Вярнуцца: Католичество. Социальные аспекты догмата

ТЕКСТЫ


Аўтар: Де Любак Анри,
Дадана: 28-04-2012,
Крыніца: Католичество. Социальные аспекты догмата, Москва, 1992.



Перевод В.Зелинского

СОДЕРЖАНИЕ

ТЕКСТЫ

1. Святой Григорий Нисский. О двойной природе человека

2. Святой Григорий Нисский. Всеобщая человеческая природа

3. Север Антиохийский. На общей могиле

4. Блаженный Августин. Адам рассеянный и собранный

5. Дюран де Менде. Тройная опрокинутая перегородка

6. Кардинал дю Перрон. Спасение единством

7. Фульгенций Руспийский. Чудо языков

8. "Пастырь" Ерма. Камень от двенадцати гор.

9. Игнатий Антиохийский. Христианская молитва

10. Ориген. "Consonantiae disciplia"

11. Максим Исповедник. Три закона

12. Бодуэн Кентерберийский. Молитва о братском союзе

13. Клодиан Мамерт. Соприсутсвие Бога

14. Святой Петр Дамиани. Единство Тела Христова

15. Гийом де Сен-Тьерри. О тройном Теле Господнем

16. Феодор Мопсуестийский. Священник призывает Духа Святого

17. Фульгенций Руспийский. Единство в Троице

18. Фульгенций Руспийский. Жертва и призыв Духа

19. Блаженный Августин. Церковь единственная, град Божий

20. Святой Иларий. "Природное" единство христиан

21. Святой Григорий Нисский. Чистая голубица

22. Евсений Кесарийский. Священническая молитва

23. Ориген. В ожидании нового вина

24. Святой Григорий Нисский. Когда Сын покорится

25. Юлиана Норвичная. Духовная жажда Иисуса

26. Арнольд Брешианский. Возрастание Тела Иисуса

27. Курно. Исторический характер Библии

28. Руперт из Туи. Лествица Иаковля

29. Ориген. Вода Мерры

30. Святой Григорий Нисский. Новый миф о пещере

31. Поль Клодель. Непреходящий Ветхий Завет

32. Текст, приписываемый Епифанию. Свет Креста

33. Святой Амвросий. Церковь, мистическая Ева

34. Святой Павлин Ноланский. Христос, страдающий в Своих членах

35. Север Антиохийский. Добрый самаритянин

36. Максим Туринский. Женщина у мельнического жернова

37. Иссак Звезды. Мария, Церковь и душа

38. Гийом Овернский. Неспешный приход поклонения Богу

39. Кардинал Фаульхабер. Почему Спаситель родился так поздно

40. Святой Григорий Назианзин. От идолов к Троице

41. Шарль Мьель S.J. (1934). Человек достиг совершеннолетия

42. Святой Лев. Всеобщее таинство спасения

43. Святой Иларий. Бог созидает и созраняет Град Свой

44. Николай Кузанский. Великий глас Иисусов

45. Текст, приписываемый Евхерию. Шестой век мира

46. Макарий Египетский. Вечерняя молитва

47. Ньюман. Католическая полнота

48. святой Петр Дамиани. Церковь и мы

49. Святой Бернард. Порядок в любви

50. Пьер Тейяр де Шарден. Христианство и персонализм

51. Фридрих фон Хюгель. Явился Человек

52. Симеон Новый Богослов. Я знавал человека

53. Блаженный Августин. Взыскательность любви

54. Святой Бернард. Переход Господа

55. Текст, приписываемый святому Иоанну Златоусту. Космическое Дерево

ПРИМЕЧАНИЯ


ТЕКСТЫ

1. Святой Григорий Нисский. О двойной природе человека

...«Во Христе Иисусе, - говорит апостол, - нет мужеского пола, ни женского». Но, утверждает Писание, так был разделен человек. Оттого и устроение природы нашей должно было стать двойным, одна ее часть несет в себе подобие Божие, другая - различение полов. По-видимому, на это указывает и священный текст, если мы будем читать его со вниманием к порядку слов. Ибо сначала говорится: «И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его», а затем: «мужчину и женщину сотворил их», а такое не может быть соотнесено ни с чем, подобным Богу. Тем самым, как я разумею, Писание хочет преподать нам учение высокое и величественное. Вот оно.

Человек образует середину между двумя крайностями: природой Божией, целиком духовной, и неразумной природой животной. В составе человеческом легко распознать присутствие каждого из этих двух начал. Ибо божественная природа человека наделена разумом и пониманием, не ведающим пола, от природы неразумной получает он свое тело, разделенное на два пола. Одно и другое начало, безусловно, присутствуют во всяком индивиде, причастном человеческой жизни. Однако порядок, коего придерживается повествователь, указывает нам на то, что разумное начало стоит на первом месте, и что общение и родство с началом неразумным было добавлено к человеку. Так Моисей говорит, что Бог «сотворил человека по образу Своему», указывая тем самым, что, в сем существе, по слову Апостола, не было ни мужеского пола, ни женского. Так что же постигаем мы здесь? Прошу, чтобы никто не рассердился на меня, когда я взойду на ступень более высокую, дабы разъяснить дело.

Бог по природе Своей всеблаг. Он заключает в Себе всякую мыслимую благость или, скорее, Он превосходит всякую благость, которую можно помыслить и представить. Он сотворил жизнь человеческую не по какой иной причине, кроме как по благости Своей. И будучи благим, Он, взявшись за устроение природы человеческой, не пожелал лишь на половину проявить Свою благость, дав человеку лишь одну часть Своих даров, ревниво воспретив ему всякий доступ к другой. Ибо совершенство благости проявило себя в том, что Он вызвал человека из небытия к бытию и осыпал его всеми дарами. И список этих благодеяний столь длинен, что все их невозможно и перечислить. Однако все они могут быть переданы одним словом о человеке, что называет его сотворенным «по образу Божию». Оно как бы говорит о том, что Бог сделал природу человеческую причастницей всякого блага ...

Среди же этих благодеяний укажем на избавление от необходимости, на неподчинение господству Природы, на возможность свободно располагать собою по своему усмотрению. Ибо добродетель есть вещь независимая, владеющая сама собой... Но если бы образ мог состязаться с красотой своего Образца, то не был бы более образом, но слился бы с ним без остатка. В чем же мы нашли бы тогда различие между Божеством и тем, что Его напоминает? А вот в чем: Божество пребывает нетварно, тогда как человек существует лишь благодаря тому, что был создан. И это различие вызывает немало других. Всеми признается, что нетварная Природа недвижна, неизменна, тогда как тварь не может не изменяться. Ибо сам переход от небытия к бытию есть уже движение, коим то, чего не было, возникает под действием воли Божией... Так и существо, начавшее жить через изменение, сохраняет в себе родство с этим изменением... Вот почему Тот, Кто, по слову Писания, видит все вещи до их появления на свет, исследовав, или скорее предугадав заранее, в какую сторону повлечет человека его свободный и независимый выбор, как только прозрел это, добавил к образу разделение на мужское и женское начало, разделение, не имеющее никакого отношения к божественному Первообразу, но которое, как было сказано, породняется с природой неразумной.

Причину этого разделения на два пола могут понять до конца лишь те, кто созерцал истину и передал нам Слово. Что касается нас, ищущих истину путем догадок и образов, то мы излагаем то, что пришло нам на ум, ничего не утверждая безусловно, как бы упражняясь и предоставляя наши изыскания благосклонному вниманию читателей. Что же мы «измыслили» по этому поводу?

Слово, говорящее о том, что Бог сделался человеком, обозначает тем самым и всю человеческую природу. Ибо имя Адам не было дано существу сотворенному, о котором затем рассказывает Писание. Человек тварный не имеет особого имени, он - человек всеобщий. И потому этим всеобщим обозначением природы дают нам уразуметь, что Провидение и Всевластие Божие распространяется на весь род человеческий с первого дня творения. И не следует приписывать Богу никакой неопределенности в устроении живых существ, но всякое существо получает свою границу и меру от Премудрости Божией. Как индивидуальный человек ограничен размерами своего тела, так что можно измерить количество вещества, содержащегося в нем, так представляется мне, вся полнота человечества заключена в одном теле предвидящей Властью, заключенной в Боге

вселенной - всему этому учит нас слово о том, что Бог сотворил человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его. Ибо образ этот - не воплощен ни в одной частице природы, и благодать его тоже не привязана ни к одному индивиду среди тех, на кого он взирает, но на весь род человеческий простирается эта сила. Мы имеем указание и на то, что дух обитает одинаково во всем: все обладают способностью мыслить, предвидеть и всеми прочими преимуществами, с помощью которых природа Божия отражается в Своем образе. В этом отношении нет ни малейшей разницы между человеком первого дня творения, и человеком, грядущим в конце веков, ибо равным образом они запечатлены образом Божиим. Вот почему все множество было названо одним человеком, ибо для власти Божией нет ни прошлого, ни будущего, но то, чего ожидаем, заключено вместе с настоящим во всеохватывающей Власти.

И потому вся человеческая природа от первых людей до последних несет в себе образ Сущего. Что касается разделения на мужской пол и женский, то оно было добавлено, как мне кажется, по причине, о коей я говорил...

Об устроении человека, гл. 16 (P.G. 44, 181-185).

2. Святой Григорий Нисский. Всеобщая человеческая природа

...Согласуется ли наше рассуждение с истиной? Сама истина ведает об этом. Что касается нас, то вот что приходит нам на ум.

Повторю вначале то, что было сказано выше. «И сказал Бог: сотворим человека по образу Нашему (и) по подобию Нашему». Это следует понять так, что образ Божий достигает своего завершения во всей совокупности человеческой природы. Но Адам еще не был сотворен. Ибо Адам, если верить гебраистам, согласно этимологии слова, означает «созданный из земли». Вот почему Апостол, отлично знающий язык своих отцов, называет человека χοϊκον, коим переводится слово «Адам» на греческий.

И потому человек, сотворенный по образу Божию, есть природа, понятая как целое. Именно она сотворена по подобию Божию. И таким образом был сотворен человек всемогущей Премудростью Божией, что не только часть Целого, но вся природа за один раз обрела свое существование. Ибо Тот, Кто, по слову Писания, как бы держит в руках Своих пределы всякой вещи, и предвосхищает все вещи еще до появления их на свет, ведал и то, до какого числа должен умножиться род человеческий. И предвидел Он также и то, что произойдет: как мы опустимся до более низкого удела, и, утратив в грехопадении нашем то присущее нам достоинство, что делало нас равными ангелам, сольемся с тварью, коей досталась более смиренная участь. Тогда примешал Он к Своему образу некоторые черты зверя. Ибо не следует думать, что в этой блаженной и божественной Природе существует различение полов. Однако, сообщив человеку то, что присуще животным, Бог наделил род человеческий таким способом размножения, который ничуть не соответствовал великолепию первого творения. И поистине эту способность плодиться и производить себе подобных Бог не дал роду человеческому, когда Он сотворил его по образу Своему, но лишь произведя в нем разделение полов, сказал Он: «Плодитесь и размножайтесь и наполняйте землю» 995.

Об устроении человека, гл. 22 (P.G. 44, 204-205)

3. Север Антиохийский. На общей могиле

Торжество сие есть поминовение бедняков и чужестранцев, что за долгое время, протекшее до сего дня, окончили дни свои и ныне покоятся в общей могиле как в странноприимном доме, вернув земле свою плоть, слепленную из праха, что была соединена с душою образом Божиим.

Не будем следить лишь за внешним обрядом, но сумеем проникнуть в дух его. Те, кто учредил его, знали, что Христос умер не за тех-то и тех-то, но за всех людей, и что точно так же и воскрес Он для всех... И потому, усвоив заветы своего Господа и провозглашая делами общую пользу от помощи Божией, они объявили, что один раз будут служить поминальную службу и ради всех тех, кто был лишен здесь всяких родственных уз и всякой дружбы по плоти, помышляя о том союзе, который созерцал апостол Павел, когда говорил: «Нет ни Эллина, ни Иудея, ни обрезания, ни необрезания, варвара, Скифа, раба, свободного, но все и во всем Христос».

И потому всей толпою следует нам придти на эту церемонию по причине нашей природной общности и совершить святое погребение тех, кто ушел раньше нас, а те, кто придут позднее, и нам воздадут благодарение... И обычай сей должен напоминать нам, что Христос умер и воскрес за всех, а нам следует поразмыслить о том, что Тот, Кого мы почитаем в бедняках и чужестранцах, есть тот же Христос, что сказал: «Истинно говорю вам: так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне». Затем, поднявшись на эту высоту, мы должны будем подняться и до той высочайшей мысли, что те мертвые, коими пренебрегают как людьми нестоящими, запечатлены великим достоинством образа Божия. Вспомним же наконец, что и Христос, Кто был богат, обнищал, чтобы обогатить нас Своею нищетой, столь обнищал, что не имел и камня, где преклонить главу, и Тело Его было положено в чужую могилу...

Слово 76 (P.O., t.12, р.136-138); d'apres la traduction de Maurice Briere 996.

4. Блаженный Августин. Адам рассеянный и собранный

Он будет судить вселенную по правде». Не часть, ибо не одну только часть приобрел Он. Он должен судить все, потому что за все заплатил выкуп. Вы слышали, что говорит Евангелие: и когда придет, то «соберет избранных Своих от четырех ветров». Он соберет избранных своих от четырех ветров, а значит и со всей вселенной. Ибо самое имя Адама, как не раз говорил я вам, означает по-гречески всю вселенную. Оно состоит из четыре букв: А, Д, А и М. По-гречески же наименование каждой из четырех сторон света начинается с одной из этих букв: Восток называется «Anatole», Запад - «Dysis», Север - «Arctos», Юг - «Mesembria»; из чего получается: «Адам» 997. Значит и сам Адам разнесен отныне по всему лицу земли. Пребывавший некогда на одном месте, он пал, как бы разбившись, заполнив своими осколками всю вселенную. Но милосердие Божие отовсюду собрало разрозненные осколки, оно расплавило их в огне любви, оно восстановило их расколотое единство 998. Таково дело, которое может свершить Делатель; пусть никто не отчаивается в этом. Дело это безмерно поистине, но поразмыслите, каков же Делатель. Он создал заново то, что создал, и перестроил то, что построил. «Он будет судить вселенную по правде и народы по истине Своей» 999.

На псалом 95, n.15 (P.L. 37, 1236)

5. Дюран де Менде. Тройная опрокинутая перегородка

Гимн этот - «Слава в вышних» - не только гимн ангелов, но и людей, радующихся тому, что женщина, потерявшая свою драхму, уже зажгла свой светильник, чтобы найти ее, и тому, что пастух, оставивший свои девяносто девять овец, уже отправился на поиски единственной потерянной.

Ибо до рождения Христа было три стены вражды: первая - между Богом и человеком, вторая - между человеком и ангелом, третья - между человеком и человеком. Человек же непослушанием своим оскорбил Создателя, грехопадением - воспрепятствовал восстановлению ангелов; разнообразием своим обычаев - разошелся с самим собой: с одной стороны у иудея были свои предписания, у язычника - его идолопоклонство.

Но вот Мир Наш, явившись внезапно, образовал из трех разрозненных частей единое существо и разрушил разные перегородки. Он избавил человека от греха и примирил его с Богом; восстановил падшее и примирил человека с ангелом 1000; Он отменил разнообразие обычаев и тем самым примирил человека с человеком

И потому следует сказать вместе с Апостолом, что Он все небесное и земное соединит под главою Христом. Вот почему пело эти неисчислимое небесное воинство «Слава в вышних Богу», т.е. слава ангелам, которые никогда не грешили и не имели разлада с Богом; и «на земле мир, в человеках благоволение», т.е. мир среди иудеев и язычников «доброй воли», что до Рождества Христова пребывали в раздоре с Богом и с ангелами. Для того-то и приходит ангел, чтобы поговорить с пастухами и возрадоваться вместе с ними, ибо мир водворился между ангелами и людьми. И более, Бог родился человеком: мир водворился между человеком и Богом. Наконец родился Он в яслях для вола и осла, и мир водворился между человеком и человеком, ибо вол изображает народ иудейский, а осел - языческий.

Трактат о Богослужении, 1.4. с. II (ed. de 1672. р.109). СТ. с.33 (р.147-148) 1001

6. Кардинал дю Перрон. Спасение единством

Бог по неоценимой Своей благости и непостижимой Премудрости, соблаговолив взять на Себя попечение о том, чтобы подготовить и сопроводить нашу здешнюю жизнь к вечному блаженству, которое Ему угодно обещать и сберечь для нас, избрал для сего способ, наиболее соразмерный великолепию и достоинству Его природы. Будучи единым и началом всякого единства, т.е. будучи Сам единством, Он вместо того, чтобы вести нас к спасению различными и обособленными путями, обязал нас заключить воедино и средства и условия нашего спасения. «Он един, - говорит блаженный Августин (In psalm. 101). - Церковь же составляет единство, и ничто не соответствует Единому, кроме единства». Это значит, что Он не довольствовался тем, чтобы приобрести нас и обладать нами по отдельности как разрозненными и рассеянными подданными, но пожелал, чтобы тот же союз, в коем был заключен завет между Им и нами, тесно сплотил нас - одних с другими - в одну общину, чтобы образовать под властью имени Его своего рода духовное тело, по форме подобное государству или республике. «Иисус умрет за народ, - говорит евангелист Иоанн Богослов, - и не только за народ, но чтобы и рассеянных чад Божиих собрать воедино».

Replique a la Response du Serenissime Roy de la Grand Bretagne (Paris. 1620). Предисловие.

7. Фульгенции Руспийский. Чудо языков

Почему же знаком присутствия Духа Святого явилось то, что принявшие Его заговорили на разных языках? Ибо и сегодня нисходит Святой Дух, те же, однако, кто получает Его, не говорят на всех языках; явное это чудо, коим Дух засвидетельствовал Свое присутствие, не обновляется более.

Следует понять, возлюбленные братья, что именно Духом Святым любовь разливается в наших сердцах. Но коль скоро любовь должна собрать Церковь Божию со всей вселенной, то, что мог сделать один человек, принявший Духа Святого, ныне совершает само единство Церкви: сей человек говорил тогда на всех языках, и сегодня единство Церкви, собранной Духом Святым, говорит на всех языках. И потому, когда спрашивают одного из нас: «Ты получил Духа Святого, почему ж ты не говоришь на всех языках?», - он должен ответить: Конечно же, говорю я на всех языках. Ибо я пребываю в Теле Христовом, т.е. в Церкви, что говорит на всех языках. Разве в присутствии Духа Святого указал Бог на что-то иное, кроме Церкви Его, что однажды должна заговорить на всех языках? 1002...

Восславьте же день сей как члены единства Тела Христова. Ибо вы не восславите его тщетно, если и сами вы - то, что восславляете, если принадлежите совместно этой Церкви, которую Бог исполнил Духом Святым и признает Своей, видя, как она возрастает, наполняясь всеми людьми, признанными и ею... Именно вам, представляющим все народы, вам, т.е. Церкви Христовой, членам Христа, Телу Христову, Супруге Христовой сказал Апостол: «Снисходите друг ко другу любовью, стараясь сохранить единство духа в союзе мира». Отметьте же: там, где Он повелел нам снисходить друг к другу, упомянул Он и любовь; указав на упование единства, явил Он и союз мира. Таков Дом Божий, построенный из камней живых, который преисполнил всякой радостью Домовладыка его; и гибельность разделений да не оскорбит очей Его.

Проповедь 8 на Пятидесятницу, n.2 et 3 (P.L. 65, 743-744)

8. Пастырь Ерма. Камень от двенадцати гор

- Теперь, господин, - сказал я, - объясни мне значение тех гор, почему они различны и разнообразны по виду.

- Слушай, - говорит он, - эти двенадцать гор, которые ты видишь, означают двенадцать племен, которые населяют весь мир: среди них был проповедан Сын Божий через апостолов.

- Почему же, - говорю я, - они различны и неодинакового вида?

- Слушай: эти двенадцать племен, населяющие весь мир, суть двенадцать народов; и как различны, ты видел, горы, так различны мысль и внутреннее настроение этих народов. Я покажу тебе смысл каждого из них.

- Прежде всего, господин, - говорю я, - объясни мне вот что: когда эти горы так различны, то каким образом камни от них, будучи положены в здание башни, сделались одноцветными и так же блестящими, как и камни, взятые из глубины?

- Потому, - говорит, - что все народы под небом, услышавши проповедь, уверовали и нареклись одним именем Сына Божия; посему, принявши печать Его, все получили один дух и один разум, и стала у них одна вера и одна любовь, и вместе с именем Его они облеклись духовными силами дев. Потому-то здание башни сделалось одноцветным и сияющим, подобно солнцу.

Пастырь, Подобие 9, гл. 17

9. Святой Игнатий Антиохийский. Христианская молитва

Итак, поскольку в вышеупомянутых лицах я узрел все ваше общество в вере и любви, то убеждаю вас, старайтесь сделать все в единомыслии Божием, так как епископ председательствует на место Бога, пресвитеры занимают место собора апостолов, и диаконы, сладчайшим мне, вверено служение Иисуса Христа, Который был прежде век у Отца, и наконец явился видимо. Поэтому все, вступившие в сожительство с Богом, уважайте друг друга, и никто не взирай по плоти на своего ближнего, но всегда любите друг друга во Иисусе Христе. Да не будет между вами ничего, что могло бы разделить вас; но будьте в единении с епископом и председящими, в образ и учение нетления.

Посему, как Господь, без Отца, по Своему единению с Ним, ничего не делал ни Сам Собою, ни через апостолов, так и вы ничего не делайте без епископа и пресвитеров. Не думайте, чтобы вышло что-либо похвальное у вас, если будете делать это сами по себе; но в общем собрании да будет у вас одна молитва, одно прошение, один ум, одна надежда в любвей и в радости непорочной. Един Иисус Христос, и лучше Его нет ничего. Поэтому все вы составляйте из себя как бы один храм Божий, как бы один жертвенник, как бы одного Иисуса Христа, Который изшел от Единого Отца и в Едином пребывает, и к Нему Единому отошел.

Послание к Магнезийцам, гл. 6 и 7.

10. Ориген."Consonantiae disciplia"

Рабы твои сосчитали воинов, которые нам поручены, и не убыло ни одного из них» (Числ. 31, 49).

Здесь не говорится вообще о воинах, из коих ни один не пропал, но только о тех, кто был назван «summa bellatorum». Из них-то не убыло ни одного, между ними нет никакого раздора. Именно о них и было сказано: «У множества же уверовавших было одно сердце и одна душа, и никто ничего из имения своего не назвал своим, но все у них было общее». Вот «сумма воинов», из коей никого не убыло, и где нет ни единой распри. Захватив в боях множество золота и всяческих украшений, они все это богатство посвящают Богу, т.е. приносят Ему все свои мысли, все свои труды... Я думаю, что говорится здесь о тех, кто со всем тщанием соблюдает завет Господень: «Итак, если ты принесешь дар свой к жертвеннику и там вспомнишь, что брат твой имеет что-нибудь против тебя, оставь там дар твой пред жертвенником и пойди прежде примирись с братом твоим, и тогда приди и принеси дар твой», - дар воздаяния рук к Богу без гнева и раздора. Таковы те, кто говорит: «Мы сосчитали воинов, которые нам были поручены, и не было ни одного из них. И вот мы принесли приношение Господу».

И потому следует научиться нам науке гармонии (consonantae dasciplina). Как в музыке, если струны настроены гармонично, то инструмент издает пленительный звук модулированной мелодии, если же возникает какое-то разногласие в лире, то и звук, издаваемый ею, будет неприятен и сладость песнопения тотчас увянет, так и те, кто ведут битву за Бога: если среди них есть раздоры и распри, все, что они сделают, будет неугодно Богу и ничто не найдет благоволения в очах Его, даже если они одержат множество побед, даже если возьмут много добычи, даже если они принесут любые дары.

Слово 26 на Числа, n 2 (ed. Baehrens. p. 244-245)

11. Святой Максим Исповедник. Три закона

Существуют три общих закона: закон естественный, закон писаный и закон благодати. Каждый из них обладает своими особыми свойствами и следует собственным путем.

Закон естественный, в том случае, когда чувства не управляют разумом, непосредственно побуждают нас видеть во всех людях как бы родичей наших и приходить на помощь тем, кто терпит нужду; он внушает нам единодушное желание, чтобы счастье каждого заключалось в том, чтобы дать другому то, что он сам бы хотел получить. Этому и научил нас Господь: «Как вы хотите, чтобы люди поступали с вами, так и вы поступайте с ними». Подобное единодушие осуществляется в тех, чья природа подчинена разуму. Один и тот же образ жизни, один склад желаний и чувств приводит их к осознанию разумного единства человеческого естества: единства, в коем нет той разорванности природы, что вытекает ныне из эгоизма.

Что же касается писаного закона, то он начинается с подавления разнузданных импульсов безрассудных, внушая им страх перед наказанием. Он приучает дух к соблюдению неукоснительной правды и самой строгостью своей приходит на помощь закону естествен ному. Ибо под действием времени силы правды, в конце концов, врастают в природу, и любовь к добру мало-помалу преодолевает страх. Так вот человек приводится, наконец, к любви, которая есть полнота закона... Закон писаный или, скорее, полнота писаного закона есть, стало быть, не что иное как закон естественный, что открывает весь свой духовный смысл в социальной взаимопомощи и внутренней сообразности. Поэтому и написано: «возлюби ближнего своего как самого себя», а не только: «поступай с ближним своим, как поступаешь с самим собой», ибо это вторая формула касается существа ближнего, тогда как первая обращена к его духовному блаженству.

Но закон благодати безо всякого посредничества наставляет тех, кого он направляет к подражанию Самому Богу, возлюбившему нас, если можно так сказать, больше Самого Себя... «Нет больше той любви, говорит он нам, как если кто положит душу свою за друзей своих...»

Вкратце скажем, что закон природы есть не что иное как природный разум, подчиняющий чувства, чтобы отвергнуть безумие, по которому совершается разделение тех. кто едины по природе. Писаный закон также есть естественный разум, что, лишив безумие чувств, внушает духовное стремление к согласованности между членами, обладающими одной природой. Наконец закон благодати есть разум, превосходящий природу и неустрашимо преобразующий ее ради ее обожествления... 1003

64 вопрос к Фалласию (P.G. 90, 742-748)

12. Бодуэн Кентерберийский. Молитва о братском союзе

Сохрани меня, Господи, сохрани меня от тяжкого греха, коего я так страшусь: от ненависти к любви Твоей. Да не согрешу я против Духа Святого, Который есть любовь, Который есть союз, единство, мир и согласие; да не отделюсь я от единства Духа Твоего, от единства мира Твоего, совершив грех, что не будет отпущен ни в этой жизни, ни в будущей. Сохрани меня, Господи, среди братьев моих и ближних, дабы возвещать мир, от Тебя исходящий. Сохрани меня среди тех, кто сохраняет единство духа в союзе мира.

Братья возлюбленные, позаботимся же со всяким тщанием обо всем, что касается исповедания нашей общей жизни, сохраним единство духа в союзе мира, благодатью Господа нашего Иисуса Христа, любовию Бога и Отца и причастием Святого Духа. От любви Бога и Отца исходит единство духа; от благодати Господа нашего Иисуса Христа - союз мира; от причастия Святого Духа - то общение, что необходимо всем, кто живет сообща, дабы жизнь их была поистине общей.

...Единство это, что производит в нас любовь Божия, сохраняется в союзе мира благодатью Господа нашего Иисуса Христа, Он Сам есть Мир наш, связующий два народа в один, и при Рождестве Его пели ангелы: «Слава в вышних Богу и на земле мир, в человеках благоволение!», а перед тем, как взойти на небо, Он сказал Своим ученикам: «Мир оставляю вам, мир Мой даю вам».

Каков же этот мир, что дан нам Христом и в союзе которого сохраняется единство духа? Это взаимная любовь, которой мы любим друг друга, что не терпит ущерба, если мы едины в речах и не имеем расколов. Блаженный Петр увещевает нас: «Более же всего имейте усердную любовь друг к другу». Что же эта любовь, как не твоя и моя одновременно, когда я говорю о ней с тем, кого люблю?..

Таков и этот закон совместной жизни: единство Духа в любви Божией, союз мира во взаимной и постоянной любви всех братьев, соединение всех благ, и потому любой вид владения изымается из области святой религии. И дабы укрепились в нас эти склонности, и было у нас одно сердце и одна душа и все общее, «благодать Господа нашего Иисуса Христа и любовь Бога и Отца и причастие Святого Духа буди со всеми нами». Аминь.

Верую, Господи, в Духа Святого, во святую католическую Церковь, в общение святых. Здесь мое упование, здесь мое доверие, здесь вся моя надежность в исповедании веры моей: в благости Духа Святого, в единстве Католической Церкви, в общении святых.

И если мне дано, несмотря на мое недостоинство, Господи, любить Тебя и любить моего ближнего, то сколь же возрастает и мое упование. Ибо я уповаю на то, что в общении любви помогут мне заслуги святых, что они восполнят мои немощи и несовершенства. Слово пророческое утешает меня: «Я видел предел всякого совершенства, но заповедь Твоя безмерно обширна». О любовь, неохватная любовь, сколь велико место обитания твоего, сколь безмерны твои владения!

Дабы не замкнуться нам в себе самих, не будем замыкаться и в границах какой-нибудь одной правды. Любовь простирает наше упование вплоть до общения святых, до причастия воздаяний, но она простирается в будущее, к той славе, что откроется в нас.

Ибо есть три вида причастия: причастие природе, к которому добавляется причастность заблуждению и гневу, причастность благодати и наконец причастность славе; причастностью благодати начинает восстанавливаться причастность природе, откуда исключается причастность заблуждению, но в силу причастности славе причастность природе восстанавливается, достигая совершенства, и причастность гневу исключается полностью, когда Бог отрет всякую слезу с очей своих. И тогда у всех святых будет одно сердце и одна душа, и у всех у них будет общее и Бог будет все во всем. И дабы мы достигли этой причастности, дабы мы собрались воедино, «благодать Господа нашего Иисуса Христа, и любовь Бога и Отца и причастие Святого Духа буди со всеми нами. Аминь».

Трактат о монашеской жизни (P.L. 204, 544-556 et 562)

13. Клодиан Мамерт. Соприсутствие в Боге

Постигнув ныне со всей очевидностью, сколь отдаленным и низшим является телесное видение, ты не даешь сомнениям потревожить тебя, и если, по словам твоим, ты думаешь о твоем отсутствующем друге, то считаешь его отсутствующим, ибо не видишь его в телесном его облике. Однако если он дорог тебе той своей частью, благодаря которой вы суть люди и любите друг друга взаимной любовью, то тогда он для тебя столь же близок, как близок ты сам для себя 1004.

И вправду, все то, чем являешься ты, по сути, есть и он. Однако разум - это зрение души. Если же силою своего разума ты видишь себя, то видишь и его, т.е. никого иного как самого себя; ибо если бы он присутствовал там телесно, то дал бы тебе знать о себе обозначениями своего тела. И если, прочитав эти обозначения, ты убедишься, что в действительности перед тобою враг, тогда, разумеется, под действием антипатии душа твоя некоторым образом отпрянет от него, и тогда, пребывая телами в одном месте, как бы в одном материальном моменте, вы отдалитесь друг от друга в силу враждебности воль.

Если так, то не думаю я, чтобы расстояние разъединяло сердца, которые, как мы увидим, могут быть разделены, когда тела находятся в одном месте. Но зато препятствие, которое могут чинить тела соприкосновению душ, незначительно, ибо в телах ищут образ Божий, и не их ищут. Ибо было бы делом жалким и противным истине искать образ Божий, разумея истинного человека в теле его, а не в нем самом. Человека истинного ищут и признают в нем самом, если ищут его в образе Божием. Потому что образ Божий есть всякая разумная душа. И потому тот, кто ищет образ Божий в нем самом, ищет самого себя, равно как и ближнего своего, и тот, кто ища его, находит его в себе, обретает его также и во всяком человеке. Но ты вполне прав, утверждая, что друг твой отсутствует для тебя, ибо в нем ты любишь тело, и ты не можешь любить ничего иного, кроме тела в том, кого ты считаешь лишь телом.

Возлюби Бога твоего и в Боге полюби твоего друга, носящего образ Бога твоего. И пусть он также, любя Бога, полюбит в Боге и тебя. Если ты и он станете искать то, что едино, если обратитесь к единому, то всегда будете один подле другого, ибо утвердитесь в едином. Но для меня равно удивительно, чтобы тела, оказавшись вместе, утратили бы свою разделенность, или чтобы души, собранные в едином, не слились ли бы друг с другом.

De statu animae, L. 1, с. 27: Quod anima саго suo absente etiam corpore spiritu praesens poterit esse» (ed. A. Engelbrecht, p. 97-99)

14. Святой Петр Дамиани. Единство Тела Христова

Даже при служении мессы, сказав: «Memento, Domine, famulorum famularumque tuarum», - священник добавляет затем: «pro quibus tibi offerimus, vel qui tibi offerunt hoc sacrificium laudis» («Помяни, Господи, рабов и рабынь Твоих, за которых мы приносим или которые тебе приносят эту жертву хваления»). Слова эти ясно указывают, что жертва хваления приносится всеми верными, мужчинами и женщина ми, хотя и кажется, что жертва приносится только одним священником, ибо то, что совершает он руками, собрание верных совершает В духе. Именно это провозглашается словом: «Hanc igitur oblationem servitutis nostrae, sed et cunctae familiae tuae, quaesumus, Domine, ut placatus accipias» («Просим, Господи, чтобы Ты соблаговолил принять приношение служения нашего и всего дома Твоего»). И со всею ясностью обнаруживается то, что жертва, полагаемая на алтаре священником, приносится всем семейством Божиим в целом.

Это единство Церкви облекается Апостолом в ясные понятия, когда он говорит: «Один хлеб, и мы многие одно тело». Столь велико единство Церкви во Христе, что во всем мире есть лишь один хлеб Тела Христова и одна чаша - Крови Его 1005. Подобно тому, как есть одна божественная природа Слова Божия, наполняющего весь мир, хотя бы и Тело это освящалось в разные дни и во многих местах, так нет и многих тел, но одно-единственное Тело Христово. И подобно тому, как этот хлеб и это вино прелагаются в Тело и Кровь Христовы, так и те, кто достойно принимают это таинство в Церкви, становятся, несомненно, единым Телом Христовым. Он Сам засвидетельствовал о том, говоря: «Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь пребывает во Мне, и Я в нем».

Если же мы суть все единое Тело Христово, хотя и по внешней видимости как будто отстоим в стороне от него, то, мы не можем быть разделены друг с другом, ибо пребываем в Нем. И я не вижу, что может служить препятствием для каждого следовать общему обычаю Церкви, поскольку, благодаря этому таинству единства, мы никогда не бываем разлучены с нею. И вправду, когда во внешнем моем одиночестве я произношу слова, общие для всей Церкви, то тем самым я свидетельствую, что поистине она присутствует во мне духов но. Однако же если я поистине член ее, то ничто не препятствует тому, чтобы я нес служение за всех.

На «Dominus vobiscum», гл. 8 (P.L. 145, 237-238)

15. Гийом де Сен-Тьерри. О тройном Теле Господнем

...Всякий раз, когда благоразумный читатель найдет в книгах нечто, касающееся плоти или тела Господа Иисуса, то да обратится он к тому тройному определению Тела Его и Плоти Его, которое я не мог найти ни в собственных измышлениях, ни представить в моем сознании, но которое я извлек из речений Отцов...

Особо надлежит нам представлять себе эту плоть и это тело, что висит на древе и приносится в жертву на алтаре; особо - плоть Его и тело Его, которые есть Жизнь, пребывающая в том, кто ест его; и, наконец, особо - плоть Его или Тело Его, которое есть Церковь, ибо Церковь также называется плотью Христовой 1006...

Мы вовсе не хотим представить Христа имеющим как бы три Тела, подобно басне о пресловутом Герионе 1007, ибо Апостол говорит, что Тело Христово одно. Однако различие это утверждается разумом и чувством на том пути, на котором вера созерцает его. Что до самой реальности, то она облекается в незамутненную истину своей простоты. И по сути эта троица Тела Господня не должна быть понята иначе как само Тело Господа, взятое то в Его сути, то в Его единстве, то в Его действии. Ибо Тело Христа, коль скоро принадлежит Ему, всем предается в пищу вечной жизни, и те, кто принимает с верой, должны жить в единстве с ним; и благодаря любви и причастности Его природе должны быть едины с Ним, Главою Тела Церкви 1008.

О таинстве алтаря, гл. 12 (P.L. 180, 361-362)

16. Феодор Мопсуестийский. Священник призывает Духа Святого

...Затем священник просит о том, чтобы благодать Духа Святого снизошла на всех здесь собравшихся, дабы соединенные в одно тело символом возрождения, были бы заключены теперь в одно тело причастием Телу Господа нашего, дабы собрались они в единство, связанные взаимными узами, единодушием, миром, ревностным служением. Да убоимся мы, что, взирая на Господа всем духом нашим, мы примем во осуждение причастие Духа Святого, будучи разделены в мыслях, склонны к спорам и ссорам, к ревности и зависти, равнодушные к добрым нравам. Но чтобы оказаться нам достойными воспринять Его, пусть око души нашей обращается к Богу в единодушии, мире, ревности о благе и духе совершенном. И да будем мы столь едины для причастия Святым Тайнам, чтобы через них соединиться с Главой, Господом нашим Христом, ибо по вере нашей мы суть члены Его и благодаря Ему становимся причастниками Божеского естества.

Шестое литургическое слово (по переводу с латинского, с сирийского) de A. d. Rucker. Opuscula et Textus, series liturgica, f.2 (Monasterii, 1933), p.33

17. Фульгенций Руспийский. Единство в троице

Для того, чтобы испрашивать о духовном созидании Тела Христова, что возникает в любви, нет момента благоприятнее того, когда само Тело Христово, которое есть Церковь, подается нам в таинстве хлеба и чаши.

Чаша благословления, которую благословляем, не есть ли приобщение Крови Христовой? Хлеб, который преломляем, не есть ли приобщение Тела Христова? Один хлеб и мы многие одно тело; ибо все причащаемся от одного хлеба». Потому и молимся мы, дабы той же благодатью, силою которой Церковь стала Телом Христовым, все члены его укреплялись в единстве этого Тела спаянностью любви.

И потому с полным правом испрашиваем мы, чтобы все это совершилось даром того Духа, Который есть единственный Дух Отца и Сына, ибо единство святой природы, равенство и любовь Троицы, которая есть один-единственный истинный Бог, освящает тех, кого Он усыновляет, облекая их единодушием. В неповторимом существе Троицы единство лежит в основе, равенство в родстве, и союз единства и равенства в любви. Никакого разделения этого единства, никакого разнообразия в этом равенстве, никакого неприятия в этой любви. Ни малейшего разногласия, ибо равенство дорого и едино, единство равно и дорого, и любовь едина и равна, и все они естественны и неизменны.

Именно причастием Духа Святого, если можно так сказать, раскрывается единственная любовь Отца и Сына... «Любовь Божия излилась в сердца наши Духом Святым, данным нам». И единственный Дух Отца и Сына производит в тех, кому он дарует благодать божественного усыновления, то, что соделал он в тех, о ком рассказывает книга Деяний: «У множества же уверовавших было одно сердце и одна душа». Одно сердце и одна душа - вот что сотворил из этой толпы Тот, Кто есть единственный Дух Отца и Сына, и Кто со Отцом и Сыном есть единственный Бог. Так Апостол говорит о том, что это духовное единство должно заботливо сберегаться в союзе мира: «Итак, я, узник во Господе, умоляю вас поступать достойно звания, в которое вы призваны, со всяким смиренномудрием и кротостью и долготерпением, снисходя друг к другу с любовью, стараясь сохранить единство духа в союзе мира. Одно тело и один Дух». Духа сего теряют те, кто, удаляясь от других, в своей испорченности и гордыне, порывают с единством тела Церкви. На это указывает и апостол Иуда, говоря: «Эти люди, отделяющие себя (от единства веры), душевные, не имеющие духа». Также и Павел говорит: «Душевный человек не принимает того, что от Духа Божия». Такие люди суть добыча разделений, ибо они не имеют Духа, в котором только члены Христовы сохраняют благословенное единство.

Богу благоприятны только жертвы Церкви, жертвы, которые приносит Ему духовное единство. Ибо истина веры не находит никакого расщепления внутри Троицы, и союз мира сохраняет в любви братское согласие 1009.

Мониме, 1, 2, с.11 (P.L. 65, 190-191)

18. Фульгенций Руспийский. Жертва и призыв Духа

Познай же то, в чем заключается приношение жертвы, и ты поймешь, зачем нужна молитва о сошествии Духа Святого.

...Жертва предлагается, по учению апостола Павла, дабы возвещалась смерть Господня и ожило воспоминание о Том, Кто отдал жизнь Свою за нас. Христос умер за нас силою любви Своей, и когда, принося жертву, мы вспоминаем о Его смерти, то испрашиваем о том, чтобы сошествием Духа Святого была нам ниспослана любовь. Мы испрашиваем в наших молитвах, чтобы тою же любовью, подвигнувшей Христа распяться за нас, и мы, воспринявшие Духа Святого, могли бы быть распяты для мира в подражание смерти Господа нашего, дабы взойти нам к обновленной жизни... Бывает так, что все верные, любящие Бога и ближнего своего, даже если и не пьют чашу страданий телесных, пьют чашу любви Господней... Ибо чаша Господня пьется тогда, когда сохраняется святая любовь. Без любви же и предание огню собственного тела ничего не стоит. Однако даром любви поистине надлежит нам быть тем, что мистически мы приносим в жертву. Именно это объясняет нам Апостол, когда, сказав: «Один хлеб и мы многие одно тело», - он добавляет: «ибо мы причащаемся от одного хлеба».

Чтобы просить о том при принесении жертвы, дан нам спасительный пример Господа нашего. Ибо пожелал Он, чтобы мы просили, вспоминая о смерти Его, то же, что и Он, Истинный Первосвященник, испрашивал для нас в час Свой смертный, говоря: «Отче святый, соблюди их во имя Твое, тех, которых Ты Мне дал, чтобы они были едино, как и Мы»; и немного позднее добавляет: «Не о них же только молю, но и о верующих в Меня по слову их, да будут все едино: как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино... Я в них, и Ты во Мне; да будут совершенно воедино». Когда мы предлагаем Тело и Кровь Христовы, мы испрашиваем то, что Он испросил для нас, когда он Сам предал Себя за нас. Перечти Евангелие, и ты увидишь, что Искупитель наш, как только закончил Свою молитву, вошел в сад, где схватили Его руки иудеев... Так со всею ясностью показал Он нам, что все, о чем следует нам просить в особенности в момент принесения жертвы - это о том, что Он, Верховный Первосвященник, пожелал испросить в час совершения жертвы собственной. Однако то, что мы испрашиваем - единство наше в Отце и Сыне, - мы воспринимаем в силу единства духовной благодати, которую заповедал нам хранить блаженный Апостол: «Снисходите друг ко другу любовью, стараясь сохранить единство духа в союзе мира». И потому мы просим о том, чтобы сошел Дух Святой не в беспредельности Своей божественной природы, но в даре личной любви...

Дух Святой нисходит на зов верных, когда Он благоволит даровать или увеличить дар любви и единодушия. Именно в этой роли мы знаем Его, здесь Он собственно и есть Дух Святой... И потому святая Церковь во время приношения жертвы Тела и Крови Христа молит Его о ниспослании Духа Святого, испрашивает и о даре любви, что позволил бы ей сохранить духовное единство в союзе мира. Потому написано: «сильна как смерть любовь», и для умерщвления ее земных членов она умоляет о ниспослании этой любви, благодаря которой она вспоминает, что Искупитель ее умер за нее. Дух Святой освящает жертву католической Церкви, и потому народ христианский остается в вере и любви, поскольку каждый верный, благодаря дару Духа Святого, вкушает и пьет достойно Тело и Кровь Господни, ибо придерживается правой веры в Бога своего и поступками своими не нарушает единства церковного тела.

Против Фабиана, фрагмент 8 (P.L. 65, 789-791) 1010

19. Блаженный Августин. Церковь единственная, град Божий

По исповеданию веры нашей к Троице должна быть присоединена Церковь, как обитателю его дом, к Богу Его храм, к основателю его город. Здесь следует разуметь всю Церковь, не только ту лишь часть ее, что странницей идет по земле от востока Солнца и даже до Запада с новою песней на устах после древнего плена, но и ту, что всегда со дня Творения пребывает на небесах, соединенная с Богом и не испытавшая зла падения. Эта блаженная часть непременно пребывает среди святых ангелов и оказывает щедрую помощь своей странствующей части, ибо из той и другой слагается Град единственный, и обе они, обрученные любовью, соединены общей участью в вечности для поклонения одному Богу 1011.

Enchiridion, c.57 (P.L. 40, 258-259)

20. Святой Иларий. "Природное" единство христиан

Вера создает единство среди тех, у кого есть лишь одно сердце и одна душа: одна вера, по Апостолу, как один Господь, одно крещение и упование. Если же благодаря вере, т.е. благодаря природе одной веры, все делаются едины, то как не назвать природным это единство среди тех, кто един благодаря природе единой веры? Все мы рождены вторично для целомудрия, бессмертия, познания Бога, для веры и упования. И если это вещи не могут быть различны сами по себе, есть одно упование, один Бог, один Господь, как одно крещение и возрождение к новой жизни - если же эти вещи едины скорее по согласию, чем по природе, то те, кто возрождаются в них, наделяются и простым единством воли. Но если они рождены вторично для единой жизни и единого бессмертия, благодаря ему они обретают единое сердце и единую душу, то мы не говорим уже о единстве, рождающемся из согласия в тех, кто един в новом рождении в одной и той же природе.

Мы не отстаиваем здесь мнения личного и не выдумываем обманчивого учения, извращая смысл слов, дабы ввести в соблазн наших слушателей: ...Ибо и Апостол учит нас, что это единство верующих проистекает из природы таинств, когда он пишет Галатам: «Все вы, во Христа крестившиеся, во Христа облеклись. Нет уже Иудея, ни язычника; нет ни раба, ни свободного; нет мужеского пола, ни женского, ибо все вы одно во Христе Иисусе». То, что при таком разнообразии народов, уделов и полов все сливаются в одно, не проистекает ли из согласия воли или единства таинства, от того, что они приняли одно крещение и облеклись в одного Христа? Что же прибавит здесь согласие умов, коль скоро они едины уже тем, что облеклись во Христа, Бога единственного, природу единственного крещения?

Господь молит Отца Своего о том, чтобы все верующие в Него были бы едины, и как Сам Он в Отце, и Отец в Нем. Как можешь ты говорить о «беспристрастности» единства души и сердца по добровольному согласию? Если бы от их воли зависело образовать единство верующих, то Господь, богатый многими словами, мог сказать об этом прямо, и молился бы так: «Отче, как Мы хотим одного, так и они пусть хотят одного, и да будет все едино в этом согласии». Или не ведал Он смысла слов, Он, Кто есть Слово? Он, Кто есть Истина, не умел сказать правды? Он провозгласил во всем их совершенстве истинные и подлинные тайны веры евангельской... Он указал на исток и образец единства для всех учеников Своих, Он молился о том, чтобы как Отец в Сыне и Сын в Отце, точно так же и ученики Его были бы все едины во Отце и Сыне...

Не оставив никакой неясности в умах учеников Своих, Господь добавил: «Да будут все едино: как Ты, Отче, во Мне, и я в Тебе, так и они да будут в нас едино». Ныне спрашиваю я тех, кто говорит нам о единстве воли между Отцом и Сыном, пребывает ли Христос в нас ныне по истине Его природы или по согласию Его воли? Если Слово поистине стало плотью, и если поистине мы вкушаем Слово-плоть на трапезе Господней, то как уверуем мы, что «природно» остается в нас Тот, Кто, родившись человеком, воспринял природу нашей плоти, дабы не отделяться от нее впредь, и соединил природу Своей плоти с природой вечности в тайне плоти Его, которую Он нам сообщает? И мы все едины, потому что Отец во Христе и Христос в нас... И с того времени, когда мы нераздельно соединены в самой плоти Сына Божия, нам следует провозглашать тайну истинного и природного единства.

...Мы не отрицаем, разумеется, единодушия между Отцом и Сыном: еретики в заблуждении своем имеют склонность приписывать нам, что, отвергая простое единство согласия, мы будто бы утверждаем, что они находятся в раздоре. Пусть поймут они хорошенько, что мы не отрицаем единодушия. Отец и Сын едины по природе, по достоинству, по власти, и одна и та же природа не может испытывать противоречивые желания 1012...

О Троице, 1.8 (P.L. 10, 241-250)

21. Святой Григорий Нисский. Чистая голубица

Когда совершенная любовь превозможет страх, и страх преобразится в любовь, тогда и все то, что будет спасено, образует совокупно возрастающее единство, пронизанное влечением к единственному Благу; и все окажутся, один в другом, в чистой Голубице. Так мы и понимаем эти слова: «Но единственная - она, голубица моя, чистая моя», и это говорит нам также и сам голос Господень в Евангелии, когда Он возвещает Своим ученикам... что они «будут все едино», соединившись с одним, единственным Благом так, что как бы окруженные единым Духом Святым в союзе мира, все станут одним Телом и единственным Духом.

Но лучше прямо привести эти слова Евангелия Божия: «Да будут все едино: Как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе». Единство это крепится славой. Однако то, что эта слава есть Дух Святой, не станет отрицать ни одно разумное существо, если поразмыслит над словами Господа: «И славу, которую Ты дал Мне, Я дал им». Ибо поистине Он передал им ту же славу, сказав: «Примите Духа Святого». И она есть чистая Голубица, которая взирает на Супруга, говорящего: «Единственная - она, голубица моя, чистая моя» 1013.

Слово 15 на Песнь Песней (P.O. 44, 1116-1117) 1014

22. Евсевий Кесарийиский. Священническая молитва

Такова эта великая и великолепная молитва, с коей Господь ходатайствует за нас перед Отцом Своим: чтобы мы были с Ним там. где будет и Он. и созерцали славу Его, и Он любил бы нас, как Отец любит Его, и Он даст нам ту же славу, которую Сам получил от Отца, сделает всех нас едиными, чтобы отныне мы не оставались бы множеством, но все были бы едины, соединенные с Богом и причастные славе Царства, не потому, конечно, что мы образуемы как бы смесь внутри одной субстанции, но потому, что совершенствуемся в добродетели, достигшей высоты своей... Итак, став совершенны ми во всякой добродетели, мы войдем едиными в незакатный свет Бога-Отца; став сами светом силою нашего союза с Ним, мы сделаемся сынами Божиими причастием единственному Сыну, чье сияние и слава сообщены нам.

...«Я и Отец - одно», говорит Он: и молился о том, чтобы и мы по примеру Его соучаствовали бы в этом единстве... «И славу, которую Ты дал Мне, Я дал им, да будут едино, как Мы едино...» Как Отец и Сын едины в причастии славе, то и Сын, открывая доступ к этой славе Своим ученикам, делает их соучастниками этого единства.

О богословии Церкви, 1.3. с. IX el 19 (P.O. 24 . 1042-1043»

23. Ориген. В ожидании нового вина

...Если мы поняли, каков хмель святых и почему он обещан им для радости, то посмотрим теперь, почему Спаситель наш не будет пить вина до того дня, когда будет пить новое вино со святыми в Царствии Божием.

Ныне, когда Спаситель мой отягощен моими грехами, Он не может радоваться, пока я остаюсь в беззаконии. Отчего же не может? Потому что Сам Он - «ходатай за грехи наши перед Отцом», как говорит Иоанн Богослов, любимый ученик Его, - ибо «если бы кто согрешил, то мы имеем ходатая перед Отцом, Иисуса Христа, праведника. Он есть умилостивление за грехи наши». Как же может пить вино радости Тот, Кто ходатайствует за мои грехи, когда я огорчаю Его, продолжая грешить? Как же может пребывать в радости Тот, Кто приближается к алтарю, ходатайствуя за меня, грешника, коль скоро сердце Его без конца наполняется грустью о грехах моих? «Буду пить с вами новое вино, - сказал Он, - в Царстве Отца Моего». Но поскольку не споспешествуем мы тому, чтобы войти в Царство Божие, то и не может пить вина сего в одиночку Тот, Кто обещал пить его вместе с нами. И потому столько же пребывает Он в горести, сколько мы в заблуждении. Если уже Апостол Его «оплакивает многих, которые согрешили прежде и не покаялись» в своих преступлениях, то что сказать о Нем Самом, Кого зовут Сыном любви, Кто истребил Себя ради любви к нам, Кто, будучи равен Богу, не искал собственной выгоды, но нашего блага и ради него как бы отрешился от Самого Себя? В поисках нашего блага, не разыскивает ли Он теперь нас, не печется ли больше о наших нуждах, не страждет ли больше от наших заблуждений? Не больше ли оплакивает Он потерю нас, как оплакал Иерусалим: «Сколько раз хотел Я собрать детей твоих, как птица собирает птенцов своих под крылья, и вы не захотели!» 1015. Принявший на Себя наши раны и пострадавший ради нас как врач душ и телес наших, пренебрежет ли нами теперь, видя гниение язв наших? «Ибо смердят, гноятся раны мои, - говорит псалмопевец, - от безумия моего». И потому за всех нас предстает Он ныне пред ликом Господним, за нас ходатайствуя; Он полагает Себя на алтарь, принося Богу умилостивление за нас; вот почему, зная, что Он взойдет на этот алтарь, Он сказал: «отныне не буду пить от плода сего виноградного до того дня, когда буду пить с вами но вое вино в Царстве Отца Моего». Он ожидает поэтому, что мы пойдем по Его следам, чтобы возрадоваться с нами и «пить с нами новое вино в Царстве Отца Его». Ныне Господь еще более жалостливый и милосердный, чем Апостол Его, «радуется с радующимися и плачет с плачущими». И тем более плачет Он над теми, кто некогда согрешил и не покаялся. Ибо не подобает думать, что если Павел печалится о грешниках и проливает слезы о тех, кто творит зло, то Господь Мой Иисус удержится от плача, когда окажется перед Отцом Своим. Тот, Кто приходит к алтарю, не пьет вина радости: это означает, что Он вкушает еще горечь грехов наших. И не хочет Он пить один вино в Царстве, ибо ждет нас, чтобы пить его - уже с нами. И пренебрегая своей жизнью, мы тем самым откладываем и радость Его 1016.

Он ожидает нас, чтобы пить «плод сей виноградный». О каком же виноградники идет речь? О том, который служит изображением Его Самого. - «Я есмь лоза, а вы ветви». Отсюда и слово Его: «Ибо Плоть Моя истинно есть пища, и Кровь Моя истинно есть питие». Ибо поистине Он омыл одежду Свою в крови лозы виноградной. Так чего же ожидает Он? Радости. Сколько же будет Он ждать? До свершения дела Его. Когда же дело это будет завершено? Когда меня, последнего и худшего из грешников, доведет Он до совершенства, ибо пока я не совершенен, дело Его не закончено. Наконец, пока я не покорен Отцу, нельзя сказать, что и Он Сам покорен. Это не означает, что в Нем недостает покорности Отцу, но из-за меня, в коем Он еще не совершил Своего дела, Он оказывается непокорным. Мы читаем, что «вы - тело Христово, а порознь - члены». Что же означает это «порознь»? Я, например, подчинен сейчас Богу в духе, т.е. словах и воле, но коль скоро во мне плоть восстает против духа и дух против плоти, а я не могу подчинить плоть духу, я, несомненно, покорен Богу, но не полностью, а лишь «порознь». Но если мне удастся принудить мою плоть и все члены мои к «согласованию» с духом, тогда я окажусь покорным вполне. Если ты понял, что такое быть покорным порознь и всем своим существом, вернись теперь к тому, что мы говорили о покорности Господа, и посмотри, почему говорится, что все мы - Его тело и Его члены, хотя и есть среди нас такие, кто не пребывают в совершенном послушании, и потому Он сам не пребывает в нем. Но когда завершит Он дело Свое и приведет к высшему совершенству все Свое творение, тогда и Сам Он покорится в тех, кого Он покорил Отцу, и завершит дело, которое препоручил Ему Отец, дабы Бог был всячески во всем 1017.

К чему эти слова? К тому, чтобы вразумить нас, отчего Он пьет вино и отчего не пьет. Он пил его до того, как войти в дарохранительницу, до того, как взойти на алтарь, но ныне не пьет его, ибо пребывает в алтаре, где оплакивает наши грехи. И он вновь станет пить его позднее, когда все покорится Ему, и все будут спасены, когда последний враг истребится - смерть, и жертвы за грех станут не нужны. Тогда настанет время радости и веселья, и разъятые кости соединятся, и тогда «скорбь и печаль и горе исчезнут» 1018.

* * *

Но не забудем о точности: ведь не только об Аароне сказано, что не пьет вина, но также и о детях его, когда они входят в святилище. Ибо и Апостолы, как и все прочие, еще не получили своей радости: они ждут, когда я приду разделить ее с ними. Да и сами святые, что покидают нас, не получают тотчас полной награды за свои заслуги; они также ожидают нас, хотя мы и запаздываем, хотя мы и едва тащимся. Ибо и они не владеют совершенной радостью, будучи отягощены нашими заблуждениями и оплакивая наши прегрешения Может быть, ты не веришь мне; кто я, в конце концов, чтобы утверждать своею властью столь возвышенное учение? Но я привожу свидетеля, в коем ты не можешь сомневаться, ибо он есть учитель народов в вере и истине, апостол Павел. Он сам в Послании к Евреям, перечислив всех блаженных Отцов, оправданных верою, добавляет: «и все сии, свидетельствованные в вере, не получили обещанного; потому что Бог предусмотрел о нас нечто лучшее, дабы они не без нас достигли совершенства». И потому ты видишь, почему Авраам все еще ждет нас, чтобы воспринять совершенное, Исаак также ждет и Иаков, и все пророки нас ждут, дабы войти с нами в окончательное блаженство. Вот почему тайна сия сохраняется до последнего дня, и суд отсрочен до того времени. Ибо есть одно тело, ожидающее оправдания, одно тело, о котором говорится, что оно воскреснет в день суда: «Но теперь членов много, а тело одно. Не может глаз сказать руке: «Ты мне не надобна». Но если глаз здоров и не имеет помех для зрения с того момента, как лишится прочих членов, какая будет у него радость? Или каким может быть его совершенство, если у него нет рук для служения, если ему недостает ног или еще чего-нибудь? Ибо если некая слава первенства принадлежит глазу, то она состоит, прежде всего, в том, что глаз - путеводитель тела, принимающий служение от других членов 1019. И мне кажется, этому учит нас пророк Иезекииль в том его видении, когда он говорит, что кости должны приложиться к костям; суставы к суставам, и что нервы, сосуды, кожа и всякая ткань должны вернуться на свое место 1020. Посмотри теперь на то, что он говорит далее. Эти кости, - говорит он, - он не говорит, что это все люди, но говорит «эти кости» - суть дом Израилев. Ты получишь радость, когда оставишь эту жизнь, если ты был святым. Но тогда только радость твоя будет полна, когда ни одного из членов не будет недоставать твоему телу. Ибо и ты будешь ждать других, как ожидали тебя самого.

Что до тебя, кто - лишь частица, то радость не будет полной, пока не будет хватать других частиц, и сколь более по праву полагает Господь и Спаситель наш, Глава и Создатель всего этого тела, что радость Его еще не совершенна, пока недостает каких-то членов Его телу 1021. И, может быть, оттого и обращается Он с молитвой к Отцу Своему: «И ныне прославь Меня, Ты, Отче, у Тебя Самого славою, которую Я имел у Тебя прежде бытия мира». Значит, не хочет Он без тебя получать совершенной славы, без тебя, т.е. без Своего народа, который есть Тело Его и члены Его. Ибо Он хочет в этом теле Своей Церкви и в этих членах Своего народа обитать подобно душе, дабы управлять всеми их движениями и поступками, чтобы исполнилось в нас слово Пророка: «И буду ходить среди вас и буду вашим Богом, а вы будете Моим народом». Ныне пока мы еще далеки от совершенства, пока мы пребываем в грехах, Он пребывает в нас лишь частично, и вот почему мы отчасти знаем, отчасти пророчествуем, чтобы через то или иное из наших достоинств достичь той меры, о которой говорит Апостол: «Уже не я живу, а живет во мне Христос». И потому лишь частично, как говорит Апостол, мы ныне суть Его члены, частично мы суть кости Его. Но когда кости соединятся с костями и суставы с суставами, как мы говорили выше, тогда и Сам Он произнесет о нас: «Все кости мои скажут: Господи, кто подобен Тебе?» Ибо все эти кости говорят; они поют гимн и благодарят Бога, вспоминая о Его благодеянии: «Господи, кто подобен Тебе? Избавляющемy слабого от сильного». И об этих костях, что были еще рассеяны, пока не пришёл Тот, Кто должен будет собрать и соединить их, говорит и это пророчество: «Кости наши были рассеяны по берегу ада». И поскольку они были рассеяны, то другой пророк говорит: «И стали сближаться кости, кость с костью своею. И видел я, и вот, жилы были на них, и плоть выросла и кожа покрыла их сверху». Когда это совершится, тогда «все эти кости скажут: Господи, кто подобен Тебе, избавляющему слабого от сильного?» Ибо каждая из этих костей была слаба и сражена рукою сильнейшего. Ибо не было сустава любви, не было нервов терпения, духа жизни и крепости веры. Но как только пришел Тот, Кто должен собрать рассеянные члены и соединить расчлененное, приложив кость к кости и сустав к суставу, то принялся за построение святого тела Церкви 1022.

Может быть, сказанное представляет отступление от темы, но необходимо было объяснить это, чтобы увидеть яснее, почему мой Первосвященник входит в святая святых, и почему Он не пьет там вина, пока не исполнит своего священнического служения. После этого, однако, он вновь пьет вино, но вино новое, новое вино на новом небе и новой земле, в Новом человеке с новыми людьми, поющими новую песнь. Теперь ты видишь, что невозможно, чтобы новая чаша от нового виноградники принималась бы тем, кто еще облачен в ветхого человека со всеми его делами. Ибо никто, как говорят, не вливает нового вина в ветхие мехи. Если же и ты хочешь пить это новое вино, обнови себя и скажи: «Если внешний наш человек и тлеет, то внутренний со дня на день обновляется».

Слово 7 на «Левит», п.2 (ed. Baehrens, p.374-380)

24. Святой Григорий Нисский. Когда Сын покорится

Когда подобно первым из людей, мы будем освобождены от зла, то и вся целокупность природы, смешавшись со своими первенцами и став одним неразрывным телом, откроется лишь владычеству одного блага; и все тело природы нашей, сообразовавшись в гармонии с нетленной природой Божией, войдет через нас в это послушание, называемое покорностью Сына, той покорностью, что покоряет тело Его Тому, Кто дарует нам благодать... Принимая нас, Он де лает нас едиными в Себе как членов тела Своего, дабы все мы ста ли одним телом. Тот, Кто соединяет нас с Ним, и Сам соединяется с нами, делаясь с нами во всем единым, так что все наше становится и Его. Однако высшее наше благо станет послушанием Богу с того времени, когда всякая тварь соединится в гармонии с Ним. Христос, стало быть, с Собою связует то послушание, которое все тело Его предаст Отцу.

Пусть никому не покажется объяснение это странным. Не имеем ли и мы обычая передавать языком нашим нашей душе то, что делает наше тело?..

Соединяя людей Собою, Он соединяет их с Отцом по слову Своему: «как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино». И все последующее согласуется с этим словом: «И славу, которую Ты дал Мне, Я дал им»; под славою же Своею разумеет Он, думаю, Духа Святого, Коего в дыхании Своем Он передал ученикам. Ибо те, кто разделены между собою, могут объединиться лишь единством Духа, но «если же кто Духа Христова не имеет, тот и не Его». Дух же есть слава, о которой Иисус говорит Отцу: «И ныне прославь Меня, Ты, Отче, у Тебя Самого славою, которую Я имел у Тебя прежде бытия мира». До начала времени не было ничего, кроме Отца, Сына и Духа, и потому слава эта есть Дух. Потому и говорит Он: «И славу, которую Ты дал Мне, Я дал им», чтобы благодаря ей - благодаря Духу - они были едины со Мною, а во Мне и с Тобой 1023.

Трактат на слова: «Тогда и Сам Сын покорится»

(P.G. 44. 1? 16-1321)

25.Юлиания Норвическая. Духовная жажда Иисуса

...Духовная жажда Христа будет утолена. Это означает, что упрочится ревностное желание любви, что продлится оно вплоть до того, пока мы не засвидетельствуем о ней на Страшном Суде; ибо избранники, что станут радостью и счастьем Иисуса на всю вечность, отчасти еще пребывают здесь, а после нас придут другие. И потому у него есть горячее желание обладать всеми нами в Нем ради счастья Его - по крайней мере, так кажется мне.

Он есть блаженство совершенное и бесконечное, что не может быть ни увеличено, ни уменьшено, ибо Он - Бог. Но став человеком и восприняв природу Его, Он пожелал пройти через все скорби и саму смерть... Ныне Христос как Глава наша прославлен и не может страдать более. Однако в мистическом Своем теле Он еще не вкушает полной славы. И постоянно Он переносит то желание и ту жажду, которую ощущал на Кресте, и, думается мне, мучится ими всю вечность. И так будет продолжаться до того дня, пока последняя спасенная душа не войдет в вечное блаженство.

Эта духовная жажда сохранится в Иисусе пока мы, привлеченные Его блаженством, будем испытывать нужду в ней.

Откровения божественной любви, гл. 31

26. Арнольд Брешианский. Возрастание Тела Христова

...Уверуем сердцем и исповедаем устами, что невидимая сила Христа, действующая в видимом служении священника, сотворяет из этого хлеба истинное Тело Самого Христа... Уверуем и в то, что все те, кто был возрожден водою и Духом, когда они принимают эту пищу, облекаются в Самого Христа... Ибо, так говорит Апостол, «как тело одно, но имеет многие члены, и все члены одного тела, хотя их и много, составляют одно тело; так и Христос» (I Кор. 12, 12) Несомненно, об этом человеке говорит Павел в другом месте: «доколе все придем в единство веры и познания Сына Божия, в мужа совершенного» (Еф. 4, 13), и потому Он не говорит о «совершенных мужах», но о «муже совершенном». В этом муже Голова принадлежит Тому, Кто родился от Девы Марии, Кто умер и воскрес; члены же суть избранники от начала до конца веков.

И как у нас голова служит средоточием всех чувств и самого разума, тогда как остальное тело обладает лишь осязанием, таков, по слову Апостола, и Тот, Кто есть глава наша: в Нем «сокрыты все сокровища премудрости и ведения» (Кол. 2, 3). И еще, - «в Нем обитает вся полнота Божества телесно» (Кол. 2, 9). И как бы в подтверждение этой аналогии немногим ранее он пишет: «Он есть глава тела Церкви» (Кол. 1, 18). Кроме того, Павел говорит и о членах: «Каждому из нас дана благодать по мере дара Христова» (Еф. 4, 7). О себе самом, поистине подлинном члене этой главы, он говорит: «восполняю недостаток в плоти моей скорбей Христовых» (Кол. 1, 24), называя Христовыми те скорби, которые испытывает сам. Ибо Христос страдал в Павле, был распят в Петре, Петр и Павел были во Христе гражданами неба: «Наше же жительство - на небесах» (Фил. 3, 20). И в другом месте с еще большим доверием, «и нас, мертвых по преступлениям, оживотворил со Христом... и воскресил с Ним, и посадил на небесах во Христе Иисусе» (Еф. 2, 5-6). Вот чудо! Бичуемый на земле ангелом Сатаны, и все же по воскресении Своем сидящий со славою на небесах со Христом! Но говоря об этом, он разумеет союз, царящий между согласованными членами, о чем еще яснее указывает другой отрывок: «Посему страдает ли один член, страдают с ним все члены; славится ли один член, с ним радуются все члены» (1 Кор. XII. 26).

Сам Господь в Своем Евангелии нередко учит тому же самому: Так, когда Он говорит: «Я есмь лоза, а вы ветви» (Ин. 15, 5), или:

если пшеничное зерно, пав в землю, не умрет, то останется одно; а если умрет, то принесет много плода» (Ин. 12, 24)1, то что же подразумевает Он в этих сравнениях, как не согласованность всех соединенных членов? Он Сам соблаговолил даровать ее им, ибо по великой благости дал им разделить славу Свою... 1024

К тому же приводит нас и видение царя Навуходоносора: он увидел небольшой камень - это был Христос, - который оторвался от горы без содействия рук, - как Христос был рожден без семени человеческого, - и сделался великою горою и наполнил всю землю (Дан. 2, 34-35). Оторвавшийся от горы камень вырос и стал горой, потому что это тело, воспринявшее лишь малую частичку из всей массы рода человеческого, благодаря наплыву верных со всех концов земли, разрастается до громадных размеров и не останавливается в росте вплоть до конца времен, пока не покроет собою всю землю 1025.

Стало быть, Тело это достигло полной и совершенной славы во Главе своей, Прославлено оно и в некоторых из членов, о которых написано: «и многие тела усопших святых воскресли... и явились многим» (Мф. 27, 52-53), тех, кто ныне блаженно покоится на небе. Однако страждет оно еще в других Своих членах и прежде всего в тех из них, кто влачит эту смертную жизнь и пребывает еще в теле сем как в темнице. И потому говорится: «имею желание разрешиться и быть со Христом, потому что это несравненно лучше» (Фил. 1, 23). И среди членов этого огромного и поистине гигантского Тела (ибо недаром поется в Псалме: «и оно выходит, как жених из брачного чертога своего, радуется, как исполин, пробежать поприще»

- Пс. 19, 6) есть и такие, кто, очистившись от всякой скверны, пребывая в славе небесной, еще твердо уповают на то, что блаженство их возрастет, когда в конце времен тела их наконец воскреснут и в совершенной гармонии друг с другом войдут в жизнь вечную.

Может быть, именно это разнообразие частей, из коих столь великолепно сложено это Тело, подразумевает псалмопевец, когда в Духе произносит эти слова: «стала царица одесную Тебя в Офирском золоте». Кто же эта царица как не супруга того Царя, о котором говорится далее: «И возжелает Царь красоты твоей; ибо Он Господь твой» (Пс. 45, 10, 12)?

Царь сей есть Бог ее, Супруг ее и Глава. Она же есть Церковь Его. По природе прислужница Его, она благодатью стала Его Супругой и Телом Его; так совершилось таинство, обещанное от начала мира: «и будут (два) одна плоть». И она окружена множеством различных членов: одни из них - царствующие и веселящиеся, другие

- страдающие, сеющие слезы и ожидающие искупления тел своих. Но такое не продлится вечно, иначе нельзя было бы и вообразить ничего более жалкого. Так сколько же времени, до каких пор? Пока Царь останется распростертым на ложе Своем, Он, конечно же, медлит, но непременно придет. Когда же Он явится, Тот, Кто есть жизнь царицы, то и она вместе с Ним предстанет в славе своей. И тогда разнообразие ее упразднится, ибо смерть будет поглощена победою, и все тело облечется в блаженное бессмертие, и все члены, уподобившиеся Главе, возрадуются в общем единодушии и славе, присущей одновременно каждому и всем вместе, утопающим в сиянии друг друга. Тогда Господь Иисус вручит Царство Богу и Отцу и, сокрушив всякое начальство и силу, явит перед Собой Церковь Свою, не имеющую пятна или порока или чего-нибудь подобного, и Бог станет всяческая во всем.

Adel.manni ex scholastico Leodiensi episcopi Breixiensis de Efucharistiae sacramento ad Berehgarium epistola 1026 (ed R.Heurtevent. Durand de Troarn et les des 1'heresie berengarienne, 1912, p.298-302).

27. Курно. Исторический характер Библии

Другие религии древности не имели в собственном смысле исторической родины, и хотя, естественно, у них была собственная история, какая есть у всякой секты и всякого человеческого установления, они все же не вели начала от истории как таковой; в свои священные тексты, если они обладают ими, они включают лишь космогонии и мифы. И, напротив, нет ничего более величественного, более простого и более краткого, чем космогония священных книг еврейского народа. И генеалогические повествования, что следуют за ними, если и не обладают характерными чертами истории, приближаются к ней более, чем какие-либо иные повествования того же жанра. И, наконец, то, чего нет нигде в ином месте: книги национальной истории, которые проверяют памятники иноземных историй и служат в свою очередь для их проверки, входят своей основной и весьма значимой частью в канонические книги. Позднее, по мере того, как судьбы евреев смешивались с судьбами великих империй древности, они соединяли с революциями в этих империях свои пророчества и упования конца времен и даже в грезах угнетенного народа пробивалась и развивалась идея планомерности исторических событий.

Traite I'enchainement des idees fondamentales dans les sciences et dans l'histoire, ed. Hachette, 1911, p.655-656.

28. Руперт из Туи. Лествица Иаковля

В эту Рождественскую ночь перед служением двух месс нам читают рассказ Евангелиста Матфея о родословной Христа. Таков традиционный обычай в святой Церкви, не лишенный прекрасных и таинственных оснований. Ибо поистине в евангельском чтении, совершающемся глубокой ночью, устроители богослужения нашего усматривали ту лестницу, которую видел ночью спящий Иаков. На верху этой лестницы, касающейся неба, предстал Иакову, опираясь на нее, Господь и обещал ему в наследие землю для потомства его, и тогда во исполнение отеческого приказа и ради обеспечения потомства, он принял супругу из дома родственника отца его и матери его... Однако мы знаем, что все это было прообразом. Что же изображала эта лестница, на вершине которой явился Господь, как не то потомство, от коего должен был произойти Иисус Христос, о котором святой евангелист так повел свой божественный рассказ, что через Иосифа оно достигло самого Христа? И на этого Иосифа опирался Младенец-Господь...

Вратами неба - вратами, которых высшая ступенька лестницы, разумею блаженного Иосифа, касается в силу своего супружеского достоинства, - вратами неба, говорю я, т.е. блаженной Девой, Господь наш вошел к нам малым ребенком с младенческим плачем. Он сошел, опираясь на лестницу, тем путем, о коем я говорил выше. Мы говорим о Том, Кто в знак великого благословения обещал нам наше спасение, т.е. спасение язычников; вернее, мы видим Его уже исполнившим Свое обетование. Ибо во сне сказал Иакову Господь: «и благословятся в тебе и в семени твоем все племена земные». И все сие совершилось в Рождестве Христовом.

Памятуя обо всем этом, не без умысла ввел божественный евангелист в родословную Христа Раав блудницу и Руфь-Моавитянку; ибо он предвидел, что Христос во плоти пришел не для одних евреев, но также и для язычников, ибо и среди язычников соблаговолил Он взять матерей Своих. Так и Давид говорит: «Упомянут знающим меня о Рааве и Вавилоне», т.е. о всей полноте перемешанных народов. Ибо Раав в действительности означает «полноту», а Вавилон «смешение» 1027. Так и Исайя говорит в своем пророчестве о Моаве: «Посылайте агнцев владетелю земли из Селы в пустыне на гору дочери Сиона». Это все равно как если бы он сказал открыто: «Господи, Ты пошлешь Христа, Агнца Твоего, к народу языческому, дабы Израиль по плоти не хвалился бы Им как своим достоянием, сей Израиль, от чувств которого Он открыто отвращался, и Ты возьмешь сего Христа от язычников, чтобы послать Его на гору дочери Сиона». Камень этой пустыни означает Руфь Моавитянку. что, встав на скалу твердой веры, забыв свой народ и отеческих богов, пришла с Ноэмью и, соединившись с Воозом из Вифлеема, родила Овида, предка царя Давида, и так оказалась среди предков Спасителя нашего 1028.

Происшедшие из двух народов - еврейского и языческого - древние Отцы, поставленные на разные ступени, поддерживают Христа-Господа, сходящего с высоты небес, и все святые Ангелы восходят и нисходят по ним. И все избранники следуют вначале путем нисхождения, дабы смиренно воспринять Воплощение Господа, а за тем восхищаются к созерцанию славы Его божественности. О том же говорит и слово Самого Господа: «истинно, истинно, говорю вам: отныне будете видеть небо отверстым и Ангелов Божиих восходящих и нисходящих к Сыну Человеческому», т.е. поддержанные и вознесенные Сыном Человеческим, вы увидите святых, восходящих к Богу, вы увидите разомкнутыми засовы неба Искуплением Сына Человеческого. Но дабы взойти к Нему, они смиренно нисходят вначале поклониться Кресту и страстям.

Именно это двойное движение нисхождения и восхождения подразумевают евангелисты Лука и Матфей, когда один из них, Матфей, устанавливает родословную Иисуса по нисходящей линии, тогда как другой, Лука, по восходящей 1029. Ибо Бог стал человеком, огласив ясли младенческим плачем, собственным примером призвал нас к уничижению, однако после Крещения Своего, Он, источая вокруг Себя чудеса, возвышает тех, кто уничижали себя вслед за Ним, при общая их славе Своей божественной природы 1030.

De divinis offieiis. 1.3. c. IX (P.I.. 170. 75-77) (Написано в 1111 г.) 1031

29. Ориген. Вода Мерры

"Пришли в Мерру и не могли пить воды в Мерре, ибо она была горькая, почему и наречено тому (месту) имя: Мерра... И Господь показал (Моисею) дерево, и он бросил его в воду, и вода сделалась сладкою" (Исх. 15, 23-25).

Питье Закона горькое, весьма горькое... Но когда Бог укажет дерево, которое следует бросить в эту горечь, чтобы сделать ее сладостью, тогда можно будет пить...

Соломон говорит нам, что это за дерево, когда он называет его мудростью - «древо жизни для тех, которые приобретают ее» (Прит. 3, 18). Если же дерево мудрости - Христос - полагается в Закон, ука-зуя нам, как следует понимать обрезание и субботу, как должны соблюдаться постановления о проказе, как следует различать чистое и нечистое, то вода Мерры становится сладкой, горечь Закона прелагается в сладость духовного постижения, и народ Божий может утолить свою жажду.

Ибо если все это не истолковать в духе, то значит тотчас отвергнуть и народ, оставивший идолов и обратившийся к Богу, разумея по-новому предписания о жертвах; он не может пить, он ощущает здесь что-то горькое и терпкое...

И потому для того, чтобы эту воду Мерры можно было пить, Бог указывает на дерево, которое нужно в нее бросить, дабы тот, кто будет ее пить, не погиб и даже не ощутил горечи. Потому и получается так, что если кто-то захочет выпить Закон по букве его, без «древа жизни», т.е. без Тайны Креста, без веры во Христа, без духовного разумения, то невыносимая горечь этого напитка умертвит его. Зная это, апостол Павел говорил, что «буква убивает», что явно и означало то, что вода Мерры смертельна, если пить ее до того, как она претворена и обращена в сладость 1032.

Im Exodum. hom. 7, п. 1 (Baehrens, p. 205-206)

30. Святой Григорий Нисский. Новый миф о пещере

Церковь воспринимает свет истины через оконный проем, открытый пророками, и сетку наблюдений, между тем, образная стена Закона стоит отвесно; ибо Закон отбрасывает тень будущих благ, не дает узреть их реальную форму.

Истина же, что пребывает вблизи образа, находится позади стены. Вначале она делает Слово видимым Церкви благодаря Пророкам. Но настанет день, когда с приходом Евангелия она рассеивает всякое темное видение в образах, разрушая стену разделения. С этой поры воздух дома и свет неба смешиваются так, что ненужным становится более, чтобы свет, окружающий дом, проникал через окна, ибо само Солнце истинное освещает все находящееся внутри лучами Евангелия.

На Песню Песней, слово 5 (P.G. 44, 865 D)

31. Поль Клодель. Непреходящий Ветхий Завет

Ветхий завет, как история, лирическая поэзия, нравственные и обрядовые предписания, непостижим без того невидимого и грядущего присутствия, которое вплоть до малейших нюансов целиком его направляет и настраивает в самых затаенных отзвуках и со всех сторон создает вокруг него своего рода профетическое пространство. Ветхий Завет непостижим без Нового, что приходит для того, чтобы все наполнить, оправдать и объяснить. «Не думайте, что Я пришел нарушить закон или пророков: не нарушить пришел Я, но исполнить. Ибо истинно говорю вам: доколе не придет небо и земля, ни одна йота или ни одна черта не перейдет из закона, пока не исполнится все» (Мф. 5,17-18). Но поскольку буква закона сегодня превзойдена, то следует допустить, что если что-то и остается, то это что-то есть духовный смысл, подчиняющий себе и до малейших деталей наследующий первоначальный текст. Если до последней йоты закону суждено оставаться непреходящим, то лишь благодаря тому, что Бог вложил в него, а не по собственной его ценности, и потому мертвая буква должна уступить место животворящему духу...

Так, сегодня, как и вчера, как и позавчера, Священное Писание не перестает быть семенем Церкви, ибо ничего не утратило от своей рождающей и взращивающей силы. Это отнюдь не исторический документ, обращенный исключительно к современникам. За чередой поколений Господь наш только и свидетельствует, что миссия Его - в осуществлении пророчеств. Но Христос един со Своею Церковью, и потому мы вправе сказать также, что весь Христос, собранный и развернутый во времени, который есть Церковь, не делает ничего иного, кроме наполнения и исполнения. Отрешенная от обстоятельств, обычаев и побудительных причин, вызвавших ее к жизни, субстанция писаного слова вплоть «до последней черты» (бл. Августин) непрестанно обращается вслед за Отцами нашими и к нам самим. «Если зерно не умрет...», говорит Евангелие, если не утратит своей оболочки, чтобы стать под нашими розысками крахмалом и клейковиной...

Повсюду возвещается о Христе Иисусе, но иной раз Сам Иисус Христос являет себя и возвещает о Себе в различных ликах, а иной раз и мы сами постигаем Его, вступая по зову Его на начертанный им путь.

Introduction au Livre de Ruth, Le sens figure de l'Ecriture, (p. 87-88, 110-111 et 114)

32. Текст, приписываемый Епифанию. Свет Креста

Что же? Что за великая тишина распростерлась ныне над землею? Тишина и Одиночество: Великий Царь почил. Устрашенная земля погрузилась в раздумья, ибо Бог уснул во плоти Своей, дабы разбудить тех, кто почиют с начала мира...

Христос, божественное Солнце, уснул, и иудеи пребывают во мраке. Ныне же спасение для тех, кто живет на земле, и тех, кто уже веками пребывает под нею. Ныне спасение для всего Космоса, для мира видимого и мира невидимого... Сойдем же со Христом и воззрим на сокрытую вблизи Него и совершающуюся Тайну.

...Внемли глубокому смыслу Страстей Христовых. Внемли и воспой гимн славы. Внемли и прославь чудеса Божий. Воззри на то, как расцветают образы и исчезают тени; как отступает Закон, чтобы зацвела Благодать; как Солнце заливает всю землю; как ветшает древний завет и учреждается новый; как проходит все древнее и расцветает новое.

Два народа встретились на Сионе в момент Страстей Христовых: евреи и язычники, два владыки: Пилат и Ирод, и два первосвященника: Анна и Каиафа, дабы две Пасхи были отпразднованы вместе; одна - в последний раз, другая - Христова - в первый. Две жертвы были принесены в один вечер... Народ еврейский собрался вокруг пасхального агнца, народ языческий - дабы принести в жертву Бога, ставшего плотью. Один еще созерцает тень, другой спешит уже к Солнцу, к Самому Богу. Один все еще вызывает в памяти свое освобождение из Египта, другой уже готовится праздновать свое освобождение от греха...

И все это происходило на Сионе, во Граже Великого Царя. В этом центре земли совершалось Спасение Мира. Там Иисус между живым Отцом и живым Духом был признан Живым Сыном Божиим Пришедший в свете между ангелами и людьми, положенный как краеугольный камень между двумя народами, возвещенный и Законом и Пророками, созерцаемый на горе между Моисеем и Илией, исповеданный Богом между двух разбойников Он завершает в этот день дело спасения и жизни между живыми и мертвыми.

Он собрал два народа Своих, Он соединил живущих на небе и на земле... Отныне Пасха иудейская, Пасха Закона отжила свой срок; все то, что она содержала в прообразе и пророчестве, уже открылось. Новый Израиль и Новая Пасха! Древние тени исчезли. Они остаются в лоне нового Народа, что возрастает с каждым днем.

Слово на Страстную Субботу и Воскресение (P.G. 43, 440-441 et 468-469) 1033

33. Святой Амвросий. Церковь, мистическая Ева

После сотворения человека, Моисей сообщил нам, что Бог создал и женщину: «И навел Господь Бог на человека крепкий сон; и, когда он уснул, взял одно из ребер его и закрыл то место плотью. И создал Господь Бог из ребра, взятого у человека, жену».

Такое деяние Божие зовет меня к пониманию чего-то большего, чем то, что я читаю. Апостол приходит на помощь моим розыскам, и когда я не могу уразуметь слова: «кость от костей моих и плоть от плоти моей» или другие: «она будет называться женою: ибо взята от мужа», - то их смысл он раскрывает мне в Духе Божием, говоря: «Тайна сия велика». Какая тайна? «И будут двое одна плоть», и «посему оставит человек отца своего и мать и прилепится к жене своей», и еще: «мы члены тела Его, от плоти Его и от костей Его». Кто этот человек, ради которого жена покидает родителей своих? Та, кто покидает своих родителей, есть Церковь, собранная от народов языческих, Церковь, которой было слово пророческое: «забудь народ твой и дом отца». Кто же этот человек, как не Тот, о Котором говорил Иоанн Креститель: «Идущий за мною стал впереди меня»?

Из бока его, во время сна его Бог взял ребро, ибо Он-то, собственно, и спал, и покоился, и воскрес, потому что Господь воспринял его. Но что это за ребро, как не сила, не добродетель? Когда воин пронзил Его бок, тотчас оттуда истекли кровь и вода для жизни мира. Эта добродетель, эта жизнь мира - вот что такое ребро Христово. Ребро нового Адама, ибо первый Адам был создан душой живою, второй же есть Дух животворящий. Сей второй Адам - Христос; ребро же Христово есть жизнь Церкви 1034. И потому мы - члены Тела Его, образованные от плоти Его и костей Его. И, может быть, об этом ребре сказал Он однажды: «я чувствовал силу, исшедшую их Меня»? Таково ребро, что было вынуто из Христа, не повредив Его телу, однако ребро это не телесно, но духовно, ибо Дух не разделился Сам в себе, но дарует Себя каждому, кто пожелает. Такова Ева, мать всех живущих. Мать эта есть Церковь. Бог основал ее на краеугольном Камне, на котором возвышается все Здание, крепко слаженное, дабы являть собою Храм Божий.

Так пусть же явится Бог! Да создаст Он эту жену, эту помощницу Адаму - Христу. Не потому ли Христу нужна помощница для Самого Себя, но ради нас, стремящихся и устремленных в Церкви к благодати Христовой. Ныне созидается этот Храм, ныне сотворяется эта жена. Вот почему Писание прибегает к новому слову: мы «утверждены, - говорит апостол Павел, - на основании Апостолов и пророков». Ныне же духовное жилище возрастает до святилища. - Гряди, Господи! Создай эту жену, возведи этот град. Ибо верую, что Он «построит мне город».

Вот жена, матерь всем, вот дом духовный, вот град, чей век - вечность, ибо смерть неведома ему. Он сам есть тот Иерусалим, что ныне виден на земле, но когда-нибудь будет восхищен выше Илии, перенесен выше Еноха. Енох был восхищен из опасения, как бы сердце его не заразилось злобой, но сей же град возлюбил Христос как супругу Свою, славную и святую, не имеющую пятна или порока. И сколь же лучше, что вместо одного человека все тело будет восхищено! Таково упование Церкви. Да, она будет восхищена, взята и преображена на небесах. Илия был унесен на огненной колеснице; будет унесена и Церковь. Ты мне не веришь? Поверь же, по крайней мере, апостолу Павлу, о котором сказал Христос: «Мы ... восхищены будем в облаках в сретение Господу».

Кто только не посылался на построение Града сего! Посылались патриархи, посылались пророки. Архангел Гавриил и бесчисленные полчища ангелов трудились над ним; и вот ныне все воинство небесное хвалит и воспевает Бога, ибо близко завершение Града. Многие посылались к нему;, но лишь Христос созидает его, - не один, ибо с Ним Отец. Но если бы даже Ему одному надлежало возвести его, то не себе присваивает Он честь столь великого творения. Когда Соломон строил храм свой, то, как написано, у него было семьдесят тысяч человек, носящих тяжести на своих плечах, восемьдесят тысяч каменотесов и три тысячи триста надзирали над строительством. Да придут все ангелы, небесные точильщики камней. Пусть обточат они все, что бугрится на этих камнях, которые суть мы сами, пусть снимут с нас всякую неровность. Да придут они, дабы погрузить нас на плечи свои! Ибо написано: «И принесут сыновей их на плечах».

Изложение Евангелия от Луки, 1. 2, п. 85-89 (P.L. 15, 1584-1586)

34. Святой Павлин Ноланский. Христос, страдающий в Своих членах

С начала веков Христос страждет в тех, кто принадлежит Ему. Он и есть начало и конец, некогда сокрытые в Законе, ныне же раскрытые Евангелием, Он есть Господь, всегда прославляемый, страждущий и торжествующий в святых своих. В Авеле, убитом братом своим, в Ное, осрамленном сыном, в Аврааме, изгнанном из страны его, в Исааке, предложенном в жертву; в Иакове, ставшем рабом, в Иосифе проданном; в Моисее, подкидыше и беглеце; в пророках, побиваемых камнями и избиваемых; в апостолах, растоптанных или брошенных в море; во многих и разных муках святых свидетелей, всегда предаваемых смерти. И ныне всегда Он несет наши муки и горести; для нас Он всегда - муж, покрытый язвами и несущий немощи наши; без Него мы не смогли бы их понести: Он Сам, говорю я, и ныне еще в нас и за нас несет все горести мира, дабы сокрушить их в себе и в испытании стяжать достоинство. И в тебе Он страждет, подвергшись поношениям, и Его-то мир ненавидит в тебе 1035.

Письмо 38, n. 3 (P.L. 61, 359)

35. Север Антиохийский. Добрый самаритянин

...Некоторый человек шел из Иерусалима в Иерихон. Христос прибегнул здесь к обозначению рода; Он не сказал, «кто-то шел», но «некоторый человек». Ибо этот отрывок говорит обо всем человечестве. Потому что все человечество вслед за Адамом, преступившем заповедь Господню, покинул ту мягкую возвышенность, где пребывало оно в беспечальном великолепии рая. что по праву была названа Иерусалимом, словом, означающим Мир Божий, и направилось в Иерихон, страну пустынную и низменную, где царит удушающая жара. Иерихон - это лихорадочная жизнь мира сего, жизнь, идущая вразрез с Богом, которая тащится по низу и приводит к духоте и истощению в пламени постыдных желаний.

Как только человечество свернуло с правого пути к такой жизни, как только повлеклось оно сверху вниз по наклонной плоскости, полчище диких бесов набросилось на него наподобие шайки разбойников. Они стащили с него одеяние совершенства, не оставили ему ни малейшей крепости душевной, лишили его чистоты, правды, благоразумия и всего того, чем запечатлен образ Божий; многими ударами различных грехов они повергли его на землю и наконец оставили полумертвым.

...Прошел Закон, данный Моисеем; он взглянул на поверженное и агонизирующее человечество. Поистине священник и левит из притчи символизируют Закон, ведь он-то и ввел левитское священство. Но если Закон и посмотрел на человечество, однако по недостатку силы не сумел привести его к полному исцелению, он не сумел поднять того, кто лежал распростертым. И по недостатку энергии ему неизбежно пришлось удалиться после тщетной попытки. Ибо Закон приносил дары и жертвы, как сказал Павел, «не могущие сделать в совести совершенным приходящего», «ибо невозможно, чтобы кровь тельцов и козлов уничтожала грехи».

Наконец появляется самарянин. Недаром Христос самарянином назвал самого Себя. Ибо, обращаясь к учителю Закона, хорошо говорившему о нем, Он старается показать ему словами Своими, что то был ни священник, ни левит, одним словом, ни один из тех, кому надлежало поступать по Закону Моисееву, но Он Сам. пришедший Закон исполнить и разъяснить делами Своими, «кто мой ближний» и что значит «возлюбить как самого себя», Он, о Коем говорили иудеи в обиду: «Ты - самарянин, бес в тебе»...

Самарянин же, странствующий, который и был Христос - ибо поистине пребывал Он в странствии, - видит того, кто лежит распростертым. Он не проходит мимо, ибо цель Его пути в том и состояла, чтобы «посетить» нас, ради кого Он и сошел на землю, ради кого и пожил Он на земле. Ибо Он не только явился людям, но и говорил с ними... На язвы пролил Он вино, вино Слова, но, поскольку для таких глубоких ран оказалось оно слишком крепким, он добавил еще и масла, так что навлек на Себя за свою мягкость и «филантропию» упреки фарисеев, коим Он должен был ответить: «Научитесь, что значит: милости хочу, а не жертвы». Затем он погрузил раненого на вьючное животное - обозначив тем самым, что Он возвышает нас над нашими животными страстями, Он, Кто также и несет нас в Себе, делая нас «членами Своего тела».

Затем Он ведет человека в гостиницу. «Гостиницей» называет Он Церковь, ставшую пристанищем и вместилищем всех. Не слышим мы от Него слов, родившихся под строгой сенью закона и ветхозаветного культа: «Аммонитянин и моавитянин не войдут в Церковь Божию», но слова «Идите научите все народы», а также «Во всяком народе боящийся Господа и делающий правду приятен Ему». И прибыв в гостиницу, добрый самарянин проявил о спасенном Им еще большую заботливость: когда Церковь была образована из народов мертвых во многобожии (или тех, кто умер во многобожии), Сам Христос пребывал в ней, со всякою милостью...

И содержателю гостиницы - изображающему апостолов, пастырей и учителей, что заступили на Его место, Он дал, уходя - поднявшись на небо, - два динария, дабы тот позаботился о больном. Под этими двумя динариями разумеем мы два Завета, Ветхий и Новый, Завет Закона и Пророков и завет Евангелия и постановлений апостольских. Оба они исходят от одного Бога и несут единственный образ единственного Бога Всевышнего как динарии - образ кесаря, и они запечатлевают в сердцах наших те же царственные черты посредством святых слов, ибо один и тот же Дух Святой произнес их. Пусть же убирается Мани и предшественник его Маркион, эти безбожники, что приписывают два Завета двум разным богам! Это два динария одного царя, в одно и то же время и с равным правом данные Христом содержателю гостиницы.

И вот после того, как пастыри святых Церквей получили эти два динария, которые удалось им умножить кропотливыми трудами своего апостольства, после того, как они потратили их на себя, ибо деньги духовные, которые суть слово возвещенное, когда их тратят, не уменьшаются, но возрастают, каждый из них скажет вернувшемуся Хозяину: «Господин: два динария ты дал мне, вот, истратив их на тебя, я приобрел другие два», за которые я купил стадо. И Господь ответит: «Хорошо, добрый и верный раб, в малом ты был верен, над многим тебя поставлю, войди в радость Господа твоего!» 1036.

Слово 89 1037

36. Максим Туринский. Женщина у мельничего жернова

Женщина положила закваску в тесто, как сказано в Писании.

Кто же эта женщина, как не святая Церковь, что день за днем стремится положить учение Христово в глубину наших сердец?

Да, Церковь есть эта женщина, но она - и другая, та, что сидела у мельничьего жернова и о ней сказал Господь: «Две мелющие в жерновах, одна берется, другая оставляется».

Она, святая Церковь, сидит у жернова, и камни ее суть Закон, Апостолы и Пророки. Когда она наставляет катехуменов, она перебирает и растирает твердое зерно язычества.

Затем она перемалывает людей в мягкую муку, дабы эта мука была готова принять закваску Крови Нового Завета.

Под закваской подразумеваю я Страсти Господни. Вера, исповедуемая новокрещенным, и есть закваска его спасения.

Без закваски Крови и закваски веры ничто не делается благодатным и твердым хлебом вечной жизни.

Но если Весть радости говорит о двух женщинах, занятых на мельнице, и если одна из этих женщин - Церковь, что движет камнями мельницы вечного спасения, то другая не есть ли Синагога?

Она также мелет на мельнице Моисея и Пророков, но мелет тщетно, как говорит Апостол об иудеях: «Они имеют ревность в Боге, но не по рассуждению».

И тщетно мелет Синагога, ибо не примешивает к тесту своему закваски учения Христова.

Святая Церковь берется для вечного покоя; она приготовила для Господа мир святости.

Жестокая Синагога оставлена у своего жернова, обреченная вечно вращать камнями своего неверия 1038.

37. Исаак Здезды. Мария, Церковь и душа

...Глава и тело: одно Целое, единственный Христос. У одного Бога на небе и на земле - одна мать. Множество сыновей и все же один. И все же Глава и члены суть один Сын и более одного, так Мария и Церковь - одна мать и более, чем одна, одна дева и более, чем одна.

Одна и другая - мать, одна и другая - дева. Одна и другая зачинает от одного и того же Духа без телесного сближения. Одна и другая дают Богу Отцу потомство: Мария без всякого греха увенчала Главой его Тело; Церковь в отпущение всех грехов дает этой Главе свое тело. Одна и другая есть матерь Христа, но ни одна из них не порождает Его целиком без другой.

Так и в богодухновенном Писании то, что повсеместно говорится об этой Деве-Матери, которая есть Церковь, говорится конкретно и о Марии; и то, что непосредственно говорится о Марии, Деве и Матери, по праву относится в общем смысле и к Деве и Матери Церкви, так что сказанное об одной почти без различия и разделения относится также и к другой 1039.

Всякая верующая душа есть также супруга Слова Божия, мать, дочь и сестра Христова. Каждая верующая душа должна именоваться и девственной и плодоносной.

И то же самое повсеместно относится к Церкви, конкретно к Марии, непосредственно ко всякой верующей душе: сама Премудрость Божия говорит это, ибо она есть Глагол, Слово Отчее.

Говорится также: «И я пребуду в наследии Господа». Ибо наследие Господа во всеобщем смысле - это Церковь, в особом смысле - это Мария, в единственном смысле - всякая верующая душа.

Во чреве Марии, как в дарохранительнице, Христос пребывал девять месяцев. В дарохранительнице веры церковной пребывает Он до скончания века. В познании и любви верующей души пребудет Он во веки веков.

Проповедь 61 на Успение (P.L. 194, 1863 et 1865)

38. Гийом Овернский. Неспешный приход поклонения Богу

Если кто-то спросит, почему столько тысяч лет терпел Господь такое убожество и несовершенство в поклонении Ему, почему не пришел Он раньше ради славы Своей и нашего спасения, мы ответим приблизительно так.

Есть лишь небольшое число людей в этом мире, т.е. один народ иудейский был способен воспринять начала и как бы азбуку совершенного поклонения Богу; если его пришлось подвигнуть к этому чудесами и в каком-то смысле понудить постоянными ударами кнута, хотя ему и помогали отеческие традиции, то сколь же менее, должно быть, весь мир и всечеловеческая община были способны к такому совершенству. Стало быть, сносил Господь это несовершенство в поклонении Ему, пока не пришла полнота времен; ведь сносит он неопытность детей и малость растительных семян и малость в животных, пока после некоторого развития они не достигают, наконец, величины, необходимой для их совершенства.

Если мы хотим глубже подойти к сути дела, то следует нам понять, что подобное возражение равнозначно вопросу, почему люди рождаются малыми детьми, а не взрослыми и бородатыми, почему яйценосные животные кладут яйца и малыши их не рождаются сразу развитыми животными. Поклонение Богу и истинная религия родились в мир в состоянии младенческом, как бы малым ребенком, по причине несовершенства и первоначальной неготовности людей в целом.

О Таинстве Евхаристии, гл. 2,(Opera, Paris. 1674. Т. I, p. 473. cpl. 2)

39. Кардинал Фаульхабер. Почему Спаситель родился там поздно

«Почему Спаситель родился так поздно?» - «Отец Мой доныне делает, и Я делаю» (Ин. 5, 17). В осуществлении домостроительства нашего спасения нет никакого перерыва, но и никакой торопливости. Никакой остановки, но также и никакой порывистости...

Богочеловек родился лишь тогда, когда засияли огоньки мессианских пророчеств и мир созрел для того, чтобы принять своего Спасителя и Царя. Так не спрашивайте же, почему Спаситель родился так поздно! Он не должен был быть только манной небесной и даром Всевышнего, Он должен был быть еще и «плодом земли» (Ис. 4, 2) и «произрастанием» земли (Ис. 45, 8). Не подобало Ему пронестись над миром во мгновение ока, но Он должен был медленно произрастать из земли, как растение. В то же время языческое человечество должно было сначала вкусить в полной мере нищету разделенности с Богом и вдосталь насытиться всею горечью... Божественному Провидению, чтобы совершить свою воспитательную работу, потребовалось время. Вот почему Спаситель пришел так поздно.

Евреи и христиане перед лицом расизма, 1935, стр. 81-82

40. Святой Григорий Назианзин. От идолов к Троице

В продолжение веков были два знаменитых преобразования жизни человеческой, называемые двумя Заветами. Одно вело от идолов к Закону, а другое от Закона к Евангелию. Благовествую и о третьем потрясении - о преставлении от здешнего к тамошнему, непоколебимому и незыблемому. Но и с обоими Заветами произошло одно и то же. Что именно? Они вводились не вдруг, не по первому приему за дело. Для чего же? Нам нужно было знать, что нас не принуждают, а ублажают. Ибо что непроизвольно, то и непрочно, как поток или растение не долго удерживаются силою. Добровольное же и прочнее и надежнее. И первое есть дело употребляющего насилие, а последнее собственно наше. Первое свойственно насильственной власти, а последнее - Божию правосудию. Посему Бог определил, что для нехотящих должно делать добро, но благодетельствовать желающим. Потому Он как детоводитель и врач иные отеческие обычаи отменяет, а другие дозволяет... Ибо не легко переменить, что вошло в обычай и долговременно было уважаемо.

Что же разумею? То, что первый завет, запретив идолов, допустил жертвы 1040; а второй, отменив жертвы, не запретил обрезания. Потом, которые однажды согласились на отмененное, те уступили и уступленное, одни - жертвы, другие - обрезание, и стали из язычников иудеями, а из иудеев христианами, будучи увлекаемы к Евангелию постоянными изменениями.

Сему хочу уподобить и богословие, только в противоположном отношении. Ибо там преобразование достигалось чрез отменение. а здесь совершенство - чрез прибавления. Но дело в том, что Ветхий Завет ясно проповедовал Отца, а не с такою ясностью Сына; Новый открыл Сына и дал указания о Божестве Духа; ныне же пребывает с нами Дух, даруя нам яснейшее о Нем познание. Небезопасно было, прежде нежели проповедано Божество Отца, ясно проповедовать Сына, и прежде нежели признан Сын (выражусь несколько смело), обременять нас проповедию о Духе Святом и подвергать опасности утратить последние силы, как бывает с людьми, которые обременены пищею, принятою не в меру, или слабое еще зрение устремляют на солнечный свет. Надлежало же. чтобы Троичный свет озарял просветляемых постепенными прибавлениями, как говорит Давид, восхождениями (Пс. 83, 6), поступлениями от славы в славу и преуспеяниями...

Видишь постепенно возсиявающие нам озарения, и тот порядок Богословия, который и нам лучше соблюдать, не все вдруг высказывая и не до конца скрывая; ибо первое неосторожно, а последнее безбожно; и одним можно поразить чужих, а другим отчуждить своих. Присовокуплю к сказанному и то, что хотя, может быть, и приходило уже на мысль и другим, однако ж почитаю плодом собственного ума. У Спасителя и после того, как многое проповедал Он ученикам, было еще нечто, чего, как сам Он говорил, ученики (может быть, по причинам выше мною изложенным) не могли тогда вместить (Ин. 16, 12) и что по сему самому скрывал Он от них. И еще Спаситель говорил, что будем всему научены снисшедшим Духом (Ин. 16, 13). Сюда-то отношу я и самое Божество Духа, ясно открытое впоследствии, когда уже ведение сие сделалось благовременным и удобовместимым по прославлении Спасителя 1041.

(Слово 31, о богословии пятое, о Святом Духе) Творения Григория Богослова, т. I, 457-459 (русское издание прошлого века)

41. Шарль Мьель, S.J.(1934) Человек достиг совершеннолетия

...Не будем строить иллюзий. Конечно, выглядит католическая система, если так можно сказать, хорошо. Она крепко стоит на ногах, она на ходу. Однако я не думаю, что мы что-то выиграем, если будем скрывать перед другими и собой основную необычность искупительной экономии. Напротив, мы выгадаем, если четко осознаем ее. Нам следует сказать себе, что мы, действительно верующие католики, сегодня, как и раньше, со стороны представляем собой людей, допускающих поразительные вещи. Не следует удивляться и, тем более, тревожиться, когда кое-кто смотрит на нас с изумлением и при случае спрашивает: «И вы искренне верите во все это?» Это в порядке вещей. Книга, наделавшая немало шума лет тридцать тому назад и вызвавшая лишь улыбку на устах искушенных людей, ибо есть немало нелепого уже в том, чтобы самим заглавием книги возвещать о себе как носителе современного сознания, - эта книга в общем не родила ничего, кроме нескольких новых аргументов для опровержения христианства как недопустимого безумия. Но не следовало ни удивляться, ни поддаваться панике. Павел понял это с первых же дней. Ибо у него-то как раз и было современное сознание своей эпохи. Понял и сказал, что перед Крестом сознание это скажет: безумие.

И он - тот, кого Ренан назвал «безобразным еврейчиком», - отправился на проповедь этого безумия. Он отправился и весьма искушенным и воодушевленным, говоря себе о своих будущих слушателях: «По человечески они не должны были бы меня слушать. Однако они слушают!» И они действительно слушали его. Ибо то, что было безумием у людей, было в то же время мудростью у Господа! И эта мудрость Божия, дабы ей быть усвоенной, обрела опору в человеческом сознании. Какую же? А вот. В ней заключается великая идея Павла.

Мир, конечно же, испорчен. Но что за дело до мерзостей мира! Ибо как раз в глубине этой пропасти созревает желание, поднимается зов, раздается крик: «Кто избавит нас от самих себя!» По Павлу, и это великолепная его находка, мир будет внимать Благой Вести. Почему? Потому что он не ребенок. Он достиг совершеннолетия. Именно совершеннолетия. О, не потому, что он стал силен, но потому, что он знает, мыслит, организует! Все это, правда, можно делать и оставаться, однако, ребенком. Он достиг совершеннолетия, потому что, бедный сердцем и нищий душой, он знает свою нищету и не может найти средства от нее. Вот удивительная истина, никогда не тускнеющая. Да, господа, в каждой индивидуальной судьбе нет ли такого момента, когда ребенок становится взрослым? Вы думаете, ваша мужественность начинается с того дня, когда насилием, бунтом или каким-либо превосходством вы самоутвердились перед другими и самим собой? Да полно вам; во всем этом еще столько ребяческого. На самом деле именно тогда достигаем мы совершеннолетия, когда, пройдя через внутреннее поражение, охваченные бессилием, мы скажем наконец: «Бедный я человек, Господи, избавь меня от меня самого!» И только в это мгновение, в момент подлинного смирения кончается детство. Человек достигает совершеннолетия. И тогда христианское безумие Божие может войти в нас: мы не усмехнемся и не слукавим перед ним, мы созрели, чтобы постичь его высшую мудрость.

Careme de Saint-Joseph de Marseille. 1927. Четвертая Конференция 1042

42. Святой Лев. Всеобщее таинство спасения

Пусть же умолкнут жалобы тех, кто возносит свой нечестивый ропот на Провидение Божие, сетуя на отсрочку Рождества Спасителя, как если бы века предшествующие не имели бы никакого участия в том, что сделалось в конце мира. Воплощение Слова, совершилось оно или еще нет, так или иначе возымело свое действие, и таинство спасения людей не миновало ни одной из древних эпох. Его проповедовали Апостолы, возвещали уже Пророки, и не было слишком поздним исполнением тайны сей, ибо всегда была обращена к ней вера. Но премудрость и благость Божия спасительной этой отсрочкой одарила нас способностью отвечать на ее зов: ибо то, что было возвещено столькими знаменьями, столькими голосами и столькими тайнами в течение стольких веков, во дни Евангелия не могло уже оставаться полусокрытым; и рождение Спасителя, что должно было стать удивительнее всяких чудес и превзойти всякую меру понимания человеческого, тем более стойкую порождает в нас веру, чем древнее пророчества ей предшествовали, и чем они обновлялись.

И потому не в силу внезапного решения или запоздалого милосердия Бог позаботился о делах человеческих, но с начала мира установил Он одно и то же средство всеобщего спасения. Ибо благодарность Божия, коей всегда был освящен весь сонм святых, лишь возросла при рождении Христовом, но не возникла ниоткуда; и тайна великого Его милосердия, коей и доныне полон мир, была столь же мощно явлена в образах, что те, кто поверил ее обетованиям, были не менее причастны ей, нежели те, кто позднее получил ее в дар.

3-я проповедь на Рождество, n.4 (P.L. 54, 202) 1043

43. Святой Иларий. Бог созидает и сохраняет Град Свой

Бог избрал Сион для Своего пребывания, отдохновения Своего. Но вот Сион разрушен. Где же окажется вечный престол Господень? Где место вечного покоя? Где храм, в коем Он мог бы обитать? «Разве вы не знаете, - говорит Апостол, - что вы храм Божий, и Дух Божий живет в вас». Таков этот дом, таков этот град, который, по словам Пророка, свят и удивителен правдой.

Бог, стало быть, должен возвести жилище Свое. Фундаментом ему должны служить Пророки и Апостолы, высящиеся стены должны быть сделаны из камней живых, краеугольный Камень должен придать ему равновесие. Строить его нужно с помощью крепко подогнанных материалов, и строить до тех пор, пока не достигнет оно роста Мужа совершенного, меры Тела Христова. Милость и красота даров духовных должны составить ее украшение. Ныне Израиль пленен, но когда войдет полное число язычников, он продолжит созидание дома. Тогда по умножении трудов этот дом окажется множеством домов, он станет Градом великим и славным.

Град сей, коего Господь сделался бдительным стражем, созидался уже тогда, когда Он хранил Авраама в его странствиях, когда Он уберег Исаака от принесения в жертву, когда Он призвал к власти проданного Иосифа, когда Он укреплял Моисея в его борьбе против Фараона, когда Он избрал Иисуса Навина военачальником, когда Он избавил Давида от всех бед его, когда Он даровал Соломону мудрость, когда Он пребывал с пророками, когда Он восхитил Илию, когда Он избрал Елисея, когда Он питал Даниила, когда Он послал влажный ветер отрокам в печи, когда через ангела известил Он Иосифа о девственном зачатии Марии, когда Он укреплял ее, когда Он послал Иоанна Предтечу, когда Он избрал апостолов, когда Он молился Отцу: «Отче святый, соблюди их во имя Твое», когда наконец Он Сам после страстей Своих, обещал вечно пребыть с нами: «И се Я с вами во все дни до скончания века». Таков вечный страж этого блаженного и святого Града, созданного из великого множества, собравшегося воедино, что в каждом из нас созидает град для Бога.

Трактат о псалме 126, n.7-9 (ed. Zingerle, p.617-619)

44. Николай Кузанский. Великий глас Иисусов

Мы имеем Спасителя как всеобщего Посредника, наполняющего Собою все в мире, первенца всякой твари. Сей Иисус с начала мира в спасенных членах Своих заговорил одним голосом, что постепенно возрастал, пока не достиг величайшей силы, когда Он испустил дух.

И этот единственный Голос возглашает, что нет жизни, кроме как в Слове, и что самый мир был изречен Словом, Словом сохранен в своем бытии и возвращен к своему началу. Возврат этот состоит в том, что существа низшие восстановлены каждый на своем месте высшими, и Первый среди всех, Тот, Кто всех возвращает, - Иисус. Никто не может вернуться к блаженству, если не победит своих мерзостей, чтобы стать духовным: если мы хотим вернуться к нашему началу и вкусить радость вечности, то для этого вкусу к чувственному, что привязывает нас ко времени, должны предпочесть мы истину жизни по правде и в чистоте.

Таков сей великий Глас, откликающийся в глубине душ наших, Глас, что звучит в нас словами Пророков, призывающих почитать единого Созидателя, в Коем мы обретаем способность презирать жизнь чувственную. После многовекового звучания, непрерывно возраставшего вплоть до Иоанна, что был гласом вопиющего в пустыне и перстом указал на Господа, Глас сей великий стал плотию, а затем, пройдя через ряд речений, наставлений, чудес, показав, что из всех ужасных вещей самое ужасное - чувственная смерть, - должна быть, избрана ради любви к истине, издав великий крик, Он испустил Дух 1044.

Excitationes, 1.3; отрывок из проповеди, произнесенной в Треве в 1443 году на текст: "Jesus autem emissa voce magna expiravit"»

(Opera. ed. de Bale. 1565. p.411-412).

45. Текст, приписываемый Евхерию. Шестой век мира

Бог завершил дело Свое в шесть дней и почил на седьмой. Род человеческий в веке сем проходит через шесть эпох: от Адама до Ноя, от Ноя до Авраама, от Авраама до Давида, от Давида до Вавилонского пленения, а от него до смиренного пришествия Господа нашего Иисуса Христа, наконец, от пришествия Его до конца мира, когда Всевышний придет для суда над ним. День седьмой, день незакатный станет днем покоя святых.

...Шестой век начинается, стало быть, с приходом Христовым. Как на шестой день Адам, первый человек, был образован из праха земного по образу Божию, так в шестой век мира родился второй Адам во плоти от Девы Марии: тот - с душою живою, Этот - с Духом животворящим. И подобно тому, как в этот день была сотворена живая душа, так и в этот век родились те, кто жаждет вечной жизни. И как в день земля произвела различные виды змей и животных, так и в век шестой Церковь рождает различные народы, алчущие жизни вечной, о чем говорит также видение сосуда, показанного Петру. И подобно тому, как в шестой день человек был сотворен мужчиной и женщиной, так и в этот век мира Христос был явлен со Своею Церковью. И подобно тому, как в этот день человеку даны были во владение все животные, гады и птицы, так и Христу в этот век даны были под начало все народы и племена, дабы все покорились Ему, и те, кто предается похотям, как животные, и те, кто ослеплен земным любопытством, как змеи, и те, кто возносится в своей гордыне, как птицы. И подобно тому, как в этот день человек питался от плодов земных, а животные вместе с ним питались растениями, плодами земными и травами, так и в шестой век мира духовный человек, как добрый эконом Иисуса Христа, питается Священным Писанием и Законом Божиим...

Да не застанет нас вечер века сего! Ибо о нем сказал Господь: «Сын Человеческий, придя, найдет ли веру на земле?»

Комментарий на Бытие, 1.1 (P.L. 50, 903-904)

46. Макарий Египетский. Вечерняя молитва

Боже, пришедший при скончании века ради спасения нашего, Адама из рая изгнавый на исходе дня, и на исходя дня в наследии его восстановивый, смилуйся надо мною ради креста Твоего, яко близится конец дней моих, яко вечерний грядет ми час 1045...

47. Ньюман. Католическая полнота

Вот с чем соглашаются повсюду: в языческих религиях и философии, можно найти большую часть того, что в общем принимается за христианскую истину, в зачаточном ли состоянии или в каких ее аспектах. Так учение о Троице существует и на Востоке и на Западе, как и церемония омовений и ритуал жертвы. Учение о Логосе платонического происхождения, учение о Царстве Божием - иудейского; учение об ангелах и бесах берет свое начало у магов, а связь греха с телом - у гностиков; идея целибата была известна уже бонзам и талапойнам; идею священной иерархии мы находим в Египте, идею нового рождения - в Китае и Элевсине; вера в действенность таинств принадлежит пифагорейству, почитание мертвых - политеизму 1046. Такова в общих чертах фактическая сторона дела, которая предстает перед нами. Милман делает отсюда вывод: «Все это встречается у язычников, стало быть, не принадлежит христианству». Мы же, напротив предпочли бы сказать: «Все это принадлежит христианству, стало быть, ничего из этого не принадлежит язычеству» 1047. Мы охотно утверждаем это, ибо полагаем, опираясь на Писание, что Тот, Кто учредил нравственный мир, рассеял семена истины по всему лицу земли, но семена эти повсюду проросли по-разному. Как это бывает, в пустыне из семян этих выросли растения, может быть, дикие, но живые; так и низшие животные, хотя и лишены души, отмечены нематериальным началом, так человеческие философии и религии черпают свою жизнь в определенных истинных идеях, хотя сами по себе и не обладают божественным происхождением. Таков человек среди животных, такова Церковь среди мирских школ; и подобно тому, как Адам давал имена животным, его окружавшим, так и Церковь с начала бросала взгляды на все вокруг себя, отмечая и испытывая учения, ею найденные. Начала она с Халдеи, затем побыла у хананеев, она спустилась в Египет, она перешла оттуда в Аравию, пока не закрепилась на собственной земле. Затем она встретила купцов Тира, мудрость Востока, она обошла философские школы Греции. И всюду, где она шла, преследуемая или торжествующая, она всегда была духом живым, духом и словом Всевышнего, «сидящая среди учителей, слушающая их и спрашивающая их», осваивала все верное из того, что они говорят, исправляла их заблуждения, заполняла их пробелы, завершала их начинания, развивала их догадки, а также постепенно расширяла размах и уточняла смысл их поучений. Принимая их верования без всяких колебаний, вызываемых их сходством с богословием, для нас чуждым, мы не побоимся и заявить, что то особое средство, коим Провидение привело нас к познанию Бога, как раз и заключалось в том, чтобы позволить Церкви извлекать и собирать его отовсюду.

Что же касается границ применения этого метода, то это вопрос исторический, и мы полагаем, что проблема была уже сильно преувеличена и извращена теми, кто как Мильман, думали, что его существование служило доводом против католического учения. Но у нас a priori так мало трудностей на этот счет, что мы легко можем согласиться с ними (лишь бы это был вопрос факта, а не теории), что Валаам был восточный мудрец, что Сивилла имела наитие свыше, или что Соломон был обучен сыном Могола или также, что Моисей был учеником египетских иерофантов.

Равным образом не смутит нас известие, что учение о небесном воинстве происходит из Вавилона, ведь мы знаем, что воинство это распевало гимны в Рождественскую ночь; или же, что понятие о По среднике имеется у Филона, если Иисус поистине умер за нас на Голгофе.

Ничуть не побоимся мы допустить, что даже и по пришествии своем Церковь стала как бы домом сокровищ, где распределяются древние и новые богатства и где идет переплавка для очищения золота новых вкладчиков, и что еще глубже она запечатлевает и на собственном золоте, сообразуясь и с нуждами времени, образ ее Учителя.

Различие двух этих теорий весьма значительно. Оно бросается в глаза.

Поборники одной из них считают Откровение однократным актом, полным и обособленным, или почти таковым, забросившим в мир некую весть. Мы же, напротив, веруем, что урок Божий проникал к нам в действительности, по аналогии с природой «в различных эпохах и различными путями», что он варьировался, усложнялся, развивался и дополнял сам себя. Мы веруем, что костяк христианского учения, подобно костяку человеческого тела, появлялся на свет «ужасным и полным чудес».

Противники наши думают, что он состоит из определенного набора доктрин или принципов, провозглашенных в один момент во всей полноте, без постепенного расширения до пришествия Христова, без постепенного прояснения после него. Они отвергают и все то, что находят у фарисеев или язычников. Мы же видим в Церкви жезл Ааронов, пожирающий змей чародейский. Они постоянно рыщут в поисках какой-то первоначальной и мифической простоты; мы же покоимся в полноте католической 1048.

Critical an Historical Essays. 12: Milman's Christianity (1871. t.2. p.231-234. Отрывок, переведенный Жаном Гиттоном в La philosophic de Newman essai sur 1'idee de developpement. 1933. p.51-54) 1049.

48. Святой Петр Дамиани. Церковь и мы

Благодаря союзу взаимной любви Церковь Христова обладает столь крепкой сплоченностью, что она едина во множестве своих членов и таинственным образом целиком присутствует в каждом. Поэтому по праву вселенскую Церковь представляют единственной Супругой Христовой и веруют в то, что каждая душа в каком-то смысле силою непостижимого таинства несет в себе Церковь во всей ее полноте. Ибо благоуханием всей Церкви, сокровенно явленной, пророчески дышал Исаак, когда говорил только лишь о сыне своем: «Вот запах от сына моего, как запах от поля (полного), которое благословил Господь». И та задолжавшая женщина, которой Елисей приказал наполнить множество сосудом небольшим количеством елея, продолжавшим течь, пока все они не заполнились доверху, также, несомненно, была изображением этой Церкви.

Вглядитесь внимательно в долины Писания: нередко на них можно встретить мужчину ли, женщину, изображающих собою Церковь. Она представляется многообразной по причине великого числа народов, но при этом она единственна и проста, объединена как бы тайною одной веры и одним божественным возрождением; и хотя бы семь женщин получили лишь одного мужа, о ней говорят как о единственной женщине и единственной деве, невесте небесного Супруга. Именно ее подразумевает Апостол, когда говорит: «Я обручил вас единому супругу, чтобы предоставить Христу чистою девою».

Вывод очевиден: поскольку вся Церковь обозначена в личности одного, поскольку она есть единственная дева, то, будучи единой, во всех и всею в каждом 1050, она однородна во множестве своих членов благодаря единству веры, и в каждом из них умножает благодать на разнообразие харизм, любовью скрепленных воедино. Все это так, ибо проистекает из Единого.

Сколь бы разнообразна ни была святая Церковь во множестве личностей, в не меньшей мере она, переправленная огнем Духа Святого, слита воедино, и если она кажется разделенной в пространстве, то без всякого ущерба для внутреннего единства таинства. «Потому что любовь Божия излилась в сердца наши Духом Святым, данным нам». Несомненно, именно этот Дух, единый и многообразный в одно и то же время, единый в величии своей сущности, многообразный в различных дарах благодати, делает Церковь, исполненную Им, единой в своем вселенском размахе и целостной во всех ее частях 1051. Тайна этого невидимого единства 1052 - Слово, ее раскрывающее; так, обращаясь к Отцу, Христос говорит об учениках Своих: «Не о них же только молю, но и о верующих в Меня по слову их, так и они да будут в Нас едино, - да уверует мир, что Ты послал Меня. И славу, которую Ты дал Мне, Я дал им: да будут едино, как мы едино».

Если же те, кто веруют во Христа, едины, то там, где для плотских очей предстает лишь обособленная часть, силою непостижимого таинства присутствует все тело целиком. И все, что относится ко всему, соответствует некоторым образом части. И то, что поет Церковь в собрании, то неудивительно повторять одному для себя; точно так же, как все, в чем по праву выражает себя душа обособленного верующего, вполне может повторить и толпа. Собранные на общем богослужении, мы говорим справедливо: «Приклони, Господи, ухо Твое и услышь меня, ибо я беден и нищ; сохрани душу мою, ибо я благоговею пред Тобою», и нет ни малейшей трудности, когда каждый из нас говорит от себя: «Пойте Господу, живущему на Сионе, возвещайте между народами дела Его». И нет ничего неуместного, чтобы сказать всем вместе: «Благословлю Господа во всякое время, хвала Ему всегда на устах моих», и в одиночестве мы часто говорим во множественном числе: «Восславим Господа, воспоем имя Его!» и много подобных слов. Одиноко молящийся может сказать «мы», и толпа - «я», и силою Духа Святого, присутствующего во всякой душе и все наполняющего, и множественное единство.

И потому что же странного в том, что любой священник, как только он становится частью церковного тела, может исполнять роль Церкви, что принимает и дарует спасение с такими словами: «Господь с вами», тотчас получая в ответ: «И со духом твоим». Что же удивительного в том, что один испрашивает и дает благословение? В силу таинства внутреннего единства Церкви не пребывает ли она целиком там, где есть хотя бы один человек, исповедующий единую веру и братское благочестие 1053? Там, где есть оно, там единство веры не допускает более одиночества в душе, как и разделения между многими. И оттого вовсе неважно, что один голос поет то, что подобает петь собранию и, наоборот, с одного конца до другого выражает себя одна и та же вера? Вся Церковь целиком, как уже говорил я, есть, несомненно, одно тело. Сам Апостол укрепляет нас в этом...

И если же Церковь вся целиком есть единственное Тело Христово, а мы - члены этой Церкви, то что может воспрепятствовать тому, чтобы от Церкви как тела нашего каждый из нас, подлинно единых с нею, принимал бы слова ее как свои? Хотя и много нас, мы едины во Христе, каждый из нас обладает в Нем всем достоянием

нашим и вот почему, оставаясь далеким от Церкви телесно, мы всегда пребываем вблизи нее в силу неповрежденного таинства единства. И то, что совершается всеми, совершается и каждым, присущее единственному или немногим в не меньшей мере есть и общее для всех благодаря нерушимости веры и любви. И потому весь народ по праву может воскликнуть: «Смилуйся надо мной, Господи, смилуйся надо мной!» - или также: «Помоги мне, Боже, поспеши на помощь мне!», один человек же вправе произнести: «Да смилуется над нами Господь, да благословит Он нас!» На необходимость этого общения во Христе указывали нам святые Отцы наши, которые пожелали, чтобы мы были несокрушимо убеждены в нем и потому включили его в символ нашей католической веры, и наказали нам почаще повторять его среди основ веры христианской. Ибо сказав: «Верую в Духа Святого, во святую Церковь», мы тотчас добавляем: «в общение святых», дабы в самом акте, коим мы засвидетельствуем перед Богом о вере нашей, присутствовало свидетельство нашей веры в общение святых в единстве веры, что верующие в единого Бога, возрожденные единственным крещением, укрепленные единым Духом Святым, они благодатью усыновления принимаются в лоно единственной жизни.

Подобно тому, как человек по-гречески называется микрокосмом, т.е. малым миром, ибо материальная сущность его состоит из четырех элементов вселенной, так и каждый из верных предстает как бы малою Церковью, когда в тайне сокрытого единства человек воспринимает таинства человеческого искупления, что были дарованы самой вселенской Церкви. И коль скоро мы не сомневаемся в том, что один человек принимает таинства, общие для всей Церкви, то что же препятствует тому, чтобы он произносил и слова, общие со всей Церковью, памятуя о том, что таинства куда важнее слов?

Liber que appellatur Dominus vobiscum, гл. 5 и 6 et 10 (P.L. 145, 235-236 et 239-240)

49. Святой Бернард. Порядок в любви

«Он утвердил меня в любви». Это слово раскрылось тогда, когда «Он поставил одних Апостолами, других пророками, иных Евангелистами, иных пастырями и учителями к совершению святых...» И потому любви подобает связывать их вместе и гармонично располагать в единстве Тела Христова: что никак не может исполниться, если не упорядочена сама любовь. Ибо если каждый будет следовать лишь собственному разумению и делать то, что ему хочется, без спросу и разуму, и более, если никто не будет довольствоваться назначенной ему ролью, но все захотят заниматься всем по своему желанию, делая без толку дела других, то это, разумеется, не будет единством, но бессмысленной мешаниной.

Пусть Господь Иисус утвердит хоть немного меня в любви, которую Он даровал мне, дабы все, что принадлежит Ему, так врезалось в мое сердце, что до всякой вещи я занялся бы тою, что среди всех прочих Он предназначил именно для меня, но преимущество, данное этой части, пусть не помешает мне остановиться с великим внутренним интересом на многих других задачах, что не касаются меня лично в силу моей роли. Ибо не всегда дело, коим следует заняться, есть и самое любимое. Часто бывает так, что дело, требующее первоочередных задач, само по себе менее важно, чем то, к чему впоследствии мы не должны проявить самого большого интереса.

Слово 49 на Пенею Песней, n. 5 et 6 (P.L. 183, 1018-1019)

50. Пьер Тейяр де Шарден. Христианство и персонализм

...Худшая опасность, с которой соприкасается человечество на нынешнем его витке, это окончательное забвение главного, т.е. духовного сосредоточения перед лицом космической беспредельности, открытой для нее наукой и перед лицом коллективной мощи, открытой для нее социальной организацией. Рассеянная энергия, или же безликое и бессердечное общество - не в таких ли формах земная нео-религия смутно пытается явить собою божественное начало? На этой опасной фазе, угрожающей существованию «душ» именно христианству, думается мне, следует выйти навстречу человеческим стремлениям, потому что только оно может согласовать их со структурными законами существования жизни. Вчера еще могли думать, что нет ничего более устаревшего, более антропоморфического, чем личный Бог христиан. Но вот, однако, там, где оно по видимости наиболее устарело и вместе с тем в самой основе своего кредо, христианское Евангелие оказывается самой современной из религий. Перед лицом человечества, в рамках сознания, уже пробужденного развитием жизни, дальше всех продвинулось по пути мысли наиболее углубленной, т.е. наиболее персонализированной. И оно сделало это наиболее действенным образом: не только защищая в своем учении возможность сознания, сосредоточенного в од ной точке и одновременно универсального, но и передавая и развивая самою своею мистикой чувство и в каком-то смысле непосредственную интуицию, указующие на этот центр всеобщей конвергенции. Неверующий сегодня, если он понимает биологическую ситуацию мира, должен бы по меньшей мере допустить, что образ Христа (не только тот, что описан в книге, но конкретно осуществленный в христианском сознании) есть самое совершенное из достигнутых ныне приближений к финальному объекту, к коему без устали и искажений могли бы быть обращены всеобщие усилия человечества.

Так, вопреки распространенной идее, христианство остается гуманным как в своих догматах, так и в своей морали, и когда-нибудь. может быть, завтра оно еще раз услышит призыв к спасению мира...

La Crisc present. Reflexions d'un naturaliste dans les Etudes. 20 октября 1937. p.163-164

51. Фридрих фон Хюгель. Явился Человек

Поистине невозможно непосредственно сравнивать христианство с эллинизмом, не умаляя уже самим фактом такого сравнения оригинальности христианства. Ибо его оригинальность заключается не столько в особых доктринах, как и не в общем его учении или в том особом месте, которое каждая доктрина занимает внутри этого учения. Она заключается в том откровении, которое оно возвещает через личность и пример его Основателя, в откровении глубины и абсолютно не подозреваемой доселе неисчерпаемости человеческой Личности, в откровении Истока и Аналогии этой Личности в Боге, и, наконец, в откровении о многотрудной простоте бесконечного восхождения человека к Богу, в ответ на нисхождение Божие к человеку. И оттого, коль скоро христианство - это прежде всего откровение личности, и если Личность всегда составляет Единство во множественности - столь же глубоко единое и глубоко множественное, сколь глубока эта духовная реальность, - то не нужно удивляться тому, что так трудно указать на какую-то особую доктрину как на основной оригинальный вклад христианства.

Ибо явился Человек, живший и любивший, действовавший и учивший, умерший и воскресший, и этот Человек продолжает неизменно жить в силе и Духе в нас и среди нас, столь невыразимо богатый и столь простой, столь возвышенный и все же столь знакомый, столь божественно превосходящий нас именно в том, в чем Он столь божественно нам близок, что Его собственный характер и Его учение требуют для более полного, хотя и всего несовершенного понимания многообразного изучения и различных опытов и приложений, воплощений и развитии во всех расах, всех цивилизациях, во всех индивидуальных и коллективных существованиях, одновременных и следующих друг за другом, во всем человечестве до конца времен.

The mystical element of religion. 2e ed. 1909, vol.l. p.25-26

52. Симеон Новый Богослов. Я знавал человека

Братия, восславим Бога взаимной любовью нашей. Всякое начинание человеческое, что не обращено к этой цели... тщетно... ибо ученики Христовы узнаются лишь во взаимной любви. Такова печать их: «По тому узнают все, что вы мои ученики». Любовь! Это она объясняет, что Слово стало плотию и обитало с нами. И для того по доброй воле претерпел Христос столько страданий, чтобы собрать создание Свое, естество человеческое, раздробленное и распыленное диаволом... Любовь есть непорочная Премудрость Божия и цель ее и есть благо сие: семья человеческая, святая истиной, которая и есть любовь Божия. Она-то и соединяет людей между собою и с Богом.

Братия, я знавал человека, который в любви своей прилагал тысячи разных стараний и ухищрений, чтобы отвратить людей ему близких от их дурных дел и мыслей, одного покоряя словом, другого - каким-либо благодеянием, третьего - с помощью какого-нибудь представившегося случая... Видел я сего человека столь плачущим над этим или стенающим над тем, что он в каком-то смысле облекался в них, вменяя самому себе преступления, совершенные ими...

Знавал я и человека, который столь радовался браням и победам братьев своих и становился столь счастлив, видя продвижение их по пути добродетели, что ему бы, пожалуй, раньше, чем им, подобало получить награду за эти труды и добродетели.

Наконец, знавал я и человека, столь пламенно желавшего спасения братьев своих, что часто с горячими слезами просил Бога от всего сердца и в преизбытке ревности, достойной Моисея, чтобы братья его были спасены с ним вместе или чтобы вместе с ними он был осужден. Ибо в Духе Святом он был соединен с ними такими узами любви, что даже не хотел войти в Царство Небесное, если оно должно будет разлучить его с ними 1054.

Слово 54 (P.G. 120. 423-425) 1055

53. Блаженный Августин. Взыскательность любви

Все, что мы любим из того, что питает нас, мы любим, истребляя и восстанавливая свои силы. Так не значит ли это, что следует любить людей как бы для того, чтобы истребить их? Но есть другая любовь, любовь благосклонная, которая благодетельствует тем, кого любит. Но если нет ничего, чем мы могли бы их облагодетельствовать? Однако благосклонности, которая любит, достаточно ей самой.

Мы вовсе не должны стремиться к тому, чтобы существовали несчастные, позволяющие нам исполнить наши дела милосердия. Ты даешь хлеб голодному, но пусть лучше никто не голодает, и ты бы никому не давал. Ты одеваешь нагого, но если бы все были одеты, то не было бы и необходимости такой! Ты погребаешь усопшего, но да явится жизнь, где никто не умирает! Ты примиряешь спорящие стороны, но да придет вечный мир, мир Иерусалима, где нет никаких раздоров! Всякое из этих служений вызвано какой-то необходимостью. Изгнать несчастье, и дела милосердия будут сделаны. Но как только не станет дел милосердия, значит угаснет и любовь? Тем подлиннее та любовь, которую ты приносишь счастливцу, коего ничем ты не можешь облагодетельствовать, она чище тем, чем свободней добро, которое ты делаешь. Ибо если ты делаешь добро несчастному, то, может быть, желаешь возвыситься над ним, дабы он, вызвавший тебя на благодеяние, стал бы ниже тебя. Он оказался в нужде, ты поделился с ним своими средствами. И поскольку ты сделал ему добро, то стал казаться в каком-то смысле чем-то большим, чем он, тобой облагодетельствованный. Пожелай же, чтобы он был равен тебе, и вместе будьте послушны Тому, Кому никто не может оказать благодеяния 1056.

На первое послание Иоанна Богослова, трактат 8, 5 (P.L. 35, 2038-9)

54. Святой Бернард. Переход Господа

В глубокой торжественное т и поразмыслим всерьез над тем, что предложено нам: о воскресении, о переходе, о перемене жилища. Ибо сегодня, братья мои, Христос не лежит распростертым, Он воскрес; не вернулся, но перешел; не устроился заново, но ввысь перенес свое жилище; дабы все сказать нам, Пасха эта, которую мы празднуем сегодня, означает не Возврат, но Переход, и эта Галилея, где Воскресший обещал явиться нам, не означает, что Он медлит позади, но меняет Свое жилище.

И вот мне кажется, что многие среди вас уже угадывают мою мысль, уже идут по следу моих слов...

Если бы Господь наш Христос после крестного Своего подвига вновь бы вернулся к нашей смертной жизни, к страданиям нынешнего века, то я сказал бы тогда, братья мои, что Он не перешел, но вернулся, что не водворился Он в вышних, но лишь опять вступил на земные стези Свои, оставаясь в прежнем уделе. Но нет: ныне Он взошел к новой жизни, и вот почему Он зовет к переходу, и нас зовет Он теперь в Галилею.

Слово на Пасху, п. 14 (P.L. 183. 281)

55. Текст, приписываемый святому Иоанну Златоусту . Космическое дерево 1057

...Древо сие дается мне для вечного моего спасения. Оно питает меня, восстанавливает силы, я опираюсь на его корни, располагаюсь под его ветвями, с радостью я дышу его запахами, как будто подставляю лицо ветру. Под сенье его я ставлю свою палатку, укрываясь от чрезмерного зноя, я обретаю отдых, полный прохлады. Я расцветаю вместе с цветами его. плоды его доставляют мне неизъяснимую радость, я собираю их, ибо они приготовлены для меня с начала мира. У него я нахожу изысканную пищу для утоления голода, под ним фонтан для утоления жажды, с него я беру одежду, дабы прикрыть свою наготу, листья его - это дух животворящий. Прочь от меня отныне листья смоковницы! Если есть во мне страх Господень, то здесь у Древа мое убежище, в опасностях оно укрепит меня, в битвах - послужит щитом, в победе - трофеем. Вот малая тропа, вот мой узкий путь! Вот лестница Иаковля, где ангелы восходят и нисходят, а на вершине ее стоит Господь.

Дерево это простирается дальше неба, поднимается от земли к небесам. Будучи бессмертным, оно растет из центра неба и земли, оно - твердая опора вселенной, связь всех вещей, основа всей обитаемой земли, космическое сплетение, содержащее в себе всякую пестроту человеческой природы. Прибитый незримыми гвоздями Духа, дабы не колебаться в твердом согласии с волей Божией, голо вою касаясь неба, а земли ногами, все пространство между землей и небом заполнил Он необъятными руками Своими 1058.

Он пребывал целиком во всех вещах, и нагим боролся против духов злобы поднебесных...

Вместе с Ним были распростерты два разбойника, обозначившие два народа, две склонности души...

Когда завершилась эта. космическая брань. . небеса сокрушились, звезды едва ли не спали с неба, солнце на время померкло, камни раскололись, весь мир оказался на краю гибели... Но Иисус, умирая, сказал: «Отче, в руки Твои предаю Дух Мой». И тогда при вознесении Своем Дух сей вернул жизнь и силу всем вещам колеблющимся, и вновь вся вселенная обрела прочность, как если бы всеохватывающее присутствие Божие и мука Христова пронзили все вещи. О, единственный среди единственных, ставший всем во всех! Да примут небеса Дух Твой, а душу Твою рай, но кровь Твоя пусть останется на земле. Неделимый разделился, дабы все было спасе но, и самые гиблые низины не остались бы без посещения Божия... Молим Тебя, Господи Боже, молим, Христе, Царю вечный, духовный, простри руки Твои на святую Церковь Твою и на народ Твой святой, что с Тобою всегда 1059!


ПРИМЕЧАНИЯ

995 Следует обратить внимание на то, что XXII глава изобилует выражениями, обозначающими весь род человеческий. Для сравнения возьмем среди прочих текстов ту страницу, где речь идет о фразе: «Тогда и Сам Сын покорится» (P.O. 44, 1316).

996 На традиционный обряд, смысл которого разъяснен здесь, почти никто не пришел. Несколькими днями позднее Север произнес эту проповедь, чтобы упрекнуть свою паству: «Есть пять дней, когда служат важнейшее из благочестивых поминовений, на которое все должны были бы придти в первую очередь, но на котором, по правде сказать, мы не видим ни одного верующего. Только одни мы и присутствуем на богослужении и должны одновременно возносить молитвы и отвечать на них...» (Ibid., p. 135-136). Ср. Григорий Нисский, о любви бедняков, 1-я проповедь (P.G. 46, 460, 465 В, 476 C-D).

997 Pseudo-Cyprien. De montibus Sina et Sion, c.4 (Hartel, vol. 3, pars 3, p. 107-108). Severien de gabala. Sur la creation, discours 5, n.3 (P.G. 56, 474). Alcuin. In Joannem (P.L. 100, 777). Walafrid Strabon. Expositio in quatuor evangelia (114, 861). Amalaire. De ecclesiasticis officiis, 1.1, c.7 (105, 1004-1005). Remi d'Auxerre. In psalmum 99 (131, 653-654). Livre d'Eioch, славянский перевод, гл. 30. Zosimus Panopolitanus (египетский алхимик, начало IV века), dans Scott-Ferguson. Hermetica, vol. 4, p. 106-107 et 123.

998 Этот символизм (перенос распространенного мифа о первом Великане, вначале расчлененном, затем восстановленном) имел долгую историю. Он был естественно сочленен с символизмом Креста (см. ниже, Текст 48). Рабан Мавр воспользовался им в 12 фигуре своего De laudibus sanctae crucis (в 815), где он изображает четыре буквы имени Адам в форме креста и комментирует это, проводя параллель между ветхим и новым Адамом (P.L. 107, 195-198 et 277). См. также Павел Диакон, Нот. 98 de tempore (P.L. 95, 1286 В-С). Amalaire. De ecclesiasticis officiis, 1.1, c.14 (P.L. 105, 1031 D); de ordine antiphonarii, c.33 (1285 D). Honorius d'Autun. Gemma animae, 1.3, c.42; sacramentarium, c.4; elucidarium, 1.1, c.l 1 (P.L. 172, 654-655, 741, 1117). Sicard de Cremone. Mitrale, 1.6, c.4 (P.L. 213, 254).

999 In Joannem, tract. 9, n. 14 et tr. 10, n.12. Аналогичное объяснение в проповеди 173, п.2: «Ille enim qui quaerit ovem perditam, et quam quaerit novit, et ubi quaerat, et quomodo ejus membra dispersa colligat, et in unam salutem redigat, et ita restituat ut earn ulterius non perdat» (P.L. 35, 1465 et 1473; 38, 938). Sermo 90, n.l: «Venit unus contra unum; contra unum qui sparsit, unus qui colligit» (38, 563). - Rupert. In Reg., 1.3, c.l3: «...De corpore igitur Adae, quod per quatuor mundi plages diffusum est, templum dominici corporis sumptum est» (167, 1156 A).

1000 См Remi d'Auxerre. In psalmum 71: «Ipse etiam murum erectum inter nos et caelestem rationabilem creaturam dissolvit, et mox cum illis in se angulan lapide univit» (P.L. 131, 510 C).

1001 Текст, заимствованный Дюраном у Иннокентия III, De sacro altaris mysterio, 1.2, c.20 (P.L. 217, 810). Cf. Origene. In Oenesim, horn. 13, n.2 (Baehrens, p.114).

1002 Cf. Sacramentaire leonien, preface de la Pentecote: «...Nihil sublimius collatum Ecclesiae tuae probamus exordiis, quam ut evangelii tui praeconia linguis omnium credentium ora loquerentur; ut et ilia sententia, quam superbae quondam turris extructio meruit, solveretur, et vocum varietas aedificationi ecclesiasticae non difficultatem faceret, sed angeret potius unitatem» (Felloe, p.26). Missel de Bobbio: «...Et dispersio linguarum quae in confusione facta fuerat, per Spiritum sanctum adunatur» (Lowe, p.93).

1003 Ср. вопрос 19 (P.G. 90, 308). et Ambiguorum liber (91,1149-1152). Jean Scot. In Joannem, fragm. 1 (P.L. 122, 308-9).

1004 Pseudo-Augustin. Sermon 107, n.I: «Duo enim qui se sancto amore diligunt. etiamsi unus sit in Oriente, alius in Occidente, ita caritate conglutinante juguntur, ut numquam ab invicen separentur» (P.L. 39, 1957). Lettre de Boniface a Gemmulus (M.G.H., Epistolarum. 1.3, p.390-391).

1005 Amalaire. Eclogae de officio missae (P.L. 10, 1328). Fulbert de Chartres, Epist. 2(141, 194).

1006 Paschase Radbert. De corpore et sanguine Domini, c.7 (P.L. 120, 1284-1286); In Matthaeum. 1.12, c.26 (896). Raban Maur. Epist. 3, Adversus Radbertum, n.3 (112, 1513-1514). Heriger de Lobbes. De corpore et sanguine Domini, c.7-8 (139, 184-187). Remi d'Auxerre. In I Cor (117-564). Alger de Liege. De sacramentis corporis et sanguinis Domini, 1.1, c. 17 (180, 790). Honorius d'Autun. Eucharistion, c.1-4 (172, 1250-1252). Несмотря на позднее и поверхностное смешение, произведенное Гонорием Оттонским, перед нами теория, совершенно независимая от теории corpus triforme, созданной Амаларием, и отличающаяся от нее. Согласно изложению Пасхазия Радберта и его последователей, Гийом де Сен-Тьерри вносит сюда существенное изменение, упраздняющее всякое различение между двумя первыми понятиями, т.е. телом, «рожденным от Девы», и телом, «принимаемым у алтаря», чтобы ввести еще и третье понятие действия внутренней «жизни» и действия социального «единства», рассматриваемых по отдельности.

1007 Вергилий. Энеида, 8, 202. Лукреций. О природе вещей, 5, 28 и т.п.

1008 См. гл. 9 (col.357).

1009 См. гл. 9: «Cum ergo Sancti Spiritus ad sanctificandum totius Ecclesiae sacrificium postulatur adventus, nihil aliud mihi postulari videtur, nisi ul per gratiam spiritalem in Corpore Christi, quod est Ecclesia, caritatis unitas jugiter indissrupta servetur» (col. 187), el c.10 (188-189).

1010 Обьяснения двух этих терминов святого Фульгенция см. J. Haret. Ephemerides theoloqicae lovanienses. 1939, p. 72 a 78.

1011 Град Божий, 1,12, гл.9: «Все те, кто разделяет благо принадлежать Богу, образуют с Тем, Кому они принадлежат, и между собою святое общество, они суть единственный Град Божий, Его живая жертва и живой храм Его» (P.L. 41, 357). И множество подобных отрывков.

1012 Часть отрывка цитируется Пасхазием Радбером для того, чтобы покачать плод единства Евхаристии: Liber de corpore et sanguine Domini, c.9. n.4 (P.L. 120, 1296) Heriger de Lobbes цитирует его, в свою очередь имея цель согласовать различные свидетельства Отцов: De corpore et sanguine Domini, с.5 et 6 (P.L. 139. 183-184). «Hilarius. vere Romanorum Lucifer», dit-il De meme Durand de Troarn: «Divinus sophista rhetorque caelestis Hilarius». Liber de corpore el sanguine Christi. pars terria. c.4 (P.L. 149. 1383). Cf. Cassiodore. De institutione di\inarum litterarum. c.18 (70, 1134-1135): Alcuin. Adversus Elipandum. 1.3, c.14 (101. 279 D): Guillaume de Saint-Thierry. Disputalio altera adversus Petrum Abaclardum (180. 294, 302-303. 307).

1013 Голубица - это, естественно, символ Духа (см. Иларий. In Matthaeum, с.20 n.4, P.L. 9, 1036; Eucher. Liber formularum, c.5, P.L. 50. 750; Biiede. In Leviticuin. P.L. 91, 335 D, etc. И она есть также символ Церкви, составляющей единство верных (см. Киприан. De catholica Ecclesiae uriitate, с.4. Hartel, p.213; et Epist.. 69, c.2. Bayard, t.2, p.240; Gregoire le Grand. Super Cantica. c.6. P.E. 79, 529; Ph. de Harveng, De silentio clericorum, 203. 1201; etc. Но между Церковью и Духом существует внутренняя связь, как объясняет Пасхазий Радберт In matthaeum, 1.2, с.З: «Арраruit (Spiritus) in columba, ut per earn exponeret quales futun erant qui as gratiam ejusdem Spiritus pervenirent... ut per earn nos doceret, quid ipse in nobis gerat. vel ipsi in eo quales esse debeamus... Dignissime simul et universalis Christi Ecclesia dicitur: «una est columba mea». quia per hanc gratiam Spiritus sancti. quae in eadem monstrabatur specie, dedicata et coadunata tola conspicitur...» (P.L. 120. 172-173). Cf. Anastase le Sinaitc. In Hexaerneron (P.O.. 89. 1076); Jerome. In Sophoniam (P.L. 25. 1374 ak Bede Homelies (94, 76): Raban Maur. Allegoriae (P.L. 112. 898): Pierre Damien(145, 1033): Gerhoh dc Reichersborg. De aediticio Dei (Libelli dc lite. 1.3, p. 160); Pseudo-Hugues. De bestns el aliis rebus. 1.1. c. 1-6 (177. 15-18); llononus d'Autun (192. 962); Pierre de Celle. Liber de panibus, c.18-19 (202, 1008-1010); saint Thomas (?). In Cant, expositio. c.6: cL'na est generalis Ecclesia. quae et recte columba vocatur. quia Spiritus sancti dote, qui in specie columbae apparuit, Christo sponslaa est et sanctificata» (Vives. i.18, p.593).

1014 См. комментарий этого отрывка в книге Hans von Balthasar. Presence et pensee. la philosophic religieuse de saint Gregoire de Nysse, in fine.

1015 Интересна разработка этой темы святым Бернардом, Sermo 34 de diversis. n.5 et 6 (P.L. 183. 633-634).

1016 Игнатий Антиохийский. Послание к Траллийцам, гл. 11: «...в страдании Своем Иисус Христос призывает к Себе нас, как членов Своих; Голова не может родиться отдельно без членов». Haimon. In Hebr.: «...orans non pro suis sed pro nostris delictis, nisi forte dicatur orare pro suis, propter communionem, quam habet cum corpore suo, quod est Ecclesia...»

1017 Ambroise. De fide, 1.5, c. 13, n.!69et 170: «...Sicut enim si in me concupiscat caro adversus spiritum, spiritus autem adversus carnem, non videor esse subjectus, etsi ex parte sim sudbitus: ita, quia omnis Ecclesia, unum corpus est Christi, quamdiu genus dissentit humanum. Christum dividimus. Nondum ergo sufictis est Christus, cujus non sunt adhuc membra subjecta. Cum autem fuerimus non multa membra, sed unus spiritus: tune et ipse subjectus erit, ut per ipsius subjectionem, sit Deus omnia et in omnibus. Sicut autem nondum subjectus est Christus, ita nondum perfectum est opus Patris...»(P.L. 16. 681-682). Voir encore In psalm. 61, n.8 (P.L. 14, 1169-1170). Cf. Jerome. Epist. 55. n.3 (Hilberg, t.l, p.491); Augustin. In psalmum 62. n.2 (P.L. 36, 749).

1018 Киркегор восхищался этим отрывком и частично цитировал его в своем Дневнике в 1851 (cf. Christ, trad. Tisseau, p. 159-160).

1019 Ambroise. Epist. 35, n.6-8: «Congemiscit omnis creatura... Cui conjunxit Apostolus etiam sanctorum gemitum, qui habent primitias Spiritus: nam et ipsi ingemiscunt. Quamvis enim de suo merito securi sint, tamen. quia futura est adhuc redemptio totius corporis Ecclesiae, compationtur. Cum enim adhuc membra patiuntur corporis sui. quomodo alia membra, licet superiora, non compatiantur membris unius corporis laborantibus? Unde punto dixisse Apostolum, quia tune ipse Filius subjectus erit, etc.» (P.L. 16, 1079): et n.12-12 (1080-1081). Chrusostome. Sermo in sanctum Romanum, c.l, n.l (P.O. 50, 606).

1020 Толкование этого видения Иезекииля см. у бл. Иеронима, In Ezechielem, 1.11. с.37: «Famosa est visio, et omnium Ecclesiarum Christi lectione celebrata...» (P.L. 25, 346-349).

1021 Отрывок, цитируемый Юлианом Толедским, Prognosticon. 1.2. с.28 (P.L. 96, 490-491).

1022 Cf. In Genesim, horn. 2. n.4: «Architectus Ecclesiae Christus» (В., р.33).

1023 См. Григорий Назианзин, 4-е богословское слово, гл. 5 (З.П. 36, 108).

1024 Текст, который постоянно приводят в связи с темой Евхаристии.

1025 См. Августин, In Joannem, tract. 9, п.15 (P.L. ЗУ, 1465). Pseudo-Augustin. sermon 91, п.6 (39. 1921). Ефрем, Гимн 20 о Воскресении Христовом, п.16 (Lamy, t.2; p.766). Odon de Chateauroux. Sermon pour 1'Avent (Pitra. Analecta novissima, t.2, p.202-207); etc. О Толковании Даниила 2, 34-35 у Отцов: Knabenbauer, in loc.. p.97-98).

1026 Написано в 1049 или 1050. Об Арнольде см. 1'Histoire litteraire de la France. t.7, p.542 ss. (воспроизведено в P.L. 143. 1279-1288.

1027 См. псалом 86, читаемый на (второй) всенощной при Освящении, чьи песнопения в точности заимствованы из рассказа о сне Иакова.

1028 Rupert. dc Trinilate et opcrihus ejus in Judic . c.2X (P.L. 167. IOS7-105K).

1029 Rupert, op. cit.. in Genesim. 1.7. c.22: «Что же это за столь высокая лестница, как не ряд предков Христовых, который мы весь знаем по евангельской родословной?.. Ангелы, восходящие и нисходящие по этой лестнице, суть, предвозвестники истины, возвестители и свидетели двойной родословной Иисуса Христа, божественной и человеческой. Никогда они не бывают застывшими вверху или внизу, ибо никогда не возвещают Христа чистым человеком или чистым Богом, но снизу поднимаясь к верху они говорят: «В начале было Слово», а нисходя «И Слово стало плотью». И потому неспроста евангелисты Матфей и Лука разделили свою задачу, ибо один из них, Матфей, нисходит от Авраама до чрева святой Девы, а другой, Лука, восходит до Бога от Того, Кто почитался Сыном Иосифам (P.L. 167, 467-468). - Cf. Peguy. Victor-Marie comte Hugo (ed. OEuvres completes. p.365-375).

1030 Только у Руперта мы находим обычно столь полный и изобилующий многими деталями символизм. Лестница Иакова получила аллегорическое истолкование уже достаточно рано, как свидетельствует о том 13-й трактат Зенона Веронского, гл. 3. Зенон видит в лестнице Крест Христов; две ее стороны - это два Завета, ее ступеньки - это ряд добродетелей, что ведут христианина от обращения к совершенствованию; нисходящие и восходящие ангелы - это люди, что возвращаются в мир сей, сперва от него отрекшись, или те, кто пребывают на пути к небу (P.L. 11, 428-433). Видение Иакова Зенон сопоставляет с притчей о добром самарянине, где в образе двух динариев также припоминаются два Завета: «quae parabola, sublata dubitatione. scalae sacramentum spiritualiter intuentibus patefecit...»). Аналогичные характеристики можно найти и у Августина In psalm., 119. п.2 (P.L. 37, 1597-1598); Jerome. In Ezechielem (25. 28 A); Pseudo-Chrusostome. In Rom., 7, 19, n.3 (P.G. 59, 669); Cassiodore. De institutione divinarum litterarum, praefatio (P.L. 70, 1107); Pseudo-Augustin. Scala Paradisi (40. 997-1004); Philippe de Harveng Moralitates in Cantica (203, 501); Bonaventure. Breviloquium, prologus. n.3, et Itinerarium, c.2 (Quaracchi, t.5, p.205 et 298). Cf. Pierre Damien. De quadragesima et de quadraginta duabus Hebroerum mansionibus, c.3: «...Incipiamus jam per ea quae descendit Christus ascendere...» (P.L. 145. 547-548). Pseudo-Maxime de Turin. Sermon pour 1'Ascension: «Ilia scala... descensum et ascensum Domini significabat... Lapis ad caput Jacob est ipse Christus... dou trabes duo sunt testamenta, gradus praecepta divina...» (Spagnolo-Turner. p. 170). - Также и для Соловьева лестница Иакова означает нисхождение Авраама, родословную Христа, изложенную евангелистом Матфеем («История и будущность теократии»; см. Stremvouknoff, v.l. Soloviev et son oeuvre messaianique, p. 148).

1031 Тот же Руперт, In Ezechielem, 1.2, гл. 12 преобразует топографическое описание Храма в образ священной истории: внешняя паперть - это история мира со дня творения до Авраама; от Авраама до Христа входят в «atruim inter ius»: при воплощении «in templo suo Deus humano generi est repropitiatus». etc. (P.L. 167, 1472-1474).

1032 Это соотнесение с тайной Креста становится естественно соотнесением с тайной Крещение: Tertullien. De baptismo, 9 (P.L. 1, 1209; Didyme, De Trinitate (P.G. 31, 697); Ambroise (P.L. 16, 393-394).

1033 Cf. Maxime. Capitula theologica et oeconomica, cent. 1, c. 66: «Celui qui connaft».

1034 См. in Ps. 36. п. 37: «Смерть Его - плод жизни. Ибо то, что свершилось в Нем, есть жизнь... Церковь есть жизнь, ибо она создана в Нем, из ребра Его; в Нем воскресла Ева» (P.L. 14, 985). Весь этот отрывок можно прочитать в переводе о. Мерша, Le Corps mystique du Christ, t. II 2, p. 402-403.

1035 Cf. Augustin. Enarr. in psalm. 61, n.4 (P.L. 36, 720-732). Missel de Bobbio. Contestatio dominicalis: «In Noe rector archae - non solum Noe, sed Ecclesiae gubernator - in Abraham fidelissimus Patriarcha, in Isaac gloriosissima victima Patris, in Jacob summae patientiae magister, in Joseph misericordiae praedicator, in Moyse laudabilis dux, in David patriarcha praeclarus, in Salomone abundantissimus fons sapientiae, in Isaia auctor omnium Prophetarum, in Joanne primus baptista, in Stephano primus martyrm in Petro negantium fides...» (Lowe, p. 150)

1036 По F.Nau. Quelques nouveaux extes grecs de Severe d'Antioche, dans Revue de l`Onent chretien, 1929, p. 11-20; et M.Briere. Les homiliae cathedrales de Seve red Antioche, перевод с сирийского Иакова Эдесского, Patrologia orientalis t 23 (1932), p.105-114. Cf. Homelie 83 (Briere. loc. cit., p.21).

1037 Относительно притчи о самарянине, изображенной в витражах Сенса Бурга, Шартра и Руена: Emile Male. L'art religieux au XIII" siecle en France, p.232-234.

1038 Слово III (P.L. 57. 514 B-D). Id.: Pseudo-Ambroise (17. 630 B-D).

1039 См. проповеди 27 и 45 (P.L. 194. 1778 и 1841). - Исаак излагает здесь в энергичной и сжатой форме идеи, ставшие с давних пор традиционными. См., например, Амвросий, De institutione virginis. с. 14. п.88 et 89: «...Quam pulchra iliaquae in figura Ecclesiae de Maria prophetata sunt!» (P.L. 16, 326); In Lucam, 1.2, n.7 et 1.3, n.38: «Ecclesia, quae Verbi semine et Spiritu Dei plena, Christi corpus effudit, populum scilicet christianum» (15. 1555 et 1605). Augustin, sermons 188, n.4; 192, n.2; 195. n.2; 21 3, n.7 (P.L. 38, col. 1005. 1010-1011, 1012-1013, 1018); Enchiridion. c.34 (40, 249); De sancta virginitate, n.2 (397). Pseuso-Augustin, sermon 121, n.5: «Nonne in figura Mariae typum videmus esse sanctae Ecclesia? Ad hanc utique sanctus descendit Spiritus, huic virtus obumbravit Altissimi, huic potens virtute Christus, ergeditur...» (P.L. 39. 1989); sermo de symbolo. c.6 (54, 356). Isidore de Seville. Allogeriae Sacrae Scripturae. n.139 (83, 117). Bede. De tabernaculo et vasisejus, 1.2, c. 10 (91, 449). Alcuin. In Apoc. (100. 1152, 1153). Paschase Radbert. In Matthaeum, 1.2, prooemium: «...Ubi nimirum universalis Ecclesia praesignatur, tandem de Spiritu sancto replenda, per quern in cordibus credentium et ipsa Christum quotidie non solum parit, qui mater et virgo est, sed etiam sponsa in omnibus appellatur... Quod de hac (Maria) specialiter dictum est in Canticis, quamvis generaliter de Ecclesia significatum intelligamus...» (P.L. 120, 103-104 et 106); 1.7, c.13 (498. Pierre Damien (144, 861; 145, 226, 802). Anselme de Laon. In Matthaeum, c.l (P.L. 162, 1250). Rupert. De Victoria Verbi Dei: «Maria, sponsa Dei Patris, erat prioris Ecclesia pars optima, ut exemplar fieret junioris Ecclesiae, sponsae Filii Dei, Filii sui» (cf. 1.12, c.l, P.L. 169, 1464-1465; De golificatione Trinitatis, 1.7, c.5, 6 et 13, col. 146-147 et 155); De divinis officiis (170, 49-50). Guitmond (149. 1458-1459). Honorius d'Autun (172, 495-499). Herve (181, 1097). Gerhoh (194, 324). Hildegarde (197, 512), etc. - Можно найти другие ссылки на Отцов в Gregorianum, 1937, р.21-23 (Tromp). О комментариях на Песнь Песней, касающихся непосредственно Марии см. Dictionnaire de Spiritualite, fasc. 7, col. 89. Средневековое искусство также видело в Марии символ Церкви. Emile Male. L'art religieux du XIII siecele en France, p.226-227 et 230. E.-M.Paillard. Portail de Reims (1936): «Церковь и Синагога часто изображались в Средние века. На фасаде Ремского собора скульпторы, не желавшие порывать с традицией, поместили их на двух малых колоколенках... а на видном месте изобразили нову пару: Мария и Церковь... Над главным порталом изображено коронование Пресвятой Девы, и, расположив на каждой стороне Марию и Церковь, они привлекли внимание к Церкви, изображающей коронованную Деву...» (стр. 32-33). Обратимся к представителю греческой традиции. Анастасий Синаит, In Hexameron, 1. 12:«Блаженна Ты между женами, Ты единственная жизнь и производительница жизни, матерь верующих! О Церковь, прославленная мать Христа, супруга духовного Адама - Господа нашего. И благословен плод чрева Твоего, племя живых народов! Ибо одна Ты Бога без семени родшая, Логоса, пребывающего в Себе самом... Ты - ребро и часть Адама Божия... Ты - одна, воспринявшая кость от кости природу Его по Божеству и плоть от плоти - по человечеству, в коей скрывается Его Божество... Одна Ты, говорю еще раз, благословенна между женами!.. (P.G. 89, 1072).

1040 См. Слово 45, гл. 12: «Закон был дан нам вначале в помощь, как стена разделения, воздвигнутая между Богом и идолами, отвращая нас от тех и обращая нас к Тому. Он сделал вначале несколько уступок, дабы затем получить преимущества. Он дозволил на время жертвы, дабы внедрить в нас Бога» (P.G. 36, 640 В).

1041 См. Ориген, Selecta in Leviticum (P.O. 12, 397); Didyme (39, 348).

1042 Ср. Григорий Нисский. О молитве Господней, проповедь 1: «...Когда не станет более ни одного человека разумного, возревновавшего о Боге, когда все придет в упадок, окажется бесполезным, когда все потонет во грехе и возобладает беззаконие, когда сгустится тьма пороков, тогда явится Благодать, заблестит луч света истинного, тогда для сидевших во мраке и тени смертной взойдет Солнце Правды» (P.G. 46, 429. trad. Danielou).

1043 Сf. sermo 60. de passione Domini 9. с. I (P.L. 54, 342-343): sermo 76. de Pentccoste 2, c.3 (405). etc.

1044 Cf. Mcliton de Sardes. Homclie sur la Pqssion (C.Bonner. Melanges Cumont. 1.1. p. 116-117). Gregoire de Nysse. Sur la vie de Moïse (P.G. 44. 376). Augustin. In psalm. 61. n.4 (P.L. 36. 730-732). Paulin de Nole. Epist. 38. n.3 (P.L. 61. 359).

1045 Молитва, включенная в богослужение яковитской Церкви в Ноне и приписываемая Макарию Великому, называемому Египетским (390). Перевод с сирийского F.Nau. Revue de l'Orient chretien, 1907, p.322-323.

1046 Дело здесь не в примерах, приводимых Ньюманом. Как можно заметить из последующего, он сознает свое преимущество над противником, склонным к почти безудержному компаративизму. Ньюман непрочь даже преувеличить эту тему «заимствований», чтобы лучше выделить дорогую ему идею.

1047 См. Mohler. Nouvelles recherches sur le Symbolique. заключение: «Следует ли осудить все это за то, что оно было провозглашено язычником?.. Сам г-н Баур отнюдь не будет враждебен ко всему, чему учил Платон. После зрелого размышления, он признает, что в его трудах есть чисто языческие моменты, однако другие отнюдь не таковы и т.п.» Le Symbolique. tr. fr., t.3, p.348-349.

1048 Cf. Ambroise. In psalm. 43. n.94: «Confitere Christum, quia plenitudo est» (Petschenig, p.328). Francois Bonal. Le chretien du temps (2e edition. 1688). p.3-5.

1049 По поводу обстоятельств этой работы см. J. Guitton, op. cit.. p.49-51. Отрывок, приведенный здесь, был включен Ньюманом в его Essay on the Development of Christian Doctrine, издание 1878 в конце главы VII 2-й части. Аналогичный спор между Штарком и Гаманом: см. Hamann. La vie et 1'xuvre de J.-C. Hamann, p.417-431); затем между J.Poynder. L'alliance du papisme et du paganisme (1835) и Wiseman. Letrres a M.J.Poynder (trad. fr.. Migne. Demonstrations evqngeliques, t,16. p.205-240).

1050 «Et in omnibus sit una, et in singulis tola». Аналогичные формулы, касающиеся Троицы: см. выше, гл. XI.

1051 «Et in universitate sit una, et in suis partibus tola». - To, что Петр Дамиани говорит в настойчивых формулах о Церкви, говорится подобным же образом и о Евхаристии, о божественной природе Христа, о Слове Божием, о любви... Об этом свидетельствуют последующие тексты. Можно заметить, что почти во всех случаях присутствует евхаристический контекст.

Fauste de Riez. Homilia de corpore et sanguine Christi, c.5: «Quid cum Ecclesia iidelium sumit. sicut plenum in unwersis, ka integrum esse probatur in singulis» (Pseudo-Jerome, letter 38; P.L. 30, 273). Это слово, часто цитировавшееся в Средние века, приписывалось тогда Евсевию Эмесскому.

Hugues de Saint-Victor. De Sacrramentis, 1.2, p.8, с. 11: «Si in diversis locis potest esse unus, quare etiam non in singulis patribus potest esse totus?» (P.L. 176, 469). Id.: Speculum Ecclesiae, c.7 (177, 364 A). Cf. Sacramentaire d'Angouleme, префацио 5-го Воскресения после Богоявления.

Gregoire de Bergame. De veritate corporis Christi, c.32: «Verbum ab ore praedicantis in populos prolatum, si convenienter ab omnibus intelligitur, in omnibus totum est. et in singulis totum» (Hurter, t.39, p.123).

Мозарабский требник, воскресенье перед ноябрьским постом. Illatio: «...per Dominum Nostrum Jesum Christum, cujus divinitatis immensitas sic ineffabiliter circumplectitur omnia, ut in singulis creaturis permaneat tota, et in omnibus habitet universa» (P.L. 85, 649-650).

Cesaire d'Arles. Sermon 123, n.l: «Tanta est illius (Christi) omnipotentia, ut eum totum possideant, et singuli totum» (Morin, p.490). Et sermon 128, n.3: «Tanta est possessio caritatis, ut et singulis tota sit. et omnibus integra esse possit» (p.506).

Alger de Liege. De sacramentis... 1.1, c. 15: «Dum ipsum corpus suum... et singulis dividitur, et unum totum universis individuum et integrum habetur» (P.L. 180, 783); etc.

1052 «Individuae unitatis arcanum»; ibid., c.8: «per unitatis indivivudae sacramentum» (col. 238). Именно этот эпитет употребляется традиционно, чтобы квалифицировать, с одной стороны, единство Лиц в Святой Троице, а с другой стороны - единство членов Тела Христова между собой. Таким образом подчеркивается «sicut et nos» в священнической Молитве. Например:

Gregoire de Nazianze: см. греческий текст по книге (P.G. 36, 197). Cyprien: «individuae caritatis», «catholicae Ecclesiae individuo Sacramento», «individuo concordia» (Correspondance, Bayard, t.2, p.129, 144, 190). Augustin: «si individuam caritatem, perfectam unitatem» (P.L. 35, 1538). Fulgence: «Spiritus sanctus veniat... secundum donum individuae caritatis» (P.L. 65, 790). Missel mozarabe: «Omnipotens Deus, individua Trinitas» (P.L. 85, 658); «Deus, pacis conditor et caritatis individuae attribitor» (col. 261). Raban Maur: «Noverant apostoli tune esse. Christum in Patre per unitatem individuae diviitatis» (P.L. 110, 254). Fufinus episc.: «unanimitas individua» (P.L. 150, 1638). Guillaume de Saint-Thierry: «ubi individua caritas, ibi perfecta unitas» (P.L. 180, 357). Arnaud de Bonneval: «Spiritus aqua et sanguis. quae tria unum sunt, et individua manent» (189, 1702). De meme Ambroise: «individua fides» (15, 1722 C), etc.

Весьма многочисленные примеры выражения «individua Trinitas», etc. Cf. Tertullien. Adversus Praexan, c.23: «Scimus Deum ubique consistere, ...filimque, ut individuum, cum ipso ubique» (Kroymann, p.271). Hincmar: «Tria unum sunt et individia manent» (P.L. 125, 821 D); etc.

1053 Etienne de Bauge. Tractatus de Sacramento altaris. c. 13: «Uno prazsente, sacerdos plures alloquitur et salutat, quia praesens astat omnis Ecclesia» (P.L. 172, 1289). Voir Odom de Cambrai. Explucation du canon de la messe, aux morts: cet omnium cicumstantium... (160, 1057).

1054 См. Иех. 32, 32. Комментарий бл. Иеронима на Рим. 9, 3: i-pist. 121. п.9 (Hilberg.!.? р.39). Tauler. Sermon pour le 16 dimanchc apres la Trinite, n.4 (.trau Hugueny-Thery-Corin. t.3. p.91). Pegufl. De Jean Coste.

1055 См. «Книгу о любви Божией», гл. 18, «как должен вест себя монах»: различение между одиночеством и одиночеством; монах, отрешенный от мира, тем не менее, не одинок... (P.O. 120. 542-544). Симеон (949-1022), ученик Симеона Студига, был назван «Новым Богословом» или третьим богословом Церкви» (третьим - после святого Иоанна Богослова и святого Григория Назианзина) и в знак протеста против тех, кто отказывал этому простому монаху в праве учить. Его влияние на монашескую жизнь в Греции было значительным, и ныне он, несомненно, наиболее читаемый автор в монастырях Афона. См. Orientalia chnsiianu. vol. XII (Rome. 1928), Vie de Symeon le nouveau theologien par Nicxtas Sleihalos, texte et traduction. par Irenee Hausherr et Gabriel Horn.

1056 Приводя эту страницу, мы вовсе не намереваемся поставить Августина, вопреки его намерениям, в ряды пионеров социальной справедливости и прогресса. Его пример о погребении усопших говорит о том, что он не предвидит, что человеческие несчастья прекратятся где-либо, кроме как в иной жизни. Но не менее верно, что закон любви как таковой анализируется здесь с великолепной четкостью. В своем самом простом и непосредственном выражении любовь должна вытекать из собственной - глубинной - взыскательности, всегда превосходящей всякое из ее частичных осуществлений и как бы разрушающей все свои проявления вовне, чтобы удовлетвориться, наконец, лишь совершенной взаимностью любви, созидающей совершенную общину. Не замыкаясь самодовольно ни в одном из дел своих, она должна отвергнуть их все, желая достичь чистоты своего деяния. «Любовь, - пишет о. Пьер Шарль, - обращена ко всем; она не направлена лишь от богатого к бедному, от сильного к слабому, от ученого к невежде. Она не предполагает никакого изъяна, никакой скудости в том, кого она достигает. Она не опирается на различия, но на подобия, она не освящает неравенства, но учреждает повсюду единство» (Semaine sociale de Paris, 1928, p. 206). Такова же и идея Августина. И потому в августианстве, весьма далеком от какой бы то ни было эгалитарной социологии, уже зарождается протест против тех псевдохристианских систем, которые так часто на протяжении последних веков противопоставляли то, что по странному злоупотреблению называлось христианской любовью, и требования социальной справедливости. Стоит почитать, например, похвалу Неккера любви, «самой досточтимой из добродетелей», поставленной на службу «настоятельным законам собственности» (De L'importance des opinions religieuses, 1788, ch. 17, p. 496-499). или какой-либо аналогичный текст, и нам легче будет понять пламенные обличения Прудона, как бы несправедливо они ни звучали в общей форме (de la celebration du dimanche, nouv. ed., p.57; De la justice dans la Revolution et dans l'Eglise, nouv. edit., t.3, p. 102 et p.l 13). Блаженному Августину не нужно было дожидаться Ницше, чтобы разобраться, что особая склонность делать добро беднякам может скрывать в себе иногда волю к власти: E.Gilson. Un gomor de manne, dans La Vie intellectuelle, ноябрь 1946, стр.19. Э.Жильсон справедливо сближает opta aequalem блаженного Августина и ut fiat aequalitas апостола Павла в 2 Кор. 8, 14, комментированном поочередно то смело, то робко Боссюэ. См. святой Григорий, Moralia in Job, 1.21, n.29: «Erga indigentiam itaque proximi humilitatem pietas fulciat, humilitas pietatem, ut, cum indigentem rebus necessariis naturae tuae consortem videris, nee per impietatem desinas tegere, nee per superbiam negliagas venerari quem tegis...» (P.L. 76, 206 C).

1057 Шестая беседа на Пасху (P.G. 59, 743-746). Эта беседа, которая помещается в разделе spuria в изданиях святого Иоанна Златоуста, несомненно, более позднего происхождения. Весьма вероятно, она принадлежит святому Ипполиту (как, по-видимому, и пять других бесед, которые ей предшествуют). Вероятно, это Περί τοΰ Πασχα, о которой упоминает Евсевий в своей «Церковной истории», 1, 6, гл. 22. Рукопись VIII-IX века, сохраненная в аббатстве Гротаферрата, содержит первую треть ее (со многими архаическими вариантами) и относит ее Ипполиту под названием Είς τό άγιον Πασχα.. См. Charles Martin. S.J.: Un Περί τοΰ Πασχα de saint Hippolyte retrouve? dans Recherches de science religieuse, 1926, p.148-165; Fragments palimpsestes d'un discours sur la Paque attribue a saint Hippolyte de Rome, dans Melanges Cumont, 1937, t.l, p.321-363; Hippolyte de Rome et Proclus de Constantinople, dans Revue d'histoire ecclesiastique, 1937, p.255-276.

1058 Отметим переход от Креста к самому Распятому. Один видимым образом отождествляется с другим, аналогично тому, как это делалось во многих произведениях II века, например, в «Деяниях Петра», гл. 38(tr. Vouaux, p. 449-450). В ту же эпоху Христос и Его Крест нередко представали в гигантских размерах; в особенности Христос прославленный, после Преображения или Воскресения. «Глава Его касалась неба», - говорится в «Деяниях Иоанна», гл. 91, а в гл. 93: «Он виделся мне гигантом, чья глава касалась неба». Cf. L.Vaganay. L'Evangile de Pierre, p. 299 et 300. См. также удивительную поэму De ligno vitae, в приложении к сочинениям Тертуллиана (P.L. 2, 1113-1114), со странной и величественной символикой, которую следовало бы процитировать целиком.

1059 Идее креста как «как связующего звена всей твари», креста, охватывающего четыре стороны света, суждена была долгая жизнь (См. Андрей Критский. О Прославлении Креста, беседа I, P.G. 97, 1021), Firmicus Maternus. De errore... c.21, п. 4-5 (Heuten, p.97 et 99). Jerome. In Ezechielem (P.L. 25, 423 B). Maxime de Turin. Homelie 50 (P.L. 57, 342). Gregoire de Nysse, commentant Ephes., Ill, 18-19; Discours 1 sur la resurrection du Christ (P.O. 46, 621-624); Contra Eunomium, 1.5 (45, 696); Discours catechetique, c.32, n.5-9 (Mender, p.146-150); etc. Cf. Paul Claudel. Un Poete regarde la Crois, p. 149 et p.244-245. Было бы интересно исследовать отношения этой идеи, с одной стороны, с древними мифами о Дереве или космическом Столпе, с другой стороны, с верованием, что Голгофа есть центр мира. Однако укажем здесь на этот великолепный переход в конце: «Простри руки Твои на святую Церковь Твою...» Та же идея и у Ипполита, Об Антихристе, гл.61: «Распростерши руки Свои святые на древе, Христос раскинул два крыла, правое и левое, призывая к себе верующих, и прикрывая их, как птенцов Своих» (Achelis. р.42). Cf. L'Arbre cosmique, dans les Melanges Podechard (1945, p.191-198).


Источник: «Христианская Россия» - Италия

 
Top
[Home] [Library] [Maps] [Collections] [Memoirs] [Genealogy] [Ziemia lidzka] [Наша Cлова] [Лідскі летапісец]
Web-master: Leon
© Pawet 1999-2009
PaWetCMS® by NOX