Вярнуцца: Вароніч Таццяна

Городское хозяйство Беларуси на рубеже XIX-XX вв.


Аўтар: Воронич Татьяна,
Дадана: 13-12-2011,
Крыніца: Молодежь в науке-2007: приложение к журналу "Весці Нацыянальнай акадэміі навук Беларусі". В 4 ч. Ч. 2. Серия гуманитарных наук / редкол.: П. Г. Никитенко (гл. ред.), В. В. Гниломедов и др. - Минск: Белорус. наука, 2008. - 487 с. -С. 186-191.



УДК [947.6-21+352(476-21)(091)]«18/19»
Воронич Татьяна Владимировна
Белорусский государственный экономический университет
Городское хозяйство Беларуси на рубеже XIX-XX вв.

На рубеже ХІХ-ХХ вв. в городах Европы активно формировалось городское хозяйство. Городские самоуправления в Беларуси делали первые робкие шаги. Главным органом городского самоуправления была дума, которая представляла собой распорядительный тип власти. Однако реально всеми городскими делами ведал исполнительный орган думы - городская управа. Правда, хозяйственная деятельность управы строго ограничивалась рамками городского бюджета, который утверждался губернатором. Белорусские губернские города обладали значительными средствами. По сумме доходов они приближались к уровню крупнейших городов Российской империи. В 1901 г. из 654 городов европейской России только 64 (9,8 %) владели доходами более 200 тыс. р., 43 (6,6 %) - от 100 тыс. до 200 тыс.р. [4, с. 53]. Доходы Минска за этот год составили 472640,97 р., Витебска - 200510,36 р., Гродно - 185412,56 р. и Могилева - 137727,99 р. Поэтому анализ этих городов даст представление о достижениях городского хозяйства в целом по Беларуси [Подсчитано по: 9, вед. 6; 10, вед. 6; 11, вед. 20].

Рассмотрим вначале финансовые возможности городского самоуправления, а затем - насколько эффективно они использовались. Все городские доходы регламентировались законом и подразделялись на «обыкновенные» и «чрезвычайные». Первые состояли из средств, получаемых от городского недвижимого имущества, оброчных статей и различного рода налогов, которые были важнейшей статьей бюджета. Основными являлись оценочный налог с недвижимых имуществ и различные торгово-промышленные сборы. Оценочный сбор взимался со всей городской недвижимости, но не мог превышать 1 % стоимости или 10 % чистого дохода от недвижимого имущества. Дума могла лишь варьировать размер налога в указанных пределах. Суммарные поступления из этого вида источника доходов с 1895 по 1903 гг. увеличились, а их удельный вес в структуре городских доходов в 1900-1904 гг. колебался в пределах 15,5-26,9 %. Однако городское управление не использовало полностью возможности этого вида поступлений. Налог высчитывался с заниженной стоимости недвижимого имущества. Городские гласные, в подавляющем большинстве крупные домовладельцы, тормозили переоценку стоимости недвижимости города, которая определялась произвольно и не подкреплялась никакими финансовыми документами [7, д. 66, л. 7-8].

Главными налогами, которыми облагалась торговля и промышленность, были сборы с торгово-промышленных документов и трактирного промысла. Размер сбора с документов в пользу города в 90-е гг. XIX в. составлял 15 % с купеческих и 10 % с остальных видов документов. Поступления с этой статьи доходов составляли 2,5-6,9 %. Величина сбора с трактирных заведений, к которым были причислены также чайные и постоялые дворы, никакими нормами не регламентировалась, а определялась самой думой. Этот сбор составлял довольно значительную статью дохода. Но с введением казенной винной монополии в 1897 г. он сократился и его удельный вес в 1903-1904 г. составил всего 3,9-7 %.

Кроме перечисленных, существовал налог с извозного и перевозного промыслов. Взыскивался также налог с владельцев лошадей, экипажей и собак, за клеймение мер и весов, нотариальный сбор. В отдельные годы брался налог с аукционных продаж движимого имущества, взималась плата за «проход и проезд по городским сооружениям и за стоянку судов».

Важным источником поступлений было недвижимое имущество, принадлежавшее городу. Прежде всего, это внутригородская земля, сдаваемая в аренду под постройку домов, устройство катков, а также места на улицах и площадях, садах для установки торговых переносных шкафчиков, столиков, для устройства качелей, каруселей, балаганов и прочего и пригородные земли, сдаваемые частным лицам под пахоту, сенокос и т. д. В аренду сдавались и принадлежавшие городу здания и сооружения. Сдача в аренду торговых помещений происходила обычно с торгов. Срок аренды не ограничивался и мог длиться от одного месяца до нескольких лет. Удельный вес этого источника доходов составил в Витебске и Минске в 1900-1903 гг. 7, 5-9,3 %, в Могилеве - 19,5 - 21,8 %.

С 1898 г. в бюджете всех российских городов появилась новая рубрика «Доходы от городских предприятий», удельный вес которых в 1901 г. составил 17 % [4, с. 53-54]. В отчетах городских управ белорусских городов этот параграф отсутствовал и в начале XX в. В Витебске в 1903 г. поступления от городских предприятий - скотобойни, скотопригонного двора, альбуминно-кишечного завода и микроскопической станции, сдаваемых в большинстве случаев в аренду частным лицам, составляли только 1,2 %. Исключение составлял Минск, имевший широкую сеть коммунальных предприятий, принадлежавших непосредственно самому городу, а не акционерным предприятиям, и приносившим значительный доход.

В графу «Мелочные и случайные доходы» входили разного рода поступления: взыскания, штрафы, пеня, сбор с велосипедистов, средства от продажи старого городского движимого имущества и прочее. Удельный вес этого вида доходов оставался стабильным на протяжении рассматриваемого периода - 1,8-3,6 %.

К группе «чрезвычайных доходов» относились поступления из недоимок предшествовавших лет, пособия из казны, прибыли от городского общественного банка. Основными источниками финансирования этой группы доходов были поступления из недоимок прошлых лет и выплаты из казны. Средства из государственного казначейства поступали в качестве возмещения потерь города от введения казенной винной монополии, а также расходов на расквартирование войск. В бюджете российских городов в 1901 г. поступления из казны составляли не более 6 % всех доходов [4, с. 54], в то время как в Витебске - 38 %, в Могилеве - 22,3 %.

Отдельную статью доходов составляла прибыль от городских банков. К 1904 г. в Беларуси их насчитывалось всего пять. Из всех губернских городов только в Витебске действовал городской банк, прибыль от которого в рассматриваемый период не поступала. Витебский городской общественный банк был открыт в 1882 г. на средства города - 16 тыс. р., составившие основной капитал. Витебский городской банк обслуживал мастеров-ремесленников, домовладельцев, торговцев и т. д. Для получения ссуды под залог необходимо было обладать недвижимой собственностью, ценными бумагами или изделиями из золота и серебра. Минимальный размер кредита составлял 10 р., а ссуды под залог изделий из серебра и золота - 5 р. [6, д. 1561, л. 33]. Витебский городской банк не пользовался популярностью среди горожан. Являясь органом городской власти и будучи ей подконтрольным, банк во многих своих операциях потерпел крах. Кредиты выдавались на основе личного знакомства с членами правления, без предварительной проверки кредитоспособности клиента. В результате многие просто не возвращали свой долг. Злоупотребления и хищения привели к банкротству банка в 1904 г. Известно, что впоследствии банк продолжил свою деятельность, а денежные потери взыскивались с виновников финансового кризиса банка.

В рубрику «Доходы из других источников» были отнесены все остальные поступления. В целом доходы городов увеличились с 1894 г. по 1904 г. 1,7-2,6 раза. Рост городских доходов происходил преимущественно вследствие увеличения налогов на недвижимую собственность горожан, за счет пособий от казны и повышения арендной стоимости городского имущества.

Доходы города определяли суммарные возможности расходов, которые подразделялись на обязательные и необязательные. К первой группе были отнесены выплаты на содержание правительственных учреждений, полицию, освещение и отопление тюрем, воинский постой, содержание пожарных команд, органов общественного управления, выплата пособий казне, содержание общественных памятников и зданий и, наконец, благоустройство города. К числу остальных, «непервоочередных» потребностей оказались отнесены народное образование, «благотворительные и иные общеполезные учреждения», включая медицинские, санитарные и т. д.

Существенную часть расходов составляло содержание войск и полиции. В большинстве европейских стран эти казенные повинности были сложены с городов и признаны входящими в круг обязанностей государства [2, с. 75]. В 1903 г. выплаты из городских бюджетов на содержание полиции сократились и составили 8-10 % всех расходов. Расходы на содержание войск оставляли 26-41 %. В Витебске большая их часть компенсировалась государством. В 1903 г. 94 % всех затрат, связанных с расквартированием войск, была возмещена из казенных средств. Можно предположить, что Витебск находился в столь привилегированном положении благодаря личным связям членов городского самоуправления в российском правительстве. Поскольку в Минске наблюдалась совершенно иная картина. Здесь воинская квартирная повинность выполнялась преимущественно за счет средств города, пособия от государства были недостаточными [14, с. 103].

Важную статью расходов города составляло пособие казне. В него входили выплаты на содержание казенных учебных заведений, центральных и местных правительственных учреждений, а также государственный налог с принадлежавших городу недвижимых имуществ. В 1903 г. эти расходы составляли 2-3 % всех расходов городов.

Таким образом, в начале XX ст. 42-56 % всех расходов шла на исполнение городами казенных повинностей: выплата пособия казне, содержание войск и полиции. На удовлетворение нужд самих городов оставалась половина и менее всех средств. За рассматриваемый период значительные бюджетные средства шли на организацию городского общественного управления 17-20 %. Сюда входили выплаты жалованья, а также пенсии и пособия личному составу городского общественного управления, канцелярские расходы, затраты, связанные с устройством помещений для управления.

В соответствии с Городовым положением 1892 г. благоустройство входило в круг обязанностей городского самоуправления, а затраты на эти нужды были отнесены к группе первоочередных расходов. Тем не менее, на рубеже XIX-XX вв. наблюдалась тенденция уменьшения размера выплат на эти цели. Так, расходы на освещение и благоустройство улиц Витебска сократились на 22 %, а их доля уменьшилась с 19 % в 1895 г. до 7 % в 1903 г. Но в целом были выше по сравнению с такими же статьями в Могилеве и Минске [14, с. 106].

Городское управление стремилось максимально снизить свои расходы путем переложения их на самих жителей города. Так, в соответствии с обязательными постановлениями, принятыми городской думой Витебска, только первичное замощение улиц и площадей, устройство тротуаров выполнялось за счет города. Дальнейшее их содержание и ремонт должны были производить горожане. Для замощения применялся булыжник, а с начала XX в. - асфальт. Тротуары на большинстве улиц, за исключением центральных, были покрыты деревом. Регулярный ремонт мостовых и тротуаров не проводился. Замощена была в основном центральная часть городов. Остальные улицы весной и осенью, а во время сильных дождей и летом, становились непроходимыми не только для экипажей, но и для пешеходов. В августе 1904 г. один из жителей Витебска даже подал в суд на городское управление, поскольку его лошадь с дрожками ночью увязла в грязи в одном из переулков. В результате, дрожки и сбруя были испорчены, а лошадь через два дня пала. Город в качестве компенсации выплатил истцу 60 р. [6, д. 1677, л. 398].

В 1904 г. общая протяженность улиц четырех губернских городов составила 255,3 версты, из них замощенные - 33-78 % [1, с. 69]. Из 1082 обследованных российских населенных пунктов 320 (30 %) вообще не имели мостовых, в 397 было замощено менее 25 % всего протяжения улиц [13, с. LXVIV].

Помимо ремонта улиц на горожан была возложена обязанность и по их очистке. В соответствии с обязательными постановлениями, к 8 часам в летнее и 9 часам утра в зимнее время улицы и площади должны были быть убраны. Уборка проводилась в основном в тех районах, где проживали наиболее состоятельные горожане, которые для этого нанимали своих собственных дворников. Остальные же улицы утопали в грязи и навозе, сточные канавы, там, где они были, не чистились, а застаивавшаяся в них вода издавала сильное зловоние на весь район [5, д. 632, л. 1038, 1043, 1045; 3, д. 4466, л. 39 об.; д. 4488, л. 20, 84-85].

Для вывоза нечистот в городе действовали частные ассенизационные обозы. В соответствии с правилами вывоз нечистот должен был производиться в ночное время с 12 до 5 часов. Нередко ассенизаторы нарушали эти правила, вывозя нечистоты в вечернее время, и даже днем, при этом в неплотно закрытых бочках или вообще открытых ящиках. Остро стояла проблема свалки отходов жизнедеятельности города. Нередко отходы сваливались сразу же за городской чертой, либо непосредственно в пределах города, т. к. это было дешевле для домовладельцев. Минск, Гродно, Витебск и Могилев принадлежали к числу немногих городов, в которых были организованы частные либо городские ассенизационные обозы. В большинстве же населенных пунктов Российской империи проблему вывоза нечистот городским жителям приходилось решать самим. Жизнь вынуждала городские управления заниматься вопросами медико-санитарного состояния. Однако управы, преимущественно, лишь осуществляли контроль над деятельностью частных лиц, занимавшихся вопросами ассенизации, освещения.

Среди мер, принимаемых для благоустройства города, была организация освещения улиц. Число городов Российской империи, не имевших освещения, было незначительно - 18 % (193) [13, с. LXIV]. В 1904 г. в Минске насчитывалось - 1311 (в том числе 388 электрических), в Витебске - 1111, в Могилеве -592, Гродно - 286 фонарей [1, с. 74-76]. Организацией керосинового освещения в городе занимались частные лица - подрядчики, а контроль над их деятельностью осуществляла полиция. При введении электроосвещения город брал дело в свои руки. Так, освещение улиц с помощью городской электростанции в Минске началось в 1895 г. В небольшом количестве электрофонари были установлены и в Могилеве. Жители Витебска, несмотря на наличие в городе крупной по тому времени электростанции, электроэненргии получать не могли, поскольку почти вся она потреблялась трамваем.

Мало делалось городскими управлениями и в деле озеленения городов. Как и в случае с замощением, основная нагрузка лежала на самих горожанах. Домовладельцы должны были охранять зеленые насаждения, растущие вблизи их домов, а также производить посадку новых за свой собственный счет [6, д. 4601, л. 20]. Поскольку это было принудительным, то выполнялись постановления только для того, чтобы избавиться от нареканий со стороны городских властей.

Неблагополучная медико-санитарная обстановка в городах, низкий общекультурный уровень горожан обусловили высокий уровень заболеваемости населения и приводили к постоянным вспышкам и распространению инфекционных и венерических заболеваний. В отдельные годы по различным заболеваниям смертность достигала 50-60 % [8, с. 61-65]. Антисанитарным было состояние большинства предприятий городов. Заводы загрязняли городской воздух, реки. Промышленные отходы не вывозились, а складывались прямо на дворах заводов, тем самым, засоряя почву. При обработке и в торговле продуктами питания не соблюдались даже элементарные нормы и правила санитарии [6, д. 4592, л. 1-7 об.].

Для улучшения экологической обстановки в городах проводился целый ряд мероприятий. В городах создавались санитарные комиссии и комитеты, вводились должности санитарных врачей. На них были возложены многочисленные обязанности, в том числе и проведение разъяснительной работы с населением о необходимости соблюдения норм санитарии и личной гигиены [6, д. 607, л. 114-115]. Кроме того, санитарный врач должен был проводить осмотры промышленных и торговых заведений [6, д. 4592, л. 4 об.]. При обнаружении нарушений составлялся протокол, делались замечания. Если требования не исполнялись, то дело передавалось в суд. Однако данная мера не была эффективной вследствие того, что городские суды достаточно лояльно относились к тем, кто нарушал нормы санитарии.

При возникновении реальной угрозы вспышки эпидемии инфекционных заболеваний в городах проводилась разнообразная противоэпидемическая деятельность: создавались особые комиссии и комитеты, которые занимались разработкой и проведением необходимых мероприятий - значительных, но малоэффективных. По мнению Г. Р. Крючка, не учитывались «закономерности развития эпидемии, неправильно расставлялись силы и плохо использовались средства» [3, с. 118]. После прекращения массовых заболеваний образованные комитеты сворачивали свою деятельность, создавая тем самым почву для новых эпидемий. Но организовывались и мероприятия, носившие регулярный характер. При скотобойнях были введены должности ветеринарного врача, который занимался исследованием и клеймением мяса. Города за счет своих средств организовали санитарные лаборатории, платными услугами которой могли пользоваться все желающие. Одна из них была открыта в Витебске в 1902 г. Для лаборатории были приобретены приборы для исследования воды и продуктов питания [12, с. 10-16]. За первые полгода деятельности лаборатории было сделано 125 анализов пищевых продуктов, в 106 случаях они были признаны некачественными. На экспертизу можно было приносить даже непродовольственные товары: ткань, бумагу, резиновые изделия и т. д. [12, с. 15-16].

Особую группу противоэпидемических мероприятий составляли правила и постановления, издаваемые и принимаемые городскими думами и Санитарными комиссиями. Это стало одним из наименее легких и простых решений вопроса, поскольку не требовало денежных затрат. Контроль над их выполнением отсутствовал, и большинство из них оставалось лишь на бумаге. Исполняли их только наиболее робкие и бедные домовладельцы. За рассматриваемый период выплаты на медико-санитарные нужды городов составили 2-6 %.

Одной из главных проблем городов было обеспечение горожан чистой водой. Вода в большинстве колодцев, а также в реках для питья были непригодна. Огромное значение имело открытие водопроводов. К 1904 г. они действовали в Минске, Гродно, Могилеве, Витебске и Слониме [15, с. 183]. Белорусские города стали первыми и одними из немногих, имевших водопроводы. В 1904 г. водопроводы были устроены всего лишь в 192 населенных пунктах России. Характерно, что владельцами водопроводов в большинстве случаев были акционерные предприятия, а не сами города.

В городах была чрезвычайно опасная пожарная ситуация. Более 90 % всех домов в Витебске и Могилеве, и более 80 % в Минске были деревянными [1, с. 68]. В Гродно деревянные жилые строения составляли всего 64 %. По этому показателю Витебск, Минск и Могилев "обогнали" даже сибирские города. В европейской части Российской империи деревянные здания составляли только 2/3 всех жилых строений [13, с. LXIII]. Ситуация усугублялась и тем, что многие арендаторы городской земли вследствие высокой арендной платы стремились на небольшом участке земли возвести как можно большее количество построек. Особенно тесно застраивались окраины. К тому же строительство велось с нарушением норм пожарной безопасности [5, д. 697, л. 444].

Пожары становились стихийным бедствием для всех горожан, уничтожая целые кварталы города. Во время одного из крупнейших пожаров в Витебске 24 июля 1901 г. огнем было уничтожено 1217 строений, в том числе 20 каменных. Без крыши над головой осталось 843 семьи из 4623 человек.

В противопожарном отношении одним из наименее оснащенных по сравнению с другими городами западных губерний был Витебск. Состав пожарного обоза в Витебске был утвержден еще в 1854 г. и с тех пор ни разу не пересматривался [5, д. 585, л. 613]. В 1904 г. в Витебске насчитывалось чуть более 20 пожарных насосов и бочек. Могилев и Гродно, которых Витебск по количеству населения и сумме годового бюджета опережал почти в два раза, имели соответственно 36 и 33 насосов и бочек. В тоже время в Минске рядом с городской пожарнойй командой действовала добровольная дружина пожарников, оснащенная новейшим оборудованием. Удельный вес расходов на содержание пожарных команд в городах составил около 7 % в 1903 г.

Значительно выросли расходы городов на содержание учебных заведений - более чем в 5 раз, но в соотношении с другими статьями бюджета были незначительны. В Минске и Могилеве на данные нужды шло чуть более 5-7 %, а в Витебске - менее 1 % [14, с. 104, табл. 24].

В это же время появляются внутригородской транспорт и пригородное сообщение. До конца XIX в. распространенным внутригородским средством перемещения были извозчики. Извозчиков в городах не хватало, к тому же плата за проезд не была доступна для малоимущих горожан. В 1890 г. была сдана в эксплуатацию Минская конно-железная дорога, построенная акционерным обществом. В 1898 г. Бельгийское акционерное общество завершило укладку двух трамвайных линий в Витебске. Трамвай был демократичным и популярным видом транспорта. В нем не было разделения вагонов на классы, пользовались им все группы городского населения. В 1910 г. Витебский трамвай перевозил свыше 1,5 млн пассажиров.

Таким образом, большая часть средств городов шла на исполнение казенных повинностей. Среди расходов, направленных на удовлетворение городских потребностей, первое место занимали затраты на управление. Расходы на учебные заведения, медико-санитарные мероприятия составляли незначительную часть бюджета и не удовлетворяли все запросы городов. Вместе с тем именно в этот период в городах возникают качественно иные явления, такие как водопровод, трамвай и т. д., которые делали жизнь горожан комфортной. Облагораживается городская среда, появляется электричество, асфальт. Делаются попытки решения первых экологических проблем городов. Значительная роль в становлении коммунального хозяйства принадлежала частной инициативе, благодаря которой было устроено освещение, водоснабжение городов, развитие общественного транспорта. Для развития городского хозяйства у городов перманентно не хватало средств. Поэтому города вынуждены были обращаться к средствам частных лиц и акционерных обществ. В руках города эксплуатация коммунальных служб былы ба более эффективна и надежна, поскольку частный капитал был заинтересован в получении прибыли, а не улучшении благоустройства. К тому же города теряли прибыль от функционирования коммунальных служб. Коммерционализация бюджета белорусских городов была слабая, только начиналась. В этот период ситуация показывает, что рыночные отношения еще слабо проникли в сферу городского хозяйства Беларуси.


Список литературы

1. Города России в 1904 г. / Центр. стат. ком. МВД. - СПб.: Типолит. Н. Л. Ныркина, 1906. - 902 с.

2. К а л и н и н В. Д. Из истории городского самоуправления в России (XVII-начало XX вв.). - М.: Ин-т экономики РАН, 1994. - 92 с.

3. К р ю ч о к Г. Р. Очерки истории медицины Белоруссии. - Минск: Беларусь, 1976. - 264 с.

4. Н а р д о в а В. А. Самодержавие и городские думы в конце XIX-начале XX ВВ. - СПб.: Наука, 1994. - 159 с.

5. Национальный исторический архив Беларуси. Ф. 1416, Витебское губернское правление (1802-1917 гг.), оп. 6.

6. Национальный исторический архив Беларуси. Ф. 2496, Витебская городская управа (1872-1921 гг.), оп. 1.

7. Национальный исторический архив Беларуси. Ф. 2506, Витебская городская дума (1786-1915 гг.), оп. 1.

8. Обзор Витебской губернии за 1895 г. - Витебск: Губерн. Типолит., 1896. - 112 с.

9. Обзор Гродненской губернии за 1901 год. - Гродно: Губерн. тип., 1902. - 150 с.

10. Обзор Минской губернии за 1901 год. - Минск: Губерн. тип., 1902. - 110 с.

11. Обзор Могилевской губернии за 1901 год. - Могилев: Тип. губерн. правл, 1902. - 160 с.

12. Отчет Витебской городской управы за 1903 г. - Витебск: Типолит. Бр. Подземских, Б.г. - 258 с.

13. С о л н ц е в В. Состояние городских поселений империи и условия жизни в них // Ежегодник России. - СПб.: 1906 . - С. LVII-LXXV.

14. Ш и б е к о З. В. Минск в конце XIX-начале XX вв.: Очерк социально-экономического развития / Акад. наук БССР. Ин-т истории. - Минск: Наука и техника, 1985. - 151 с.

15. Экономика Белоруссии в эпоху империализма. - Минск: Издательство Академии Наук БССР, 1963. - 424 с.

 
Top
[Home] [Library] [Maps] [Collections] [Memoirs] [Genealogy] [Ziemia lidzka] [Наша Cлова] [Лідскі летапісец]
Web-master: Leon
© Pawet 1999-2009
PaWetCMS® by NOX