Вярнуцца: Навукоўцы

Теадор Нарбут. Шавры


Аўтар: Тарасов Константин,
Дадана: 25-05-2010,
Крыніца: http://3dway.org.



В 1863 году 79-летний ученый, археолог, переводчик Теодор Нарбут, и его жена пани Кристина, и шестеро их детей стали типичными для Беларуси той эпохи образцом несчастья, несправедливости судьбы, разоренного гнезда. Имения Шавры нет. В Шаврах не видны следы той драмы: нет усадьбы, нет библиотеки раритетных документов, которые собирал Нарбут, нет ворот перед усадьбой, украшенных древними находками из раскопок, нет памятника или бюста человеку, который своими трудами принес Шаврам известность, нет даже дорожного знака, который свидетельствовал, что он попал именно в Шавры.
Чем же Теодор Нарбут за 150 лет был неугоден властям?

Семья

Теодор Матеуш (такое имя он получил при крещении) Остик-Нарбут родился в ноябре 1784 года. Ему было 11 лет, когда король Станислав Понятовский подписал в Гродно Акт отречения от короны, Речь Посполитая исчезла, а титул великих князей литовских перешел к российской императрице. Как и большинство шляхетских сыновей, Теодор начальное образование получил дома, затем воспитывался в лидской конгрегации базильянов, а оттуда поступил на математический факультет Виленского университета. В 1803 году он уже значится в списках Петербургского кадетского корпуса, где готовили войсковых инженеров.

(93KB) Шаўры.

Направленный в действующую армию, Нарбут в 1806-1807 годах участвовал в русско-французской войне, а в следующие годы - в русско-шведской кампании, где в битве под Або в Финляндии получил контузию, которая привела в скором времени к потере слуха.

В 1810 году Теодор Нарбут разрабатывал проект Бобруйской крепости и начальствовал при ее строительстве над выполнением земляных работ. Участие в создании этой крепости было отмечено орденом святой Анны с мечами II степени. Военная служба Нарбута закончилась накануне войны 1812 года - он выходит в отставку в чине штабс-капитана.

Официальная версия неучастия Нарбута в войне 1812 года следующая: по причине утраты слуха вынужден был пойти в отставку и в военных действиях участия не принимал, сидя в родной усадьбе Шавры. Вторая версия сообщает, что войну 1812 года он встретил в Вильне, находясь при дворе императора Александра, и вроде бы участвовал в войне с Наполеоном в рядах российской армии и даже получил за это медаль. В какой армии, в каком полку какой дивизии или при каком штабе -- неизвестно. Наконец, третья версия имеет прямо обратное содержание: он бросил российскую службу, дождался в Вильне армии Наполеона, в которой благодаря знанию девяти европейских языков был переводчиком при штабе Маро. По окончании войны прятался у свояков, пока в 1815 году в связи с образованием Царства Польского не дождался амнистии. Поскольку сам Нарбут однозначно про этот период своей жизни не высказывался, то неизвестно какая из версий соответствует действительности.

Теодор Нарбут женился, имея уже полных 56 лет. Женой его стала Кристина Садовская, 1803 года рождения, бедная шляхтянка, которая вела в Шаврах хозяйство. Женился он на ней поздно, но в "гражданском" браке состоял много лет, и все их дети, рожденные до венчания, были как бы "нелигитимные". В 1840 году они такую легитимность получили. Всех детей у Кристины и Теодора было девять. Трое первых - Михал, Атон и Альдона - умерли в детстве. Трое - Людвик, Болеслав и дочь Теодора - участники восстания. Кристину Нарбут в год ее 60-летия репрессировали высылкой в Пензенскую область, откуда она вернулась на родину через двадцать лет.

В 1815 году по трактатам, подписанным на Венском конгрессе, Варшавское великое герцогства было присоединено к России и названо Царством Польским. В 1829 году Николай I торжественно короновался польским королем в Варшаве и скрепил присягой свое обязательство исполнять конституцию. А через год, 17 ноября в Варшаве восставшие взяли штурмом дворец Бельведер. Наместник, великий князь Константин Павлович, вынужден был бежать. Польская армия перешла на сторону восставших. В январе 1831 года польский сейм объявил о лишении Николая I польского престола и образовал национальное правительство Польши во главе с Адамом Чарторыйским. 115.000 русских войск под командованием фельдмаршала Дибича-Забалканского не сумели подавить восстание. В начале июня к войскам прибыл фельдмаршал Паскевич-Эриванский. В годовщину Бородина кровопролитным штурмом была взята Варшава. По капитуляции польская армия сохраняла оружие и должна была, оставив Варшаву, ждать решений императора. Однако поляки расторгли условия перемирия и возобновили боевые действия. Сопротивление было сломлено в октябре 1831 года. Терез три месяца Конституционная хартия была заменена "Органическим статутом": Польша стала составной частью империи (генерал-губернаторством), лишилась армии и сейма, сохранив несущественную административную автономию.

Теодор Нарбут в 1831 году был арестован за литературный пасквиль на Россию, более существенное участие Нарбута в действиях повстанцев не было известно, и суд наказал Нарбута штрафом. Ему, можно сказать, тогда повезло, но спустя тридцать лет ему припомнят и старый "литературный" грех.

Главное занятие

Прочно осев в Шаврах в 1815 году, Теодор Нарбут занялся своим хозяйством. Среди первых его дел было улучшение сортов льна и конопли для промышленного использования, в чем он достиг немалых успехов. Еще одним из его достижений стало сооружение в Друскениках водолечебницы, которая с течением времени переросла в популярный санаторий.

Одновременно Нарбут получает известность как археолог, который провел раскопки ряда курганов-волотовок на Лидчине и в Приднепровьи, издал исследование "О курганах", изучил Лидский замок и высказал свои обоснованные предположения относительно назначения его комнат и помещений.

Но самая значительная работа Теодора Нарбута - 10-томная "История литовского народа", созданная в 1835-1841 годах и опубликованная в Вильне (за исключением десятого тома, который остался в рукописи). При всем обостренном внимании шляхты того времени к своим корням, немногие могли проследить родоводы глубже 17-го столетия. Теодор Нарбут считал свой род древним, который вместе с родами Радзивиллов и Остиков велся с языческих времен от верховного вещуна Лиздейки. А верховный вещун был сыном великого князя Наримунта. Не слабые, надо признать, амбиции.

Шавры находятся на территории, где когда-то жило племя дайновов, где происходили интенсивные балто-дреговичские контакты и складывалась белорусская народность - литвины, история которых и стала главным содержанием научной работы Нарбута, вместившейся в 10 томов. Современные Нарбуту историки (не говоря уже про образованных в последующие времена) называли его "антикваром", который будто бы некритично складывал в груду разные и несовместимые старинные сведения, без колебаний подгоняя их под свою концепцию. Фундаментом последней стала опубликованная Нарбутом Хроника Быховца, которую одно время даже считали фальсификацией, талантливо им изготовленной. Поскольку рукопись Хроники исчезла при неизвестных обстоятельствах, то считали, что имеет право на существование и такое мнение. Тем более, что Теодор Нарбут засвидетельствовал немалый литературный талант как переводчик стихов Горация и "Дон Кихота из Ла Манча". Иными словами, он имел дар и опыт стилизатора и, безусловно как коренной шавровец отлично владел белорусским языком, который в Хронике главенствует.

Хроника Быховца

Сегодня Хроника Быховца воспринимается как ценнейший источник по истории Великого княжества Литовского до 1506 года. Она состоит как бы из множества рассказов, расположенных в хронологической последовательности; поэтому ее можно рассматривать не только как исторический источник, но и как художественное произведение. Автор несомненно обладал литературным даром и написал хронику на белорусском языке, близком к разговорному. В хронике есть немало непривычных трактовок. Хронист, например, утверждает, что под Грюнвальдом Тевтонский Орден был разгромлен силами только Великого княжества Литовского, а поляки «и сабли не вынимали». В хронике содержатся совершенно достоверные данные, каких нет ни в одном другом источнике.

Обнаружил хронику учитель Виленской гимназии Ипполит Климашевский в библиотеке помещика Быховца (имение Могилевцы Волковыского уезда). В 1830 году Климашевский напечатал небольшой отрывок из хроники, а на следующий год во время восстании он попал в российский плен, был в заключении, но удачно бежал за границу.

В 1834 году Быховец переслал Хронику Теодору Нарбуту в его имение Шавры. Нарбут широко использовал новый источник для своего исследования, а в 1846 году издал, дав название хронике по имени ее владельца.
Рукопись хроники находилась в усадебном доме в Шаврах еще в 1851 году и лишь опись 1864 года зафиксировала ее отсутствие.

В 1838 году Нарбут, описывая хронику, отметил, что на обороте последнего листа почерком XVII в. было написано: «Хроника литовская с русского языка переведена на польский», хотя в действительности рукопись была не переведена, а лишь записана латиницей в польской транскрипции.

Вообще упреки в "фантазиях" преувеличены, поскольку Нарбут опирался на превосходную личную библиотеку, в которой кроме книг было множество документов из Литовской метрики и доставленных из Кенигсберга. Они были конфискованы в 1864 году, когда Нарбута отдали под суд "за плохое воспитание детей".

Судьба семья

Восстание 1863 года добавило сибирской каторге и ссылке большое количество шляхты из литвинов. Власти называли восстание «польским», соответственно сосланная шляхта называлась «поляками». В 1891 году количество «польских» ссыльных, в пределах Российской империи, составило около 100.000 человек. То есть, восстания служили основой переселения части наиболее непокорного населения Беларуси и Литвы. В таких количествах - это уже можно определить как депортацию. Если учесть, что большие территории этнической Польши, в это время находились под властью Австрии и Пруссии, то ясно, что «поляками» назывались белоруские и летувисские участники восстаний, которые в силу традиции и культурных установок продолжали ориентироваться на столицу Речи Посполитой.

Решение о начале восстания принималось в Польше без согласования с политическими деятелями в белорусских и литовских губерниях. Когда Центральный национальный комитет в Варшаве объявил 22 января 1863 года днем вооруженного выступления, то Литовский провинциальный комитет в Вильно во главе с Константином Калиновским был против такого решения и около двух недель колебался призывать ли людей к восстанию, которое не было в должной степени подготовлено. Многие историки считают вооруженное восстание 1863 года большой ошибкой, поскольку оно было чисто ситуативным, носило буферный характер, отвлекая на себя от Польши часть российских войск, а репрессии оказались разрушительными для белорусской культуры, что легко прогнозировалось.

Но 1 февраля Литовский комитет все же призвал жителей бывшего Великого княжества поддержать начатое в Польше восстание. Небесным опекуном восстания объявлен был святой Юзафат (Кунцевич). Комитет реформировался во Временное провинциальное правительство Литвы и Беларуси. За месяцы восстания произошло 237 боев и стычек с царскими войсками. Мужество ограничиченных сил повстанцев не могло изменить ситуацию, поскольку сюда было собрано около 140 тысяч российских войск.

Из семьи Нарбута непосредственно в восстании участвовали сыновья Людвик и Болеслав и дочь Теодора. Людвик Нарбут получил 13 февраля приказ возглавить восстание в Лидском повете. Он собрал первый отряд из 8 человек: он сам, брат, и еще шесть человек, по именам неизвестных. Скоро отряд возрос до 80 человек. После первых боев возле деревни Новый Двор к отряду присоединились студенты из Вильни во главе с художником Михалом Эльвиром Андриолли (1836-1893). Андриолли посвятил повстанцам серию графических работ, которые сохранили картины восстания глазами их очевидца. Еще интересно отметить, что в отряде Людвика Нарбута был и Франтишек Богушевич.

18 апреля Людвик Нарбут был назначен начальником всеми боевыми силами повстанцев на Беларуси и Летуве, а погиб 4 мая в бою с ротой капитана Тимофеева Павловского полка возле Дубичей. Тимофеев позволил похоронить возле Дубичского костела 13 повстанцев, которые погибли в этом бою. Но генерал-губернатор Муравьев через четыре месяца приказал сравнять их могилы с землей, а сам костел разрушить. Только чрез 65 лет тут был установлен памятник повстанцам.

Остатки отряда возглавил брат Людвика и его адъютант Болеслав Нарбут. Он вывел отряд в Городенскую пущу. Схваченный вскоре Болеслав был в Гродно осужден к расстрелу, но эту казнь ему заменили ссылкой в Красноярск, откуда он вернулся по амнистии в начале 1880-х годов. В битве возле Дубичей была вместе с братьями и Теодора Нарбут. Ссылка грозила и ей, но мать сумела организовать бегство дочери в Париж. Там она прожила почти всю жизнь. Теодора вернулась в родные края в 1914 году. Но началась Первая мировая война, и Теодора выехала в Краков, где доживала свой век в приюте для престарелых.

Размахом и жестокостью репрессии против повстанцев обязаны генерал-губернатору Муравьеву. Достоянием истории стала его «Записка о некоторыхъ вопросахъ по устройству Северо-Западнаго края», поданная царю 14 Мая 1864 года. Она обнимает все сферы жизни в крае, где проходило подавление восстания. Вот из нее несколько пунктов, раскрывающих ее смысл:

«…1) Подтвердить окончательно о повсеместномъ введении Русскаго языка, какъ это ныне сделано съ прекращениемъ употребления Польскаго языка во всехъ официальныхъ и служебныхъ сношенияхъ, а также и въ наружныхъ изображенияхъ всякаго рода, особенно въ местахъ, посещаемыхъ народомъ.

2) Немедленно все высшия служебныя должности по всемъ ведомствамъ, а также все места, имеющия прикосновение съ народомъ, заместить Русскими чиновниками, прочия же должности замещать Русскими постепенно…

Царь одобрил все предложения генерал-губернатора, и судьи строго исполняли начертанную им волю. Изведали такой суд и старые Нарбуты.

Старого отца за «неверноподданическое» воспитание сыновей и дочери взяли в Вильню, где суд приговорил его к ссылке в Сибирь, но приговор не смогли исполнить из-за плохого самочувствия осужденного. 26 ноября 1864 года он умер. Похоронили его не на родине в Шаврах, а в недалекой Наче, на кладбище возле костела.

Жену его, Кристину Нарбут, осудили к высылке в Пензенскую губернию, откуда она возвратилась на родину через 20 лет. Ей было 84 года. Тогда не было ни автобусов, ни поездов, а так все телегой и пешком днем за днем. На родину, на могилу мужа, на могигу сына, в родной край, где своя речь, свои туманы, свои воспоминания…

Она умерла в 1899 году и похоронена в Шаврах рядом с сыном Болеславом. Самый младший сын Нарбутов, Станислав, рождения 1853 года, работал врачем в Браславе, там он похоронен..

Стоит возле ограды тихого деревенского кладбища памятный валун с надписью "Нарбутам - участникам восстания восстания 1863 года. Потомки". Поставлен это памятный камень в 1989 году. А раньше и его не было.

 
Top
[Home] [Library] [Maps] [Collections] [Memoirs] [Genealogy] [Ziemia lidzka] [Наша Cлова] [Лідскі летапісец]
Web-master: Leon
© Pawet 1999-2009
PaWetCMS® by NOX