Вярнуцца: Іншае

С Папой Римским - против гомоереси


Аўтар: Дариуш Око,
Крыніца: newsmonk.ru.



Уже несколько недель в Польше громко обсуждается тема «гомосексуального подполья в Церкви», вызванная высказываниями о.Тадеуша Исаковича-Залеского в его новой книге «Для меня важна только истина» (1). Некоторые отвергают это явление, мимоходом озвучивая мнения, идущие вразрез с учением Церкви, причем как первое, так и второе немного имеет общего с истиной (2). Это крайне серьезная проблема, поэтому я чувствую, что должен высказать свое мнение в этом вопросе, потому что я тоже стремлюсь к одной только истине, а прежде всего - тружусь ради блага, фундаментального блага человека и Церкви - основополагающей общины в его жизни.


В дискуссии всегда следует исходить из аксиомы, которая гласит, что каждый из нас о любом вопросе располагает лишь частичным знанием, при этом некоторая часть этого знания, как правило, ошибочна. Нас это (12KB) Автор: о.Дариуш Око. В 1991 году защитил докторскую по философии в Папском Университете Gregorianum (Рим), с 1992 года является научным сотрудником Папской Богословской Академии в Кракове. Резидент прихода во имя св. Ядвиги Силезской (Краков). В 1996 году защитил докторскую степень по богословию, в 2011 году - защитил хабилитацию по философии. должно учить тому, чтобы смиренно представлять свою точку зрения, а также внимательно прислушиваться к аргументам собеседников либо противников. Только так мы сможем взаимно обогатиться нашими частицами знания, попутно его уточняя и очищая от ошибочных мнений. В этом и состоит благословенный диалог, и именно так я и намерен поступить.

Необходимость высказаться связана с тем, что сферой моих научных интересов и занятий является философская критика гомосексуальной идеологии (сокращенно гомо-идеологии или гомо-пропаганды), которой, по поручению и просьбам многих и многих кардиналов и епископов, я занимаюсь уже длительное время (3). При случае я собрал, как кажется, одну из самых многочисленных в Польше библиотек на эту тему, и располагаю одной из самых обширных баз данных. В этом мне помогли мои друзья и союзники - как миряне, так и духовные лица, профессора университетов и практикующие врачи, а также множество людей, которых я прежде не знал, но которые, воодушевленные моими лекциями, высказываниями и статьями решили помочь мне расширить мою информационную базу. Таким образом, ко мне поступали известия, результаты исследований и официальные документы - как из различных уголков Польши, так и со всего мира, особенно из США, Великобритании, Ирландии, Германии, Австрии, Голландии, Италии и, прежде всего, Ватикана. Свою работу я начал как попытку преодоления смертельной опасности для христианства извне, но постепенно осознал, что провести границу очень непросто. Противник - не только вне Церкви, но и уже внутри нее, порой хорошо укрытый как троянский конь. Существует не только внешняя проблема гомо-идеологии и гомо-лобби вне Церкви, но и внутри нее существует та же проблема, которая здесь приобретает уже форму гомо-ереси. Чтобы убедиться в этом, совершенно не обязательно углубляться в архивы IPN (Институт Национальной Памяти - прим.пер.) - это лишь один из источников. Но сами факты являются очевидными даже в тех странах, которые ничего о IPN не слышали. Для этого достаточно собрать достоверную информацию светских и католических СМИ за последние годы, добавить знание о механизмах функционирования человеческой личности, логическое мышление, а также сопоставить факты и документы, которые стали реакцией Церкви на эти факты.

ГЛОБАЛЬНЫЙ ХАРАКТЕР ФЕНОМЕНА

Прежде всего, следует обличить повсеместную ложь в СМИ. Средства массовой информации все время говорят о педофилии среди духовенства, в то время как речь чаще всего идет о эфебофилии - то есть, об извращенном влечении зрелых гомосексуальных мужчин не к детям, а к юношам-подросткам в период полового созревания. Это типичное извращение, связанное к гомосексуализмом. Следует знать, что свыше 80% случаев сексуального насилия со стороны духовенства, зафиксированных в США - это случаи эфебофилии, а не педофилии (4). Этот факт тщательно скрывается и замалчивается, потому что явно свидетельствует о лживой природе как мирового, так и церковного гомосексуального лобби. Тем более, следует открыто об этом говорить.

В других странах дело обстоит подобным образом, поэтому следует помнить, что скандалы, связанные с сексуальным насилием, потрясшие Церковь, в подавляющем большинстве были делом священников-гомосексуалистов. Церковь заплатила дорогую цену за вскрытые масштабные преступления, утратив по причине этого определенный процент доверия к себе. Это стало причиной возникновения серьезных осложнений - и духовных, и материальных - у отдельных епархий, монашеских орденов, монастырей и семинарий, привело к опустошению церквей в целых церковных провинциях (5). По примерным оценкам, в рамках возмещения ущерба Церковь в США была вынуждена заплатить более полутора миллиардов долларов (6). Все это было бы не возможно без существования масштабного подполья, лишь малая часть которого - как верхушка айсберга - то и дело оказывается на поверхности.

Скандалы также коснулись высокопоставленных лиц. Так, в Польше им был архиепископ Юлий Паэтц, который в 2002 году был смещен с познаньской кафедры. В то же время в Ирландии - стране, духовно и исторически похожей на Польшу - в последние годы было смещено сразу несколько епископов, среди которых - отправленный в отставку в 2010 году Джон Маги, ординарий епархии Клойн, который был лишен епископского сана по причине обвинений в склонении к сожительству, а также за замалчивание преступлений педофилии и эфебофилии, совершенных 19-ю священниками его епархии. Прежде Паетц и Маги долгое время вместе работали в Ватикане, многие годы были ближайшими, наиболее влиятельными сотрудниками трех понтификов.

О том, на что могут пойти в своей борьбе гомосексуалисты в сутанах, свидетельствует поведение особо «либерального» и «открытого» архиепископа Ремберта Викленда, который в 1977-2002 гг. руководил епархией Милуоки (США). Он сам прямо признавал, что является геем и что в течение своей жизни сожительствовал со множеством партнеров. Находясь на кафедре - в течение 2 лет - он постоянно противился Папе Римскому и Апостольскому Престолу по многим вопросам, но особенно критиковал и отвергал Учительство Церкви на тему гомосексуализма. В то же время он поддерживал и защищал активных геев в своей епархии, помогал им избежать ответственности за сексуальные преступления, которые носили серийный характер. Свое правление он завершил громкой растратой - из казны епархии передал почти полмиллиона долларов на содержание своего бывшего сожителя.

Один из наиболее влиятельных в свое время людей в Церкви Марсьяль Масьель Деголладо, основатель Ордена Легионеров Христа, оказался бисексуалом, который совершал тяжкие преступления в отношении многих членов и малолетних учеников своего ордена, и даже в отношении своего собственного сына…

Все эти четверо долгое время были безнаказанными, несмотря на множество жалоб и обвинений, которые многие годы отправлялись в Рим. Помогало только лишь непосредственное обращение к Папе Римскому или резонанс в СМИ. В противном случае все блокировалось на низших уровнях поместной либо ватиканской иерархии. Так было во многих случаях. Например, лишь спустя годы за активную гомосексуальную педофилию и эфебофилию были отстранены епископы Патрик Земанн (Санта-Роза, Калифорния, 1999), Хуан Карлос Маккароне (Сантъяго-дель-Эстеро, Аргентина, 2005), Георг Мюллер (Трондхейм и Осло, Норвегия, 2009), Реймонд Джон Лахей (Антигониш, Канада, 2009), Роже Вангелуве (Бельгия, 2010), Джон Фаволара (Майами, 2010), Энтони О'Коннелл (Палм-бич, Флорида, 2010). То же самое было проделано в отношении многих других епископов, которые скрывали данные преступления. Та же судьба постигла многих, в том числе влиятельных, священников. Таким образом, не только количество тяжких сексуальных преступлений доказывает наличие такого подполья, но и еще - даже в большей степени - то, насколько искажен был процесс подбора кандидатов на епископство, которым давали возможность «сделать большую карьеру» в Церкви, несмотря на совершение подобных деяний и двойной жизни. Свидетельствует об этом и успешное сокрытие этих случаев, порой непреодолимая блокада любой возможности защитить жертвы внутри самой Церкви, добиться элементарной истины и справедливости. Сколь трудно порой привлечь гомосексуалиста к очевидной, казалось бы, ответственности за его поступки, сколько сложностей моментально появляется, причем таких, что прогресс в этой области ограничен, половинчат и недолговечен. И происходит страшная вещь: внезапно оказывается, что комфорт гомосексуалиста важнее судеб детей и юношей, важнее даже судьбы всей Церкви. И если бы это делалось всегда сознательно, это была бы очевидная измена - и Церкви, и молодежи!

Своеобразное свидетельство тому - явный страх, растерянность духовенства (особенно, в некоторых епархиях и монашеских орденах) перед этой проблематикой - вплоть до полного молчания и неумения озвучить элементарные основы учения Церкви по данному вопросу. Чего все так боятся? Откуда этот страх в глазах целых групп зрелых, взрослых мужчин? Откуда неврозы, сердечные и прочие заболевания у священников, которые, вопреки всему, стараются противостоять этим явлениям, особенно ради защиты детей и молодежи? Очевидно, они опасаются некоего влиятельного лобби, в руках которого власть и которое может оказаться для них опасным (7).

Для того, чтобы добиться такой толерантности и степени закрытости, необходимо иметь своих людей на многих ключевых постах, необходимо создавать уже не гомо-лобби, а скорее гомо-мафию. Именно так говорил об этой группе польский министр справедливости Ярослав Говин, когда, еще будучи сенатором, высказывался по вопросу скандала по причине злоупотреблений священников в епархии Плоцка, преступных насильственных действий в отношении молодежи и семинаристов, а также сокрытия этих фактов. Он утверждал, что когда был вынужден вмешаться в дела Церкви еще по вопросу епископа Паетца, у него сложилось впечатление, что он столкнулся с гомо-мафией, которая свои интересы защищает жестко, отрицая даже очевидные правила и факты (8).

Точно также - как о мафии - говорил об этих кругах не так давно промотор юстиции монс. Чарльз Шиклуна, ответственный за этот вопрос в дисциплинарном отделе Конгрегации Вероучения. Он говорил об этом во время симпозиума «На пути к оздоровлению и обновлению», организованном в феврале 2012 года в Риме, на котором обсуждались проблемы сексуальных злоупотреблений в Церкви (9). От имени Святейшего Отца Бенедикта XVI он решительно осудил не только виновных в преступлениях, но и их предстоятелей, скрывающих их злодеяния, а также призывал решительно противостоять подобным явлениям и поведению, открыто сотрудничать с полицией, вступить на путь очищения, указанный Апостольским Престолом. Ибо чем более преступники организованы, тем они более эффективно защищают собственные интересы, более действенно унижают других, а также разрушают доверие Церкви. Поэтому самый сильный импульс для дехристианизации исходит из самого ее нутра.

Поэтому во всей этой дискуссии я считаю наиболее ценным высказывание священника и профессора Юзефа Августина ОИ, который сказал: «Проблема, по моему мнению, заключается не в «них», а в нашей реакции на «них», в том, как мы - рядовые священники и настоятели - реагируем на их поведение. Даем себя запугать, убеждаем молчать, делаем вид, что проблемы не существует? Или, наоборот, активно сопротивляемся, открыто об этом говорим, лишаем этих людей влияния и власти, отстраняем их с занимаемых должностей? Если гомосексуальное лобби существует и пытается оказывать влияние в каких-либо церковных структурах, то происходит это потому, что мы сами уступаем, сходим с тропы, делаем вид… (…) Апостольский Престол дал недвусмысленный знак, как именно решать подобные проблемы. Сокрытие преступного поведения, которое, так или иначе, становится явным, уничтожает авторитет Церкви. Верующие спрашивают - как можно доверять этому институту, если он поощряет подобные вещи, относится к ним толерантно. Если мы априори делам вид, что ничего не случилось, не случается и не случится, то мы тем самым только поддерживаем это явление. Гомосексуальное лобби духовенства в этом случае обретает безнаказанность, и превращается в серьезную опасность» (10).

МЕХАНИЗМ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ГОМО-СРЕДЫ

Как видно из вышеприведенных примеров, этому лобби, должно быть, уступали очень и очень долго, коль скоро подобные явления были (и все еще) возможны. Однако нормальное большинство не должно бояться извращенного меньшинства. И поэтому нам необходимо хорошо понимать механизм распространения влияния этого лобби.

Все начинается с того, что семинаристу со склонностями либо утвердившемуся в гомосексуальной ориентации намного труднее стать нормальным священником. С одной стороны, священство может его привлекать, казаться ему идеальной средой, ибо так он имеет возможность пребывать в том окружении, которое он любит - исключительно среди мужчин, и ему не нужно объяснять отсутствие в его жизни женщин. Кроме того, к священству люди относятся как к огромной жертве ради Царствия Небесного, как отречение от высшей ценности супружеской жизни (к которой этот семинарист и так неспособен) - то есть, ситуация совершенно комфортная. Поэтому, если перед ними не ставить требования, то в отдельных монастырях и епархиях их может быть в разы больше, чем в среднем во всем мире - то есть, намного больше 1,5% от общего числа нормы (11). Насколько много, зависит от того, насколько доминирующую позицию захватили гомосексуалисты в епархии или монастыре, а также насколько остальное духовенство запугано или еще не осознает всей серьезности положения.

С другой стороны, гомосексуализм - это рана на личности, которая способна ограничивать многие ее функции, среди которых - нормальные отношения с мужчинами, женщинами и детьми. Это ограниченность становится причиной того, что человек постоянно лжет, скрывает существенную часть своей жизни, вынужден играть роли, что делает для него невозможными искренние, честные и глубокие эмоциональные отношения с коллегами и наставниками. Затрудняется и подлинное понимание женской природы и сути супружеской жизни как таинства между мужчиной и женщиной.

Кроме того, если гомосексуалист имеет в отношении других мужчин желание, которые имеет нормальный мужчина в отношении женщин, то они, эти желания, непрестанно будут тлеть в присутствии объектов его страсти. То есть, он находится в аналогичной ситуации, а которой оказался бы нормальный мужчина, который в течение нескольких лет (или всю жизнь) был бы вынужден находиться под одной крышей, в одних и тех же спальнях и ванных со множеством привлекательных женщин. Вероятность сохранить целомудрие в такой ситуации стремится к нулю. Конечно, как и всякого человека, наших братьев-гомосексуалистов следует уважать и стараться понять: они порой очень стараются, пытаются, и некоторым это даже удается жить нормальной, порядочной и даже святой жизнью. Однако им объективно намного труднее, и поэтому им это удается в разы реже.

Но если им не удастся овладеть своими наклонностями, да к тому же сито семинарского контроля пропустит их дальше, то настоящие проблемы начнутся именно в священнической или монашеской жизни. Здесь больше нет контроля со стороны настоятелей, а свободы гораздо больше. И если они пойдут на поводу искушений и вступят на путь активного гомосексуализма, то их ситуация поистине страшна. С одной стороны, они ежедневно совершают Таинства, служат святую Мессу, имеют дело со священными вещами, а с другой - постоянно делают нечто обратное, недостойное и греховное. Так в них возникает цинизм по отношению в святому, их нравственная жизнь атрофируется и они катятся по наклонной. А когда высшее для них умирает, его место занимает низшее: жажда материальных вещей, чувственные наслаждения, деньги, власть, карьера, роскошь и секс. И им уже непросто помочь - а что, собственно, может их вразумить и спасти, если ничего не смогли с ними сделать воспитание, вера и благодать?

Однако они прекрасно знают, что однажды все может открыться. Поэтому они заранее готовят защиту, поддерживают друг друга. Создают неформальные объединения мафиозного характера, стремятся захватить те места, где есть власть и деньги. Если кому-то из них удается занять некий пост в епархии, они стараются протолкнуть и продвинуть людей своего круга, либо, по необходимости, тех, о чьей слабости и нерешительности им известно, и можно не бояться, что они однажды выступят против. Таким образом, во главе Церкви порой могут оказаться люди с глубокой духовной проблемой, крайне далекие от того духовного уровня, который ожидается от людей их сана и должности, люди, погруженные во лжи, особо податливые на шантаж со стороны врагов христианства. Такие люди не говорят «от сердца», не открываются другим, потому что знают - им придется устыдиться себя. Вместо этого они говорят заученными фразами, копируют тексты других. Порой вокруг них распространяется ощутимая атмосфера вранья и духовной мертвечины. Таково фарисейство в чистом виде (12). Даже если они пассивные гомосексуалисты, как правило, они стараются защищать и проталкивать активных, выражают свою солидарность с ними, готовы «идти до конца». Таким образом, свое хорошее самочувствие они ставят превыше общего блага: «Пусть ваша Церковь вообще развалится и скомпромитирует себя, пусть над ней смеются, только бы мне и «моим» было хорошо до конца жизни». Это - омерта. Так они могут захватить позиции в церковной иерархии многих регионов, стать группами «власть предержащих», которые фактически имеют серьезное влияние на важные назначения и всю жизнь Церкви. Причем, зачастую они оказываются сильнее порядочных, ревностных епископов (13).

И тогда для нормальных священников начинается настоящий ад. Например, тогда в семинарии могут начать приходить юноши, которые уже являются младшими партнерами гомосексуальных священников. Когда ректор или настоятель пытается их отчислить, в результате отчисляют его самого, а не гомосексуального семинариста. Или если викарий пытается защитить молодежь от сексуальных домогательств настоятеля прихода, то попадает в кары и отчисляется за штат именно он, а не настоятель. За мужественное и порядочное отношение к своим обязанностям они подвергаются геенне. Нередко против таких священников организуются акции, их публично оскорбляют, унижают, очерняют. Если же священник или монах, которого склоняет к сожительству коллега, пытается найти помощь и поддержку у вышестоящего настоятеля, но порой наталкивается на еще большего гомосексуалиста.

Так поступая, члены гомо-мафии могут достигать таких постов и такого влияния, что начинают верить в свою абсолютную безнаказанность (14). Их жизнь превращается в сатанинскую карикатуру священнического служения - точно так же, как гомосексуальные пары являются карикатурой супружества. Из описаний в СМИ видно, что они начинают ввести себя как сексоголики, становятся все более распущенными, начинают прибегать к насилию, открыто склонять и принуждать к сексу даже несовершеннолетних. И тогда доходит до самого худшего - в том числе убийств и самоубийств.

О проблеме епископа Паетца я случайно узнал от семинариста, который с дрожью и страхом рассказал мне о том, как его насиловал его собственный ординарий. Парень почти потерял веру, его психическое и духовное здоровье оставляло желать лучшего. И мне было нелегко убедить его, что один такой человек - это еще не вся Церковь, что именно поэтому и стоит быть священником, чтобы не оставить Божье сокровище в руках таких людей. Множество подобных историй можно было услышать от священников из Ломжи и Познани (где он в разное время был ординарием), которых я встречал на международных научных симпозиумах. Однако наши попытки переломить ситуацию на разных уровнях церковной иерархии совершено ни к чему не приводили - везде мы встречались со стеной, которую было ничем не пробить, хотя вопрос был ясен и очевиден. В случае обычного верующего или катехиста было бы достаточно малой толики подобной информации, чтобы вызвать хоть какую-то реакцию, а в этом случае потребовалось бури в СМИ и непосредственной аудиенции у самого Папы Римского.

И здесь снова к месту слова о.Юзефа Августина: «Церковь не генерирует гомосексуализм, она - жертва непорядочных людей с гомосексуальными наклонностями, которые используют структуры Церкви для реализации своих самых низменных инстинктов. Практикующие священники-гомосексуалисты - это гениальные хамелеоны, с которых случай порой срывает маску (…) Настоящей угрозой для Церкви являются (…) циничные священники-гомосексуалисты, которые свои функции используют в собственных интересах, причем делают это порой чрезвычайно хитро и умело. Такие ситуации - это огромное страдание для Церкви, для сообщества священников, для иерархов. Проблема эта крайне сложна» (15).

БОРЬБА БЕНЕДИКТА XVI

Бенедикт XVI имел возможность очень хорошо узнать этот тип духовенства за годы работы в Ватикане. Он много раз подчеркивал, что его поверг в шок размер бедствия, каким являются преступления, совершаемые гомосексуалистами в Церкви, размер этого подполья, а также величина вреда, причиненного молодежи и всей Церкви. Он вспоминает: «Да, это был великий кризис, надо признаться. Для нас всех он стал потрясением. Внезапно так много грязи. Это действительно было подобно жерлу вулкана, из которого вдруг вырываются облака пыли, все затемняющей и делающей нечистым. Священство стало местом позора, а каждый священник оказался под подозрением» (16).

Именно о таком духовенстве, в первую очередь, еще будучи кардиналом, говорил он во время Крестного Пути в 2005 году, незадолго до смерти Иоанна Павла II: «Сколько еще претерпевать Христу от Своей Церкви? (…) Как часто Он входит в пустые и недостойные сердца! Сколько раз мы почитаем сами себя, даже не принимая Его в расчет! Сколько раз Его слово искажается, сколько им злоупотребляют! Как мало веры в многочисленных теориях, как много пустословия! Сколько грязи в Церкви, причем именно со стороны тех, кто через свое священническое служение должен целиком принадлежать Ему! Сколько гордыни и самовлюбленности! Нам не остается ничего иного, как из глубины души взывать к Нему: Господи, помилуй! (см. Мф. 8:25)».

Также он говорил: «Величайшее гонение на Церковь исходит не от внешних врагов, а вырастает из грехов в самой Церкви» (17). Он знал, какое задание его ожидает, а потому, вступая на престол апостола Петра 24 апреля 2005 года, сказал: «Молитесь обо мне, чтобы я не бежал пугливо от волков» (18).

Вот почему, уже став понтификом, он начал действовать очень быстро. Очищение Церкви от злоупотреблений гомосексуалистов, а также недопущение подобного в будущем он сделал одной из целей своего понтификата. Начал удалять с постов скомпрометировавших себя духовных - уже в первые месяцы после избрания, в том же 2005 году, он поручил издать инструкцию, строго воспрещающую рукополагать не вылеченных гомосексуалистов. Эту инструкцию предварило письмо, разосланное епископам всего мира, с требованием немедленно отстранить со всех воспитательских должностей в семинариях священников, имеющих гомосексуальные наклонности (19). Конгрегация католического воспитания с 2008 года вообще запретила принимать таковых в семинарии. В документе ясно указано, что они могут прийти туда только после долговременного лечения с подтвержденным результатом (20).

Нота Римского викариата для Наместника апостола Петра - образцовый документ для всей Церкви (21). Образец того, как следует поступать в таких случаях, так же содержится в пастырском послании католикам Ирландии от 2010 года «Тяжкие грехи в отношении беззащитных детей» (22). Подобно тому, как президент Германии Йоахим Гаук провел успешную, образцовую люстрацию в бывшем ГДР, так его земляк в Ватикане провел солидное, достойное, христианское очищение Церкви (23). Папа Римский старался не допустить в будущем подобной катастрофы, решительно запретив рукополагать особы с гомосексуальными наклонностями, а также ликвидировав возможность обновлять эту среду.

Это следует ясно подчеркивать, потому что в Церкви, в том числе польской, проблема взаимосвязи «гомосексуализм - священство» не был отрефлексирован в достаточной мере. Порою создается впечатление, что о перевороте в этой сфере, который совершил Святейший Отец Бенедикт XVI и Апостольский престол, еще не всем и не везде известно.

Результаты этого «переворота» можно охарактеризовать следующим образом:

- Вместо того, чтобы разделять гомосексуализм на активный и пассивный, Папа Римский в официальных документах вводит разделение гомосексуальных наклонностей на переходные, которые могут появляться в период полового созревания, и на глубоко укорененные. Обе эти формы (а не только отсутствие активного гомосексуализма) исключают принятие священнического рукоположения.

- Гомосексуализм несовместим со священническим призванием. Таким образом, строго воспрещено рукополагать мужчин с какими-либо проявлениями гомосексуальных наклонностей - как переходными, так и глубоко укорененными. Также запрещено принимать таких лиц в семинарии.

- Переходные формы гомосексуализма должны быть подвергнуты лечению еще перед принятием на первый курс семинарии или в новициат.

- Семинарии и монастыри, дома приходских настоятелей и епископские курии должны быть очищены от любых проявлений гомосексуализма.

- Мужчины, склонные к гомосексуализму, уже принявшие диаконское, священническое или епископское рукоположение, сохраняют важность рукоположения, но они призваны к соблюдению всех Божьих и церковных заповедей. Как и прочие священники, они должны жить в целомудрии, прекратить всякую деятельность, направленную на разрушение блага человека и Церкви, в том числе бунт против Святейшего Отца и Апостольского Престола, а также деятельность, имеющую мафиозный характер.

- Духовных лиц, отягощенных подобными психическим отклонениями, надлежит убедить в необходимости как можно быстрее пройти надлежащий курс терапии (24).

В книге Бенедикта XVI «Свет миру», изданной в 2010 году, есть очень важный фрагмент о гомосексуализме и священничестве. Эти слова понтифика являются своеобразным комментарием к более ранним документам Апостольского Престола. Они сказаны от сердца и абсолютно однозначны: «Гомосексуализм несовместим с призванием священника. Потому что в противном случае свое значение теряет и целибат. Было бы крайне опасно, если бы освященное безбрачие становилось причиной вхождения в священнический сан людей, которые и так не желают жениться, поскольку их отношение к мужчине и женщине искажено, нарушено (…) Конгрегация католического воспитания несколько лет назад издала постановление, согласно которому кандидаты-гомосексуалисты не могут стать священниками, поскольку их сексуальная ориентация уводит их от истинного отцовства и самой сути священнического призвания. Поэтому отбор кандидатов на священников должен проводиться очень тщательно. Необходимо отнестись к этому с величайшим вниманием, чтобы не впасть в заблуждение и не отождествлять безбрачие священников с гомосексуальными тенденциями» (25).

О том, насколько это важно для Святейшего Отца, свидетельствует тот факт, что, помимо большого недостатка в священниках в Западной Европе и Америке, Церковь не желает принимать таких кандидатов в семинарии, поскольку тяжкие преступления священников-гомосексуалистов уже принесли слишком много зла, слишком много несчастий, слишком дорого стоили.

ЦЕРКОВНАЯ ГОМОЕРЕСЬ

Наиболее открытому восстанию против Папы Римского и Церкви предводительствуют некоторые иезуиты из Соединенных Штатов, которые явно им противостоят и заявляют, что вопреки новым правилам они и дальше будут принимать семинаристов с гомосексуальными наклонностями, и даже специально приглашать их к себе (26). Впрочем, у них это долгая традиция - они уже много лет являются оплотом гомо-идеологии и гомоереси.

Они склонны принимать многие взгляды еретического богослова-моралиста экс-священника Чарльза Каррена, а также находятся под сильным влиянием своего бывшего собрата о.Джона МакНила ОИ, который основал прогомосексуальное движение Dignity и опубликовал книгу под названием «Церковь и гомосексуалист», в которой прямо отвергает учение Церкви и пропагандирует гомо-идеологию. Книга получила имприматур (допуск к печати - прим.пер.) от настоятеля провинции и, вопреки, запрету Ватикана, неоднократно перепечатывалась. Благодаря этому обстоятельству она стала практически «гомосексуальной библией» многих американских иезуитов. МакНил значит для них, видимо, больше, чем Иисус или апостол Павел, и по крайней мере значительно больше, чем Папа Римский (27). Журналы, которые они издают - "Theological Studies" и "America" - продолжают популяризировать прогомосексуальную иделогию. В связи с этим некоторые оценивают, что они уже достигли высшую в мире степень насыщения гомосексуалистами - уровень зашкаливает за 30%. Геям у них весьма вольготно, однако все хуже нормальным священникам, которые плохо себя чувствуют в этой атмосфере (28). Можно сказать, что свой четвертый, традиционный обет послушания Папе Римскому, эти иезуиты заменили на обет архинепослушания.

Нас же это не должно ни удивлять, ни шокировать, поскольку даже духовенство падко на влияния нашего времени, даже самые худшие. Если священник слаб интеллектуально или нравственно, то он не только ими увлекается, но и пленяется. Таков один из основных источников возникновения ересей в Церкви, каких было уже много, и которые Церковь была вынуждена преодолевать и обличать. Когда в мире господствовали фашистская и марксистская идеологии, в Церкви также были священники-фашисты и священники-марксисты (или коммунисты). Сегодня, когда левые пропагандируют гомосексуальную идеологию, в Церкви, разумеется, тоже есть свои священники-гомоидеологи, а порой и гомо-еретики.

В Польше наиболее известным их представителем является о.Яцек Прусак ОИ, который учился как раз у американских иезуитов. Вот уже восемь лет он, кажется, выступает в роли пресс-атташе церковного гомо-лобби и беспардонно борется за его интересы. Словарь и аргументы о.Прусака словно взяты из учебника гомо-идеологии, скопированы с гейских сайтов. В его текстах много смысловых и логических недостатков, однако главная цель их одна: массированная апология гомосексуализма вообще, и особенно гомосексуального священства, независимо от того, какими средствами манипуляции мнением придется воспользоваться (29). Если кто-либо из мирян или священников публично говорит об учении Церкви на тему гомосексуализма, защищает это учение или его объясняет, если он взывает соблюдать это учение в своей жизни - он должен ожидать, что его немедленно атакует о.Прусак, причем неоднократно это происходило на страницах антихристианских изданий. В борьбе Церкви с гомо-идеологией он однозначно занимает сторону противника и в этом он первый. Прежде его поддерживал о.Тадеуш Бартось ОР, хотя и был менее агрессивен, но когда о.Бартось в 2007 году оставил сан и монашество, о.Прусак остался в этой роли один (30). Он является дежурным комментатором СМИ, причем главным образом тех, которые настроены враждебно по отношению к Церкви. В 2005 году, сразу после появления инструкции, запрещающей рукоположение гомосексуалистов, о.Прусак очень долго критиковал ее на страницах газеты, чья редакция известна своей фанатичной пропагандой гомо-идеологии. Также в своей статье «Сиреневая история Церкви» он, именно вопреки приведенной позиции Учительства Церкви, утверждает, что гомосексуальная ориентация не дисквалифицирует кандидата в священники. Также он ставит под сомнение существование гомо-лобби в Церкви, в то время как он сам и его деятельность являются убедительными доказательствами обратного (32). Таким образом, он продолжает традицию священников, которые распространяли взгляды, противоречащие учению Церкви, и которых именно по этой причине хвалили и публиковали в левых, антихристианских СМИ: о.Михала Чайковского, экс-иезуита Станислава Обирка, экс-доминиканца Тадеуша Бартося. В этом читателю легко убедиться самому, сравнивая их высказывания на эту тему с процитированными высказываниями Святейшего Отца, а также с перечисленными документами Церкви. Однако нельзя соглашаться с тем, чтобы священник-гомоидеолог постоянно атаковал учение Церкви и священников, защищающих это учение, а также чтобы гомосексуальное меньшинство доминировало над нормальным большинством. То, как о.Прусак противится Папе Римскому, недопустимо.

Речь идет о самом существовании Церкви. С идеологией и манипулированием следует бороться в зародыше, потому что если появится больше таких священников как о.Прусак, может быть уже поздно. Тогда может дойти до самоуничтожения Церкви - как это уже случилось во многих местах на Западе. Церковь, которая противоречит сама себе, которая отвергает собственное учение, никому не нужна. И она умирает - как в Голландии. Ведь то, что раздираемо противоречиями изнутри, существовать не может.

В этом контексте следует с сожалением сказать о монашеской провинции о.Прусака - иезуитах южной части Польши. Говорю об этом с болью, потому что знаю этот орден и у меня в нем много друзей. Но молчать нельзя, потому что о.Прусак действует описанным образом на протяжении уже восьми лет, бросая тень на всю монашескую конгрегацию, причем делает это вопреки многим замечаниям и протестам, которые направляли в адрес его настоятелей многие епископы, включая главу Епископата Польши архиепископа Юзефа Михалика (33). Несмотря на это, о.Прусак продолжает говорить то же самое и ведет себя так, словно ничего не происходит, открыто выступая против учения Церкви, не обращая внимания на критику со стороны многих лучших, более образованных, чем он, заслуженных иезуитов. Так неужели гомо-лобби в ордене еще сильнее? Неужели его влияние еще больше? И не стоит ли всерьез опасаться, что, как в американские иезуиты в масштабах всего мира стали открытым и явным бастионом сопротивления Апостольскому Престолу, центром гомосексуального бунта в Церкви, так и в Польше подобным оплотом сопротивления становится подавляющая часть иезуитов малопольской провинции? Возникает вопрос, можно ли верить в этой ситуации, что в процессе семинарского и монашеского воспитания соблюдаются требования, содержащиеся в документах Апостольского Престола с 2005 по 2008 год? Не пришло ли время предостерегать перед вступлением в этот новициат и советовать избрать иной? Необходимость таких вопросов тем более болезненна, когда вспоминаешь, как много сильных, дельных и святых иезуитов воспитал этот новициат.

Искаженная, ложная теология смертельно опасна. Непрофессиональный, некомпетентный богослов может свести веру, теологию и философию к психологии, может заразить организм Церкви вирусами болезненных идей противника, заразить себя и других чужими болячками. Так случилось, например, с немецким экс-священником Югеном Древерманном, который начал как профессор догматического богословия в Падерборне, но, редуцировав богословие до психологии, закончил культами Новой Эры и буддизмом. Для него Зигмунд Фрейд и Карл Юнг стали важнее, чем Павел и Иисус - и последствия быстро дали о себе знать (34).

Когда подобные теории распространяются, их последствия могут оказаться разрушительными для всей Церкви - как это случилось в Голландии. Именно там болезненное богословие Эдварда Скиллебека стало причиной разложения и практически уничтожения некогда живой Церкви. Буквально за несколько лет она почти перестала существовать. Его богословие было как бомба в фундаменте, поэтому от такой «голландской теологии» необходимо защищаться: вопрос стоит ребром - Церкви быть или не быть. Если позволить гомо-лобби действовать свободно, то в течение нескольких лет они могут уничтожить как монастыри, так и епархии - как в США, где призвание священника все чаще называют уже gayprofession (причем, особенно в отношении все тех же иезуитов). Или как в Ирландии, где в опустошенные семинарии мужчины просто боятся прийти, опасаясь, что их моментально обвинят в наличии какого-либо извращения.

Ситуация сейчас очень подобна той, которая была в Церкви в самом начале Реформации: когда от Церкви отрекались практически целые страны и народы, а одной из основных причин тому было неслыханное нравственное падение и распущенность, в которой жили как некоторые священники, так и сам Папа Римский Александр VI. И как Тридентский собор старался спасти Церковь прежде всего через покаяние и дисциплину, так и Бенедикт XVI стремился спасти ее, кроме прочего, максимально ограничивая численность и влияние церковного гомо-лобби. В этом - его пророческий и научный гений, это свидетельствует о его ранге одного из величайших богословов нашего времени, одновременно умеющего вести духовную войну. Особенно это заметно с перспективы времени, если вспомнить, как много богословов ошибалось, различным образом заигрывая и флиртуя с модными идеологиями, и даже прельщаясь ими. Богослов и епископ Ратцингер был всегда основателен и всегда попадал в точку. Он не жил иллюзиями, не впал ни в «газетное богословие», ни в постмодернизм, в котором царит одна большая безответственность и где чрезвычайно легко говорить вещи, совершенно противоположные христианству. И теперь ему нечего стыдиться.

Но именно за точность формулировок его и отвергают, и даже ненавидят в Церкви. По крайней мере, некоторые, а особенно члены гомо-лобби, которые составляют ядро внутренней оппозиции наместнику св.Петра. Величие Бенедикта XVI просматривается, тем не менее, в том, с каким спокойствием он это переживал, в его уповании и терпении, в его смиренном молчании в ответ на самые примитивные нападки - причем, со стороны «своих». Он не защищается, и в первую очередь радеет о Христе и человеке. Это великий ученый и верный свидетель Откровения. И он на самом деле не только исключительный интеллектуал, но добрый пастырь, который, при виде приближающихся волков, не убегает, а свою жизнь полагает за овец (ср. Ин. 10:12-15). Но в одиночку он не сделает всего. Понтифик нуждается в поддержке и здравом учении в каждой поместной Церкви. Это вопрос верности своей совести: защита истины спасения, вне зависимости от того, чего нам может это стоить. В этом контексте идеология, о которой мы говорим, представляется столь же сильной и так же агрессивно пропагандируемой, как некогда фашизм и марксизм. Ее победа многим кажется неизбежной (как это было с прочими идеологиями). И в этой ситуации Церковь, прежде всего, защищает истину, защищает разумность. Когда демоны идеологии беснуются, вера, как это ни парадоксально, должна особенным образом стоять на страже разума. Церковь пережила не такие трудности и не такие ереси, абсурд в конечном итоге должен рухнуть под своей же тяжестью, исчерпаться, сожрать самого себя, потому что невозможно жить во лжи постоянно. Невозможно постоянно противиться разуму, природе, заповедям, как невозможно все время стоять на голове. Либо ты однажды покаешься, либо падешь.

Величие Католической Церкви проявляется, в том числе, и в том, что она способна признать ошибки, вину своих членов, попросить за них прощения, в силах начать процесс покаяния и очищения. Прочие круги способны на это в гораздо меньшей степени, хотя в них, подчас, происходят вещи гораздо хуже. СМИ, которые порой можно было бы назвать ЦНХ - Центры Ненависти к Христианству - представляют ситуацию так, словно это единственная проблема Католической Церкви, словно эфебофилы бывают только среди священников, и что каждый священник должен быть в этом подозреваем. Точно так же о священниках говорила пропаганда Геббельса во времена Гитлера - это старый метод обобщения единичных случаев. В то же время порядочные журналисты в один голос повторяют: «Мы видим, что Католическая Церковь - это единственный институт, который хоть что-то делает с педофилией, которая является общей проблемой для всех сред и институтов воспитания» (35).

Таким образом, правомерен вопрос: когда же журналисты займутся изучением масштабов этой проблемы в собственном окружении, также среди хозяев их собственных газет, среди тех, кто задает тон медиальным манипуляциям и преследованиям? Это может быть трудно - как в Бельгии или в Литве, где в педофилию замешаны также и те, кто стоит во главе иерархий различных ветвей власти. Но где же мужество и рвение тех же журналистов, которые так охотно нападают на Церковь?

Солидные исследования подтверждают, что данная проблема касается Католической Церкви в минимальной степени - почему же тогда все говорят именно о ней? Согласно исследованиям, из тысячи случаев педо- и эфебофилии только один касается Католической Церкви, а в США лишь три-пять священников из десяти тысяч замешаны в скандалах такого рода. Если верить статистике, намного больше замешано в этом женатых протестантских пасторов и учителей - особенно, спортивных тренеров (36).

Таким образом, виноват вовсе не целибат, как некоторым бы того хотелось. На это обстоятельство обращает внимание кардинал Тарчизио Бертоне, когда говорит, что «многие психологи и психиатры доказали, что нет никакой связи между педофилией и целибатом, зато многие из них указывают на четкую взаимосвязь педофилии с гомосексуализмом». На это указывает тот факт, что «80% педофилов, осужденных в США - это гомосексуалисты. Среди осужденных за педофилию священников этот уровень достигает 90%». Эти данные свидетельствуют о том, что «у Церкви, скорее, проблема с гомосексуалистами, чем с педофилами». Ему вторит Массимо Итровинье, итальянский социолог, который напоминает, что «не существует взаимосвязи между целибатом и педофилией, поскольку среди женатого духовенства педофилов намного больше, чем среди католических священников (…) В США за действия сексуального характера в отношении несовершеннолетних обвинения предъявлены почти 1000 священникам, а осуждены немногим более 50-ти. В то же время осужденных за то же преступление преподавателей физической культуры и тренеров - в большинстве своем женатых - 6000» (37).

Какая тема для СМИ пропадает почем зря! Почему же они ничего об этом не говорят? Потому что гораздо больше, чем благо детей и молодежи, их волнует уничтожение Церкви. Если бы их намерения были честны, они, прежде всего, ударили бы по тем, кто совершает значительно большее количество подобных преступлений. Но там ощутимый недостаток в тех «праведниках», которые хотели бы хоть что-то с этим сделать, по крайней мере, рискнуть. Случаи со «своими» замалчиваются и оправдываются (как, например, поведение Романа Полански в Голливуде в 1978 году, которое для этой среды в то время даже стало образом). То есть, они говорят: «если это делают «свои, мы и пальцем не шевельнем, пусть своих детишек истязают. Нас это не касается, главное, чтобы с нами все было в порядке». Вот подлинная лживость и цинизм «смелых» журналистов и их хозяев.

НАША БОРЬБА

Очень важно понять причины, по которым Церковь долгое время не могла справиться с проблемой гомосексуального лобби, поскольку дело здесь не только во влиянии самого лобби, то есть, о ситуациях, когда жалоба на одного гомосексуалиста в сутане ложилась на стол второго гомосексуалиста, а потом оказывалась в мусорной корзине, или, что еще хуже, в руках самого обвиняемого, чтобы тот смог сполна отомстить жертве. Это была не просто преступная групповая солидарность («защитим нашего», потому что он «наш», пусть даже он и виноват) (38). Кроме прочего, причина была в незнании, в непонимании серьезности проблемы. Для нормального священника совершенно неправдоподобно, что столь страшное зло может твориться прямо за его спиной. Кроме того, нормальные и ревностные священники, как правило, очень загружены работой и настолько занятые и уставшие, что у них часто не остается сил на то, чтобы бороться еще и с этой проблемой. Ибо и в самом деле, кому хотелось бы без необходимости влезать в такую грязь? Поэтому часто бывало так, что, пока не разразиться скандал, все жили, руководствуясь правилом: скрипит, но ведь едет. Наконец, нередко речь идет о криминальной деятельности, а Церковь - не полиция, у нее нет инструментов борьбы с организованной преступностью. Если священник спровоцировал автомобильную аварию или совершил финансовое преступление, им в первую очередь должна заняться полиция или прокуратура, а не епископ или провинциальный настоятель. Между тем, акты педофилии и эфебофилии - это тяжкие преступления, вовлекающие тело, психику и души детей и подростков. Насколько же извращенными могут быть те из священников, которые делают такие вещи серийно ради минутного удовольствия, превращая жизнь ближних в руины. Ведь именно и педофилах и эфебофилах в первую очередь говорил Иисус, сказав «горе им…» " (ср. Мф. 18: 6-11 и Лк 17:1-2).

Для нормального парня насилие подобного рода - это нечто крайне омерзительное, это глубочайшая рана, убийство души. Нередко на протяжении всей жизни жертва эфебофилии не может справиться с последствиями, теряет доверие к другим, уважение к самому себе и к нравственным нормам. Если это зло, к тому же, причиняет ему духовное лицо, то все это еще более болезненно, поскольку вред наносит тот, кто проповедовал прекрасные вещи, кому этот парень доверился, ожидая вещей и поступков благородных. Такие парни чаще всего говорят потом: «ноги моей в Церкви не будет» и «все священники - грязные скоты».

Часто они вовсе теряют веру, уходят в секты, и действительно, за редкими исключениями, никогда не возвращаются в Церковь. А ведь они был в числе тех, кто стоял ближе всего к священнику, был вовлечен в церковные дела, служил министрантом, чтецом, происходил их религиозной семьи, посещал группы, реколлекции, ходил в паломничества, был подлинным сокровищем и будущим Церкви. Серьезный многолетний труд родителей, монахинь, катехистов, священников, епископов уничтожается преступлениями горстки бесчестных людей. В этой ситуации жертвам действительно может помочь защита со стороны другого священника, который способен вернуть им доверие к Церкви, если защитит от коллеги-извращенца и сам отведет его в полицию. Именно в этом и состоит верность человеку и Христу. И это необходимо, поскольку акт педофилии или эфебофилии - это, как правило, один эпизод из целой серии таких актов, которую крайне необходимо прервать тотчас же.

В этом вопросе нельзя сомневаться, независимо от того, на какой риск придется нам пойти, с кем столкнуться, что потерять. Так, как отец обязан даже погибнуть, защищая своего ребенка, так и священник обязан жизнь положить, защищая каждого из малых сих, которые являются Божьими детьми. Ситуация в Польше опасно осложнена тем, что старшие по возрасту геи и эфебофилы в сутанах могут иметь связи с Службой Безопасности (аналог советского КГБ - прим.пер.) и иными спецслужбами. Именно из их числа вербовали многих тайных сотрудников этих служб, потрму что их можно было легко шантажировать. А некоторых шантажируют и по сей день. Если их мерзость выйдет на явь, тогда офицеры упомянутых служб больше не смогут их шантажировать, а источник постоянного дохода иссякнет. Поэтому священник, который, встав на защиту молодежи, воспротивится влиятельному педофилу или эфебофилу, может очутиться в настоящем аду. Внезапно может оказаться, что против него выступила не только гомо-мафия всего околотка, но также старые структуры спецслужб. А у последних есть опыт пыток и убийств священников: достаточно вспомнить, как убивали блаженного о. Ежи Попелушко, а также то, что случилось с отцами Зыхом, Недзеляком, Суховольцем и другими.

По этим причинам, перед лицом гомо-мафии в Церкви следует вести себя очень профессионально - как прокурор или офицер на поле брани. Следует ясно понимать, что та сторона нередко уже настолько деградировала, десятилетиями живя во лжи и грехе, что вполне могула скатиться до уровня обычных уголовников, которые ради защиты собственных интересов, своего положения, готовы на все - и на словах, и на деле. К этому необходимо быть готовым, и не удивляться, если нас начнут осыпать всевозможными проклятиями, обвинят в наихудших вещах на земле - ведь «от полноты сердца говорят уста» (Мф. 12:34). Если кто-то на протяжении десятилетий валялся в грязи и совершал омерзительнейшие вещи, он будет готов к столь же подлым действиям, чтобы защитить себя, скрыть зло и избежать ответственности.

Следует стараться собрать как можно больше людей доброй воли, которая будет нас защищать и поддерживать наши действия (39). В эту группу должны войти духовенство высокого ранга, эксперты в различных областях знаний, специалисты архивного дела, полицейские, журналисты, как можно больше верующих людей. Следует обмениваться информацией, документами, доказательствами. В качестве противовеса гомо-лобби и гомо-мафии необходимо создавать сети порядочных людей. Прекрасный инструмент, который может в этом помочь - интернет, поскольку он позволяет создавать всемирную общину людей, обеспокоенных судьбой Церкви, которые готовы решительно противостоять гомо-идеологии и гомоереси. Чем больше мы знаем, тем больше можем сделать.

Следует знать, что в этом деле ты будешь подобен овце средь волков, поэтому следует быть простым как голубь, но при этом мудрым, как змей (Мф. 10:16). Надо быть мужественным перед лицом преступников, как Христос был мужественным перед фарисеями в свое время. Нельзя обольщаться, ибо только истина способна нас освободить (Ин. 8:32), и именно поэтому дал нам Бог духа не боязни, но силы и любви и целомудрия. (2Тим. 1:7).

Любые действия следует предпринимать в духе величайшей любви и уважения к каждому человеку - даже преступнику. Суть христианства - в воле спасти каждого человека, и худшие из преступников могут находиться в особой опасности утраты жизни - как земной, так и вечной, поэтому о них следует позаботиться и о них молиться. Величие и красота христианства состоит также и в том, что Авель старается спасти не только себя, но также и иных, и в том числе Каина.

ЛЮБОВЬ И ИСТИНА ЦЕРКВИ

В нашей борьбе ради Церкви Иисуса Христа нам не следует соглашаться с аргументами типа «Церковь - это матерь, а о матери плохо не говорят». Так зачастую говорят те, кто прежде эту мать унизил и оскорбил, довел до тяжкой болезни, а теперь не желает начать процесс лечения. Если даже лучшая из матерей больна, для того, чтобы действенно ее лечить, надо располагать самыми лучшими лекарствами и лучшим из возможных диагнозом. Поэтому о болезни необходимо знать и говорить как можно больше. Если Церковь в Польше ожидают тяжелые времена, если нужно уже сейчас готовиться к гонениям, если есть необходимость противостоять и бороться, то ее - Церкви - организм тем более должен быть сильный и здоровый, по возможности очищенный от очагов гангрены. Президент Иоахим Гаук обращал внимание на то, что в бывшем ГДР процессу очищения больше всего сопротивлялись те, у кого на совести было больше всего грязи, кто причинил своим братьям и сестрам больше всего вреда, кто предал их искуснее всех.

Точно такие же обвинения в нелояльности можно было бы выдвинуть против Евангелистов, ведь это именно они написали о предательстве Иуды, о неверии Фомы, о карьеристских замашках Иакова и Иоанна. Можно задаться вопросом, почему они не скрыли эту постыдную правду, причем во времена, когда Церковь была еще слаба, во времена кровавых гонений, когда убивали и Апостолов, и рядовых христиан? Точно такое же обвинение можно предъявить и Христу - почему Он столь радикально критиковал фарисеев, почему публично обнажал их непорядочность, ложь, обман и двуличие? Ведь Он атаковал национальную и религиозную элиту того времени, публичных лиц, представлявших религию Избранного народа. Вдобавок, Евангелисты позднее все это старательно записали, да еще описали, как первосвященники, саддукеи и фарисеи поступили с Иисусом во время Пасхи. Как осмелились они все поднять руку на высший религиозный и нравственный авторитет собственного народа, да еще и во времена темной ночи римской оккупации!

Между тем, именно публичная борьба с общественными структурами греха, с фарисеями, была одной из важнейших сфер деятельности Христа. И в этом мы также должны Ему подражать - Его мужеству, решительности в борьбе со злом, в точности Его аргументов при срывании масок с преступников. То, что делал Христос, является образцом, актуальным для любой эпохи. Но для того чтобы наша борьба была действенной и эффективной, нам необходимо знание. Поэтому, даже просто на основании плодов (Мф. 7:16), широко известных событий последних 25 лет, а также реакции Апостольского Престола и изданных им документов следует ясно и решительно сделать вывод: да, в Католической Церкви (как и в других местах) имеет место крепкое гомосексуальное подполье, которое, в зависимости от степени активности его членов, их слов и поступков, можно назвать по-разному: гомоересью, гомо-лобби, гомо-мафией (40). Подобного рода церковные круги остервенело противятся истине, нравственности и Откровению, сотрудничают с врагами Церкви, инициируют бунты против Петра нашего времени, Апостольского Престола и всей Церкви. Хотя члены этого лобби в Церкви являются немногочисленной группой, они, тем не менее, зачастую занимают ключевые посты (ради которых готовы на все), создают тесную сеть взаимодействия, взаимно друг друга поддерживают и именно поэтому представляют опасность. Причем, в первую очередь, они опасны именно для молодежи, которой они угрожают сексуальным насилием. Опасны они и для самих себя, ибо, все более склоняясь ко злу, в конце концов могут умереть во грехах своих своих (Ин. 8:24). Опасны они для порядочных мирян и священников, которые им сопротивляются. Наконец, они опасны для всей Церкви, потому что когда их грязь становится явной, когда об этом начинают говорить СМИ, вера миллионов людей ставится под вопрос, ибо многие начинают говорить: «нет, в такой Церкви не хочу быть ни я, ни мои дети, ни даже внуки». Таким образом преступники-гомосексуалисты становятся для миллионов людей соблазном, огромным препятствием на пути к вере в Христа, к спасению. И все это - ради нескольких десятков удобной и комфортной жизни во грехе. Может ли быть большая вина? Ведь Церковь была создана как прекраснейшая община любви и блага спасенных, живущих в дружбе с Господом и друг другом. И нам нельзя допустить, чтобы это величайшее сокровище было уничтожено.

Нам нужно быть людьми упования и мира. Нормальные люди всегда являются подавляющим большинством. Просто их следует должным образом проинформировать, мобилизовать и объединить их усилия.

Всякая истина, даже столь непростая, должна направлять нас ко добру, к труду на благо человека и Церкви. Несмотря на все грехи и слабости, самое лучшее и чудесное, что у нас есть - это Церковь. Также и потому, что зло - даже гомосексуализм - в гораздо большей степени обитает вне Церкви, в иных сферах общественной жизни. Те, кто нас критикует, часто подобны тем, кто бревна не замечает в собственном глазу (см. Мф. 7:1-5). Церковь именно потому и атакуют, потому ее так ненавидят, что само ее существование непрестанно тревожит совесть, укоряет тех, кто живет во грехе, намного большем, нежели те люди, которые принадлежат Церкви. Следует иметь перед глазами правильные пропорции. В Церкви всегда были и будут крещеные люди, которые живут как Каин и Иуда, но ради Каина нельзя осуждать и Авеля, а ради Иуды - осуждать Двенадцать и самого Христа. Но и нельзя дать возможность Иуде управлять Церковью - даже из милосердия. И у него не больше влияния в Церкви, чем у Павла или Иоанна. Важнейшим человеком в Церкви является Петр наших дней. Бенедикт XVI стал для Церкви даром Провидения, как и его блаженный предшественник Иоанн Павел II. Нам же следует встать на сторону Папы Римского.

Церковь - это люди, которые ее составляют. Именно поэтому она всегда грешная, но и всегда святая. Среди более миллиарда верующих есть тысячи тех, кто поступает отвратительно, но есть и десятки миллионов католиков и католичек, которые живут порядочной, даже святой, жизнью Более половина из них женщины - то есть те, кто особенно чуток к судьбе детей и молодежи, к чистой любви. На свете живут сотни миллионов людей, ежедневно предпринимающих усилия, чтобы достойно трудиться, стоить супружеские отношения, семьи, родить и воспитывать детей. Есть тысячи миссионеров, все свою жизнь проводящих в тяжелых условиях, в величайшей нищете. Есть около 700 тысяч монахинь, живущих жертвенной, евангельской жизнью. Есть Мать Тереза из Калькутты и несколько тысяч ее сестер. Сказать, что «я ухожу из Церкви, потому что она для меня слишком плоха и слишком грешна», значит сказать: «я - намного лучше и достойнее, чем Мать Тереза, и даже чем Богородица и сам Христос» - ведь для Христа, Девы Марии и Терезы эта Церковь достойна того, чтобы в ней оставаться.

Поскольку эта Церковь имеет более всего от Бога, она также несет в себе больше истины, блага и красоты. Именно поэтому, пребывая и развиваясь в ней, можно достичь вершин христианства и человеческого духа: как это получилось у блаженной Матери Терезы Калькуттской, блаженного Иоанна Павла Великого, как этого достиг Бенедикт XVI - наши величайшие современники.

Мы все приглашены к тому, чтобы стать святыми в Церкви Иисуса Христа через благодать и наш труд - независимо от того, в какой фазе развития и каком месте Церкви мы в данный момент находимся. Нужно просто «встать и идти» ( Ин. 14:31).

о. Дариуш Око. перевод: Братство святой Биргитты.

Статья опубликована в журнале «FRONDA» (№63).

Сноски:

1 См. T. Isakowicz-Zaleski, Chodzi mi tylko o prawdę, Warszawa 2012, стр. 114-119.
2 См. J. Prusak, Lawendowa historia Kościoła, „Rzeczpospolita”, 26.03.2012.
3 W В рамках реализации этого поручения вышло множество публикаций в таких изданиях, „Gazeta Wyborcza”, „Tygodnik Powszechny”, „Rzeczpospolita”, «Znak», „Gość Niedzielny”, „Fronda” , „Miłujcie się!” , „Głos dla życia”, „Materiały Homiletyczne”.
4 The Nature and Scope of Sexual Abuse of Minors by Catholic Priests and deacons in the United States 1950-2002, New York 2004, (Jay Report 2004). http://www.usccb.org/issues-and-action/child-and-youth-protection/upload/The-Nature-and-Scope-of-Sexual-Abuse-of-Minors-by-Catholic-Priests-and-Deacons-in-the-United-States-1950-2002.pdf.
Также: R. Dreher, The Gay Question, „National Review”, 22.04.2002.
5 Georg Weigel , «Odwaga bycia katolikiem» Kraków 2005.
6 См. D. Michalski, The Price of Priest Pederasty, „Crisis”, 2001.
7 См. W. Cieśla, Pokuta, http://religia.onet.pl/publicystyka,6/pokuta,35716, page1.html.
8 И. Говин говорил об этом 5 марта 2007 года в программе Яна Поспешальского Warto rozmawiać (TVP2). Ср. A. Adamkowski, Dwaj duchowni do prokuratury, „Gazeta Wyborcza”, 6 марта 2007.
9 Ср. T. Bielecki, Kościół zmaga się z pedofilią. Nie hołdujmy zasadzie omerta!, „Gazeta Wyborcza”, 11 февраля 2012.
10 См. J. Augustyn SJ, Bez oskarżeń i uogólnień, wywiad T. Królaka o homoseksualizmie wśród księży dla KAI 23 марта 2012, цит.по: http://ekai.pl/wydarzenia/temat_dnia/x52614/bez-oskarzen-i-uogolnien/?print=1
11 о. Ханс Цолльнер SJ, декан Института Психологии Папского Университета Gregorianum сказал об этом следующее: „в светских кругах (…) количество подвергшихся насилию девочек превышает количество мальчиков. Откуда такая разница? Без сомнения, это указывает на процентное соотношение лиц, имеющих гомосексуальные наклонности в тех церковных кругах, в которых имели место многочисленные случаи педофилии с гомосексуальной окраской, нежели в обществе в целом”. ( J. Augustyn SJ, Kościelna omerta, „Rzeczpospolita”, 19 апреля 2012).
12 Это частично объясняет, почему представители одной и другой группы зачастую – нравственно и интеллектуально – настолько убоги. Однако ж для Церкви имеет колоссальное значение, кто ею руководит: Войтыла, Вышинский, Яворский, Носсоль, Новак, или такие как Паетц, Маги и Викленд.
13 Например, кардинал-примас Юзеф Глемп, став метрополитом Варшавы, сказал: Когда я принимал этот пост, я понятия не имел, насколько сильно в Церкви гомосексуальное лобби» http://natemat.pl/5729,ks-lemanski-juz-prymas-glemp-mowil-o-silnym-lobby-homoseksualnym. Еще один польский кардинал сказал: «Труднее всего справиться с гейским лобби».
14 Механизм возникновения неформальных гей-союзов и взаимного, пирамидального проталкивания вверх, с точки зрения социологии, типичен для военизированных служб, в которых работают почти исключительно мужчины, поставленные в рамки строгого служебного подчинения. Это можно увидеть на примере армии, полиции, в пенитенциарной системе. Но для человеческой общности убийственно, когда решения о важнейших задачах принимают не профессионалы, заинтересованные в результатах работы, а гомосексуальное лобби. Также это является проявлением фундаментальной несправедливости, дискриминацией нормального большинства.
15 J. Augustyn SJ, Bez oskarżeń i uogólnień.
16 Бенедикт XVI, «Свет миру. Церковь и знамения времени».
17 Там же.
18 Там же.
19 Документ: «Инструкция относительно критериев распознания призвания у лиц с гомосексуальными наклонностями в контексте принятия их в семинарии и допуска к рукоположению», Рим 2005. В том числе, документ содержит анализ сути священства Иисуса Христа и его несовместимости с гомосексуальностью.
20 Документ: “Правила использования психологических знаний в процессе принятия кандидатов и их воспитания к священническому служению», Рим 2008.
21 Nota del Vicariato in merito all’articolo di „Panorama”, pubblicato il 23 luglio 2010, Roma 2010. Также см. blog.panorama.it/italia/2010/07/22/le-notti-brave-dei-preti-gay-una-grande-inchiesta-in-edicola-venerdi-con-panorama/
22 Бенедикт XVI, «Свет миру».
23 paparatzinger5blograffaella.blogspot.com /2011/10/le-decisioni-elesempio-di-papa.html, benedettoxvielencospeciali.blogspot.com/2009/11/chiesa-e-pedofilia-la-tolleranza-zero.html, http://www.kath.net/detail.php?id=33076
24 Richard Cross, Ph.D. (With research data from Daniel Thoma, Ph. D.), The Collapse of Ascetical Discipline And Clerical Misconduct: Sex and Prayer, „Linacre Quarterly”, vol. 73, February 2006, No. 1, s. 1-114.
25 Бенедикт XVI, «Свет миру».
26 Слова двух настоятелей провинции иезуитов США о. Джона Уитни (Орегон) и Джеральда Хойнацки (Нью-Йорк).
27 The Church and the Homosexual, Kansas City 1976.
28 см. R. J. Neuhaus, Rozejm roku 2005.
29 см. J. Prusak, Miłość czy potencja, „Tygodnik Powszechny”, 24 октября 2004; Manifest teologiczny, „Tygodnik Powszechny”, 16 декабря 2005; Inni inaczej. O prawie homoseksualistów do bycia zrozumianymi, „Tygodnik Powszechny” 25 (2919) 2005, s. 1 i 7; Norma i kultura, „Tygodnik Powszechny”, 31 января 2012.
30 см. J. Prusak, Inni inaczej; Zgadzamy się nie zgadzać, „Tygodnik Powszechny”, 27 (2921) 2005; Homofobia Camerona niebezpieczna, także dla Kościoła, интервью с К. Вишневской, „Gazeta Wyborcza”, 19 мая 2009; O homoseksualizmie przed Mszą, интервью с Р.Ковальским, „Gazeta Wyborcza”, 28 августа 2009; J. Prusak, Lawendowa historia Kościoła. Также см. o. T. Bartoś OP, Kościół gejów nie odrzuca, „Gazeta Wyborcza”, 11-12 июня 2005; Homoseksualizm w publicznej debacie, „Gazeta Wyborcza”, 25-26 июня 2005.
31 см. Интервью К. Вишневской с о.Прусаком, Instrukcja ma luki, „Gazeta Wyborcza”, 30 ноября 2005.
32 см. J. Prusak SJ, Lawendowa historia Kościoła.
33 Архиепископ Юзеф Михалик сказал об о.Прусаке и его ордене в связи с критикой учения Церкви (в том числе по вопросам этики супружества): «Не в порядке и орден, который хранит молчание в отношении такого роду публикаций собрата”. ( Zatroskani o Europę, „Niedziela”, 9 ноября 2008.) В свою очередь о.проф. Ян Шчурек, декан факультета богословия Университета Иоанна Павла II, определил его позицию как «близкую к ереси» (Milcząca schizma – tylko czyja?, „Tygodnik Powszechny”, 5 октября 2008). Особенно сильная критика различных элементов учения Церкви появляется в таких публикациях о.Прусака, как: Szkoła musi uczyć o antykoncepcji „Gazeta Wyborcza”, 14 июня 2008; Strefa ducha, „Forum Polska”, 1, октябрь 2008; Kościelne muzeum historyczne „Przekrój”, 18 декабря 2008. По вопросу гомо-идеологии его позиция еще более радикальна, еще более еретическая – это его главная тема. Тем самым, о.Прусак старается перенести в Польшу и раздуть здесь тот пожар, который поглотил уже большую часть христианства на Западе.
34 см. D. Oko, Wokół sprawy Drewermanna, „Ateneum Kapłańskie” 4 (500) 1992, 102-114; Sprawa Drewermanna czyli „Luter dwudziestego wieku, „Tygodnik Powszechny” 51 (2267) 1992; Fałszywy prorok. W odpowiedzi Tadeuszowi Zatorskiemu, „Tygodnik Powszechny” 7 (2275) 1993.
35 J. Augustyn SJ, Kościelna omerta.
36 Бенедикт XVI, «Свет миру».
37 P. Kowalczuk, Watykan: nie zawinił celibat, „Rzeczpospolita”, 14 апреля 2010. Также интервью с еп. Марианом Ройкем в „Uważam Rze”, 20 lutego 2012, 60-62, 61.) Ср.D. Kowalczyk, Mówić prawdę o pedofilii, „Gość Niedzielny”, 19 февраля 2012.
38 Здесь следует добавить, что невозможность привлечь к дисциплине священников, чей образ жизни оскорбителен для других, особенно если они занимают высокие посты, является частью намного большей проблемы Церкви, ее слабостью, структурным грехом. Порой нет никакой реакции, когда епископ скатывается в алкоголизм или начинает вести себя как фанатик какой-либо партии. Такое состояние может продолжаться десятки лет, прельщая многих верующих ради блага одного человека. Так же бывает и с настоятелями приходов, которые живут в конкубинате. Все это общеизвестные факты, виновные совершенно не скрывают своего поведения, никто не меняется. Вышестоящие настоятели нередко прикрываются отсутствием достаточных доказательств. Однако подавляющее большинство персональных решений принимается не путем судебных процессов, а на основании разговоров. Во всяком случае, здесь можно видеть потребность в создании и расширении институтов, пекущихся о дисциплине жизни духовенства. Нам нужно больше таких людей как о.Чарльз Шиклуна и таких постов, какой занимает он.
39 В случае оказания помощи жертвам сексуального насилия следует обеспечить себя доказательствами, провести медицинское обследование, на живо записать свидетельство жертвы и возможных свидетелей случившегося. Это крайней важно, поскольку неоднократно случалось, что жертвы отказываются от своих показаний – из чувства стыда, оппортунизма, страха перед насильником и его союзниками, от которых он может различным образом зависеть. Уголовные дела лучше всего решать с полицией и прокуратурой, а не только внутри церковных институтов. Необходимо стараться, прежде всего, решить эти вопросы на уровне поместной Церкви. Если это невозможно, следует решительно обратиться за помощью к Апостольскому Престолу, но только к верному, проверенному человеку, чтобы не ошибиться с адресатом. Одной из лучших кандидатур является о.Чарль Шиклуна, ему следует писать по-итальянски или по-английски, и проверить, действительно ли документы попали к нему в руки. Кроме того, важно знать, что насилие над несовершеннолетним, не достигшим 18 лет, со стороны духовного лица является преступлением, о котором необходимо сообщить в Конгрегацию Вероучения.
40 Важно подчеркнуть, что не всякий духовный с подобными наклонностями состоит в тех кругах, некоторые из них и сами крайне переживают, что их братья поступают подобным образом.
41 См. Документ Конгрегации Вероучения от 2003 года «Замечания, касающиеся проектов легализации союзов между двумя гомосексуальными особами», в котором Иоанн Павел II и кардинал Ратцингер в один голос говорят о том, что «все верующие обязаны противиться легализации гомосексуальных союзов» (п.10), а также критикуют идеологию, стоящую за такими попытками. Иоанн Павел Велики неоднократно осуждал гомосексуализм, называл его «девиантным поведением, не согласующимся с Божьим замыслом» (1994), «достойным сожаления извращением» (1999), а также подтверждал, что «гомосексуальные акты противоестественны» (2005).
 
Top
[Home] [Library] [Maps] [Collections] [Memoirs] [Genealogy] [Ziemia lidzka] [Наша Cлова] [Лідскі летапісец]
Web-master: Leon
© Pawet 1999-2009
PaWetCMS® by NOX