Вярнуцца: Мемуары

Воспоминания. Миколайчик Феликс Владиславович


Дадана: 27-01-2004,
Крыніца: pawet.net.



Миколайчик Феликс Владиславович (12.05.1928)

Отец - Владислав (1887-1966) - из Польши, плотник, когда был холостяком, ездил на заработки в Аргентину, там прожил около трех лет, пока шла мировая война. Искал работу, нашел в имении пана Волейко в Голдово. Сначала приехал сам, потом в 1924 г. привез жену и детей. Работал на лесоразработках, тяжелая работа: лес вручную валили, обчесывали. Волейко продавал лес - кругляк евреям, они делали дорожные столбики, указатели, шпалы. Хороший строевой лес продавали за границу. В 1932 г. отец купил участок площадью 18 соток на ул. Речной. Был здесь кустарник. Построили маленький домик. Отец продолжал работать в Голдовском имении и выплачивать кредит. После имения ходил строил дома, мосты через Жижму, Дитву.

В 1941 г. начал работать на заводе "Сельмаш". Совершенно не пил.

Мать - Домицеля (1893-1974) из Польши из Плоцка. Имели 6 детей: Бронек (1918-1982), Владислава 1919, Андрей (1921-), Вероника 1924, Феликс 1928, Эдвард 1931.

Я родился в Голдово. Учился в школе № 1. Ходили пешком. Со мной учились Мечислав Оська, Станислав Бэлиньский, Владислав Бурак - он еще жив. Закончил в польской школе первые 4 класса, 5-ый и 6-ой учился в русской. Из одноклассников в живых никого не осталось. От школы осталась маленькая иконка, которые нам ксендз давал.

В сентябре зашла Красная Армия. Танки, самоходки, солдаты в шапках. Всем объясняли - пришла советская власть, все будут равными, удивлялись, когда видели кусок сала. С нашей улицы вывезли Милованскую с детьми. Милованский был запутался с евреями, получил деньги от еврейских организаций, они эти деньги получали от СССР. Как зашли - так сразу и пропал. После войны их из России вывезли в Польшу. Мы были на очереди на отъезд - участковый ходил, вели учет. Я сам видел как 4 солдата вели арестанта. Директора ж\д школы забрали, некоторых учителей.

В воскресенье 22 июня утром мы на чердаке в сарае спали. Прилетели самолеты - много самолетов. Сразу начали бомбить. Бомбили только центр города зажигательными бомбами- с мазутом. Пожар в городе. Поезд из Гродно шел на Москву. Футбольная команда какая-то ехала. Поезд разбомбили около переезда. На нашей улице все люди повыходили на улицу. Потом уже побежали в город. За две недели до начала войны в Докудово высадили десант - 6-8 человек переодетых в советскую одежду. Они обошли площадки, где и как наступать, что бомбить. Один из немецких разведчиков на мотоцикле проскочил в город из под Вильнюса. Возле переезда русский солдат пальнул - немца закопали - во время войны выкопали и в Германию увезли. На второй или третий день войны, еще русские в городе были - немецкие самолеты возвращались с бомбежки, напротив 5 школы между домами сел один немецкий бомбардировщик. Трое немцев выскочили - пошли на болото, к речке, к мельнице. Евреи стали кричать, солдаты прибежали- поймали. Летчиков этих расстреляли. В Чеховцах был аэродром - дерновый. 27 июня, после обеда немцы - закрученные рукава, пистоль-машины, гранаты на поясе - заняли Лиду без боя. Шли фронтом, шеренгой, через наш огород проходили. Оставались русские раненые, один солдат на Свердлова в доме день полежал - приехали, забрали.

Я около года пас коров. Пасли около СМУ-мелиорации. Там было несколько заросших карьеров, загоним коров в ямы, видим на полкилометра. Машина приехала - слышим выстрелы. Видели потом в углу одной ямы человек, в углу второй - двое. Там много уничтожали. Расстреливать возили за зеленхоз, как дорога на Молодежный идет на гору - там в 1939 г. был красноармейский полигон - множество окопов, в этих окопах русские шнуры оставили, бабы тол собирали, жирный. Расстрелянных чуть присыпали после расстрела. Люди приходили - стягивали сапоги, босые потом лежали. Ниже с той стороны метрах в 10 был большой окоп и траншеи, в них и заваливали - расстрелянных кого осуждали. Судили в парке в подвале, где сейчас ЗАГС, там был военно-полевой суд СС, приговоры там выносили. Подержат неделю - другую, в машину и на расстрел.

В школу пару месяцев походил - выгнали. Прислали повестку на выезд на работы в Германию. Батька выкупил. Как-то сумел договориться. Война когда началась, он пошел столяром на "Сельмаш". Была контора по трудоустройству напротив парка в гимназии. Дали мне несовершеннолетнему документ-справку в этой конторе и отец меня устроил на работу на завод - сельмаш. Еврейский завод, напротив кладбища, небольшой и другой- там где РМЦ. Было два завода, выпускали одинаковую продукцию. На нашем заводе где сейчас электроцех , была еврейская молельня - у центрального склада. У Шапиро зарабатывали хорошо. Токарь Ровба зарабатывал 8-10 злотых день. Был еще токарь знаменитый Ясельский - безногий.

Я старейший из живых работников завода - на сельмаше с 1942 г., приняли меня столяром. Работал уборщиком, посыльным. Отец давал работу, убрать, подмести, следить за порядком и охранять. Заводом руководила военная команда и немецкий офицер. Одного директора помню по фамилии Тидо- немец в двойных очках. Ходил в военной форме, бил палкой от помидоров, однажды и мне досталось. Начальник производства русский был. Мастером- немец, любил выпить. Делали приводы, шестерни, соломорезки, молотилки, сортировки, придумали делать сортировки для картошки. Сетки из прутка 4-5. Крутишь станок рукойи картошка вниз просыпается. Местные крестьяне покупали все нарасхват. Делали также телеги. Сборка производилась на лесопилке. Деревенские приезжали покупать. Крали сильно, как могли. Приспособились шестерни через забор перекидывать. Телег наделали штук 20, собрали на площадке на лесопилке, приехали солдаты с лошадьми, оглобли привязали - потянули, а телеги и развалились - покрали все оси. Немец старик был конюхом. Приехало гестапо, взяли старика, все понаходили. У нас чердак был в цехе - залезут на чердак и в карты играют, а меня поставят охранять. Платили картошкой - давали 2-4 пуда в неделю, или железяки, кому лопату, кому топор, иногда платили марки. На заводе работали также пленные и евреи.

После освобождения только дня три дня не работали, с 8 июля по 12. В трудовой книжке запись - 22 июля зачислен на работу в качестве столяра, но мы уже с 12 июля работали. 10 дней работали без приказа. Я тогда пришел, Абремский, Куча-Никитин, Оська, Гришкевич. Нашел на территории завода винтовку, автомат. Никого еще не было на заводе. Всегда был стахановцем. Деревянные молотилки делали, веялки, печником хорошим был, когда не хватало людей - посылали формовщиком, разливать металл.

Сразу после войны первым директором был Иванков - он был власовцем, скрывался. Несколько недель поработал- его опознали. Потом другие были, поработают по одному - два месяца и их отстраняют. Горком присылал. Ковнер (или Кучнер) - военный, капитан, еврей - недолго. Мокеев - майор. Аветиков - жил напротив сельмаша, напротив электростанции. Пономаренко был его швагром. Очень сильно пил: "Если я еще побуду - все пропью". Главным инженером был еврей. Дали переходящее Красное знамя Сельмашу, говорили Пономаренко своему швагру Аветикову дал. Нагнали самогонки, зарезали корову из подсобного хозяйства (в Дворище было), бочку пива поставили, оркестр - солдаты играли. Это было на октябрьские. Целую ночь гуляли. Мне дали винтовку - охраняй, не отдавай никому.

Случай с Аветиковым был. Начали ремонтировать Северный городок. Капитан из городка привез солдат, они строгают, бревна разрезают. Появляется Аветиков, пистолет из-за пояса торчит - солдат будем выгонять. На капитана: "Вон отсюда. Останавливай цех, рубай ремни, еб-ый в рот, сейчас я тебя". Капитан достает пистолет. А во дворе большущая куча опилок лежала. Как увидел Аветиков пистолет - руки вверх и бегом за эту кучу. "Капитан, капитан, не стреляй !". А у капитана пистолет дал осечку. Приехало военное командование, из горкома, разбирались. Вскоре Аветиков уехал. Его сменил Шапиро.

Выходных тогда не было, приходилось работать по полторы -две смены. "Останьтесь-поработайте, устали- посидите полчасика". Очень хороший токарь был - Стась Гебень, ушел в 1960, его Аветиков и Шапиро очень уважали. Обедать на перерыв ходили на кладбище. В армию я не попал. Поляковне брали, потом брали только в стройбат. Вызывали в военкомат в 1948-49 гг., но так и не взяли. Поступил в вечернюю школу, закончил семь классов. До 1951 г. работал столяром, в 1951 г. Шапиро назначил меня начальником столярного цеха. Я старался исполнять. Там, где сейчас контора, в деревянном здании открыли сначала ремесленную школу, потом техникум. Студенты у меня практику проходили. (Ремесленное-с/х техникум-школа бухгалтеров - автодорожный). Поступил в техникум, закончил в 1965 г. по специальности "обработка металлов резанием". Работал на заводе мастером, начальником цеха, менялись названия, заканчивал начальником РСУ. Строили цеха, жилые дома, производили ремонт. Курган возводили. В 1988 г. пошел на пенсию. Каждый день подъем 6-30 утра, школа, 4 года техникум по вечерам. Дети. Костел по воскресеньям. Так и жизнь прошла.

Самый лучший директор - Кашинский. Под брошенную деталь рубль положил, отошел- стоит смотрит. Рубль достали - а деталь так и осталась лежать. Осипов неплохой, но резковатый. Вызывают - дали заводу сапоги хромовые, иди на "Ардаль" - снимешь мерку. Это премии такие были, спецовки давали, консервы иногда.

С женой познакомились на приватной вечеринке у Коли Хрищановича, инженером работал на электростанции, в 1950 к нему приехали гости из Франции. Дружили 4 года. В 1954 г. выиграл на облигацию 50 000 рублей. Дом построили. Свадьба была в 1955 г. У нас 5 сыновей. Эдик - на Лаках, Ленька - шофером на автобазе № 3, младший - тоже шофер, старший - предприниматель, на СМУ-мелиорации столярку делает, был еще один - предприниматель - погиб, и еще один - умер при родах. Родители в Лиде похоронены. Сестры живут, старшая болеет. Брат Бронек в Англии умер, попал в плен в 1939 г., пытался на Украине границу перейти - забрали, отправили на Урал в шахту. Сикорский выручил.

Дополнение от жены. Я на "Ардали" работала, последние годы - на Сельмаше. Мужа своего приснила: спиной ко мне стоит, черный костюм, коричневые туфли. Пришли на вечеринку с сестрой и подругой к Коле Хрищановичу. Входим - спиной парень стоит: черный костюм, туфли коричневые. Где ж я его видела? Потом вспомнила - во сне. Идем домой - он молчит, я молчу. Стал за мной ухаживать - 4,5 года ухаживал.

Записано в марте 2000 г.
 
Top
[Home] [Library] [Maps] [Collections] [Memoirs] [Genealogy] [Ziemia lidzka] [Наша Cлова] [Лідскі летапісец]
Web-master: Leon
© Pawet 1999-2009
PaWetCMS® by NOX