Вярнуцца: Агульнае краязнаўства Лідчыны

Геранёнский аппендикс


Аўтар: Варавва А.Г.,
Дадана: 18-02-2011,
Крыніца: www.tio.by.



Там, где сходятся границы Ошмянского, Ивьевского и Вороновского районов Гродненщины, есть забавный феномен: земли Шальчининкайского района Литвы, заселенные преимущественно этническими поляками, вдаются в Беларусь - вплоть до Геранён - выступом-аппендиксом с "перешейком" размером в три-четыре километра, так что литовские пограничники с двух сторон этой почти соприкасающейся границы могут, пожалуй, видеть фуражки друг друга. По белорусскому периметру сего причудливо изогнутого государственного рубежа бок о бок разместились старинные поселения - одно другого интереснее…

Трабы

Это бывшее владение литовских князей Трабских известно с ХV столетия, когда князь Трабус построил здесь замок. В конце того же столетия внук княгини Марии Трабской - Альбрехт Гаштольд стал владеть Трабами, и от Гаштольдов имение перешло к королю польскому и великому князю литовскому Сигизмунду I Старому, а затем к его сыну Сигизмунду II Августу - тут находилась королевская резиденция. При Сигизмунде III Вазе Трабы стали центром староства.

Петро-Павловская церковь в Трабах была сложена из дерева в 1784 году и существенно переделана на рубеже ХIX-XX столетий. Тогда же при ней соорудили высокую звонницу, включенную в ограду из бутового камня. Церковь предельно проста по композиции, и если бы не четыре куполка да шатровое покрытие звонницы, то глазу и задержаться-то было бы не на чем.

А вот у здешнего костела Рождества Наисвятейшей Девы Марии, напротив, очень живописный силуэт. Этот монумент из желтого кирпича возвели в 1905 году. Его мощные квадратные трехъярусные башни на главном фасаде, заключающие меж собой стрельчатый перспективный портал внизу и ступенчатый фронтон-щит вверху; хоровод контрфорсов; размашистые крылья трансепта, решенные как самостоятельные большие объемы наподобие каплиц; пятигранная апсида - все это оставляет в памяти яркий, запоминающийся образ некоего готического "мистицизма", в котором полет и расчет спаяны воедино: полет просчитан - расчет крылат...

Вдоль ограды костела идет гравийная дорога на Жемыславль. Через 13 километров она подводит путника прямо к пилонам-столбам, обозначающим границы этого некогда богатого, отлично ухоженного имения.

Жемыславль

Его нынешнее имя не что иное, как переделанное польское название Жемлослав. Полагают, что происходит оно от фамилии основателя поселения Жемлы. С 1805 года тут поселился Якуб Умястовский, польский магнат, скупавший фольварки в тогдашнем Ошмянском повете, куда входило и это имение. Основав здесь свою резиденцию, он вскоре умер (1809) и был похоронен в Субботниках, где нам еще предстоит побывать.

После него усовершенствованием усадьбы занимался старший сын Людвик, а затем - младший сын, Казимир. Усилиями последнего были выстроены официны, двухэтажная ледовня, оранжерея, манеж, заложены новые фольварки… После смерти Казимира (1863) его жена Юзефа выстроила элегантный дворец, разбила пейзажный парк. Графский дворец с бельведером и коринфскими портиками по обеим сторонам представляет собой уменьшенную копию королевского "Дворца-на-воде", выстроенного для последнего монарха Речи Посполитой Станислава Августа Понятовского в Лазенках под Варшавой. Лепка на потолках и мозаичный пол сближали жемыславский дворец с варшавским прототипом, а богато убранные интерьеры свидетельствовали об отменном вкусе владельцев усадьбы.

От Юзефы Умястовской имение унаследовал ее сын Владислав. Он жил, можно сказать, между Вильней, Краковом, Варшавой, Парижем и Жемыславлем. В 49 лет женился на Янине Остророг-Садовской, родом из магнатской семьи с Волыни. Супруги сообща вплотную занялись благоустройством своего гнезда, но им не суждено было дождаться птенцов-наследников…

Владислав, зарекомендовав себя дальновидным предпринимателем, превратил усадьбу в высокоприбыльный сельскохозяйственно-промышленный комплекс, тесно связанный с соседними фольварками, что также принадлежали Умястовским. В 1904 году граф выстроил из кирпича и черепицы собственного производства костел в Субботниках, в котором и был погребен в следующем, 1905 году, скончавшись в Вильне, где 72 года тому назад родился. Его жизненным кредо были мудрые слова: "Жить надо так, как будто умрешь завтра, а работать так, как будто будешь жить вечно".

Со смертью мужа для Янины настали тяжелые времена (революция 1905 года, Первая мировая война). И она принимает вынужденное обстоятельствами решение - сдать имение в аренду. С этой целью строит жилой дом для арендатора, из окон которого вся усадьба и сегодня видна как на ладони… Очаровательный пейзаж: от статуи Богоматери берет начало старая аллея, ведущая к главному входу во дворец; его парковый фасад отражен в глади пруда, образованного расширенным руслом реки Гавьи, притока Немана; заречные дали дышат покоем и словно просятся на акварель…

Во время войны усадьбу заняли немцы, устроив тут нечто вроде дома отдыха, - графиня же удалилась со своей матерью в Петербург. После окончания военных действий Янина попыталась восстановить дворец и его убранство, разграбленное немцами и местными жителями, но началось дробление (так называемая "парцелляция") крупных имений в Польше, и Умястовская сочла за благо передать Жемыславль с несколькими фольварками в дар Виленскому университету для научных целей. Навсегда уехав отсюда, она умерла в 1941 году, пережив своего мужа на 36 лет.

Теперь во дворце контора колхоза "Жемыславль", клуб, библиотека, почта. На глазах ветшают, покрываясь день ото дня трещинами и плесенью, и сам дворец, и бывшие официны, и дом арендатора. И только корпусу спиртзавода, кажется, не грозит никакое разрушение: при советской власти он был значительно перестроен из винокурни Умястовских и без устали работает доныне, доказывая своим несокрушимым бытием, что борьба с алкоголизмом сродни изобретению вечного двигателя…

Субботники

Едва отъедешь от Жемыславля - и у дороги появляется эта деревня, чье название вовсе не дань, как можно было бы сгоряча подумать, советским обычаям устраивать субботники по поводу и без повода. Это имя утвердилось за поселением еще в конце ХVII столетия. Прежде же Субботники именовались Гераненами Монивидовыми или Старыми Гераненами и принадлежали Радзивиллам.

Краснокирпичный костел Св. Владислава в Субботниках издали интригует… не то слово - завораживает своей грациозной силуэтной графикой: высокорослая трехъярусная звонница экспрессивно прорисована на фоне неба истонченным до размеров иглы шпилем. Такой же "колючей" выглядит брама, встроенная в ограду с мерно следующими друг за другом каплицами.

Возводили святыню Владислав и Янина Умястовские. Еще не оконченный, храм был освящен в 1904 году. В нем и похоронили его основателя, а затем в усыпальницу были внесены останки его давно умерших родственников. Об этом подробно сообщает мемориальная доска, установленная в 1931 году в крипте храма, где находится фамильная усыпальница Умястовских. К чести прихожан, она содержится в образцовом порядке: изумительная чистота, блистающие полированными гранями солидные мраморные плиты с именами и датами... Только на надгробии, предназначенном для Янины (она предусмотрительно позаботилась о нем сама), нет ни имени, ни дат: графиня умерла вдалеке от родового гнезда - в Риме.

В 1887 году в Субботниках родился Ян (псевдоним - Янка) Позняк, видный общественный и политический деятель Западной Беларуси, публицист, священник. Сталинские опричники схватили Яна Позняка в 1939 году - с тех пор его судьба неизвестна. Через полвека после этой семейной трагедии внук Яна, Зенон Позняк, тоже уроженец Субботников, возглавил Общество памяти жертв сталинизма "Мартиролог Беларуси".

Геранёны

Название Геранены имеет несколько версий своего происхождения. Первая, самая маловероятная: от женских имен Гера и Нонна. Вторая: название возникло от литовского слова "gегаі" ("герай" - "хорошо"). Третья: имя местечка пошло от слова "гораноны", что означает - нагретый. Так некогда именовали тут металл, нагретый в специальных печах для обжига керамических изделий. А "горанам" по-белорусски называли еще и нижнюю часть кузнечной печи, где сгорало топливо.

Уже с ХV века Геранены фигурируют в документах как Геранены Мураваные или Гаштольдовы. Ведь в 1433 году великий князь литовский Сигизмунд Кейстутович подарил это имение Яну (Ивашке) Гаштольду. Позже им владел внук Яна - Ольбрехт Гаштольд, который в 1530 году получил от императора Священной Римской империи Карла V титул графа "из Мурованых Геранен". Будучи к тому времени владельцем огромной латифундии и занимая самые высокие должности в государстве, он в начале ХVI века построил в своем родовом имении Гераненах замок и при нем каплицу.

Гераненский замок - одна из самых первых каменно-кирпичных магнатских резиденций в Беларуси. По почтенности возраста с нею может соперничать разве что замок старшей линии Радзивиллов в Мяделе, дошедший до наших дней, что называется, на археологическом уровне. Увы, не лучше состояние и здешнего замка. Он был разрушен в середине ХVII столетия, но, возможно, затем отстроен. До середины ХIX века пустовал, а затем его начали разбирать на различные нужды, так что ныне это просто глыбы из кирпичей и камней, упрятанные в зарослях деревьев и кустарников за земляными валами, что некогда защищали замок от врагов, но не уберегли от беспамятных соотечественников. Уже на гравюре Наполеона Орды второй половины ХIX века замок предстает именно в таком жалком, но, как всегда у Орды, романтизированном облике…

Прежде фортеция, сложенная из камня и облицованная кирпичом, представляла собой квадрат 27х27 м с четырьмя цилиндрическими башнями двухметровой толщины, которые достигали в диаметре 8 м. У южной стены располагался каменный двухэтажный дворец, возведенный в конце ХVI столетия.

700-метровый земляной вал высотой до 10 м прикрывал замок от огнестрельного поражения при осаде и напоминал прямоугольник с закругленными углами. За валом шел ров, весной и осенью заполнявшийся водой. С внутренней стороны его подпирала, предотвращая оползание вала, каменная стенка. В трех углах вала находились башни 7-гранной конструкции, открытые восьмой гранью внутрь замка. Нижний их этаж находился в валу - верхний выступал над валом. Они, очевидно, предназначались для размещения военных припасов, снаряжения и одновременно служили наблюдательными пунктами.

Так же была устроена и въездная башня в центре северо-восточной стороны вала. Ее прикрывал мощный земляной бастион, а также расположенный за пределами замка костел, который можно увидеть здесь и ныне.

Костел Св. Николая заложен в 1519 году Ольбрехтом Гаштольдом как каплица. Он неоднократно разрушался и обновлялся; теперь, после всех переделок, представляет собой прямоугольное, с пятигранной апсидой здание несколько сумбурного облика. Контрастная бело-красная окраска фасадов подчеркивает его архитектурный декор, в котором при желании можно увидеть отблески барокко.

Именно в этой святыне в 1537 году пошел под венец со своей избранницей пятнадцатилетней Барбарой Радзивилл Станислав Гаштольд, коему в ту пору было около тридцати. Через пять лет Барбара станет вдовой и вскоре приглянется молодому королевичу Сигизмунду II Августу (они были почти ровесниками). "Любовью века" назовут современники и потомки их захватывающий роман, который завершится коронацией Барбары на Вавеле вопреки ожесточенному сопротивлению ее недоброжелателей. Но и этот ее брак окажется скоротечным: менее чем через полгода похоронный кортеж торжественно доставит останки польской королевы-литвинки и великой княгини литовской из Кракова в Виленскую катедру. Родовые имения Гаштольдов, в их числе и Геранены, перешедшие по наследству к Барбаре, станут принадлежать ее супругу - последнему из Ягеллонов...

От Геранен, коль позволит время, можно рвануть в поисках новых исторических впечатлений либо в сторону Лиды, либо в сторону Ивья - оба райцентра расположены на равном (чуть более тридцати километров) расстоянии отсюда, и хотя их "весовые категории" совершенно несопоставимы (крупный промышленный город и по-прежнему небольшое, уютное местечко), но в каждом из них, безусловно, есть на что посмотреть заинтересованному прошлым путешественнику.

А за спиной у деревни Геранены, всего в трех километрах, стоит одноименный пограничный КПП - и уж в ту сторону без особой нужды точно не рванешь: граница на замке. Кто бы сомневался! Вот каков он, этот странный, себе на уме, аппендикс…

 
Top
[Home] [Library] [Maps] [Collections] [Memoirs] [Genealogy] [Ziemia lidzka] [Наша Cлова] [Лідскі летапісец]
Web-master: Leon
© Pawet 1999-2009
PaWetCMS® by NOX