Вярнуцца: История Римских пап. Т. 1

Заключение


Аўтар: Задворный В. История Римских пап. Т. 1,
Дадана: 24-09-2011,
Крыніца: Москва, 1995.

Спампаваць




I. Духовный примат и юрисдикция Римской Церкви

Римская Церковь была основана св. Петром, и в ее основание лег апостольский камень. В глазах преходящего мира Петр был всего лишь безвестным рыбаком; безвестной и тайной была история первых епископов Рима. Церковь в то время в большей степени была духовной общиной, чем организацией, ибо, мало связанная с миром земным, она мало имела нужды и в земных институтах. Не проведены были еще границы епископий, не закреплена юрисдикция постановлениями соборов; но духовный авторитет епископа Рима как наследника апостола Петра с самого начала был признан всёЬш христианами мира. В I веке об этом свидетельствует «Послание св. Климента к коринфянам», читавшееся в древней Церкви на богослужениях. Во II веке авторитетом Римского епископа утвердилась традиция празднования христианской Пасхи в воскресенье, а не в любой день недели в соответствии с Пасхой еврейской, как это было принято на Востоке. В III веке, когда формировалась догматика, с учением, проповедуемым епископом Рима, сверяли свои теологические размышления другие Святые Отцы. Изложением веры св. папы Дионисия подтверждал правильность своих суждений св. Афанасий Великий, св. Кирилл Александрийский цитировал св. папу Феликса I. В IV веке Рим был оплотом и прибежищем борцов против арианской ереси. Отстаивая вселенскую веру, папы мужественно выступили и против несторианства и монофизитства в V веке, а теологический трактат св. Льва лег в основу догматов Халкедонского Собора.

Но Церковь, как и человек, представляющий собой онтологическое целое двух основных частей бессмертной души и бренного тела, врастая в человеческую историю, также обретала две основные части: Церковь небесную, торжествующую с Богом и всеми святыми, и Церковь земную, воинствующую с грехом и несправедливостью мира сего. Земное тело Церкви формировалось по мере формирования институтов ее земной организации, поэтому юрисдикция и ее распространение, будучи явлением историческим, естественно оказались неразрывно связаны с развитием человеческой истории.

Вначале епископ Рима являлся лишь митрополитом Италии, причем его административные полномочия простирались только на центральную и южную части Апеннинского полуострова. В северной Италии права митрополитов, предоставлявшие возможность самостоятельного управления своими диоцезами, получили епископы Медиоланский, Аквилейский и Равеннский. Викарием епископа города Рима был епископ Субурбикарийский (Suburbium), в юрисдикцию которого входила южная часть Апеннинского полуострова: Кампания, Тусция, Умбрия, Пицен, Самний, Валерия, Апулия, Калабрия, Лукания, Брутий, а также острова Сицилия, Сардиния и Корсика (73, № 9, с. 117). Хотя папы разрешали организационные и дисциплинарные вопросы обращавшихся к ним представителей других Церквей (а первые такие случаи отмечены во время понтификатов св. Корнелия и св. Стефана I), юрисдикция епископа Рима вне пределов Италии документально была подтверждена лишь при св. Дамасе I, назначившем своим викарием в Иллирии Асхолия, митрополита Фессалоникийского. До этого представителями папы в других Церквах были легаты, которые, будучи облечены определенными полномочиями епископа Рима, присутствовали на соборах, отстаивая точку зрения Святого Престола. Новый институт представительства папы, введенный в конце IV века, заключался в назначении постоянных наместников, руководивших митрополиями от имени Святого Престола; им были предоставлены права самостоятельного решения вопросов, не требовавших специального обращения в Рим, причем викариат давался не лицам, а кафедрам. Власть викария простиралась на несколько церковных провинций и была выше власти простого митрополита.

Сардикийским собором 343 г. были подтверждены специальные судебные полномочия епископа Рима по отношению к епископам, диоцезы которых не входили в Римскую митрополию (72, с. 290-302). Особое значение это право приобрело во время наступления еретиков на Вселенскую Церковь, когда изгоняемые правоверные епископы искали опору в Риме.

Следующим шагом расширения юрисдикции епископа Рима стало образование Галльского викариата, в состав которого вошли еще сохранявшие связь с Римской империей южные провинции Галлии. Начало создания викариата было положено папой Зосимом, окончательно же процесс его формирования завершился при св. Льве Великом: митрополит Арелатский Леонтий при своем восшествии на кафедру особо подчеркнул свою верность Святому Престолу.

В самом конце рассматриваемого периода в юрисдикцию Рима вошла Испанская Церковь, когда св. Симплиций назначил своим викарием Севильского епископа Зенона.

Необходимость стремления не только к внутреннему единству Церкви, то есть единству вероучения, но и к единству внешнему, единой организационной структуре, осознавалась, по-видимому, всеми папами. Слова раскаявшихся новациан, приводимые св. Корнелием, выражают, наверное, и его собственные чаяния: «Мы знаем, что есть один Бог, один Христос Господь, Которого мы исповедали, один Святой Дух, и один должен быть епископ во Вселенской Церкви» (Послание Киприану Карфагенскому. 2).

Мысль о единой Церкви присутствовала и в сочинениях других епископов Рима, но наиболее полное и аргументированное ее обоснование было дано св. Львом Великим, который видел основу этого единства в институте преемственности власти апостола Петра, которому Спаситель доверил ключи Небесного Царства: «Хотя священство принадлежит всем епископам, но не в равной степени: и между апостолами не было равенства, все они одинаково избранны, но власть над всеми дана только одному. Согласно с этим и между епископами существует неравенство, ибо постановлено, чтобы не всякий из них претендовал на власть над всей Церковью, а чтобы каждый управлял только своей епархией. Между ними большим значением пользуются те, которые поставлены епископами больших городов, но попечение о всей Церкви принадлежит только престолу Петра» (Epistola XIV).

Мысль о неравенстве апостолов и главенстве среди них Петра первым из пап была высказана св. Львом, но сама по себе она не была нова, об этом писали еще и жившие до него Святые Отцы, например св. Иоанн Златоуст: «Когда называю Петра, разумею камень несокрушимый, скалу неподвижную, великого апостола, первого из учеников» (31, т. 8, кн. 2, с. 599); «Петр служил устами всех, а прочие одиннадцать предстояли, подтверждая его слова своим присутствием» (31, т. 9, кн. 1, с. 47), и ему «Христос вверил стадо свое» (31, т. 9, кн. 1, с. 30). Просто и кратко эта мысль о значении апостола Петра и его преемников в Церкви была выражена св. Амвросием Медиоланским: «Ubi Petrus, ibi Ecclesia» (Где Петр, там Церковь).

II. Теология.

Теология, которую разрабатывали и отстаивали Римские папы, это теология догматов христианского вероучения, теология Вселенских Соборов.

В древнейшем нз сохранившихся теологических сочинений Римских епископов, фрагменте св. Дионисия, излагающем истинное тринитарное учение, сформулирован догмат о едином Боге в трех лицах, а также основные положения христологии: рожденность, а не сотворенность, Сына и Его совечность Отцу. Все это было закреплено в Символе Веры, принятом на I Вселенском Соборе.

После преодоления арианства, отрицавшего фактически Троичность Божию, и утверждения учения о едином существе и трех ипостасях Бога Церковь оказалась перед лицом новой теологической проблемы: необходимостью объяснить и выразить на языке человеческих понятий тайну Богочеловечества Иисуса Христа. Христологические споры, захлестнувшие Церковь в V веке, привели к созыву новых Вселенских Соборов, Отцы которых, раскрывая апостольское предание веры, опирались на учение, проповедуемое на протяжении веков святыми папами. Как писал св. Феликс в III веке, Христос «есть вечный Сын Божий и Слово, а не человек, воспринятый Богом, ...Сын Божий, будучи совершенным Богом, сделался совершенным человеком...». Эту мысль продолжал и св. Юлий в IV веке: Христос «есть совершенный Бог во плоти и совершенный человек в Духе, не два Сына один единородный Сын, воспринявший человека, а другой смертный человек, воспринятый Богом, но Один...» Эфесский Собор 428 г. принял догматическое определение, истинность которого подтверждал своим авторитетом св. Целестин: Божественная и человеческая природы соединены во Христе нераздельно и неслиянно. В 451 г. Халкедонский Собор, выступив против тех, кто пытался толковать соединение двух природ как поглощение человеческой природы божественной, дал более точное определение догмата на основании «Томоса» св. Льва: «Обе природы сохраняют свои свойства без всякого ущерба. Каждый из двух образов в соединении с другим действует так, как ему свойственно: Слово вершит свойственное Слову, а плоть исполняет присущее плоти. Одно из них сияет чудесами, другая подвержена страданию» (Послание к Флавиану. 4). Таким образом, теологическое учение святых пап противостояло как учениям, мыслившим Христа лишь человеком, так и склонявшимся видеть в Нем только Бога.

III. Святость Римских пап

Римские папы рассмотренного периода это святые: вначале исповедники и мученики, затем мужественные борцы за истинную веру перед лицом охватывавших империю еретических заблуждений. Это талантливые организаторы, умевшие во время хаоса и анархии укреплять церковные структуры; это теологи, неутомимые строители храмов, писатели и даже поэты.

Имена всех пап внесены в Римский календарь печальное исключение составляет Либерий, хотя и его имя стояло в наиболее древнем и хронологически наиболее близком ко времени его жизни, т. н. «Мартирологе св. Иеронима». Почитание его, оставленное на Западе вследствие принятия в качестве достоверных враждебных ему сочинений, сохранилось на Востоке, и эта историческая несправедливость не попала в Россию, где он литургически прославляется как защитник правоверия. Как некогда в XVIII в. Россия сохранила для Рима и мира повсеместно запрещенный Орден иезуитов, не только переживший в России тяжелое время гонений, но духовно и организационно укрепившийся, так и на протяжении всей своей христианской истории она хранит память о святом папе Либерии.

Сегодня в русский Церковный календарь внесены имена пятнадцати Римских пап рассмотренного периода, считая и основателя Святого Престола апостола Петра. И хотя св. Петр в современной русской богословской литературе рассматривается только как апостол, и при этом как-то. забывается, что он был первым Римским папой, литургически же Русская Церковь почитала его именно в этом качестве: «Рима же ты был еси первый епископ превеликого, слава и похвала, и Церкве, Петре, утверждение» (29 июня: Минея. М., 1711). Об этом же говорят и древнерусские Жития, называя св. Климента не третьим предстоятелем Римской Церкви (после Лина и Анаклета), но четвертым (включая и св. Петра): «Четверто Римстей Церкви приставникъ бысть Климентъ...» (50, с. 7). Жития святых Римских пап проникали на Русь при посредничестве византийских рукописей, но не только их: немалое влияние на церковно-славянскую письменность оказала латинская, и многие переводы были выполнены непосредственно с латинского языка (88, с. III), в том числе и приведенное в нашей книге «Житие святого Стефана». Очагом этого влияния была Моравия прародина славянской Церкви и письменности, где епископствовал святой просветитель славян Мефодий, укрепляемый благословением и поддержкой пап Адриана II, а затем Иоанна VIII. Когда Русь вышла на арену истории, Моравии как государства уже не существовало, но ее традиции в какойто мере продолжала еще некоторое время возникшая на ее руинах Чехия, и прежде всего Сазавский бенедиктинский монастырь, основанный в 1032 г. св. Прокопом, где литургия служилась вначале только на славянском языке. Этот монастырь поддерживал тесные связи с Русью, и в 1093 г. в его храме были освящены два алтаря во имя первых канонизированных русских святых Бориса и Глеба.

Особым почитанием в России из пап рассмотренного периода пользуются, помимо св. Петра, св. Лев Великий и св. Климент, имя которого предание соединило с Крымом, откуда оно уже вошло не в легендарную, а в настоящую историю России, когда ее первым небесным покровителем стал ученик апостола Петра и четвертый Римский папа. Возможно, конечно, что это всего лишь случайное историческое совпадение, но хочется отметить, что у истоков возвышения Москвы, положившего начало превращению ее в столицу мировой державы, а тогда еще маленького и незначительного княжества, окруженного более сильными и славными своей древностью соседями, стоял митрополит, носивший имя первого Римского папы св. Петр.

 
Top
[Home] [Library] [Maps] [Collections] [Memoirs] [Genealogy] [Ziemia lidzka] [Наша Cлова] [Лідскі летапісец]
Web-master: Leon
© Pawet 1999-2009
PaWetCMS® by NOX