическим или сюжетным орнаментом (рис. 5, 9, 12, 18-21, 26). Одни из них, особенно с гербом Радзивиллов, изготовлялись, вероятно,

232

по специальному заказу и аналогов в Белоруссии пока не имеют. Другие,- а это различные варианты изображений грифонов, ангелов с крыльями и дубовых листьев, - встречаются довольно часто. Так, например, изображения грифонов и дубовых листьев известны на полихромных и зеленых поливных изразцах конца XVI - первой половины XVII в. из раскопок в городском поселке Заславль Минского р-на [22, рис. 70, 71]. Карнизный изразец с изображением головы ангела с крыльями имеет наибольшее сходство с новогрудскими изразцами [23, рис. 53, 2]. Представляет интерес фрагмент неполивного изразца с изображением св. Юрия (Георгия) на коне, который убивает змея (рис. 5, 24). Это одно из ранних подобных изображений, выполненных в ренессансной технике. Подобные изображения на изразцах XVII в., найденные в городах Могилеве [24, с. 73, рис. 2, 6] и Мстиславле [13, с. 371], отличаются чисто барочной трактовкой вышеназванного сюжета.

В облицовке печен конца XVI в. применялись наряду с сюжетными и геральдическими карнизные изразцы с растительным орнаментом (рис. 4, 18, 26). Геральдические изразцы первой половины XVII в. выполнены уже в другой технике: рельеф очень мелкий, над головой орла появилась корона, рисунок заключен в прямоугольную рамку (рис. 5, 10, 11, 30, 31). Интерес представляют два варианта геральдических изразцов, у которых орел вписан в круг, а в четырех углах поля лицевой пластины появляются стилизованные изображения цветочных букетов (рис. 5, 25, 30).

В конце XVI в. появляются различные виды геометрического орнамента, которые бытуют до середины XVII в. (рис. 5, 1, 2, 5, 6). Особенное распространение получил орнамент, состоящий из четырех углубленных квадратов. Эта орнаментика характерна для изразцовых печей Белоруссии, Литвы и Латвии первой половины XVII в. [25, 26, табл. II; 27, рис. 84, 4). Найдены фрагменты изразцов с геральдическими буквами (рис. 5, 7). Представляет интерес большой квадратный изразец со смешанным геометрически-растительным орнаментом (рис. 5, 8).

К этому же времени можно отнести и фрагменты зеленых поливных изразцов, на которых частично видны изображения герба и стоят инициалы владельца (рис. 5, 23, 28). Изображение с родовым гербом Радзивиллов и инициалами владельца обнаружено на фрагменте оловянного блюда (рис. 7).

Наряду с вышеназванным геометрическим орнаментом на рубеже XVI и XVII вв. появляется и бытует до середины XVII в. симметричный (четырехчленная симметрия) растительный орнамент. В Мирском замке насчитывается семь основных вариантов этого орнамента (рис. 4, 19-21, 23, 27-29). Различные варианты этого типа орнамента бытуют во всех белорусских городах [28, рис. 1, 2]. Известен этот орнамент и в Литве [19, рис. 57]. Первой половиной - серединой XVII в. можно датировать и те фрагменты изразцов, у которых не удалось реконструировать полностью рисунок лицевой пластины (рис. 4, 11-13; 5, 25).

Небольшое количество фрагментов изразцов, найденных в разных местах замка, можно отнести ко второй половине - концу XVII в. Все эти изразцы не имеют рамки на лицевой пластине. Это фрагмент полихром-ного изразца с геометрическим орнаментом (рис. 4, 7), часть зеленого поливного изразца с монограммой (рис. 5, 29) и угловая часть лицевой пластины неполивного изразца, украшенного «ковровым» орнаментом (рис. 4, 14).

В XVIII в. печи в Мирском замке складывались из гладких неполивных, зеленых и белых поливных стенных и профилированных карнизных изразцов без орнамента. По углам печей располагались угловые изразцы с изображением витых балясин (рис. 4, 6).

Если проанализировать соотношение находок терракотовых, зелено-поливных и полихромных изразцов на замковой территории, можно определить, какие печи и из каких изразцов были в разных помещениях замка. Так, в раскопах возле южной замковой стены, где были хозяйственные постройки, собраны только зеленые и неполивные изразцы, причем

233

последних было большинство. В раскопах возле предбрамья встречались различные типы изразцов, в том числе и полихромные. Наибольшее количество полихромных изразцов собрано возле северной замковой стены, где размещался северный корпус дворца Радзивиллов.

На основании анализа всего изразцового материала можно утверждать, что в хозяйственных помещениях для слуг были скромные печи из неполивных изразцов, в служебных - из зеленых, а в самых богатых комнатах на втором и третьем этажах стояли роскошные печи из многоцветных изразцов. Причем довольно часто рисунок на изразцах был один и тот же и изготовлялись они в одной и той же форме.

Кроме изразцов, в культурном слое городского поселка и замка собрано много изделий из металла и стекла. Коллекция стеклянной посуды обработана пока частично [29], а из металлических изделий мы приводим наиболее характерные и хорошо датируемые экземпляры (рис. 6). Из всех металлических изделий лучшим датирующим материалом являются подковки на обувь. От самых ранних экземпляров высотой 1,5-3 см с тремя шипами на ребре они эволюционировали к плоским подковкам, которые крепились гвоздями (рис. 6, 1-6). Весьма характерная находка для культурного слоя замка - фрагменты дверной скобянки (рис. 6, 10, 12). В слое XVII в. найдены два фрагмента шпор и один целый экземпляр (рис. 6, 7, 9, 15), небольшое металлическое ядро (рис. 6, 14), бубенчик (рис. 6, 8) и обломок ножа с костяной ручкой (рис. 6, 13). Наиболее близкие аналогии металлическим изделиям из Мирского замка известны в Литве и Латвии [26, рис. 23, 39, 42; 27, рис. 76, 77, 81].

Собранная, обработанная и частично отреставрированная коллекция архитектурно-археологических материалов помогла реставраторам восстановить интерьеры и внешний облик Мирского замка [30].(Доклад О. А. Трусова на заседании сектора славяно-русской археологии Института археологии АН СССР 8 апреля 1982 г.)


Литература

1. Syrokomla W. Wędrŏwki po moich niegdys okolicach. Wilno, 1853.

2. Йодковский И. И. Замок в Мире. - Древности. Труды комиссии по сохранению древних памятников, состоящей при императорском Московском археологическом обществе. Т. VI. М., 1915.

3. Грицкевич Л. П. Частновладельческие города Белоруссии в XVI-XVIII вв. Минск: Наука и техника, 1974.

4. Ткачоў М. А. Абарончыя збудаванні заходніх зямель Беларусі XIII-XVIII стст. Мінск: Навука і тэхніка, 1978.

5. Ваlіńskі М., Liріńskі Т. Starožytna Polska. Т. III. Warszawa. 1846.

6. Калнин В. В. Замок в Мире. Минск: Полымя, 1978.

7. Янкавічэне. А. С. Самобытная рысы беларускай готыкі. - ПГКБ, 1974, № і,

8. Митянин А. Я. Замок в Мире. Автореф. канд. дис. Минск: 1954.

9. Ткачоў М. А. Замкі Беларусі. Мінск: Полымя, 1977.

10. Здановіч Н. І. Мірская бытавая кераміка. - ПГКБ, 1983, № 3.

11. Трусаў А. А. Археалагічнае даследванне Мірскага замка. - ПГКБ, 1980, № 4.

12. Трусаў А. А. Беларуская чарапіца, - ПГКБ, 1983, № 1.

13. Трусов О. А. Работы архитектурно-археологической экспедиции. - АО-1982. М., 1984.

14. Трусаў А. А. Археалагічнае вывучэнне помнікаў беларускай манументальнай архiтэктуры XIII-XVIII стст. - Весці АН БССР, сер. грам. навук, 1980, № 6.

15. Калнiн В. В., Трэпет Л. В. Мірскі замак. - ПГКБ, 1975, № 1.

16. Архив СНРПМ, объект 568. инв. № 29. Инвентарная опись Мирского замка.

17. Трусаў А. А., Угрыновіч У. В. Паліхромная кафля Мірскага замка. - Мастацтва Беларусі, 1983, № 3.

18. Трусаў А. А., Угрьіновіч У. Беларуская поліхромная кафля.-ПГКБ, 1983, № 4.

19. Таутавичюс А. Изразцы Вильнюсского замка XVI-XVII вв. Вильнюс: Минтис. 1969.

20. Штыхаў Г. В., Угрыновіч У. В., Трусаў А. А. Кафля Лагойскага замка. - Беларусь, 1981, № 5.

21. Трусов О. А. Исследования средневековых замков Белоруссии. - АО-1980. М., 1981.

22. Заслаўскі гісторыка-археалагічны запаведнік. Мінск: Беларусь, 1983.

23. Овсянников О. В. Архитектурно-декоративная керамика XVI-XVII вв. из Новогрудка. - КСИА, 1969, вып. 120.

24. Трусаў А. А., Чарняўскі Г. М., Кукуня В. Р. Архітэктурна-археалагічныя даследванні гістарычнага цэнтра Магілёва. - Весці АН БССР, сер. грам. навук, 1983, № 5.

25. Трусаў А., Угрыновіч У. Кафля Лідскага замка. - Література і мастацтва, 1980, 10 кастрычніка.

26. Volkaite-Kulikauskiené R. Punios Piliakalnis. Vilnius: Muntis, 1974.

27. Šnore Е., Zarina А. Senā Sēlpis. Rīga: Zinātne, 1980.

28. Розенфельдт Р. Л. Белорусские изразцы. - В кн.: Древности Восточной Европы. М.: Наука, 1969.

29. Трусаў А., Ляшкевіч А. Шкло Мірскага замка. - ПГКБ, 1984, № 3.

30. Калнин В. В. Мирский замок: реставрация и приспособление. - Строительство и архитектура Белоруссии, 1983, № 2.

 
Top
[Home] [Library] [Maps] [Collections] [Memoirs] [Genealogy] [Ziemia lidzka] [Наша Cлова] [Лідскі летапісец]
Web-master: Leon
© Pawet 1999-2009
PaWetCMS® by NOX