Вярнуцца: Мемуары

Воспоминания. Юрий Никодимович Кишик


Дадана: 27-01-2004,
Крыніца: pawet.net.



Родился я 4 января 1942 г в городе Углич Ярославской области. Отец - Кишик Никодим Петрович белорус, офицер Красной Армии, артиллерист, полковник. Командир артиллерии 250 дивизии. Умер 28 декабря 1991. Мать - Пчицкая Вацлава Ивановна, полька, учительница. Оба родом из Борисова, учились в одной гимназии. Отец служил в Полоцке, перед войной его часть перевели в летние лагеря под Каунас. Война началась неожиданно, мать сразу на поезд. Добралась до Углича к сестре и всю войну там прожила. Всю войну мама преподавала в школе, к 1945 потеряла зрение и после этого больше не работала. Отца я впервые увидел в 1945 г.

В 1953 г отца уволили в запас. Тогда офицер мог выбирать место жительства. Он выбрал Минск.

Никто никогда не сомневался в правильности выбора. Некоторое время жили на частной квартире. В 1955 г въехали в этот 9 подъезд. Из наших окон, выходящих на площадь, хорошо было смотреть парады. Трибуны поначалу собирали на противоположной стороне, напротив наших окон стоял памятник Сталину. В 1956 г накинули ему петлю на голову, повалили и вывезли. Праздничные трибуны стали сооружать с нашей стороны улицы.

Мои школьные занятия начались сразу со второго класса в городе Дальнем в Китае. Там жили многочисленные русские эмигранты, и нас, детей военнослужащих возили из городка в Дальний. Отца часто переводили, мы много переезжали, почти каждый год я начинал ходить в новую школу.

В 1958 г закончил 4 минскую среднюю школу с золотой медалью. Отец отвел меня в политехнический институт на архитектурный факультет. Мне больше хотелось иметь дело с машинами, но теперь я уверен , что архитектор -одна из лучших профессий. Широкий круг вопросов, участие в организации среды проживания, планировке пространства, внутренней экспозиции. В Новогрудском краеведческом музее экспозиция на мой взгляд перегружена полочками, выступами, объемами. Когда разместили экспонаты эти объемы стали мешать.

Сдавал все вступительные экзамены, принимали 25 человек. Сдал все на отлично. Было мне тогда 16 лет. Студенческая группа была значительно взрослее. Родом были кто откуда, социальное происхождение самое разное. Учились в основном посредственно. Один из студентов -участник войны, бывший летчик, из Слуцка. Учились мы 6 лет. Наши преподаватели: Воинов -один из создателей белорусской архитектуры, Моклецова и Волчек, которые работали с нами очень много и заложили основы проектирования, им нравилось преподавать . Волчек - участник проекта Брестской крепости, музея Янки Купалы, облисполкома. Моклецова -кандидат наук.

Распределение проводили в феврале 1964 г, я был вторым в списке, первой была девушка. Было мне тогда 22 года, был я холост, льгот у меня не было, и хотел работать в Белгоспроекте. На комиссии мне предложили должность главного архитектора Лиды, убеждали- будет тебе квартира, машина, город- я и согласился. Впрочем особых иллюзий не питал. Приехал домой , рассказал родителям, они мне: " Возвращайся, отказывайся". Поехал назад, но поздно, комиссия уже разошлась.

В Лиду я приехал в 6 утра. Думал, сейчас увижу привокзальную площадь, а ее нет, забор. Только позднее узнал, что в Лиде вокзал островного типа. О существовании Лиды я даже и не знал. Зимний день 1964 г , много снега. Маленький город. Какое-то историческое наследие, небольшие деревянные домишки - я и смирился. Больше того, сегодня считаю, что мне повезло. Богатая практика общения с людьми, активная работа. В проектной группе было бы архитектурной практики конечно больше.

Сориентировался я правильно. Изменить город принципиально невозможно. А в те годы тем более. Тогда отводились участки под промышленное строительство. Проектировались крупные предприятия -лакокрасочный завод, оптико- механический , перестраивался авторемонтный, реконструировался сельмаш. Много ездили в Минск в Дом правительства. Министерство химии решило строить завод, каждый из городов тянет в свою строну, они, как короли, выбирают. При выборе исходили из принципа "где дешевле": наличие железной дороги, рабочей силы, хорошего участка. Городские власти, в свою очередь, стремились решить городские проблемы: строительство жилья, канализации, водопровода, коммуникаций. Начинались качели, кто больше выторгует. Лида притягивала, железнодорожный узел, возможность проложить к участку застройки ветку. Жилья строилось немного-1-2 дома в год. Дома страшные в центральной части города, 5-этажные,кирпичные. Не дома, а коробки. Это мы теперь изучаем карнизы, сандрики, ризолиты. Здания проектировало "Гродногражданпроект".

Единственный раз обратились ко мне. Директор ТЭЦ: "Нарисуй пристройку". Это здание и сейчас стоит на Советской при ТЭЦ с высоким объемом зала. Что я тогда понимал. Все очень сырое, казенно, стены из кирпичиков, панели 3х12, у них видимо остались эти панели, еще справки наводили можно ли панели положить не поперек , а вдоль, на боковые кромки. Стоит 30 лет, срок свой простояло. А самый первый мой заработок в Лиде связан со школой- интернатом. Приходит ко мне директор, говорит -нужен проект благоустройства территории. Заключили трудовое соглашение на сумму в 7 рублей. Газончики, дорожки, тип деревьев. Я отдал ему проект на кальке, он мне 7 рублей. Уже перед моим отъездом из Лиды попросил меня директор горпищеторга Бакшт сделать интерьер пивного бара. Я в этой столовой часто питался. После защиты диплома в Колодищах я заболел болезнью Боткина. Лечил меня военный фельдшер. Приехал в Лиду - не могу есть. Полгода ел сердце в военной столовой, непременно нужно было есть сердце. Котлеты -упаси Бог. Водку -тем более. Я выдержал полугодовую диету. В этой столовой решили организовать пивной бар. Все города тогда строили пивные бары. Помещение суровое. Придумал я несколько колод возле стойки, скамеечки, стульчики. Старую дверь как нишу оформил. Светильники сверху. Чертежи оформил на каждый стул, бочку, стойку бара. (Кальки сохранились). Я уже на чемоданах был, уезжал в тот день. Отдал Бакшту кальки, он мне заплатил примерно 100 рублей, в то время это не поощрялось, считалось халтурой.

Я вспоминаю свой лидский дом, скорее в квартиру зайти. Тогда такая деревня жила...

Дети жили сами по себе - на крыльце, чумазые, оравой. Так и вырастали - на крыльце. Это сейчас уже, в домах, за дверями. Я базировался тогда на Минск, молодежи мало было, пойти было некуда

На выходные уезжал иногда в Вильно, на праздники уезжал всегда в Минск. Не был ни на одной из праздничных демонстраций. Выходил на перекресток, сразу у горкома, поднимал руку. Тариф тогда был простой копейка -километр, до Минска выходило 2 рубля. В субботу работали. Из Гродно шли машины, потом мне стали телефонировать, давай мол -готовься, машина выходит со склада. Поэтому лидских праздников не видел.

Председателем горисполкома в те годы был Семенов. Начинал он как комсомолец, закончил юридический факультет и тогда его стали продвигать дальше. Не Фомичев ли его выдвинул... Семенов - мне этот человек очень нравится. Он не вписывался в систему власти, система его выбросила. Кобяк пришел на смену Фомичеву, обвинили его в какой то мелочи - связано это было с переносом дома, который располагался на месте гостиницы. Жил мужик - он добивался правды, ему предложили переехать. Стал он жить в сарае или овине на соломе - там где ныне завод "Оптик" и оттуда из этого сарая совершал наезды в Гродно, Москву, Минск. Легендарная фигура. Когда он заходил в горисполком -все вставали. Обиды этого человека поставили в пику Семенову. Семенов - простой искренний человек. Взяток не брал, не угодничал. Не всем это нравилось. Проводил он реальную политику. Говорил на заседаниях: "Мы сможем заасфальтировать одну улицу и не больше". Этого мы не сможем сделать по таким -то причинам, никогда не обещал нереальных вещей. Его долго терпели, а потом сняли. Он уехал в Гродно. Нашел в себе силы , развелся с женой и женился на очень интеллигентной женщине, по годам ровне, но такой как все западные женщины - тонкой, на ступень выше Семенова, она его подняла. Он перенес карьерный крах и начал жить сначала. Работали оба в Гродно, потом им предложили тихое спокойное место в Молодечно, там они и вышли на пенсию. Сейчас Семенов - функционер компартии, тянет лямку, ходит на встречи, собрания. Оказалось, что он совсем не пьет. По праздникам в Лиде каждый раз выпивали. Водка, закуска, консервы. Когда его направили на фронт борьбы с алкоголизмом, он сказал : "Я начинаю с себя". И с тех пор капли в рот не брал. Последний раз приезжал, согласился, давай чуть-чуть. Ему сейчас 75 лет. Заступил он на должность в 1963 г, незадолго до меня, а сняли его в 1971 г. Семенов из Смоленской области, освобождал Лиду. Вернулся из армии, его направили в Сопоцкин комсомольским работником, потом оказался в Лиде в железнодорожном депо.

Предшественника Семенова - Ушацкого я не знал тогда, он живой, недавно сломал ребро. Помню зав финансовым отделом Прохоренкову, она меня встретила. Сдержанная, даже суровая дама, не очень ярко выражала свои чувства. Она была старше, у нее был свой круг общения. Ближе всего я сошелся с Датьковыми. Он - инструктор в горкоме, она -зав статистическим отделом. Он глухой. Она -легкая на подъем, на разговор, внимательная, разговорить, рассказать поделиться. В меру интересная. Заводила, душа компании -так можно ее назвать. Они прожили между собой прекрасно. Но возраст и положение разводило нас.

После Лиды я стал работать ассистентом на архитектурном факультете. Женился в 30 лет, в самый раз. Встретил девушку с квартирой и без тещи. Немножко поездил - посмотрел. Вот уже 30 лет работаю в институте. Сейчас институт выпускает около 140 специалистов У меня учились многие лидские архитекторы: Янчук, Храмцовы, Кандорандо ...

В 1980 г присутствовал на 600-летии города. Министры встали и вышли все в вестибюль, затем уехали. Попова тут же дала команду :"Все к столу". Были раки из Ивенца и пошло настоящее застолье. Посадил Пархута меня и областного архитектора рядом... Праздник был организован на широкую ногу. Защитился я только в 1989 г. Нужнобыло лучше знать законы работы над диссертацией. Я поехал в Москву и добрые люди рассказали и объяснили. По материалам диссертации выпустил в 1995 г. книгу "Панарама старога Вiцебска" Мiнск, "Полымя" с репродукциями Пешки и фотографиями архитектурных памятников. В газете "Гродненская правда" №119 (13435) опубликована статья "Центр Гродно: 25 лет спустя". Мне хочется, чтобы жители города знали тенденции и чтили старину. Борисов например ныне вызывает чувство досады. Гандюльный город, грязный, запачканный, стекла разбитые, окна вырваны. На том месте, где стоял наш дом какие-то развалины. Нельзя сравнить с западными городами.

Ныне Юрий Никодимович Кишик - кандидат архитектуры, доцент кафедры теории и истории архитектуры Белорусской политехнической Академии.

Записано г. Минске, Проспект Скорины 22, кв.110.

 
Top
[Home] [Library] [Maps] [Collections] [Memoirs] [Genealogy] [Ziemia lidzka] [Наша Cлова] [Лідскі летапісец]
Web-master: Leon
© Pawet 1999-2009
PaWetCMS® by NOX