Вярнуцца: Мемуары

Воспоминания о войне


Дадана: 28-01-2004,
Крыніца: pawet.net.



Миколайчик Феликс Владиславович (1928 г. р.)

В воскресенье 22 июня утром мы на чердаке в сарае спали. Прилетели самолеты- много самолетов. Сразу начали бомбить. Бомбили только центр города зажигательными бомбами, с мазутом. Пожар в городе. Поезд из Гродно шел на Москву, его разбомбили около переезда. Футбольная команда какая-то ехала. На нашей улице все люди повыходили на улицу. Потом уже побежали в город. За две недели до начала войны в Докудово высадили десант -6-8 человек переодетых в советскую одежду. Они обошли площадки, где и как наступать, что бомбить.

Один из немецких разведчиков на мотоцикле проскочил в город из под Вильнюса. Возле переезда русский солдат пальнул- немца закопали- во время войны выкопали и в Германию увезли. На второй или третий день войны, еще русские в городе были -немецкие самолеты возвращались с бомбежки, напротив нынешней 5 школы между домами сел бомбардировщик. Трое немцев выскочили- пошли на болото, к речке, к мельнице. Евреи стали кричать, солдаты прибежали- поймали. Летчиков этих расстреляли. 27 июня, после обеда немцы- закрученные рукава, пистоль-машины, гранаты на поясе- заняли Лиду без боя. Шли фронтом, шеренгой, через наш огород проходили. Оставались русские раненые, один солдат в доме на Свердлова день полежал- приехали, забрали.

Около года пас коров. Пасли где сейчас СМУ мелиорации. Там было несколько заросших карьеров, загоним коров в ямы, видим на полкилометра. Машина приехала -слышим выстрелы. Видели потом в углу одной ямы лежит человек, в углу второй -двое. Там много уничтожали. Расстреливать возили за зеленхоз, как дорога на Молодежный идет на гору - там в 1939 г. был красноармейский полигон -множество окопов, в этих окопах русские шнуры оставили, бабы тол собирали, жирный. Расстрелянных чуть присыпали после расстрела. Люди приходили -стягивали сапоги, босые потом лежали. Ниже с той стороны, метрах в 10, был большой окоп и траншеи, в них и заваливали- расстрелянных, кого осуждали. Судили в парке в подвале, где сейчас ЗАГС, там был военно-полевой суд СС, приговоры там выносили. Подержат неделю -другую, в машину и на расстрел.

В школу пару месяцев походил- выгнали. Прислали повестку на работы в Германию. Батька выкупил. Как-то сумел договориться. Война когда началась, он пошел столяром на "Сельмаш". Была контора по трудоустройству напротив парка в гимназии. Дали мне несовершеннолетнему документ-справку в этой конторе, и отец меня устроил на работу на сельмаш столяром. Работал уборщиком, посыльным. Отец давал работу, убрать, подмести, следить за порядком и охранять. Заводом руководила военная команда и немецкий офицер. Одного директора помню по фамилии Тидо- немец в двойных очках. Ходил в военной форме, бил палкой от помидоров, однажды и мне досталось. Начальник производства русский был. Мастером- немец, любил выпить. Делали приводы, шестерни, соломорезки, молотилки, сортировки, придумали делать сортировки для картошки. Сетки из прутка 4-5. Крутишь станок рукой и картошка вниз просыпается. Местные крестьяне покупали все нарасхват. Делали также телеги. Сборка производилась на лесопилке. Крали сильно, как могли. Приспособились шестерни через забор перекидывать. Телег наделали штук 20, собрали на площадке на лесопилке, приехали солдаты с лошадьми, оглобли привязали -потянули, а телеги и развалились -покрали все оси. Немец старик был конюхом. Приехало гестапо, взяли старика, все понаходили. У нас чердак был в цехе- залезут на чердак и в карты играют, а меня поставят охранять. Платили картошкой- давали 2-4 пуда в неделю, или железяками, кому лопату, кому топор, иногда платили марки. На заводе работали также пленные и евреи.

Курилов Федор Дорофеевич

В Дроздово нас было 8 чел. комсомольцев. Когда пришли немцы, мы начали скрываться. У нас был у каждого пистолет и даже один станковый пулемет. Мы связались с Радецким в 1941 г. Он скрывался в лесу. Достали радиоприемник, поставили его у Шута Сергея Иосифовича на хуторе в Огородниках. Начали действовать. В феврале 1942 г. мы четверо ушли в группу Радецкого - я, Шут Геннадий, Кудло Иван и Кудло Владимир. В феврале 1942 г. убили коменданта д. Докудово. После этого разбили постарунок в Новогрудском районе. В апреле 1942 г. нас в отряде было примерно 35 человек. В мае 42 г мы разбили гарнизон в Березовке. В начале июня к нам присоединилась группа Громова -5 человек. Разбили станцию Яцуки, м.Вселюб и Бердовку Новогрудскую. Отряд пополнялся за счет местных жителей и военнопленных. С самого начала командиром был Третьяков Антон, военнопленный лейтенант, прибыл в отряд один, комиссаром - Радецкий. По прибытии группы Громова Громов избирается командиром, Радецкий остается комиссаром. Бердовку разбивали при участии Громова, разбивали Збойск Новогрудского. Убили в 1942 г. лидского гебитскомиссара или его заместителя. Они ехали на трех машинах. Мы сделали засаду. Было человек 30 немцев. Перебили всех немцев и сожгли машины. Мост через Дитву в Доржах жгли дважды. Разбивали Белогруду вместе с бригадой Ворошилова, командовал Макаров. Осенью 42 г. не стало Громова. Радецкий командиром отряда не хотел быть и не был им. На связь с подпольщиками в г. Лиду посылали Шута Степана, Ярошевич Веру, Кучинскую Веру, Жукова Петра. Из активных связных были: Быстрицкий из д. Мотевичи , Шут Степан и Сергей, Курило Николай. В Новогрудском районе мы устроили засаду на немцев. Но о нашей засаде немцам сообщил местный солтыс. Был базарный день. Для своей безопасности немцы, возвращаясь из Новогрудка, посадили на подводы мирных жителей и сами по одному разместились на подводах. Открывать огонь было невозможно. Мы сняли засаду. Как только мы сняли засаду немцы открыли огонь. Было убито два наших партизана. Через некоторое время мы пришли искать солтыса. Зашли на хутор в один дом. Там сидел мужчина. Мы спросили, где находится солтыс. А это был сам солтыс. Но мы этого еще не знали. Видя, что он хочет от нас увильнуть, мы решили его не отпускать. Он повел нас к солтысу, т.е. в свой дом. Зайдя в дом он спросил у своей же жены: "Где твой хозяин?". Жена сразу смекнула и сказала, что он ушел на хутор. Мы вместе поехали на этот хутор. Как только заехали в лес, он спрыгивает с подводы и бежит в лес. Я бросился за ним вдогонку, при этом, чтобы хлопцы не стреляли, крикнул им, ибо могли убить и меня. Я преследовал солтыса метров 150 пока не убил. Возвращались домой, возле хутора Зверьки около Пудино нас встретила группа партизан из отряда Чапаева примерно человек 20, все вооруженные. Подойдя к нам они обратились к Радецкому, чтобы он сдал свое оружие. Радецкий оружие сдал. Нас они не трогали и оружия не отнимали. Отъехав метров 100, они с автомата (кто именно- неизвестно) выстрелили в Радецкого. Радецкий успел только крикнуть "Умираю за Сталина!". Радецкого убили в ноябре 1942 партизаны из отряда Чапаева. После гибели Радецкого часть партизан перешла в отряд Ворошилова, а часть в "Искру", я в Искру". Вначале он был похоронен около хутора, а затем перезахоронен.

Корней Наталья Сильвестровна (в девичестве Кибилда) д. Лесники

Партызаны были у 4 бабау, прыехали немцы, стали страляць. С таго канца пайшли падпаливаць.

Немцы не страляли, страляли власауцы. Хто быу у хатах там и згарэу. Дзяцей кидали у агонь власауцы. Партызаны нейкага немца закрыли у падвал. Утрачкам раненька, каров выганяли. Машыны, матацыклы идуць. У черных шинелях, с белыми пугавицами. " Ляус - хавайцеся." - немцы казали. Мы з мамай паляцели. Маго тату и брата забили, яны стаяли каля кузни. Тату - пулей у лэб. Тата кузняцом быу, кузня стаяла, многа у ей чаго было. Жыта было несжатае, хавались у жыте. Загинуушых укручвали у дяруги и хавали. Мы костачки сабирали. Брату было 17 гадоу. У магилы па чацвера хавали. У каго крест паставили, у каго и не. Прыязджали немцы пасля пажару. Самалеты летали. Веску болей не чапали.

Малец Анна Иосиповна (Иосифовна) (в девичестве Багрим) 1913 г.р. д. Лесники

Были удавы, пабрали мужчын. Зося Багримова замужем за Шираном была. Люба. Надя. Траих держали. А после их стали вызывать, а яны не пашли, пашли у лес. Дзеци ужо были. Зрабили схроны. Яны прыехали гэтыя хаты палиць. Той партизан - Андрюша, быу яшчэ Ильюша - гэтыя партызаны. Акоп зрабиу, кинуу гранату - немца забиу. Двух забили, а яе не. Тольки выгнали кароу, як стали веску палиць. Люди пахавалися у картофлю. Трох чалавек пастраляли тутака. Мае дите было у хате. Тата мой згарэу, маму ранили, яшчэ 10 гадоу жыла Тые, хто уцякау направа, адразу пасекли. Хата гарела, я насила у калодец вещи. Хату спалили. Па трупах хадзили. Без труны папу и сястру хавала у дзяруге. Зиму у суседней хаце зимавала. Хадзили партызаны, абирали людей. Усялякия.

Было тепло, жыта несжатае стаяла. Прыехали немцы веску палиць. Где были партизаны. Туды прыехали. Стали. Кинуу гранату. Забиу самага глаунага. 80 душ забили. У мяне стаяла гумно, ане хату запалили, а я усе выношу адзенне. Хаваю. Немцы якия ишли першыя, казали: "хавайцеся", а другия палили. А нашы палициянты. Веску спалили, партызаны уцякли. Потым прыходзили. Нидзе ничога, кали хто боты купиу, ноччу прыдуць. Наранку прыехали. Дранкай была накрыта - тольки ложку запалили. 3 детей засталося. Я сваю малую у кошыке вынесла на двор. Тата не ведау, ен ляцеу- як пальнуу, паляцеу у хату и там згарэу. Матка жыла. Браты засталися двое, адзин на вайну пашоу - забили.

Прыехали табуном. Можа и власауцы. Першыя немцы. Не знали як па нашаму. Усих прасякуць аутаматами. Праз их усю веску спалили. Нарекали на баб. Я сама брать не хатела, каторыя старэйшыя. Пайшли на лес. Кинуу гранату. Усю сяммю: яе забили и 3 дачки. Адзин уцек- ужо не лавили.

Больш не было. Не прыязджали. Ужо таких бабау не было. Хадзили па лесе. Их хаты папалили. Тольки адна захавалася, яна яго не прымала.

Кабушевская Мария Адамовна ( в девичестве Ущенчик) 1925 г.р. д. Лесники.

Красноармеец Андрей поселился у вдовы. У нее было 3 детей и 4-ый от Андрея. Вдовы брали солдат. Объявили, чтобы все русские солдаты явились в гмину. Рано-рано утром приехали. 20 машин шло сюды. Андрей кинул гранату. Забиу 2 немцау и 1 ранил - 2 з их были начальники. Их першыми спалили, детей били прыкладами, мазги на плоте. Жито стояло. Не идзи в лес - акружаць, забьюць. Мне адарвало руку з пулемета. Адна жанчына у падушками абвязалась - 9 пуль в подушке, адна - в ногу. Гомза Надежда Адамовна. Людей збирали у пасудинку - у дзяружку. Асмалки. На кладбище в Бобрах стоят памятники. У Мальца 5 душ. Дошчак не было. Назаутра хто умирау. Девочка была - в колено ранили. Потом из леса приносили. Козлов Михаил - начальник разведки. Латухов Андрей. Карпулев. Был, в Лиду приезжал, на том конце был. Быу тут Малец Трафим, на Курган хадзили. Кроу да Лясникоу шла. Быу с Хадзюкоу Банцавич, ен хвалиуся - я тоже биу лясникоу, кинуу гранату.

81 душу забили, 16 ранили, 2 з раненых застались жывыми (к августу 1999 г). Я и Паварга Анна Александровна, ей ужо пад 60 (5 было). Як руку адарвала - рука гнила. Гангрэна падпала. Пасля як спалили хаты - парабили буды: калы, жердки. Усеж, усе згарэла. У нас адно гумно засталось.

Стрельникова Антонина Титовна, в девичестве Дорощенко. г. Лида.

Во время войны мы жили в с. Дубровка в Витебской области. Мать стригла партизан, пекла хлеб. Через дорогу жила немецкая наводчица. Наша собака давала знать, когда приближались немцы, она гавкала по другому. Однажды по наводке этой соседки нагрянули немцы, мы с братом сидели на печи и все видели. Они изрешетили пулями дом, мать били прикладами, думали что она мертвая и закопали в снег. На третью ночь партизаны хотели забрать мать, она отказалась, в ту же ночь партизаны попали в засаду и все погибли. Наутро немцы забрали мать, я побежала за ней, а брат спрятался у соседей. Нас вели по улице, одна женщина сказала:"бегите, иначе вас убьют". Мы с матерью побежали к ее родному брату, но он не захотел нас спрятать. Тогда мы пошли через огород, где Юраська лен трепал, у него стояла во дворе лошадь полицая, который арестовывал мать. Юраська меня посадил в кормушку для сена и забросал сеном, а мать обсыпал льняной трухой, как будто она давно работает. Немцы поймали похожую женщину, но отпустили ее. После этого случая каждый раз, когда немцы приходили в деревню, мы прятались. Дом наш был красивый. Немцы во дворе установили пушки. Во время отступления наш дом сгорел первым. Мы были в то время в городке. Мать по минированному полю собирала картошку. Мать притащила немецкую телегу в колхоз. Во время войны брата ранило, пуля попала в пуговицу и прошла через руку навылет. Мы жили в лесу в бункерах, нас выгнали- мы под пулями через мертвых ползли к лесу и в лесу пролежали всю ночь в снегу. Утром пришли наши.

В 1945 приехали в Лиду.

Лидии Петровой одной из героинь мемуаров Е. Ярмонт "В тени замка Гедимина"

Проживает в Литве.

Отец мой был русским, мама - белоруска, бабушка - чистокровная полька, дед - из Курска. В Польше до войны был большой национализм. Отец не воспитывал детей в польском патриотизме, никогда не вывешивал флаг.

22 июня. Отпускники - нквдисты. Разбомбили эшелон. Дядя возил трупы в могилу.

На Советской улице стояли зенитки. Немецкие самолеты утюжили центр города низко-низко и бомбили. Центр Лиды был совсем разбит- одни руины. Война была настоящей неожиданностью. Военные спрашивали: "Почему вы не спите?"

Немцы взорвали синагогу. Она сгорела, но стены стояли. Евреи там прятали ценности.

В полиции были и поляки и белорусы. Иван Мазь ушел в аковцы. Я дружила с его сестрой Олей Мазь.

В оккупацию мы были на хуторе - вблизи сел Слижи - Леваши. Нас туда отвезли. Отец скрывался от немцев в Слижах, он был в 1939 г. зам. начальника Рабочей Гвардии. Многие жили по деревням. Это была зона красных партизан. Петр Жуков заходил к нам, отец с ним общался. Петр иногда давал мне поручения. Я перевезла 230 батареек, за три батарейки полагался расстрел. Поляки выдали нашу семью. Окружили эсессовцы с автоматами. Забрали мать. Привели к начальнику гестапо, он говорил по-русски. Она сказала, что не знает где муж. Начальник гестапо дал матери две булки хлеба и отпустил. Вышла на улицу и стала хохотать с двумя булками хлеба. Отец не был тогда коммунистом. Не все немцы были подлыми. Простые солдаты очень хорошо относились к местным. Я Хлебовскому не верю. Он приукрасил. Аковцы не были такими. Они с оружием в руках могли сделать что угодно. Детей убивали. Аковцы имели две цели - освободиться от всех красных и даже чуть розовых. Из одной семьи убили 2 братьев. Убили на крыльце дома, где была свадьба, одного на переходе. Дядю моего младшего Мишу Шавеля убили в нашем доме. Ворвались на свадьбу. Свадьба на отшибе. Темная ночь. Разбили стекла и всунули в окна автоматы: "Руки вверх". Невеста подняла руки. Мужчины спрятались за нас, другие под кровать. Кто-то со страху оправился. Я была в кожушке, который дали красные партизаны. Стали проверять мужчин. Паробок -он был черненький, "Ты - говорят - еврей". Приказали ему расстегнуться и показать. Стали женщин ощупывать. Ощупали и меня:"Не буйся - не скжывдим!".У калитки один труп, в доме другой. От дяди осталось двое детей. Разрывной пулей убили. Три трупа сразу в деревне. Мне плохо сделалось. Была также Галина - ее сынов убили. За что - не знаю. Может были связными красных партизан.

Круглая Фелiцыя Фелiксауна д.Заполье.

У час вайны у маентку Заполье жылi немцы, яны абмалочвалi збажыну. Аднойчы партызаны забiлi жандарау каламi. Не стралялi, каб не пачуу хто. Калi прыехалi немцы, то прыказалi усю акругу сабраць у сарай i спалiць, але Шановiч (падпанак, загадчык хазяйства) ведау нямецкую мову i растлумачыу, што месныя жыхары не вiнаваты. Немцы адмянiлi свой прыказ.

Якiмовiч Петр д. Кульбакi.

У нашай мясцовасцi хадзiла шмат групiровак. Былi акауцы - польскiя партызаны (Армiя Краева - АКА), немцау яны не чапалi (Якiмовiч сядзеу 7 г. з-за iх у турме). Зяленыя. Набiралiся з месных жыхароу. Былi разам з партызанамi. Штаб быу у Табале. Власауцы з Украiны адступалi разам з немцамi. На тры днi аселi у Банцавiчах, а потым пайшлi далей на Захад. Грабiлi, растрэльвалi нейкiх людзей. Немцы. Iх амаль не бачылi месныя жыхары. Калi немцы адступалi, то месныя хавалiся па лясах, па iншых весках. Таму пры адступленнi немцы праходзiлi

Лазовский Николай Федорович (1926 г.р.)

Родился в д. Лозяны Белицкой гмины (с/с) недалеко от берега Немана. Я хлапец з маленькай вескi, Што над Неманам стаiць, Дзе саломенные стрэхi,А у хаце печ дымiць.

Дзе у каморы бацька жорны круцiць, Муку меле на блiны. Дзе сусiм яшчэ недауна (Choc tu chamie zbyntowanu). Мяне клiкалi паны.

В 1944 г. в июле меня призвали в армию -завезли нас под Москву в Ольховецкие лагеря. В ноябре попал на Вислинский плацдарм, освобождал Краков, Бреслав. Бреслав окружили в феврале, а взяли только в мае. Днем русские войска действовали, а ночью немцы выходили из укрытий. В Бреславе на каждой улице братские могилы. На одного убитого немца 15 наших. Потопили врага в нашей собственной крови. 8 дней участвовал в штурме Берлина. Служил в 10 корпус артиллеристом. Перед штурмом Берлина получили новые пушки. Закончил войну в 12 км от Праги. За форсирование Одера получил медаль "За отвагу". Всего у меня 15 медалей и Орден Отечественной войны.

Письмо из г. Майкопа.

Я, Данилюк Филипп Лукьянович был в партизанском отряде "Искра" бригады им. Кирова. По телевизору видел, как наш новый президент В.Путин возложил венки на могиле партизан и вот решил вам написать. Часто вспоминаю Владимира Кудлова, был смелый молодой, еще командир Павел Гавриленко. Ушел из жизни Г.И.Мартиросов, он часто писал мне письма. Я хочу сказать спасибо белорусским людям, они нас принимали и кормили чем могли. Судьба Петра Гудень неизвестна, его жену и дитя сожгли в доме на хуторе Ольховка. Пока до свидания. Плохо вижу, извините, может много ошибок.

Из материалов Лидского историко-художественного музея

 
Top
[Home] [Library] [Maps] [Collections] [Memoirs] [Genealogy] [Ziemia lidzka] [Наша Cлова] [Лідскі летапісец]
Web-master: Leon
© Pawet 1999-2009
PaWetCMS® by NOX