Вярнуцца: Мемуары

Воспоминания. Володько (Рожкевич) Софья Викентьевна


Дадана: 28-01-2004,
Крыніца: pawet.net.



Володько (Рожкевич) Софья Викентьевна (род. 8.09.1900) ул. Энгельса 100

Я родилась в Белостоке. Полька. Девичья фамилия Рожкевич. Очень дикая была, мужчин не любила. Танцы тоже не любила: противно, обожедливо. По забавам не ходила, занималась спортом, в теннис играла, сетувка, футбол, ровером ездила хорошо, конно ездила. Брат был военным - капрал, служил в Лиде в 5 летном полку, пригласил меня на свою свадьбу. Там я познакомилась с военным - плутоновым (сержантом) Тадеушем Ивановичем Володько, он влюбился, и я осталась.

Муж мой родился в Тракае. Сирота был, мать умерла при родах, отец через полгода. Его воспитала совсем чужая женщина- Шиманьска, пришла на похороны, тогда родила дочку, ей сказали -бери, своих трое, она и взяла.

Замуж я вышла в 1932 г., может в начале 33 г., дочь Ядя родилась в декабре 1933. Жили на квартире в Новопрудцах. В 1935 г. купили плац, в 36 начали строиться, в 39 закончили. Тогда хорошо было строиться - давали кредит. Пока дом не построили, жили не очень хорошо. В 39 г. у нас уже квартиранты жили. Муж был на фронте в сентябре 39 г., попал в плен к русским, был в Козельском лагере. Оттуда его отпустили - кто жил на этих землях - отпускали. Когда вернулся из плена - страшный был. Его гнали - сил не имел, с ним шел врач - говорил, только не оставайся - дойди. Он вернулся уже без здоровья. Болел на сердце, на бронхит. Стал часовым мастером, повесил шильду "Загарнеж". Я не работала, муж не пускал. Я как за него вышла замуж, ему платили 300 злотых. У меня очень хороший был муж - ведра воды не давал принести. Ему положено было 6 часов налетать, он механик был. Никогда заранее не сообщал, не хотел расстраивать. Как отлетает - тогда скажет. Были случаи - механики разбивались.

Зашли Советы. Очень были бедные. Они лошадьми ехали, повязанные веревками. Евреи встречали, у меня перед домом было много цветов, евреи забегали и оборвали все цветы. Шли встречать под Минойты, даже дальше. Все равно потом на Сибирь некоторых вывезли.

Назавтра пришли офицеры: "Кто дом построил? Полк ?". Сами на квартиру. "Где женщина одна - там мужчинам нельзя. Отпустите мужа моего". Приняла их квартирантка. На второй день пришла целая комиссия: "Здесь надо 20 поселить. - Я без мужа, теперь не могу пустить". Как только муж приехал - назавтра уже пришел офицер. Мы потеснились. В одной комнате жили мама, дочка, я и муж. Все я русским добро делала, обращались очень плохо. Я полька, в костел ходила, не давали приемник слушать, чтоб я Америку не слушала, Варшаву. Муж понимал по-русски, а я тогда еще нет. Привезли две семьи - капитана по фамилии Дудник и лейтенанта. Как то раз постучала, открываю дверь - онсидит, такой железный ящик. Делает мне на приемник трески.

Как война началась - как же здесь было страшно. Как была бомбежка - сидели в схроне, бомбили без перерыва. По соседству жил офицер. Он сказал, что будут рвать пороховой склад. Я, муж и дочка перебрались в деревню - в Невежишки за Третьяковцами. Там ничего не было, дом в лесу стоял. (Позже в 1944 г, когда русские выгоняли немцев, снаряд попал в тот дом). Мама осталась в доме, я на деревне думаю- пойду за мамой, еще жена брата со мной решила идти. Дошли до Новопрудцев, налетели самолеты, начали бомбить. Села я под дом, слышу шум как дождь - а это деревня горит - нужно удирать. Я побежала - тут снаряды падают. А муж пошел меня искать. Говорил -ползал по речке. Русские взорвали склад перед приходом немцев. Новопрудцы сгорели не полностью. Загорелись от порохового склада. Русские бежали очень быстро, за один день.

Как немцы зашли, мы вернулись. Если бы я не пришла с мужем, его убили бы. Я была в квартире, а муж во дворе. Слышу: "Комм". Он ответил: "майне хауз". Смотрю - немец мужа ведет. Квартира пустая стояла. "Русин ? в погребе ?. - Нет". На нефтебазе лежат 5 человек, всех пораздевали, постреляли, одна женщина своего мужа спасла - отпустили, остальных постреляли и закопали. Я сама видела. Там 5 человек, ближе к озеру закопаны. Страшный был народ. Страшная эта жизнь была.

Я была во дворе. Смотрю много красивых людей, может быть около 100 человек, много евреев, ведут в ту сторону с винтовками. Я посмотрела на них, они на меня. Всех постреляли в Кечи. Говорили страшно кричали, я не слышала той стрельбы. У меня керогаз горел. Там посередине Кечи была очень большая яма- там много костей. Никто оттуда их не доставал. Я с евреями хорошо жила. Евреи добрые, незавидные, наши завидные. Я очень их жалела. Мы у евреев брали продукты. Магазин еврейский по правой стороне на Вызволення (Калинина) был за углом. Они давали продукты в кредит и записывали себе, как война началась мы им остались должны 120 злотых, а был приемник, стоил 300 злотых - мы его отдали за этот долг.

Немцы нас из этого дома выселили. Здесь был немецкий штаб. Немцы жили. Немец всегда приносил суп гороховый. Он его не ел, перестал давать -не могу смотреть. Поднял русский картошку мерзлую- не могу смотреть. А сколько там людей -28. У меня самой хлеба не было, с какой он радостью немец понес.

Одного дня ни при русских не было спокою, ни при немцах. Шесть лет сельсовет был в моем доме, с 1944 по 1950 г. Выборы здесь проводили, плакаты клеили. Мы остались потому, что сельсовет в доме был. Председатель сельсовета Кучинский жил в Новопрудцах. Потом Тишкин, Ющенко, Александров. И Самойлович с Новопрудцев был. Секретарь Марковский- хороший человек. Задаром сидели - не платили. Мужу как сторожу платили 50 руб., а я задаром убирала. Уборщицы не было - никто не платил.

Мужа военные уважали. Он был специалистом по всем работам. А на молочном издевались. Муж на молочном кладовщиком работал, и стекольщик и маляр. Он был польский сержант. И про него сплетничали - это его хорошо подготовили на шпионаж - все умеет. У директора завода Юфы пропала печать. Воскресенье. Приходит посланец с молочного: "Вас Юфа вызывает". Муж зашел: "Подождите". Он стоит и ждет. Выходит: "Идите". Черт его знает, чего он меня звал. Прошло недели две, пришла его жена, любила выпить. Она мне рассказала, что позвал мужа потому, что когда мылся в кухне- печать на полочку положил. Если бы не нашел - НКВД и конец бы был. При немцах человек дрожал и при Советах тоже.

Дочка Ягудка (Ядвига) родилась в 33 г. В школу пошла в 6 лет. Очень умная была. Даже удивлялись. Ксендз свентить ходил по домам. Жили тогда в Новопрудцах, мела полгодика. Ксендз выбрал цукерку и так подает, а она двумя пальчиками взяла конфету, не рукой, а двумя пальчиками. Муж пойдет на работу, я ложусь в кровать и читаю, она тоже лежит и тоже книжку держит. Сразу пошла во второй класс. При Польше закончила один класс. При первых советах училась в польской школе около крепости. Она отвечает профессору, он ей всегда скажет "дзенькуе"- такая способная. Директор школы был еврей - наверно в Кечи лежит. При немцах были польские профессора, занимались приватно. После войны -не пустила в школу- переросла. В дневную отказалась идти, пошла в вечернюю. Офицеры с Южного и Северного городка учились с ней вместе. Она очень ученая. Закончила Витебский пединститут, аспирантуру в Минске. Оставили в Академии Наук. Работала в Минске в институте физиологии. Старший научный сотрудник. Защитила диссертацию. Кандидат биологических наук. Но докторскую не защитила- эта перемена(перестройка) сделалась. Она написала книжку, из всех институтов посыпались приглашения, на конференции приглашали. Еще когда нога не болела ездила на конференции в Тбилиси и Ковно. Шеф - Аренчин Николай Иванович. Член Международной Академии. Сейчас на пенсии, совсем больная: болит нога, удушие. Недавно писала, работает на полставки в кардиологии и физиологии. Все ее требуют. В Лиду нужно удирать. Девочка была - умерла. Муж с Таджикистана, Герой Социалистического Труда -Анатолий Васильчени - был капитан, начальник стрельбища, директор спортивной школы.

Имеются фотографии: "Боже цяло" 1952 г. Вечерняя школа 53-54 гг. Монография Я.Т. Володько "Ультраструктура внутримышечных микронасосов" Минск, "Наука и техника", 1991. Книга "Вопросы физиологии и патологии кровообращения". 5 научных статей.

Брат мой попал в советский плен, был в Москве, попал в Великобританию, там и умер. Имела 3 братьев, осталась одна.

Квартиранты.

Было много хороших. С первых Советов была жена офицера Ольга (фамилия вроде Нетеса), я с ними не умела разговаривать, а мама умела, она с Ольгой разговаривала. Как начнут колхозы хвалить - лицо меняется и уходит. У этой Ольги родителей арестовали, брат через окно удрал, она воспитывалась в Москве в детском доме. Рассказывала о себе: "Была беременная. Приемник включила, лежу, слышу - выступают. - И зачем эти собаки брешут ? Муж услышал, говорит - пойду в НКВД и заявлю, а я ему: - Вы меня живой не возьмете. - Дура, я тебя испытал, чужой бы сдал тебя в НКВД".

Французские офицеры были, у Чернявских в 43 г. жили летчики - украинцы. Когда строили молочный завод жил главный инженер Гришунин. Я ему готовила, жена его в Москве осталась. Еврей, имел любовницу, еврейку - Войтеховскую.

Колтович, капитан, жил, жена Надя с высшим образованием, любила поговорить. Сама говорила: "Вы мне как мать". Когда перешли они в городок, попросили мужа сделать вешалку, муж уже на молочном работал. Занесла ей. "Посидите, я чайку сделаю" - пошла в кухню, нет и нет. Выпила чаек. На втором этаже жила. В карман деньги бросает- едьте автобусом. Я пошла на автобус - только один ходил - там офицеров человек 50, пошла дорогой около мельницы, дохожу до половины Новопрудцев- слышу страшно кричит женщина: "Убивают". По ошибке. На меня назначено было.

Военные, которые жили, были хорошие, как наилучшие. Офицеры жили, все хорошо было, гражданские -здешний поляк, был подхорунжий. Очень плохие люди, имели к НКВД отношение, его мать рассказала, что НКВД делали обыск. Плохие люди, воровали. После них пришел ко мне прапорщик. Приятный человек. Я согласилась. Тараканов навозили, ... очень плохой, телевизор не давал. Бог наказал -руку оторвало. После них -тоже плохие. Задарма жили. Последние - ничего не платили., все воровали. Она распусная, пожар сделали, возил солярку, соляркой печку топил, там дыму полно. Дочка сказала : "Что б больше не принимала квартирантов".

Я сейчас сама ношу воду. В этом году снег сама чищу. Раньше нанимала. Ноги слабые, здоровье неважное, одно ухо не слышит. 8 сентября -100 лет. Пришел раз ко мне мужчина интервью брать, пожилой, красивый. Была на огороде. Пошла соседку попросила, что он меня спрашивал- как в Америке ? Я любила послушать, но никому ничего не рассказывала. А приемник ? Приемник только трещит. Я любила "В мире животных" и "Клуб кинопутешествий". Соседка молодая. Я бы на такие вопросы не отвечала. Кого вы больше любите ? Каждому свое.

Я очень верю в бога. До войны было три костела: пиарский, фарный и Слобудка. Ходили во все костелы. Декан Боя рунец в фарном, при немцах Мржковский. Декан Лобан. Зачем религию преследовать? Ничего не делает плохого. Польшу испортили, что там делается. Этого ничего здесь не было. Много народа испортили. Сталин тиран.

Перенесла инсульт - 20 лет после инсульта. Мне нужен телефон, зачем - вы же одна живете. 2 раза ходил зять, пошли к начальнику, взял трубку- звонит, ему отвтили - ей не полагается телефон. Не могу вспомнить хорошим словом этих правителей.

Электричество. Пришел начальник - стал все проверять В погреб - лезь. Не полез - испугался.

Всех я жалею. Теперь плохо, денег не очень много. Самой плохо, а я птиц кормлю.

Мало дают брикета. На весь дом 2,5 т. брикета и 4 куб. м. дров, нужно 4 тонны брикета и 5 куб. м дров.

Теперь не могу читать. Лупку имею и не могу. Я не училась по-русски. Муж русское училище закончил. Спросила у него буквы по эти буквам и научилась. Дали книгу Толстого "Петр 1", я до 3 часов ночи читала. Свет моргал. Много русских перечитала книг. Я зарядку делаю гимнастику, натираю. М.б. в этом году простыла, простудила, как тепло будет - исправлю. Сама сажаю. Урожай хороший. Морковь, бурачки. Цветов много.

Этот приемник "Минск-4" подарил знакомый, портной такой был - Жук.

**********

Он видел как вели этого ? офицера. Знаете, вы воюете, вам приказ дадут - будете делать. Немец по плечу мужа похлопал - правильно.

Русские договорились с немцами, пришли - разделили Польшу.

Всех жалею и плохих и русских жалела.

Русские как меня мучили - преследовали.

Плютоновы, за их еще. А там поле было, жито было. Муж ходил. Мельник - Милевич.

Заказным письмом выслала письмо Лукашенко о перерыве мши из Красного костела. Вознесение.

Когда дочь заболела на коклюш, нам посоветовали - к 7 мостам нужно было пойти на поклон. Мы пошли на мост перед городком, он был при Польше, перед лесом мост, на путях и в городе.

записано 1 марта 2000 г.
 
Top
[Home] [Library] [Maps] [Collections] [Memoirs] [Genealogy] [Ziemia lidzka] [Наша Cлова] [Лідскі летапісец]
Web-master: Leon
© Pawet 1999-2009
PaWetCMS® by NOX