Вярнуцца: Агульнае краязнаўства Лідчыны

Город Лида и Лидский замок Горад Ліда і Лідскі замак


Аўтар: Шимелевич М.,
Дадана: 08-06-2007,
Крыніца: Виленский календарь. Вильно, 1906. Стр. 37-57.

Спампаваць




Лида, ныне уездный город Виленской губернии, а в древности центр одной из великокняжеских волостей, расположена под 53°53" с. ш. и 42°58" в. д., на правом берегу р. Лиды, впадающей в Неманский приток Дитву, в 89 вер. от г. Вильны. Окрестности Лиды представляют собою почти совершенную равнину, только в нескольких местах перерезанную пологими долинами небольших ручьев и речек и в значительной части покрытую лесами.

(37KB) szumulewicz.jpg

Местность эта, первоначально занятая одним из литовских племен,--по-видимому, Неромой,--в конце первой половины XI в. вошла в составь русских владений. По словам историков Литвы, великий князь киевский Ярослав I Владимирович в 1040 и 1044 г.г. совершил два похода на Литву и, разбив литовцев в окрестностях г. Слонима, перешел р. Неман и завладел их землями вплоть до р. Вилии (Narbutt, dzieje narodu Litewskiego, III, 225,233,235). С тех пор до половины XIII в. р. Вильня составляла граничную черту между литовскими и русскими владениями, при чем правый берег ее назывался Литовским берегом, а левый Русским или Русскою стороною (Летопись Быховца 1846, 4). Уже в начале XII в. на Русской стороне р. Вилии существовало несколько удельных русских княжеств, из числа которых чаще других в истории упоминается Гродненское (Stryjkowski, kronika Polska. Litewska etc. (1846). I, 85).

Оттесненные за р. Вилию литовцы спокойно сидели среди своих лесов до половины XII в., когда один из литовских князей Кунос, по словам литовской летописи (Летопись Быховца, 2-3), «пануючи в земли Жмойдской, почалъ множити и разширати и выходити за реку Веллю». Выход Куноса за Вилию, по-видимому, поставил в некоторую зависимость от него Русскую сторону. Между прочим летописи сохранили известие о гродненском князе Володаре Глебовиче, который опираясь на тесный союз с Литвою, наводил грозу на своих родственников. В 1159 г., когда все полоцкие князья заключили временный мир и целовали друг другу крест, Володар Глебович уклонился от общего замирения: «не целова креста тем же ходяше под Литвою в лесах». (Ипат. Лет., Карамзин, II, примеч. 386) Далее в источниках проскальзывают известия, что из за обладания Русскою стороною между Литвою и Русью велась упорная борьба, окончившаяся тем, что в 1219 г. девятнадцать литовских князей явились к великой княгине Романовой (вдове Романа Мстиславича Галицкаго) и ее сыновьям Даниилу и Васильку и заключили мир (Ibid. III, примеч. 190.). Русская сторона осталась под властью русских князей до половины XIII в.

В 1242 г. татарские отряды совершенно опустошили Черную Русь и Русскую сторону. Литовские князья, пользуясь тем, «иж Русская сторона спустела и русские князи разогнаны», в 1246 г. Во глав с Эрдивиллом Монтвиловичем , переправившись чрез Вилию и Неман, беспрепятственно заняли всю Русскую сторону и Черную Русь. (Летопись Быховца, 3-4; Stryjkowski. I. 233-237). С тех пор до конца XVIII в. вся эта местность постоянно находилась в составе литовских земель.

Около 1330 г. в Русской стороне, на правом побережье р. Немана, и Воскресенская летопись и хроника Стрыйковскаго в первый раз упоминают имя литовского города Лиды (Полное Собр. Рус. Лът., VIII, Воскрес., 240; Stryjkowski, I, 381.). Хотя имя Лиды до тех пор ни в одном, из первоисточников и не встречается, но несомненно, что поселение это принадлежит к числу древнейших поселений литовцев и существовало уже в Х в.,, т. е. до того времени, когда Русская сторона не была еще во владении русских князей. На это обстоятельство между прочим указывает литовское происхожденье самого названия «лида», означающего в переводе, на русский язык-лесной теребеж, пасеку, вообще местность, очищенную от росшего на ней леса (Narbutt, Dzieje, V, прилож. I.). Несомненно также, что Лида еще в половине XIII в. представляла собою укрепленный пункт, так как Ипатьевская летопись при описании княжения Войшелка упоминает, что он при помощи Шварна и Василька «имал городы в Литве и в Налщанох» (Карамзин, IV, примеч. 142).

Неоднократные появления русских князей и татар на левом побережье верхнего течения р. Немана и желание обеспечить от нападений их границы собственной Литвы и новой литовской столицы Вильны, заставили Гедимина соорудить в Лиде, на месте старого деревянного укрепления, новый замок. Пишут, что основание нового Лидского замка было положено Гедимином в 1323 г., а постройка его тянулась несколько лет, при чем замок строили пленные волынцы, под руководством выписанных из Киева мастеров (Narbutt, Dzieje, V, прилож. I.).

Гедемин, незадолго до своей смерти, распределяяуделы между своими сыновьями, Лидский замок с тянувшейся к нему волостью, в качестве трокского пригорода, отдал Кейстуту (Stryjkowski. I. 381). В 1346 г. Лидская волость была уступлена Кейстутом брату своему Ольгерду, который около 1370 г. Отдал её в держание своему придворному любимцу и вместе с тем человеку низкого происхождения некому Войдыле. Летопись Быховца ( стр. 23) рассказывает, что «некто пан был холоп у великого князя Ольгерда, паробок невольны, звали его Войдылом, первие был пекарь, потом уставил его постелю слати и воду давати себе питии, а потом и вельми полюбился ему и дал был ему Лиду держати и повел был его у доброе». По смерти Ольгерда, Войдыла возвысился еще более: благодаря своему уму и хитрости, он сумел подчинить себе слабохарактерного Ягайлу и начал оказывать влияния на государственные дела; Ягайло же пожаловал Войдыле боярское достоинство и выдал за него замуж свою родную сестру Марию. Последний поступок Ягайлы сильно оскорбил самолюбие дяди его, старика Кейстута, который открыто начал укорять свою родню за связь её с человеком низкого происхождения, Войдыла же начал мстить за это Кейстуту. Взаимная вражда окончилась тем, что Кейстут, узнав о заключенном против него союзе между Ягайлом и крестоносцами, внезапно напал на Вильню, схватил Ягайлу, а себя провозгласил великим князем. Князь новгород-северский Дмитрий Корибут, родной брат Ягайлы, вступился за последнего и начал угрожать Кейстуту. Кейстут выступил против Корибута и по дороге в его удел напал на Дубровну, в 5 верстах от Лиды, схватил здесь Войдылу и приказал его повесить в 1381 г. (Danilowicz. Skarbiec Diplomotow. I. № 477, прим. 8 ).

Однако и Кейстут не долго сидел на великокняжеском престоле. В 1383 г. Ягайло под предлогом примирения заманил его к себе, задержал и отослал Кревский замок, в подземелье которого несчастный старик был задушен. Такая же участь грозила и Витовту, но он успел бежать к немецким рыцарям, с которыми в течении нескольких лет тревожил Литву.

Со смертью Войдылы Лидская волость перешла во владение Ягайлы, который в грамотах титуловал себя князем витебским, кревским, лидским (Balinki. Starozytna Polska. III. 253).

В то время Лидская волость занимала собой только незначительную юго-восточную часть нынешнего Лидского уезда, именно, те самые земли, из которых в XV-XVI в. Был составлен Лидский повет. С одной стороны она р.р. Жижмой и Гавьей отделялась от волости Виленского пригорода Ошмян, а с другой стороны посредством р. Дитвы граничила с Трокским княжеством (М. Любавский. Областное дел. и местное управл. Лит.-Рус Госуд.).

В 1391 г. Ягайло отдал Лиду Дмитрию Корибуту, а в январе месяце, следующего года, сильный отряд немецких рыцарей в рядах которого находился и сам Витовт, перейдя по льду м. Олиты р. Неман, неожиданно появился у стен Лидского замка, сжег прилегающую к нему часть города и потребовал сдачи его Витовту. Устрашенный первыми действиями рыцарей, Дмитрий Корибут в глухую полночь спешно выступил со всем своим отрядом из замка, оставляяего без боя Витовту, и направился в Новогрудок. Пишут, что крестоносцы вывезли тогда отсюда большие запасы оружия, провианта и т.д. Получив таким образом в свое владение Лидски замок, Витовт в скором времени заново перестроил его и сделал из него одно из сильнейших укреплений на Литве (Narbutt, V. 245, Balinski, III, 253,).

4 августа 1392 г. В им. Остров, в 9 вер. от г. Лида, между Витовтом и Ягайлой , были подписаны условия вечного мира при чем Лидская волость осталась во владении Витовта. Это последнее обстоятельство послужило поводом к новой междоусобной войне. Корибут потребовал у Витовта возврата Лиды, но получив отказ, в начале осени 1392 г. собрал значительное наемное войско и выступил с ним против Витовта. Витовт не допустил Корибута к стенам Лидского замка и встретил его на берегу р. Неман. У с. Докудово произошла короткая, но жаркая битва. Корибут не устоял и отступил к Новогрудку, но и здесь он защищаться не умел, был разбит, захвачен в плен и со всем своим семейством отослан к Ягайле в Польшу (Летопись Быховца, 33; Stryjkowski, II, 101).

В 1397 г. Витовт отдал Лидскую волость во владение бежавшему под его покровительство хану, некогда грозной Золотой Орды, Тохтомышу. Тохтомыш два с лишним года прожил в г. Лида в особом доме, стоящем на том месте, где ныне расположены дома плебании р.-католического костела. Местность эта долгое время носила название Тохтомышева двора (Живописная Россия, изд. Вольфа, III, ч. II).

Планы Витовта о возведении на престол Золотой Орды Тохтомыша и о завоевании Москвы и всей Руси разбилась на р. Ворскле. Однако Витовт не упал духом и в1405 г. захватил Смоленск. Князь Юрий Святославович Смоленский оставил жену и детей в городе, бежал в Москву. Витовт взял в плен княжеское семейство и вместе с боярами отослал его в Литву где поселил в Лидском замке. По свидетельству записок настоятеля Лидского костела кс. Стогнева, составленных около 1450 г. кн. Юрий Святославович, желая освободить свое семейство из плена 5 августа 1406 г. со значительным вооруженным отрядом подступил к Лиде, сжег город и начал делать приступы к замку, но лидский староста Яков из Селицы отбил приступы Юрия и заставил последнего отступить по дороге на Вильну (Narbutt, V, прилож. I; Balinski, III, 254).

В 1422 г. Лиде пришлось быть свидетельницей великолепного свадебного пира. В феврале этого года в г. Новогрудок состоялось четвертое бракосочетание престарелого польского короля Владислава Ягайлы с княжной киевской Софией, а празднование свадьбы, по приглашению гостеприимного Витовта, было назначено в г. Лида. Сюда собралось множество гостей, в числе которых был нунций папы Мартина V Антоний Зено, прибывший в Литву для расследования споров с Орденом. Витовт вообще любил показать блеск своего двора и свое прямо баснословное гостеприимство. Достаточно вспомнить приемы гостей Витовтом в Луцке и Троках, что бы судить о том, до каких размеров его гостеприимство доходило. Веселые пиршества в Лиде продолжались до великого поста и долго доставляли материал для рассказов о проявленном здесь великолепии (Balinski, III, 254; «Кругозор», 1876, № 22).

По смерти Витовта велим князем Литовским был провозглашен Свидригайло, родной брат Ягайлы. Свидригайло, желая разорвать всякую связь между Литвой и Польшей, немедленно поднял войну против Ягайлы, почему и был лишен великого княжения, а литовский престол занял по избранию младший брат Витовта Сигизмунд. Между Свидригалом и Сигизмундом завязалась война. Сигизмунд своими войсками занял некоторые литовские города, а том числе и Лиду. В августе месяце 1433 г. Свидригайло двинулся отнимать города, занятые Сигизмундом. Отряд Свидригайлы, состоящий из тверского полка, татар м литовского ополчения из Ошмян, подступил к Лиде. Гарнизон Сигизмунда, защищавший Лидский замок, несмотря на энергичные действия Свидригайлы, замка не сдал и Свидригайло ограничился только тем, что сжег дотла весь город и отступил к Торокам (Stryjkowski, II, 189; Narbutt, V, прилож. I; VII, 350).

Война продолжалась еще несколько лет окончилась тем, что Свидригайло бежал в Молдавию, а Сигизмунд начал управлять государством. После убийства Сигизмунда одна из партий хотела возвести на литовский престол сын6а его Михаила, но не смотря на то, что в руках последнего были такие важные в военном отношении пункты как Лида и др., ему овладеть престолом не удалось, так как престол этот более сильной партией был предоставлен сыну Владислава Ягайлы Казимиру.

В то время лидским старостой был сын или внук Тохтомыша, последняя отрасль знаменитого рода Чингиз-хана Девлетт Хаджи-Гирей. Во время войны Свидригайлы с Сигизмундом он оказал последнему какую-то услугу и за то получил в держанье Лидскую волость, а затем, по объявлении великим князем Казимира, Хаджи-Гирей беспрекословно сдал последнему Лидский замок, почему был оставлен здесь старостой и на дальнее время (Narbutt. VIII 10, 18, 53).

В 1445 г. перекопские татары просили великого князя Казимира дать им хана, при чем указывали на Хаджи-Гирея, как на потомка знаменитых своих вождей, вполне достойного занять это место. Казимиру представился случай припомнить величие и блеск Витовтова двора. В 1446 г. лидский староста был вызван в Вильну и здесь по стародавнему обычаю, в присутствии татарских послов и множества сановников, торжественно облачен в ханскую мантию и провозглашен ханом Перекопской орды (Летопись Быховца, 56; Srtyjkowski, II, 212-213).

После Хаджи-Гирея Лидская волость или отдавалась в пользование разным лицам за заслуги или же управлялась наместниками великого князя. Да начала XVI в. Лидскими державцами и наместниками были: Пац, Иван Кучукович, Станислав Петрашкович и Глеб Сапега. В 1503 г. волость эта была отдана в держанье пану Криштофу Ильиничу, но в следующем году, король Александр Казимирович, по протекции князя Михаила Глинского, имевшего в то время громадное значение при дворе, лишил его этой державы и отдал её пану Андрею Александровичу Дрозду. Обиженный Ильинич, на распоряжение короля занес жалобу к панам-раде в. кн. Литовского. Жалоба Ильинича получила поддержу со стороны панов-рады, которые постановили напомнить королю о том, что он не имеет права без суда лишать кого либо пожизненной должности, а впредь до окончания дела приостановили ввод Дрозда во владение Лидской волостью. Но Александр Казимирович под влиянием Глинского, с негодованием отнесся к такому решению рады и некоторых из её членов лишил даже должностей, а Ильинича, как непослушного королевской воле, приказал взять под стражу. Такой неожиданный оборот дела смутил всю литовскую аристократию. На Радомском сейме 1506 г. на короля со всех сторон посыпались упреки, но резче других осуждал его поступок Виленский епископ Табор. Он публично перед королем произнес по этому поводу речь, которую закончил проклятием. Пишут, что при последних словах епископа король упал, пораженный параличом (Летопись Быховца: «и скоро то бискуп вымовил на тых месте короля забила немоц паралитыкова ...» стр 75).

Александр Казимирович опасно заболел. Пользуясь его болезнью татары совершили страшное нашествие на Литву. В июне месяце 1506 г. пятидесятитысячная татарская орда под предводительством Бити-Гирея и Бурнаш-Салтана, переправилась чрез р. Припять, разграбила Мозырь и Слуцк и остановилась главным кошем при Клецке. Известие о татарском нашествии было получено в Вильне лишь тогда, когда передовые татарские отряды появились на берегах р. Немана. Больной король в виду грозившей опасности объявил посполитое рушение, т.е. поголовное вооружение дворянства на защиту отечества. Местом сбора ополчения была назначена Лида, а главное начальство над ополчение вручено князю Михаилу Глинскому. Но ополчение, не смотря на близость опасности, собиралось слишком медленно. Наконец в Лиде собралось 3 т. человек, но и те не хотели выступать против неприятеля под начальством нелюбимого князя Глинского и бесцеремонно требовали, что бы во главе ополчения стал сам король. Совершенно больной Александр Казимирович был вынужден прибыть в Лиду. Его сопровождала неутешная супруга Елена Иоанновна, канцлер Ласский и несколько других приближенных к королю лиц, в том числе виленский епископ Табор.

Тем временем татары успели переправиться на правый берег р. Немана и начали грабить и жечь поселения в южных волостях Трокского воеводства - Белицу, Жолудок и др. По прибытии короля в Лиду, сбор ополчения увеличился на 4 т. человек, но предводительствовать ими король уже не мог: он совершенно лишился сил и начал приготовляться к смерти. 24 июля 1506 г. в покоях Лидского замка Александр Казимирович исповедовался, причастился св. Таин и подписал духовное завещание.

Между тем татары, нисколько не стесняясь близостью литовской шляхты, уже разоряли окрестности Лиды. «И скоро прошли за Неман, говорит летопись Быховца (стр. 76) , и не доходячи Лиды, около города, от всех сторон в мили и полумили от города, воевали церкви Божие, и дворы великие, и веси зажигали, и людей имали и забивали». Один из высланных в окрестности города разъездов, в 7 вер. От Лиды встретил на грабеже толпу татар, разбил её и в знак победы принес в город на пиках десять татарских голов.

Известие о близости татар поразило всех, но в особенности лиц, окружавших короля, которого было решено перевезти в столицу. Умирающего Александра Казимировича уложили в носилки, привешенные между двух лошадей, и в сопровождении двора и небольшого охранного отряда, ранним утром 27 июля 1506 г. вывезли из Лиды в Вильню.

Вслед за выездом короля ополчение, во главе с князем Глинским и наместником гетмана Станиславом Кишкой, выступило из Лиды против татар. В кровопролитной битве у Клецка татары были разбиты на голову. Радостное известие о победе застало Александра еще в живых; он не мог уже говорить, но только жестами выражал свою радость и благодарность Богу. Александр умер в ночь на 20 августа 1506 г. (Летопись Быховца, 75-78; Stryjkowski, II, 329-338).

Город Лида до времен Сигизмунда - Августа представляла собой лишь центр великокняжеской волости, а в 1413 г. особого военного повета или так называемого хоружества. В 1586 г. на вальном Виленском сойме состоялось постановление о присоединении к присуду Лидского повета Эйшишского, Радунского, Конявского, Дубичевского, Василишского и Остринского хоружеств, состоявших до того времени под присудом Трокского повета и воеводства (Документы Московского Архива Мин. Юст., І, 486). Таким образом, Лида получила значение судебного и административного центра более обширного округа, что значительно повлияло на её рост и благосостояние. Город этот в то время еще не пользовался правом самоуправления и наравне с другими поселениями числился в составе Лидском волости и отправлял службу при Лидском дворе.

Лидская великокняжеская волость называвшаяся в позднейшее время староством, первоначально обнимала собой все земли и поселения, с их людьми и доходами, расположенные между р. Жижмой, Гавьей, Неманом, Дитвой. Волость эта, считавшая во времена Войдылы до 4 тысяч крестьянских дворов (Narbutt, VIII, Dzieje skrocone, 188), с течением времени, вследствие выдела в частную собственность недвижимых имуществ, постепенно уменьшалась. Несомненно, что из состава Лидской волости первым был выделен двор Дубровно с тянувшими к нему поселениями, записанный Владиславом Ягайло 17 февраля 1387 г. в пользу кафедры Виленских р.-католических епископов (Danilowicz, I, № 538). Очевидно, что около того же времени выделился в частную собственность второй двор Докудов, принадлежащий в XV в. Кучукам, а в 1506 г. перешедший к пану Петру Олехновичу Довойновичу. Третий двор Жижма уже в XV в. составляет родовую собственность князей Жижемских, после бегства которых в Москву, в 1551 г. перешел в собственность п. Войтеха Ясинского. В 1504 г. король Александр Казимирович выдал пану Миколаю Петровичу Кишке привилей на село Полудники и двор Криняны. Дворищи уже в 1524 г. принадлежали в качестве частной собственности пану Юрию Ильиничу, которому король Сигизмунд в 1525 г. подтвердил куплю имения Придыбайловского и иншия земли и выслуги. По королевским же привилеям отошли в частную собственность имения - Лайковщизна к Моцарскому в 1564 г. Ловчиловичи к Горочковскому в 1579 г. и др. Кроме этого, в XVI в. упоминаются еще следующие имения, расположенные в б. Лидской волости и составлявшие собственность уже частных лиц: Бердовка - Бердовских, Заполе - Еленского, а с 1550 г. Юрши Петровича, Перепечицы - Перепечей, Куресовщизна - Новицких, Качаново - луцкого епископа Яна Андрошевича, Нещиковщизна (Ченаторовское) пана Яськи Нещики, Великий Ольжев - панов Кишков и Малый Ольжев - пани Реклевой ( Сведения эти взяты из алфавитного перечня актов Литовской метрики, составленного Коркуцем в конце 18 в. и внесенного в книги Лидского земского суда в 1785 г. (Вилен. Центр. Арх.), № 5664. л. 208 и след.). Остальная незначительная часть б. Лидской волости, оставшаяся в государственной собственности, в начале XVIII в. состояла из следующих имений: Лиды, Кульбаки, Горней, Цыбор и Пурстей ( Volumina Legum, VI, 365, диспозиция 1717 г.). По инвентарю 1680 г. в составе Лидского староства числилось: город Лида и села: Горни, состоящие в пожизненном пользовании у полковника Давида Иордана, Островля, Цыборы и Борки ( Вилен. Центр. Арх. № 5664, л. 924-931.).

По свидетельству документов XVII в. г. Лида в древности состоял из следующих частей: замка, двора, собственно города, предместья его Заречья. Замок, как видно из сохранившихся до сих пор его развалин, был расположен на природной возвышенности, до 4 саж. Высоты окруженной с трех сторон водою р. Лиды и ручья Каменки, а с четвертой стороны - глубоким рвом, чрез который был перекинут подъемный мост. Стены замка, построенные в квадрат, имели по 35 саж. в длину, до 5 саж. в вышину и 1 саж. в толщину. Внутреннюю площадь замка занимали деревянные постройки ( П.Д. Брянцев, 130 ). Замок по инвентарям, составлял государственную собственность, поддерживался и охранялся местным дворянством и служил для разных целей, а именно: убежищем для окрестных жителей при появлении неприятеля, складом оружия, местом для заседания судов и сбора поветовых сеймиков, тюрьмой и т.п. В 1568 г. лидские дворяне просили короля Сигизмунда Августа «абы суды земские в оном повете Лидском отправованы были в замку, а не по корчмам на месте» ( Докум.-Моск. Арх. М.Ю., I, 490.). Король разрешил эту просьбу согласно статуту и с тех пор до позднейшего времени заседания земского суда происходили в замке. Еще в конце XVIII в. в развалинах одной из башен замка были видны следы заседаний ( Narbutt, VIII, 477.). Для хранения книг Лидского земского суда в 1638 г. было разрешено устроить в замке, при стене, склеп на счет местных обывателей (Volum. Legum, III, 962.). Здесь актовые книги хранились до времен Станислава-Августа ( Balinski. III, 256.). Тюрьма помещалась в подвальном этаже сев.-вост. Башни. Следы тюрьмы видны здесь до настоящего времени. На существование замковой тюрьмы еще в начале XVII в. указывает, между прочим, приговор Лидского гродского суда от 8 января 1607 г., которым пан Щасный Рексть был обязан «за примовку и налаяне пану Езеашу Сумороковичу тут в замку выконать» двенадцать недель «везеня» ( Частн. докум. у автора.).

Двор или замковый фольварок еще в XVII в. был расположен за замком над ручьем Каменкой, т.е. на том самом месте, где до последнего времени помещалась казенная Лидская ферма. Инвентарь 1680 г. упоминает мельницу, принадлежавшую к Лидскому замковому фольфарку и расположенную на р. Лиде.

Сам город был расположен только в одну сторону от замка. По отдельным актам XVII в., город имел рынок и около него школьный двор, а также четыре улицы. Улица, выходившая на дорогу в Вильну, называлась Виленскою. Вторая улица, которая шла от рынка мимо замка называлась Замковою. Третья улица, начинавшаяся от Замковой, выходившая на дорогу в м. м. Василишки и Острину, от имени ручья Каменки называлась Каменскою. Четвертая Кривая улица, соединяла рынок с Каменской улицей. Продолжение Кривой улицы от Каменской до замка, устроенное в начале прошлого столетия, называлось до новейшего времени Ново-Кармелитской улицей ( Частн. докум. у автора.).

Вся ныне занимаемая городом земля первоначально составляла собственность великого князя и принадлежала к Лидскому замковому двору или фольфарку; но начиная с XVI в. некоторые части этого пространства переходят в частную собственность. Так например, в 1566 г. Павел Рощим получил от короля Сигизмунда-Августа привилей на два плаца в Лиде, в 1589 г. Олехновичу было дано подтверждение на куплю им также двух плацев в Лиде, в 1591 г. Рафаил Олешис Згирский получил привилей на один плац и т.д. (Narbutt, V, прилож. I; Balinski, III, 254 ). Раздача плацев происходила и в позднейшее время, так например, к 1785 г. король Станислав Август выдал привилей Павлу и Анне Конопницким на плац по Замковой улице, а в 1787 г. Ивану Ромеру там же на ленном праве (Вилен. Центр. Арх. № 164, л. 166-168; № 6152, л. 53.). Таким образом в городе образовались целые отдельные кварталы, принадлежавшие в XVII-XVIII в. Куровским, Фронцкевичам, Радиминским, Колесинским и др., отдававшиеся ими евреям и мещанам на правах вечного чинша.

Несомненно, что г. Лида и его окрестности в древности были заселены литовцами. Об этом свидетельствует, между прочим, до сих пор сохранившиеся многочисленные литовские названия живых урочищ и поселений в окрестностях г. Лиды, а так же и чисто литовские фамилии крестьян и дворян, упоминаемые по метрическим актам местного р.-к. костела с 1660 г. - Клышейков, Авинелей, Вяжелей, Иодков, Рупейков, Домейков и мн. др. Кроме того в записях земельных раздач короля Казимира относящихся к Лидской волости, на пространстве которой в настоящее время не имеется ни одного литовского поселения, сравнительно часто встречаются литовские имена. Например: «У Лидской волости. Милковичу три чоловека: Ромейко, Лилкус, Ноткович. Кричеви чотыри чоловеки Тукейнивичи: Войшнар, Сидоря, Войш, Ивахинович. Ивашку Коливидовичу шесть человеков. Митьку избратом Эйтвиловичем - лидяном шесть человеков конокормцов: Ейдьят, Прейбуст, Наруни, Милош, Юльтеневич, Мейлуна, Сидорец, Петлевич. Твирбуту Визкедовичу лидянину Петрелевич люди: Мелешевич, юкгелис, Янутис», и т.п. ( Докум. Моск. Арх. Мин. Юст., I, 3-4.). Даже в несколько позднейшее время местные дворяне носили литовские имена, не говоря уже о литовских фамилиях их. Декрет трокского воеводы Николая Юрьевича Раздивилла от 30 декабря 1560 года свидетельствует, что сын местного землевладельца Иодки, жившего около 1450 г. назывался Нарко, а внук последнего бурца (Частн. докум. у автора). К концу XVII в. население г. Лиды, и его окрестностей настолько ославянилось, что в инвентаре 1680 г. не значится почти ни одной литовской фамилии. Мещанские белорусские фамилии жителей г. Лиды, упоминаемые в этом инвентаре: Горневичи, Здановичи, Сидоровичи, Барановские и др. существуют здесь до сих пор.

Коренные жители г. Лиды в древности исповедовали православие и р.-католичество.

По словам Нарбута православная церковь первоначально помещалась в одной из башен Лидского замка (Narbutt, V, прилож. I). Церковь эта в 1553 г. была перенесена в город и освящена в честь св. Георгия Победоносца ( Истор.-стат. очерки Виленской губ. (1852), 218.).

Другая церковь в Лиде упоминается под 1524 г., а третья церковь была построена здесь в 1533 г. ( Батюшков. Белоруссия и Литва, прилож. 276; Balinski., III, 245.). Церкви эти в печальные годы церковной унии были разрушены или захвачены униатами. Не смотря, однако, на гнет в религиозном отношении, - православные жители г. Лиды не утратили совершенно своей веры и при подписании королем Яном Казимиром Зборовского договора в 1650 г. добились возвращения им захваченной униатами Лидской церкви св. Спаса. В купчей крепости, выданной лидским мещанином Лаврином Павловичем Казюковичем на плацы, земли и дом, проданные им Мацею Войцеховичу и жене его Парасе Федоровне 7 апреля 1630 г., упоминается Федор Гриневецкий, священник храмов Божьих, стоящих в городе Лиде, во имя Пречистой и Святого Николая ("Chwiedor Hryniewiecki swieszczennik domu Boźego Przyczystey y swiętego Mikołaya w Lidzkiem miescie stojących"), при этом ясно указывается на местоположение Пречистенской церкви при описании границ плаца: «a drugim koncem do ulicy samey, która z miasta Lidzkiego ydzie do Dubrowna y do Lipniszek, idąc tą ulica y droga z miasta Lidzkiego od rynku i od zamku do cerkwi swiętey Przeczystey po prawiey stronie» (Частн. докум. у автора. - Пречистенская церковь была расположена на том месте, где ныне стоит домик Калиновского на Заречье).

Начало католичества в г. Лиде относится ко времени княжения Ольгерда. В то время один из литовских вельмож некто Гаштольд, приняв р.-католическую веру, взял под свое покровительство монахов ордена св. Франциска, и построил для них монастырь ордена в г. Вильне. В 1366 г. три францисканца поселились в Лиде. Неизвестно, насколько успешны были проповеди лидских миссионеров, известно только то, что в 1369 г., во время народного волнения, они были перебиты язычниками. Лидская францисканская миссия, не смотря на неоднократные разорения ее, существовала до половины XV в. ( Narbutt, Dzieje, V, примеч. I. ) В пепельную среду 1387 г., Владислав Ягайло, возвращаясь из Кракова в Вильну, в г. Лиде издал первый универсал ко всем своим тиунам о свободной постройке р.-католических церквей ( Szajnocha, Jadwiga I Jagello.), а в пятое воскресенье после праздника св. Виталиса того же года выдал привилей на постройку в г. Лида приходского костела, который был освящен виленским епископом Андреем Василло ( Инвентарь Лид. кост. 1721 г. рукоп.)

В царствие короля Сигизмунда-Августа на Литве, получили самое широкое распространение кальвинизм и лютеранство. Общее движение к перемене религии коснулось г. Лиды и его окрестностей. Учение Кальвина в этой местности пользовалось поддержкой кн. Радзивиллов, Абрамовичей и др., состоящих лидскими старостами. В Лиде, Мацкишках, Докудове, Сельце, Белице, Ляцке и др. были сооружены соборы кальвиниствов, а Лидский костел по недостатку прихожан был даже закрыт и некоторое время находился в непосредственном заведывании виленской капитулы (Narbutt, Dzieje, V, прилож. I.). Распространение кальвинизма и лютеранства окончилось с появлением в этой местности иезуитов, которые в течении XVI - XVIII в. основали несколько миссий в пределах нынешнего Лидского уезда, а именно: В Трокелях, Дворищах, Ваверке, Дылево, Семяковщизне и др.

Совершенно обособленную группу населения г. Лиды в древности составляли евреи. Евреи поселились в Лиде во второй половине XVI в. Местная еврейская община первоначально была вообще малочисленна и во времена Яна - Казимира имела только 160 человек. Община эта, или так называемый кагал, отличалась крайнею бедностью, что видно из сведениях о долгах ее прежнего времени. Так например, в числе фундушов Жирмунского костела имелся видеркаф лидского хорунжаго и чашника Константина - Казимира Кунцевича от 7 июля 1692 г. на 4350 зл. обеспеченный на лидском кагале. По другому видеркафу от 11 ноября 1688 г. представители местного кагала заняли у лидского декана Видыновского 500 зл. и до 1707 г. не могли даже уплатить 6% от этой суммы. На право постройки еврейской синагоги в Лиде король Стефан Баторий выдал лидским евреям новый привилей, которым разрешалось им починить старую синагогу с тем однако условием, что бы она не превышала костела и церкви (Вил. Центр. Арх., № 5405, л. 505-506.).

Г. Лида в древности представлял собой чисто землевладельческое поселение. Как видно из замены грунтов его с им. Залиды лидские мещане еще в 1553 г. пользовались наделенными им волоками земли ( Ibid., № 5661, л. 403.). Позднейшие инвентари свидетельствуют, что с каждой волоки мещане вносили в доход замкового фольфарка по 2 зл. и 5 гр. чинша ежегодно, а с пахотных моргов по 5 гр. и сенокосных только 2 гр. Плата эта ежегодно собиралась бурмистром и лавниками и представлялась в фольварок в день св. Мартина. Кроме того мещане были обязаны ежегодно отбыть три толоки для жатвы хлеба и на каждое востребование сыпать гребли, починять дороги, мосты и т.п. Инвентарь 1680 г. упоминает, что все эти повинности были определены привилеями польских королей; к сожалению ни один из этих документов не сохранился до сего времени. Из того же инвентаря видно, что в пользовании каждого мещанского двора было в большинстве случаев по 1/4 - 1/6 волоки, при этом в числе лиц пользовавшихся волоками, упоминаются два еврея Мовша и Абрам.

Промышленность и торговля в Лиде были развиты слабо. В документах XVII в. в Лиде упоминаются только винокурни, содержавшиеся при замковых фольварках, в костельном фольварке Куровщизне или Новоселках и у некоторых мещан; из ремесленников упоминаются только ковали и гарбары (кожевенники), а в также резники. Корчмы медовые, водочные и пивные существовали здесь еще в XV в., во времена Казимира. В 1680 г. всех корчем в Лиде было 19, из которых 10 содержалось христианами, в том числе одна бурмистром паном Яном Омановичем и 9 - евреями. Еженедельно по понедельникам происходили торги, а два раза в год - ярмарки. Ярмарки существовали здесь издавна и были подтверждены сеймом в 1611 г. ( Volum. Led. III, 44.).

Во всяком случае, Лида во времена Яна Казимира считалась сравнительно лучшим городом, имела 15 тысяч жителей и пользовалась Магдебурским правом.

Но наступили тяжелые для Литвы 1654 - 1663 г.г.

В 1655 г. русские войска опустошили Лиду и её окрестности. В 1656 и 1657 г. местность эту посетил неурожай, а осенью того же года в Лиде появилась моровая язва, не прекращавшаяся до зимы следующего года. Все судебные и административные учреждения были закрыты. Благодаря всеобщему смятению в Лидском уезде появилась масса бродячего люда: кругом происходили грабежи, убийства, наезды на чужие имения и т.п. Для принятия мер к прекращению беспорядков на 2 февраля 1658 г. был созван сеймик дворян Лидского уезда, но заседания сеймика не могли быть открыты в Лиде, так как здесь свирепствовала зараза и были перенесены в м. Мыто. Сеймик установил порядок производства дел по вышеозначенным преступлениям и определил за них самые строгие меры наказания ( Акты Вил. Арх. Ком., XIII, 99-100.).

Между тем приостановленные на некоторое время военные действия со стороны России были снова возобновлены. Летом 1659 г. князь Никита Хованский, двигаясь с 30-ти тысячным отрядом из Вильно в Гродно, подступил к Лиде. Лидский замок, не смотря на отчаянную защиту, был взят, а город разграблен и сожжен (Balinski, III, 256.). Лида пришла в совершенный упадок. Будучи совершенно опустошенным, город не мог вносить в казну даже самые незначительные платежи. В виду этого на сейме 1676 г. была издана особая конституция, которой Лида на четыре года освобождалась от всех денежных и натуральных повинностей, постоя войск, поставки лошадей для перевозки почты и т.п. (Volum. Leg., V, 443.).

Но бедствия Лиды продолжались.

Ночью 29 июня 1679 г. в городе от неизвестной причины вспыхнул пожар. Благодаря сухой погоде и сильному ветру огонь с невероятной быстротой распространился по всему городу. В течении одного часа пожар уничтожил 38 мещанских и европейских домов, с которых оплачивались подати в казну, не считая домов монастырских и щляхетких. Многие христиане и евреи сгорели живыми, а многие получили тяжелые ожоги. Весь домашний скарб, скот и т.п. сделались добычею пламени (Вилен. Центр. Арх., № 5401, л. 667.).

В 1702 г. один из отрядов шведских войск разграбил и сжег часть города и подорвал замковые башни. В Лиде был оставлен шведский гарнизон, а содержание его возложено на жителей. В 1706 г. шведы вторично разграбили город и его окрестности, а затем тоже самое повторили и в 1708 г., двигаясь из Гродно чрез Лиду по Ивейкому тракту, под начальством самого короля Карла XII. Вслед за уходом шведов повторились знакомые для Лиды картины голода, язвы, нищеты...

Сейм 1717 г. в виду бедственного положения города, подтвердил конституцию 1676 г. и декреты Скарбового Трибунала, которыми были предоставлены Лиде права и вольности (Вилен. Центр. Арх., № 5401, л.677.). Конституция 1776 г. оставила Лиде, в числе немногих других городов, Магдебурское право навсегда, а король Станислав - Август привилегией 1788 г. даровал городу плац земли для постройки на таковом ратуши (Вилен. Центр. Арх., № 5668, л. 1140.).

Еще в 1772 г. Лида была занята русскими войсками под начальством генерала графа Тотлебена, который унивесалом от 20 января 1773 г. просил жителей лидского уезда принять на себя поставку довольствия для солдат и на этот универсал получил согласие от 15 февраля того же года (Ibid., № 5659, л. 446-449.).

После известной виленской заутрени 10 апреля 1794 г. полковник польских войск инженер Ясинский, вместе с графом Неселовским, собрал значительную часть восставших войск имея при себе 18 пушек, выступил из Вильны и расположился лагерем у г. Лиды, угрожая русским войскам, стоящим в Гродно под началом князя Цицианова и в Несвиже под начальством генерала Тутолмина; но летом того же года польские войска были разбиты у г. Лиды, а сам город занят окончательно русскими войсками. При этом Лидский замок был разрушен, а хранившийся в нем древний архив вывезен войсками в Смоленск, где сгорел в 1812 г. (Арх. Вилен. Ген.-Губ., I, 893. В метрических актах Лид. кост. за 1794 г. сохранилась отметка о том, что все убитые во время осады русскими войсками г. Лиды, погребены в городе, у костельной ограды.).

14 декабря 1795 г. Лида была присоединена к России, а 8 августа 1796 г. назначена уездным городом Слонимской губернии.

В 1797 г. проездом из Слонима в Вильну, Лиду посетил Император Павел Петрович.

Во время войны 1812 г. у Лиды был расположен 6 корпус русских войск под командою генерала Дохтурова. В мае месяце того же года Лиду посетил Император Александр Павлович и произвел здесь смотр войскам. После открытия военных действий корпус Дохтурова отступил к Гольшанам, а вслед за ним, через Лиду, наступал 8 корпус французкой армии под командою Вандома. В конце ноября, вследствие отступления французов, Лида и Лидский уезд были заняты корпусами графа Ожаровского, Васильчикова и Давыдова.

Последним военным событием для г. Лиды было незначительное сражение 23 мая 1831 г. Русский гарнизон в числе 400 чел. занимавший Лиду, получив сведения о движении генерала Хлоповского из Мостов в Вильну, спешно выступил из города, но сейчас же за виленской заставой был нагнан польскими войсками и после перестрелки обезоружен.

В мае месяце 1843 г. пожар, начавшийся из еврейской бани, уничтожил весь школьный двор, часть домов базарной площади и всю Виленскую улицу. Второй пожар, последнее событие в жизни Лиды, произошедший в ночь на 7 октября 1891 г., совершенно уничтожил всю центральную часть города; при этом сгорело 400 жилых домов и до 600 холодных построек.

Пожары и войны совершенно изгладили старинные характерные черты Лиды. Из древних построек в г. Лиде сохранилось только несколько, а именно - развалины замка, здания по-кармелитанского и по-пиарского монастырей и костел.

Стены замка совершенно пусты и разрушены, за исключением южной, кое - как сохранившейся в своем первоначальном виде. Кармелитанский монастырь основан лидским войским Адамом Нарбутом и его женой Елисаветой в 1672 г. и закрыт в 1832 г. Пиярский коллегиум был перенесён в Лиду из м. Болотна (ныне Вереново) смоленским Каштеляном, старостой Бортянским Иоанном де-Кампо Сципионом в 1758 г. и сгорел в 1843 г. Приходской каменный костел построен на месте старого деревянного епископом Зенковичем в 1770 году, при этом из дерева оставшегося после разборки деревянного костела была построена православная церковь. Церковь эта была разрушена бурей около 1830 г. Ныне существующий православный собор в г. Лиде выведен из обгоревших стен пиярского костела в 1863 г.

Пожар 1891 г. между прочим, уничтожил здание б. Лидской ратуши. Здание это, построенное в XVIII в., стояло на базарной площади и было украшено портиком с колоннами. При нем существовала старинная деревянная постройка в готическом стиле. Само здание до последнего времени служило военной гауптвахтой, а пристройка - пожарным сараем.

В настоящее время в городе Лиде имеются две площади и тринадцать улиц - Виленская, Замковая, Каменская, Кривая, Вокзальная, Дворищанская или Поставская, Лидская, Полицейская, Стеклянная, Александровская, Школьная, Садовая, Торговая и двенадцать переулков, в том числе - Крупский, Морговский, Замковый, Красный, Ярославский, Сенной и др. Всех жилых домов около 100, жителей до 14 000, в каковом числе православных 3000, католиков 5000, иудеев и проч. 6000.

В смежности с городом расположены: деревня - Росляки, Заречье и Дворцовая Слобода, околица Висьмонты и предместье Куровщизна.

Росляки до 1840 г. входили в состав имения Поставщизны, принадлежавшего Пиарскому монастырю.

Заречье еще в XVII в. состояло из трех частей - фольварка и нескольких крестьянских усадеб, принадлежавших Годебским, а впоследствии перешедших в собственность хорунжего Франца - Иосифа Мосевича, замковой земли и плацев, находившихся под ведением Лидской магдебурии. Фольварок Заречье по дарственной записи Мосевича от 25 апреля 1967 г. достался Лидскому кармелитанскому монастырю, после упразднения которого, в 1839 г. был принят в казну. Фольварок этот впоследствии времени был наделен городу Лиде в качестве выгонной земли, но в 1854 г. отступлен взамен за фольварок Куровщизна в пользу Лидского приходского костела. Земли, бывшие в пользовании кр. дер. Заречья, равно как и замковые нивы в 1853 г., наделены крестьянам.

Висьмонты раньше назывались Кузьмишками от имени «мысливца» Захариаша Кузьмича, которому местность эта в количестве 6 волок земли была наделена королем Сигизмундом I в 1507 году. Кузьмишки перешли в собственность Александра Висьмонта в 1668 г. и, будучи раздроблены его наследниками, превратились так называемую околицу.

Куровщизна в XVI в. представляла собой фольварок и принадлежала Куровским, В течении XVII в. переходила в собственность Кулешей, Годебских и наконец досталась Мстиславскому воеводе Александру Мосевичу, который в 1696 г. записал ее в пользу Лидского костела. В 1854 г. перешла в собственность гор. Лиды.

У г. Лиды расположен соединенный вокзал Полесских и Бологое - Седлецкой жел. дор.

В окрестностях Лиды сохранилось несколько археологических памятников в виде древних могильных курганов, а именно: в лесу им. Чеховцы; на левом берегу р. Лиды, при дер. Сухвальне, в казенном лесу «Царева горка»; на земле им. Бердовка помещика А.С. Дембовицкого, в урочище «Воловщизна» пять курганов; на земле кр. дер. Заречье вблизи дер. Новоселки - один курган; в лесу им. Рексти, и т.д. Кроме того, вблизи околицы Бенкевичи, на окраине леса, лежит камень с тремя плоскими, круглыми углублениями, каждое по 4 вершка в диаметре, представлявший собою по видимому, во времена язычества алтарь, посвященный богу дорог «Кела - Девас». При деревне Бельск в 6 вер. от Лиды на поле лежал огромный камень, называющийся «Кобыла». По преданию на этом камне наказывали в старину преступников. Возможно, что здесь в древности собирались конные суды. Камень разбит каменщиками в начале 1905 г.

 
Top
[Home] [Library] [Maps] [Collections] [Memoirs] [Genealogy] [Ziemia lidzka] [Наша Cлова] [Лідскі летапісец]
Web-master: Leon
© Pawet 1999-2009
PaWetCMS® by NOX