Вярнуцца: Населеныя пункты

Зодчество Беларуси ХVI—середины XVII в. Architecture of Belarus in the ХVI-middle of XVII c.


Аўтар: Ю. А. Якимович,
Дадана: 31-08-2005,
Крыніца: Справочное пособие. Минск. "Навука i Тэхнiка". 1991.



Андрушевщина

Усадьба, фольварк Белицкого староства. Известна по инвентарям 1627 и 1652 гг.

В 1627 г. усадьба делилась на двор и гумнище. В двор вели простые двупольные ворота, крытые дранью. Слева от них стоял дом с белой избой и сенями, крытый соломой. В избе 4 небольших окна без стекол с деревянными задвижками, печь из «простых» кафель; сени, освещенные двумя окнами, являлись «теплым» помещением - здесь находился кухонный очаг. Возле первого дома располагались конюшня и второй дом с черной избой и сенями, в которых досками была отгорожена камора. В это время строился новый дом с белой и черной избами через сени и каморой в торце белой избы. Были также однокамерная варивня (или истопка), свирн с погребом (пивницей), две сблокированные сырницы, имевшие общую лестницу, три «вместе срубленных» хлева. Двор огражден дылями, жердями и плетнем. Все постройки крыты соломой. В гумнище находились две одрины, свирн и озерод на 26 переплотов. Одна одрина использовалась как «сыромолотное» гумно, вторая являлась током с пристроенной к торцу осетью. Покрытия соломенные.

Как показывает инвентарь 1652 г., фольварк к этому времени пришел в упадок - многие постройки названы "старыми" и "сгнившими". Главная постройка:- дом управителя, разделенный сенями на жилые апартаменты и курную избу для работников. Апартаменты представляли собой крестовый сруб, включавший избу, камору, алькеж и туалет. Строился новый дом с белой избой, каморой и пекарней. Были также конюшня, варивня, свирн, 2 сырницы, 3 хлева. Состав гумнища не изменился.

ЦГИА БССР, КМФ-5, оп. 1, д. 176, л. 32 об;

Там же, д. 179, л. 75-75 об.

Белица

Поселение на правом берегу Немана, при впадении в него рек Молчадки и Неманки, возникло как феодальный замок, возле которого постепенно сформировался посад. В середине XVI в. Белица отдана королем Жигимонтом Августом князю Николаю Радзивиллу Рудому, который в 1553 г. передал существовавший здесь до этого при ходский костел кальвинистам. Была также православная церковь, действовала переправа через Неман. В XVI -XVII вв. Белица - местечко, центр крупного староства.

Развитие местечка в первой половине XVII в. иллюстрируют инвентари 1627 и 1652 гг. В 1627 г. Белица имела сложную архитектурно-планировочную структуру, которую составляли рыночная площадь, 8 улиц и переулок. Всего числилось 284 плаца, из которых 56,5 пустовали. В 1626г. застройка на 69,5 плаца сгорела. Оставались застроенными 158 плацев, на которых значилось 170 дворов.

Рынок был застроен в 4 ряда. Из 26 участков 22 занимали по целому плацу, остальные - по 0,5 и 2 плаца. Магистральными улицами являлись Еврейская, Орловская, Лидская и Докудовская. Еврейская шла от рынка к усадьбе, остальные соединяли торговую площадь с дорогами на Лиду, Орлове (современная Орля) и Докудово. На них числилось соответственно 20, 21, 27 и 28 участков. На Еврейской улице располагалась еврейская школа, на Докудовской - реформаторский збор со школой. Улицы были застроены неравномерно, хотя по плотности и приближались к определенному единству застройки. Остальные улицы не имели непосредственной связи с рынком. Улица Полевая, самая большая в местечке, насчитывала 23 застроенных участка и 43 плаца «погорелых и пустых», связывалась с рынком коротким переулком (4 плаца). Улица Неманская выходила к реке и включала 55 участков (14 пустых), соединялась с рынком улицей Поперечной, имевшей вид переулка (3 одноплацевых двора). Кроме нее от рынка шла еще одна улица Поперечная (тупиковая, с 2 плацами).

Таким образом, в 1627 г. в местечке имелись магистральные веерные, продольные и поперечные улицы и переулки. Говорить о квартальной планировке еще нельзя, так как поперечные улицы неразвитые. Но тенденция к формированию такой планировки прослеживается. Отличительным признаком было то, что самыми протяженными являлись не магистральные, а продольные улицы, шедшие к реке и полю. Их связь с рынком осуществлялась посредством малых улиц-переулков. Застройка была однородной: из 158 застроенных участков 144 имели стандартный одноплацевый надел. Мещане владели пахотной (81 волока) и огородной землей.

К 1652 г. архитектурно-планировочная структура Белицы принципиально не изменилась. Добавились две поперечные улицы (одна из них вела от рынка на кладбище), а старая «перечница», которая в 1627 г. еще только складывалась, получила выход к Неману. Застройка местечка заметно выросла - до 234 дворов. На рынке значилось 28 участков, регулярно распределенных по четырем линиям. Застройка плотная, средний размер участка 3-4 прута. Еврейская улица увеличилась на 6 дворов. Дифференциация размеров дворовых наделов по сторонам улицы выражалась в том, что с одной стороны плацы имели площадь 3-4, с другой -6 прутов. Лидская улица увеличилась на 2 двора. Одна ее сторона застроена единообразно (13 плацев по 6 прутов, 14 «дымов»), противоположная (13 плацев с 15 «дымами») имела участки размером от 3 до 8 прутов. Докудовская улица сокращена на 2 участка. Бывшая улица Полевая, получив выход на виленскую магистраль, стала именоваться Виленской. По сравнению с 1627 г. она уменьшилась с 66 до 45 участков. Но, учитывая то, что в 1627 г. 43 плаца не были заселены, можно считать, что в целом эта улица не регрессировала, сохранив однород ность застройки (большинство дворов занимало участки в 3-4 прута). Вероятно, улица Неманская была переименована в Дверную, которая вела от усадьбы к реке. Застройка выросла до 64 участков.

Таким образом, несмотря на определенный рост местечка, оно к середине XVII в. все же не достигло планируемых размеров. В это время существовали и так называемые «валовые» плацы (35 участков за улицей Дворной и 33 за Виленской). Вероятно, это было предместье, еще готовившееся под заселение, так как все участки пустовали. Разнохарактерность застройки и отсутствие единого стандарта усадебных участков свидетельствуют о том, что застройка местечка складывалась стихийно, хотя и приобрела некоторые черты регулярности. Число пахотных земельных волок к 1652 г. (по сравнению с 1627 г.) сократилось с 81 до 66, из которых образовано 226 наделов. Было также 246 огородных участков, размещенных в концах Виленской и Дворной улиц. Вследствие этого территория поселения была четко разделена на селитебную и производственную зоны.

Еврейская и Дверная улицы вели к усадьбе. В 1627 г. она подразделялась на двор, фольварк, обору и гумнище. Двор располагался на берегу Немана. Он был прямоугольным в плане, огражденным с трех сторон частоколом и заметом. Со стороны реки ограждения не было, поэтому прибрежный ландшафт органически входил в структуру комплекса. На въезде со стороны местечка стояла брама - двухъярусное сооружение каркасной конструкции. В нижнем ярусе находились большие двупольные ворота с калиткой, сбитые из досок и основанные на бегунах. Над проездом размещалось зальное помещение с 4 окнами без стекол, завершенное гонтовым шатром и жестяным куполом с флюгером. Наверх с подворья вела крытая гонтом наружная лестница, огражденная с боков досками. Вероятно, этот зал использовался как караульное и оборонное помещение.

Двор имел ярко выраженные черты жилого комплекса. В центре подворья располагался главный усадебный дом, окруженный палисадником, у въездных ворот - еще 2 жилых дома, кухня с кухонным флигелем; в тыльной части двора - баня, 3 жилых дома, 2 пивницы, большая конюшня, свирн.

Наиболее архаический вид имел «старый дом» у въездных ворот, построенный, вероятно, еще в XVI в. Он представлял собой традиционное трехкамерное жилье с двумя избами через сени, вход оформлял ганок с балюстрадой; покрытие гонтовое. Такой же облик имел второй «старый дом» у ворот -двухкамерный, состоявший из избы и сеней. В тыльной части двора дома имели более сложную композицию. Например, «старый домок от сада» представлял собой вариант развития трехкамерной планировки с двумя избами через сени. В сенях находились два кирпичных печных дымохода, здесь же были отгорожены две хозяйственные каморы; в избах - остекленные окна в оловянных переплетах со ставнями, кафельные печи, столы и лавы. С каждой из изб соединялась комната - неотапливаемое однооконное жилое помещение, из которого был выход в туалет. Дом имел гонтовое (вероятно, вальмовое) покрытие, вершину которого украшали два металлических флюгера. Четвертый дом по планировке почти аналогичен предыдущему. Его отличие в решении центрального блока помещений состояло в том, что вместо двух тыльных камор образовалась «боковая» изба, в сенях устроен кухонный очаг. К торцам пристроены 2 квадратных в плане алькежа, несколько приподнятые отно сительно уровня пола в других помещениях. Снаружи стены имели глиняную обмазку. Композиция дома строилась на контрастном сочетании пологого основного объема и башнеобразных шатровых алькежей. Покрытия венчали 4 металлических флюгера.

Пятый дом, названный «крестовым», представлял собой прямоугольное в плане одноэтажное сооружение с мезонином в центре. Перед входом размещался огражденный досками ганок. Центральную часть составляли сени и «боковая» изба. В правой половине дома находилась большая столовая (6 четырехстворчатых окон, изразцовая печь), в левой - изба, комната и туалет. Дом имел гонтовое покрытие крестообразной формы (со щитами в торцах и в завершении мезонина, включавшего две избы и туалет), увенчанное 2 флюгерами.

(25KB) arhitektura_clip_image001.jpg(24KB) Белица. Дом с алькежами господского двора. Главный фасад и план. Реконструкция по инвентарю 1627 г. 1- сени; 2- изба; 3- комната; 4- туалет; 5- алькеж.

Главный дом - постройка дворцового типа со сложной архитектурно-планировочной структурой - делился на жилую и парадную части. Центральный узел составляли большие сени, освещенные двумя окнами, имевшие три дымохода, кухонный очаг, резную дверь и кирпичный пол. Из сеней через проем с двупольными резными дверями (с. геральдическими изображениями) попадали в столовую, вымощенную дубовыми досками. Она освещалась 8 шестистворчатыми окнами, обрамленными резными наличниками. Здесь находились буфет, оформленный балясинами, печь из поливных изразцов с гербами Радзивиллов, завершенная 4 башенками. Над входом размещался балкон для оркестра, в который попадали со второго этажа. Посреди помещения с балки перекрытия свисала на железной цепи массивная кованая жирандоль в виде короны с 16 люстрами.

На второй этаж можно было попасть только по наружной лестнице, соединявшей ганок нижнего и галерею верхнего этажей. Галерея окружала верхнюю часть дома с трех сторон. С нее попадали в верхние сени, из которых двое дверей вели на балкон столовой и в зал.

Противоположная жилая часть дома спланирована по анфиладной системе. Из сеней первого этажа резные двери вели в комнату, имевшую 2 окна с резными наличниками и ставнями, печь из поливных изразцов, камин. С ней такими же дверями соединялась вторая комната с 3 окнами, кафельной печью, завершенной двумя башенками; на стенах висели три портрета. Отсюда через внутренние сени можно было попасть в третью комнату и алькеж, которые соединялись друг с другом. Между третьей комнатой и большими сенями размещалась в тыльной части дома анфилада из 4 комнат, в которой последовательно чередовались помещения с каминным и каминно-печным отоплением.

Своеобразно была решена объемнопространственная композиция дома. Он был построен из брусьев на каменном фундаменте. В инвентаре указано, что дом был покрыт гонтом «в один дах», т. е. покрытие, несмотря на разную высоту обоих крыльев дома, было общим. Двухэтажная часть с парадными помещениями завершалась тремя куполами: большим в центре, обитым белой жестью и оловом, и двумя малыми по бокам, увенчанными шпилями с флюгерами. В результате создавалась полная динамики асимметричная композиция, в которой доминировала парадная часть сооружения. В то же время асимметрия в какой-то мере уравновешивалась башнеобразным алькежем жилой части.

(20KB) arhitektura_clip_image003.jpg(21KB) Белица. «Крестовый» дом господского двора. Главный фасад, планы мезонина и жилого этажа. Реконструкция по инвентарю 1652 г. 1- сени; 2- изба; 3- камора; 4- алькеж; 5- столовая; 6- туалет; 7- ганок.

Кухонный дом имел типичную трехкамерную структуру. Центральным элементом являлись сени с кухонным очагом (с дымоходом на 4 столбах) и каморой в тылу. Справа находилась большая пекарня с 3 кирпичными «хлебными» печами, слева - жилой блок, включавший избу и 2 хозяйственные каморы. Покрытие гонтовое. Рядом с этим зданием стояла кухня - однокамерная срубная постройка, крытая драницами, с большим очагом внутри. Баня была трехкамерной, с белой избой и банным помещением через сени. Она завершалась мезонином, куда попадали по лестнице из сеней через наружную галерею. Гонтовую крышу украшали три флюгера. Большая конюшня - значительное на размерам прямоугольное в плане сооружение с двупольными воротами, сбитыми из пиленых досок коваными гвоздями «в три ряда» и основанными на вкопанных в землю деревянных бегунах (вверху бегуны укреплялись в специальных антабах). Со стороны подворья стены конструктивно усиливали подпоры, напоминавшие деревянные контрфорсы.

Фольварочное подворье располагалось невдалеке от княжеского двора, со стороны которого в ограждении находилась трехъярусная брама. В ней над проездом размещалось большое зальное помещение, окруженное открытой консольной галереей с балюстрадным ограждением, к которой с подворья вела открытая наружная лестница. По внутренней лестнице из зала второго яруса попадали в верхний зал, имевший несколько меньшие размеры в плане. чем нижний, и обнесенный по периметру галереей. Сооружение завершал гонговый шатер, увенчанный металлическим флюгером. Со стороны поля в ограждении размещалась вторая брама - двухъярусная, с залом над проездом, галереей и шатровым гонтовым покрытием. Кроме брам, были еще крытые гонтом ворота к садам и огородам.

На подворье фольварка располагались 3 жилых дома, солодильня, бровар, баня, 4 свирна, конюшня, 2 хлева. Наиболее простым по планировке был дом пастуха - традиционное трехкамерное сооружение с белой и черной избами через сени. С последней соединялась неотапливаемая камора. В сенях находился открытый кухонный очаг. Дом был покрыт над черной избой соломой, над белой избой и сенями - драницами. Флигель для работников («домок перед воротами») имел шестичастную планировку: сени, две белые избы и три каморы, причем каморы при избах являлись спальными альковами, камора при сенях имела хозяйственное назначение. Такими же планировочными чертами отличался и дом управителя. Его особенности состояли в том, что камора при одной избе была преобразована в жилую комнату, а в сенях устроен кухонный очаг.

Солодильня представляла собой трехкамерное сооружение с сенями в центре, которые соединяли избу и озницу. Бровар состоял из сеней и избы. В сенях находился горн с вмурованным в него большим пивным котлом. Изба являлась жилым помещением, не имела перекрытия. В каморе, пристроенной к избе, был дощатый потолок. Баня - двухкамерное сооружение с сенями-предбанником и банным помещением с курной печью-каменкой. Из 4 свирнов три являлись простыми одноэтажными сооружениями с засеками внутри для хранения зерна. Четвертый свирн был двухэтажным, с погребом (пивницей). В погреб вела крытая драницами «шея», обложенная внутри просмоленным деревом. Над свирном находилась сырница, возведенная из тонких брусьев, с небольшим «приганком», на который вела наружная лестница.

К фольварку относились гумнище и обора. В гумнище, огражденном дылями и плетнем, находились три большие одрины и 38 переплотов озерода. Одна из одрин предназначалась для хранения необмолоченных снопов, вторая совмещала функции постройки для хранения снопов и их обмолота, т. е. была родственна гумну. В двух ее противоположных стенах были устроены большие двупольные ворота. Третья одрина предназначалась исключительно для обмолота снопов, т. е. фактически являлась крытым током. К ней была пристроена осеть. Обора представляла собой самостоятельный хозяйственный комплекс, не связанный планировочно с остальными частями усадьбы. Она размещалась на противоположном берегу Немана. В оборном дворе-деннике находились большой хлев с плетеными стенами, сырница, свирн с погребом и жилой дом скотников -усложненный вариант трехкамерного жилья. В сенях отгорожена кухня с очагом, стены которой в противопожарных целях были обмазаны глиной. Правую часть дома составляла большая черная изба-пекарня с 3 окнами и глинобитной печью, в левой размещались белая изба и камора. Покрытие соломенное. Имению принадлежали ставок и два рыбных пруда.

В 1649 г. усадьба перестраивается, что было связано с пожаром, уничтожившим ряд сооружений, в том числе и главный дом. Как показывает инвентарь 1652 г., усадьба несколько сократилась по составу построек и стала более компактной по планировке. При этом заметно возросла роль фольварка в общей структуре ансамбля.

В 1649 г. вместо ярусной Брамы на главном въезде в княжеский двор поставлены обычные двупольные ворота на деревянных бегунах. Возле ворот сохранилась описанная в инвентаре 1627 г. большая конюшня. Рядом с ней стоял спихлер с погребом. Его гонтовую крышу венчала деревянная «галка».

Главным в дворе стал старый «крестовый» дом. При перестройке в 1649 г. его принципиально не изменили, только к одной из изб присоединен алькеж, из комнаты образована камора. Были переделаны окна - все стали «отвористыми», со ставнями и 8 железными прутьями, заложенными в основы переплетов. В перестроенной из комнаты каморе сохранился камин, вследствие чего она не утратила жилых функций. При ней появилась новая каморка, являвшаяся также сенями, связывающими эту часть дома с подворьем. Новый алькеж был двухэтажным: внизу находился подклет, наверху - жилое

помещение. Вероятно, алькеж имел характер парадного помещения - его двери были украшены резьбой, внутри находилась балюстрадная галерейка типа антресоли. Остальные помещения принципиально не изменены. Из сеней по лестнице попадали в верхнюю избу над ганком, в которой было 4 окна и «печь чудных кафлей бело поливаных». Противоположная часть мезонина несколько изменена: вместо комнаты - камора с одним окном без стекол и ставен. В инвентаре особо подчеркивается, что гонтовое покрытие дома крестообразной формы, со щитами на всех четырех фасадах. Если ранее дом имел в завершении два флюгера, то после перестройки он получил и третий флюгер - над алькежем. Таким образом, композиция дома усложнилась, стала асимметричной, более динамичной и живописной.

Четвертый дом двора назван в инвентаре 1652 г. «старым». Его стены обмазаны снаружи глиной, перед входом возведен ганок в технике «прусского мура», имевший значительные размеры. В сенях сохранилась кухня, но она стала отдельным помещением. В правой избе 3 окна в оловянных переплетах «с притворками засовистыми» и 22 железными прутами, новая зеленая кафельная печь, 2 стола, лавы у стен. Алькеж сохранил старое местоположение. В этой части дома, где ранее была комната с туалетом, образовались камора и каморка с туалетом. В каморе возведены камин и «хлебная» печь, благодаря чему она стала пекарней. «Боковая» изба при сенях получила связь с правой группой помещений через камору. Левая часть дома сохранилась в прежнем виде, только комната была преобразована в камору и отсутствовал туалет. В связи с этими преобразованиями планировка дома приобрела анфиладные черты.

Далее инвентарь 1652 г. называет три «старых опавших» дома. «Домок от сада» (третий в предыдущем описании) сохранил прежнюю планировку, но жилые комнаты превращены в каморы. Другой дом («будованье над Неманом») в инвентаре 1627 г. отмечен как баня. К 1652 г. это сооружение было несколько перестроено: жилая часть разделена на избу и камору, исчез мезонин, в завершении отсутствовали флюгера. Баня стала парной, с двумя полками. Третий дом, бывший в 1627 г. кухонным флигелем, совсем обветшал: в некоторых помещениях отсутствовали двери, «верх опалый гонтом крыт... щит один весь выпал...» Рядом с этим домом над Неманом стояла старая кухня, «опалая» и «пустая». При дворе существовали два сада: один с грушами и яблонями, второй со сливами и вишнями.

Таким образом, реконструкция двора в 1649 г. имела частичны й характер и выразилась в ремонте и перестройке некоторых зданий.

К фольварку от двора вела двухъярусная брама каркасной конструкции. Верхнее помещение окружала балюстрадная галерея и завершал гонтовый шатер с главой, «галкой» и флюгером. Справа от брамы находился дом управителя. Он не был принципиально изменен, только комната при одной избе превращена в камору и пристроен «в земле» ганок, огражденный досками и крытый гонтом. К 1652 г. Исчезли отмеченные в инвентаре 1627 г. «домок перед воротами» и дом пастуха.

Застройка фольварочного двора носила периметральный характер. В центре находился двухэтажный с подвалом свирн. К подвалу (пивнице) вел наружный вход с двумя дверями: наружными решетчатыми и внутренними глухими. Первый этаж использовался как складское помещение, имел глинобитный пол и балочный дощатый потолок; на втором этаже - сырница с отдельным входом через наружную лестницу и галерею, 4 неостекленными окнами с решетками в виде «простых» балясин. Сооружение завершала двускатная гонтовая крыша с торцовыми дощатыми щитами. В подворье сохранялись старые свирны - одноэтажные сооружения под соломенными стрехами, с засеками внутри. Инвентарь 1652 г. Описывает также «ново переробленую» конюшню, разгороженную на малое и большое помещения, покрытую соломой. Возле ворот, ведших в поле, построены два новых спихлера, объединенных в общии корпус и завершенных единой гонтовой крышей.

Обора перенесена на территорию фольварка, между фольварочным двором и гумнищем. Новая архитектурно-планировочная связь сделала лишними существовавшие ранее в составе оборы различные жилые и хозяйственные постройки, поэтому ее структура упростилась, стала более компактной. В 1652 г. обора представляла собой замкнутый квадратный в плане комплекс с внутренним двором-денником в центре, по периметру которого размещались 5 больших рубленых хлевов, покрытых соломой. К ним пристроены 2 малых хлева. В разрывах между постройками находились двое ворот: к фольварочному двору и гумнищу. В застройке гумнища также произошли определенные изменения. Если в 1627 г. молотили и хранили снопы в одринах, то в 1652 г. cуществовала лишь одна одрина, предназначенная для хранения сена. Она имела плетеные стены, соломенную стреху, основанную, вероятно, на сохах. Для обмолота снопов служили стодола и гумно. Гумно в отличие от стодолы имело кроме тока «присторонки» вдоль двух продольных стен для хранения необмолоченных снопов. Стодола же представляла собой крытый ток; имела в торце пристроенную осеть. Существовала также шопа, где складывались снопы перед осетной сушкой. Периферийные части гумнища занимали два ряда озеродов на 15 и 11 прясел. Таким образом, все гуменное производство предусматривало воздушную сушку снопов с последующим их обмолотом в гумне и огневую - в осети, после чего молотили в стодоле. Сравнительный анализ терминологии инвентарей 1627 и 1652 гг. показывает, что только к середине XVII в. в данной местности формируются устойчивые понятия: «гумно», «стодола» и «одрина».

Между фольварочным и княжеским дворами к 1652 г. сложился отдельный комплекс, включавший жилой дом, солодильню и квасную избу. Жилой дом, предназначенный для «хозяйки» солодильни, был трехкамерным, с сенями в центре, избой и каморой в правой и пекарней в левой части. Имел глинобитные полы, дощатые балочные потолки, окна, снабженные ставнями на деревянных бегунах, двускатное покрытие из драниц со щитами в торцах. Солодильня представляла собой двухкамерную срубную постройку, состоявшую из квасной избы и озницы. Изба включала сени и комнату с «простой» (вероятно, курной) печью.

Имению принадлежали Белицкая пуща. 13 озер, 2 става на р. Могильне, став на Немане возле лидского гостинца с одноколесной мельницей. На новогрудском гостинце стояла корчма, именовавшаяся «занеманской». Она вместе с переправой через Неман сдавалась в аренду. Представляла собой значительное по размерам сооружение трехкамерной планировки с заездом в центре имевшим 2 больших ворот и 2 желоба вдоль стен. Справа размещалась изба для постояльцев с каморой для хранения купеческих товаров, слева - вторая изба, в 1652 г. eще не достроенная. Во всех помещениях, кроме заезда, были глинобитные полы и дощатые балочные потолки, в избе -2 окна в деревянных рамах, печь из «простых» кафель, 2 лавы, стол, скамья. Все здание завершало общее соломенное покрытие. К торцу корчмы был пристроен дом арендатора, не описанный в инвентаре.

В целом развитие данной усадьбы можно рассматривать как процесс формирования обособленных функциональных зон (жилых, хозяйственных, производственных), объединенных в единую территориальную систему, которая первоначально была несколько разобщена, но в 40-е годы Х VII стала более компактной.

ЦГИА БССР, КМФ-5, оп. 1, д. 176, л. 1-4 об; 39-52 ; Там же, д. 179, л. 2-29

Гайтюнишки.

Усадьба. Известна по инвентарям 1565 и 1648 гг.Первый инвентарь составлен в то время, когда усадьба, по-видимому, принадлежала Римшам. (42KB) Якiмовiч Ю. Новае пра Гайцюнішскі дом-крэпасць // Помнікі гісторыі і культцуры Беларусі 1986. № 3. С. 17-18; ЦГИА БССР, КМФ-5, оп. 1, д. 1060, л. 1-5 об.. Она состояла из двора и гумнища. Двор включал три жилых дома, конюшню и огороды. Главный дом имел сложную многокомнатную планировку. Центральный узел составляли сени, соединявшиеся с кухней. Из сеней лестницы вели в погреб и наверх, к каморе над ганком перед сенями, которая имела верхний ганок, обшитый досками и освещенный четырьмя окнами. В ней находились два сундука с зерном. В левой части дома размещались большая светлица и блок из трех камор. Планировка анфиладная. Две крайние каморы соединялись дверями со светлицей, средняя связывала их между собой. Правую часть составляли две светлицы и блок из трех камор. Дом был покрыт гонтом и украшен металлическими флюгерами. «Дом над рекой» имел жилые и хозяйственные

функции. Жилая половина (слева от сеней) включала светлицу, камору и туалет. В светлице - три «бумажных» окна, кафельная печь с «простым» камином, стол, лавы. Камора, освещенная одним «бумажным» окном, была жилой - в ней стояла кровать. В противоположной части дома размещалась баня с каменной печью, использовавшаяся также как бровар и солодильня. Челядный дом возле ворот - усложненный вариант трехкамерного жилья с центральными сенями. В левой части размещались светлицы, две каморы и туалет, в правой - гридня и две каморы.

Конюшня, стоявшая возле въездных ворот, как и другие постройки, была покрыта драницами и украшена металлическими флюгерами. Гумнище, огражденное дылями, имело двое ворот: от двора и от поля, откуда привозили снопы. На его территории находилось большое гумно с тремя воротами и двумя каморами для хранения зерна.

В начале XVII в. усадьба коренным образом преобразована новым владельцем - фортификатором Петром Нонхартом (при участии инженера Ван Додена и других). На месте старого дома построен кирпичный пятибашенный дом-крепость (сохранился, является памятником архитектуры республиканского значения). В 1648 г. существовали двор и фольварк, соединенные между собой дорогой. Главные ворота вели в двор, вторые стояли на дороге к фольварку. Кроме дома-крепости, в подворье находились деревянные дома управителя, дворовой челяди и кухня. Дом управителя представлял собой усложненную двухкамерную структуру с последовательно расположенными сенями, избой и каморой. Центральным элементом челядного дома являлись сени с каморой.

Левая часть включала избу и камору, правая - пекарню. За двором находилась баня. Кухня была сблокирована с белой избой и броваром. Кухонное помещение, занимавшее центральную часть сооружения, имело против входа очаг с дымоходом из глины на 4 столбах. С одной стороны к кухне примыкала изба повара, с другой - бровар, имевший самостоятельный вход.

Фольварк размещался между двором и гумнищем, включал два жилых дома, обору на 5 хлевов, сырницу, солодильню и огород. Один дом был двухкамерным, с курной избой и сенями, второй -трехкамерный с белой и черной избами через сени. Под домом находился каменный погреб.

Гумнище располагалось за мостом через ров, в конце дороги, ведущей со двора. Въездом служили большие ворота. Застройку составляли 3 гумна, осеть и 3 свирна. Первое гумно предназначалось только для хранения снопов, имело 2 ворот и 2 каморы для мякины. Второе гумно было небольшим, с одними воротами. Третье - значительная по размерам постройка с каменными стенами, 2 огражденными внутри токами, 2 воротами и 2 калитками. С этим гумном соединялась осеть, имевшая железные двери. Один из свирнов был двухкамерным, остальные - однокамерные; все предназначались для хранения обмолоченного зерна. При усадьбе были сады, пруды, гаи, леса.

Збляны

Усадьба. Известна по инвентарям 1627 и 1652 гг. Являлась фольварком Белицкого староства. Инвентарь 1627 г. описывает небольшой комплекс, состоявший из двора, гумнища и оборы. Двор был огражден дылями и плетнем, на дороге со стороны Белицы стояли ворота с калиткой. Главным сооружением двора являлся деревянный дом урядника, расположенный справа от въездных ворот. Представлял собой вариант трехкамерного жилья.

Левая половина разделена на избу и камору-спальню, в правой - белая изба, в сенях образована кухня. Дом был покрыт соломой, перед входом находился ганок, оплетенный прутьями, в котором стояли стол и 2 лавы. Возле дома располагались 2 свирна, сырница с каморой под ней, погреб (пивница), двухкамерная изба-пекарня с глинобитной курной печью, баня, хлев. Возле бани - пруд и колодец.

Гумнище было огорожено жердями и плетнем. Здесь находились три одрины, покрытые соломой, с 2 воротами в каждой. Одна одрина предназначалась для обмолота снопов, с ней была соединена осеть, имевшая внутри печькаменку. Во второй молотили и хранили снопы, третья служила для хранения необмолоченных снопов. Обору составляли 4 сооружения из дылей, покрытые соломой: 2 из них являлись хлевами, в остальных хранили сено и солому. Рядом с гум нищем находился плодовый сад с яблонями, грушами и вишнями. На р. Смолочь под фольварком имелся став с одноколесной мукомольной водяной мельницей.

К середине XVII в. фольварк подвергся значительной реконструкции и был расширен. Двор имел трое ворот: крытые въездные, к ставу и на гумнище. Старый урядничий дом, стоявший справа от въездных ворот, был перестроен. Его левая половина приобрела характер апартаментов, включавших белую избу, камору, туалет и пристроенный к торцу алькеж с самостоятельным гонтовым покрытием. Кухня вынесена ко входу, ее прежнее место заняла «боковая» изба с печью и камином. Перед входом в сени устроен ганок закрытого типа, огражденный досками.В противоположной части дома белая изба преобразована в пекарню с курной глинобитной печью и 4 «волоковыми» окнами. В отличие от остальной части дома, имевшей драночное покрытие, пекарня была покрыта соломой. Напротив этого дома, слева от въездных ворот, построен новый дом, имевший продольно-осевую организацию интерьера. Сени располагались в торце дома, в них выделена кухня. За сенями находилась изба (4 окна со ставнями на бегунах, зеленая кафельная печь, камин, сосновый стол, лавы), за ней - камора, каморка и туалет. Во всех помещениях полы глинобитные, потолки дощатые, положенные по балкам; покрытие гонтовое.

Хозяйственную зону двора составляли свирны, пивница, шопа, конюшня, сырница; перед домом урядника был колодец с журавлем и большим корытом для поения лошадей; рядом с сырницей стояла голубятня на 2 столбах, крытая гонтом. За вторыми воротами размещался став с одноколесной мукомольной водяной мельницей, здесь же был небольшой пруд, на берегу которого располагалась баня, сблокированная с броваром. В оборе -5 хлевов для крупного рогатого скота.

Гумнище имело двое ворот: от фольварочного подворья и со стороны поля. Напротив дворовых ворот стояло большое гумно, предназначенное для обмолота и хранения снопов и окруженное 26 пряслами озерода. Второе гумно, сблокированное с осетью, напоминало ток. Возле гумен находились 3 свирна для хранения обмолоченного зерна (два из них имели ганки перед входами). Все постройки гумнища были покрыты соломой.

ЦГИА БССР, КМФ-5, оп. 1, д. 176, л. 23-23 об.; Там же, д. 179, л. 62-63 об.

Ивье

Поселение известно с XV в. как феодальное владение, подаренное в 1444 г. Казимиром IV магнату Петру Мондигерду. С XVI в.- местечко с интенсивной торговлей (9 ярмарок в год), принадлежавшее Забжезинским, в XVII в.- Кишкам. Существовал кальвинский збор, остатки которого сохранялись еще в начале XX в. В 1633 г. Н. Кишка построил новый деревянный приходский (фарный) костел, а старый |каменный, возведенный в начале XVII в., отдал бернардинцам, построив возле него кляштор (костел сохранился в перестройке XVIII в., от кляштора остались фрагменты).

В конце XVI в. (1598 ) в местечке насчитывалось 150 дворов. Центром поселения являлась торговая площадь (7 дворов с огородами), от нее радиально расходились улицы Виленская и Новогрудская (42 и 76 дворов), которые заканчивались воротами. На улице Новогрудской стояла корчма. Улица Кривая (25 дворов) не являлась магистральной, пересекалась с Новогрудской. При некоторых дворах находились огороды и гумна. Остальные огородные участки (25 наделов) размещались компактно на обособленной территории. За пределами местечка находились пахотные волоки.

(20KB) arhitektura_clip_image007.jpg

Инвентарь 1634 г. показывает, что местечко почти не изменилось, добавилось 20 новых дворов. Значительно вырос рынок - с 7 до 21 двора. Самым большим здесь был каменный дом цирюльника, размещавшийся на двух плацах. Средний размер участка на рынке -0,9 плаца. Виленская улица, увеличившаяся с 42 до 51 двора, была застроена плотнее рынка (средний размер участка -0,75 плаца). Огороды имелись только при 3 дворах. Кривая улица выросла с 25 до 40 дворов и уплотнилась -в среднем на участок приходилось 0,79 плаца. Ее новая часть с 11 дворами перешла на противоположный берег р. Ивьянки. Преобладали участки в 1 и 0,5 плаца. Новогрудская улица сократилась с 76 до 58 дворов. В связи с этим застройка стала более просторной (в среднем 0,95 плаца на двор). Вероятно, эта улица стала аристократической.

Таким образом, для Ивья характерна традиционная линия развития: постепенное возрастание архитектурно-планировочной роли торговой площади, упорядочение уличной планировки с сокращением больших и увеличением малых улиц, социальная дифференциация застройки.

В инвентаре 1653 г. описана усадьба в Ивье. Вероятно, ее строили крепостные мастера, проживавшие в с. Дойлиды: Валентий, Адам и Мартин Стасевичи, Юрка Томкович, Стась Сташевич, Петр и Адам Сузыновичи, Степан и Андрей Рудые, Степан Копайло, Стась Ленцевич и Ян Банаюс.

Усадьба соединялась с рынком аллеей. На главном въезде стояла четырехъярусная брама. В первом ярусе проезд, закрывавшийся спускающейся сверху решеткой типа герсы, фланкировали с двух сторон каморы. Во второй ярус, где размещалась часовня, окруженная наружной галереей, вела открытая лестница. Галерею оформляли «токарские» балясины, поручни обиты жестью. Здесь начиналась лестница в третий (не описан) и далее в четвертый ярусы, к часовому механизму с молоточками, отбивавшими через определенное время мелодию. Этот ярус завершал купол, над которым возвышалась башенка с сигнальным колоколом. Два других купола завершали боковые помещения нижнего яруса. В результате создана трехкупольная композиция с выделением центральной ярусной доминанты. Браме были присущи черты ренессанса.

На подворье, слева от брамы, стоял деревянный двухэтажный дворец накаменном фундаменте, насчитывавший 14 помещений: двое больших сеней (нижние и верхние) и двое малых, столовую, 7 жилых комнат, алькеж, спижарню и др. Над вторым этажом возвышался мезонин с залом. Он имел каркасную конструкцию дощатых стен, был окружен балюстрадной галереей, завершался на главном фасаде щитом с окном в центре. Дворец, решенный в ренессансном стиле, был покрыт гонтом, пластику фасадов обогащали ганки и балконы. Планировка анфиладная, интерьеры богато оформлены: резные двери в княжеской спальне, в столовой - расписной потолок и печь из пестрых полихромных изразцов, резные наличники окон и дверей, внутренняя лестница украшена объемной скульптурой.

За дворцом был большой плодовый сад с яблонями, грушами, вишнями и грядками с лекарственными растениями. Здесь стояла баня, построенная в технике «прусского мура». Она представляла собой трехкамерное сооружение с центральными сенями, в которых находился кухонный очаг. Справа -банное помещение с полками и кафельной печью с вмурованным в ее верхнюю часть медным котлом для подогрева воды; слева - жилое помещение. Возле бани находилась шопа - навес на столбах типа повети, где хранили дрова для топки бани.

Возле сада размещался двор управителя, в центре которого стоял покрытый дранью дом. Средний блок в нем составляли сени с кухонным очагом, слева -большое жилое помещение с 4 окнами и зеленой кафельной печью, справа -изба (3 окна, из которых одно «смоляное», остальные остекленные, зеленая кафельная печь), алькеж и камора. Рядом с домом стояли конюшня и свирн. Около этого подворья размещалась пекарня - двухкамерная постройка с сенями и рабочим помещением (2 «хлебные» печи, лавы), крытая соломой. За двором управителя и пекарней располагался второй сад, названный в инвентаре «лабиринтом». Он был разбит на квадраты и напоминал традиционный итальянский сад. В нем находился каменный грот с кухней и жилым помещением.

За ставом размещался фольварк, в состав которого входили два жилых дома и ряд хозяйственных построек. Старый дом имел трехкамерную планировку (две избы через сени, «смоляные окна, покрытие гонтовое), использовался как варивня. Второй дом возведен на каменной пивнице, покрыт гонтом. Два входа оформляли ганки, обшитые досками и завершенные гонтовыми расписными куполами. В центре находились сени с «хлебной» печью и каморкой, слева - большая челядня, малая комната и камора, справа -апартаменты управителя с 5 комнатами и каморой. Возле этого дома стоял большой свирн с ганком, обшитым досками украшенным балюстрадой, покрытым гонтом и освещенным «лежачим» окном над входной дверью. За ним находился старый свирн - двухэтажное сооружение с балконом над входом. Недалеко от них стояли арсенал, построенный в технике «прусского мура», свирн, 2 большие конюшни (одна с каретной мастерской, вторая - с обозней) и 2 малые (к одной пристроен сеновал). Возле става находились бровар, третий сад и двор, в состав которого входили трехкамерный дом с сенями, имевшими камору, белой и черной избами, гумнище с 2 токами. Здесь же стояли 3 оборы, сырница, свирн, одрина для сена.

ЦГИА БССР, КМФ-5, оп. 1, д. 1468, л. 6-14 об.; Там же, д. 1469, л. 2-5; Там же, д. 1470, л. 1-3 об.

Липично

Усадьба. Известна по инвентарям 1577 и 1666 гг. Являлась центром небольшой волости, в состав которой входило также местечко Орля. В 1577 г. усадьба включала двор, дворок и гумнище. Двор был огражден «стоячим тыном» (вид острога), имел трое ворот: въездные, к дворку и гумнищу. На территории двора находились 4 жилых дома, несколько свирнов, погреб, конюшня, пекарня, кухня, баня, солодильня. Главный дом стоял на трех подклетах. Верхний жилой этаж представлял собой усложненное трехкамерное жилье с центральными сенями. С одной стороны сеней находились столовая, комната и туалет, с другой - большая светлица. Второй дом - также трехкамерный, с сенями в центре, с ганком перед входом; слева размещалась светлица, справа -жилая камора с камином и туалет. Третий дом являлся двухкамерным: жилая комната с каморой, без сеней. В четвертом по бокам сеней находились с каждой стороны изба и камора. Все дома покрыты драницами. Среди свирнов были постройки «с двойным захованьем» и «на вязи» (т.е. на срубе). Вероятно, они отличались друг от друга тем, что в свирнах «на вязи» первым этажом был подклет, не использовавшийся для хранения зерна, а свирны второго типа имели засеки в обоих ярусах. Входы оформляли ганки, покрытия соломенные.

Дворок располагался за конюшней. В его состав входили только гридня и сырница. В гумнище, огражденном «стоячим тыном», находились 2 клуни, одрина, свирн, 3 рубленых хлева.

В 1666 г. усадьба включала двор, броварный комплекс у става и гумнище. Двор имел площадь 26 прутов и 6 прутиков (630 м2), был огражден плетнем. На дороге от местечка Орляя имелись ворота, над которыми возвышалась голубятня под двускатным драночным покрытием. Напротив ворот стоял усадебный дом, представлявший собой вариант развития трехкамерного жилья с двумя избами через сени. Каждая изба имела 3 створчатых окна в деревянных рамах, белую кафельную печь и глинобитный камин у входа. В левой был отгорожен досками алькеж (алькова), при правой находились камора и туалет. Полы во всем доме глинобитные, потолки дощатые, покрытие соломенное. Справа у въездных ворот стояли кухня и пекарня. Кухня представляла собой однокамерную постройку с очагом внутри, пекарня -двухкамерное сооружение с сенями и хозяйственной каморой; в самой пекарне 3 волоковых окна с деревянными задвижками, «хлебная» печь, лавы вдоль стен. Далее по правой стороне застройки двора, возле ворот к огороду и бровару, находилось небольшое трехкамерное сооружение с сенями, варивней и баней. Рядом с ним - 2 свирна, пивница, вторая голубятня, установленная на 2 столбах. За ней располагались конюшня с 5 желобами внутри и 3 хлева с плетеными стенами.

(14KB) arhitektura_clip_image009.jpg(9KB) Липично. Главный фасади план жилого этажа усадебного дома. Реконструкция по инвентарю 1577 г. 1- сени; 2- светлица; 3- комната; 4- камора.

Все эти постройки, за исключением крытых дранью свирнов, имели соломенные стрехи. Бровар над ставом был срублен из бревен и покрыт дранью. В его состав входили произ водственное помещение с 3 очагами для варки пива, изба для приготовления солода с 4 «засовистыми» окнами, помостом и низкой печью. Рядом находилась озница, разделенная внутри жердяным перекрытием на дв'а яруса, напоминавшая осеть.

Гумнище занимало площадь в 2 морга 18 прутов и 3 прутика (14634 м ). Справа от ворот стояли свирн и спихлер. Свирн имел перед входом закры тый дощатый ганок, внутри - 2 засека для зерна. На чердаке - малое складское помещение, к которому вела малая внутренняя лестница. Спихлер отличался более значительными размерами, представлял собой одноэтажную срубную постройку под двускатной крышей из драниц и соломы. Посреди гумнища находились два рубленых гумна: меньшее, с 2 воротами и огражденным досками током, и большое, с 4 воротами, каморой для хранения «разного начинья» и стропильной крышей. За гумнами размещались осеть и одрина, вдоль гумен - 24 переплота.

Вторая дорога от усадьбы шла к р. Щаре и слонимскому гостинцу. Через реку существовала переправа, на которой имелась дворная корчма. Она представляла собой двухкамерную постройку с белой избой и каморой. В избе двери на бегунах, белая кафельная печь, камин у двери для освещения в вечернее время, лавы вдоль стен. Через дорогу напротив корчмы находился трехкамерный дом корчмаря с избой, сенями («в шулах») и каморой. В сенях был оборудован бровар. Покрытия этих построек - соломенные.

Таким образом, с 1577 по 1666 г. архитектурно-планировочное развитие усадьбы протекало традиционно. Двор переродился в фольварк, при котором количественно увеличился комплекс хозяйственных и производственных построек. Можно также отметить и широкое бытование в XVII в. легких плетневых конструкций и соломенных покрытий.

ЦГИА БССР, КМФ-5, од. 1, д. 2069, л. 1об -2 об.; Там же, д. 2070, л. 1 об. - 9 об.

Мир

Первое упоминание о поселении встречается в одной из немецкиххроник под 1394 г., когда крестоносцы, поддерживая князя Свидригайло в его борьбе против Витовта, разграбили и сожгли Мир. Согласно археологическим данным, город возник в начале XIV в. В 1434 г. великий князь литовский Жигимонт Кейстутович отдал его своему приближенному Семену Гедыголдовичу, с 1495 г. Мир - во владении берестейского старосты Юрия Ильинича.

Согласно великокняжеской грамоте, выданной еще его предшественникам, в городе существовал магнатский двор, вероятно, укрепленный, организованный по типу фольварка. Опасаясь татарских набегов (наиболее опустошительные были в 1505 и 1506 гг.), Ильинич в 1506 г. (по другим сведениям - в 1508 г.) начал строительство мощного каменного замка, достройка и реконструкция которого продолжалась на протяжении всего XVI и начала XVII в. Замок был построен за пределами поселения и снабжен автономной от города системой обороны. Он частично сохранился, в настоящее время реставрируется; является памятником архитектуры всесоюзного значения и достаточно подробно описан в популярной и специальной литературе.

После смерти Юрия Ильинича в 1520 г. удел перешел к его сыну Щасному, а от него в 1541 г.-к внуку Юрию Ильиничу. При нем в 1555 г. было образовано графство. После смерти Юрия в 1568 г. Графство перешло по праву опекунства к Радзивиллам и в 1589 г. было включено в состав Несвижской ординации. В 1579 г. жители города получили «привилей» на ограниченное магдебургское право.

Уже в XVI в. Мир имел развитую архитектурно-планировочную структуру и состоял из Старого и Нового городов. Новый город вырос из бывших Слонимского и Минского предместий, находившихся за пределами городских укреплений вдоль дорог на Минск и Слоним. Согласно переписи 1557 г., в городе значилось 26 плацев усадебной земли, 206 прутов гуменной и 1467 прутов огородной земли. Плацы и пруты подразделялись на рыночные и уличные, из чего следует, что уже в это время в центре города существовала торговая площадь. На ее территории в 1533-1550 гг. (по другим сведениям - в 1582 г.) построена каменная православная Троицкая церковь, ставшая в XVII в. униатской. В 1587 г. сооружен деревянный Николаевский костел, перестроенный в 1599-1605 гг. из кирпича в стиле барокко. В XVII в. появились каменная ратуша (сохранились фундаменты) и базилианский монастырь, открывший в своих стенах униатскую школу. В 1625 г. на площади возведен памятник-часовня в память о жертвах морового поветрия, охватившего город в начале 20-х гг. XVII в. По улице Несвижской в XVII в. существовала богадельня (шпиталь), принадлежавшая костелу.

Город подробно описан в инвентаре 1647 г. Торговая площадь в центре Старого города имела вытянутую прямоугольную форму плана. В ее средней части в продольном направлении размещалось два ряда лавок. В ряду, ближнем к замку, находились 52 лавки и важница, в противоположном - 43 лавки. В инвентаре указано, что незадолго до его составления к существующим лавкам пристроены еще 12. Таким образом, всего на площади в 1647 г. имелось 109 лавок.

Застройка рынка охватывала только три его стороны, четвертая оставалась свободной. Размер плаца строго соответствовал 5 прутам. На одной стороне, в продолжении улицы, шедшей от замка (вероятно, она называлась Несвижской), находились каменный костел, плебания и усадебный плац. Вторую сторону составляли 15 дворов (1, 0,75 и 0,5 плаца) и 2 участка, которые не составляли «дымов». По третьей стороне значилось 30 участков (23 «дыма»). Четыре участка оставались незастроенными. Четверть плаца отводилась под «рыносток, где вода сбегает» (трубная канализация), еще одна четверть принадлежала костелу. Из 23 «дымов» только 2 участка составляли целые плацы, остальные имели самые разнообразные размеры - от трех четвертых до трех десятых плаца. Все это свидетельствует об определенной стихийности застройки рынка, которая была плотной - средний размер двора равнялся 0,56 плаца.

От рынка в радиальных направлениях расходились 4 улицы: Оничинская, Виленская, Высокая и Минская. Оничинская (в инвентарях 80-х гг. XVII в. названа также Слонимской) имела на одной стороне незастроенный участок ксендза (0,9 плаца) и 12 дворов, на другой - 16 дворов. Из 29 дворов этой улицы только 6 составляли от 1 до 1,9 плаца (118,5-213,3 м2), остальные не превышали трети плаца (35 м2). Средний размер участка (0,71 плаца) несколько превышал рыночный. Виленская улица имела с одной стороны 15, с другой - 10 дворов (в среднем по 0,5 плаца). Высокая (в последующих инвентарях - Высоцкая) была застроена 85 дворами (в среднем по 0,5 плаца), 20 участков пустовало. Минская же включала всего 8 дворов и один незастроенный участок (в среднем по 0,81 плаца).

Эти 4 улицы заканчивались брамами, прорезавшими городские укрепления.Кроме них, в состав Старого города входила еще ул. Татарская, которая шла от Минской брамы «к завалу» (вдоль вала?) и являлась полукольцевой магистралью. Она имела несбалансированную застройку: с одной стороны размещалось 28 участков (23 «дыма», 3 пустовали, 1 плац принадлежал священнику, двухплацевый участок занимала богадельня), с другой -4 застроенных участка. Средний размер участка (за исключением поповского и шпитального) равнялся 0,61 плаца. Всего в Старом городе числилось 228 «дымов».

Новый город состоял из трех предместий и трех отдельных улиц, которые не были взаимосвязаны друг с другом и не составляли единого архитектурно-планировочного организма. Предместье за Оничинской Брамой формировалось вдоль Слонимского тракта в продолжении улицы Старого города. Одна сторона застройки включала 38, вторая - 37 участков (застроены соответственно 19 и 17). На второй стороне размещалась также усадьба шляхтича Подгорского (1,25 плаца). По сравнению со Старым городом участки здесь значительно больше - в среднем 1,02 плаца, но нестандартные. Второе предместье начиналось за Виленской брамой и также шло вдоль дороги, но еще не было заселено. Одна сторона дороги имела 9, другая - 7 нестандартных участков (в среднем по 1,3 плаца, некоторые -до 3 плацев). Третье предместье развивалось вдоль дороги на Минск за Минской брамой, включало 46 участков размерами от 2 до 27 прутов (застройкой заняты только 22). Средний размер участка - 0,9 плаца. Улицы Татарская, Заозерская и Высокая не составляли отдельных предместий, так как не являлись магистралями и не были перспективными для последующего развития. Татарская, вероятно, соответствовала одноименной улице Старого города, которая начиналась от Минской брамы. Здесь размещались 25 участков (17 застроенных) площадью от 1,5 до 10 прутов. Средний размер двора - 0,87 плаца. Заозерская размещалась где-то в районе замкового пруда. Здесь значилось всего 8 участков (4 застроенных) среднего размера 1,46 плаца. Высокая скорее всего продолжала одноименную улицу Старого города и вела от Высоцкой Брамы «в поле». Здесь числилось с одной стороны 29, с другой - 22 участка, но застроено только 19. Площадь участков от 2 до 18 прутов, средний размер -0,85 плаца.

Таким образом, в 1647 г. в Мире могло существовать до 450 дворов, но фактически застроенных участков было 196 (около 66%). Из соотношения числа участков Старого и Нового города (228 и 221) можно заключить, что эти районы планировались как равнозначные по численности населения. Но Новый город был застроен только на 45 %. Планировочный каркас города образовали магистральные улицы Виленская, Минская, Оничинская (Слонимская) и Высокая. Они за Брамами Старого города переходили в соответствующие улицы Нового города. Они же, кроме неразвитой пока Минской улицы, имели и наибольшую плотность застройки, равную рыночной. Но за пределами Старого города только Виленская, Оничинская и Минская улицы оформились в предместья. Вероятно, к середине XVII в. планировка города носила еще радиально-веерный характер. Наличие только одной полукольцевой Татарской улицы, шедшей на небольшом участке вдоль вала Старого города, не может свидетельствовать о формировании хотя бы зачатков радиально-кольцевой, а тем более квартальной планировки. Разнобой существовал и в размерах дверных участков. Причем он своеобразно уживался со стандартным размером плаца в 5 прутов. Необходимо также отметить четкое зонирование территории города на жилую и аграрно-производственную части. В отличие от многих городов и местечек того времени в Мире огороды размещались не при дворах, а в специально отведенных местах вне селитебной территории. То же можно сказать и о гуменных участках. Жителям Старого города принадлежали 64, Нового города - 47 волок пахотной земли, что приблизительно соответствовало их пропорциональной численности. Это ярко свидетельствует о том, что социально-производственной дифференциации среди жителей городских районов еще не было. Очевидно, ремесло и торговля играли подсобную роль в занятиях населения.

Гурин М. Ф. Мир. Мн., 1985; Калнин В. В.

Мирский замок. Мн., 1986; ЦГИА БССР,

КМФ-5, оп. 1, д. 2443/1, л. 3-27.

Новоельня

Усадьба. Известна по инвентарю 1641 г. (52KB) arhitektura_clip_image013.jpg Являлась парадной резиденцией крупного магната, поэтому была лишена фольварочного комплекса. Один из немногочисленных примеров дворцово-паркового ансамбля начала XVII в.

В усадьбу вела двухъярусная брама, во втором ярусе которой размещалось зальное помещение (2 окна, зеленая кафельная печь), окруженное галереей с балюстрадой, покрытое гонтом. Слева от брамы при въезде на подворье размещались конюшня с каретной мастерской, при которой было жилье каретного мастера; справа - обширная возовня.

Центр подворья занимал деревянный двухэтажный дворец под ломаной гонтовой крышей со щитами. Судя по описанию, он имел черты архитектуры ренессанса и барокко. Этажи не соединялись между собой внутренними лестницами и в планировочном отношении существовали автономно. Планировка первого этажа анфиладная. В центре - большие сени, к которым вел открытый ганок с трехгранными ступенями. Справа от сеней - блок помещений, состоявший из столовой, «ретерады» (танцзала), аптечки и боковой комнаты; слева - три комнаты и гардероб. В тылу больших сеней размещались малые сени и жилая комната, которые вместе с большими сенями анфиладно связывали обе половины этажа. В помещениях были окна «крулевецкого» белого стекла в оловянных переплетах, печи из зеленых кафельных и белых фаянсовых «крулевецких» изразцов, камины. В ряде комнат потолки и стены расписаны «в разные цвета». В большой комнате левой половины дома, исполнявшей роль гостиной, слева от двери находилась галерея («хорок») для музыкантов, огражденная балюстрадой. Из малых сеней был выход на галерею, оформлявшую парковый фасад дворца. Она основывалась на 6 столбах «тесельской работы», имела парапет в виде балюстрады и ганок с трехгранными ступенями. Слева от этого ганка двери вели в подземелье, где находились два каменных склепа, перекрытых сводами. На второй этаж вела наружная лестница, расположенная возле парадного входа в нижний этаж. По ней поднимались в верхние сени. Возле них анфиладно группировались зал (5 окон, двупольные резные двери, расписные потолки и стены), ряд жилых комнат и кабинетов, богато оформленных живописью, резьбой и др.

Слева от дворца стоял флигель -протяженная деревянная одноэтажная постройка под ломаным гонтовым покрытием. В центре размещались сени, соединявшие два блока помещений. Один из них включал большую избу с 4 окнами, печью и камином, камору и алькеж (имели общую кафельную печь), второй - избу, жилую камору (с печью) и кухню. Последняя соединялась с сенями флигеля кухонными сенями, в которых были отгорожены две продовольственные каморки. К двору примыкал сад, имевший черты регулярного парка. В нем находилась беседка, построенная из брусьев.

ЦГИА БССР, КМФ-5, оп. 2, д. 179, л. 312-315 об.

Новый двор

.

Местечко известно с XVI в., входило в состав Гродненской экономии. В 1561 г., во время проведения «водочной померы», поселение реконструировано. В это время оно включало рыночную площадь и 8 улиц: Василишковскую, Острынскую, Дыбицкую, Берштанскую, Костельную, Заболотную, Дворную и улицу «с конца плацев рынковых».

Рынок был «с новой померы квадратом поставлен» площадью в 1 морг (0,71 га). Здесь числилось 14 плацев без огородов, составлявших 11 дворов (3 хозяина владели двойными плацами). Улица Василишковская шла от рынка на восток, к «плебанскому ставку». На ней стандарт плаца был равен 3,5 прута, огорода - 4 прута (7 дворов с огородами и отдельный огород «в боку» одного плаца). Параллельные Острынская и Дыбицкая улицы шли от рынка на юг, смыкаясь одна с другой границами огородных участков. Обе они содержали по 14 стандартных дворов (двойной участок принадлежал войту, один плац занимали 2 «подсуседка»). Улицы Заболотная и Дворная (вела к усадьбе) были также параллельными, отходили от рынка на север (соответственно 9 и 10 стандартных участков). Улица Берштанская шла от рынка на запад, включала 21 стандартный участок (18 дворов). От нее на юг отходила улица Костельная, имевшая 16 участков (13 дворов). В продолжение этой улицы (через Берштанскую) шла дорога на север, к костелу, вторая - на юг, на Глубокое. Улица «с конца плацев рынковых» заселена в 1561-1564 гг. Ее 11 дворов не соответствовали общепринятому стандарту площади (по 3 и 5 прутов). Начиналась она не от рынка, а от тыльной стороны рыночной застройки и не соединялась с площадью. Полевые огороды размещались в тылу дворовых, а также возле р. Новодворки. Имелись также сеножати, 15 волок пахотной земли.

Таким образом, в 60-е годы XVI в. местечко обладало развитой архитектурно планировочнои структурой, в которой центральное место занимал рынок. Небольшие улицы не составляли композиционных осей. Всего на 116 плацах значилось 104 двора. В «центростремительном» характере планировки проявились ренессансные принципы градостроительства.

Писцовая книга Гродненской экономии. Вильна, 1881. Кн. 1. С. 236-251.

Орля

В XVII в. известна как местечко Орлове в составе имения Липично. По инвентарю 1666 г. поселение насчитывало 70 плацев, включало торговую площадь и 4 улицы. Рынок был застроен в 4 линии 19 дворами, 2 плаца отведено под корчму. Только 8 участков составляли целые плацы, остальные были полуплацевыми. Улица Мостовская (дорога на Мосты) имела 22 участка. Застройка по плотности превышала рыночную: 19 полуплацевых, 2 участка в целый плац и 1 -в четверть плаца. Правда, не все они считались отдельными «дымами». В некоторых случаях «дым» состоял из двух полуплацевых участков. Улица Виленская шла от рынка к кальвинскому збору и дороге на Вильно, включала 16 одноплацевых и 4 полуплацевых участка. По всему видно, что застройка на этой улице просторнее, чем на рынке и улице Мостовской. При зборе находилась школа. Третья улица начиналась от рынка и вела к Неману, содержала в себе 6 полуплацевых и 1 одноплацевый участок. Четвертая названа идущей «от Немана». Здесь было 24 участка (12 целых плацев, 8 полуплацевых и 4 в четверть плаца). Таким образом, всего в местечке числилось 92 участка под застройку. Наиболее распространенными были участки в половину плаца и одно плацевые, участков и четверть плауа, всего 5.

ЦГИА БССР, КМФ-5, оп. 1, д. 2070, л. 10-13.

 
Top
[Home] [Library] [Maps] [Collections] [Memoirs] [Genealogy] [Ziemia lidzka] [Наша Cлова] [Лідскі летапісец]
Web-master: Leon
© Pawet 1999-2009
PaWetCMS® by NOX