Вярнуцца: Архітэктура

Древних стен возраждение. Прошлое и настоящее Лидского замка Старадаўніх муроў адраджэнне. Мінулае і сучаснасць лідскага замка


Аўтар: Трусаў А.,
Дадана: 26-11-2003,
Крыніца: Мінск, 1990.



Апублікавана з дазволу аўтаракнязь ГедиминОбщий вид замка XV-XVI стст.

Когда подъезжаешь к Лиде, районному центру на Гродненщине, сначала видны широкие поля, затем дачные домики, а за ними начинается городская окраина. Узкая улица с деревянными одноэтажными постройками ведет к старому кладбищу. Неожиданно возникают невысокие строения вдоль железной дороги и обставленная разными киосками автостанция. Стоит чуть-чуть отойти в сторону от вокзальной суеты, как оказываешься на широкой, обсаженной. цветами и декоративными деревьями улице, в конце которой возвышаются стены старого замка. Это величественное древнее сооружение царит над всей окрестностью. Особенно выделяется уже обновленная северо-восточная башня: ее контуры четко вырисовываются на фоне девятиэтажной гостиницы. Перед замком - уютная площадь с огромной клумбой и скамейками, где вечерами собирается молодежь. Рядом - устремленное ввысь здание костела (памятник белорусского зодчества XVIII века), фасады которого отражают черты позднего барокко и классицизма. ...Подойдем поближе к седым стенам старого замка, прикоснемся ладонью к шероховатым, нагретым солнечными лучами камням, и представим на миг, что мы в далеком, тревожном XIV столетии...

В XIV столетии все белорусские земли вместе с литовскими и большей частью украинских объединились в составе нового европейского государства - Великого княжества Литовского, Русского и Жемойтского. Образование одного из самых больших по тем временам государств в Европе стало возможным в результате внутреннего социально-экономического и политического развития некоторых земель (Новгородской, Полоцкой) и княжеств (Гродненского и др.) Киевской Руси, а также восточнолитовских племен в XII-XIII столетиях. Этот процесс значительно ускорила внешняя агрессия. Только вместе можно было отразить набеги крестоносцев и татарское нашествие, сохранить свою независимость, культуру, язык. Разными путями шло объединение: военным и мирным, через договоры и брачные связи литовских и местных феодалов.

Уровень развития феодального общества на территории белорусских и украинских земель был более высоким, поэтому восточнославянская культура оказала значительное влияние на все сферы внутренней жизни Великого княжества Литовского.

На протяжении всего XIV столетия, вплоть до победы в 1410 году при Грюнвальде, существовала опасность со стороны Тевтонского ордена крестоносцев. Их походы особенно участились на белорусские земли в конце XIII - начале XIV столетия. Тогдашние деревянные укрепления бывших детинцев, даже с каменными башнями-столпами наподобие Каменецкой, уже не могли отразить удары хорошо вооруженного врага.

Поэтому в первой половине XIV столетия возникла целая система обороны: сильно укрепленные замки в Лиде, Гродно, Новогрудке, Крево, Медниках, Вильно и Троках. Это были как старые деревянные - со временем отстроенные из камня и кирпича - сооружения, что возвышались на высоких холмах, так и новый их тип - кастели. (Слово "кастель" - castellum - имеет древнюю латинскую основу и первоначально означало укрепленный валом и рвом лагерь римского легиона.) В XII-XIV столетиях кастелем в Западной Европе называли небольшой каменный замок, который обычно имел одну или две высокие башни и строился в низинной болотистой местности на насыпи.

В Прибалтике замки-кастели начали возводить крестоносцы и ливонские рыцари. Первый кастель в Латвии был построен на острове Гольм в 1186 году.

Такие укрепления в конце XIII - начале XIV столетия возникли в Лиде, Крево и Медниках (теперь Медининкай Литовской ССР). Здешние зодчие вместе с приглашенными иностранными мастерами, взяв за образец рыцарский кастель, приспособили этот тип оборонительного строения к местным нуждам. Они значительно увеличили площадь замкового двора, где во время опасности могли укрыться не только войска, но и мирное население - горожане, а также крестьяне из ближних околиц.

Строительство Лидского каменного замка - одного из самых больших на территории Белоруссии (размеры двора составляют приблизительно 80Х80 метров) относится к 30-м годам XIV столетия. Тогда во главе Великого княжества Литовского стоял князь Гедимин, который вошел в историю как талантливый полководец, борец против крестоносцев. Он понимал, что остановить наступление отрядов крестоносцев могут только каменные замки с укрепленными гарнизонами. Поэтому, использовав временное перемирие с Орденом, весной 1323 года князь разослал приглашения на работу разным ремесленникам, в том числе и каменщикам в ганзейские (северно-немецкие) города, которые не очень жаловали крестоносцев. Есть предположения, что ганзейские мастера приняли непосредственное участие в возведении Лидского замка.

(20KB) Фрагмент южной стены с бойницами, 1976 г..

Для строительства была выбрана небольшая песчаная дюна в болотистом слиянии двух рек - Лидеи и Каменки. Дюну преобразовали в искусственную прямоугольную площадку: местами насыпали гравий, камни, крупную речную гальку до высоты 5-6 метров. С севера, на расстоянии 7 метров от нее, проходил широкий (около 20 метров) ров, который соединял две реки и отделял укрепление от самого города. Белорусский ученый Михаил Ткачев подсчитал, что для строительства стен Лидского замка понадобилось около 23 тысяч кубических метров камня, около 1,5 миллиона кирпичей, большое количество известняка и песка. Разные летописные источники свидетельствуют, что работы велись 5-7 лет.

Недалеко от будущего замка за год-два до начала строительства делали ямы для гашения известняка. Когда известняк был подготовлен, а строительная площадка расчищена от кустов и случайных камней, копали рвы под фундамент. Возможно, в XIV столетии еще не умели точно разбивать на местности геометрически правильный план будущего замка, поэтому каменные строения той поры никогда не образовывают в плане точных геометрических фигур наподобие квадрата или прямоугольника. Кстати, лидские мастера ошиблись при определении направления восточной замковой стены и часть уже заложенного фундамента (это выяснилось во время раскопок) пришлось оставить в земле.

Рыли яму деревянными лопатами, окованными по краям железом. Пока шли земляные работы, на телегах подвозили камни для фундамента и стен, песок для строительного раствора и обожженный кирпич, который складывали штабелями в определенном порядке.

В выкопанные неглубокие, около метра, рвы для фундамента бросали большие и средних размеров камни, пересыпали их песком или глиной. Верхние ряды проливали известковым раствором. Затем брались за работу каменщики. Помощники подносили им камни и кирпичи, раствор в деревянных корытах, воду в ушатах (также деревянных). Все это подавалось наверх по лестнице и на специальных блоках с помощью веревок. В толщу каменных стен в качестве арматуры закладывали деревянные брусья или бревна.

Одновременно с каменной кладкой росли и леса вокруг нее. Они значительно отличались от современных, так как не привязывались к стенам, а крепились за счет того, что концы деревянных консольных балок закладывались непосредственно в стену. После окончания строительства их просто отрезали или вынимали.

Лидский замок построен из полевого камня и кирпича. Толщина стен снизу - 2 метра; вверху они сужаются до 1,5 метра и переходят в боевую галерою. Ее парапет, толщиной 70 сантиметров, выложен из кирпича и имеет один ряд бойниц трех типов. Настил галереи опирался на деревянные балки сечением 20Х20 сантиметров. На южной и восточной стенах находились два кирпичных данскера (туалета) на каменных фигурных консолях.

Вначале замок имел только одну башню - в юго-западном углу двора. В плане она представляла собой квадрат (по внутреннему обводу почти 9х9 метров). Как установили археологи, от нее остались только фрагменты фундамента.

Замок имел три входа. В южной стоне на расстоянии 22 метров от башни - небольшой полуциркульный проем на высоте 4 метров от первоначального уровня двора. Он, видно, считался запасным (на случай разведки или побега), и попасть туда можно было только с помощью длинной приставной лестницы. Два входа находились в восточной стене: малый, сделанный на уровне обреза фундамента стены, и большой (по всей видимости, более поздний), расположенный возле северо-восточной башни на высоте 2,5 метра. Попасть в замок через большой вход можно было только с помощью подъемного моста. О его наличии свидетельствует большая разгрузочная остроконечная ниша, которую прорезал входной проем меньших размеров.

Малый вход был тоже полуциркульной формы, высотой 2,45 метра. Сохранились остатки от бегунков ворот. Это два больших камня в основе арки с круглыми гнездами-отверстиями. Со двора малый вход защищало подковообразное в плане строение, от которого остались незначительные следы фундамента, сложенного насухо из камней средних и небольших размеров.

Наружные поверхности стен замка сделаны из больших, частично обтесанных валунов, что уложены горизонтальными, точно обозначенными рядами. Камни хорошо подобраны один к одному. Промежутки между ними заполнены каменными осколками на известковом растворе (кирпичные клинья встречаются очень редко). Забутовка между "щеками" стен - из мелких камней. Кирпич использовался только для основных конструктивных элементов и архитектурных деталей. Из него выложены углы замковых стен и башен, декоративные пояса на фасадах восточной и северной стен, арки, своды, бойницы и наружные поверхности парапета боевой галереи (кренеляжа).

Кирпичные пояса на внешней поверхности замковых стен выполнены в технике балтийской, или вендской, каменной кладки. Это чередование двух длинных сторон кирпича (ложков) и короткой (тычка). Кладка велась из красного кирпича двух размеров: 31x15x10 и 31х14х7 сантиметров. Более узкий шел только на внутреннюю облицовку кренеляжа.

Северо-восточная башня замка и фрагмент восточной стены XV ст. Реконструкция автора

На некоторых кирпичах сохранились слабые отпечатки пальцев древних мастеров, которые руками или специальными приспособлениями собирали остатки глины поверх формы. Перед обжигом кирпич сушился или просто на земле, или на посыпанной песком площадке, недалеко от жилища ремесленников, поэтому на нем встречаются следы лап домашних животных (собак, свиней, коз), "шрамы" от травы и отметины от дождя.

Археологические исследования позволяют утверждать, что в первой половине XIV столетия существовала только северо-западная башня замка, предназначавшаяся для жилья и укрытия от врага. Основная тяжесть обороны приходилась на каменные стены с боевой галереей, которые не были рассчитаны на применение огнестрельного оружия. Во время военной угрозы около бойниц стояли воины, вооруженные луками и арбалетами (самострелами). Последние появились в XIII столетии и широко употреблялись до начала XVI столетия. Короткая и тяжелая арбалетная стрела летела на меньшее расстояние, чем лучная, но ее убойная сила была значительно большей: граненые тяжелые наконечники могли пробить стальную броню тяжеловооруженных рыцарей. Много разных по форме наконечников лучных и арбалетных стрел найдено в Лидском замке. В 1976 году археологи обнаружили и костяной "орех" - основную деталь спускового механизма самострела.

В конце XIV - начале XV столетия внук Гедимина, великий князь Витовт, перестраивает замок и делает его одним из самых могущественных в Великом княжестве Литовском. Для укрепления сооружения возводится другая башня, северо-восточная, с расчетом на ведение пушечного огня. Кладется она из кирпича лучшего качества и других размеров - 29-З0x14x7,5-8 сантиметров.

Воин лидского замка

Башня примыкает к основному строению. Основание ее лежит на 70-80 сантиметров глубже замкового фундамента. Толщина стен, выходящих во двор, - 3 метра, а докладки к двухметровым стенам замка (делались с целью укрепления стен) - 83 сантиметра.

Когда-то башня имела арочный дверной проем со двора (он выложен из специального фигурного кирпича) и лестницу шириной 1 метр с деревянными ступеньками на кирпичной основе в толще западной стены. Северная и восточная стены изнутри украшены двумя нишами, а в южной стене первого этажа сохранились две глубокие ниши-печи, что когда то обогревали верхние помещения. Первый этаж венчал крестовый свод, ребра которого выполнены из стреловидного кирпича.

Обе башни замка были накрыты полуциркульной черепицей.

Во время раскопок двора выяснилось, что с трех сторон (кроме южной) к замковым стенам примыкали деревянные одноэтажные здания - казармы (сохранились остатки фундамента, печей и обгорелых бревен). Ширина их около 4 метров. Недалеко от западной стены стояло отдельное здание, где, вероятно, жил со своей семьей комендант замка (каштелян). Это было прямоугольное в плане строение (6х4 метра), с каменным фундаментом, выложенным на глине. Его помещения отапливались кафельной печкой.

В восточной части двора находились два колодца. Один, меньших размеров, - недалеко от северо-восточной башни. Другой, большой, видно, предназначался для того, чтобы поить животных: к воде вела вымощенная камнем тропинка. При раскопках обнаружены остатки деревянных колодезных срубов.

Середина замкового двора была также выложена булыжником. Около юго-восточной башни размещались кузница и солдатская кухня.

Историческая судьба Лидского замка чрезвычайно сложная. В XIV веке его стены не однажды выдерживали натиск крестоносцев. Впервые рыцарские орды подошли к оборонительному сооружению в 1384 году. После продолжительной осады и штурма враги захватили замок. Второй раз войска Ордена совершили набег зимой 1392 года, когда болото вокруг укрепления сковал лед. Они сожгли окрестные строения. разорили город и обложили замок.

Руководитель обороны, князь Корибут, который имел незначительное количество воинов, решил не ждать штурма и ночью через потайной ход вместе с гарнизоном оставил крепость. Рыцари захватили много военного снаряжения и оружия.

Через два года отряды крестоносцев опять напали на Лиду, но на этот раз замок выстоял. При поддержке жителей города воины гарнизона мужественно отбили все атаки неприятеля.

Следы упорных боев с крестоносцами остались в культурном археологическом слое па замковом дворе и внешних склонах каменных стен: толстые прослойки угля - свидетели пожаров, остатки разного оружия, а также снаряжения всадника и сбруи коня.

В 1977 году в окрестностях Лиды во время мелиоративных работ был найден короткий легкий меч - корд - длиной около метра. Датируется он XV столетием. В настоящее время экспонируется в Лидском краеведческом музее. На его лезвии есть два клейма: г. Пассау - "волк" и крест на дуге. Скорее всего меч изготовлен в Германии, так как такими знаками, как пассауский "волк", помечалось в те времена оружие, изготовленное в немецких городах. Кстати, похожее клеймо стоит на мече псковского князя Довмонта.

Недалеко от замка местный житель на своем огороде откопал кованый кинжал длиной 43 сантиметра. Круглое отверстие для кожаного ремешка в верхней части рукоятки свидетельствует о том, что носили его на ремне. Находка принадлежит к XIV столетию.

На замковом дворе были найдены обломанный наконечник копья, который застрял в конском черепе, и вток - металлическая оковка нижней части древка копья. (Вток крепился к древцу гвоздем и позволял воину при необходимости легко воткнуть тяжелое копье в землю.)

Представить, как выглядел защитник Лидского замка в XIV-XV столетиях, поможет рисунок художника Владимира Кислого. На нем хорошо видны ручка меча, вток, шпора с кольцом, колчан с луком и стрелами, украшенный костяными накладками. Все это найдено во время раскопок.

Кафель без эмали, XVI ст.

Свидетельством многочисленных набегов на Лидский замок является и большое количество каменных ядер разных размеров из известняка и гранита. Их диаметр колеблется от 7-9 до 34 сантиметров. Датируются ядра концом XIV - серединой XVII столетия. В основном они орудийные, но некоторые, особенно больших размеров, могли предназначаться и для камнеметов, что были на вооружении воинов до XV столетия. Пушки появились в Белоруссии в XIV столетии и долгое время из них стреляли исключительно каменными ядрами.

Досталось Лидскому замку и в период междоусобных войн. В начале XV столетия около его стен очутились войска смоленского князя Юрия, который пришел освобождать свою семью, захваченную в плен Витовтом. Смоляне сожгли город, несколько раз штурмовали замок, но взять его не смогли.

В 1433 году замок неожиданно обложили войска князя Свидригайло, претендента на великокняжеский престол. Снова огонь до основания уничтожил город, но защитники замка мужественно отбили все атаки захватчиков.

Кто же властвовал тогда в этом крае? В 1397 году (по некоторым источникам в 1396-м) Лидская волость была отдана Витовтом золотоордынскому хану Тахтомышу, которого свергли соплеменники во время переворота. Хан прожил в Лиде два с половиной года в отдельном доме, что стоял в околицах замка (там, где сейчас находится каменный костел).

В 40-х годах XV столетия лидским старостой был еще один перебежчик из Золотой Орды - хан Давлет Хаджи-Гирей. Ему выпала более счастливая судьба, чем Тахтомышу: c помощью феодалов Великого княжества Литовского он стал ханом перекопских татар.

Во второй половине XV столетия упоминание о замке временно исчезает со страниц древних летописей и хроник. И это неудивительно. Для Лиды наступили относительно спокойные времена. Городская застройка той поры была деревянной и располагалась на север от замка.

В начале XVI столетия здесь снова заполыхало пламя пожаров. Теперь уже к замку подошли орды крымских татар. Вот как говорит об этом Хроника Бьгховца - древнебелорусская летопись: "...В лето сёмое тысяча пятнадцатого, а од божыяго нароженiя тысяча пятсот сёмого после плененiя землi Лiтовской от безбожных татар, i прыехал король i велiкi. князь Аляксандро до Вiльнi з Ляхов немоцон вельмi немоцою паралiтыковою, i вчынiл сейм в городе Лiде. I будучы ему со всiмi паны в Лiде, прышла ко нему вест, iжэ царэвiчы перекопскiе Бiты-Кiрей солтан а Бурнаш солтан прыйшлi з дватцатма тысячма людей ко Слуцку, iдут к Новогородку... Татарове прiшедшi к Новогородку, i скоро прыйшлi за Немон i не доходячi Лiды, около города, от всiх сторон в мiлi i в полумiлi от города, воевалi церквi божые i дворы велiкiе, i весi зажыгалi i людей iмалi i забiвалi..." (в оригинале текст написан латиницей).

Однако штурмовать укрепленный замок татары боялись. В это время было собрано народное ополчение количеством в десять тысяч человек, которое разбило пришельцев в околицах Лиды, на расстоянии одной мили от нее.

Что же представлял собой город и замок в XVI - XVII столетиях? Средневековая Лида - это замок, княжеский двор, собственно город и предместье, которое называлось Заречье.

Княжеский двор, или замковый фольварк, в XVII столетии находился за замком возле речки Каменки. В Инвентаре 1680 года упоминается мельница в усадьбе на реке Лидейке.

Сам город, как уже говорилось, был расположен только по одну сторону замка, на север от него. В центре находился рынок, откуда брали начало четыре улицы. Виленская выходила на путь к Вильно. От рынка мимо замка шла Замковая, от нее начиналась Каменская, которая вела к дороге на местечко Василишки. Улица Кривая соединяла рынок с Каменской. (Ее продолжение от Каменской до замка в начале XIX века носило название Ново-Кармелитанской.)

Жители Лиды были в основном православными и католиками. Историк Шимелевич утверждает, что до 1553 года в замковой башне находилась православная церковь, которую потом перенесли в город. В 1579 году построена синагога, а затем и кальвинский храм.

Во время правления короля Речи Посполитой Яна Казимира население города составляло около 15 тысяч человек, и Лида получила магдебургское право. Своих укреплений город не имел, поэтому в случае надвигающейся опасности жители искали спасения в замке. В те годы возле замка было сооружено дополнительное укрепление - искусственное озеро, которое прикрывало его с востока. Это озеро есть на планах и рисунках XVIII - XIX столетий.

Замок принадлежал государству и охранялся местной шляхтой. Здесь размещались склады оружия, стоял гарнизон, в северо-восточной башне находилась тюрьма.

Историки XIX столетия утверждают, что в 1638 году горожане получили разрешение на строительство внутри замка хранилища для земских актовых книг. Нужно однако отметить, что при археологических исследованиях остатки его выявить не удалось. Возможно, архив помещался в башнях. До конца XVIII века здесь проходили городские суды.

О быте населения Лидского замка XVI-XVII столетий рассказывают находки археологов - большое количество кафеля, кухонная и столовая керамическая и стеклянная посуда, изделия из металла, камня и кости. Особенно поражают печные изразцы - их несколько тысяч фрагментов.

Как было сказано выше, воины жили в деревянных казармах, пристроенных к каменным стенам замка. Жилые помещения в основном имели форму вытянутых прямоугольников, разделенных перегородками на отдельные комнаты. В каждой комнате стояла кафельная печь. Во время многочисленных осад деревянные строения горели, а печи разрушались. Но население замка восстанавливало свои жилища на старых каменных основаниях, а разбитый кафель шел на строительство пода новых печей.

Кафель с зелёной эмалью, XVI ст.

Поды тех печей, сделанные из глины, небольших камней и битого кирпича, сохранились. Здесь же собрано множество горшкового и коробчатого кафеля, что позволяет проанализировать его постепенное развитие, а по другим археологическим находкам, например монетам, определить время существования того или иного типа или варианта. После реставрации исследователи смогли выделить два вида и около тридцати разновидностей лидского кафеля, из которого выкладывалась основная поверхность печей.

К первому типу относится горшковый изразец, первоначально имевший форму горшка. В XIV - первой половине XVI столетия в жилых помещениях Лидского замка ставились простые глинобитные печи. Они представляли собой небольшие сводчатые строения со специально вмонтированным горшковым кафелем и выполняли роль калориферов.

Постепенно верхняя часть лидского кафеля (устье), сделанная в виде круга, приобретала разную форму: вначале четырехлепестковой розетки, потом квадрата. В XVI столетии горшковый кафель с квадратным устьем начали покрывать зеленой глазурью. К этому времени можно отнести появление нового типа, так называемого коробчатого кафеля: наружная пластина его украшалась сначала геометрическим, а затем довольно сложным растительным орнаментом.

В середине XVI столетия в замке начинают класть комбинированные печи. Нижняя их часть облицовывалась горшковым кафелем с квадратным устьем, а верхняя - коробчатым. Развал такой печи обнаружен в строении, что стояло когда-то рядом с малым замковым входом. Возможно здесь находилась сторожка. Печь имела прямоугольный в плане под размером 1,6х1,4 метра, сделанный из камней и битого кирпича на глине. Сохранился след от столба - на нем, видно, держалась конструкция печи - отверстие диаметром 20 и глубиной 50 сантиметров.

Коробчатый кафель, которым когда-то выкладывали верхний ярус печи, имеет высокую тыльную сторону; декор наружной пластины еще не совсем выразительный, но рисунок уже приобретает сюжетный характер. Покрыт он зеленой глазурью, причем рамка с одной стороны отсутствует. Возможно, это прототип коврового изразца, широко употреблявшегося на Белоруссии во второй половине XVII - первой половине XVIII столетия.

В середине XVI столетия в оформлении белорусского кафеля используется мотив цветов в вазе. Найденный в Лидском замке экземпляр с таким рисунком датируется второй половиной - концом XVI столетия. Известны как глазурованные (зеленые), так и неглазурованные изделия. Например, печь в помещении, где жил комендант замка, была сверху до низу отделана коробчатым кафелем разных типов. Основной объем облицовывался обыкновенным стенным квадратных размеров, углы - специальным угловым, ярусы отделялись при помощи карнизного кафеля. Верх печи украшали изразцы-городки, или коронки.

Кроме кафеля с геометрическим и растительным орнаментом найдено несколько экземпляров с геральдикой. Интересны изразцы с изображением всадника.

За годы раскопок в Лидском замке собрано и уже частично обновлено большое количество кухонной и столовой посуды.

Кафель-черепица. Конец  XVI-начало XVII ст.Кафель с эмалью. Первая половина XVII ст.

Ассортимент неглазурованных изделий повседневного употребления, относящихся к XIV - XV столетиям, небогатый. Это горшки с крышками, сковородки и макотры. Несмотря на самые разные размеры - от 0,2 до 8 литров и больше, посуда привлекает внимание удобством, пропорциональностью. Глиняная поверхность ее немного грубоватая, нередко встречается декор в виде прямых или волнистых линий.

XVI столетие широко представлено различными гончарными изделиями, традиционная кухонная посуда пополняется столовой, покрытой зеленой или коричневой глазурью, а также мореной, иногда с лощением. Это латки, миски, рынки, сковородки, жбаны. А вот тарелки, новые формы мисок и полумисок, стопки, кубки, кружки, специальные сосудики для приправ и парфюмерии, глиняные кубышки, фляжки сделаны в конце XVI - первой половине XVII столетия. При нанесении декора мастера использовали штамп в форме ромбиков, что позволяло получать орнаменты, характерные для традиционного белорусского прикладного искусства.

Некоторые тарелки и полумиски украшались росписью. Рисунок наносился по готовому контуру в сочетании с произвольным сюжетом. После обжига изделие покрывалось бесцветной или слегка подкрашенной глазурью и снова обжигалось.

Археологами найдены и цилиндрические склянницы на поддонах, украшенные двумя или тремя стеклянными лентами, а также шароподобные флаконы XVII века, отделанные по горизонтали и вертикали жгутами из стекла, чаши на массивных ножках, рюмки конической формы и произвольно сформованные стопки из бесцветного стекла. Дополняют коллекцию штофы и бутылки, в которых хранились жидкости. Штофы попадаются толстостенные, из зеленого стекла, или с тонкими стенками из стекла осветленного.

Собрано много изделий лидских ремесленников, мастеров по обработке разных металлов. Это черенковые, а также с приклепанными деревянными или костяными накладками ножи, ножницы, круглые и треугольные висячие замки, ключи, огниво, пряжки, топоры, завесы, пробои, уголки, кованые гвозди разных размеров, подковы.

К интересным находкам можно отнести музыкальный инструмент - варган (в народе называли дримбой, /ударение над буквой "и"/) и кусок граненого слитка, возможно свинцового, с меткой "трезубец". В одной из ниш северо-западной башни замка обнаружен металлический сосуд с круглым дном, двумя ушками и прикрепленной крышкой. Не исключено, что это пороховница.

Археологи откопали несколько десятков серебряных и медных монет. Самыми ранними являются найденные в северо-восточной башне две монеты Кейстута и Витовта. Датируются они XIV столетием. Во время расчистки одного из строений возле северной замковой стены обнаружено 5 монет: грош Сигизмунда II Августа (1536 год), венгерский динарий Максимилиана II (1566 год), солид (шиллинг) Стефана Батория (1582) и два солида Сигизмунда III Вазы (1610 год).

Собранные в замковом дворе несколько десятков глиняных грузил для рыболовных сеток, большая железная блесна с крючком, множество костей диких животных, в том числе рога зубра, говорят о том, что жители замка занимались рыболовством и охотой. А в свободное от работы время они увлекались шахматами и шашками, о чем свидетельствуют костяные фигуры XIV-XVI столетий.

О торговых связях можно судить по найденным иностранным предметам. В первую очередь - это осколок фаянсового блюда, в основу росписи которого положен сюжет из мифа о Лаокооне. На обратной стороне блюда частично сохранилась надпись на латинском языке. Нет сомнения, что это итальянская майолика.

На территории замкового двора найдены также два осколка большого сосуда, сделанного в Южной Германии в XVII столетии. Покрытый прозрачной соляной глазурью и украшенный барельефом в виде головы льва, сосуд относится к так называемой рейнской керамике. Такого рода археологические находки свидетельствуют о высоком уровне благосостояния жителей замка.

В середине XVII - начале XVIII столетия мирная жизнь города Лиды была прервана войной. Летом 1659 года замок со всех сторон окружило 30-тысячное войско царского воеводы Никиты Хованского и после орудийного обстрела и длительной осады взяло его. Все деревянные строения были сожжены (кстати, больше они не восстанавливались), а колодцы засыпаны. После окончания русско-польской войны на территории замка никто постоянно не жил.

В начале XVIII столетия этому могущественному сооружению сильный удар нанесли шведы: они взорвали обе башни, и укрепление утратило свое стратегическое значение.

Как уже отмечалось, после Северной войны па территории Лидского замка жилых строений не осталось, стены его постепенно разрушались. Однако в уцелевших помещениях проходили суды, хранились городские акты. Почти окончательно замок был разрушен летом 1794 года: в его руинах вели бой с царскими войсками повстанцы Тадеуша Костюшко, вооруженные 18 пушками. Городской архив и все древние документы были вывезены в Смоленск, где во время Отечественной войны 1812 года сгорели.

После третьего раздела Речи Посполитой, 14 декабря 1795 года, Лида вошла в состав Российской империи, а с 8 августа 1796 года стала уездным городом Слонимской губернии.

Необходимо отметить, что в конце XVIII - начале XIX столетия замок еще впечатлял современников своим могуществом. Тогда стояли почти все замковые стены с бойницами и аркатурным поясом (последний украшал северную и восточную стены), кое-где сохранялись остатки башен до уровня третьего этажа. Именно с этого времени началось научное исследование памятника, до нас дошли его первые зарисовки и описания.

В конце XVIII столетия укрепление зарисовал известный художник Иосиф Пешко. На его акварелях видно искусственное озеро вокруг живописных руин замка, на север от них - здание приходского костела, возведенное в 1770 году на месте старого деревянного. Если судить по рисунку, городской застройки вокруг замка еще не было.

Недавно литовские историки архитектуры передали своим белорусским коллегам три новых, еще не опубликованных, не введенных в широкий научный обиход рисунка Лидского замка. На одном из них есть дата - 1825 год. Эти зарисовки ценны тем, что впервые показывают отдельные архитектурные детали памятника. Так, кроме выразительно обозначенного аркатурного пояса на северо-восточной башне со стороны города на нижних этажах заметны широкие окна-бойницы арочной формы, похожие на те, что когда-то украшали княжескую башню Кревского замка. С востока нижние этажи башни не имели окон, а окно-бойница на уровне третьего или четвертого этажа выходило на балкон. С юго-западной стороны замок зарисовали в первой половице XIX столетия известные живописцы В. Дмаховский и В. Грязнов. Наиболее достоверной является картина Василия Грязнова, на которой отражены отдельные детали замковой застройки, в том числе и один из данскеров в восточной стене. В то время остатки башен были уже ниже, а искусственное озеро начало зарастать камышом.

Лидский замок интересовал и местных историков. Для изучения памятника много сделал Теодор Нарбут. Он родился недалеко от Лиды - в имении Шавры (сейчас Вороновский район Гродненской области), где провел большую часть своей жизни. Занимался историей, археологией, этнографией и краеведением, автор многотомной "Истории литовского народа", ряда других научных трудов. В его краеведческих работах наиболее ценными являются сведения по истории Лиды.

Ученый располагал большим количеством архивных материалов, которые до настоящего времени не сохранились. Основание Лиды Нарбут относил к 1180 году, однако археологические раскопки на территории города и замка эту дату не подтвердили. Самые ранние находки можно датировать только XIV столетием.

Не оправдались также предположения тех историков XIX столетия, которые считали, что на месте замка раньше было поселение. Нарбут обследовал руины укрепления в самом конце XVIII столетия и засвидетельствовал, что в одной из угловых башен находились роскошные залы и комнаты на верхнем этаже, на нижнем - судовая и архивная избы, а также тюрьма.

В середине XIX столетия обмеры и зарисовки Лидского замка выполнили русские ученые. Их материалы сохранились в архиве Академии искусств в Ленинграде. В те годы замок рисует известный график Наполеон Орда. Ситуация вокруг старинного сооружения уже иная: озеро совсем пересохло, а городская застройка подступила ближе к укреплению. Рисунок сделан в популярном тогда стиле романтизма, что значительно исказило истинные очертания замка. Так, северо-восточная башня показана круглой, выступающей за линию стен, чего не было в действительности. Неточно изображены и верхние части стен, где не показаны отверстия бойниц и кирпичный аркатурный пояс.

Конец XIX столетия стал для замка трагическим. В 1891 году Лида сгорела, причем огонь уничтожил самый центр ее вместе со зданием ратуши, возведенным в XVIII столетии. Местные городские власти, не понимая исторической ценности замка, организовали разборку степ и распродажу камней, используя их для восстановления города. Со склонов замкового холма брали песок для строительства. Именно тогда почти целиком были уничтожены остатки юго-западной башни и разобрана часть западной стены. Только вмешательство археологической императорской комиссии из Петербурга остановило этот вандализм.

В конце XIX столетия были сделаны первые фотоснимки Лидского замка - они украсили некоторые почтовые открытки. Сравнивая их, можно заметить, что разрушение памятника продолжалось. На одном из снимков виден развал юго-восточного угла укрепления. (Много изображений замка с разных сторон хранится сейчас в рукописном отделе библиотеки Вильнюсского университета.) В 1908-1910 годах замок изучал известный русский реставратор Петр Покрышкин. Он сделал обмеры стен и заснял их. Все эти материалы имеются в архиве Ленинградского отделения Института археологии АН СССР.

(19KB) Двор замка. 60 - 70 годы.

С начала XX столетия историей замка интересовался также М. Шимелевич (полное имя неизвестно). В 1906 году в сборнике "Виленский календарь" он напечатал статью "Город Лида и Лидский замок", которую использовали потом многие исследователи.

В 1909 году для частичной консервации древнего укрепления были выделены небольшие средства - 943 рубля. Строители разобрали ненадежные места каменной кладки, а поверхности стен обмазали для сохранности цементным раствором.

На плохое качество консервационных работ указывали современники. В 1911 году белорусский археолог Вандалин Шукевич писал, что строители заложили камнями бойницы на северной стороне и цементная обмазка на стенах стала притягивать влагу, которая разрушала наружные поверхности стен.

Во время первой мировой войны, революции, а также гражданской войны замок не был поврежден.

В 20-е годы, когда по Рижскому договору Западная Белоруссия попала под власть буржуазной Польши, Лидский замок подновили польские реставраторы. Они соединили каменной оградой западную и южную стены, частично восстановили поврежденный юго-восточный угол и заложили боковые входы. На месте разрушенного северо-западного угла появились деревянные ворота, через которые можно было попасть на замковое подворье. Летом здесь останавливался бродячий цирк или зверинец, а зимой посреди двора ставили елку и заливали каток.

Летом 1929 года замок изучал известный белорусский художник Язеп Дроздович и посвятил ему альбом зарисовок. Заслуживают внимания такие его работы, как "Вид замчища с юго-западной стороны" и "Северо-западная стена замка". На первом рисунке - древнее каменное укрепление возвышается над близлежащими домами, как бы царит над окрестностью. Очень пластично выписана северная стена застройки, интересен ее передний план. На холме возле замковых стен подняли горизонтально вытянутые кроны две старые сосны, напоминающие итальянские пинии. Внизу, около дороги, стоит колодец со своеобразным навесом.

В сентябре 1939 года жители Лиды приветствовали красноармейцев, освободивших Западную Белоруссию из-под власти буржуазно-помещичьей Польши. 22 января 1940 года правительство республики приняло постановление об охране в западных областях БССР памятников революции, искусства, древности и сохранении архивов. Лидский замок получил статус памятника архитектуры.

В июне 1941 года на Лиду посыпались фашистские бомбы. Местные жители рассказывали, что захватчики держали в замке военнопленных, потом превратили его в склад боеприпасов. В 1944 году, когда враг уже отступал на запад, здесь часто рвались снаряды, но стены укрепления остались неповрежденными. Когда же советские войска освободили город, замковый двор весь был укрыт глубокими воронками, повсюду валялись снаряды и мины. Много их лежало и в присыпанных землей ямах. С этими "подарками" последней войны столкнулись позже археологи. Не раз им приходилось приостанавливать раскопки и вызывать саперов. Так, в 1978 году было найдено 150 снарядов и 8 минометных мин, много патронов и взрывателей. Еще больше снарядов обнаружено в 1986 году. Только в одном из котлованов их насчитали около пятисот. Пришлось на целый месяц прервать раскопки и реставрационные работы.

После войны архитектурные достоинства замка привлекали внимание многих исследователей. Одна из первых послевоенных научных статей, непосредственно посвященная этому памятнику, была написана А. Палеесом в 1947 году и напечатана в журнале "Беларусь".

В 1953 году Лидский замок вошел в число памятников архитектуры республики, которые были взяты под охрану государства.

Когда в сентябре 1967 года ЦК КПБ и Совет Министров БССР приняли постановление о проведении неотложных ремонтно-реставрационных работ на объектах истории и архитектуры, то руины Лидского замка попали в утвержденный документ под номером 13.

Впервые археологические исследования па замковом дворе начались в 1970 году под руководством Михаила Ткачева. Около башен замка заложили шурфы. Выяснилось, что юго-западная башня более ранняя. Частично сохранился ее фундамент толщиной три метра. Ткачев высказал мнение, что другая башня была возведена или после 1384 года, или на рубеже XIV-XV столетий. Его датировка подтвердилась в результате дальнейших исследований. Ученый также предположил, что укрепленное сооружение стоит на насыпи из речного песка, камня и гравия.

В 1974 году на территории замка 12 небольших шурфов заложил Ярослав Зверюго. Но тут последователю не повезло, так как во всех шурфах, сделанных по периметру стен на расстоянии 10 метров от них, находился перемешанный культурный слой.

.....Шло время. С каждым годом все хорошела Лида. На ее улицах один за другим стали появляться многоэтажные жилые дома. Рядом с замком выросла девятиэтажная гостиница, чуть дальше - высотное здание общежития строителей.

(19KB) Северо-восточный угол замка. 60-70 годы.

На фоне новой городской застройки грустно выглядели замковые стены, от которых время от времени отваливались и катились вниз большие камни. Западная стена наклонилась в сторону дороги, где не замолкал гул большегрузного автотранспорта. Замковый двор приспособил под стадион строительный трест.

Памятник в центре большого города надо было спасать.

Первый заказ от Лидского горисполкома на консервацию стен замка пришел в Специальные научно-реставрационные мастерские Министерства культуры БССР в 1975 году. Результаты проведенных в сентябре 1976 года архитектурно-археологических исследований, а также многочисленные исторические материалы подтвердили уникальность этого шедевра белорусского зодчества. Тогда научный руководитель реставрационных работ архитектор Сергей Багласов предложил свой вариант полного восстановления замка и активного приспособления его к современным культурным потребностям города. Проект был принят Лидским горкомом партии и горисполкомом. Местные власти выделили необходимые денежные средства для осуществления задуманного. Но сведений о памятнике, которые собрали историки, не хватало для разработки детального проекта. Понадобились широкомасштабные археологические исследования.

В 1977-1978, а также в 1980 и 1985 годах раскопки в замке проводил автор. В 1977 году полностью были вскрыты остатки обеих башен, а также некоторых деревянных строений па замковом дворе, обозначено место, откуда начинался ров перед северной замковой стеной. Все археологические и реставрационные работы выполняли студенты строительного отряда имени В. И. Пичеты (первого ректора БГУ), сформированного на историческом факультете университета. Будущие историки трудились самоотверженно. Особенно тяжело давались раскопки северо-восточной башни, остатки которой завалили большие валуны. Тысячи камней вынесла оттуда за два месяца бригада студентов из семи человек.

Выяснилось, что башня сохранилась на высоте от 4 до 8 метров. Во всех ее углах имелись остатки крестового нервюрного свода. Однако уцелевшие стены находились в очень плохом состоянии: кирпич крошился и осыпался прямо на глазах. Поэтому сразу была сделана консервация откопанных стен.

Значительные работы велись в замке в 1978 году. Вся территория древнего укрепления условно рассматривалась как один большой раскоп. Двор разбивался на квадраты (4Х4 метра), каждый из которых при необходимости раскапывался как отдельный шурф. В разных местах замкового подворья определялись специальные охранные зоны, где культурный слой должен был сохраняться для будущих исследований. (Забегая вперед, надо сказать, что после того как в 1985-1986 годах здесь обнаружили большое количество артиллерийских снарядов, от первоначального проекта пришлось отказаться, и поэтому ранее обозначенные участки также были почти полностью раскопаны.)

В 1978 и 1980 годах во время расчистки остатков основных строений на замковом дворе откопали два колодца. Изучение культурного слоя двора позже (в 1986-1987 годах) продолжил Алесь Кравцевич. Он вскрыл часть сохранившегося фундамента деревянного строения, что стояло отдельно в северной части подворья.

При раскопках найдено много ценных материалов, что легли в основу проекта реставрации Лидского замка.

Летом 1978 года для ведения восстановительных работ был создан производственный участок. Сюда пришли местные рабочие, которых возглавил мастер Иосиф Матейко. Почти каждый день, несмотря на свою занятость, бывал в замке Владимир Логаш, тогдашний председатель горисполкома. Не раз помогал он техникой, обращался на строительные заводы Литвы за специальным кирпичом и волнистой черепицей. И дело пошло. Одна за другой возрождаются стены древнего замка. В настоящее время уже восстановлена северо-восточная башня.

Не обошлось и без ошибок. Весной 1986 года неожиданно обвалилась часть отреставрированной западной стены. Выяснилось, что работы по ее восстановлению велись в мороз и раствор не скрепил камни должным образом. Поэтому теперь в зимний период реставрация старинного сооружения прекращается.

Неузнаваемо изменилась в последнее время и городская территория вокруг замка. С северной стороны раскинулась большая площадь, самая красивая в городе. Возле западной стены древнего укрепления запрещен проезд большегрузного транспорта. Чтобы сохранить постепенный переход от современной высотной застройки к памятнику XIV столетия, перед замком оставлены три небольших кирпичных двухэтажных дома. Один из них уже восстановлен. Покрытый красной черепицей, он хорошо смотрится летом на фоне зеленого газона.

Каким же будет Лидский замок после окончания реставрационных работ?

Уцелевшие основные части сооружения и собранные исторические и археологические материалы позволят возродить стены вместе с боевой галереей, внешние контуры башен и интерьер первого этажа северо-восточной башни. Остальные помещения, для восстановления которых не достает исторических сведений, будут оборудованы для размещения музейной экспозиции, посвященной истории города и замка. Уже сейчас реставраторы работают над археологическими находками. Часть металлических предметов расчистил и законсервировал Евгений Улезло, искусствовед Майя Яницкая сделала графическую реконструкцию стеклянных изделий, а студенты кафедры керамики театрально-художественного института под руководством опытного преподавателя Владимира Угриновича восстановили большое количество кафеля и различной посуды.

Территорию замкового двора предполагается приспособить под историко-археологический музей с показом на местности планов былой деревянной застройки. А в центральной части двора разместится городской театр, где летом будут звучать народные песни, проходить фестивали и праздники города.

Лидский каменный замок - один из самых больших на территории Белорусии. Историческая судьба этого оборонительного сооружения, строительство которого попадает на 30-ые годы XIV века, чрезвычайно сложна ...

Западная стена, 60 - 70 годы

    Лiтаратура:

  1. Багласов С. Г., Трусов О. А. Историко-архитектурные исследования и реставрация Лидского замка // Вопр. архитектуры Лит. ССР, 1981.- Вып. VII.
  2. Зданович Н. И. О некоторых видах неполивной посуды окислительного обжига Лидского замка // Древнерусское государство и славяне. Мн., 1983.
  3. Каханоускi Г. А. Археалогiя i гiстарычнае краязнаўства Беларусi ў XVI - XIX стст. Мн., 1984.
  4. Лiс А. С. Вечны вандроўнiк. Мн., 1984.
  5. Палеес А. Замак у Лiдзе // Беларусь. 1947. Nє 10.
  6. Ткачоу М. А. Лiдскi замак // Помнiкi гісторыi i культуры Беларусi. 1971. Nє 2.
  7. Ткачоў М. А. Замкi Беларусi Мн., 1977.
  8. Ткачоў М. А. Абарончыя збудаванні заходнiх зямель Беларусi XIII-XVIII стст. Мн., 1978.
  9. Трусаў А. А. Архiтэктурна-археалагiчнае даследаванне Лiдскага замка // Помнiкi гiсторыi i культуры Беларусi. 1979. Nє 4.
  10. Трусаў А. А. Зброя Лiдскага замка // Помнiкi гiсторыi i культуры Беларусi. 1980. Nє 2.
  11. Трусаў А. А. Лiдскi замак // Мастацтва Беларусi. 1987. Nє 1.
  12. Трусаў А. А., Краўцэвiч А. К., Сагановiч Г. М. Металiчныя вырабы з раскопак Лiдскага i Мiрскага замкаў (XIV-XVIII стст.) // Весцi АН БССР. Серыя грамадскiх навук. 1987. Nє 4.
  13. Трусаў А. А., Угрыновiч У. В. Тыпалогiя i храналогiя лiдскай кафлi // Помнiкi мастацкай культуры Беларусi: Новыя даследаваннi. Мн., 1989.
  14. Шимелевич М. Город и Лидский замок // Виленский календарь. Вильно, 1906.
  15. Янiцкая М. М. Вытокi шкларобства Беларусi. Мн., 1980.

Рэцэнзенты Т.В. Габрусь, В.Р. Слюнчанка Кніга "Старадаўніх муроў адраджэнне" (мінулае і сучаснасць Лідскага замка) з серыі "Помнiкi Беларускага дойлiдства" Выдавецтва "Полымя", 1990 Загадчыца рэдакцыі Т.Г. Мінчукова, Рэдактар В.І. Дрозд, Малюнкі У.Н. Кіслага, Слайды В.И. Сасноўскага, Фотаздымкі аўтара В.А. Карбоўскага, В.І. Ждановіча, У.Угрыновіча, Мастацкі рэдактар Л.І. Бятанаў, Тэхнічны рэдактар В.У. Кузьміна, Карэктары Л.І. Жылінская, Я.А. Лукошка.

 
Top
[Home] [Library] [Maps] [Collections] [Memoirs] [Genealogy] [Ziemia lidzka] [Наша Cлова] [Лідскі летапісец]
Web-master: Leon
© Pawet 1999-2009
PaWetCMS® by NOX