Вярнуцца: Очерки истории науки и техники XVI-XIX веков

Часть I


Аўтар: Виргинский В. С.,
Дадана: 06-10-2014,
Крыніца: Виргинский В.С. Очерки истории науки и техники XVI-XIX веков (до 70-х гг. XIX в.): М.: Просвещение, 1984.



Часть I. Техника и естествознание в период разложения феодализма и развития в его недрах капиталистических отношений. Мануфактурное производство (середина XV - вторая половина XVIII в.)

Глава 1. Переход от ремесленной к мануфактурной ступени материального производства

Техническое наследие ремесленного периода. Отправным моментом в развитии мануфактурного производства был уровень, достигнутый к середине XV в. средневековым ремеслом, сельским хозяйством и другими отраслями.

Передовыми районами научно-технического развития в средние века являлись страны Ближнего Востока, Южной Азии и Дальнего Востока. Своеобразной материальной и духовной культурой выделялась Киевская Русь. Вплоть до монголо-татарского нашествия в XIII в. материальная культура Древнерусского государства, в частности ремесло, развивалась на уровне передовых стран Западной Европы.

В XIII-XV вв. количество изобретений и открытий в западноевропейских странах увеличивалось от десятилетия к десятилетию.

В Европе формировались квалифицированные технические кадры не только мастеров, но также инженеров - военных, строительных, корабельных, горных.

В западноевропейских языках термин "инженер" встречается с XIII - XIV вв. Он образовался от латинского слова "ingenium" ("ингёниум"), означавшего первоначально "врожденные способности", а потом получившего значение "ум, остроумие, изобретательность". Через французский и немецкий языки слово "инженер" проникло в Россию в XVII в.

Хотя основной сферой материального производства на протяжении всех средних веков оставалось сельское хозяйство, наряду с ним значительное развитие получили различные виды подсобных промыслов и городского (в основном цехового) ремесла. На протяжении средних веков наблюдается специализация ремесленного производства и рост количества ремесленных профессий (прежде всего в городах). Цеховые правила регламентировали производство. Работа производилась посредством ассортимента ручных инструментов, станков и иных орудий труда в небольших мастерских самим мастером, его подмастерьями и учениками.

Наряду с ручными орудиями все более широко применялись мускульные приводы, а также устройства, использующие силу животных (особенно лошадей), силу ветра (с IX-X вв.) и силу воды. В XIII-XIV вв. возникает чугунолитейное производство. В XV в. появляются доменные печи, дающие чугун для дальнейшего передела на железо. Все это были зачатки новых технических средств, характерных в дальнейшем для мануфактурной эпохи.

Прогресс наблюдался и в области транспортной техники. Особое значение имели усовершенствования в кораблестроении.

В ряде отраслей средневекового производства широко применялась простая кооперация. Под словом кооперация (т. е. сотрудничество) здесь имеется в виду форма организации труда, три которой много лиц работает совместно и во взаимодействии друг с другом в одном и том же процессе производства (строительстве зданий, горном деле, судостроении) или в разных, но связанных между собой процессах. А это означает, как указывал Маркс, создание "...новой производительной силы, которая по самой своей сущности есть массовая сила".

Средневековый ремесленный период был временем великих открытий, прежде всего компаса, пороха и пороховых ракет, книгопечатания и бумаги, механических часов.

Большая часть этих изобретений была сделана в странах Востока. Однако господство там феодальных порядков с сильными пережитками рабовладельчества и гнет деспотизма воспрепятствовали практическому применению этих достижений технической мысли.

Иное положение сложилось в странах Западной Европы, где развитие городских промыслов и торговли привело к усилению экономического и политического влияния горожан и зарождению буржуазных отношений в недрах феодального строя.

Технические достижения там послужили важной предпосылкой для дальнейшего развития производства в новых экономических формах, для перехода от ремесла к мануфактуре.

Процесс первоначального накопления и формирование мануфактурного производства. Переход от ремесла к мануфактуре протекал в условиях первоначального накопления, осуществлявшегося самыми варварскими методами.

В позднем средневековье высокого уровня развития торговли и промышленного производства достигли итальянские города-государства. Однако в конце XV в., в результате перемещения мировых торговых путей и других экономических и политических причин, отмечается хозяйственный упадок Италии и возвышение государств Пиренейского полуострова.

Начало колониальной экспансии было положено Португалией и Испанией. Владения португальцев распространялись от Гибралтара до Малаккского пролива. В течение XVI в. росли португальские колонии в Африке.

В конце XV в. осуществляется испанская экспансия в Центральную и Южную Америку. Характерно, что генуэзец Христофор Колумб, увлеченный идеей дальних морских экспедиций, переехал сначала в Португалию (и участвовал в плаваниях к берегам Гвинеи), а затем поступил на испанскую службу. Открытия в Новом Свете были сделаны Колумбом в интересах испанской короны.

Успехи колониальных экспедиций европейских держав были связаны прежде всего с использованием ими огнестрельного оружия и новых типов морских судов, снабженных навигационными приборами.

Древние культуры местных народов подвергались беспощадному разгрому. Завоеватели самым широким образом применяли рабский труд.

В Испании и Португалии приток драгоценных металлов и разнообразного сырья из колоний вызвал первоначально подъем торговли и промышленности.

Однако дальнейшее экономическое развитие обеих пиренейских стран тормозилось наступлением абсолютистско-феодальной и клерикальной реакции. Стремясь подчинить своему господству многонациональное население испанских владений в Европе, в Америке и Азии, монархия, Филиппа II и его преемников террористическими методами душила малейшую свободу мысли и насаждала слепую покорность единой католической религии.

Следует напомнить, что во втором десятилетии XVI в. в Германии развернулось рефоомационное движение, направленное против католической церкви, являвшейся главной идеологической и политической опорой феодального строя. К середине века протестантизм получает распространение во! Франции и в Нидерландах.

Неудивительно, что католическая церковь вела яростную борьбу со всеми своими противниками. Самым страшным орудием этой изуверской политики стала испанская инквизиция, проводившая массовые расправы с "еретиками".

Жертвой инквизиции стало и население находившихся под испанским владычеством Нидерландов, где товарно-денежные и буржуазные отношения успешно развивались с XIV-XV вв., а мануфактурное производство получило значительное распространение.

В результате победоносной революции 1566-1609 гг.- первой буржуазной революции в Европе - наиболее развитая в промышленном отношении часть Нидерландов - Голландия об-

рела независимость. В ней стали быстро расти мануфактурное и ремесленное производство, торговля, банковское дело. Опираясь на мощь своего военного и торгового флота, голландцы первые нарушили испано-португальскую монополию на колониальные захваты.

В то же время в самой Испании реакционная экономическая и религиозная политика приводила ко все большему упадку хозяйства.

(108KB) Промыслы и занятия ремесленного периода. Слева направо и сверху вниз: ткачество, кузнечное дело, судоходство, земледелие, охота, врачебное дело. Гравюра на дереве, 1475; Красильная мастерская. Картина из дворца Медичи (Флоренция). Около 1570.

Уже в XVI в. большая часть товаров, ввозимых в испанские колонии, изготовлялась не в Испании, а в других странах. Даже позорную (но баснословно выгодную) торговлю рабами-неграми в американских колониях Испания должна была отдавать на откуп другим державам (в начале XVIII в. это право захватила Англия).

Беспощадная эксплуатация колониальных владений явилась лишь одним из источников первоначального накопления.

Будущие владельцы мануфактур и иных капиталистических предприятий сосредоточивали в своих руках богатства путем торговых и банковских операций, откупов, присвоения общинных и государственных земель, щедрых правительственных субсидий (за счет налогоплательщиков) и многими иными способами.

В Голландии капиталы, добываемые буржуазными хозяевами страны всеми перечисленными выше методами, вливались в промышленность, которая развивалась бурными темпами.

Однако эти успехи были преходящими: "Уже в начале XVIII века голландские мануфактуры были далеко превзойдены английскими, и Голландия перестала быть господствующей торговой и промышленной нацией", - писал К. Маркс.

Все еще огромные капиталы Амстердама и других финансовых центров Голландии ссужались теперь английским предпринимателям и содействовали первоначальному накоплению в Англии.

Процесс первоначального накопления капитала был лишь одним из условий, необходимых для капиталистического производства. Должны были возникнуть также и кадры лишенных средств производства бедняков, могущих стать наемными рабочими капиталистических предприятий. Обезземеление крестьян и разорение ремесленников создали армию безработных, прямо принуждаемых голодом и кровавыми законами против бродяжничества и нищенства наниматься на работу к хозяевам в промышленности, на транспорте, в сельском хозяйстве.

Такие законы издавались в XVI-XVII вв. как в Англии, так и в других западноевропейских странах.

Вместе с тем государственная власть устанавливала в интересах хозяев максимум заработной платы для города и деревни, для сдельной и поденной работы. Вот почему даже в отношении чисто капиталистических мануфактур в период первоначального накопления о "вольнонаемной" рабочей силе можно говорить лишь очень условно.

Против работников используется весь арсенал внеэкономического принуждения. Лишь после полной победы и утверждения капитализма это принуждение отходит на задний план и "...слепая сила экономических отношений закрепляет господство капиталистов над рабочими".

Общая характеристика мануфактурного производства. Мануфактура капиталистическая и крепостная. Мануфактурное производство, основанное на применении наемного труда, зарождается в XIII-XIV вв. в городах-государствах Италии (Флоренции, Сиене, Венеции, Генуе), на Пиренейском полуострове, во Фландрии и некоторых других местностях Западной Европы. Как характерная форма капиталистического процесса производства мануфактура господствует с середины XVI и до последней трети XVIII в.

Мануфактура представляет собой кооперацию, основанную на разделении труда, хотя на раннем этапе развития мануфактурного производства в нем наблюдаются и пережитки простой кооперации.

Существовало две формы мануфактурных предприятий: рассеянные и централизованные.

Рассеянная мануфактура возникала из домашнего ремесла. Так, например, в суконных промыслах Фландрии начиная с XIII в. богатые торговцы сукном, скупщики продукции ремесленников превращались в раздатчиков, а затем во владельцев рассеянных мануфактур.

Но в некоторых отраслях производства: судостроении, горном деле, металлургии - мануфактурные предприятия возникали с самого начала как централизованные. Все операции производились там в одном предприятии, под надзором хозяина или его управляющих.

При полном развитии мануфактурного производства весь технологический процесс разлагается на различные обособленные операции или на выработку отдельных деталей, которые потом собираются воедино.

Каждая операция становится исключительной функцией особого работника или, по выражению Маркса, "частичного рабочего".

Коллектив же рабочих мануфактуры в целом Маркс называет "совокупным рабочим".

Поскольку различные операции мануфактурного производства могут быть проще и сложнее, то "частичные рабочие" образуют целую иерархию специальностей, требующих различной квалификации и имеющих разную оплату. Низшую ступень занимают необученные рабочие - в ремесле таких вообще не было.

Получение специальной квалификации, как отмечал В. И. Ленин, "...требует довольно продолжительного обучения, и потому естественным спутником мануфактуры является ученичество".

Следует подчеркнуть, что никогда и нигде мануфактуры не возникали как добровольные артели ремесленников. Самыми жестокими методами загонялись бедняки, лишенные средств к существованию, на первые капиталистические мануфактуры.

Использование бедняков и бродяг, брошенных в работные дома, тюрьмы и "приюты", в качестве мануфактурных рабочих продолжалось в Голландии и Англии (т. е. в странах, где к этому времени произошли буржуазные революции) и в XVIII, и в. XIX вв. Взрослые и дети посылались из работных домов и приютов в полное распоряжение частных предпринимателей.

Такие порядки были присущи и странам, где сохранялись феодально-абсолютистские порядки. Например, прусские власти широко практиковали в XVIII в. сдачу промышленникам "в аренду" (т. е. по существу в крепостную кабалу) заключенных для использования на мануфактурах.

Наряду с капиталистической мануфактурой, использующей принудительный труд лишь в дополнение к наемному, в странах Центральной и Восточной Европы получила широкое развитие также и мануфактура, имеющая иную социально-экономическую природу. Речь идет о предприятиях, принадлежащих светским и духовным феодалам, а также феодально-абсолютистским государственным, церковным и иным организациям. Эти мануфактуры были основаны на крепостном, каторжном или ином принудительном труде. Наемный персонал имелся там лишь в небольшом количестве.

В России зачатки мануфактур наблюдаются еще в XV-XVI вв., например "пушечные избы" (литейные), устраиваемые правительством в Москве при Иване III и его преемниках.

Богатейшим купцам и промышленникам, позднее "именитым людям" Строгановым принадлежали с XVI в. солеваренные и горнометаллургические предприятия. Рабочая сила у Строгановых была как приписной (крепостной), так и наемной.

Заведения мануфактурного типа, как рассеянные, так и централизованные - солеваренные, поташные, железоделательные, текстильные, - использовавшие в основном крепостной труд, принадлежали в России XVII в. царю, патриарху, боярам (например, Б. И. Морозову) и другим крупным землевладельцам, богатым "гостям" (купцам), например В. Ш'орину. Возникали и более скромные предприятия купцов и богатых крестьян, основанные на применении наемного труда (текстильные, кожевенные и т. д.).

Резкий подъем мануфактурного производства в России относится к первой четверти XVIII в. При Петре I было организовано более 200 крупных, предприятий мануфактурного типа (горнометаллургические, оружейные, судостроительные, лесопильные, пороховые, полотняно-парусные, шелкоткацкие, суконные, писчебумажные и т. д.). Примерно половина их принадлежала казне, остальные - частным лицам - компаниям и отдельным предпринимателям.

Крупные централизованные мануфактуры. XVIII в. в России, несмотря на свою крепостническую природу как по организации производственного процесса, так и по техническому уровню, стояли не ниже современных им буржуазных предприятий на Западе.

Все изложенное выше позволяет сделать следующий вывод. По своей социально-экономической природе мануфактура представляет собой переходную форму. Она. выступает и в виде капиталистического и в виде феодального производства, причем на отдельных предприятиях могли совмещаться и крепостнические, и капиталистические формы эксплуатации.

Маркс отмечал, что классовая борьба между хозяевами капиталистических мануфактур и наемными рабочими "...бушует в течение всего мануфактурного периода". Это полностью применимо и к взаимоотношениям между владельцами и администрацией крепостных мануфактур в России, с одной стороны, и занятыми там работными людьми - с другой. Вспомним о роли, которую играли заводские работные люди в народных движениях России второй половины XVIII в., например в восстании под предводительством Е. И. Пугачева.

Самый термин "мануфактура" (часто в форме "ман-ифак-тура") вошел в русский язык при Петре I. В то время как в русской научной литературе и публицистике это слово и позднее сохраняло исходное значение, в разговорном языке его обычно относили к предприятиям легкой промышленности, а, скажем, горнометаллургические предприятия продолжали именовать заводами. В просторечии впоследствии мануфактурой стали называть ткани ("привезли мануфактуру").

Технические достижения мануфактурного производства. Прогрессивной чертой мануфактурного периода был резкий рост изобретательства по сравнению со средневековьем. Количество проектов и опытов росло от столетия к столетию.

Среди изобретателей встречались представители самых различных слоев населения. Однако главную роль в создании новых изобретений играли работники производства: гидротехники, ткачи, кузнецы, часовых дел мастера, горные мастера, строители военных сооружений.

Много было и изобретателей-любителей, в частности выходцев из дворянства и духовенства, мечтавших прежде всего о быстром обогащении и славе. Немалое место среди изобретателей продолжали занимать, как и в средние века, алхимики, астрологи и т. п. Видимо, к их числу относился и исторический прототип гетевского доктора Фауста - странствующий врач, прорицатель и фокусник XVI в. Иоганн-Георг Фауст. "Чудеса" таких "магов" совершались не только с помощью профессиональной ловкости рук (некоторые иллюзионисты, надо полагать, обладали и гипнотическими способностями). Они передавали своим преемникам секреты определенных технических приспособлений и химических составов.

В рукописи итальянского изобретателя Дж. Фонтана (1420) описывается ряд средств, способных при демонстрации в ночную пору наводить страх на зрителей. Здесь и сложные автоматы в виде чертей, которые должны были взлетать в воздух после зажигания ракет, и "волшебные фонари" (как тогда именовали проекционные фонари). От алхимиков фокусники получили ряд секретных составов, могущих окрашивать воду, превращая ее в "кровь", пиротехнических средств, дающих столбы разноцветного дыма и "адского" пламени, и т. д.

Любопытно само происхождение слова "фокус", ничего общего не имеющего с одноименным физическим термином. Это выражение появилось в русском языке вначале в форме "фокус-покус" (вторая часть впоследствии отпала). Оно явилось неточной передачей немецкого "Hokus-Pokus" ("хокус-покус"). Такими словами "заклинания" и взмахом "волшебной палочки" начиналось представление где-нибудь на ярмарочной площади бродячего "мага". Эти слова пародировали возглашение священника во время католической мессы. Начальные латинские слова звучали так: "Нос est corpus meum" ("Хок эст корпус меум" - "Сие есть тело мое"). Использовать такие слова в восклицании фокусника было по тем временам большим вольнодумством.

Деятельность "магов", пользовавшихся огромной популярностью и у толпы на площадях, и в замках знати, И при дворах монархов, была двойственной. С одной стороны, они своими фокусами и шутовскими церемониями высмеивали мнимые чудеса, о которых вещала церковь. Но с другой - ради усиления своего авторитета они насаждали новые суеверия, убеждая легковерных зрителей в том, будто бы они действительно владеют тайнами волшебства. Только их магия - уверяли фокусники, боясь обвинений в ереси - "не черная", а "натуральная", проистекающая от знания сил природы или полученная от добродетельных восточных мудрецов. Фокусники уже тогда любили рядиться в восточные одеяния.

Отличной от сеансов иллюзионистов, но близкой к ним по развлекательно-зрелищной направленности опытов была деятельность изобретателей, занимавшихся организацией придворных и частных празднеств, "феерий", театрализованных постановок.

Во второй половине XVIII в. императрица Екатерина II часто поручала механику И. П. Кулибину организацию иллюминаций, фейерверков, декоративного оформления балов и празднеств при дворе и во дворцах своих фаворитов. Особенно обширные декоративные работы выполнял Кулибин по поручению Потемкина.

Талантливый русский изобретатель сумел использовать такие поручения для разработки сложных подъемных механизмов, автоматов, новых сортов стекла и оригинальных средств освещения.

Например, знаменитый "кулибинский фонарь", созданный в 70-е гг. XVIII в., - прототип прожектора с зеркальным отражателем, состоявшим из отдельных фацеток, - сразу же вышел за пределы придворных нужд. Различные, разработанные Кулибиным варианты этого "фонаря" могли применяться как в закрытых помещениях, так и для маяков, судов, уличного освещения и т. д.

Для изобретателей (как и для ученых) этого периода была характерна энциклопедичность, разносторонность интересов.

Так, талантливый французский ученый и изобретатель Дени Папен, долго живший в Англии и Германии, приобрел известность созданием в 1681 г. папинова котла - устройства для выварки костей и иных материалов под повышенным давлением. Но основной заслугой Папена явились его нереализованные проекты паровых двигателей и предвидение их грядущего применения. Кроме того, Папен предложил новую конструкцию центробежного насоса, занимался вопросами пропитки деревянных конструкций, консервации продуктов и т. д.

И. П. Кулибин занимался приборостроением, часами, деревянными и металлическими мостами, вододействующими установками, паровыми машинами для судов и для промышленности, оптическим телеграфом, оборудованием солеваренных заводов и многими другими отраслями техники.

Выдающиеся новаторы науки и техники гармонично сочетали занятия наукой, техникой и искусством. Таков был Леонардо да Винчи, который, как указывал Ф. Энгельс, "...был не только великим живописцем, но и великим математиком, механиком и инженером, которому обязаны важными открытиями самые разнообразные отрасли физики". Ниже нам не раз предстоит упоминать об изобретениях Леонардо да Винчи и о выдвинутых им технических идеях, которые должны были реализоваться лишь в отдаленном будущем.

Поражает воображение разносторонность интересов Ломоносова.

Философия, астрономия и астрофизика; механика, оптика, учение о теплоте, учение о газах и жидкостях, учение об электромагнитных явлениях и иные отрасли физики; физическая химия; химия, метеорология; геология, геофизика и геохимия; минералогия, география, биология; этнография; экономическая статистика; конкретная экономика; история (особенно русская история); грамматика и другие отрасли языковедения; теория стихосложения, учение об ораторском искусстве - в области науки.

Горное дело и металлургия; химическая технология; силикатное производство (изготовление стекла и фарфора, а также мозаичных составов, бисера и стеклярусов); производство селитры и пороха; выделка красок; мореходное дело и навигационные приборы; сооружение различных станков, механизмов и вододействующих двигателей, создание физических и химических приборов всякого рода - в области техники.

Поэзия (эпическая, лирическая, сатирическая); проза; драматургия; "мозаическое художество" - в области искусств.

Реорганизация прежних и создание новых высших учебных и научных учреждений страны (см. ниже, гл. 5) - в области просвещения.

Таков далеко не исчерпывающий перечень важнейших отраслей деятельности этого универсального гения.

"Соединяя необыкновенную силу воли с необыкновенною силою понятия, Ломоносов обнял все отрасли просвещения, - писал о нем Пушкин. - Жажда науки была сильнейшею страстию сей души, исполненной страстей. Историк, ритор, механик, химик, минералог, художник и стихотворец, он все испытал и все проник".

Изобретатели сталкивались с крайне враждебным отношением со стороны цеховых организаций. Так, в XVI-XVIII вв. ленточные станки и вязальные машины, механически производившие операции по выделке лент и галунов, по вязке чулок и т. д., которые прежде выполнялись вручную, вызывали возмущение цеховых ремесленников в Германии, Голландии и других европейских странах.

С другой стороны, против технических нововведений выступали дельцы, которые вложили средства в раннекапиталистические предприятия, основанные на ручном труде с применением примитивной техники. Они опасались конкуренции со стороны аналогичных предприятий, вооруженных более совершенными орудиями и средствами производства.

Изобретателям приходилось сталкиваться с трудностями не только в промышленности. Уже известный нам талантливый гидротехник М. И. Сердюков, несмотря на покровительство Петра I, вел многолетнюю борьбу с Вышневолоцким "ямом", т. е. с местной корпорацией ямщиков, перевозивших людей и товары в полосе строительства водных путей, а также со светскими и духовными землевладельцами и извозопромышленниками.

На последней стадии ремесленного периода начались попытки юридической защиты интересов новаторов техники путем выдачи им привилегий на изобретения.

Некоторые общие правила таких привилегий стали разрабатываться с XV в. в Венеции, а с XVI - в Германии и Англии. Но патентное законодательство впервые оформилось в Англии в 1624 г. В других странах соответствующие законы были приняты позже. Получение привилегий облагалось высокими пошлинами. Поэтому изобретатели-бедняки часто не могли сами добиться получения патента без помощи богатого компаньона. Это усиливало зависимость подлинных изобретателей от дельцов. Владельцы предприятий, купцы, спекулянты нередко покупали изобретения, порой добавляя к ним свои любительские выдумки, и оформляли патенты на свое имя.

Установление патентных пошлин явилось новым источником дохода соответствующих государств.

Наука и производство. "Когда после темной ночи средневековья вдруг вновь возрождаются с неожиданной силой науки, начинающие развиваться с чудесной быстротой, то этим чудом мы опять-таки обязаны производству", - указывал Ф. Энгельс.

(70KB) Двигатели мануфактурного периода. Заглавный лист книги Б. Ф. Белидора 'Гидравлические сооружения (1731 - 1739).

Во всех областях усложняющегося материального производства и военного дела - в судостроении, сооружении зданий, артиллерии, фортификации возникает потребность в более точных расчетах, в теоретическом осмыслении, в обобщении технического опыта. Происходит все большее сближение техники с наукой. Едва ли не все выдающиеся ученые того времени, работавшие в области естественных и точных наук, - Г. Галилей, X. Гюйгенс, И. Ньютон, Г. Лейбниц, Д. Бернулли, Л. Эйлер, М. В. Ломоносов - успешно занимались изобретательством.

Установление все более тесных связей между наукой и техническим "мастерством" побудило еще на рубеже XV и XVI вв. Леонардо да Винчи доказывать необходимость связи теории с практикой. Он решительно отвергал "заблуждения тех, кто пользуется практикой без науки", сравнивая таких людей с кормчими, "ступающими на корабль без руля и компаса". С другой стороны, Леонардо был противником чистого теоретизирования. "Тебе необходимо написать о теории, а потом о практике", - указывал он. "Когда будешь излагать науку о движении воды, не забудь под каждым положением приводить его практические применения, чтобы твоя наука не была бесполезна".

Прекрасно охарактеризовал в середине XVIII в. взаимодействие науки и техники Ломоносов: "Науки художествам путь показывают; художества происхождение наук ускоряют. Обои общею пользою согласно служат".

Отношение пpocвeтитeлeй к научно-техническому прогрессу. Гуманисты XVI в. и просветители позднейшего времени полагали, что научно-технический прогресс сам по себе принесет благо людям.

Буржуазные отношения, распространение которых способствовало внедрению научно-технических достижений в практику, находились тогда в прогрессивной фазе своего развития и отрицательные стороны капитализма не успели еще полностью раскрыться.

Однако по мере того как выявлялись (прежде всего на примере стран, переживших буржуазные революции, - Голландии и Англии) крайне тяжелые последствия развития мануфактур и процесса первоначального накопления для трудящихся, мнения передовых мыслителей о научно-техническом прогрессе разделились.

Для Вольтера, Дидро, Д'Аламбера и большей части энциклопедистов характерно было безоговорочное прославление разума и научных знаний.

Но Руссо, которого реакционеры ставили на одну доску с Вольтером в качестве идейного зачинщика революции, этот "защитник вольности и прав" (как называл его Пушкин) решительно расходился с Вольтером в данном вопросе.

Противопоставляя культу Разума культ Добродетели, Руссо доказывал, что при существовавшем тогда строе успехи цивилизации приносят простому человеку одни беды, а все блага достаются лишь богатым и знатным. "Не на науку я нападаю, а отстаиваю добродетель", - писал он.

Под добродетельным образом жизни Руссо понимал уничтожение классового неравенства и угнетения человека человеком, возвращение к простой, трудовой жизни на лоне природы, ликвидацию противоестественной, по его мнению, городской культуры, губящей здоровье людей и разлагающей их души.

Руссо осуждал и древнюю, и средневековую, и современную ему цивилизации, основанные на погоне за роскошью, на насилии, на существовании богатства наряду с нищетой. Естественным считал он лишь первобытное состояние людей, когда, по его мнению, все были равны и все трудились.

В России взглядам Руссо предстояло получить отклик позднее. Передовые деятели русской культуры XVIII в. боролись за всемерное развитие просвещения, науки и техники, за ликвидацию отсталости от стран Западе, за завершение дела, начатого преобразованиями Петра I.

Одним из первых выступил на этом поприще видный писатель-сатирик и деятель культуры Антиох Кантемир. Он ясно отличал научно-технические достижения сами по себе от их возможного употребления во вред людям.

"Огонь служит и нагревать и разорять людей вконец, каково будешь его употреблять, - писал он. - Подобно и наука; однако для того ни огонь, ни наука не злы, но зол тот, кто их употребляет на зло". В своих стихах он восхвалял победы людей над природой и предсказывал еще большие успехи. "Зевсовы наших не чуднее руки", - восклицал Кантемир. Заметим, что имя Зевса было подцензурным обозначением бога. Иными словами, Кантемир приравнивал чудодейственность человеческих рук к божественному творчеству. Позже восторженное отношение к науке и технике с особенной яркостью проявилось в творчестве М. В. Ломоносова, который и в прозе, и в поэзии был певцом культурного и технического прогресса, в первую очередь в интересах родной страны и своего народа.

Техника мануфактурного производства. Уклад техники, характерный для мануфактурного производства, является переходным от ремесленной ступени к машинной. На протяжении своего существования этот уклад претерпевал значительные перемены.

Вначале техника мануфактуры почти не отличалась от ремесленной. Господствовало применение ручных орудий труда, шло их дальнейшее усовершенствование и специализация. Орудия и средства производства были в основном деревянными. Железо, медь, чугун и бронза применялись только для изготовления отдельных деталей машин и ручных инструментов. Стальные изделия встречались редко. Металл применялся более широко только в военном деле.

Однако в ходе дальнейшего развития мануфактурного производства наряду с ручными орудиями труда в нем начинают применяться некоторые элементарные машины и механизмы, приводимые в движение силой животных, воды или ветра. Основные типы таких двигателей изображены на рисунке.

Передаточные механизмы мануфактурного периода отличались неуклюжестью и громоздкостью. Делались они преимущественно из дерева.

Применялись разнообразные рычажные и зубчато-колесные передачи, как деревянные, так и металлические (например, в токарных и сверлильных станках). С XVI в. в практику все более входит применение махового колеса. Известна была также канатная и ременная передачи (с начала XVII в.).

Любопытной особенностью многих изобретений мануфактурного производства было их затейливое внешнее оформление. В этом проявлялись традиции мастеров-ремесленников, которые вносили в свою работу элементы народного прикладного искусства.

Возьмем в качестве примера самоходную повозку Иоганна Хауча (1649 г.). Изобретатель уверял, что она приводится в движение часовым механизмом. На самом деле внутри нее сидели помощники Хауча и вертели заднюю ось.

Мы видим, какую причудливую форму, притом без всякой практической цели, придал конструктор своему творению. Он снабдил его головой и лапами химеры, способными двигаться, когда повозку пускали в ход.

Станки А. К. Нартова также были художественно оформлены. Скажем, его большой токарно-копировальный станок, хранящийся сейчас в ленинградском Эрмитаже, был украшен резьбой по дереву. Металлические части были покрыты гравировкой. К станку было пристроено декоративное сооружение в виде колонн с порталом, на цоколях которого имелись медали, посвященные Петру I и основанию Петербурга.

Глава 2. Техника промышленного и сельскохозяйственного производства в мануфактурный период

Сельское хозяйство и его техника. Сельское хозяйство было той сферой материального производства, где традиции предыдущего периода были особенно устойчивыми. Тормозящее влияние феодально-крепостнических порядков сказывалось здесь сильнее всего. Однако в сельском хозяйстве стран Старого Света после великих географических открытий и установления постоянных связей с Южной, Центральной и Северной Америкой был освоен ряд новых полевых и огородных культур.

(36KB) Самоходная повозка Хауча.

Наиболее важными источниками этих растений оказались центральноамериканский и мексиканский районы, в которых с древних времен разводились кукуруза, тыква, помидоры, какао, фасоль, табак, хлопчатник, а также южноамериканский район (современные Перу и Бразилия), где культивировалось до 40 видов полезных растений, главными из которых были картофель и кукуруза.

Кукуруза (или маис), о которой Колумб впервые сообщил еще в 1492 г., была завезена в Испанию в 20-е гг. XVI в. Она стала распространяться во всей южной полосе Европы. Кукурузу начали возделывать во, Франции, Италии и Венгрии. Через придунайские княжества она проникла на Балканы, на Украину,... в Малую Азию и в Северную Африку. Значение кукурузных посевов в сельском хозяйстве всех этих стран было велико.

Картофель стал известен в Европе - первоначально в Испании и Италии - с конца XVI в. Очень рано он был завезен в Ирландию, по некоторым данным - вместе со взятыми в плен кораблями испанской "Непобедимой армады" Филиппа II, разгромленной небольшим, но технически более совершенным английским флотом у берегов Англии в 1588 г. В Ирландии, где крестьянство жило в глубокой нужде, картофель уже в XVII в. стал основной культурой. Сельское хозяйство страны очень страдало от такого одностороннего развития. Картофель превратился в главный продукт питания ирландцев.

Во Франции и в германских государствах у крестьян к картофелю сохранилось настороженное и даже враждебное отношение не только в силу приверженности к традиционным сельскохозяйственным культурам, но и из-за малой питательности и вкуса, казавшегося им неприятным. Возможность использования картофеля как дешевого питательного средства заинтересовала раньше всего правительственные круги и ученых. Происходили и открытые выступления крестьян против насильственных попыток вводить картофель (в том числе и в России в XVIII в.).

Любопытно происхождение слова "картофель". Этот столь дешевый сейчас продукт получил имя от дорогого гриба трюфеля. То ли всерьез, то ли в насмешку итальянцы прозвали картофельные клубни "tartuffoto" ("тартуфоло") - трюфелем (тоже растущим под землей). Немцы, позаимствовав это слово в форме "Tartoffel", переделали его на "Kartoffel". Позднее название перешло в русский язык при Петре I, впоследствии став в разговорной речи "картошкой".

Важное торговое значение приобрело в Старом Свете разведение табака.

Когда Колумб впервые достиг Кубы в 1492 г., он видел, как местные жители курят свернутые высушенные листья растения, называемого здесь "тобакко" (что мы сейчас именуем сигарами). Вскоре семена табака были завезены в Испанию. Некоторое время табак разводился в Западной Европе лишь как садовое растение. Ж. Нико, французский посланник при португальском дворе, химически исследовал в 1560 г. табак и нашел в нем одурманивающее средство, названное по его имени никотином. Табак распространился с удивительной быстротой во всем Старом Свете вплоть до Китая.

С бобами какао и изготовленным из него напитком "чоколатлем" испанцы впервые ознакомились в государстве ацтеков при завоевании Мексики. Ацтеки готовили шоколад без сахара, но с перцем и некоторыми другими приправами. Изготовление шоколада с сахаром и ванилью - европейское нововведение.

Какао стало ввозиться в Испанию в XVI в., в другие европейские страны - с XVII в. Культура какао-бобов была распространена французами на Антильских островах, в Гвиане и в других их американских владениях. Примеру Франции последовали другие страны, владевшие колониями.

В тропических колониях европейских держав стали разводиться и многие культуры, игравшие в тот период важную роль в международной торговле. В средние века эти продукты приобретались европейцами через арабских торговцев. Сначала португальцы, а потом голландцы и англичане, превратив районы произрастания этих ценнейших культур в свои колонии или полуколонии, получали там пряности для перепродажи на международных рынках.

Агенты конкурирующих держав тайно похищали семена и черенки этих растений и разводили их в своих колониях. Например, французы стали разводить гвоздичное дерево на Антильских островах, англичане - мускатный орех на острове Маврикия и т. д., добыв несколько экземпляров этих растений в азиатских владениях голландцев.

Кофейное дерево стало впервые культивироваться в Эфиопии в XV в. Отсюда оно в начале XVI в. стало распространяться по средиземноморским странам мусульманского мира, где впервые кофе как напиток завоевал огромную популярность.

Во все европейские языки вошло видоизмененное арабское название этого продукта. Одним из главных центров торговли кофе была Мокка (Аравия). Отсюда наименование одного из лучших сортов кофе "мокко".

Венецианцы начали систематическую торговлю кофе в конце XVI в. Голландцам удалось тайно вывезти несколько кофейных деревьев из Йемена и развести их в своих индонезийских колониях. К концу XVII в. о. Ява был покрыт кофейными плантациями. Французы в XVIII в. начали разводить кофе на Антильских островах и в Гвиане.

В этот же период резко возросло культивирование сахарного тростника и производство сахара. Он был завезен колонизаторами в новые районы - на о. Мадейру и Канарские острова, затем в Центральную и Южную Америку. В XVII и XVIII вв. острова Вест-Индии (Куба и др.) сделались главными поставщиками сахара в Западную Европу.

Хлопок стал возделываться в Вест-Индии и в Бразилии в XVII в. Впрочем, вплоть до XVIII в. главными поставщиками хлопка в Европу оставались Ближний Восток и Индия.

При плантационной системе разведения перечисленных выше пищевых и технических культур в колониальных и зависимых странах самым беспощадным образом применялся рабский и крепостной труд.

Мировая торговля продолжала стимулировать разведение культур, пользующихся особым спросом. Так, например, производство чая в Китае выросло после того, как с XVI-XVII вв. Западная Европа познакомилась с этим продуктом через португальцев и голландцев.

Что касается техники сельского хозяйства, то она в этот период также претерпевает изменения, хотя область распространения этих нововведений была очень узка и ограничивалась преимущественно двумя странами - Голландией и Англией, где произошли буржуазные революции.

С XVI-XVII вв. появляется тенденция к переходу от трехполья к более интенсивным системам полеводства, к рационализации сельского хозяйства.. Фермеры и помещики, вступившие на путь капиталистического хозяйствования, еще в XVI в. практиковали дренаж почвы, удобрение ее известковой породой (мергелем), тщательное разрыхление почвы после пахоты, наконец, плодосмен. Так называемый норфольский севооборот (пшеница, турнепс, ячмень и клевер) в различных вариантах практиковался английскими фермерами (и, по-видимому, еще раньше голландцами) задолго до того, как получил систематическое описание в литературе XVIII в. (наиболее известная книга о плодопеременной системе англичанина Дж. Талла вышла в свет в 1731 г.).

Вводились в практику новые типы сельскохозяйственных орудий. Значительно усовершенствован был плуг. Прежний плуг был тяжел и громоздок, он требовал упряжки волов. С XVI- XVII вв. в Голландии и в Англии получает распространение более легкий плуг, рассчитанный на тягловую силу пары лошадей. Раньше плуг снабжался лемехом и отвалом. Теперь обе эти детали соединяются в единое режущее лезвие изогнутой формы. Некоторые плуги стали снабжаться также резаком в виде острого диска. Иногда плуг имел опорную стойку, иногда одно или два колеса. Появились разнообразные типы плугов. Одни применялись для поднятия нови, другие - для распашки пара и т. д. Усовершенствовались также различные орудия для боронования и разрыхления почвы. Вводятся новые типы сеялок, молотилок, соломорезок и т. д.

Двигатели мануфактурного периода. Использование силы воды. В первой русской печатной газете "Ведомости", издававшейся при Петре I, мы часто встречаем упоминания о мельницах, но в непривычных нам словосочетаниях: "бумажные мельницы", "мельница для валяния сукон", "пильная мельница", "пороховая мельница". Это было свойственно не только русскому языку XVII-XVIII вв.

(47KB) Сахарный завод конца XVII в. в Вест-Индии. Слева - устройство по размолу сахарного тростника, справа - печи для выварки сиропа.

Поскольку устройства, использующие силу ветра и воды, раньше всего стали применяться в мукомольном деле, слово "мельница" во всех европейских языках приобрело потом более широкое значение. Так стали называться разнообразные установки с ветряными или водяными двигателями (иногда и с мускульными или конными приводами), а также и предприятия, где применялось такое оборудование. Характерно, что в Англии словом "mlil" ("мил") обозначают и сейчас не только мельницу или дробилку, но также завод или фабрику вообще.

Водяные двигатели получили в мануфактурный период распространение во всех отраслях производства - при переработке сельскохозяйственных продуктов (в мукомольном деле, на крупорушках, маслобойках и т. д.), в текстильной промышленности (на шелкокрутильнях, сукновалках), а также на лесопилках, при производстве бумаги, пороха и т. д.

Особенно важное значение водяные двигатели приобрели в горном деле и металлургии, где их использовали для откачки воды из шахт, для промывки руд и их дробления, для приведения в движение воздуходувных мехов, обслуживающих доменные печи и различные горны, для обслуживания молотов и сверлильных машин и т. д.

(61KB) Французская доменная печь середины XVIII в..

В качестве водяных двигателей служили вертикальные деревянные водяные колеса с лопатками. От античности и средневековья мануфактурный период унаследовал подливное колесо, называемое также нижнебойным. Вода поступала на лопатки колеса снизу. Затем появились среднебойные (в этом случае вода по желобу подавалась на середину колеса) и наконец (примерно с XVI в.) - верхнебойные, или наливные, колеса.

Последний вид был самым лучшим типом водяного двигателя мануфактурного периода. Увеличивая диаметр колеса и размер лопаток, можно было обеспечить поступление на них большого количества падающей воды, поднятой плотиной на значительную высоту, а значит, сделать их более мощными.

Но зато установка верхнебойных колес требовала много труда и средств, особого технического искусства. В России мастера-гидротехники XVII-XVIII вв. пошли по пути создания все более совершенных вододействующих колес именно верхнебойного типа.

Использовать естественные водные потоки в этом случае обычно оказывалось невозможным. Постройка вододействующих заводов начиналась с плотины. Плотина сооружалась из земли, глины, камней и порой достигала весьма значительной длины и высоты. В каждой плотине устраивались "ларевой" (рабочий) прорез для поступления воды в систему "ларей" (деревянных лотков), направлявших воду к водяным колесам, и "вешнячный" прорез для сброса излишних вод во время паводков.

В Западной Европе применялись водяные колеса всех трех описанных выше типов (во Франции преимущественно нижнебойные). Диаметр колес составлял от 2,5 до 5,5 м, но в отдельных случаях создавались и колеса значительно большего диаметра. Так, в конце XVII в. была построена водоподъемная установка в Марли (под Парижем) для обслуживания фонтанов с 14 нижнебойными колесами, каждое диаметром 12 м.

Однако наивысшим достижением гидротехники мануфактурного периода была созданная в 70-90 гг. XVIII в. на Алтае выдающимся конструктором К. Д. Фроловым Змеиногорская вододействующая система. В гигантских подземных камерах, расположенных каскадом, вода, совершая общий пробег на протяжении более 2 км, последовательно приводила в движение верхнебойные водяные колеса, предназначенные для откачки воды из шахт, подъема руды и т. д. Самое большое из этих колес (прозванных "слоновыми") имело 17 м в диаметре. Кроме того, водяные колеса Змеиногорска приводили в действие большое количество сложных рудообогатительных и золотопромывочных устройств.

Возможности всех видов двигателей, применявшихся в рассматриваемый период, были ограничены. Мысль изобретателей того времени работала над тем, чтобы отыскать двигатель, универсальный по своему применению, не зависящий от места его работы (например, от наличия водных потоков).

Вначале изобретатели пошли по пути несбыточных поисков вечного двигателя, т. е. такой машины, которая, не получая извне никакой энергии, сама по себе способна действовать неограниченное время (пока не испортятся ее детали) и производить полезную работу. Мечта о создании вечного двигателя (по латыни perpetuum mobile - "перпетуум мобиле") родилась еще в XII в. В мануфактурный период было выдвинуто множество проектов такопо двигателя. Их авторами были даже видные деятели науки и техники - от Дж. Кардано до И. П. Кулибина.

В 1775 г.(т, е. еще до открытия закона сохранения энергии, в свете которого стала окончательно ясна нелепость идеи вечного двигателя) Парижская академия наук приняла решение не рассматривать любые проекты этого рода, как противоречащие здравому смыслу. Впрочем, несмотря на все доказательства невозможности создания вечного двигателя, эта "мечта-тиран" (как называл ее Кулибин) очень долго не оставляла изобретателей.

Горное дело и металлургия. Производство чугуна, железа и стали. Если в ремесленный период преобладало получение железа непосредственно из железной руды сыродутным способом, то для мануфактурной ступени характерно расчленение металлургического производства на выплавку чугуна (доменный процесс), чугунолитейное дело (отливку готовых изделий из чугуна), передел чугуна на железо и дальнейшую обработку железа. При этом в ряде местностей сохранялся и старый сыродутный способ получения железа. Слово "домна" в русском языке очень выразительно. Оно происходит от старинной формы глагола "дути" - "дму", "дмут" (кстати, от этого корня происходит и наше слово "надменный", т. е. надутый, напыщенный). Таким образом, русский термин "домница, домна" включает понятие обязательного применения воздуходувных мехов.

В XV-XVIII вв. во всех европейских странах наблюдается рост размеров доменных печей и использование более разнообразных, чем прежде, сортов железных руд.

Руда перед плавкой подвергалась обработке, именуемой "обогащением". Она сортировалась, дробилась и промывалась для удаления пустой породы.

На континенте Европы домны, как правило, работали на древесном топливе (с добавкой особых веществ, именуемых флюсами).

Наиболее крупные германские домны в середине XVIII в. обычно имели 7-7,5 м в высоту, французские и шведские - 7,5-8 м. Размеры уральских древесноугольных домен были более значительны. Во второй половине XVIII в. их высота достигала от 10,5 до 13 м, а поперечник - до 4 м. Производительность лучших уральских доменных печей превосходила в то время производительность крупнейших английских домен, работавших на коксе.

Однако будущее было за печами, в которых использовалось минеральное топливо.

Если чугун использовался для отливок, то это делалось либо путем использования жидкого металла, получаемого из домны, либо после вторичной плавки чугунных чушек.

На железоделательных заводах (или в соответствующих цехах металлургических предприятий, объединявших выплавку чугуна и выделку железа) в одном или последовательно в двух кричных горнах чугун переделывался на железо. Получаемая при этом крица - губчатый ком раскаленного железа, пропитанный шлаками, - извлекалась из горна и подвергалась обжиму под вододействующим и ручными молотами.

Болванка железа шла в дальнейшую обработку и путем различных кузнечных и прокатных операций превращалась в сортовое железо.

Существовало несколько типов вододействующих молотов. С XVII в. начали также распространяться прокатные устройства, приводимые в движение водой.

В одной из баллад Ф. Шиллера мы находим картинное описание железоделательного завода:

Поток бушующий дает
Вращенье колесу,
И молоткам немолчным в лад
Бьет по листу огромный млат,
И, размягчаемое жаром,
Железо гнется под ударом

Сталь применялась чрезвычайно редко, лишь для мелких инструментов и дорогого оружия. Ее изготовляли ремесленными методами, с передачей по наследству "секретов".

Существовало три способа изготовления стали: в кричных горнах путем передела особых сортов чугуна; поверхностным науглероживанием железных изделий (цементацией) в специальных печах и плавкою металла в тиглях (литая сталь).

В медеплавильном производстве применялось последовательно несколько горнов, в которых из руд сначала добывалась неочищенная медь в сплаве и соединении с другими веществами, а затем - чистая медь.

Из меди выделывались различные сплавы: бронза, латунь, колокольный металл, металл для подшипников и т. д.

В России в XVIII в. получила большое развитие выплавка цветных и драгоценных металлов из полиметаллических руд на Урале и на Алтае. С 40-х гг. XVIII в., когда стало разрабатываться Змеиногорское месторождение, добыча серебра стала основой алтайского горного дела. Важнейшим сереброплавильным заводом на Алтае был Барнаульский.

В 1751 г. на Барнаульском заводе действовало 14 водяных колес. Они обслуживали восемь пар воздуходувных мехов, два молота, два мельничных постава для размола зерна, одну толчею и одну "пильную мельницу", т. е. всего 22 рабочих механизма.

Выше уже говорилось о Змеиногорской вододействующей системе, обслуживающей добычу и первичную обработку полиметаллических руд. Первое использование Ползуновым силы пара в заводских целях также было организовано на Барнаульском заводе.

Металлообработка. Токарное и сверлильное дело. В мануфактурный период изготовление металлических инструментов и деталей механизмов продолжало производиться вручную.

Непрерывный рост применения черных, цветных и драгоценных металлов сделал необходимым усовершенствование техники металлообработки. Токарный станок, возникший в свое время как универсальный механизм для выточки изделий из дерева, кости и других материалов, находит все большее применение в области металлообработки.

Усовершенствование токарных станков с ручным и ножным приводами для вытачивания сложных фигурных изделий, нарезки винтов и т. д. начиная с XVI в. происходит все быстрее.

На протяжении XVII в. токарный станок подвергался дальнейшим усовершенствованиям во Франции, Германии, Голландии и других странах. Токарные станки конца XVII в. имели уже особый резцедержатель, который мы можем рассматривать как зачаток суппорта.

Дальнейшее усовершенствование этой важнейшей детали, заменяющей человеческую руку (прежде державшую инструмент при работе у станка), явилось заслугой талантливых русских мастеров первой четверти XVIII в., и прежде всего А. К. Нартова, "личного токаря" Петра I.

Разработка Нартовым и другими современными ему механиками усовершенствованных конструкций суппорта (с 20-х гг. XVIII в.) имела важное значение для будущего.

Значительные успехи наблюдались и в сверлильном деле, прежде всего при производстве бронзовых и чугунных артиллерийских орудий. Использование сверлильных установок с водяным приводом отмечается с первой половины XVI в. Однако применение процессов сверления и рассверловки отнюдь не ограничивалось областью военно-металлургического производства. Изготовление металлических цилиндров насосов (а потом, со второй половины XVIII в., также цилиндров паровых машин и поршневых воздуходувок) было бы невозможно без наличия мощных вододействующих сверлильных станов.

В 1713 г. швейцарец Жан Мариц-старший сконструировал новый вертикальный сверлильный стан. Его сын Мариц-младший (работавший во Франции), а также другие французские инженеры применили в производстве (с 40-х гг. XVIII в.) усовершенствованный горизонтальный сверлильный стан.

Литейное дело. Очень большое значение приобрело литейное дело (во-первых, литье бронзы и других медных сплавов, во-вторых, литье чугуна). В России с XV в. существовала отливка как колоколов, так и артиллерийских орудий. В 30-х гг. XVI в. в Москве было отлито 2 больших колокола весом в 500 и 1000 пудов. Знаменитый "литец" Андрей Чохов, упоминаемый с 60-х гг. XVI в., много десятилетий занимался отливкой пушек и колоколов. Он создал целую школу искусных литейщиков. Во второй половине XVII в. при царе Алексее Михайловиче лили колокола весьма значительных размеров, отличающиеся мелодичным звоном и высокохудожественным оформлением.

Крупнейший из них, отлитый в 1654 г., весил 8 тыс. пудов (130 т). Во время пожара 1701 г. колокол был поврежден и "пребыл безгласен" до 1731 г.

В 1730 г. замечательным московским мастерам-литейщикам Ивану; Федоровичу Моторину и его сыну Михаилу была поручена переливка этого колокола. Отливка из четырех литейных печей, расположенных вокруг литейной ямы, началась в 1734 г. и закончилась в 1735 г. Моторины отлили колокол весом около 195 т, высотой около 6 м, диаметром 6 м. Этот замечательный образец русского монументального художественного литья, восхищающий сейчас посетителей Кремля, стал известен как "Царь-колокол".

Текстильное производство. Большой интерес представляет развитие техники текстильного производства, где по сравнению с ремесленным периодом было сделано немало нововведений.

Это относится прежде всего к шелковой промышленности. Еще в XIV в. в итальянском шелковом производстве стали Распространяться "крутильные мельницы", первоначально с Ручным приводом.

В труде итальянского конструктора Витторио Цонка (начало XVII в.) описываются уже довольно сложные шелкокрутильные вододействующие установки. В начале XVIII в. подобные же машины были освоены в Англии, затем во Франции.

В XV в. появилась самопрялка (с ручным приводом). Она позволила осуществлять одновременно крутку и намотку нити.

Изобретение немецким мастером Юргеном самопрялки с ножным приводом относится к 1530 г. В 1589 г. английский изобретатель У. Ли изобрел вязальную машину с ножным приводом.

Создание ленточного станка (способного одновременно ткать несколько лент) произошло в том же XVI в.

В ткачестве продолжало господствовать применение горизонтального ткацкого станка с навоями (валами для навивания нитей основы и готовой материи), бердом (гребнем для разделения нитей основы) на качающейся раме (батане) и ремизками (подвижными приспособлениями, подымающими и опускающими соответствующие нити основы). Последовательное поднятие ремизок производилось посредством нажимания ткачом педалей. Ручная прокидка челнока ткачом обусловливала узость ткани.

В средние века хлопчатобумажные ткани ввозились в Европу с Востока.

Западноевропейские названия ситца и других хлопчатобумажных тканей показывают, что они стали известны в первую очередь как индийский товар. И в русском языке слово "коленкор", например, происходит от имени города Калькутты. Бенгальское название пестрой хлопчатобумажной ткани "читс" голландцы переделали на "сите". Отсюда и русское "ситец".

В начале XVI в. в Италии, Швейцарии, немецких и некоторых других государствах стали выделывать ткани из смеси хлопчатобумажной и льняной пряжи. В XVII в. в Ланкашире (Англия) возникли первые хлопчатобумажные предприятия. В течение XVIII в. ситценабивное производство распространилось в Нидерландах, Швейцарии, германских государствах Франции и Англии.

Глава 3. Другие отрасли техники этого периода

Водный транспорт. Средства транспорта и связи предшествующего периода "...далеко уже не удовлетворяли потребностей производства в мануфактурный период с его расширенным разделением общественного труда, с его концентрацией средств труда и рабочих, с его колониальными рынками".

Подобно тому как мануфактурная промышленность существовала на базе ремесла и использовала прежде всего оборудование, свойственное последнему, так и средства транспорта мануфактурной эпохи были в основном унаследованы от предыдущего периода.

По-прежнему главную роль играли водные пути - речные и морские. По-прежнему на суше господствовали гужевой транспорт и верховая езда. И все же наступили важные перемены. Новое заключалось не только в резком увеличении дальности и объема перевозок грузов и людей, но и в техническом усовершенствовании морского транспорта начиная с XV в.

(33KB) Корабль 'Санта Мария'; .

Двухмачтовые, а затем трехмачтовые каравеллы позволяли не только использовать попутные ветры, но и лавировать против ветра.

На кораблях стали применять как прямые, так и косые (треугольные) паруса. Адмиральский корабль Колумба "Санта Мария" имел два прямых и один косой парус; его грузоподъемность составляла более 200 т, общая длина - 26 м, ширина - более 8 м.

В дальнейшем происходило увеличение грузоподъемности судов, их маневренности и скорости.

В этих целях значительному усложнению и усовершенствованию подвергалась парусная оснастка судов; менялась и их форма.

Любопытно, что в эпоху капиталистического первоначального накопления технические успехи в развитии торгового флота были неразрывно связаны с появлением новых типов военных и пиратских судов. Здесь весьма наглядно подтверждались саркастические слова Мефистофеля из "Фауста" Гёте (события там отнесены автором к XVI в.):

Разбой, торговля и война -
Не все ль равно? Их цель одна.

Напомним, что название легкого и быстроходного судна XVII в. - бригантины происходит от итальянского слова "brigante" ("бриганте") - бандит. Пираты (а их деятельность часто поддерживалась соответствующим правительством, причем тогда они именовались каперами) первые стали предназначать свои суда одновременно как для военных целей, так и для перевозки грузов. Угроза нападения торговых конкурентов и профессиональных пиратов заставили и владельцев торговых судов вооружать их пушками.

В конце XVI в. появился (первоначально в Испании) новый тип судов - галлеоны. Различались торговые и военные галлеоны. Это были четырехмачтовые суда. Грузоподъемность галлеонов достигала 400 т. Еще более крупные суда стали строиться голландской и английской Ост-Индскими компаниями в XVII-XVIII вв.

В XVII в. Голландией впервые были организованы регулярные рейсы торговых судов в некоторые порты Франции, а в начале XVIII в. англичане ввели в практику рейсы специальных почтовых судов как в европейские страны, так и в свои колониальные владения.

В связи с ростом морского судоходства происходит развитие гаваней и портов, их расширение и улучшение погрузочно-разгрузочного оборудования, складского дела и т. д. Но как в кораблестроении, так в погрузке и разгрузке судов по-прежнему господствовал ручной труд и применялись мускульные и конные приводы.

В России строительство регулярного военного и торгового морского флота началось при Петре I. Сам Петр был первоклассным знатоком кораблестроения (как и ряда иных отраслей техники того времени). Он и его сподвижники внимательно изучали передовой голландский и английский судостроительный опыт. Вот почему принятая в нашем военном и торговом флоте терминология была заимствована преимущественно из языков этих двух стран. Скажем, слово "руль", происходящее °т голландского "rоеr" ("рур"), сменило старинное русское выражение "кормило", которое сейчас употребляется лишь в переносном смысле ("кормило правления").

Значительная часть грузооборота и перевозок людей приводилась в то время на внутренние водные пути - естественные и искусственные. По сравнению с сухопутным передвижение по воде экономило тягловую силу. При сплаве по течению рек (с использованием также и парусов) это особенно ощущалось. Но и вверх по течению, а также по каналам упряжка в несколько лошадей способна была передвигать тяжелые баржи.

На русских реках в XVI-XVIII вв. широкое распространение имели грузовые суда, именуемые стругами, насадами, коломенками и т. д. Против течения они перетягивались бурлаками, а при попутном ветре - с помощью парусов. Было распространено и медленное передвижение вверх по рекам подачами, т.е. завозом на лодке якоря с канатом от судна вверх по течению с последующим подтягиванием к нему судна.

Подача осуществлялась по-разному. Иногда завезенный канат просто подтягивали руками. Нередко вертикальный вал на судне, на который наматывался канат, вращали быки или лошади. Такие "коноводные" или "машинные" суда применялись в XVIII и в начале XIX в. В некоторых случаях канат наматывался на горизонтальный вал с гребными колесами, вращаемыми силой течения. К таким "водоходным" судам, известным на Западе с XV в., в России стали проявлять интерес с XVIII в.

Важное значение водного транспорта заставило правительства и частных предпринимателей различных стран принимать меры по улучшению естественных путей сообщения (их углублению, очистке от порогов и мелей, спрямлению и т. д.) и по устройству каналов и водохранилищ. Строились шлюзы и иные гидротехнические сооружения.

Наиболее замечательным искусственным водным путем в Западной Европе был Лангедокский (илл Южный) канал во Франции, построенный в конце XVII в. инженером Рике при поддержке министра Кольбера. Канал длиной около 250 км имел 100 шлюзов. Он соединял побережье Средиземного моря с р. Гаронной, впадающей в Атлантический океан.

В России при Петре I началась постройка Вышневолоцкой водной системы. Главную роль в этом деле играл уже известный нам конструктор М. И. Сердюков. Путем создания разнообразных гидротехнических сооружений он обеспечил искусственное питание водой не только вышневолоцких каналов, но также рек Тверцы и Меты. Особенно важное значение имело устройство им в 1741 г. так называемого Заводского водохранилища, питавшего резервными водами всю Вышневолоцкую систему.

При Петре I были также впервые выдвинуты смелые проекты сооружения Беломорско-Балтийского водного пути и Волго-Донского канала (правда, так и не осуществленные в условиях Царской России). Было начато строительство Ладожского обводного канала длиной в 111 км, законченного в 1730 г.

Сухопутный транспорт. Мы уже упоминали, что в мануфактурный период сухопутный транспорт оставался гужевым. Для передвижения использовалась исключительно сила животных (лошадей, мулов, быков, в странах Востока - верблюдов) как для упряжных, так и для вьючных перевозок. Скорость перевозки товаров гужевым транспортом по сравнению со средними веками возросла примерно в 1,5 раза, но все еще продолжала оставаться незначительной (от 4 до 15 км/ч).

В Западной Европе конная упряжь несколько отличалась от русской. Нагрудные ремни лошади крепились к оглоблям, либо (при парной езде) к дышлу, по обе стороны которого располагались лошади. Распространены были (для передвижения тяжелых повозок или парадных карет) упряжки из четырех или шести лошадей.

В Северо-Восточной Европе, особенно в России, очень широко использовались зимние перевозки на санях. Это был самый быстрый вид передвижения (если исключить курьерскую верховую езду).

Кареты западного производства и принятые там виды упряжки применялись и в России, однако для нашей страны характерны были свои особенности. В России была популярна и одиночная, и парная езда, и езда тройкой (типично русский обычай), четверней или шестериком. Одиночная упряжь лошади включала хомут со шлеей (ремнем, идущим вокруг туловища лошади и поддерживаемым поперечными ремнями, проходящими через ее спину) и дугу, пристегиваемую гужами к оглоблям и к хомуту, который стягивался особым ремнем-супонью.

В России значительная часть сухопутных перевозок осуществлялась особой категорией государственных крестьян, которым поручена была "ямская гоньба". Труд ямщиков был тяжелым и опасным. Они обслуживали перевозки и в летнюю жару, и в осеннюю и весеннюю распутицу, и в зимнюю стужу. Ямским обозам грозили разбойники. Недаром образ смелого, неутомимого ямщика был одним из любимых в народных песнях. Во второй половине XVI в. был создан ямской приказ, который ведал ямскими слободами и ямскими дворами, т. е. станциями, где содержались подводы, сенники, конюшни, откуда отправлялись обозы и верховые гонцы.

Почтовая связь. Примерно с XVI в. в русском языке встречается слово "почта". Его употреблял в XVII в. и видный русский государственный деятель А. Л. Ордин-Нащокин, организовавший на основе существовавших тогда ямских учреждений регулярно почтовую пересылку. Это выражение происходит от западного термина "пост", также вошедшего в наш язык. Под постом здесь разумеется ямской двор.

И в России, и на Западе, где почтовая служба возникла в XVI в. (во Франции), пересылка всякого рода корреспонденции являлась только одной из обязанностей такой "почтовой" службы.

В XVII в. появились наемные кареты, а также были введены особые виды почтовых карет (мальпостов, дилижансов), совершающих регулярные рейсы между городами. Почтовые компании были в известном смысле предшественниками будущих компаний железных дорог.

Вместе с введением в Париже регулярной почты появились и почтовые ящики. Де Велейэ, занимавший при Людовике XIV должность рекетмейстера (ведавшего приемом прошений на королевское имя), получил в 1653 г. от короля привилегию на устройство в Париже таких ящиков, с тем чтобы каждый житель мог, приобретя за 1 су особый "билет об оплате доставки", бросать в них свои письма.

(118KB) Почтовый ящик 1693 г. в Париже; Типография XVI в. Гравюра по рисунку И. Страдануса.

Вплоть до конца XVIII в. наибольшая быстрота передачи самых экстренных сообщений была ограничена скоростью конных курьеров или лучших парусных судов. Исключение составляло лишь использование (в Западной Европе с XVI в.) голубиной почты. Но она не имела широкого распространения.

Прокладка шоссейных дорог. В то время преобладали грунтовые, неблагоустроенные дороги. Однако постепенно строились дороги с каменным покрытием - шоссе (французское слово "chaussee" буквально означает "обутая"). Строительство таких дорог в Западной Европе явилось подлинным (хотя и отнюдь не полным) "возрождением" наследия Римской империи, покрывшей когда-то целой сетью великолепных каменных дорог свои владения.

Во Франции, чьи шоссейные дороги были, по свидетельству Дидро и Д' Аламбера (вторая половина XVIII в.)., "наиболее удобными и наилучшими во всей Европе", строительство шоссе началось с XVI в.

Неутомимым деятелем в области дорожного строительства был французский инженер Ж. Р. Пероне (XVIII в.). По его проектам и под его наблюдением были построены прекрасные каменные мосты в Париже и большой Бургундский канал, проложена канализация в Париже и проведено свыше 2 тыс. км новых дорог. Если по грунтовой дороге каждая тонна груза требовала от лошадей тягового усилия от 80 до 100 кг, то на хорошем шоссе эта цифра снижалась до 20 кг, т. е. в 4-5 раз.

Попытки создания "самобеглых" повозок. Начиная с XVI в. изобретателями в разных странах производились попытки создания повозок, приводимых в движение сидящими в них пассажирами или их слугами. Но все они оказались безрезультатными. О повозке Хауча, так и не получившей практического применения, уже шла речь выше. Построенные в XVIII в. во Франции повозки Э. Ришара и Ж. Вокансона, так же как и созданные русскими изобретателями Леонтием, Шамшуренковым и И. П. Кулибиным "самобеглые коляски", не имели успеха. Все эти конструкции были слишком тяжелыми и громоздкими для мускульного привода, использующего силу одного или даже нескольких людей.

На протяжении всего мануфактурного периода производились также попытки использовать для повозок (и саней) силу ветра, установив на них мачту с парусом (в Нидерландах - с середины XVI в.). Но применение таких повозок (буеров) имело успех лишь в отдельных (преимущественно северных) странах в зимнее время и получило больше спортивное, чем практическое значение.

Развитие книгопечатания. Книгопечатание - одно из величайших открытий - сыграло огромную роль в научно-техническом прогрессе мануфактурной эпохи.

Мы знаем, что пионером введения книгопечатания в Западной Европе был немецкий изобретатель И. Генсфлейш, принявший имя Гутенберга. Он начал свою деятельность в первой половине XV в. Гутенберг разработал способ изготовления печатной формы путем набора текста из отдельных литер, сконструировал приспособление, при помощи которого отливал литеры из сплава свинца с сурьмой и построил ручной печатный станок, на котором производилось оттискивание набранного текста на бумагу. Он же составил рецепт особой печатной краски. Первая книга И. Гутенберга была отпечатана между 1444 и 1447 гг. Начало книгопечатания в Голландии и Италии относится к 1465 г. Из итальянских государств в развитии типографского искусства особых успехов добилась Венеция. Там были изготовлены шрифты всех важнейших языков мира. В XV- XVI вв. там печатались и книги по заказам стран Восточной Европы кириллицей и глаголицей.

В 1468 г. книги начали печатать в Чехии, в 1470-м - во Франции, в 1473-м - в Бельгии, Испании и Венгрии, в 1474-м - в Польше, в 1476-м - в Англии. Кстати, Англия была первой западноевропейской страной, где первопечатные книги издавались преимущественно на родном языке, а не на латыни.

В конце XV в. по количеству вышедших изданий богословские и церковнослужебные книги занимали первое место, но наряду с ними выпускались сочинения античных авторов, книги по математике, медицине, истории, праву и т. д.

В XVI в. книгопечатание, по выражению, приводимому А. С. Пушкиным, сделалось своего рода артиллерией. Начав с подрыва коммерции монастырских скрипториев (комнат, где велась переписка книг) посредством более дешевой продажи той же продукции духовного содержания, книгопечатание наносило все более жестокие удары по церковным "Бастилиям духа" популяризацией новых знаний и новых идей, в частности изданием сочинений гуманистов, направленных против невежества и мракобесия церковников. Во все большем количестве начинает выходить научная и техническая литература.

Возникают крупные издательские и типографские предприятия - настоящие мануфактуры по выпуску книг. Владельцами их были, например, семейные фирмы Мануциев в Венеции, Джунта во Флоренции, Этьеннов в Париже, Плантенов в Антверпене. Высокого расцвета достигло искусство иллюстрации. Во второй половине XVI в. наряду с гравюрой на дереве стала распространяться гравюра на меди. В конце XVI в. первенство по книжной продукции перешло к Голландии, что было связано с победой в этой стране буржуазных отношений и ликвидацией гнета католической церкви. Главную роль в издательском деле стала играть фирма Эльзевиров, работавшая на международный рынок и открывавшая в других странах свои филиалы и агентства.

Первые книги, напечатанные кириллицей, появились в конце XV в. Они издавались в Кракове изобретателем немецкого происхождения Швейпольдтом, Фиолем (правильнее: Файлем). Все книги имели богослужебное назначение. Католическая инквизиция арестовала Фиоля. Освободившись, он уехал из Кракова.

Замечательным печатником был Георгий! Франциск Скорина из Полоцка - ученый и мастер, учившийся в университетах Кракова и Падуи. Книги Скорины, выпущенные в первой четверти XVI в., представляли собой шедевры полиграфического искусства. Печать была двухцветной с заставками. Книги были украшены гравюрами на дереве. По обычаю того времени все библейские персонажи иллюстраций были изображены в европейских костюмах XVI в.

Хотя православное духовенство вначале относилось к введению книгопечатания столь же неприязненно, как и католическое, но встречались и исключения из этого правила. В кружке московского митрополита Макария в середине XVI в. обсуждался вопрос об исправлении и унификации церковнослужебных книг. Средством для этого должно было явиться введение печатного дела, руководимого московской митрополией.

Вопрос о времени начала книгопечатания в России до сих пор остается спорным. Имена организаторов первой печатни точно неизвестны. Вероятно, она возникла около 1553 г. Там печатались в 1555 г. "Евангелие" и "Псалтирь" и вплоть до 1564 г. выходили и другие книги. В 60-е гг. XVI в. начинается деятельность Ивана Федорова, дьякона церкви Николы Гостунского в Кремле, и Петра Тимофеева-Мстиславца. Оба были выдающимися мастерами в этой области. Их первая книга "Апостол" вышла 1 марта 1564 г. Печатание велось черной и красной красками. Орнамент и инициалы гравировались на дереве. Шрифт и заставки были изготовлены по лучшим образцам рукописных книг. Оформление "Апостола" служило образцом для позднейших печатников на протяжении века.

В 1565 г. было отпечатано два издания "Часовника". По сообщению самого Федорова (в послесловии к "Апостолу" 1574 г.), "злонравные, неученые и неискусные в разуме люди - многие начальники, священноначальники и учители" (т. е. церковные власти и проповедники) - добились прекращения деятельности первопечатников в Москве, несмотря на то, что сам Иван IV положительно относился к книгопечатанию. Иван Федоров и Петр Мстиславец уехали, увезя часть типографского инвентаря.

В Москве в оставшейся печатне Никифор Тарасиев и Невежа Тимофеев выпустили в 1568 г. "Псалтирь". Потом печатание было перенесено в Александровскую слободу. В 1589 г. печатание возобновилось в Москве.

Между тем Иван, Федоров и Петр Мстиславец приехали в Вильнюс. Гетман Г. А. Ходкевич пригласил их в Заблудов (близ Белостока), где они основали типографию для издания книг кириллическим алфавитом. В 1569 г. они напечатали там "Евангелие учительное".

В 1570 г. Иван; Федоров выпустил "Псалтирь с Часословцем" (Петр Мстиславец к этому времени уехал в Вильнюс). Однако интриги католического духовенства против издания русских книг побудили Ходкевича закрыть типографию. Федоров переехал во Львов (в 1572 или 1573 г.). В 1574 г. во Львове вышло новое издание "Апостола". В том же году Федоров издал "Букварь славянского языка" и посвятил его "честному, христианскому русскому народу". Это была первая книга на старославянском языке, имеющая не церковно-служебное, а учебное назначение.

В 1575 г. в Вильнюсе Петр Мстиславец выпустил "Четвероевангелие", а в 1576 г. - "Псалтирь".

Между тем польский магнат православной веры К. К. Острожский решил основать типографию и пригласил Федорова приехать в г. Острог. В начале 80-х гг. XVI в. "Иван Федоров, печатник з Москвы" (как значилось на его типографской марке) успел выпустить в острожской типографии еще несколько книг.

Значение деятельности московских первопечатников огромно. Они не только организовали книгопечатание в России, но распространили его на Украине, а в Белоруссии восстановили печатное дело, прерванное со времен Скорины.

Новый этап в развитии русского печатного дела был связан с преобразованиями конца XVII - первой четверти XVIII в. Московская типография начинает все больше печатать светскую литературу - буквари Кариона Истомина и Федора Поликарпова, учебник по математике Леонтия Магницкого (1703), где впервые употреблялись арабские цифры и т. д. Тогда же начала выходить газета "Ведомости". Первый пробный номер "Ведомостей" был набран в декабре 1702 г.

Петр I уделял большое внимание изданию учебной и научно-технической литературы. По его поручению И. Ф. Копиевич (или Копиевский), поляк по происхождению, организовал издание русских книг также и в Голландии. Полного развития русское книгопечатание достигло после введения нового, упрощенного по сравнению с кириллицей, гражданского шрифта, разработанного при личном участии Петра (начертание гражданского шрифта было окончательно утверждено в 1710 г.). Пунсоны и литеры нового шрифта изготовлялись как в Голландии, так и в России в 1707 г. Первые 11 книг, отпечатанных новым шрифтом, вышли в 1708 г. Это были в основном технические руководства и учебники. Чертежи гравировались на меди.

В 1711 г. в Петербурге была организована новая типография, где стали печататься "Ведомости", а с 1712 г. различные книги. Московский печатный двор продолжал свою деятельность. Кроме того, в Москве существовала с 1705 г. Гражданская типография, начальником которой был талантливый сподвижник Петра I в области просвещения В. А. Киприанов, а общее наблюдение за ее работой осуществлял еще более известный деятель того времени Я. В. Брюс - разносторонний ученый и военный специалист. Издательская деятельность Киприанова заключалась в выпуске математических и других учебных пособий, а также карт, чертежей, гравюр и "Брюсова календаря", составлявшегося Киприановым.

Изготовление бумаги. Важной предпосылкой быстрого распространения книгопечатания явилось развитие бумажного производства, возникшего в Европе еще в XII в.

В конце XIII в. на бумаге европейского производства появляются так называемые водяные знаки.

Бумага изготовлялась ручным способом из тряпья. Основными операциями в бумажном производстве были: очистка и промывка тряпья, толчение его в деревянных корытах пестами, разрыхление массы в чанах с водой и ее разливка на тонкие проволочные сетки. В бумажном производстве с XIV в. стали применяться толчеи с водяными и ветряными двигателями. О развитии в России собственных "бумажных мельниц" упоминалось выше.

Военное дело. Артиллерия. Новой чертой военного дела европейских государств в период разложения феодализма стало широкое применение огнестрельного оружия. Из азиатских стран заметные успехи в применении огнестрельного оружия отмечались лишь в Индии и в Османской империи. Вначале артиллерия отличалась чрезвычайной разнотипностью (характерной вообще для изделий ремесленного периода). Орудия носили различные названия: серпентины ("змейки"), кулеврины ("ужи"), фальконеты ("соколы") и т. д.; крупные орудия имели имена собственные. Стволы снаружи украшались богатым орнаментом и надписями.

К концу XVII в. число типов орудий было сокращено и они стали различаться по весу снаряда и по калибру (диаметру канала ствола). В конце XVI в. литые пушки вытесняют кованые, а бронзовые орудия все больше предпочитают чугунным. В XVIII в. последние применяются только для обороны крепостей и на флоте.

На Руси пушки малого калибра именовались пищалями. Название это распространилось и на некоторые виды ручного оружия - "ручная пищаль", или "ручница". Буквально слово "пищаль" значит "свирель, дуда". Самые старинные из сохранившихся русских артиллерийских орудий относятся к этой категории, например бронзовая пищаль, отлитая в 1491 г. мастером Яковом.

В зависимости от отношения длины орудия к его калибру и от ведения им навесного или настильного огня, орудия стали именоваться пушками, гаубицами или мортирами.

В конце XV в. орудия стали отливаться с цапфами - выступами по бокам орудия, - позволявшими поднимать и опускать орудие. Тогда же были введены орудийные лафеты.

Снарядами служили сферические ядра - сплошные шары из камня, чугуна или иного материала. Чугунные ядра затем постепенно вытеснили снаряды, изготовленные из других материалов.

С XV в. начали применяться зажигательные ядра, а также разрывные снаряды. Первые бомбы представляли собой два свинченных вместе полых металллических полушария, наполненных порохом, острыми кусками металла, пулями и т. д. и снабженных медленно горевшим фитилем.

Передвижение орудий требовало широкого применения конной тяги. Так, например, в XVI в. во Франции для передвижения пушки требовалась упряжка в 21 лошадь, для кулеврин разного калибра - от 7 до 17 лошадей, для фальконета - 4 лошади.

Выше уже упоминалось о московском Пушечном дворе, где в конце XVI и начале XVII в. работали Андрей Чохов и его ученики.

Самым замечательным из орудий, созданных ими, была знаменитая "Царь-пушка", отлитая Чоховым в 1586 г. Это была мортира-дробовик. По предположениям некоторых историков, она должна была стрелять без лафета, с земли, каменным дробом. Другие ученые полагают, что "Царь-пушка" вообще не предназначалась для практического использования и являлась художественным символом военной мощи. Длина орудия - 5,3 м, диаметр дула - 0,9 м. Вес - 2,4 тыс. пуд. (около 40 т). "Царь-пушка" ни разу не стреляла. Она остается замечательным памятником литейного искусства своего времени.

К сожалению, в том виде, как она экспонируется сейчас, "Царь-пушка" может дать неточное представление об артиллерийской технике XVI в. В 30-х гг. XIX в., во время реконструкции Кремля, господствовало убеждение, будто "Царь-пушка" была орудием с лафетом и стреляла большими ядрами. Поэтому на петербургском заводе Берда отлили лафет совершенно фантастической формы, водрузили на него пушку, а рядом положили огромные ядра, которыми она явно не могла стрелять. Таким образом подлинным является лишь ствол "Царь-пушки".

С начала XVII в. стали использовать зарядные картузы, т. е. холщовые мешки с определенным количеством пороха. Впрочем, в полевых условиях порох, как и прежде, просто засыпался совком в орудие. С этого же времени начинают применять картечь, поражавшую противника на близком расстоянии.

Орудия изготовлялись гладкоствольными и заряжались с ула. Производились попытки, например в России, делать орудия, заряжаемые с казенной (задней) части и с нарезкой ство-ов. Такова, например, бронзовая пищаль 1615 г. с железным линовым затвором и 10 винтовыми нарезами, хранящаяся в Ленинградском Артиллерийском музее. Из 12 кованых пищалей ыделки 60-70-х гг. XVII в., имеющихся в Московской Оружей-ой палате, 8 заряжаются с казенной части, а 4 имеют нарезы. Однако уровень техники того времени не обеспечивал условий ля систематического изготовления и использования такого вида РУДий.

В России, где артиллерия с самого начала входила в состав ойска, подчиненного центральному правительству, превращение ее в самостоятельный род войск со стройной организацией ыло осуществлено при Петре I, который сам предпочитал ышным титулам звание "господина бомбардира" и очень любил зтиллерийское дело. Кроме особого артиллерийского полка, в состав полевой армии была введена полевая артиллерия. На её вооружении состояли пушки, стрелявшие ядрами весом от 3 до 12 фунтов, гаубицы с 10-20-фунтовыми ядрами и мортиры, ядра которых весили 1-2 пуда. Орудия стреляли на расстояние от 850 м до 2,7 км ядрами и бомбами и на 150-350 м картечью. Победы над шведами в Северной войне в немалой мере были связаны с высоким качеством орудий, производимых на русских заводах.

Русская артиллерия занимала одно из первых мест в мире по унификации калибров и образцов орудий. Известный нам конструктор А. К. Нартов сделал значительный вклад в развитие русской артиллерии (30-40-е гг. XVIII в.). Он изобрел станки для сверления канала и обточки цапф пушек, ряд артиллерийских приборов (оптический прицел и др.); предложил новые способы отливки пушек и заделки раковин в канале ствола орудия; изобрел скорострельную батарею из 44 стволов.

Дальнейшие усовершенствования в конструкцию русских орудий были внесены в середине XVIII в. артиллеристами М. Г. Мартыновым и М. В. Даниловым. Ими был введен новый, весьма эффективный тип удлиненной гаубицы - единорог. Орудие получило такое название по фигурке фантастического зверя, отлитого сверху ствола.

Сочетая повышенную дальность огня с облегченным весом, единороги успешно применялись в годы Семилетней войны и содействовали победам русских воинов над войсками; Фридриха II, несмотря на то что прусский король уделял улучшению артиллерии очень много внимания. Кстати, русская армия опередила прусскую почти на полвека в отношении организации конной артиллерии.

Орудия типа "единорог" удержались на вооружении русской армии до 30-х гг. XIX в. Они были заимствованы также рядом иностранных армий.

Ручное оружие. С XV в. происходит отделение ручного огнестрельного оружия от артиллерии. Одним из ранних видов ручного оружия были аркебузы. Об их усовершенствовании писал еще Леонардо да Винчи.

Русское название "аркебуз" (также "аркобуз", "аркебуза"), употреблявшееся со времен Бориса Годунова, как и сходные названия в западных языках, восходит к немецкому "Hakenbuchse" ("хакенбюхсе"), т. е. "ружье с крючком". Аркебузы зацеплялись за стену или иную опору, чтобы смягчить отдачу. Торох поджигался фитилем.

В XVI в. вводятся фитильные ружья, известные под именем мушкетов. Название этого оружия происходит от итальянского слова "moschetto" ("москёто") - "пустельга" (род хищной птицы). Курок этого ружья был снабжен тлеющим фитилем. Последний при спускании курка воспламенял порох на полке (полка - часть ружейного затвора).

Мушкетерами первоначально именовались пехотинцы - стрелки из мушкета. Но затем королевскими мушкетерами были названы во. Франции две гвардейские конные роты дворян, охранявшие королевский дворец.

В том же веке появились кремневые ружья, которые вытеснили фитильные лишь после того, как в середине XVII в. был введен усовершенствованный кремневый замок. Ружья были тяжелые, с прямым прикладом. Обычно стреляли с сошки - вилообразной подпорки, на которую клали ствол. Пули были круглые, свинцовые.

В перврй половине XVII в. были введены штыки. Поскольку местом их изобретения считался французский г. Байонна, то штык получил по-французски название "baionette" ("байонет"). Отсюда и первоначальное наименование штыков в русской армии - "багинеты", когда они впервые были приняты на вооружение при Петре I. "Багинеты" крепились к деревянной втулке, вставляемой перед атакой в ствол ружья. Таким образом, одновременно вести огонь и идти в штыковую атаку было невозможно.

Ружья были гладкоствольными, хотя винтовка, т. е. нарезное ружье, была изобретена еще в конце XV в. Однако, поскольку дальность огня первых винтовок уступала дальности полета пуль гладкоствольных мушкетов, а заряжание винтовки с дула было сложной и трудной операцией, то в военном деле широко применялись гладкоствольные ружья, тогда как винтовки использовались только на охоте. В качестве боевого оружия винтовки употреблялись (с XVII в.) лишь в подразделениях егерей - особо метких стрелков, сражавшихся в рассыпном строю, и в легкой кавалерии.

Пистолеты появляются в конце XVI в. Их раньше всего стали применять в кавалерии.

Слово "пистолет" итальянского происхождения. Любопытно, что по-итальянски "pistolese" ("пистолезе") первоначально означало "кинжал из г. Пистойи" (в Тоскане).

В XIV в. вошли в употребление и ручные гранаты (названные так по сходству с плодом граната, полного семян).

В России они употреблялись с XVII в. Для метания ручных гранат (после того как поджигался прикрепленный к ним фитиль) выбирались особо сильные и ловкие солдаты, именуемые гренадерами. Позднее это название закрепилось за подразделениями отборных, рослых и сильных солдат, хотя ручных гранат в их вооружении могло и не быть.

В России при Петре I на вооружение было принято гладкоствольное кремневое ружье со слегка изогнутым прикладом. Дальность огня была равна 300 шагам (210-270 м), действительный огонь велся на 60 шагов (40-55 м). С 1704 г. ружье было снабжено улучшенным штыком.

Драгунская конница была вооружена укороченными ружьями и пистолетами.

Кроме того, во всех армиях широко применялось холодное оружие: сабли, шпаги, копья, пики и т. д.

Применение ракет в военном деле. В исторической перспективе большой интерес представляет применение ракет. Появившаяся еще в XII в. в Китае пороховая ракета вскоре стала

использоваться для фейерверков и в военном деле. Ракеты применялись как зажигательное, боевое и осветительное средство. В Азии ракеты особенно широкое распространение позднее получили в Индии, - с этим оружием в XVIII в. столкнулись там английские завоеватели.

В Европе ракеты стали применяться с XIV-XV вв.

С XVI в. ракеты использовались в, России как для зрелищных ("потешных"), так и для военных целей. Петр I с самого начала своей деятельности поощрял производство и применение ракет. По его указанию в 1711 г. была издана переводная книга "Учение и практика артиллерии", где, между прочим, описывалось и изготовление ракет. Русское название ракеты произошло от итальянского "rocchetta" ("роккетта"), что значит "веретено", - по сходству внешней формы.

Фортификация. В это же время продолжается сооружение военных укреплений, но с применением некоторых усовершенствований. Стены крепостей становятся выше, башни массивней, причем несколько поясов амбразур располагаются таким образом, чтобы осажденным можно было эффективнее вести огонь по противнику.

Наибольших успехов система фортификации достигла в Италии. Неудивительно, что при Иване III, когда встал вопрос об укреплении столицы Российского централизованного государства - Москвы, для сооружения каменных кремлевских стен и башен были приглашены итальянские инженеры и зодчие: Аристотель Фиорованти, Марко Руффо (в русских источниках Марко Фрязин), Пьетро Соляри, Алойзо Нови (Алевиз Новый) и др. Совместно с русскими мастерами, учитывая долгий опыт строения укреплений на Руси, они создали треугольник кремлевских стен общей протяженностью в 2,3 км.

Высота стен составляла от 5 до 17 м, толщина - от 3 до 6 м. На каждой стороне треугольника высилось по 7 башен, всего 18. Каждая башня являлась как бы самостоятельной крепостью. Кремль окружен был рвом с водой. Система обороны Кремля связана была с сетью подземных сооружений - тайников (для хранения пороха, оружия и других запасов), подземных ходов и т. д. Под одной из башен заключен был родник (существующий до наших дней), чтобы снабжать крепость водой. Башни разделены были на ярусы, амбразуры приспособлены для трехъярусного "огненного боя". В основном стены строились из кирпича. Фундамент и цоколь стен и башен выкладывались из белого камня. Кремль стал в начале XVI в. самой большой и мощной крепостью в Европе.

Влияние опыта сооружения кремлевских укреплений на строительство других крепостей того времени: Троице-Сергиевого монастыря, Нижнего Новгорода, Тулы, Смоленска и т. д. - было очень велико.

Из талантливых русских строителей XVI в. следует прежде всего назвать Федора Савельевича Коня, под руководством которого в 60-90-х гг. XVI в. в Москве строилась монументальная стена Белого города (из кирпича и белого камня) с 27 башнями. Длина стены составляла около 10 км. Стена была полностью разобрана в конце XVIII в. Сейчас примерно по трассе стены проходит бульварное кольцо. Сохранились названия ворот (Сретенские, Покровские и т. д.) за местами, где в стене Белого города действительно когда-то имелись ворота.

Федор Конь возглавлял также строительство крепостных стен Смоленска. Стены общей протяженностью в 6,5 км имели в среднем высоту около 10 м при толщине до 5 м. В укрепление было включено 38 трехъярусных башен до 22 м высотой. Войска польского короля Сигизмунда III безуспешно осаждали Смоленск 18 месяцев в 1609-1611 гг.

Развитие артиллерии и подкопного дела вызвало подлинный переворот в фортификационном искусстве. Высокие стены и башни становились все более уязвимыми и для артиллерийского огня, и для подведения мин. Возникала новая система фортификации, где основную роль стали играть земляные укрепления, облицованные камнем только в некоторых местах. Прежние круглые башни превратились теперь в пятиугольные бастионы (первоначально - в Италии в XVI в.).

Наибольшего развития бастионная система достигла во Франции XVII - первой половины XVIII в. благодаря деятельности выдающегося военного инженера С. Вобана и его последователя Л. Кормонтеня. Во французской системе большую роль играли равелины - выдвинутые вперед треугольные вспомогательные укрепления, обеспечивавшие перекрестный огонь по осаждающим.

Новая фортификационная система получает распространение в России со времен Петра I. Правительство Петра уделяло большое внимание фортификации и искусству осады крепостей. На русский язык были переведены наиболее авторитетные труды по фортификации.

Военно-морской флот. Все крупные европейские державы, имевшие выход к морям, уделяли огромное внимание развитию военно-морского флота. Но как ни странно, именно в этой области оказался очень живучим такой пережиток античности и средних веков, как использование мускульной силы гребцов. Иных надежных "самоходных" судов тогда не было, а в условиях боевых действия часто необходимо было быстро маневрировать независимо от наличия ветра или подходящих течений.

В XVII в. галеры достигали 47 м в длину и 6 м в ширину, а их водоизмещение приближалось к 300 т. Каждое из 50 длинных весел галеры приводилось в действие 5 гребцами. Кроме того, на галерах этого типа устанавливались 3 мачты с парусами. Галера была вооружена артиллерией.

В XVII в. появился (первоначально в Венеции) новый тип гребного военного судна - галеас, применение которого вскрыло вместе с тем серьезные недостатки использования гребцов. В самом деле, галеасы имели более 50 м в длину и 10 м в ширину, их водоизмещение превышало 1000 т. Над палубой, где располагалось 450 гребцов, сооружалась вторая палуба для артиллерии (всего 18 пушек). Но галеасы передвигались очень медленно. Если античные триеры достигали скорости 10 км/ч, то галеасы - лишь 3,5 км/ч. Поэтому в военных действиях главную роль играли более маневренные и быстрые галеры небольших размеров.

Парусные военные корабли подверглись различным усовершенствованиям. В начале XVI в. в наружной обшивке судов стали прорезать прямоугольные люки - "порты" для пушек, которые устанавливались рядами на каждой палубе.

В XVII в. появились и трехпалубные корабли. Самые большие и лучше всего вооруженные суда именовались линейными. На 100-пушечном линейном корабле экипаж насчитывал до 780 человек, на 50-пушечном - до 300.

Несколько меньшую артиллерию при большей парусности имели быстроходные суда - фрегаты.

Строительство военного флота в России при Петре I включало не только создание больших парусных кораблей, но и галер. В битве при Гангуте (27 июля 1714 г.) русский галерный флот сыграл решающую роль в разгроме шведской эскадры:

В 1724 г. Балтийский флот в России, в то время самый мощный в этих водах, включал 32 линейных корабля (от 50 до 96 пушек на каждом), 16 фрегатов, 8 двухмачтовых судов, именуемых "шнявами", и 85 галер.

Глава 4. Зарождение элементов машинной техники в мануфактурном производстве

Технические предвидения изобретателей. Мануфактурный период был временем бурной изобретательской деятельности. Он характеризовался резким увеличением числа изобретений и усовершенствований, которые требовались для различных отраслей материального производства. Но изобретатели часто выходили за рамки потребностей производства своей эпохи. Наиболее талантливые из них предугадывали и некоторые стороны развития будущей машинной техники. Нередко это делалось в такой форме, когда границы возможного и невозможного (в то время), реального и фантастического стирались, но многие из идей, выдвигавшихся тогда изобретателями, были плодотворными и представляют большой интерес.

Необходимо прежде всего назвать имя Леонардо да Винчи, гениального итальянского художника, ученого и изобретателя (1452-1519), многие замечательные идеи которого были реализованы лишь столетиями позднее. Леонардо принадлежат разнообразные изобретения в области создания и усовершенствования машин и механизмов от самопрялки усовершенствованной конструкции (которая вошла в практику лишь в XVIII в.) до прокатных станов и токарных станков. Он разрабатывал проекты строительных механизмов и военных машин, мускульных и водяных двигателей, разнообразных передаточных механизмов и т. д.

Роль мельницы и часов в подготовке машинной техники. "...За время с XVI до середины XVIII в., то есть за период мануфактуры, развивающейся из ремесла до собственно крупной промышленности, имелись две материальные основы, на которых внутри мануфактуры происходит подготовительная работа для перехода к машинной индустрии, это часы и мельница..." - указывал Маркс. Слово "мельница" имело в то время очень широкое значение.

К. Маркс указывал, что "... в мельнице с самого начала, с тех пор как была создана водяная мельница, имелись все существенные элементы организма машины: механическая двигательная сила; первичный двигатель, который она" приводит в действие; передаточный механизм; и, наконец, рабочая машина, захватывающая материал; все эти элементы существуют независимо друг от друга".

Развитие часов. Автоматы. Одно из великих открытий ремесленного периода - механические часы,.изобретенные еще в IX-X в-в., явились первым автоматическим прибором, созданным для практических целей. К началу XVI в. относится изобретение карманных механических (шпиндельных) часов немецким изобретателем И. Хенлейном. Большую роль в развитии маятниковых часов сыграли труды Г. Галилея и X. Гюйгенса, специально посвященные этому вопросу (середина XVII в.). В 1675 г. Гюйгенс изобрел балансовый регулятор хода часов.

(92KB) Часовая мастерская. На стенах - часы с гирями. Гравюра по рисунку И. Страдануса (1570).

В XVII-XVIII вв. мастера (умельцы, художники, как их называли в России) изготовляли разнообразные часы: настенные, настольные, карманные, башенные, часто соединенные со сложными автоматами художественного характера. Характерно, что такие разносторонние изобретатели, как Жак Вокансон во Франции или И. П. Кулибин и Е. Г. Кузнецов в России, начинали свою деятельность в качестве создателей часов с самодвижущимися декоративными устройствами, а потом прославили себя механизмами производственного назначения.

К. Маркс отмечал, что "...в XVIII в. часы впервые навели на мысль применить автоматы (а именно пружинные) к производству". В частности изобретения Вокансона оказали большое влияние на деятельность английских конструкторов в период промышленного переворота.

Мануфактурный период был временем появления, с одной стороны, автоматических математических машин, предшественниц нынешних арифмометров и других вычислительных машин (изобретения Б. Паскаля - 1642 г., Г. Лейбница - 1673 - 1694 гг. и т. д.), а с другой - автоматов, которым придавалась внешняя форма животных и людей. Обычно эти автоматы приводились в действие пружинным механизмом, наподобие часового. Ж. Вокансон в 30-40-х гг. XVIII в. создал весьма художественно выполненные человеческие фигуры, одна из которых играла на флейте, а другая - на барабане. В 1764 г. Ф. Клаусс демонстрировал в Вене пишущего "андроида", буквально - "человекоподобного". Швейцарцы Жакэ-Дро конструировали в те же годы очень изящные автоматы, способные играть на клавесинах, писать, рисовать и т. д.

Сами конструкторы видели в "андроидах" остроумные механизмы, не более. Но философы придавали большое значение изучению различных автоматических устройств. Так, интерес Р. Декарта к автоматам был тесно связан с выдвинутой им теорией автоматизма поведения животных. Впоследствии его тезис "животное - машина" был распространен (с критическими поправками) представителем механистического материализма Ж. О. Ламетрй и на людей. Наличие "андроидов", способных выполнять сложные операции, казалось сторонникам этого философского направления дополнительным аргументом для сопоставления человеческого организма с самозаводящимся механизмом.

Появление паровых двигателей. Примерно с последней трети XVII в. в странах с наиболее развитым мануфактурным производством зарождаются элементы новой машинной техники, которым предстоит получить полное развитие в период промышленного переворота. Это относится прежде всего к освоению силы пара.

Первые проекты использования силы пара для приведения в действие различных механизмов мы можем встретить в работах многих изобретателей XVII в. (Дж. Бранка, С. де Ко, Э. Сомерсета-Вустера и др.).

В разработке проектов первых паровых машин в конце XVII в. видную роль сыграл Денй Папен. Как показывают новые исследования, идея такой машины могла быть исходно подана Папену ученым X. Гюйгенсом.

В 1673 г. Гюйгенс представил в Парижскую академию наук проект порохового двигателя в форме цилиндра с поршнем. Порох, взрываясь под поршнем, должен был толкать его вверх. Предполагалось, что после остывания пороховых газов обратное движение поршня будет происходить под действием атмосферного давления. Эксперименты с моделью двигателя проводились два года, но не дали существенных результатов. Проект Гюйгенса интересен в том отношении, что он предвосхищал идею двигателя внутреннего сгорания.

Папен помогал Гюйгенсу в его опытах. В 1688 г. он опубликовал описание изобретения Гюйгенса со своими конструктивными дополнениями.

Отметим сразу же, что Гюйгенс не ограничился предложением об использовании силы пороховых газов. Еще в 1666 г. он в самой общей форме писал о необходимости "исследовать силу воды, разреженной силою огня", т. е. пара.

По этому пути и пошел Папен. Его решающие опыты производились в Гессене и были связаны с теоретическими трудами другого известного ученого - Лейбница, с которым Папен поддерживал переписку на протяжении целого ряда лет.

В 1690 г. Папен предложил паровую поршневую машину, сходную по конструкции с двигателем Гюйгенса. Паровой котел, цилиндр и конденсатор не были отделены друг от друга (вода и кипятилась, и охлаждалась в рабочем цилиндре). Папен предполагал, что новый двигатель может быть применен не только "к подъему воды или руды из шахт", но и "для множества других подобных вещей". Но ни этот, ни последующие (например, выдвинутый в 1705-1706 гг.) проекты и модели Папена практического применения не получили. Кстати, в своих последних проектах Папен уже учитывал опыт английского инженера Томаса Севери.

(136KB) Схематичное изображение паровой машины Т. Севери для откачки воды в усовершенствованном виде (1702) с двумя камерами; Паровая машина Ньюкомена для откачки воды. Гравюра из книги Белидора 'Гидравлические сооружения'.

В 1698 г. Севери построил первую практически применимую паровую машину ("огневой насос") своеобразной конструкции. Изобретатель назвал ее "друг горняка". Машины Севери имели очень узкое назначение - откачку воды из подземных выработок, хотя теоретически Севери допускал возможность применения "огнедействующей" машины и для других нужд.

В машине Севери котел был отделен от рабочего сосуда, но работа пара (перегонявшего воду из сосуда вверх по трубе непосредственным давлением на ее поверхность) и его конденсация происходили в одном и том же сосуде. Ни цилиндра, ни поршня в машине не было. В 1715 г. машина Севери была усовершенствована французским физиком Ж. Т. Дезагюлье.

Машина этого улучшенного типа была первой паровой машиной, появившейся в России. В 1717-1718 гг. Петр I выписал машину такой системы для обслуживания фонтанов в Летнем саду.

В 1711 - 1712 гг. английский изобретатель, кузнечный мастер Томас Ньюкбмен построил совместно с Джоном Колли (или Коули) первую паровую (точнее пароатмосферную) поршневую машину.

Двигатель Ньюкомена предназначался вначале также лишь для откачки воды. Посредством балансира он соединен был с насосной установкой.

Движение поршня вверх (холостой ход) в открытом сверху вертикальном цилиндре совершалось под действием пара, поступающего под поршень из котла, расположенного под цилиндром. Подъему поршня содействовал также вес насосной штанги и добавочного груза (противовеса), прикрепленного на противоположном конце балансира. Движение поршня вниз (рабочий ход) совершалось силой атмосферного давления, после того как пар под поршнем охлаждался путем впрыскивания в цилиндр под поршень холодной врды.

Однако даже после усовершенствований, внесенных в конструкцию машины Ньюкомена Бейтоном, Смитоном и, наконец, знаменитым английским изобретателем Джеймсом Уаттом в 1769-1774 гг., паровая машина Ньюкомена сохраняла свое узкое назначение - для откачки воды.

Паровые машины не применялись для непосредственного приведения в движение каких-либо заводских или транспортных механизмов, хотя теоретически такая возможность допускалась рядом изобретателей.

В тех случаях, когда (в середине XVIII в.) делались отдельные попытки использовать силу "огня" (пара) для приведения в действие заводских механизмов (сверлильных станков, воздуходувок и т. д.), паровую машину (системы Севери или Ньюкомена) заставляли подымать воду в резервуар, а затем пускали эту воду на колесо, которое и приводило в движение данный механизм.

"...Паровая машина в том виде, как она была изобретена в конце XVII века, в мануфактурный период, и просуществовала до начала 80-х годов XVIII века, не вызвала никакой промышленной революции", - подчеркивал К. Маркс.

Идею применить силу пара для "продвижения судов против ветра" выдвинул впервые Дени Папен в 1690 г. (в развитом виде, с описанием парового судна, - в 1708 г.). В 1736 г. проект парового судна с двумя гребными колесами за кормой разработал английский изобретатель Дж. Халз (в литературе именуемый часто Гулльзом или Гуллем). Но к осуществлению обоих проектов даже не приступали.

Перспективные нововведения в области металлургии и горного дела. В области металлургии важным нововведением, также получившим систематическое применение лишь в период промышленного переворота, была выплавка металла на минеральном топливе.

Следует отметить, что разработка каменноугольных месторождений быстро росла на протяжении всего мануфактурного периода. С начала XVII в. первое место по добыче каменного угля перешло к Англии. Уголь применялся для выпарки соли, для производства кирпичей и черепицы, в красильном, рафинадном и пивоваренном деле, для домашнего отопления и т. д.

Еще в XVI-XVII вв. в Англии выдвигались различные проекты использования каменного угля при выплавке чугуна из руды и производились соответствующие опыты. Однако эти попытки не могли иметь успеха до тех пор, пока не научились удалять из каменного угля серу и преодолевать его спекаемость путем коксования, что было достигнуто к началу XVIII в.

Окончательного успеха в этом деле добился владелец металлургических Коулбруксдельских заводов (Шропшир) А. Дерби, осуществивший удачные доменные плавки на коксе в 1713- 1717 гг. Затем опыты прекратились и были .возобновлены А. Дерби-младшим лишь в 1730-1735 гг. С середины XVIII в. доменная плавка на коксе получила систематическое распространение.

Важным усовершенствованием воздуходувных приспособлений в доменном процессе было введение английским инженером Смйтоном в 1760 г. цилиндрических поршневых воздуходувок, приводимых в движение водяным колесом. В результате применения этих воздуходувок производительность домен возросла в 4 раза.

Немаловажное значение для будущего имело усовершенствование способов получения стали. Так, например, английский часовщик-изобретатель Б. Хантсмэн (40-е гг. XVIII в.) усовершенствовал способ получения литой стали в тиглях.

Зарождение рельсового транспорта. В горном деле при добыче каменного угля, руды и других полезных ископаемых зародились также элементы будущего рельсового транспорта, сыгравшего важную роль в период промышленного переворота.

При подземной откатке угля и других полезных ископаемых с XV-XVI вв. в Чехии, Саксонии и в Англии стали применяться деревянные лежневые пути. Поперечины (предшественницы шпал) на таких путях были введены около 1630 г. В дальнейшем лежневые пути были вынесены на поверхность и соединили копи и рудники с заводами. Грузовые повозки (составы повозок) передвигались по таким деревянным путям конной тягой.

В 20-е гг. XVIII в. повозки на этих дорогах были снабжены чугунными колесами с закраинами (ребордами). Несколько позже деревянные лежни стали покрывать железными полосами или чугунными профильными набойками (прообраз будущих рельсов).

Изобретения в текстильной промышленности, подготовлявшие промышленный переворот. Если в каменноугольной промышленности и связанных с ней других отраслях горного дела и металлургии раньше всего зарождались элементы техники эпохи "пара и железа", то хлопчатобумажная промышленность стала отраслью, где непосредственно готовился первый этап промышленного переворота.

Выше уже говорилось о введении различных машин и механизмов мануфактурного периода в шелковом и ленточном производстве до середины XVIII в. Ноттингемские мастера-вязальщики усовершенствовали вязальный станок Ли. К 1714 г. подобных станков насчитывалось в Англии до 8 тыс. Однако все эти изобретения не могли оказать существенного влияния на уровень техники текстильной промышленности в целом.

Положение изменилось, когда рабочие машины нового типа получили распространение в хлопчатобумажном производстве.

Сюда относится прежде всего изобретение в 1733 г. "самолетного" челнока для ткацкого станка Джоном Кэем, ткачом и механиком.

Переброска челнока вручную с одной стороны станка на другую приводила к необходимости ткать лишь узкое полотнище. Кэй ввел особое приспособление, посредством которого ткач мог перебрасывать челнок между нитями основы произвольной ширины, дергая за шнурок. Операция ткачества значительно ускорилась.

Повышение производительности ткацкого станка вызвало, в свою очередь, необходимость усовершенствований в прядении. В 1733-1735 гг. талантливый конструктор Джон Уайетт и его компаньон Льюис Поль построили прядильную машину нового типа, в которой пальцы прядильщика были заменены несколькими парами вытяжных валиков. Машина была рассчитана на двигательную силу животных.

Хотя в то время машина Поля и Уайетта не получила распространения л осталась лишь первым опытом создания устройства "чтобы прясть без помощи пальцев", но К. Маркс придавал большое значение этому изобретению, указывая, что "...Джон Уайетт в 1735 г. возвестил о своей прядильной машине, а вместе с этим - о промышленной революции XVIII века...".

Идеи, которым предстояло осуществиться лишь в отдаленном будущем. Летательные аппараты. В рассматриваемый период выдвигалось также немало идей, а иногда и подробных проектов (сопровождаемых опытами), которые смогли реализоваться лишь в конце XIX в. или даже позже. Это относится прежде всего к творчеству Леонардо да Винчи. В 80-90-х гг. XV в. он разрабатывал проекты парашюта, а также выдвинул идею использования воздушного винта для вертикального подъема. Леонардо производил многочисленные опыты по созданию летательных аппаратов тяжелее воздуха. Однако его проекты не могли осуществиться, потому что Леонардо не предусматривал иных двигателей для своих аппаратов, чем мускульная сила человека или сила пружины.

Томазо Кампанелла, автор прославленной утопии "Город Солнца", созданной в начале XVII в., писал, что жители его идеального государства "уже изобрели искусство летать - единственно, чего, кажется, недоставало миру".

Выдающийся английский мыслитель и общественный деятель Фрэнсис Бэкон в утопии "Новая. Атлантида" (1627) нарисовал картину общества, где наука и техника достигли наивысшего уровня. В частности, там, по словам Бэкона, "подражали полету птиц, и знали несколько принципов полета".

Иногда смелые догадки о будущих открытиях высказывались писателями в виде шутки. Так, в середине XVII в. поэт и ученый, вольнодумец Сирано де Бержерак, - стремясь в замаскированной форме буффонады изложить свои передовые материалистические идеи, написал сатирический, фантастико-приключенческий роман "Иной свет или государства и империи Луны". Там, между прочим, высмеивая библейские легенды, он писал, будто один из праведников наполнил дымом два сосуда и с их помощью полетел на небеса.

Сирано, конечно, не предвидел, что один из столь нелюбимых им иезуитов, итальянец Терци де Лана, 20 лет спустя совершенно всерьез разработает проект летающего судна, которое должно было подыматься вверх посредством четырех шаров, из которых был бы выкачан весь воздух. Итак, Сирано в шутку, а Терци де Лана всерьез писали о летающем аппарате легче воздуха. Неосуществимость обоих проектов очевидна. Разница в весе пустых или наполненных горячим дымом сосудов и таких же сосудов с воздухом совершенно ничтожна, и они вверх не взлетят.

Упоминание в сатире Сирано жертвенного дыма получило неожиданное уподобление в практике. Первые воздушные шары были наполнены горячим дымом.

Кстати, любопытно, что не Сирано, человек военный и большой забияка, а иезуит Лана указал на возможность военного применения летательных аппаратов. Ни один город не оказался бы застрахованным от нападения, доказывал Лана. В морской войне летающие лодки стали бы сверху атэковывать суда противника и т. д.

Почти сто лет спустя, в 1755 г., французский монах-доминиканец Ж. Гальен в своем (тоже совершенно нереальном) проекте огромного корабля, наполненного "легким воздухом" верхних слоев атмосферы, писал, что его аппарат предназначается для "плавания по воздуху и для перевозки, если мы пожелаем, многочисленной армии... вплоть до глубин Африки или иных стран, столь же неизвестных". Рассуждения Лана и Гальена были характерны для эпохи колониальных захватов и постоянных войн между державами.

Применение реактивных устройств. Мы знаем, что в XIV- XV вв. ракеты получили военное применение в Западной Европе. Однако дело не ограничивалось их усовершенствованием как боевого орудия. Многие авторы пытались применить реактивный принцип для других целей, прежде всего при создании автоматов. С XV в. изобретатели проектировали или строили автоматы в виде птиц и фантастических демонических фигур, которые поднимались в воздух под действием вделанного в них реактивного двигателя. Сирано де Бержерак описал - опять-таки в комическом духе - летательный аппарат, к которому привязали ракеты. На ней герой рассказа вознесся на Луну.

Пусть в форме шутки, но Сирано первым высказал мысль о возможности использования ракет для полетов.

Мы уже упоминали, что И. Ньютон выдвинул в 1663 г. идею использования реактивной силы пара в своем проекте паровой самодвижущейся повозки.

В первой половине XVIII в. ряд изобретателей (Дж. Аллен в Англии - 1729 г., Д. Бернулли во. Франции - 1753 г. и др.) предлагали использовать реактивный принцип для создания водометных судов. Паровая машина или иной двигатель должны были набирать в резервуар; а затем с силой выбрасывать воду из кормовой части судна, двигая его вперед. Эти проекты также не осуществились.

Подводные суда и скафандры. Создавались и проекты подводных судов. В собрании рисунков первой половины XV в. было найдено изображение водолаза в кожаном костюме с водолазным шлемом и воздушным шлангом. Это поразительный пример технического предвидения, учитывая, что скафандры с подачей воздуха по шлангу вошли в практику в 60-х гг. XIX в., т. е. 430 лет спустя.

В 1460 г. проект подводного судна разработал Р. Вальтурио. Судно имело гребные колеса, приводимые в движение мускульной силой.

Набросок водолазного шлема со шлангом был обнаружен и в рукописях Леонардо да Винчи.

В "Новой Атлантиде" Ф. Бэкона также предусматривались "суда и лодки для плавания под водой".

Производились и практические опыты в этой области. Первый опыт применения воздушного колокола для водолазных работ был сделан в 1535 г. в Италии. В конце XVI в. Б. Лорйни разработал проект воздушного колокола для производства строительных работ под водой.

Опыт подводного путешествия по Темзе проделал в 1624 г. в лодке, приводимой в движение веслами, голландец К. Дреббель. В 1691 г. подводную лодку сконструировал Д. Папен. Через особый шланг, выходящий наружу, она должна была получать свежий воздух. Однако практического применения это предложение изобретателя не получило.

В 1718 г. русский изобретатель-самоучка Ефим Никонов представил Петру I проект подводного судна для боевых целей и водолазного костюма. Всегда проявлявший большой интерес к новым техническим идеям, Петр дал изобретателю возможность строить и испытывать это судно. Но Никонов успеха не добился. После смерти Петра за безрезультатную трату казенных средств изобретатель был сослан на каторгу.

Глава 5. Общие условия развития науки в мануфактурный период

Возникновение и развитие экспериментальной науки. На рубеже ремесленной и мануфактурной ступеней материального производства, после великих открытий ремесленного периода, к числу которых Маркс относил компас, порох, книгопечатание и автоматические часы, после великих географических открытий, которые "...доставили бесконечный, до того времени недоступный материал", стала возможной "собственно систематическая экспериментальная наука".

Вначале ученые были вооружены лишь самыми примитивными средствами исследования: "...Гениальнейшие и революционнейшие открытия Коперника и Кеплера в астрономии принадлежат эпохе, когда все механические средства наблюдения находились в стадии младенчества", - указывал Маркс.

Дальнейшее развитие материальной и духовной культуры мануфактурного периода не только ставило перед естествознанием все новые и новые цели, но и создавало необходимые предпосылки для их успешной реализации. Такими предпосылками являлись, в частности, развитие приборостроения, рост выпуска научной и технической литературы, создание научных обществ и учреждений, позволяющих ученым обмениваться результатами своей деятельности, и т. д.

Становление новой науки, освобожденной от мистико-религиозных суеверий и от схоластических методов, было длительным процессом. Не сразу астрономия отделилась от астрологии, химия от алхимии, география от "космографии", полных самых фантастических сообщений.

Научное мировоззрение прокладывало себе дорогу в тяжелой борьбе с темными силами феодального порядка и со своекорыстной ограниченностью капиталистических наживал. Католическая церковь - опора феодализма - устами одного из своих авторов XVI в. безапелляционно провозгласила: "Философия - служанка богословия". Под философией здесь понималась наука вообще. Церковь пыталась поставить себе на службу и книгопечатание.

(120KB) Заглавный лист 'Космографии' Себастьяна Мюнстера (1559).

Если бы первопечатники и в Западной Европе, и в России не начинали своей деятельности с издания литературы религиозного содержания, им не удалось бы добиться разрешения на выпуск книг.

Средневековые традиции были столь живучи, что ученые и изобретатели часто именовали свои открытия достижениями "натуральной магии" и употребляли соответствующую "таинственную" терминологию.

Тем большее уважение вызывают у нас труды ученых, которые, подобно Галилею, уже в первой половине XVI в., отвергнув как авторитет Аристотеля и средневековых схоластов, так и мистику любых "магий", провозгласили основой науки наблюдения и экспериментальное исследование "чувственного, а не бумажного мира" с последующим анализом опытных данных математическими методами и новой опытной проверкой сделанных выводов.

Стремились все - открыть, изобрести,
Найти, создать... Царила в эти годы
Надежда - вскрыть все таинства природы, -

писал Валерий Брюсов.

Разумеется, наблюдения и опыты могли получать развитие лишь при условии вооружения исследователей новыми научными приборами.

Научное приборостроение. В конце XVI - начале XVII в. был создан микроскоп. Термин этот был введен в употребление одним из членов Римской академии Линкеев в 1614 г. В разработке этого прибора участвовали параллельно голландские и итальянские оптики, но завершена она была Галилеем.

В начале XVII в. были изобретены подзорная труба и телескоп. В настоящее время телескопом называют только оптичечский прибор для наблюдения небесных светил и иных астрономических явлений, а подзорной трубой - прибор для рассматривания земных объектов, находящихся на значительном расстоянии. Прежде такого различия не делалось. Слово "телескоп" (это сохранилось, например, в английском языке до сих пор), произведенное от греческих корней "теле" - далеко и "скопейн" - смотреть, означало "прибор для рассматривания любых отдаленных объектов". Галилей создал телескоп собственной конструкции в первом десятилетии XVII в.

Еще раньше, в конце XVI в. на острове Вэн в Зундском проливе, по настоянию видного датского ученого Гихо Браге был построен первый в Европе астрономический центр Ураниборг, названный так в честь музы астрономии Урании.

Уже в 1660-х гг. голландские оптики начинают систематически изготовлять подзорные трубы и микроскопы на продажу.

Немалое значение имело также усовершенствование такого прибора, как камера-обскура. Она представляла собой хорошо изолированный от света ящик или целую камеру (где мог поместиться наблюдатель) с единственным отверстием. Свет, проходя сквозь это отверстие, давал на противоположной стенке камеры перевернутое изображение объектов.

После открытия Э. Торричелли атмосферного давления в 40-х гг. XVII в. в Италии и во Франции начались работы по устройству прибора, отмечающего изменения в метеорологических условиях и разности уровней двух точек местности. В середине XVII в. такой прибор был создан. Английский ученый Бойль дал ему сначала имя бароскопа, потом барометра. Название происходит от греческих корней: "барос" - тяжесть и "метрон" - мерило.

В конце XVI в. Галилей решил использовать для измерения температуры свойство жидкости подниматься в тонкой трубке при нагревании. Такой прибор он назвал "термоскопом". Позднее приборы, предназначенные для измерения температуры, получили наименование термометров. В XVII в. производилось много опытов по устройству спиртовых термометров. Первый практически применимый ртутный термометр был изобретен немецким физиком Д. Г. Фаренгейтом в 1714 г. Шкалу термометра Фаренгейт разбил на 180 делений. При этом точка плавления льда соответствовала 32°, а точка кипения воды 212° тепла. Термометр Фаренгейта получил наибольшее распространение в странах английского языка.

В 1730 г. термометр (вначале спиртовой) был сконструирован Реомюром, а в 1742 - шведским ученым Цельсием. В первом случае шкала термометра от точки плавления льда, обозначаемой 0, до точки кипения воды была разбита на 80, во втором - на 100 делений.

В середине XVII в. магдебургский бургомистр, экспериментатор-любитель О. фон Герике устроил первый воздушный насос ("пневматическую машину"). Прибор для откачки воздуха принял завершенную форму к 1709 г., после усовершенствований, внесенных Д. Папеном и английским физиком. Ф. Хоксби.

Первая электрическая машина была создана Герике. Это был большой шар из серы, надетый на железную ось., Шар электризовался во время вращения путем приложения сухой ладони.

В конце XVII и в первой половине XVIII в. был создан ряд электростатических машин, т. е. приборов, служивших для превращения механической энергии в электрическую с помощью трения.

Вместо серного шара Герике теперь применил стеклянный шар. В 1744 г. им было предложено натирать шар не ладонью руки, а кожаными подушечками, покрытыми амальгамой, которые прижимались пружинами к стеклу.

В 1745 г. немец Э.-Ю. Клейст и голландский физик П. ван Мушенбрук независимо один от другого изобрели лейденскую банку - первый тип конденсатора электрических зарядов. Прибор получил название по имени голландского города Лейдена, где производил свои опыты Мушенбрук.

В 1756 г. петербургский академик немецкого происхождения. Ф. Эпинус изобрел электрофор. Так назывались приборы, действующие на основе возбуждения электрических зарядов методом электростатической индукции.

В России научное приборостроение получило развитие в 20-30-х гг. XVIII в., когда в Петербургской академий наук были организованы наряду с типографией, "гравировальной и рисовальной палатами" специальные мастерские. Их деятельность связана прежде всего с именами А. К. Нартова, М. В. Ломоносова и И. П. Кулибина.

Еще студентом, будучи за границей, Ломоносов заинтересовался наиболее известными и распространенными в то время приборами: телескопом, микроскопом, электрической машиной. По приезде в Россию он представил Академии сочинение об особом приборе для добывания огня посредством фокусирования солнечных лучей при помощи линз и зеркал.

Химическая лаборатория Ломоносова, построенная после долгих и трудных хлопот в 1748 г., имела сложное, разнообразное и совершенное по тем временам оборудование. Там имелось 9 печей (или горнов): плавильная, перегонная, стекловаренная, пробирная, обжигательная и др. Огонь в печах раздувался ручными мехами. По стенам на полках стояло множество больших и малых реторт, колб, приемников, выпаривательных чашек, воронок, банок и т. д.

Лаборатория была также снабжена перегонным кубом, воздушным насосом, тиглями, пробирными камнями и иглами, различными точными весами, термометрами и т. д.

В лаборатории Ломоносов проводил вместе со своими помощниками большую научно-техническую работу, делал много химических опытов, выясняя состав и строение минералов, металлов и руд, присылаемых со всех концов России.

Для выполнения обширной программы физико-химических опытов и производства разнообразных анализов Ломоносову пришлось изобрести и усовершенствовать ряд новых приборов, руководить их изготовлением.

Лабораторное оборудование изготовлялось частично в мастерских Академии наук, частично на других предприятиях (например, "папинова машина" на Сестрорецком заводе).

Ломоносов изобрел новый тип отражательно-зеркального телескопа (рефлектора). В отражательных телескопах небесные светила отражаются вогнутым зеркалом и рассматриваются через окуляр. Первые системы таких телескопов были предложены в XVII в. Он устроил также фотометрическую трубу для измерения силы света звезд. Им был сконструирован "горизоскоп", т. е. своего рода перископ со специальным механизмом, дающим возможность осматривать весь горизонт.

Ломоносовым были разработаны оригинальные метеорологические приборы, например анемометр - прибор для автоматического измерения скорости ветра и изменений в его направлении. Особенный интерес представляет изобретение им "аэродромической машины", т. е. аппарата, который, действуя силой пружины, мог бы поднимать в верхние слои атмосферы термометры и другие метеорологические приборы. Ломоносов ввел термин "аэродромический", придавая ему смысл: "воздухобежный", "мчащийся по воздуху".

Ломоносов считал одной из важнейших задач метеорологии предсказания погоды для сельского хозяйства и направления ветра в интересах мореплавания:

Чтоб земледелец выбрал время,
Когда земли поверить семя
И дать когда покой браздам;
И чтобы, не боясь погоды,
С богатством дальны шли народы
К елисаветиным брегам!

Во времена Ломоносова местоположение корабля определялось по небесным светилам посредством секстанта, квадранта и других астронавигационных приборов. Ломоносов усовершенствовал устройство этих приборов.

Им были сконструированы оригинальные приборы для вычисления пути корабля в пасмурную погоду.

Ломоносов разработал также конструкцию прибора для определения сноса (отклонения) корабля под влиянием ветра; прибора, позволяющего "исправлять погрешности корабельного пути", происходящие от "течения моря"; прибора, учитывающего движение корабля под влиянием килевой качки, и др. Некоторые идеи, выдвинутые великим новатором, в этой области, намного опередили современную ему практику кораблевождения.

О великой исторической роли приборостроения Ломоносов рассказал в художественной форме в своем известном "Письме о пользе стекла" (1752) - замечательном образце научно-философской поэзии.

С 1769 г. академические мастерские возглавил И. П. Кулибин. Под его руководством они стали крупнейшим центром развития отечественного приборостроения. Там изготовлялись навигационные, астрономические и оптические приборы, электростатические машины и т. д. Мастерские имели инструментальное, оптическое, барометрическое, токарное и столярное отделения. "Непосредственное смотрение" над палатами осуществлял мастер П. Д. Кесарев.

Как руководитель мастерских, Кулибин не только организовывал работу, но и сам изобретал различные новые механизмы, приборы и инструменты. Особенно значительны его заслуги в области производства оптических и иных приборов, в том числе изготовлявшихся в академических мастерских впервые. Под руководством Кулибина там выпускались телескопы и подзорные трубы, микроскопы, термометры, барометры, воздушные насосы, точные весы, часы различных систем. Опираясь на последние исследования ученых того времени, Кулибин создавал различные электрические приборы. Так, например, в 70-х гг. XVIII в. он построил электрофор небывалого размера и мощности.

В академических мастерских при Кулибине продолжалось сотрудничество мастеров-конструкторов с учеными-теоретиками, начало которому было положено при Нартове и Ломоносове. В работе мастерских принимали участие такие видные ученые, как Л. Эйлер, Ф. Эпинус, И. Н. Георги, Д. Бернулли и др.

Создание научных обществ и учреждений. В развитии новой науки немалую роль сыграло возникновение научных обществ и академий. В 1603 г. в Риме было создано общество ученых под названием Академия Линкеев. Гербом Академии было изображение рыси с надписью "Sagacius ista" ("Разумом быстрейшая"). С 1609 по 1630 г. Академия открыто защищала учение Галилея, который в 1611 г. стал ее членом.

В 1657 г. во Флоренции образовалось научное общество с характерным наименованием Академия опыта. Ее гербом было изображение горящей печи с тремя тиглями и изречением великого поэта Данте: "Provando е riprovando" ("Путем доказательств и еще раз путем доказательств"). Работа Академии была очень плодотворна. Однако через 10 лет Академия была закрыта (главным образом в результате интриг папской курии).

В 1660 г. в Лондоне возникло "Королевское общество для развития знаний" (или кратко: "Королевское общество"), фактически выполнявшее функции Британской академии наук.

В 1666 г. (при поддержке министра Кольбера) была создана Парижская академия наук. В 1700 г. возникла Берлинская академия.

Важными центрами научных исследований сделались также кабинеты и лаборатории специальных учебных заведений, особенно высших. Вопрос о развитии системы образования выходит за рамки нашей книги. Поэтому отметим лишь некоторые общие моменты. Научная работа велась, во-первых, в университетах (особенно на философских и медицинских факультетах) и колледжах; во-вторых, в военных училищах (так, например, во Франции в 1690 г. была создана первая артиллерийская школа); в-третьих, в специальных технических учебных заведениях.

Мысль о необходимости создания Академии наук в России была выдвинута Петром I еще в конце XVII в. и вновь высказывалась им в 1718-1719 гг.

Переговоры о приглашении в Россию видных иностранных ученых начались в 1721 г. В январе 1724 г. Петр I подписал в сенате "Определение об Академии", а потом рассмотрел проект "Положения об Академии наук, а также об университете и гимназии при ней". Таким образом, Академия с самого начала мыслилась как научно-исследовательский и учебный центр. Согласно проекту Академия определялась как "собрание ученых и искусных людей", которые не только знают науки в их нынешнем состоянии, "но и через новые инвенции (т. е. изобретения. - В. В.) оные совершить и умножить тщатся".

Эти "инвенции" относились не только к области собственно наук. По первоначальному замыслу Академия должна была включать "департамент художеств", т. е. различных отраслей техники и искусства, "и паче механический".

Согласно позднейшему проекту 1724 г., разработанному А. К. Нартовым и уточненному Петром I, предполагалось организовать наряду с Академией наук Академию разных художеств.

Нартов разработал подробный перечень мастеров-специалистов, которые должны были работать в этой академии. В списке, кроме скульпторов, живописцев и архитекторов, значились мастера плотничьих, столярных, токарных, слесарных, граверных дел. В перечень были также включены мастер оптических дел и другие специалисты. Петр добавил к ним гидротехников, мастеров "мельниц всяких", "слюзов", "фонтанов и протчего, что до гидролики надлежит", а также мастеров инструментов математических, инструментов лекарских, часового дела и т. д.

Петр предполагал назначить Нартова директором Академии разных художеств. Вместе с архитектором Михаилом Земцовым Нартову было поручено разработать проект здания для Академии на 115 комнат для проведения исследований и обучения.

Смерть Петра прервала обсуждение нартовского проекта. Правительство Екатерины I отклонило его, ограничившись организацией лишь Академии наук. Однако, как уже неоднократно упоминалось, в этой Академии были организованы многие из мастерских, предусмотренных Нартовым.

Заседания Конференции (общего собрания Академии) начались уже после смерти Петра, в 1725 г. На изданиях Академии наук СССР мы часто видим силуэт здания с обсерваторией, увенчанной большим глобусом. Это здание было построено для Петербургской академии наук в 1718-1727 гг. на Васильевском острове, на берегу Невы.

Еще до организации Академии наук с ее университетом в России начали возникать специальные учебные заведения. В 1701 г. в Москве была основана , Школа математических и навигационных наук. В 1715 г. старшие классы этой школы были переведены в Петербург и позднее превратились в Морскую академию. В 1701 г. была организована Артиллерийская школа, в 1707 г. - Медицинское училище, в 1712 г. - Инженерная школа. В дальнейшем эти учебные заведения были преобразованы в академии.

Выдающимся и неутомимым борцом за развитие в России высшего образования, за его демократизацию, за сближение научной теории с практикой был М. В. Ломоносов. Он "...сам был первым нашим университетом", - писал о нем А. С. Пушкин.

Университет и гимназия при Петербургской академии наук были к тому времени приведены в упадок "неприятельми наук российских" (как именовал своих противников Ломоносов). Видя, что ему при порядках, царивших в Академии, не удастся добиться необходимой перестройки петербургских учебных заведений, Ломоносов поднял вопрос о создании нового центра просвещения и науки в Москве.

Он разработал планы деятельности будущего Московского университета и его организационную структуру. В частности, формально университет должен был состоять из юридического, медицинского и философского факультетов. По предложению Ломоносова на втором из них предусматривался курс "химии физической", а на последнем - "физики экспериментальной и теоретической". Профессора же должны были ежедневно собираться для обсуждения научных вопросов, причем каждому профессору рекомендовалось вносить предложения по усовершенствованию его отрасли.

В западноевропейских университетах большую роль играли теологические (богословские) факультеты. Под благовидным предлогом ("попечение о богословии справедливо оставляется святейшему Синоду") ни в академическом Петербургском, ни в Московском университетах таких факультетов не вводилось.

Разумеется, "рожденный в низком сословии", профессор химии не имел возможности добиться от правительства решения об организации нового университета. Ломоносову пришлось передать дело в руки своего покровителя И. И., Шувалова. Этот вельможа, один из фаворитов императруицы Елизаветы Петровны, не раз содействовал Ломоносову в его борьбе с недругами и в реализации научных планов ученого. Помог он Ломоносову и на этот раз.

Но, во-первых, Шувалов внес в проект ряд изменений, ограничивающих стремление ученого придать университету более демократический характер. А во-вторых, - сейчас этому даже трудно поверить - Ломоносов был полностью отстранен от участия в делах нового университета и имя его как главного автора проекта упорно замалчивалось.

Может быть, в этом был повинен не столько сам , Шувалов (хотя вельможа отнюдь не возражал, чтобы заслуга создания Московского университета приписывалась исключительно ему), сколько Л. Л. Блюментрост, назначенный куратором университета наряду с Шуваловым. Бывший лейб-медик Петра I, бывший первый президент Петербургской академии наук, друг окопавшихся в ней противников Ломоносова, Блюментрост представлял прошлое, а "самобытный сподвижник просвещения" (как называл Ломоносова Пушкин) - будущее науки.

26 апреля 1755 г. открылся Московский университет, которому предстояло стать главным центром формирования отечественных научных кадров и развития различных отраслей науки.

Первоначально университет помещался возле Воскресенских ворот, которые отделяли бывшую Воскресенскую площадь от Красной. В 1786-1793 гг. по проекту знаменитого русского архитектора М. Ф. Козакова было воздвигнуто новое здание университета на углу Большой Никитской улицы

При Московском университете с самого начала была заведена типография. Одной из первых напечатанных там книг явилось второе издание первого тома "Собрания разных сочинений в стихах и прозе Михаила Ломоносова" (1757). На фронтисписе изображен был портрет Ломоносова со стихотворной подписью, составленной его учеником и горячим почитателем, одним из первых профессоров Московского университета Н. Н. Поповским. Стихи, написанные от имени "Московского Парнаса", заканчивались словами:

Открыл натуры храм богатым словом
Россов
Пример их остроты в науках Ломоносов.

Президент Академии наук К. Г. Разумовский, прекрасно знавший, что именно Ломоносов сыграл решающую роль в создании Московского университета, понимал, что и с приведением в должное состояние университета и гимназии Академии наук способен справиться один лишь Ломоносов. Приказом от 19 января 1760 г. Разумовский передал в единоличное ведение Ломоносова все учебные дела Академии.

Однако этими правами поборник российского просвещения успел воспользоваться лишь в малой мере. Здоровье его ухудшалось. Затем изменилась и политическая обстановка. После государственного переворота, произведенного Екатериной II, покровители Ломоносова попали в немилость, а такие непримиримые противники, как Г. Н. Теплов, сделались доверенными лицами новой императрицы.

Ученому причиняли одну неприятность за другой. Он вынужден был демонстративно поставить вопрос об отставке. Екатерина II воспользовалась этим и 2 мая 1763 г. подписала указ об отставке Ломоносова, что привело в восторг всех врагов великого борца "за приращение наук в отечестве". "Академия освобождена от г. Ломоносова", - торжествующе писал историк Г. Ф. Миллер. Но Екатерина передумала. Видимо, ей разъяснили, какой ущерб увольнение Ломоносова нанесет ее репутации "просвещенной" императрицы. Ломоносов остался в Академии, но ему мешали работать. И в этих условиях больной, затравленный Ломоносов вновь проявляет так восхищавшую Пушкина гордую независимость. Он предъявляет начальству своего рода ультиматум - либо передать в его единоличное ведение все научные и учебные вопросы (т. е. выполнить "ордер" Разумовского), либо уволить окончательно "от всех дел академических". Эту борьбу М. В. Ломоносов вел на протяжении всей своей жизни.

Глава 6. Переворот в естествознании (XVI - середина XVIII в.). Астрономия и физико-математические науки

Астрономия. "Революционным актом, которым исследование природы заявило о своей независимости..., было издание бессмертного творения, в котором Коперник бросил - хотя и робко... - вызов церковному авторитету в вопросах природы. Отсюда начинает свое летосчисление освобождение естествознания от теологии", - писал. Ф. Энгельс.

Автор теории гелиоцентрической системы, великий польский ученый Николай Коперник исходил из идеи всеобщности естественных причинных связей: теория должна соответствовать данным опыта, подчеркивал он.

Сочинение Коперника "Об обращении небесных сфер" увидело свет в 1543 г., незадолго до смерти ученого. Огромная роль этого труда в истории науки была оценена не сразу. Протестантский богослов А. Османдер, издавший эту книгу, снабдил ее анонимным предисловием, в котором постарался "обезвредить" (и спасти от преследований) книгу Коперника тем, что она рекомендовалась читателю лишь как "удивительная гипотеза", якобы позволяющая удобно делать астрономические вычисления, но вовсе не отражающая действительности. И сам Коперник обосновывал свое великое открытие скорее метафизически и умозрительно: Солнце находится в центре планетных орбит, "ибо может ли прекрасный этот светоч быть помещен в столь великолепной храмине в другом, лучшем месте, откуда он мог бы все освещать собой?"

Первым, кто по-настоящему оценил значение работы Коперника, был Дж. Бруно, заплативший жизнью за свою отважную борьбу против церковного схоластического мракобесия, и в частности за защиту гелиоцентрической системы. Его сожгли в Риме в 1600 г.

Учение Коперника получило новое математическое подтверждение в трудах немецкого астронома Иоганна Кеплера, сделавшегося в начале XVII в. преемником Тихо Браге. Имея в своем распоряжении материалы наблюдений последнего, проведя множество новых исследований, Кеплер блестяще развил "коперникову астрономию".

Важнейшими аргументами в пользу гелиоцентрической системы явились знаменитые законы Кеплера. Солнце, по Кеплеру, является источником силы, движущей планеты. Впрочем, следует отметить, что научные труды Кеплера содержали элементы метафизики и мистики.

В 1610-1611 гг. была опубликована работа Галилея "Звездный вестник", где он сообщал о своих первых астрономических открытиях, сделанных при помощи сконструированного им телескопа. Характерно, что этот труд и последующие работы Галилея, где содержалось множество новых открытий (гор и кратеров на поверхности Луны, спутников Юпитера, фаз Венеры, солнечных пятен, вращения Солнца и т. д.), получили признание даже в церковных кругах, которые до поры до времени терпели приверженность ученого к гелиоцентрической системе. Папа Урбан VIII считался другом Галилея. Однако доминиканцы и иезуиты оказались сильнее непрочного папского покровительства. По их доносу в 1633 г. Галилей был предан суду инквизиции в Риме и чуть было не разделил участи Бруно. Лишь ценой отречения от своих взглядов он спас жизнь. Учение о движении Земли было объявлено ересью.

Деятельность Галилея важна в том отношении, что его астрономические открытия, обеспечивающие торжество гелиоцентрической системы, явились составной частью других изысканий - прежде всего в различных отраслях физики, - сделавших Галилея одним из основателей научного естествознания.

В России система Коперника была впервые упомянута в атласе Блеу "Позорище (т. е. обозрение - В. В.) всея вселенный", переведенном Е. Славинецким в середине XVII в. Православная церковь относилась к подобным идеям резко отрицательно. Лишь при Петре I оказалось возможным поместить на одном из учебных плакатов Киприанова в 1705 г. фигуру Коперника. Она была повторена и на астрономической карте "глобуса небесного" в 1707 г. с кратким изложением гелиоцентрической системы.

Величайшим торжеством научных методов, исключавших "чудеса", т. е. произвольное вмешательство божества в естественные события, были точные вычисления астрономических явлений, прежде всего расчеты возвращения комет, о которых со средних веков шла молва как о зловещих "знамениях" гнева господнего. Когда, например, астроном А. К. Клеро (Франция) точно предсказал появление кометы Галлея в 1759 г., это произвело огромное впечатление на европейское общество.

Ценные исследования в области астрономии принадлежат М. В. Ломоносову. В 1761 г. астрономы должны были наблюдать прохождение Венеры по диску Солнца. В Академии наук астрономическими и геодезическими наблюдениями занимались Степан Разумовский (ученик Эйлера), Никита Попов и др. Ломоносов принял участие в организации экспедиции для наблюдений за движением Венеры. Сам Ломоносов провел наиболее успешные из этих астрономических наблюдений. Он установил, что Венера окружена атмосферой. По вопросам о защищаемой им гипотезе о множественности обитаемых миров (т. е. о возможности существования жизни на других планетах), о гелиоцентрической системе Коперника и т. д. Ломоносов вступил в борьбу с реакционными церковниками, которые и без того терпеть не могли "вольнодумного" и "дерзкого" ученого. Ломоносов с восхищением отзывался о Копернике и высмеивал его противников.

Физика. Механика. Основной отраслью физики, которой в то время занимались естествоиспытатели, была механика. Она была научно-методологической основой этой науки.

"...Первое место заняло элементарнейшее естествознание - механика земных и небесных тел, а наряду с ней, на службе у нее, открытие и усовершенствование математических методов".

Развитие механики было связано с ростом техники, в частности с применением вододействующих механизмов и часов.

"Очень важную роль сыграло спорадическое применение машин в XVII столетии, - писал Маркс, - так как оно дало великим математикам того времени практические опорные пункты и стимулы для создания современной механики".

Над мельницами были произведены, например, опыты, способствовавшие успехам учения о трении, математические исследования о формах зубчатых и иных передач и т. д. Учение об измерении напряжения движущей силы и о наилучших способах ее применения также опиралось на эксперименты с мельницами (в широком смысле этого слова).

Огромное влияние на развитие механики оказало военное дело. Еще в 1537 г. появилась работа итальянского ученого и изобретателя Н. Тартальи "Новая наука", где впервые рассматривались вопросы баллистики в связи с достижениями механики того времени.

Из предшественников Галилея в области механики следует назвать Дж. Кардано, чьи труды долго использовались как руководства. Кардано много занимался теорией рычагов и весов. Он был также и изобретателем.

Голландский ученый С. Стевин, подобно Кардано, сочетал в своем лице физика, математика и изобретателя. Он дал новое доказательство закона равновесия сил на наклонной плоскости, одновременно обосновав невозможность вечного движения.

Новую эпоху в механике знаменует деятельность Галилея. Он выполнил грандиозную работу по созданию принципов новой механики и впервые точно сформулировал основные кинематические понятия (скорость, ускорение). Галилей изучал законы свободного падения тел и падения их по наклонной плоскости, а также законы движения тела, брошенного под углом к горизонту.

Им были заложены два краеугольных камня современной динамики: принцип инерции и принцип относительности.

Галилею принадлежит также приоритет в постановке вопроса о скорости света и в попытке выяснения этой проблемы опытным путем. Галилей считал себя в области механики продолжателем дела Архимеда. И действительно, если история статики начинается с открытий сиракузского ученого и изобретателя, то в истории динамики сыграл основополагающую роль Галилей.

Дальнейшая разработка вопросов механики получила отражение в трудах таких корифеев науки XVII-XVIII вв., как Декарт, Гюйгенс, Ньютон, Лейбниц и Ломоносов.

Учение о жидкостях и газах. Развитие в это время гидромеханики и пневматики было связано с распространением в мануфактурный период гидротехнических сооружений, ветряных мельниц и т. д. Основоположником гидравлики был Леонардо да Винчи. Его теоретические изыскания были связаны с устройством им гидросооружений, проведением мелиоративных работ (осушением Понтийских болот и т. д.), проведением каналов, усовершенствованием шлюзов. Открытия Э. Торричелли, преемника Галилея на посту придворного математика в Тоскане, были связаны в первую очередь с устройством гидротехнических сооружений: "Вся гидростатика (Торричёлли и т. д.) была вызвана к жизни потребностью регулировать горные потоки в Италии в XVI и XVII веках".

Многие исследователи считают Торричелли также основателем гидродинамики, т. е. той части гидромеханики, которая изучает движение жидкостей, а также механическое взаимодействие между жидкостью и соприкасающимися с ней телами при их относительном движении. Торричелли открыл также атмосферное давление (в 1644 г.), что имело огромное практическое значение при откачке воды насосами.

Выдающиеся заслуги в данной отрасли физики принадлежат также известному французскому мыслителю, ученому и изобретателю Блэзу Паскалю, написавшему в середине XVII в. "Трактаты о равновесии жидкостей и о весе воздушной массы". Паскаль проанализировал гидростатический парадокс, впервые отмеченный Стевином и Бенедётти (одинаковость давления жидкости на основание сосуда независимо от его формы). Кроме того, он открыл названный его именем закон о передаче давления в жидкостях, гласящий, что давление на поверхность жидкости, произведенное внешними силами, передается жидкостью одинаково во всех направлениях (1663 г.). Как изобретатель Паскаль выдвинул идею гидравлического пресса ("сосуд, наполненный водой, является новым механическим инструментом").

"Пневматическими" явлениями плодотворно занимался О. фон Герике, который установил ряд важнейших свойств воздуха (его упругость, весомость, способность поддерживать горение, наличие в нем паров воды, способность передавать звук и т. д.). Знаменитый опыт с "магдебургскими полушариями", которые были с трудом разорваны шестнадцатью лошадьми только потому, что из полушарий выкачали воздух, был произведен в Регенсбурге в 1654 г.

Разработка фундаментальных законов пневматики принадлежит английскому ученому Роберту Бойлю. В 1662 г. Бойль установил обратную зависимость изменения объема воздуха от давления, причем "упругость воздуха находится в обратном отношении к его объему". К таким же выводам, независимо от Бойля, пришел французский исследователь Э. Мариотт.

В России долгое время работали выдающиеся деятели в области гидравлики и гидродинамики Даниил Бернулли и Леонард Эйлер. В 1727-1729 гг. в "Комментариях" Петербургской академии наук печаталась серия статей Д. Бернулли по гидродинамике. Его труд "Гидродинамика, или записки о силах и движениях жидкостей..." был опубликован на латинском языке в 1738 г. в Страсбурге. Книга Д. Бернулли сочетала теоретическую глубину анализа с прикладным характером установленных автором закономерностей.

В 1750 г. венгерский физик и математик Я. А. Сегнер изобрел прибор, получивший название сегнерова колеса, вращение которого обусловливалось силой отдачи вытекавшей из него воды.

Вскоре после этого Эйлер, много и успешно занимавшийся проблемами гидравлики и гидродинамики, подверг научному анализу работу сегнерова колеса. Эйлеру принадлежали и такие фундаментальные работы по гидравлике и гидротехнике, как "Более полная теория машин, приводимых в движение действием воды" (1754 г.) и "Общие принципы движения жидкостей" (1755 г.). Все эти труды получили широкое применение при расчетах и постройке различных систем водяных двигателей. И в последующие годы Эйлер занимался разработкой важнейших вопросов в области учения о жидкостях.

Оптика. Много важных открытий было сделано в области оптики, "...достигшей исключительных успехов благодаря практическим потребностям астрономии...". В первом десятилетии XVII в. Кеплер научно объяснил ряд оптических явлений (отражение, преломление). Он впервые ввел понятие фокуса, т.е. точки пересечения преломленных или отраженных лучей. Он дал глубокий анализ механизма зрения.

Дальнейшая разработка законов преломления принадлежит Декарту, выводы которого были подтверждены выдающимся математиком П. Ферма. Несколько позже. Ф. Гримальди открыл явление дифракции (т. е. огибания световыми волнами встречающихся на пути препятствий). Гримальди давал очень интересное объяснение этому явлению. Он рассматривал свет как некую "невесомую жидкость "флюид", образующую волны. Столь же смелой догадкой является идея, I римальди, что различия видимых цветов объясняются определенной волнистостью света.

Весьма важное значение имели работы в области оптики И. Ньютона. Он создал в 60-70-х гг. XVII в. два отражательных телескопа. Им была проведена серия замечательных опытов по дисперсии света, т. е. по разложению луча света при прохождении его через призму на отдельные цветные лучи спектра.

Ньютон установил, что всякий однородный свет имеет собственную окраску, отвечающую степени его преломляемости.

Хотя рассуждения Ньютона о природе света содержат некоторые внутренние противоречия, но в целом их можно охарактеризовать как корпускулярную теорию. Ньютон считал свет истечением, особых световых частиц (корпускул) разного размера, которые производят различные колебания в эфире, наполняющем всю Вселенную.

Другой теории света придерживался X. Гюйгенс. В 1690 г. он издал "Трактат о свете" (написанный им еще в конце 70-х гг. XVII в.). Гюйгенс выдвигал (хотя и недостаточно последовательно) волновую теорию света. Но в отличие от Гримальди, Гюйгенс и его последователи полагали, что волны образует не сам свет, а светоносный эфир.

Обе теории-корпускулярная и волновая - имели своих последователей. М. В. Ломоносов выступил критиком ньютоновской концепции, предложив свой вариант волновой теории.

Учение о теплоте. Развитие металлургии, гончарного, стекольного дела, и ряда других видов производства, применявших печи и горны, первые попытки использования силы пара - все это послужило стимулом к развитию учения о теплоте.

В средние века существовало две теории о природе теплоты. Одни ученые считали источником теплоты стихию огня или какую-либо связанную с ней тонкую субстанцию. Другие, наиболее передовые мыслители, например, Роджер Бэкон, выдвигали замечательную догадку, что теплота - это состояние, вызванное движением. Ведь с первобытных времен было известно, что трение и удар вызывают нагревание и даже появление огня или искр. В начал мануфактурного периода большинство передовых ученых в различных странах пришло к выводу, что теплота тел является результатом движения их частиц.

Такую идею высказывал Френсис Бэкон в своем философском труде "Новый органон" (1620 г.). Декарт в своих "Началах философии" (1644 г.) также писал: "Под теплотою не следует здесь понимать ничего иного, кроме ускорения движения молекул, а под холодом - их замедление". Молекулярно-кинетической теории теплоты придерживались Ньютон, Роберт Ббйль и другие известные ученые.

В 30-х гг. Даниил Бернулли выступил с математическим обоснованием подобной же теории (в отношении газов). Леонард Эйлер писал в 1752 г.: "То, что теплота заключается в некотором движении малых частиц тела, теперь уже достаточно ясно".

Но во второй половине XVIII в. стала брать верх субстанциональная теория теплоты. Это было связано с общими тенденциями в естественных науках того времени.

"...B XVIII в. все более и более завоевывал себе господство взгляд, что теплота, как и свет, электричество, магнетизм, - особое вещество и все эти своеобразные вещества отличаются от обычной материи тем, что они не обладают весом, что они невесомы".

Теплота будто бы тоже вызывалась действием одной из таких невесомых жидкостей - теплорода. В 1744 г. Ломоносов написал диссертацию под названием "Размышления о причине теплоты и холода". Он указал на ложность взглядов о существовании невесомого "теплотвора" (как в русской литературе того времени именовали теплород) и подчеркивал, что сущностью теплоты является внутреннее движение частиц тела.

Передовая теория теплоты, изложенная в этом и последующих трудах Ломоносова, была связана с его общими воззрениями на строение вещества.

Учение об электромагнитных явлениях. Важным достижением рассматриваемого периода явилось начало научного изучения электромагнитных явлений. В 1600 г. английский врач Уильям Гилберт опубликовал сочинение "О магните...". Он сделал вывод, что Земля представляет собой большой магнит. Гилберт установил, что многие тела после натирания получают способность притягивать легкие предметы подобно янтарю. Он назвал эти явления электрическими (по греческому названию янтаря - электрон) и тем самым ввел этот термин в науку. Электрические свойства Гилберт объяснил тем, что в телах имеется некоторая специфическая электрическая субстанция, выступающая из них при трении и обусловливающая притяжение и отталкивание. Гилберт построил первый электроскоп. Но он считал природу электричества отличной от магнетизма.

В 1733 г. французский физик Ш. Ф. Дюфэ установил, что существует два вида электричества - "стеклянное" и "смоляное" ( дуалистическая теория электричества). Он впервые наэлектризовал тело человека и извлек из него электрические искры. Дюфэ создал более совершенный электроскоп.

Видную роль в развитии учения об электричестве сыграл известный американский ученый, публицист и общественный деятель Бенджемйн Франклин. Особенную известность приобрели его опыты и наблюдения над электричеством, проведенные в 1747-1754 гг. в Филадельфии.

Франклин отрицал существование двух видов электрических флюидов, допуская существование лишь единого "электрического огня". "Электрическая материя, - писал. Франклин, - состоит из чрезвычайно тонких частиц, поскольку они могут проникать сквозь обыкновенную материю, даже сквозь плотнейшие металлы..." Избыток этого "огня" в теле по сравнению с нормальным количеством означает, что тело наэлектризовано положительно, а недостаток его против нормы указывает на отрицательный заряд.. Франклин ввел в науку и сами эти термины, а также знаки "+" и "-" для их обозначения. При электризации тел "огонь" переходит из одного тела в другое, общее же его количество остается неизменным. К сожалению, эта прогрессивная унитарная теория электричества не получила в то время общего признания.

В начале 50-х гг. XVIII в. Франклин в Филадельфии, М. В. Ломоносов и Г. В. Рихман в Петербурге независимо друг от друга производили знаменитые опыты по исследованию грозовых явлений. Как Франклин, так и петербургские ученые впервые пришли к бесспорному выводу о том, что молния и иные грозовые явления порождаются действием атмосферного электричества.

Ломоносов и Рихман занимались прежде всего количественным измерением атмосферного электричества. Рихман построил для этого электроизмерительный прибор - электрический указатель. Во время одного из опытов в 1753 г. Рихман был убит электрическим разрядом большой силы.

В конце того же года Ломоносов выступил с работой "Слово о явлениях воздушных, от электрической силы происходящих", в которой изложил свои взгляды на природу электричества. Ломоносов считал, что возникновение атмосферного электричества обусловлено движением воздушных слоев. В противоположность. Франклину Ломоносов отрицал, что электричество - особая тонкая материя и видел в электрических явлениях особый вид движения эфира (по аналогии с волновой теорией света). В другой работе - "Теория электричества, математическим способом разработанная" (1756 г.) - Ломоносов писал: "Электрическая сила есть действие".

Научное исследование атмосферного электричества имело большие практические последствия.

В 1749 г.. Франклин выдвинул идею громоотвода (или, как говорят теперь, молниеотвода).

В Европе первый громоотвод был устроен в Чехии в 1754 г. и получил затем широкое распространение. А. Н. Радищев с восхищением писал, что XVIII столетие "Молнью небесну сманило во узы железны на землю".

Упоминавшийся выше петербургский академик Эпинус выступил в 1759 г. с работой "Опыт теории электричества и магнетизма". Развивая унитарную теорию. Франклина, Эпинус связывал электрические явления с магнитными.

Новая физическая картина мира. Важная попытка обобщить новый огромный фактический материал, накопленный в естествознании, и дать завершенную физическую картину мира принадлежала Рене Декарту и его последователям (по латинизированной форме имени Декарта - Картезий - они именовались картезианцами). Декарт еще не порвал с идейным наследием прошлого. Его натурфилософия была дуалистичной, поскольку он признавал материальную и духовную субстанции, природу и бога. Однако последнему он предоставил лишь туманные сферы метафизики, тогда как его физика была материалистической (механистической).

границах его физики, - писал К. Маркс о Декарте, - материя представляет собою единственную субстанцию, единственное основание бытия и познания". В одном из своих трактатов Декарт подчеркивал, что необходимо создать новую "практическую философию", посредством которой следует поставить на службу человеку, "хозяину и господину природы мощь и действие огня, воды, воздуха, звезд, небес и всего другого, что нас окружает" (1637 г.). В этом трактате звезды и небо рассматриваются не как обитель божества, а как объекты, из которых человечество сможет извлечь пользу.

Декарт считал, что во всем мире существует только одна материя. Все видоизменения в материи зависят от движения ее частей.

Он же выдвинул закон сохранения движения: "Если одно тело сталкивается с другим, оно не может сообщить ему никакого другого движения, кроме того, которое потеряет во время этого столкновения, как не может и отнять у него больше, чем одновременно приобретает себе".

Но переходя от физики в сферу метафизики, Декарт писал о "неизменности божественной воли" и утверждал, что сам бог сохраняет вложенное им во вселенную определенное количество движения.

Материя, по Декарту, состоит из частиц трех различных типов, более грубых и более тонких. Наиболее тонкие - это частицы, образующие флюиды. В частности, Декарт пытался дать характеристику магнитному флюиду, наряду с флюидами света и тепла. Притяжение Декарт также объяснял как результат действия тонкой материи. Он подробно описывает вихревые движения частиц тонкой материи. Считая инерцию одним из фундаментальных свойств тел, Декарт дал свою формулировку закона инерции: "Тело, раз начав двигаться, продолжает это движение и никогда само собою не остановится".

Декарт является одним из основоположников рационалистического метода познания. Он считал, что опыт играет подчиненную роль по отношению к разуму, который один лишь может дать решающую оценку результатов исследования. Маркс указывал, что идущий от Декарта "... механистический материализм вливается во французское естествознание в собственном смысле слова".

Наиболее полное развитие новая физическая картина мира нашла в трудах Исаака Ньютона, создателя классической механики.

Главный труд Ньютона "Математические начала натуральной философии" был опубликован в 1687 г. В последующих изданиях (1713 и 1726 гг.) Ньютон развивал и уточнял выдвинутые им положения. Полемизируя с картезианцами, Ньютон противопоставил "физике гипотез" Декарта "физику принципов", выведенных из опыта. Ньютон требовал считать правильным всякое утверждение, полученное из опыта с помощью индукции, т.е. путем умозаключений от отдельных фактов и положений к общим выводам, до тех пор, пока не будут обнаружены другие явления, которые ограничивают данное утверждение или противоречат ему.

Ньютон подверг анализу основные понятия механики - массу, количество движения, силу, пространство и время. Мерой количестве материи (массы) он считал вес. Ньютон указывал, что наблюдаемые в природе движения имеют относительный характер, но установил понятие абсолютного пространства, которое "по самой своей сущности... остается всегда одинаковым и неподвижным".

Вместе с тем Ньютон признавал существование абсолютного, истинного математического времени, которое "без всякого отношения к чему-либо внешнему протекает равномерно и иначе называется длительностью".

Ньютону принадлежат три фундаментальных закона движения, принятые в классической механике: закон инерции, закон пропорциональности силы ускорению и закон равенства действия противодействию. Особенно важное значение имело введение им в механику закона всемирного тяготения, который гласил, что тяготение существует между всеми телами вообще; оно пропорционально массе каждого из них и обратно пропорционально квадрату расстояния между ними.

Ньютон отказывался объяснить причину свойств силы тяготения и происхождение самого этого явления. "Довольно и того, - писал Ньютон, - что тяготение на самом деле существует и действует согласно изложенным нами законам".

В картине мира, нарисованной Ньютоном, главную роль играют законы механики. "Было бы желательно вывести из начал механики и остальные явления природы... Все эти явления обусловливаются некоторыми силами, под действием которых частицы тел, вследствие причин, покуда неизвестных, или стремятся друг к другу и сцепляются в правильные фигуры, или же взаимно отталкиваются и удаляются друг от друга".

Ньютон признавал действие на расстоянии (и отдельных частиц друг от друга, и небесных светил, подверженных силе тяготения). За это картезианцы и философ Лейбниц критиковали концепцию Ньютона, особенно его закон всемирного тяготения. "Первый период нового естествознания заканчивается в области неорганического мира Ньютоном, - указывал Энгельс, - это период овладения наличным материалом".

Ньютон был стихийным материалистом, оставаясь теистом. Он признавал объективное существование материи, времени и пространства. Однако он сохранил возможность ссылаться на бога в тех случаях, когда не мог найти другого, более вразумительного объяснения.

Ньютон утверждал, например, что первоисточником движения во Вселенной является божественный "первый толчок", что бог придал частицам материи их неизменную природу. Наконец, ученый, понуждаемый своими противниками к ответу, как же могут тела притягивать друг друга на расстоянии без помощи посредствующей среды, подготовил ответ, что посредником может выступить бог. Впрочем, этот ответ столь противоречил материалистическим идеям ученого, что Ньютон так и не опубликовал его при жизни.

Эти теологические и метафизические пристройки к теории ньютоновской механики так же свидетельствовали об исторической ограниченности ньютоновской картины мира, как и присущая ей идея неизменности.

Математика. Характеризуя математическую науку этого периода, Энгельс писал: "Здесь были совершены великие дела".

В трудах Н. Тартальи (50-е гг. XVI в.) содержался обширный материал по арифметике, геометрии и алгебре. Тарталья наряду с Дж. Кардано много сделал для разработки новых способов решения уравнений третьей и четвертой степени, которые в течение столетий считались неразрешимыми. Существенной была также роль голландца Стевина, который первым из европейских ученых ввел в употребление десятичные дроби.

Важным достижением явилось открытие логарифмов, сделанное независимо друг от друга шотландским математиком Джоном Непером и швейцарцем Иостом Бюрги в первой четверти XVII в.

Одним из создателей теории чисел считается французский математик XVII в. Пьер Ферма, с именем которого связаны две знаменитые теоремы. Его труды оказали большое влияние на сдвиги, происшедшие в математике XVII-XVIII вв.

К середине XVII в. во всеобщее употребление вошли применяемые сейчас знаки для записи математических действий (в том числе возведения в степень, извлечения корня и т. д.). Вводятся буквенные обозначения для известных и неизвестных величин. Для неизвестных Декарт предложил последние буквы латинского алфавита: х, у и z.

В 1637 г. в своем труде "Геометрия" Декарт впервые ввел понятия переменной величины и функции. "Поворотным пунктом в математике была Декартова переменная величина. Благодаря этому в математику вошли движение и тем самым диалектика...".

Математика вступила в новый этап своего развития. Самостоятельным предметом ее изучения сделались зависимости между величинами. На первый план выдвинулось понятие функции. Изучение переменных величин и функциональных зависимостей привело к основным понятиям математического анализа, к понятиям предела, производной, дифференциала и интеграла. Создается анализ бесконечно малых, в первую очередь в виде дифференциального и интегрального исчислений. Энгельс подчеркивал, что после введения Декартом понятия переменной величины "...стало немедленно необходимым дифференциальное и интегральное исчисление, которое тотчас и возникает и которое было в общем и целом завершено, а не изобретено, Ньютоном и Лейбницем". Первые работы Ньютона в области дифференциального и интегрального исчисления относятся к 60-м, а Лейбница - к 70-м гг. XVII в., хотя Лейбниц опубликовал результаты своих исследований раньше Ньютона.

Основные законы физики и ряда других наук стали записываться в форме дифференциальных уравнений. Одной из важнейших задач математики стало интегрирование этих уравнений.

Огромный вклад в дальнейшее развитие математики был сделан Л. Эйлером. Он неизменно исходил из принципа взаимозависимости между математикой, естественными науками и техникой.

Главной заслугой Эйлера была разработка математического анализа, рамки которого он значительно расширил по сравнению со своими предшественниками. Эйлер был автором множества трудов по математике, в том числе таких, как двухтомник "Введение в анализ бесконечных" (1748 г.), "Дифференциальное исчисление" (1755 г.), трехтомник "Интегральное исчисление" (1768-1770 гг.) и др.

Эйлером были впервые введены некоторые математические обозначения, например я (отношение длины окружности к ее диаметру) и др.

По отзыву французского ученого Лапласа Эйлер явился общим учителем математиков второй половины XVIII в.

Глава 7. Достижения химии, биологических наук и географии

Химия. В начале XVI в. на смену, а порой в дополнение к средневековой алхимии приходит ятрохимия, т. е. врачебная химия.

Одним из ее основоположников был врач и естествоиспытатель Ф. фон Гогенгейм, известный в литературе под именем Парацёльса. Стремясь создать новую медицинскую науку, основанную на опыте и борясь со слепой верой в авторитет античных и средневековых авторов, Парацельс сблизил химию с медициной. Ятрохимики, считая, что процессы, происходящие в живом организме, являются, по сути дела, химическими процессами, занимались изысканием новых химических препаратов, пригодных для лечения различных болезней. Это приводило к важным открытиям не только в медицине, но и в химии.

Однако в вопросах химической теории ятрохимики мало продвинулись по сравнению со своими предшественниками. По-прежнему в их трудах элементами всех веществ назывались то древние четыре стихии, то алхимические "сера" и "ртуть" (к которым в XVI в. добавилась "соль"), причем эти вещества иногда фигурировали под новыми названиями.

К этому времени термины "сера", "ртуть" и "соль" (как мнимые составные части металлов) понимались многими химиками не в буквальном, а в условном, философском смысле, как символы определенных свойств металлов.

Во второй половине XVII и в начале XVIII в. были открыты некоторые новые вещества. Так, в 1669 г. гамбургский алхимик-любитель Бранд открыл фосфор (в 1680 г. его самостоятельно получил Р. Бойль).

Основоположниками новой химической науки являются ученые XVII в. голландец Я. Б. ван Гельмонт и уже упомянутый выше Р. Бойль. Ван Гельмонт был ятрохимиком, а в некоторых вопросах придерживался и традиционно алхимических взглядов. Он первым правильно объяснил ряд химических реакций соединения, разложения и замещения, открыл углекислоту, назвав ее "лесным газом". Он же ввел в научный оборот самое понятие газа, как определенной категории веществ, отличных от паров.

Само слово "газ" придумано также ван Гельмонтом. Он произвел его от греческого слова "хаос".

Важнейший трактат Бойля по химии, вышедший в 1666 г. под характерным названием "Химик-скептик", был направлен против учения о трех началах (сере, ртути и соли) и о четырех стихиях.

Бойль понимал под элементами определенные, первоначальные и простые, (несмешанные) вещества, которые не составлены друг из друга, но представляют собой те составные части, из которых состоят сложные вещества. Замечательна догадка Бойля, что все элементы состоят из некоторых первичных частиц, различающихся числом, пространственной группировкой и т. д. Однако эта мысль не могла быть тогда подкреплена какими-либо опытами, поскольку строение различных веществ еще не было известно. Существенным недостатком выводов Бойля было то, что, . придерживаясь механистических воззрений, он не смог объяснить качественных различий элементов.

Бойлем был разработан экспериментальный метод в химии, в частности химический анализ и дополнение анализа синтезом в качестве проверки правильности результатов. Все это дало основание Энгельсу сказать: "Бойль делает из химии науку".

Отмеченное выше развитие "огнедействующих" отраслей производства побудило химиков уделить особое внимание изучению процессов горения, окисления и восстановления металлов. Для объяснения этих процессов немецкий химик и врач И. П. Бехер выдвинул мысль о том, что при обжиге металлов и при сжигании топлива или иных горючих веществ происходит выделение из данного вещества содержавшейся в нем "горючей земли" (прямой наследницы алхимической серы).

Этот ошибочный взгляд получил дальнейшее развитие в работах немецкого химика Г. Э., Шталя, который сформулировал (в 1697, а подробнее в 1703 г.) флогистонную теорию. Главное место занимало в ней учение о флогистоне (от греческого "флогистос" - горючий) - мнимом невесомом веществе, "горючем начале", будто бы теряемом металлами и другими веществами при горении или окислении.

Положительной чертой этой теории была ее последовательность, впервые позволившая рассматривать широкий круг явлений с единой точки зрения, исходя из данных опыта. Германские, скандинавские, французские флогистики были связаны с практикой горно-металлургического производства и ряда отраслей химической технологии. Флогистонная теория позволяла накопить немалый опытный материал, но не могла объяснить тех химических явлений, над которыми работали передовые ученые Европы, ввиду ошибочности ее исходных положений. Тем не менее эта теория господствовала в западноевропейских научных, учебных и литературных кругах (включая деятелей эпохи Просвещения), вплоть до переворота, произведенного в химии школой Лавуазье в конце XVIII в.

М. В. Ломоносов, вначале разделявший идеи флогистиков, в дальнейшем отошел от этих концепций и в 1743 г. писал Л. Эйлеру, что при обжигании металла последний соединяется с "частицами воздуха". Из своих опытов над процессами горения и обжигания металлов Ломоносов сделал поистине гениальные выводы, выдвинув (впервые в письме Л. Эйлеру от 1748 г.) в качестве "всеобщего естественного закона" идею сохранения (неуничтожаемости) материи и движения.

Эти же взгляды Ломоносов изложил в позднейшей работе - "Рассуждения о твердости и жидкости тел", опубликованной в 1760 г. Идеи Ломоносова получили в дальнейшем блестящее подтверждение в ходе создания научной химии Лавуазье и его учениками.

Вклад Ломоносова в развитие теоретической химии разнообразен и велик. Еще в своем раннем произведении "Элементы математической химии" (1741 г.) и во многих других работах Ломоносов стремился дать подробную картину строения вещества. Каждое физическое тело, доказывал Ломоносов, состоит из мельчайших невидимых материальных частиц, обладающих способностью взаимного сцепления. Ломоносов различал два рода этих частиц - сложные и более крупные, названные им корпускулами, и простые, более мелкие, входящие в состав корпускул, - элементы.

М. В. Ломоносов высказал глубокую мысль, что законы движения этих частиц своеобразны, к ним не всегда можно применить законы движения физических тел, доступных человеческому зрению и осязанию.

По мнению Ломоносова, свойства тел изменяются от соединения, разделения или перемещения частиц. Развивая догадку Бойля, Ломоносов писал, что если "элементы", составляющие "корпускулу", соединены между собой различным образом, то могут создаваться разнородные корпускулы, в свою очередь составляющие разнородные тела.

Ломоносов заложил основы новой науки - физической химии. Сам Ломоносов определял ее задачи следующим образом: "Физическая химия - наука, объясняющая на основании положений и опытов физических причину того, что происходит через химические операции в сложных телах".

В 1752 г. в своем докладе Конференции Академии наук он сообщил о своем намерении читать для студентов лекции по курсу этой науки. Для данной цели им были предварительно заказаны всевозможные приборы и инструменты. При помощи этих приборов Ломоносов считал необходимым испытывать все, "что только можно измерять, взвешивать и определять вычислением". В этих ломоносовских словах кратко выражено основное направление новой экспериментальной науки.

Биологические науки. Успехи биологических, как и всех других естественных, наук оказались возможными лишь на основе применения новых приборов, прежде всего сильных луп и микроскопов. Ученым, работавшим в области исследования анатомии и физиологии человеческого организма, приходилось преодолевать сопротивление церковников, считавших вскрытие трупов "грехом". Жертвой преследований церкви стал основоположник экспериментальной научной анатомии, фламандский ученый Андреас Везалий, выпустивший в 1543 г. свой известный труд "О строении человеческого тела". Пост придворного врача императора Карла V спас Везалия от застенков инквизиции, но он был приговорен к паломничеству в Палестину. Не вынеся трудностей путешествия, Везалий умер на обратном пути.

Везалий опроверг множество средневековых схоластических представлений об устройстве человеческого организма. Однако вопрос о кровообращении не получил в его трудах правильного решения.

Это сделал в 1615 г. английский врач Уильям Гарвей, один из пионеров научной физиологии. Сразу же после опубликования его трактата о деятельности сердца и кровообращении (в 1628 г.) на Гарвея начались ожесточенные нападки со стороны иезуитов, ученых-схоластов и других реакционеров.

Гарвей был одним из основателей эмбриологии. Он первым высказал догадку, что животные в период эмбрионального развития проходят ступени развития животного мира.

Но от этой идеи ученые, занимавшиеся эмбриологией в конце XVII - первой половине XVIII в., отошли к ошибочной теории преформизма. Согласно этой теории готовый организм взрослой особи уже содержался (только в маленьком виде) в том зародыше, из которого он развился. Преформизма, пытавшегося столь наивно, механистически объяснить передачу наследственных свойств, придерживались голландский биолог Антони ван Левенгук и философ Лейбниц.

Одним из основателей микроскопической анатомии был итальянец Марчелло Мальпйги. Дополнив Гарвея, он завершил разработку научной теории кровообращения. Мальпиги сделал также много открытий в области анатомии животных. Успешно занимаясь и ботаникой, Мальпиги опубликовал в 1675-1679 гг. капитальный труд "Анатомия растений".

Пионером исследования мира микроскопических организмов (инфузорий, бактерий и т. д.) был Антони ван Левенгук. Он изготовил лупы, дававшие увеличение в 150-300 раз, что превышало технические возможности микроскопов того времени.

А. Левенгук впервые описал красные кровяные шарики, строение тканей многих животных и растений.

Во время своего первого заграничного путешествия Петр I встречался с Левенгуком, познакомился с его открытиями и приобрел для Кунсткамеры коллекцию микроскопов.

Немало открытий в области микроскопической анатомии сделал голландский биолог Ян Сваммердам. Наиболее подробно была им исследована анатомия насекомых. Его богато иллюстрированный труд был опубликован в 30-х гг. XVIII в. под характерным названием "Библия природы".

К этому времени накопился огромный фактический материал по зоологии и ботанике, обогащенный данными географических открытий и путешествий в отдаленные страны с их своеобразной фауной и флорой. На очереди стояла его систематизация.

Наиболее разработанной и полной была классификация животных и растений, предложенная шведским натуралистом Карлом Линнеем, главный труд Которого "Система природы" был опубликован в 1735 г. Новая классификация пришла на смену античной (Аристотеля и Плиния), продержавшейся почти без изменений на протяжении всего предшествующего периода,

Линней сформулировал понятие вида. По Линнею, вид - это совокупность сходных между собой организмов (как сходны потомки одних родителей, способных давать плодовитое потомство). Во времена Аристотеля было известно лишь 454 вида животных. Линней насчитывал их 4200. Виды Линней объединяла роды, роды в отряды, отряды в классы.

Классификация животных у Линнея, в свете современных данных, еще была примитивной. Так, он отнес всех беспозвоночных животных (кроме насекомых) к классу червей; рептилий (пресмыкающихся) и амфибий (земноводных) объединил в один класс и т. д. Однако заслугой Линнея явилось выделение высшего класса животных - млекопитающих, сохранившееся в зоологии до настоящего времени.

Еще большей заслугой ученого, требовавшей немало гражданского мужества, было то, что человек был отнесен Линнеем к животному миру и причислен к отряду приматов. Вряд ли подобное "кощунство" искупалось в глазах клерикалов и метафизиков довольно надуманными попытками Линнея "согласовать" его классификацию с Библией в других вопросах и с признанием им существования бога.

Линней предложил также классификацию растений, разделив их на 24 класса. Сейчас она представляется довольно искусственной. Но его достижения в области ботаники были весьма значительны. Линней сам открыл и описал около 1,5 тыс. новых видов растений.

До сих пор сохранился введенный Линнеем принцип номенклатуры видов животных и растений, согласно которому каждый вид обозначался двумя латинскими названиями: родовым и видовым.

Ограниченность системы Линнея заключалась не в недостатке материала, а в примитивности классификации, в самом подходе к земной фауне и флоре как к постоянно существующим в их нынешнем виде (не считая, разумеется, пород, искусственно выведенных человеком). Линней утверждал, что "существует столько видов, сколько первоначально их произвело Бесконечное существо".

Шаг вперед в данном вопросе сделал по сравнению с Линнеем французский ученый Ж. Л. Л. Бюффон. Дав картину эволюции Земли, ее растительного и животного мира, Бюффон описал множество видов животных. Он признал изменчивость видов под влиянием внешней среды, хотя и не подкрепил этой догадки серьезными доказательствами. Сорбоннский университет, традиционно остававшийся центром идейной реакции, потребовал запрещения трудов Бюффона, как противоречащих Библии, и наказания автора. Просветители же горячо приветствовали труды Бюффона.

Географические открытия и развитие географической науки. Уровень географических знаний европейцев во второй половине XV в. и триста лет спустя, накануне промышленного переворота, совершенно несоизмеримы. В XV в. первенство в географических знаниях, как и в искусстве судовождения и в составлении карт, лоций и т. д., принадлежало арабам, малайцам, индийцам и некоторым другим народам Азии и Северной Африки.

В начале XV в, в Европе нельзя было и думать о составлении таких сочинений, как "Книга... об основах морской науки" арабского морехода Ахмеда ибн Маджида, знавшего морские пути от Красного моря до о. Тайвань.

Положение изменилось к концу XV в. в результате успеха западноевропейских стран в области материального производства, прежде всего в сфере судостроения и военного дела, обеспечивших колониальную экспансию и связанные с ней дальние морские и сухопутные экспедиции.

До эпохи великих географических открытий на западноевропейских картах и глобусах отсутствовал американский материк, так что Азорские и Канарские острова оказывались в непосредственной близости от о. Ява, Индии или Китая. Это, в частности, дало X. Колумбу уверенность, что, плывя на Запад, можно легко и быстро достичь Юго-Восточной Азии. Он искренне верил в то, что вновь открытые им земли - Индия, а их жители - индейцы. Впоследствии острова Карибского моря долго именовались Вест-Индией. Название "индейцы" для коренного населения Америки сохранилось до наших дней.

Об азиатском континенте к востоку от Урала западные географы имели самые фантастические представления. В 1542 г. впервые на литовской карте А. Вида появилось изображение р. Оби. К Западу от Оби указаны "Великая Перм", "Тумен Великий", "вагуличи", "югры" и т. д.

В XVI-XVII вв. в географических знаниях европейцев произошел переворот. В Юго-Восточную Азию были проложены новые пути.

В 1466-1472 гг. тверской купец Афанасий Никитин совершил свое "хожение за три моря", продолжив путь из Русской земли через страны Передней Азии в Индию.

В 1487 г. португалец Бартоломеу Дйаш достиг мыса Доброй Надежды и вышел в Индийский океан.

В главе I уже рассказывалось, что в конце XV в. испанские владения распространились на острова Карибского бассейна и на ряд областей Центральной и Южной Америки.

Только тогда на карта и глобусах появились, постепенно все более уточняемые, изображения стран Нового Света.

Как известно, вновь открытому континенту название "Америка" было дано по имени итальянского ученого Амерйго Веспуччи, который в 1499-1504 гг. принимал участие в исследовании берегов Южной Америки. На Руси о Новом Свете было впервые упомянуто около 1530 г. в одном из рукописных сочинений видного деятеля - Максима Грека. Автор упоминал Кубу (имя которой распространял на весь американский материк). "И ныне тамо новый мир и ново составление человеческо", - писал Максим Грек.

В 1497 г. итальянец Джованни Кабото, переселившийся в Англию и принявший имя Джона Кабота, намереваясь открыть северо-западный путь из Англии все в ту же Индию, открыл о. Ньюфаундленд, а сын его Себастьен Кабот в 1498 г. достиг северо-восточного берега Северной Америки и исследовал его.

В 1498 г. португальские корабли под командованием Васко да Гама, обогнув Африку, достигли берегов Индии. Так, наконец, открыт был морской путь из Западной Европы в Индию, а затем и в Восточную Азию.

В начале XVI в. испанец Бальбоа пересек Панамский перешеек и вышел к "Южному морю" (Тихому океану). Позднее испанцы открыли п-ов Юкатан и Мексику, а также достигли устья р. Миссисипи... Фернандо Магеллан, португалец на испан ской службе, в 1519-1520 гг. прошел юго-западным проливом, названным его именем, из Атлантического океана в Тихий и достиг островов, позже названных . Филиппинскими (в честь испанского короля).

В 30-40-х гг. XVI в. португальцы завоевали Бразилию.

В первой четверти XVI в. посланник великого русского князя Василия III в Риме Дмитрий Герасимов, человек для своего времени весьма образованный, познакомился с итальянцем, писавшим под латинизированным именем Павла Иовия, и поделился с ним идеей о возможности достичь Юго-Восточной Азии через Северный Ледовитый океан. Иовий в своей книжке о русском посольстве изложил эту мысль, которая чрезвычайно заинтересовала английских и голландских купцов-предпринимателей.

Начались поиски северо-восточного прохода в Китай и Индию. Корабли английской экспедиции Уиллоуби (1552 г.) в Баренцевом море были застигнуты бурей. Спасся лишь корабль Ченслера, который прошел в Белое море и достиг устья Северной Двины. Ченслер установил первые связи англичан с правительством Ивана IV.

Голландские купцы снарядили в конце XVI в. три экспедиции, которыми руководил Биллем Баренц. Но и они не смогли пройти восточнее Новой Земли, так как корабли затирало льдами.

К рассматриваемому периоду относится открытие европейцами, материка Австралии и Океании. Начало было положено испанцами еще в XVI в. (открытие Новой Гвинеи, Соломоновых, Маркизских и других островов). Свои открытия испанцы держали в строгой тайне, боясь проникновения в южную часть Тихого океана голландцев и англичан.

Предосторожности не помогли. В XVII в. все больше голландских мореплавателей посещало эти районы. Ими были открыты Австралия (названная вначале Новой Голландией), Новая Зеландия и Тасмания, названная в честь голландца А. Я. Тасмана, открывшего этот остров и доказавшего, что Австралия является самостоятельным материком.

В результате этих и многих других географических открытий развивается географическая наука и связанные с ней вспомогательные дисциплины. Создаются все более точные карты и глобусы. Разрабатываются научные основы картографии. Видным картографом XVI в. был фламандец Гергард Крёмер, известный под латинизированным именем Меркатора.

Первый опыт составления труда по всеобщей географии был предпринят голландцем Б. Варёниусом в 1650 г. Если Варениус уделял основное внимание вопросам физической географии (широко пользуясь сравнительным методом), то француз Давитй в книге "Мир" (1660 г.) впервые дал экономические сведения о европейских государствах.

Применение усовершенствованных инструментов обеспечило возможность определять со все большей точностью широту и долготу описываемых (в том числе и вновь открываемых) районов и подойти к решению вопроса о точной форме земного сфероида.

Огромный вклад в исследование Восточной Европы и Азии сделали русские люди. "Землепроходцы", преимущественно выходцы из простого народа - охотники за морским зверем, казаки, служилые люди, - совершили множество открытий в Северо-Восточной Азии.

Еще в середине XVI в. русские мореходы плавали в Обскую губу и к устью Енисея, проходя Печорским морем мимо островов Вайгач и Новая Земля.

Течения рек и берега Енисея и Лены были в значительной мере обследованы в первой половине XVII в. В 30-х гг. XVII в. казак И. Ребров и служилый человек И. Перфильев прошли от устья Лены Ледовитым океаном до устья рек Яны и Индигирки.

К 40-м гг. XVII в. относятся знаменитые открытия служилого человека Семена Ивановича Дежнёва. В начале 1648 г., выйдя из устья Колымы, экспедиция во главе с приказчиком. Ф. А. Поповым и казаком С. И. Дежнёвым двинулась вдоль океанского побережья на восток. Из 7 кочей (так назывались русские мореходные промысловые суда, пригодные для плавания среди льдов) 4 пропало без вести. Есть предположение, что часть этих кочей добралась до Аляски, где мореходы основали первое русское поселение.

Уцелевшие кочи 30 сентября 1648 г. обогнули крайнюю восточную оконечность Азии, в то время называвшуюся Большим Каменным носом, а сейчас носящую имя мыса Дежнёва, и вышли в Тихий океан. Так русскими землепроходцами фактически был открыт пролив между Азией и Америкой.

Кочи Дежнёва дошли до р. Анадырь. Несколько мореходов во главе с Поповым проникли на Камчатку.

А в Западной Европе географы еще долго спорили - на основе чисто умозрительных выкладок, - соединяется ли азиатский материк с американским или отделен от последнего морем. Предполагаемый пролив, названный Анианским, был впервые указан итальянскими картографами в 1562 г., но оставался ничем не подкрепленной гипотезой. Об открытии Дежнёва и его товарищей на Западе ничего не знали. Донесение Дежнёва попало в якутский приказный архив и было обнаружено только 90 лет спустя, в 1736 г., участниками Второй Камчатской экспедиции Беринга. А опубликовано оно было еще позже - в 1758 г.

В 30-50-х гг. XVII В; отряды русских землепроходцев освоили бассейн Амура. Из Енисейска русские двигались вверх по Ангаре, на которой были построены Братский острог (1631 г.) и другие укрепленные пункты. В 1646-1648 гг. они достигли берегов Байкала и основали Баргузинский острог. В 1645 г. B. Д. Поярков дошел до устья Амура и вышел в Охотское море. В ходе присоединения земель, лежащих по Амуру, Е. П. Хабаровым-Святитским в конце 40-х - начале 50-х гг. XVII в. составлялись "чертежи" земель и было собрано много сведений об этом далеком крае. В 1658 г. у впадения Нерчи в Шилку построен был Нерчинский острог. В конце XVII в. приказчик Анадырского острога В. Атласов достиг Камчатки и собрал там разнообразные сведения не только о Камчатке, но также, о "Большой земле" (т. е. об Аляске) и о Японии.

Ценные данные о Китае, еще мало изученном европейцами, а также об Амурском крае были собраны в 70-х гг. XVII в. переводчиком посольского приказа Николаем Спафарием-Мелеску, молдаванином по происхождению. Широко образованный человек, Спафарий написал два исследовгния - "О Китае" и "О великой реке Амур".

По поручению Петра I тобольский исследователь-краевед C. У. Ремезов с помощью своих сыновей закончил к 1701 г. "Чертеж всей Сибири" и "Чертежную книгу Сибири".

Русские "чертежи" (карты), атласы, описания Сибири и Дальнего Востока конца XVII - начала XVIII в. имели исключительное значение для мировой географической науки.

На основании русских географических открытий были внесены исправления в западноевропейские географические атласы и книги, прежде всего голландские.

Вместе с тем новые сведения сразу привлекли внимание западноевропейских любителей захватов и наживы. Иностранные посольства в России, иноземные купцы и специально направляемые для этой цели люди делали попытки всеми способами получить доступ к делам Посольского и Сибирского приказов, чтобы воспользоваться материалами их архивов.

Деятельность русских землепроходцев продолжалась при Петре I. Наряду с этим начались экспедиции, вооруженные новыми техническими средствами - "новоманирными" судами, навигационными приборами и т. д. Во главе их были образованные моряки, ученые различных специальностей, картографы.

Служилые казаки под начальством сначала М. Наседкина, а затем Д. Анцыферова и И. П. Козыревского обнаружили в 1706-1711 гг. северную часть Курильских островов и присоединили их к России. Козыревский составил карты и описания этих островов. В 1719-1721 гг. экспедиция с участием геодезистов и картографов (воспитанников Морской академии) открыла остальные Курильские острова. В 1722 г. участник экспедиции И. М. Евреинов представил Петру отчет, карту Сибири, Камчатки и Курильских островов.

Незадолго до своей смерти Петр I вернулся к мысли об установлении постоянного северо-восточного пути в Китай, Японию и другие страны Восточной Азии. Об этом напоминали ему Ф. С. Салтыков в своем проекте, представленном в 1713 г., а также философ Лейбниц. Не зная еще о донесении Дежнева, хранившемся в Якутске, Петр не был уверен в существовании пролива между Азией и Америкой и стремился выяснить истинное положение.

Первая Камчатская экспедиция во главе с В. И. Берингом, осуществленная во исполнение этого замысла, состоялась в 1728-1732 гг., уже после смерти Петра. Участники экспедиции не только прошли проливом, получившим потом имя Беринга, но и нанесли на карту северозападную оконечность Америки.

Вторая Камчатская экспедиция (1732-1743 гг.) была грандиозным предприятием, действовавшим под руководством Петербургской академии наук.

Соратниками Беринга были замечательные мореплаватели, чьи имена впоследствии сохранились в географических названиях, наименованиях прославленных судов и т. д. - А. И. Чи-)иков, С. Г. Малыгин, братья Дмитрий и Харитон Лаптевы, А. И. Челюскин и др. От Академии наук в экспедиции участвовали И. Г. Гмелин, Г. Ф. Миллер, Г. Стеллер, С. П. Крашенинников - впоследствии видный ученый.

Результатом экспедиции была закладка порта Петропавловка-на-Камчатке, открытие Алеутских и Командорских островов, обследование Аляски, в дальнейшем получившей название Русской Америки, и, наконец, описание северных берегов Сибири.

Подробное изучение и описание Камчатки было произведено 1737-1741 гг. С. П. Крашенинниковым. Его труд "Описание Земли Камчатки" был издан в 1755 г.

Экспедиция Крепицына-Левашова (1768-1769 гг.) доставила новые ценные сведения об Алеутских островах, о быте и культуре их населения.

Одним из пионеров новой географической науки в России был выдающийся государственный и общественный деятель, энциклопедически образованный ученый Василий Никитич Татищев.

В его работах, относящихся к 30-40-м гг. XVIII в., содержатся интересные определения задач географии. Татищев различал физическую, математическую (связанную с точным определением широты и долготы местностей) и историческую или политическую географию.

Кроме общей и частной географий, Татищев считал необходимым развивать "пределоописание", т. е. краеведение с топографическим изучением регионов страны. Татищев высоко оценивал результаты деятельности Петербургской академии наук в области географии.

Еще в 1739 г. при Академии был учрежден Географический департамент, во главе которого были поставлены вначале астроном Ж. Н. Делиль, затем Леонард Эйлер. В 1748 г. Академия выпустила в двух параллельных изданиях, по-русски и по-латыни, "Атлас Российский".

В 1757 г. руководство работой департамента было поручено М. В. Ломоносову. Великий ученый впервые задумал создать экономико-географическое описание России. Им была разработана соответствующая анкета, содержавшая требование с мест сведений по вопросам как физической, так и экономической географии, и собрано много материалов. Смерть Ломоносова прервала это важное начинание.

Выдающееся научное значение имели комплексные экспедиции Петербургской академии наук, предпринятые в 1763-1772 гг. под руководством и при участии виднейших ученых-натуралистов: И. И. Лепехина (Поволжье и Поморье), П. С. Палласа (вся территория от Петербурга до Каспийского моря и Забайкалья), С. Г. Гмелина (Южная Россия, Кавказ, Северная Персия), И. А. Гильденштедта (Южная Россия, Кавказ), И. И. Георги (Юго-Восточная Россия, Алтай, Прибайкалье) и др. Три самоотверженных исследователя погибли во время этих экспедиций. Многочисленные труды, созданные по материалам экспедиций, ввели в русскую и мировую науку новый огромный материал по географии, этнографии, зоологии и ботанике нашей страны.

 
Top
[Home] [Library] [Maps] [Collections] [Memoirs] [Genealogy] [Ziemia lidzka] [Наша Cлова] [Лідскі летапісец]
Web-master: Leon
© Pawet 1999-2009
PaWetCMS® by NOX