Вярнуцца: Мемуары

Начало рок-движения в Лиде


Аўтар: Свиридов Александр,
Дадана: 01-09-2015,
Крыніца: Вести Принеманские №20, 17 сентября 1999.



Эдельвейс

Первое дыхание

Наш журналист, музыкальный обозреватель центральной белорусско-российской "Музыкальной газеты" Александр Свиридов сегодня начинает публикацию серии своих исследовательских статей-эссе о зарождении "электрической" музыкальной жизни Лидчины. Здесь вы встретитесь с теми, кому уже далеко не 17, некоторых из них, к сожалению, уже нет в живых. Но все они для нас всегда будут живой легендой.

Эдельвейс - красивый альпийский цветок. Но "Эдельвейсом" называлась и отборная фашистская дивизия горных стрелков. Судьба фашистов известна. В судьбу лидского "цветка" мы сейчас заглянем. Хотя при чём здесь цветы?! Так ведь можно было скомпрометировать их все! Тем не менее нашлись очень бдительные "философы", увидевшие в названии первой лидской электрической группы претенциозность...

Родоначальники бита в Лиде объединились совсем неожиданно и в то же время абсолютно закономерно. Это произошло потому, что подростки никогда не были согласны с устоями своих прародителей. В ту пору было две дороги: гонять в футбол, либо заняться чем-то интеллектуальным, музыкой, например. Лишь бы не слоняться от безделия по пустырям! Хиппи ешё не было, а "Beatles" и "Rolling Stones" подоспели как раз вовремя. На радиостанции "Маяк" по 40 минут в день крутили новую музыку и молодому поколению очень понравились рок-н-ролльные ритмы.

В1964 году в СШ № 11 собрали сборный 7-й класс, в который "попались" любитель всего неординарного Владимир Володощук, в обиходе Курт, и выпускник музыкальной школы по классу баяна Константин Мамонов (теперь живёт в Таллинне), неслабо наяривавший во дворах на гармошке.

Приятели как-то между прочим взяли в руки семиструнку и попытались чего-нибудь изобразить на ней. Ничего не получилось. Тогда они попросили одного "старика" и тот показал им пару "блатных" аккордов. К тому же молодые ревнители новизны и их безжалостно упростили до примитивности. Начали поигрывать прилюдно, в кругу своих компаний, всячески подогревая интерес к игре.

Всё, конечно, "сдирали" - плагиатствовали по "научному". Не мудрствовали лукаво и с текстами. Их - туда же. Неважно, английский, польский - всё было под одну гребёнку, по-лидски "ломаным" или, на худой конец, учились петь на откровенной "рыбе", т.е. абракадабре. Уже потом, когда к "дуэту" привлекли очередную "жертву" - Бориса Пермякова, стали "соображать" на троих. Боря пел свою любимую "забота у нас такая...". Все остальные затягивали. Неожиданно обнаружилось, что он, хотя и русский по национальности, отменно знает польский, читая в оригинале. Сей факт стал решающим и новоявленный "бэнд" вскоре сделал это направление магистральным в своём творчестве. Нельзя считать, что тогда уже был осязаемый коллектив, больше здесь было дружеского, но зарождением первой лидской группы этот момент считать можно.

Когда в Польше с 1965 года стала работать молодёжная радиостанция "Ритм", лидчан осенило: этим можно воспользоваться. Курт целыми днями торчал у приёмника и записывал в ученическую тетрадку всё, что оттуда выносил. В группу уже пригласили четвёртого - Валерия Ольховского. Интерес к музыке был так велик, что Курт решил в 16 лет бросить школу и пойти трудиться на районный узел связи, что и стало определяющим шагом к созданию чего-то реального и стабильного. Костяк группы основывался на Курте и Боре, получившем сценическое имя Буба. Сам же состав был аморфным и проходным, все учились играть. Курт овладел пионерским барабаном и тарелкой, "Буба-куплетист" перешёл на соло-гитару, дополнением был баян, а вот баса не было. Пытался один парень Евгений Попов (сейчас обосновался в Ставрополе) что-то сделать, но дальше потуг дело не пошло.

Уже тогда, от РУС, группа получившая оригинальное название «Эдельвейс", стала концертировать, играть, выезжать на шефские мероприятия, (где им предусматривали 2-3 номера, на английском и польском же пели!) в программах. Выступали в Новогрудке, Вороново. Появилась вторая гитара, ноне было даже контрабасиста, надо было ставить в группе бас.

Настал 1967 год. Из Германии в Южный городок был переведён один лётчик, в город на постоянное место жительства приехал из Тулы его сын Виктор Хегстрем, имевший небольшой школьный опыт игры на бас-гитаре. В один прекрасный день он устраивается на работу в РУС и вскоре , привозит из Тулы очень тяжёлую эбонитовую гитару с двумя обожжёнными струнами от чужого рояля на ней. Любопытных поглядеть было - пруд пруди. Состав отныне стал следующим: Пермяков - соло-гитара Мамонов - ритм-гитара, Хегстрем - бас-гитара, Курт - ударные.

К моменту появления в «Эдельвейсе» басухи, музыканты исполняли уже около … вещей. Включив в саунд этот инструмент, все выяснили, насколько более акцентированным становиться звучание их группы. Ребятам это очень понравилось и они стали творить. Увлечение было грани профессионального фанатизма. С упорством, достойным подражания, будущие лидские «чаки» оседлали совсем самопальные гитары - и вперед. Энтузиазму не было границ. Ничего опосредственного в опусах тогда еще не было. В музыкальном плане играли в большей степени «от фонаря». Как заметил один из того времени … корифеев «лобали тогда, по-большому, стены-потолок - кто просекал, тот мог». Учиться было не у кого. Первопроходцы притирались, терпели друг друга. Даже крепкие ругательства разучивали по-культурному: ангидрид твою перекись серы с водородом, японский городовой! Получалось. Законы группы обретали покров «коллективизма», и это давало плоды.

Продолжения в газете не было …

 
Top
[Home] [Library] [Maps] [Collections] [Memoirs] [Genealogy] [Ziemia lidzka] [Наша Cлова] [Лідскі летапісец]
Web-master: Leon
© Pawet 1999-2009
PaWetCMS® by NOX